"Илот" / Heloth (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
"Илот" / Heloth (рассказ)
Heloth.jpg
Автор Лори Голдинг / Laurie Goulding
Переводчик Веселый Консул
Издательство Black Library
Входит в сборник Косы Императора / Scythes of the Emperor
Год издания 2017
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, link=https://wiki.warpfrog.wtf/epub/"Илот"___Heloth_(рассказ).epub EPUB

++Цель #70443 «Илот» нейтрализована! Повторяю: цель «Илот» нейтрализована! Первая победа за нами! Отзывайте истребители. Рулевое, разворачивайте нас. Посмотрим, кому еще из этих чудищ хочется попробовать наших пушек! Артиллерийской службе начать…

- Мой господин, повторите приказ.

- Черт! Внимание! Внимание! Всем вернуться на прежние боевые позиции! Прошу разрешения на повторную атаку корабля-улья «Илот». Мы взорвем это дохлое чудище прямо в небе Мирала…

++Расшифровка записей вокс-журнала боевой баржи «Мощь Чести» непосредственно перед знаменитой последней обороной Кос Императора у бастиона «Гроб гиганта» на Мирал-Прим, 992.М41


Корабль-улей. Биообломки. Разрушенная обитель монстров, коварного ужаса извне.

#70443 «Илот» был всем из вышеперечисленного и даже больше.

Смрад, исходящий от горящего корабля, обволакивал джунгли, частички вязкого пепла парили в тошнотворном дожде, приземляясь на илистый грунт и пленку из запекшейся крови, рядом с местом его падения. Поверженный в космосе корабль, вращаясь, словно скопление падающих звезд, рухнул на Мирал Прим всем своим огромным, тлеющим корпусом, распластавшись по поверхности площадью с небольшой город. Мало что осталось от прежнего ландшафта в том месте, где упал «Илот», и огонь продолжал распространяться.

Порой казалось, что даже мертвые корабли-ульи тиранидов могли нести разрушения на свои миры-добычи.

Голова брата-ветерана Менеля была полна мрачных мыслей, пока вторая рота отступала на своих «Носорогах». Понеся катастрофические потери, их отступление больше походило на беспорядочное бегство, не смотря на то, что его уязвленная гордость не позволяла десантнику открыто признать это. На дрожащем полу десантного отделения «Носорога» умирал капитан Агаит. Броня в районе диафрагмы была раскурочена, а кровотечение – катастрофическим. Несмотря на старания апотекария, его тело корчилось в агонии, а изо рта вырывались стоны и проклятия, его ослепленные глаза закатывались, а лицо было испещрено свежими ранами.

– Они…поимели…нас… - прохрипел капитан. - «Гроб»…падет…

Менель взглянул на апотекария , но тот лишь угрюмо покачал головой. Он не был членом командного отделения Агаита, поэтому Менель не смог вспомнить его имя. Хотя сейчас это не имело никакого значения. Брат Василис сидел, прислонившись к дальней стене, крепко сжимая порванное знамя роты в своих перчатках. Ткань все еще дымилась в том месте, куда попала био-кислота во время атаки, убившей Костиса и Галлагара, и последним приказом Агаита было поднять знамя из грязи.

– Благородный всадник Соты никогда не склонится перед мерзкими тварями, - произнес капитан, за мгновение до того, как одна из этих тварей прикончила его.

Именно Менель отдал приказ к отступлению.

Как и остальные братья, он знал все о знамени, словно оно было частью его плоти. «Конабос», неистовая темная лошадь и золотая коса на фоне клетчатой мозаики. Никто из них не допустил бы утраты стяга на этом недостойном, варварском мире. Косы Императоры и так лишились слишком многого.

Комлинк «Носорога» ожил:

– Еще два огромных противника, обходят нас, чтобы отрезать от юго-востока. Выполняю маневр уклонения.

Менель бросил взгляд сквозь бойницу транспорта. Их водитель выжимал из двигателя все, что было возможно, помеченные деревья и подлесок сливались в одно горящее пятно, окружавшее колонну, уносящуюся от места падения. Позади них, «Носорог» 3-го отделения был объят пламенем, черные с позолотой цвета Ордена исчезали с корпуса по мере распространения огня, а водитель старался держать скорость. Но даже находясь на значительном расстоянии от Кос, их враг продолжал преследование.

Чудовище возвышалось над джунглями, его огромные передние лапы раскидывали попадавшиеся на пути деревья с каждым шагом тяжелой поступи, сваливая и дробя стволы на множество горящих фрагментов. Титан издал оглушающий рев, достаточный для того, чтобы десантный отсек «Носорога» Менеля содрогнулся, не смотря на скрежет протестующего двигателя. Едва рев стих, тварь выпустила заряд био-плазмы прямо в конвой «Носорогов».

Каждый удар превращался в взрыв бело-зеленого пламени и был подобен удару грозы в летний период. В основном, заряды, не причинив ущерба, падали рядом с машинами, подбрасывая комья грязи и щепки в воздух, но один из них все же попал в переднюю, левую гусеницу транспорта конвоя. Попадание было похоже на вспышку, после которой в механизме раздался треск, и машина, бешено развернувшись, врезалась в выступ на био-обломках упавшего «Гелота» в пять метров толщиной. Сила крутящегося момента оторвала «Носорог» от земли, после чего машина, словно удар молота, рухнула вниз, и двигатель заглох. Менель выругался и ударом кулака захлопнул крышку смотровой щели. Десантник повернулся к своим братьям.

– Это 9-е отделение. У нас серьезные потери.

Он бросил взгляд на Агаита, когда проклятия капитана сменились тихими молитвами. Его окровавленные губы с трудом шевелились, и слова становились похожи на отдельные звуки, едва слетавшие с них.

Несколько потрепанных воинов, находившиеся внутри смотрели на капитана, угрюмо приняв неизбежное, лицевые маски их шлемов создавали мрачную картину в тусклом свете десантного отсека. Менель понимал, что как бы не тяжело это казалось, в том, чтобы оставлять Агаита в таком агонизирующем состоянии, не было чести, и он не мог позволить этому продолжаться. Десантник положил руку на наплечник молодого апотекария и уверенно произнес:

– Подари ему покой.

Апотекарий оторвал взгляд от своего пациента. Трон, этот юнец не прослужил и декады в звании боевого брата, осознал Менель. Неужто это лучшее, что смогла предоставить Сота взамен брата Мусида? Неважно, и старый ветеран оставил эти мысли при себе.

– Подари ему покой, - повторил он. – Наша миссия по охране «Гелота» провалилась, и брат-капитан заплатил за это неподъемную цену. Извлеки собственность ордена и покончим с этим.

Никто не произнес ни слова. «Носорог» дернулся, гусеница издала звук, похожий на визг, и транспорт рванулся вперед.

Апотекарий медленно кивнул. Он достал свой пистолет-карнифекс. Менель сжал зубы от горькой иронии. Апотекарий аккуратно поднес его к виску Агаита. После активации пневматический механизм доставит в череп пациента металлический эвтаназийный болт, в мгновение завершив его страдания. В виду отсутствия капеллана некому было провести соответствующие ритуалы, и ни у кого не нашлось слов, чтобы снять ощущение тяжести, повисшее в воздухе, или упокоить душу благородного боевого брата.

Капитан протянул трясущуюся руку брату Василису, держащему знамя роту. Несмотря на слепоту, его пальцы нащупали древко. Раздался громкий треск, заставивший Менеля вздрогнуть, и рука Агаита упала на пол, а тело обмякло в руках апотекария.

Но дань уважения, в виде минуты молчания, была внезапно прервана. Сильный удар швырнул Менеля и двоих его братьев через весь отсек, а рев двигателя «Носорога» усиливался по мере того, как гусеницы вращались в воздухе. Менель рухнул лицом на переборку отсека, чувствуя как гравитация внутри «Носорога» изменяется по мере того, как машина вращается в воздухе. Его подбросило к крыше машины вместе с телом мертвого капитана Агаита.

Мимо пронесся чей-то болт-пистолет. Древняя грудная пластина апотекария окрасилась кровью.

- Все нару… - попытался крикнуть Менель, когда люк в хвостовой части взорвался, впустив внутрь зеленое пламя.

Теперь они горели также, как и «Илот». Сознание медленно возвращалось к Менелю. Его конечности казались тяжелыми, и Менель почувствовал, как облаченные в броню руки поднимают его. Трое из них ковыляли прочь от обломков, трое из семи. Василис все еще держал знамя, помогая Менелю опереться на него. Позади них валялся другой «Носорог», возможно 3-го отделения. Хвостовая часть машины была практически полностью уничтожена прямым попаданием, вокруг были раскиданы обугленные тела в силовой броне. Неподалеку послышалась стрельба из болтеров, и Менель заметил выживших из 9-го и 6-го отделений, укрывшихся за остатками деревьев. Некоторые держали в руках силовые серпы, и там, где силовое поле не выдержало веса противников, лезвия казались багровыми от крови.

Ксенос пришел за ними, показавшись среди почерневших деревьев. В тени усеянных лезвиями гигантов, возвышавшихся над Косами, сновали их меньшие собратья. Они визжали и ревели, а их кошмарные силуэты проглядывались в языках пламени. Раздался еще один оглушающий рев очередного титана, только теперь – намного ближе к десантникам, и ему ответило множество голосов сородичей монстра.

Почему их так много? Ведь корабль-улей – мертв…

Тело брата-ветерана Менеля работало на пределе, гормоны роста и боевые стимуляторы наполняли его, поступая из грудной пластины. Десантник заставил себя встать без опоры на брата и стал оценивать ситуацию.

Активировав цепной меч, он обратился к своим Косам по тактическому вокс-каналу:

– Ко мне, братья. Мы будем сражаться, как единое целое.

Менель получил тридцать подтверждений. Брат Василис стоял позади него, спокойный и уверенный, уперев стяг в землю и позволив знамени развиваться на ветру.

– А вот и они, - пробормотал воин, перехватив меч свободной рукой.

Тираниды рванулись вперед, хватая самых медленных из отступавших десантников, которым не помог даже защитный кордон, сформированный отступавшими Косами. Менель выругался, и сделал несколько взмахов мечом.

– Перегруппироваться! Построение «Ромфея», в две шеренги… огонь без команды!

Первые ксеносы рухнули, сраженные масс-реактивным огнем, их жилистые тела падали на усеянную пеплом землю. Оторванные конечности и брызги яркого ихора взметнулись в верх. Но твари продолжали наступать. Подавшись вперед Менель вел прицельный огонь из болт-пистолета, завалив трех гаунтов прежде, чем они достигли первой линии обороны.

– Держать строй! – рявкнул он.

Подобрав упавший серп, он бросил его одному из безоружных братьев.

– Приготовиться в рукопашной!

Пока болт-снаряды пролетали над их головами, первая шеренга Кос готовилась к бою. Менель занял свое место в строю, уперев тяжелый взгляд в ненавистных ксеносов, сокращавших расстояние между ними. Тираниды набросились на них, словно волна лезвий. Несмотря на отточенные навыки владения секирой, силовым мечом и серпом, воины второй роты могли бы с таким же успехом пытаться разрубить огромные океаны Соты. Менель рубил направо и налево, но вскоре почувствовал, как брат справа от него пал от лап ксеноса, затем – брат слева. Менель повернулся и выстрелил в упор, в усеянную клыками пасть тиранида, затем бросил взгляд назад, на вторую шеренгу.

Это мгновение чуть не стоило ему жизни. В буквальном смысле слова.

Шипастая клешня опустилась на его плечо, врезавшись в наплечник. Менель согнулся от удара, вонзив меч в верхнее плечо ревущего тиранида, но сила атаки монстра свалила его с ног, а передняя конечность царапнула по визору шлема. Клешня пробила керамит и пласталь, и шлем Менеля наполовину оторвался от бронированного воротника.

Тело раненого монстра придавило десантника, а неожиданная потеря половины лицевой пластины лишило Менеля обзора. Он с трудом моргнул правым глазом, пытаясь справиться с последствиями повреждения его авточувств.

В этот момент он осознал, что смотрит прямо в холодные, хищнические глаза своего врага. Повинуясь рефлексам, он вонзил цепной меч в брюхо монстра и активировал механизм вращения лезвий, легко разрезая хитиновый экзоскелет и мягкие сухожилия. Монстр забился в конвульсиях, забрызгав своей кровью броню Менеля и землю под ними. Тиранид вовсю колошматил десантника своими трясущимися конечностями, пока Менель не выхватил пистолет и выпустил пулю в череп твари.

Первая шеренга растворилась в полудюжине мелких стычек, но вторая продолжала держать оборону. Его братья беспорядочно отстреливали толпу пришельцев или сражались с ними в рукопашную в лучах раннего рассвета.

Ветеран поднялся с земли и разрубил крылатую тварь, спикировавшую прямо на него, и на мгновение десантник посмел понадеяться, что у остатков второй роты есть шанс продержаться до прибытия подкреплений, которые пошлет магистр ордена Торкира….

Над воинами нависла тень. Тень био-титана. Его рев почти сбил Менеля с ног. Исполин открыл огонь по позициям Кос из своей огромной био-пушки. Био-плазма выжигала как броню космических десантников, так и тела меньших тиранидов, отбрасывая их в стороны, словно насекомых. Менель увидел, как погиб брат Василис, и обугленный стяг снова рухнул в грязь. Оторопевший и опустошенный, Менель, шатаясь, стал прорываться к знамени. Всадник Соты никогда не падет. Вторая рота никогда не падет. Все еще обмениваясь огнем и яростью с ксеносами, выжившие пытались прикрывать его. Еще один био-титан появился позади них. Чудовище заревело на своего собрата, словно они были быками, делящими территорию.

Менель опустился на колени и, схватив стяг, снова поставил его в вертикальное положение. Один из воинов в броне, опаленной плазменным огнем, поспешил на помощь к ветерану.

Вокс-передатчик снова ожил: «…доложите…обстановку…вторая рота…»

Огорошенный, Менель перевел взгляд в сторону всходящего солнца Мирала. Они не получали сообщений с бастиона «Гроб гиганта», начиная с первой атаки на «Илот». Но, тем не менее, в передатчике раздавался голос, и теперь он почти не сопровождался помехами.

– Силы ордена на подходе, докладывайте ситуацию. Скажите, что мы можем для вас сделать.

Ветеран повернулся к боевым братьям.

– Это – «Гроб», должно быть мы в зоне их видимости!

Он нажал на бусину передатчика на своем шлеме, и постарался максимально отчетливо произносить каждое слово.

– «Гроб», мы окружены. Титаны уничтожили нашу воздушную поддержку и меньше, чем за час уничтожили колонну. Джунгли кишат молодыми тиранидами, выбравшимися из обломков «Илота».

– Сколько вас? Вы сможете добраться до внешних стен?

Менель взглянул на наступавшую орду и лица своих братьев, сражавшихся с монстрами. Они были истощены, силы практически на нуле.

– Вряд ли. Нас стало меньше …

Био-титаны, нависнув над десантниками, бросались друг на друга, клацая клыками, похожими на длинные мечи, и земля сотрясалась от их поступи. Менель стал кричать воинам, отбившимся от строя и вступившим в рукопашную с мелкими тиранидами на земляных выступах, пытаясь предупредить их, чтобы они не попали под лапы монстров, которые, похоже, совсем позабыли о битве.

– Назад! Назад, братья!

Затем он снова обратился по каналу связи:

– Всего - меньше двух отделений. Твари нас жестко потрепали нас. Капитан – погиб, но знамя все еще с нами. Я не думаю, что мы сможем уйти.

Все осознавали это, у них не было ни единой возможности причинить какой-либо вред био-титанам на таком близком расстоянии. Ни опустошителей, ни тяжелой техники.

Но у бастиона «Гроб гиганта» было полно тяжелого вооружения, и он уже был в пределах видимости. Менель надеялся, что ему не придется объяснять это брату на другом конце линии вокс-связи. Возникла долгая пауза.

– Вторая рота, удерживайте позиции.

– Вас понял. За Соту, брат.

– Так точно. За Соту.

Менель прервал связь и поднял свой цепной меч высоко над головой.

– Вторая рота – удерживать позицию! Пусть твари подойдут поближе и насладятся славой нашего благородного знамени!

Косы Императора прекрасно знали, что означает подобный приказ. Они отступили небольшой группой, стараясь максимально эффективно использовать оставшиеся боеприпасы. Они выкрикивали древние боевые гимны Соты и слова упокоения павшим Косам. Множество перчаток сжимало стяг роты, даже когда тираниды стали разрывать их на части.

Оглушающий гром артиллерийского удара заглушил их песни и предсмертные стоны. Остатки знамени второй роты развивались на ветру на фоне мощных взрывов. Менель и его боевые братья были единым целым до самого конца, и их жизни оборвались в течение нескольких мгновений тотального уничтожения. А темная лошадь Конабос продолжала горделиво стоять, как и всегда, на фоне шахматного поля.