Агрессивное вождение / Road Rage (рассказ)

Материал из Warpopedia
Версия от 23:36, 19 февраля 2022; Dark Apostle (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Агрессивное вождение / Road Rage (рассказ)
RoadRage.jpg
Автор Майк Брукс / Mike Brooks
Переводчик Brenner
Издательство Black Library
Источник Black Library Advent 2021
Год издания 2021
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Сюжетные связи
Входит в цикл Уфтхак Черный Гребень
Предыдущая книга Был бы варп, а путь приложится / Where Dere`s Da Warp Dere`s A Way

Зверская хитрость / Brutal Kunnin


Первым признаком, по которому Уфтхак Черный Гребень понял: что-то намечается, стал грот Низквик, пролетевший мимо него на уровне головы.

– Босс, тут к тебе! – завопил грот, прежде чем врезался в гору мусора в углу. Уфтхак встал, перестав ковыряться в своей шоковой винтовке – что он делал осторожно, поскольку хотел остаться при всех конечностях – и повернулся к зеву пещеры.

Пещеры. Это была часть проблемы. Возглавляемое Уфтхаком ответвление Тех-Вааагх! высадилось на эту планету в поисках интересной мелочевки, с помощью которой можно было бы подрывать всякое, но обнаружило крайне немного. Тут не было даже впечатляющих высоких строений – не то, чтобы после Тех-Вааагх! обычно особо что-то оставалось стоять, однако благодаря высоким строениям можно осмотреться и глянуть, чего тебе охота дальше растоптать в блин. В низких и обширных храмовых комплексах, которые они видели с орбиты, оказалось досадно мало интересной техноты или блестящего хабара, зато несколько избыточно бестолковых фресок и неожиданно смертоносных ловушек. Уфтхак в итоге сделал своим бункером эту пещеру, и будь он свежеиспеченным большим боссом или нет, но окружающая обстановка едва ли впечатляла парней, убеждая их в его праве командовать.

В особенности, похоже, ту группу орков, которая изо всех сил старалась заслонить собой свет при входе в пещеру. Прочие виды в Галактике могут полагать, что орки постоянно ведут себя угрожающе, и, справедливости ради, с позиции прочих видов в Галактике это верное предположение. Единственная причина, по которой орку не захочется кого-либо замочить или подорвать – наличие в данное время более интересной цели.

Уфтхак, поскольку сам являлся орком, лучше ощущал тонкости орочьего поведения и язык тела. Как-никак, он уже занимал место большого босса, стоял всего на ступень ниже самого Меклорда. Меклорд был военачальником Тех-Вааагх! и, вероятно, величайшим технишным умом, какой когда-либо порождали орки: по крайней мере, так говорил он сам, и никто, похоже, не был особо заинтересован в том, чтобы ему противоречить. Теперь Уфтхак обладал немалой порцией авторитета Ваще Самого Большого Мека, и большинству орков хватало ума не раскатывать губу с дерзостью, иначе он бы оторвал им пресловутые губы – возможно, вместе с головой.

Судя по выпяченным грудным клеткам, расправленным плечам и оскаленным клыкам, которые в настоящее время располагались между ним и внешним миром, эта группа орков относилась к меньшинству.

– Чо надо? – лениво поинтересовался Уфтхак. Никто из них не стоял рядом с ним в плане габаритов, что точно означало: им не хватит глупости вызвать его на бой. В замесах за статус не обязательно побеждал более крупный орк, однако это было настолько близко к правилу, что разница отсутствовала. Именно поэтому любой орочий босс, достойный так называться, поглядывал, не начинает ли кто-то из подчиненных набирать массу из-за ускорения метаболизма, готовящего их к притязанию на лидерство, и выписывал лечебные побои, пока выскочка не начал – вполне в буквальном смысле – слишком высоко задирать нос.

– Чо нам надо? О-хо-хо, – произнес стоявший впереди орк, издав гулкий смешок. Уфтхак нахмурился. Он сам лишь недавно открыл для себя понятие сарказма – ведь чем больше орк, тем умнее он становится – и не одобрял его применения в своем присутствии, если не был до конца уверен, на кого тот нацелен.

– Я ж так и сказал, – заявил он, скрестив руки и принимая свирепый вид. – Не тяни.

– А чо? Ты занят? – насмешливо улыбнулся орк-предводитель. Он носил желтые и черные цвета Дурных Лун, однако зигзагообразные полосы и очки на лбу выдавали в нем гонялу. – А то ж мы-то не заняты, и оно проблема!

Уфтхак пожал плечами.

– Ага, мы всех дохляков и ихних чудотварей перебили. Чо, еще одной победы парням мало?

– Это ж не победа! – пылко провозгласил орк. – Это ж ваще не драка толком была!

Проблема состояла в том, что в его словах был смысл. Остроухие дохляки и так редко давали достойный отпор: эти говнюки бьют тебя и снова отбегают подальше, при этом, возможно, крутя обратные сальто, что почему-то бесит сильнее, чем враг, который убегает вообще без боя. Тем не менее, они хотя бы могли добавить интересу, если считать «интересными» острые как бритва диски-шинковалки, напрочь сносящие тебе руку, или же визг в твой адрес, пока у тебя позвоночник не застынет.

Однако у дохляков на этой планете не имелось ничего из подобных классных штук. В основном у них были простые пушки, много острых палок и гигантские чешуйчатые монстры, отдельные из которых превосходили по размеру даже самых больших сквигготов, каких доводилось видеть Уфтхаку. Поначалу это было сложновато, поскольку обычное стреляло даже вмятины не оставит на одном из этих чудовищ, но если Тех-Вааагх! в чем-то и не испытывал недостатка, так это в дакке. По наблюдениям Уфтхака, когда монстр встречался с даккой, монстры проигрывали.

Когда чудовища взлетели на воздух, да и в целом разлетелись по округе, у дохляков не осталось ни единого шанса. Вероятно, несколько еще пряталось там-сям, однако сражение завершилось весьма быстро. Возможно, это бы устроило прочие виды в Галактике, у которых есть представления, будто драться следует по какой-либо причине, или что победа в драке должна приносить что-то конкретное, но орки не поддерживали подобную чушь. Смысл драки состоял в том, чтобы драться. Победа являлась скорее приятным дополнением – при условии, если не наступала чересчур скоро.

– Говнюки хлипкие были, – произнес Уфтхак. – Следующие лучше будут.

– Мы тебе не верим, – в лоб сказал передний орк. – Ты б хорошую драку не признал, кабы она даже подошла, да по морде тебе дала!

Уфтхак невольно рассмеялся.

– Ха! Эт клево. Парняга, ты ваще в курсе, с кем базаришь? Я Уфтхак Черный Гребень! Уфтхак Гаргантокрушила! Я завалил одного из гаргантов юдишек, кады при мне был один молоток, да сквиг! – Он указал на Понтобой, стоявший в углу, рядом с большой красной грудой спящей плоти, которая была сквигом Принцысом. Стоило признать, грот Низквик также тогда присутствовал, но ничем толком не помог. И да, Могрот Красножуб тоже сопровождал Уфтхака, но Могрота сейчас тут не было, а то, о чем он не знал, никак бы ему не навредило. В случае с Могротом это, вероятно, означало практически полную неуязвимость ко всему, что Галактика могла бросить против него.

– Не только ж молоток, да сквиг, точняк? – едко заметил орк. – Нее, у тебя ж еще драгстер был, дык? Драгстер-шокопрыг! Или ты об этой части забыл?

Уфтхак озадаченно моргнул.

– А тебя чо тот драгстер так парит-то?

Глаза орка раскрылись настолько широко, что Уфтхаку подумалось, будто они могут самопроизвольно выскочить наружу.

Ты ж говнюк, это мой зоганый драгстер был!

Уфтхак наклонил голову вбок и изучил разъяренного гонялу. Он смутно припоминал, как вломил другому орку Понтобоем и украл драгстер-шокопрыг, с помощью которого они с Могротом затем проскочили сквозь силовое поле гарганта, однако с тех пор он ни разу об этом толком не думал. У другого орка было то, чего хотелось Уфтхаку, вот он это и забрал. Именно так функционировало орочье сообщество.

– Але, Низквик! – заорал он и был вознагражден дребезжанием: грот сумел выбраться из места своего приземления, где оставался вплоть до настоящего момента, чтобы больше не привлекать нежелательного внимания.

– Да, босс? – пропыхтел Низквик, торопливо вставая.

Уфтхак указал на гонялу.

– Вот этого вот орка знаешь?

Низквив прищурился, а потом кивнул.

– Да, босс, эт Жубодер.

– Я у него драгстер подрезал?

Низквик, чья работа раньше заключалась в том, чтобы стрелять с того самого драгстера из шоковой винтовки, пока Уфтхак не оторвал ее и не стал использовать в качестве личного оружия, а также с того времени увязавшийся за Уфтхаком вместо возвращения к прежнему боссу, снова кивнул.

– Да босс. И еще ж как подрезал-то, – преданно добавил он.

Уфтхак вздохнул и злобно уставился на Жубодера.

– Ну, подрезал я твой драгстер, убил с ним гарганта, дык и чо? Ты решил ща со мной из-за него кашу заварить?

– Не из-за него, – отозвался Жубодер, хотя Уфтхак придерживался мнения, что он врет. – Просто у меня одного кишка не тонка прийти с тобой перетереть. Пацаны недовольны. Не надо было Меклорду тебя большим боссом делать. Ты ж нам нормальной драки не нарыл. Нет тебе уважухи.

Уфтхак многозначительно посмотрел на Понтобой.

– А ежели я тебе башку расшибу? Уважухи добавится?

– Гонялы одно только уважают, – парировал Жубодер, – и это гонялово! Ты да я, раз на раз! Моя новая тачка против драгстера, что ты подрезал!

– У меня ж драгстера нету больше, – сообщил Уфтхак. – Он типа с гарганта свалился и раздолбался. Походу, – добавил он. – Я ж чутка занят был, гарганта мочил.

– Не моя проблема, – ухмыльнулся Жубодер. – Если тебе охота, шоб парни твоих приказов слушались, будь готов погоняться, кады солнце завтра встанет.

Последовало несколько оживленных «Дыа!» и «Так его!» со стороны остальных гонял, а затем вся ватага развернулась и ушла.

Уфтхак все обдумал. С одной стороны, он мог пойти за ними и устроить трепку. Орки понимали и уважали насилие. Это должно было подкрепить его право руководить.

С другой же стороны, Культ Скорости составлял существенную долю сил, находившихся под командованием Уфтхака, а гонялы были малость, ну, чудными. Если просто постучать несколько голов друг о друга, они могли решить, будто Уфтхак боится принять вызов, а это никуда не годилось. Кроме того, где-то на задворках мозга Уфтхака присутствовала мысль, что он не намерен останавливаться на месте большого босса. Однажды с Меклордом может произойти несчастный случай, а если подходящих несчастных случаев не стрясется, то его, вероятно, придется организовать – возможно, с участием шоковой винтовки и Понтобоя. Порой несчастные случаи могут выглядеть чрезвычайно спланированными. И если Меклорд так или иначе окажется на пути к Горку с Морком раньше Уфтхака, крайне пригодилось бы, чтобы многие в Тех-Вааагх! уже были склонны выполнять распоряжения Уфтхака.

А для этого требовалась уважуха.

– Низквик, – произнес он. – Поди Спеца найди.


Возможно, некоторые орки не доверились бы механу, который заменил собственные ноги гиростабилизированным моноколесом, что лишь показывало, как этим оркам недоставало воображения. Допустим, тебе бы и не захотелось, чтобы Спец улучшал тебя, однако тот крутился туда-сюда на одном колесе и никогда не опрокидывался, и это весьма неплохо свидетельствовало, что по своим технологишным познаниям он находился в числе лучших.

– Тебе чо надо-то? – поинтересовался Спец, с жужжанием катясь рядом с Уфтхаком, пока они шли под чистым небом с тремя лунами. – Скорость на прямой? Повороты резать?

– Лучше, шоб всего было, – ответил Уфтхак. – Жубодер не сказал, чо там за гонка будет, и если я заявлюсь с чем-то крутым в одном, он, небось, все поменяет по-другому. Он походу малость хитрый, типа того.

– И оно тебе к восходу надо, – задумчиво произнес Спец.

– Точняк.

Мек втянул воздух сквозь зубы – универсальный жест эксперта в своей области, который сообщает кому-то менее образованному плохие новости.

– Трудное дело.

– Ты ж знаешь, у меня жубов в достатке.

– Не в жубах проблема, а во времени, – отозвался Спец. – Время ж за все жубы в Галактике не купишь.

– Вот тут не факт, – сказал Уфтхак. – Там кой-какие жестеголовые говнюки, походу, умели время для себя разгонять, или для нас тормозить, или вроде того.

Глаза Спеца блеснули в лунном свете.

Реально?

– Ага, сам видал, – подтвердил Уфтхак. – Против чудил оно им особо не сгодилось, но пока работало, клевый трюк был. Ты, кажись, тады гарганта чинил.

Спец накорябал что-то на куске шкуры сквига.

– Ну, нам оно не поможет, у меня ж ничо нет, шоб такое делать. Пока что, – добавил он. – Так шо будет то, чо мы с гайкокрутами к утру собрать смогем.

Уфтхак кивнул. Не было смысла прибегать к дальнейшим посулам, не говоря уж об угрозах. Спец воспринял все как вызов и изо всех сил постарается добиться, чтобы любая машина под управлением Уфтхака вела себя как можно лучше и слава победы босса отразилась бы на нем самом. Кроме того, Уфтхак доверял Спецу, насколько орк вообще доверяет другому орку. Он и Док Шлакогрыз – который приделал целую голову Уфтхака к целому телу его бывшего босса, тем самым продвинув Уфтхака в рядах Тех-Вааагх! на голову (ха-ха) выше – были рядом с Уфтхаком с самого начала его восхождения к власти и смогли сообразить, что к чему.

– Ты там один будешь? – спросил Спец.

Уфтхак уже успел поразмыслить на эту тему.

– Не. Со мной Могрот еще поедет.

Могрот Красножуб являлся единственным оставшимся орком, про которого Уфтхак мог бы сказать, что доверяет ему – поскольку тот сочетал в себе боевые качества разъяренного сквига-крушилы и интеллект контуженного сопляка. Могроту хватало ума ровно настолько, чтобы сознавать безнадежность перспективы самостоятельно придумать стоящий план, однако он охотно дрался практически со всем, на что ему указывали, и обладал силой, достаточной для приличных шансов это убить, тем самым представляя собой идеального заместителя.

– Это ж лишний вес, – предупредил Спец.

– Об том давай я париться буду, – уверенно ответил Уфтхак. – Могрот своего веса стоит в… Ну, он своего веса стоит, кароч.


Рассвет следующего дня сопровождался хмурым скоплением дождевых облаков на горизонте, которые несло с запада в сторону стоянки Вааагх!, расположенной вплотную к лабиринту известняковых хребтов и ущелий. К югу ландшафт был немного посвободнее: скальные образования становились более изолированными, и их разделяли обширные участки карликовой поросли, где раньше паслись огромные монстры дохляков.

Жубодер был не единственным, кто находился у импровизированной стартовой линии, которую наметили нехитрым способом – протащили по грязи большую палку. Целая орава гонял решила, что если проходит заезд, то они хотят поучаствовать, и неторопливо подходящего Уфтхака уже ждало пестрое собрание техники на двух и более колесах, газующей движками.

– Ничо не забыл? – заорал Жубодер. Перед тем, как ответить, Уфтхак секунду изучал новую машину гонялы. Это был не драгстер-шокопрыг – как-никак, шоковая технота встречалась нечасто – однако компоновка осталась похожей: низкая и зализанная, хотя и с достаточным дорожным просветом, чтобы справляться с пересеченной местностью, и наружу под всевозможными углами торчат блестящие хромированные трубы.

Понтовая и быстрая на вид. Меньшего Уфтхак и не ожидал.

– Моя тачка ща приедет, – сообщил Уфтхак Жубодеру.

– Я ж сказал: «Кады солнце встанет», – предостерегающе произнес Жубодер, указывая на краешек местной звезды, который уже успел приподняться над горизонтом, чертя на земле длинные вытянутые тени. – Ты опоздал.

Уфтхак пожал плечами.

– Если думаешь, что тебе щас двигать надо, шоб меня побить, дык валяй.

Он повысил голос, чтобы тот было слышно за рокотом холостых оборотов, и собравшиеся гонялы рассмеялись от его бравады. Даже Жубодер ухмыльнулся Уфтхаку, хотя это с равным успехом могло означать, что его искренне позабавила шутка или же что он просто посчитал свою победу решенным делом из-за подобной самоуверенности оппонента. Впрочем, предложением он не воспользовался. Культ Скорости не стал бы особо уважать гонялу, который стартовал заранее, чтобы победить в заезде.

Что же до грязных фокусов во время гонки… Ну, это все дозволялось правилами игры. Однако именно поэтому Уфтхак брал с собой Могрота.

Поверх общего гама послышался новый рев. Уфтхак отступил назад, а к стартовой линии с грохотом подъехало последнее творение Спеца, за рулем которого сидел Могрот Красножуб. Разнообразные орки, сошедшиеся понаблюдать, одобрительно захлопали и заулюлюкали, а стоявшие у черты гонялы – по крайней мере, те, кто еще не вспотел от усилий, прилагаемых, чтобы не рвануть к горизонту – бегло окинули его взглядами, пытаясь разобраться, что же им противостоит.

Фактически, это был грузовоз – главным образом потому, что только его Спец сумел стрельнуть на коротком уведомлении. Впрочем, считать его просто грузовозом было как считать Понтобой просто молотком: верно в широком смысле, но без учета тех нюансов, которые могли отделить победу от поражения, а то и жизнь от смерти. Машина имела увеличенные колеса, так как Спец рассудил: «ежели колеса здоровые, им оно не надо так быстро вертеться, шоб тебя на ту же длину провезти», что выходило за рамки понимания Уфтхаком математики, однако он был готов принять это как данность – особенно, если альтернатива состояла в том, чтобы попробовать разобраться самому. Двигатель заменили на нечто куда более крупное и мощное, а избыток веса спереди компенсировался парой реактивных ускорителей, прикрученных на корме для «пока по прямой валишь». Уфтхак не знал наверняка, где Спец их раздобыл, и не обнаружил ли этим утром кто-то из проснувшихся летунов, что на его драгоценном истребомбере не хватает нескольких критически важных частей, но это было неважно. Что было важно, так это выиграть гонку, а то, что Спец построил для Уфтхака, весило, вероятно, вдвое больше любого прочего участника соревнования, но обладало достаточной мощью, чтобы сдвинуть с места небольшую гору.

– Двинься, – рыкнул Уфтхак Могроту, и тот повиновался. За руль было малость трудновато втиснуться, поскольку Уфтхак существенно превосходил по размерам большинство орков, однако ему удалось это проделать как раз к тому моменту, как на одинокий камень рядом со стартовой чертой вскарабкались орк с пулялом и грот, державший черно-белый флаг.

– Лады, слухайте! – заорал орк. – Вот вам курс гонки!

Уфтхак прибавил обороты двигателя, и тот отозвался звуком, похожим на приступ кашля бога войны. Он ухмыльнулся и посмотрел вдоль строя на Жубодера, с каменным лицом сидевшего за рулем своей машины.

– Вы должны вон туды ехать, мимо большого куска камня, который похож на большой кусок камня, – провозгласил орк, указывая на юг. – Вертаете вправо, мимо хаты дохляков, что мы несколько дней назад спалили, потом в овраги. Проберетесь через них, и кто первый в лагерь вернется, тот и победил!

Уфтхак кивнул. Звучало довольно просто.

– Готовы?

Грот поднял флаг. Две дюжины орков занесли ноги над педалями или сжали рули.

– ВНИМАНИЕ!

Грот расплылся в улыбке, предвкушая свой момент славы, а орк приготовил пуляло, чтобы подать выстрелом сигнал к старту. Один из байкеров, неспособный дальше выдерживать напряжение, понесся прочь, разбрызгивая грязь. Судя по всему, он даже не пытался следовать приблизительно обозначенному маршруту заезда, а просто поддался вечному желанию гонял превращать «там» в «здесь».

– ПШЛИ!

Флаг упал – преимущественно из-за того, что орк нажал на спуск своего пуляла и выстрелил гроту в голову. Маленькое зеленое тельце завалилось вперед, но никто не обратил внимания: отчасти потому, что это был грот, а отчасти потому, что примерно на паре дюжин машин вдавили педали, дернули рычаги и вывернули гашетки на рулях вниз, вверх или по кругу, насколько хватило ходу.

Грузовоз дернулся под Уфтхаком и рванул с места с такой силой, что на мгновение подумалось, будто старые швы на шее разойдутся и голова начисто отвалится. Через секунду Уфтхаку удалось взять свое тело под контроль, и как раз в это время машина налетела на первую ощутимую неровность. Она с дребезжанием подскочила в воздух, что, с учетом ее массы, демонстрировало то, насколько быстро они уже двигались.

– Аррргх!

– Шшшнииррррк!

Уфтхак ожидал от грузовоза множества всевозможных звуков, но ни один из этих воплей в их список не входил. Он мельком оглянулся назад и увидел, как на платформу, где обычно размещалась банда пацанов, готовых выпрыгнуть наружу и кого-нибудь отметелить, с гулким стуком упала маленькая зеленокожая фигурка Низквика, а также существенно более крупная и краснокожая фигура Принцыса. Уфхак перевел взгляд вбок, на Могрота, который мертвой хваткой вцепился в защитный каркас и то ли маниакально ухмылялся, то ли проигрывал битву между его губами и набегающим ветром.

– Они тут какого зога делают? – крикнул Уфтхак.

– Принцыс везде ж с тобой ходит, дык? – выдавил Могрот. – И я подумал, грот мог бы, ну, проследить, шоб барахло не отвалилось. Или шоб отвалилось, ежели надо будет массу скинуть.

Уфтхак снова обернулся. И впрямь, Низквик держал горелку. Он застонал.

– Ты! – заорал он на перепуганного грота. – Ничо не трожь, если я не скажу, усек? – Он рискнул снять одну руку с руля и указать ей в сторону Могрота. – А вот ты если мне сквига угробишь…

Он не стал заканчивать фразу. Уфтхак успел изрядно привязаться к сквигу Принцысу – так же, как к Понтобою, своей клевой броне, сделанной клюватыми, и шоковой винтовке. Сквиг всегда был бодрым, никогда не задавал достающих вопросов и сожрал уже три руки Могрота, что решало две задачи: веселить Уфтхака, а также подкидывать Доку Шлакогрызу работы в виде пересадки новых от «доноров». Покорение Галактики было бы совсем не тем, не будь у Уфтхака под рукой Принцыса, поедавшего тех врагов, которые его уже утомляли.

Он заставил себя снова сосредоточиться на гонке. Часть соревнующихся уже отстала или свернула в сторону из-за проблем с движком, неожиданной диверсии или же недостатка продолжительности концентрации, требуемой, чтобы помнить о существовании конкретного маршрута. Тем не менее, в игре еще оставалось не меньше дюжины машин, одной из которых был драгстер Жубодера. В сущности, гоняла шел первым, но ему наступали на пятки три боевых байка, от которых не отставал трицикл. Все они опередили грузовоз Уфтхака за счет ускорения, однако могучий рычащий двигатель уже начинал пробиваться обратно в переднюю часть группы.

– Ракеты врубай! Ракеты врубай! – азартно закричал Могрот, но Уфтхак покачал головой.

– Не щас. Может, потом нужны будут, да и сворачивать скоро…

И действительно, впереди проступал каменный шпиль размером как минимум с гарганта, восточную сторону которого озаряли косые лучи раннего утреннего солнца, а правую до сих пор окутывал мрак. Уфтхак наблюдал за тем, как граница тени становится все ближе и ближе, прикидывая, когда потребуется пустить грузовоз в занос, чтобы войти в поворот с наименьшей потерей инерции…

Справа возник силуэт, с ревом поравнявшийся с ним. Какой-то говнюк пытался его обойти! Уфтхак быстро глянул на него – раздолбустер с добавленными форсажными трубами – и тут же решил, что такого не потерпит.

На той скорости, с которой они двигались, мелкие маневры имели большие последствия. Уфтхак незаметно повернул чуть правее, вынуждая раздолбустер немного прижаться к скале, если тому хотелось держаться на отдалении, а затем вильнул ровно настолько, чтобы его подрезать. Разница в габаритах двух машин означала, что у менее крупного багги не было ни единого шанса: оно неуправляемо накренилось и влетело ровно в каменный выступ, взорвавшись дождем деталей и огня.

– Вот я об чем! – ликующе завопил Уфтхак и бросил грузовоз в поворот. Жубодер все еще находился впереди, однако быстрота драгстера на прямой не давала ему хорошей способности к виражам. У трицикла дела тоже шли не очень – у него не было ни устойчивой базы четырех колес, ни возможности байкеров опускать колени. Грузовоз Уфтхака, при всей своей массивности, хотя бы смог сохранить приличное сцепление с землей, пусть это и далось ценой беспощадных боковых перегрузок, опрокинувших Низквика и Принцыса на бортовые пластины платформы.

Уфтхак ухмыльнулся и снова вдавил педаль газа. Колеса грузовоза впились в грязь, и он вышел из заноса, настигая Жубодера.

– Вот щас, – пропыхтел Могрот, – мимо хаты дохляков проедем, и….

Он умолк, а по его лицу разлилось озадаченное выражение. Стоило признать, это не было чем-то необычным, но на сей раз у него имелась веская причина.

– Босс… А они тут раньше были?

Уфтхаку понадобилась секунда, чтобы сообразить, о чем говорит Могрот. А потом, когда пепелище лагеря дохляков начало извергать один быстрый силуэт за другим, он осознал, что из себя представляет эта потенциальная проблема.

Шипастые.

Шипастые были дохляками, а те носили всевозможные цвета – предположительно, отмечающие их кланы. Однако шипастые малость отличались: «дру-кар-ии», не «але-дар-ии», или как там себя тупо называли дохляки. Шипастые обычно имели больше острых концов, любили крючья, а также тусовались со странными сшитыми тварями, при виде которых почесал бы в затылке даже самый склонный к экспериментам лечила, и использовали яды, способные и у орка вызвать некоторое недомогание. Еще они любили набеги так же сильно, как пираты, однако их излюбленный хабар, как правило, был не блестящим, а живым. Если удавалось по ним попасть, они-таки падали, но их броня потом частенько зацеплялась за рубило.

– Не, эт новое, – произнес Уфтхак, изучая приближавшуюся стаю. Один из больших летучих грузовозов, зачастую перевозящих кучу ихних парней, летучая штуковина помельче с большой пушкой, несколько юрких летучих байков, а также пятеро говнюков, которые носились вокруг, стоя на пачках ракет и считая себя круче сквиггота.

– Замочим их? – жадно поинтересовался Могрот, доставая откуда-то пуляло и рубило.

– Мне гонку выиграть надо, – с сомнением отозвался Уфтхак, вновь сосредоточиваясь на драгстере Жубодера. Само собой, Могрот отвлекался, однако любому орку, который хочет однажды стать варбоссом, требуется мыслить стратегически. Выиграть заезд, заполучить на свою сторону гонял, а потом разобраться с шипастыми: именно такой детальный план и поднимет Уфтхака на вершину.

Конечно, шипастые практически никогда не делали того, чего бы от них хотелось, и, судя по всему, этому положению дел суждено было продолжиться.

– Они прям на нас прут! – восторженно провозгласил Могрот, когда темные остроугольные силуэты начали стягиваться к гонке, словно куски расколотой тени. – Им походу подраться охота!

Уфтхак оглядел их сети и цепи с крюками.

– Может, мы им потеху тут обломали, кады всех местных дохляков перемочили?

Возможно, прочие виды бы и пришли в замешательство от сложных политических отношений, охватывающих союзы и распри различных разновидностей дохляков, но для Уфтхака они представлялись достаточно простыми. Он был орком и с удовольствием дрался с другими орками, когда поблизости не было никого другого. Видимо, у дохляков с шипастыми дело обстояло так же.

Машины шипастых приблизились, и Уфтхак приготовился к неизбежному граду отравленных острых фрагментов. Однако вместо того, чтобы открыть огонь, летающие корабли запетляли среди байков, багги и тракков. Самый крупный заложил вираж впереди, и, подняв взгляд, Уфтхак увидел бледные лица с резкими чертами, злобно смотревшие на него.

А потом машина понеслась прочь, что сопровождалось издевательскими жестами рук.

Глаза Уфтхака широко раскрылись от ярости. Шипастые палят в него? Ладно, это лучше, чем скучать. Шипастые тыкают в него колючками и крюками? Ну и ладно, он поступал с ними так же, если предоставлялась возможность, хотя Понтобой и нельзя было назвать точным инструментом. Но чтобы шипастые вклинивались в гонку и выделывались? Даже не стреляя, словно орки вообще не представляли для них угрозы.

Это было непростительно.

Он схватил шоковую винтовку одной рукой и прицелился – вопреки своим обычным инстинктам, однако он был до того задет, что его это не волновало. Чаще всего вполне нормально доверить Горку с Морком разбираться, в кого попадет, а в кого нет, но это было зоганое оскорбление.

Винтовка на мгновение завизжала, пока шокерный генератор набирал мощность, а затем нижняя правая часть кормы корабля шипастых исчезла в буйной вспышке света. Вероятно, это как-то повлияло на их летательные движки, а может, и на аэродинамику, поскольку вся эта штуковина начала крениться набок.

– Так-то! – заорал им Уфтхак, когда на смену ужимкам пришли гримасы досады. – Вот чо бывает, кады к нам лезешь!

Босс!

Кричал Низквик, и тревога в голосе грота заставила Уфтхака рефлекторно пригнуться – как раз вовремя, поскольку там, где раньше находилась его шея, полоснул клинок длиной с предплечье, погрузившийся в спинку сиденья.

– Могрот, руль держи! – гаркнул Уфтхак и потянулся к тому остроухому говнюку, который и махнул пресловутым клинком.

Шипастый пытался высвободить свое оружие, однако острое лезвие крепко и основательно застряло, а летучая доска, на которой он стоял, может и превосходно подходила для кружения по округе, но не особо годилась на роль твердой опоры, чтобы выдергивать засевший клинок. Не желая бросать оружие, он промедлил на секунду больше, чем нужно, и кулак Уфтхака сомкнулся у него на горле.

Шипастый зашипел и начал отбиваться, но хоть на Уфтхаке и не было его брони клюватого (слишком много веса, и он не планировал нормальной заварухи), чтобы создать ему проблемы, требовалось нечто большее, чем дергающийся остроухий. Он сжимал кулак, пока не ощутил, как переламываются тонкие позвонки, после чего разжал хватку. Шипастый упал, как тряпка, свалившись со своей летучей доски. Однако оставались еще его товарищи, и они надвигались на Уфтхака с неба, словно воплощение возмездия.

Это вполне его устраивало. Он схватил оружие и пролез через защитный каркас грузовоза на платформу, оставив Могрота за рулевого. Игнорировать драку во имя гонки – хороший план, но не когда говнюкам охота сделать это личным.

Вокруг уже всерьез вступили в бой: пацаны не стерпели попыток шипастых выпендриваться, а шипастые решили, что соревноваться с орками, не пробуя их при этом убить – билет в один конец на то, чтобы тебя растоптали. Даккаметы ревели, винтовки шипастых издавали треск. Воины с остроконечными ушами и в еще более остроконечных доспехах делали обратные сальто со своего летучего грузовоза и безупречно приземлялись на блоки движков, изрешечивая гонял отравленными осколками, или же опрокидывались назад и падали под колеса с забралами, разбитыми метким ударом гаечного ключа.

И еще четверо наездников на досках с воплями неслись на Уфтхака.

Орудия на транспортном средстве одного из них прострочили поперек груди орка линию раскаленной добела боли, но Уфтхак был к такому привычен. Упомянутый шипастый явно решил, будто уже его убил, поскольку с воплем яростного веселья помчался вниз, чтобы одним ударом снести голову, но вместо этого его на лету приложило Понтобоем. Следующий выяснил, что даже орку нелегко промазать в упор, и рухнул без большей части торса, сквозь который пробурила варп-туннель шоковая винтовка. Третий извернулся в воздухе, из-за чего Уфтхак промахнулся первым ударом, и отвел назад свой клинок.

Шшнииррррк!

Последний наездник на доске, заходивший на атаку, обнаружил, что движению его платформы вдруг начали мешать челюсти и немалая масса Принцыса, который подпрыгнул вверх и вгрызся в нее. Движение же самого наездника ничто так не ограничило, и перед самым ударом его швырнуло вперед, где он врезался в своего собрата. Уфтхак издал грубый смешок, а потом, прежде чем они успели разобраться в происходящем, размазал головы обоих Понтобоем.

– Ух, вы ж гляньте! – завопил Низквик, запрыгивая на летающую доску, которую держал Принцыс, и явно наобум нажимая на все подряд.

– Але! – окрикнул его Уфтхак. – Слазь…

Ааааааа!..

Моторы доски заработали на полную, и вся эта штуковина снова взлетела вверх и штопором завертелась в воздухе, неся новый груз в виде одного перепуганного грота и сквига, полного решимости не отпускать то, что как будто еще отбивается.

– Зоганые гроты, – простонал Уфтхак. – Щас же сквига мне верни! – заорал он в небо.

Низквик, что неудивительно, не вернулся сразу же. Однако в поле зрения кое-что ввалилось: корабль шипастых среднего размера, который Уфтхак уже видел раньше. Один из воинов в масках на корме навел на него большую пушку, и Уфтхак приготовился. Без брони определенно должно было обжечь.

Большая пушка не открыла огонь. Вместо этого стрелка быстро ударили по голове, и в воздух взмыла новая фигура. Она исполнила ловкое переднее сальто и непринужденно приземлилась в задней части платформы грузовоза, невзирая на расстояние между двумя машинами и ту скорость, с которой они обе двигались.

Высокий шлем со обилием острых концов, увенчанный плюмажем из темных струящихся волос. Длинный кристаллический клинок с изображенным на эфесе уродливым, глумливо щерящимся лицом, и пистолет, лучащийся тьмой, которая словно втягивала в себя свет. Всевозможные крючья и цепи, а в качестве украшения на доспехе из множества пластин выступали содранные лица нескольких различных видов – в том числе, отметил Уфтхак, и минимум трех орков.

– Ошипенный Шипастый, – пробормотал он. – Ну чо, парняга, давай глянем, как ты удар держишь.

Он поднял шоковую винтовку и выстрелил.

Шипастого там не было.

Перемалывающий реальность заряд шоковой винтовки с треском прошел там, где он стоял еще мгновение назад, и вывел из строя движок сквигобагги, замыкавшего гонку. Сам же шипастый с потрясающей скоростью плавно уклонился вбок и сейчас уже прыгал с борта грузовоза, метя своим клинком Уфтхаку в голову.

Уфтхак сбил его на лету тыльной стороной кулака, сжимавшего Понтобой, и Ошипенный Шипастый грохнулся на платформу с, как хотелось думать Уфтхаку, ошарашенным выражением на лице по ту сторону непроницаемого забрала. Тем не менее, когда орк обрушил боек молота вниз, чтобы раздробить противнику череп, тот вскинул свой клинок, отвел удар ровно на достаточное расстояние вбок и вскочил на ноги, прежде чем удалось предпринять вторую попытку.

Атакуя в этот раз, он уже не пытался порисоваться.

Уфтхак мгновенно понял, что предстоит схватка всей жизни, поэтому бросил шоковую винтовку и взялся за Понтобой обеими руками. Прокляни Морк эту тварь, она была шустрой! Клинок мелькал почти что быстрее, чем он успевал замечать, и лишь инстинкты с рефлексами позволяли блокировать выпады. Уфтхак дернулся в сторону от дула пистолета и услышал «хрусь», с которым распалась на составляющие одна из бортовых панелей грузовоза. Потом попал в середину корпуса рукояткой Понтобоя и отбросил противника на шаг назад, но когда он включил силовое поле оружия и замахнулся острием топора, шипастый поднырнул под удар. Атака Уфтхака снесла поручень, и он ощутил леденящую боль от вошедшего в ребра вражеского клинка.

Он пнул ногой, почувствовав, как ботинок угодил во что-то твердое, и на развороте крутанул Понтобой. Раздалось «бряк»: навершие оружия вышибло кристаллический клинок из рук шипастого. Уфтхак протянул руку, собираясь схватить его за горло и удержать на месте достаточно долго, чтобы раздавить голову.

Загвоздка с шипастыми в том, что у них всегда где-то есть еще один клинок, и этот оказался достаточно быстрым и острым, чтобы отсечь загребущую руку Уфтхака на середине предплечья.

– Аргх! – вскрикнул Уфтхак, непроизвольно отпрянув. – Это ж была моя любимая ру…

Шипастый поднял свой бластер, целясь точно ему в лицо.

И с неба обрушился Принцыс, издававший радостный визг сквига, который уже видит в своем ближайшем будущем обед. Возможно, рефлексы шипастого и справлялись с уклонением от выстрелов Уфтхака, однако он не был готов к баллистическому сквигу, весящему, должно быть, столько же, сколько он сам. Принцыс одним укусом отгрыз ему руку до плеча, так что на ее месте осталась лишь рваная рана, откуда брызгала темная кровь.

– Ууу! – завопил Низквик, проносясь над головой. – Гоббо на помощь идет!

Шипастый пошатнулся. Уфтхак занес Понтобой, готовясь закончить дело…

…и тут шипастый развернулся и прыгнул, мгновенно восстановив равновесие и стойку, несмотря на отсутствие руки. Он на миг приземлился на верхушку защитного каркаса грузовоза, после чего перелетел обратно на свой транспорт.

– Трус! – заорал ему Уфтхак, но его оскорбления прошли незамеченными. Корабль Ошипенного Шипастого начал набирать скорость, сворачивая в первый из оврагов.

Овраги. Они приближались к концу заезда.

– Ехай за… – начал было кричать Уфтхак Могроту, указывая Понтобоем на корабль, но обнаружил, что ему недостает терминологии. – Чо б оно там ни было, просто за ним ехай!

– Есть, босс! – откликнулся Могрот. Пусть Красножуб и преуспевал в бою, но он получал столько же удовольствия и от вождения чего-нибудь реально быстрого.

Дожидаясь, пока рука перестанет кровоточить, Уфтхак по-быстрому огляделся вокруг. Боевые потери не прошли даром, и оставалось всего несколько машин: один из байков, мегатракк-турбохламник, грузовоз Уфтхака, а также, все еще впереди всех, драгстер Жубодера. Что же до шипастых, то все наездники на досках были мертвы, и летучие байки тоже так или иначе получили свое. Корабль-грузовоз все еще оставался на ходу, хотя его и слегка болтало, а менее крупный транспорт их босса удалялся прямо по курсу. Возможно, шипастым уже даже не хотелось участвовать в гонке, но теперь их с боков ограничивали склоны ущелья, так что особого выбора не оставалось.

Склоны ущелья…

Уфтхак изучил окружающую местность в поисках чего-то, что позволило бы ему осуществить план, который только что промелькнул у него в голове. Через считанные секунды он это нашел: скальный выступ, торчавший вверх и вдаль. Мгновение Уфтхак прикидывал расстояния, углы и скорость, проводя в мозгу взаимосвязи, которыми никогда не утруждал себя, когда дело касалось прицеливания из оружия, и в итоге пришел к заключению.

Должно было сработать. Либо так, либо провал выйдет впечатляющим, что почти так же хорошо.

– Туды рули! – крикнул он, указывая на выступ. Могрот подчинился, не задавая раздражающих вопросов вроде «Чо за план?» или «А мы не грохнемся?». Уфтхак выждал еще секунду, а затем при помощи тыльной стороны Понтобоя нажал большую красную кнопку, которую Спец установил на приборной панели.

Вот теперь ракеты на корме заработали, с ревом ожив и толкая грузовоз вперед с неправдоподобным ускорением. Уфтхак еле успел зацепиться обрубком руки за балку, чтобы его напрочь не снесло с ног. Могрот, расплющенный по сиденью и сжимавший руль мертвой хваткой вытянутых рук, лишь издавал бессловесный восторженный шум.

Они задели скальный выступ.

Они поехали вверх по скальному выступу.

Они взлетели над скальным выступом, и колоссальная тяга ракет Спеца взметнула даже впечатляющую махину грузовоза в воздух по практически изящной прямой дуге.

Однако то, что поднялось вверх, почти всегда опускается обратно вниз. В данном случае грузовоз опустился ровно на крышу транспорта Ошипенного Шипастого, который хоть и вилял из стороны в сторону, уклоняясь от огня пары даккаметов, но был совершенно не подготовлен к тому, что с зоганого неба на него упадет где-то около тонны высокоскоростной орочьей машинерии.

ХРУСЬ.

Тряхнуло с чудовищной силой, однако колеса грузовоза не перестали крутиться, а ракеты не перестали реветь. Они уже неслись прочь, оставив позади лишь то, что когда-то было обтекаемым кораблем шипастых, но теперь представляло собой кучу обломков, если куча может быть плоской. Уфтхак мельком оглянулся и увидел однорукую фигуру босса шипастых, на месте груди которой тянулся широкий след от покрышки.

– Вот от этого попробуй увернись, говнюк, – удовлетворенно проворчал Уфтхак. Если бы шипастый сумел встать после такого, то, по мнению Уфтхака, он заслуживал возможности уйти. – Могрот! Двинься!

Могрот услужливо переполз на свое изначальное место, а Уфтхак снова уселся за руль. Конечно, теперь у него была всего одна рука, из-за чего управлять становилось малость похитрее, но усилия окупило выражение на лице Жубодера, когда мимо него на финальном отрезке промчался грузовоз с ракетной тягой. Уфтхак весело помахал ему культей, а затем рванул руль и сменил направление движения грузовоза как раз вовремя, чтобы избежать гибели на камнях склона оврага. Последний поворот – и вот уже начал проступать лагерь, где участников дожидались нетерпеливая толпа орков и финишная черта, которая состояла из каких-то невезучих гротов, скованных вместе.

Ракеты начали плеваться и отключаться. Уфтхак не стал оборачиваться. Это ничем бы не помогло. Приходилось лишь надеяться, что он вырвался вперед достаточно…

Шмяк!

Передний бампер грузовоза врезался в финишную линию, взметнув в воздух кровь и мелкие конечности, а также вызвав мощный ликующий вопль со стороны собравшихся орков. Громкость этого вопля только возросла, когда корабль-грузовоз шипастых, который явно то ли не мог, то ли не хотел менять курс, влетел в лагерь сразу следом за Уфтхаком и Жубодером и моментально утонул в рьяных орках, запрыгивавших на борт в поисках драки.

– УФТ-ХАК!

– УФТ-ХАК!

– УФТ-ХАК!

Грузовоз остановился, и Уфтхак ухмыльнулся. Жубодер был похож на сквига, которого неделю не кормили, однако мнение конкретно этого гонялы сейчас уже ничего не значило: остальные в лагере увидели, как Уфтхак выиграл гонку, на которую его вызвали, а вдобавок еще и подогнал им быстрый замес.

– Могрот, – с удовольствием произнес Уфтхак. – Походу, дела на подъеме.

Могрот послушно задрал голову к небу.

– Да не там, – вздохнул Уфтхак. – Я ж про то…

– Не, босс, ты прав!

Уфтхак нахмурился и повторил движение своего заместителя. Какой-то миг он видел только надвигающиеся грозовые валы, которые катились с запада. А потом заметил их: три зализанных темных силуэта, падавшие с неба в направлении лагеря.

Самолеты. Самолеты шипастых, никак не меньше.

По лицу Уфтхака разлилась широкая ухмылка.

– Говнюки на подходе! – взревел он, вставая на сиденье грузовоза. – Пали вверх из тягальных пушек! Могрот! Броню мне тащи! Низквик! Слазь с этой зоганой штуки и скажи Доку Шлакогрызу, пусть мне руку новую достанет! Все остальные…

Он указал в небо, и каждый из орков последовал его примеру.

Ваааагх!