Ангел Экстерминатус / Angel Exterminatus (роман)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ангел Экстерминатус / Angel Exterminatus (роман)
Angel-exterminatus.jpg
Автор Грэм Макнилл / Graham McNeill
Переводчик Hades Wench (нечетные главы), Kashiwagi (четные главы)
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора / Horus Heresy
Предыдущая книга Тени предательства / Shadows of Treachery
Следующая книга Предатель / Betrayer
Год издания 2012
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB
Angel Exterminatus.jpg
Сюжетные связи
Предыдущая книга Криптос / Kryptos
Следующая книга Черное око / Black Oculus


Содержание

~ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ~

III легион, Дети Императора

Фулгрим, примарх Детей Императора

Фабий, апотекарий Детей Императора

Эйдолон Воскресший, лорд-коммандер

Юлий Кесорон, Любимый Сын, первый капитан

Марий Вайросеан, капитан, 3-я рота

Люций, Вечный Мечник

Калимос, Мастер Кнута, капитан, 17-я рота

Лономия Руэн, капитан, 21-я рота

Бастарне Абранкс, капитан, 85-я рота

Крисандр Кинжальный, капитан, 102-я рота


IV легион, Железные Воины

Пертурабо, примарх Железных Воинов

Форрикс, Разрушитель, первый капитан, триарх

Обакс Закайо, лейтенант, 1-й гранд-батальон

Беросс, кузнец войны, 2-й гранд-батальон

Галиан Каррон, технодесантник, 2-й гранд-батальон

Харкор, кузнец войны, 23-й гранд-батальон, триарх

Кроагер, лейтенант, 23-й гранд-батальон

Солтарн Фулл Бронн, Камнерожденный, 45-й гранд-батальон

Барбан Фальк, кузнец войны, 126-й гранд-батальон

Верховный Сулака, апотекарий, 235-й гранд-батальон

Торамино, кузнец войны, командующий Стор Безашх

Кадарас Грендель, легионер


«Сизифей»

Ульрах Брантан, капитан, 65-я клановая рота Железных Рук

Кадм Тиро, советник капитана Брантана

Фратер Таматика, Железорожденный, ветеран-морлок

Сабик Велунд, железный отец

Карааши Бомбаст, дредноут

Вермана Сайбус, ветеран-морлок

Септ Тоик, ветеран-морлок

Игнаций Нумен, боевой брат

Никона Шарроукин, легион Гвардии Ворона, 66-я рота

Атеш Тарса, апотекарий, легион Саламандр, 24-я рота


Эбонитовые Архимсты

Каручи Вора, оват-провидец Верхних путей

Варучи Вора, оват-провидец Нижних путей


VII легион, Имперские Кулаки

Феликс Кассандр, капитан, 42-я рота

Наварра, легионер, 6-я рота


Зов смерти – это зов любви. Смерть будет сладостной, если мы ответим ей, если признаем ее одной из великих и вечных форм жизни и преображения[1]. В ней – тот миг, когда человек выходит за пределы своей низменной природы и превращается в существо, способное летать, – богоподобное, лучезарное, эфемерное и прекрасное. В этом будет мой апофеоз, и тогда я стану сутью бытия, явленной во всем многообразии Империума.

Примарх Фулгрим, «Мое имаго феникса»

Как ржавчина – железо, чувство вины пятнает и разъедает душу, постепенно проникая все глубже, пока не выест самую структуру металла[2]. Однако если весь мир будет ненавидеть тебя и считать тебя дурным, но ты чист перед собственной совестью, ты всегда найдешь друзей[3].

Примарх Пертурабо, «Жертвовать добровольно»

Истинно говорю вам, дети мои, что недолго осталось до того дня, когда в царство ваше придет безумие, и Ангел Экстерминатус пошлет своих прислужников, демонов в облике человека, дабы калечить и убивать. Это воплощение порочности не пощадит никого, и сердце его породит сонм демонов, ибо врата ада открываются.

Фрагмент из фиренцийского манускрипта «Деление пророчеств»

Книга I. TERRA FIGULA[4]

Теогонии – I

Внизу смерть, наверху неизвестность. Выбор один. Секундная невнимательность, всего один неосторожный шаг – и он погибнет, разобьется на острых как ножи камнях внизу. Его пальцы, цеплявшиеся за мельчайшие выступы в скале, кровоточили. Мышцы ног дрожали, словно натянутые струны, мускулы рук горели от перенапряжения, однако он не помнил, когда успел так устать.

Как он здесь оказался?

Ответа на этот вопрос он не знал. Он вообще мало что знал – лишь то, что неровная поверхность скалы была мокрой и уходила куда-то вверх, пропадая из вида за пеленой дождя. А что там, наверху утеса? Ответа опять не будет, но дно пропасти он видел достаточно ясно.

Правую руку свело судорогой, и он осторожно, палец за пальцем, ослабил хватку, чтобы боль в суставах утихла. Длинные черные волосы падали на глаза, и он встряхнул головой. Это движение чуть не сбросило его вниз, так что пришлось вцепиться в скалу еще сильнее. Он выплюнул дождевую воду и посмотрел вверх, где клубились серые облака, сочившиеся моросью. Сколько еще до вершины? Что проще – подниматься или спуститься на дно, которое, хоть и на большом расстоянии, могло оказаться все-таки ближе?

Узнать это было невозможно, но скоро ему придется что-то решать. Неверное решение лучше, чем никакого, и он понял, что есть только два варианта: отступить к уже известной участи – или подняться к неведомому будущему. У него не было воспоминаний, но он знал, что отступать не в его характере. Если уж что-то решил, надо следовать принятому плану, чем бы это ни обернулось. Он не мог сказать, откуда в нем взялась эта уверенность, но как только выбор был сделан, он понял, что не ошибся. Поднял правую руку, скользнул ладонью по скале в поисках опоры и, обнаружив ее, крепко ухватился. Аккуратно разжал пальцы левой руки и дотянулся до узкого каменного выступа. Надежно держась руками, поднял босую ногу (ступня распорота – поранил где-то по пути сюда?) и поставил ее в устойчивую позицию. Оттолкнулся, подтянулся и почувствовал пьянящую радость победы от того, что преодолел даже такое малое расстояние.

Он продолжал подъем мучительно медленно, но упорно. Каждое движение несло в себе боль и риск, но он действовал с непреклонной решимостью, запретив себе думать о неудаче. Усилившийся дождь терзал тело ледяными иголками, как будто вознамерился сбросить его со скалы. И дождь, и усталость, и боль – все было против него, но он только сильнее цеплялся за скалу стихиям наперекор. Перехват за перехватом, шаг за шагом, все выше и выше. Каждый миг этого подъема был рождением заново, каждый новый вдох – откровением. Камни внизу удалялись, но облака наверху, казалось, поднимались вместе с ним, обнажая следующую часть утеса, но не его вершину.

Как знать, может быть, никакой вершины и нет. Может быть, он будет карабкаться, пока не кончатся силы, а потом сорвется навстречу смерти. Эта мысль не вызвала в нем особой тревоги, ведь погибнуть, исчерпав все силы, лучше, чем погибнуть, так и не узнав предела собственной выносливости. Приободрившись, он полез быстрее: теперь гора стала его врагом, препятствием, которое надо преодолеть. Конкретный образ врага придал ему сил, до предела обострив желание победить.

Теперь и вверху, и внизу он видел только каменный откос, эту неумолимую черную стену, которая хотела, чтобы он сдался и умер. Он стиснул зубы, а потом со злостью плюнул в скалу перед собой. Кровь ручейками струилась по рукам из глубоких, до кости, порезов на ладонях, оставшихся от острых выступов, на которые он переносил весь свой вес. Но боль – ничто по сравнению с мыслью, что эта скала окажется сильнее его.

Он не знал, почему вероятность поражения казалась ему столь мучительной, если самой смерти он не боялся. Чего вообще может бояться человек, у которого нет ни памяти, ни будущего? За этой мыслью пришла другая: посмотрев на свои тонкие руки, прикинув в уме собственный рост, он понял, что еще подросток. У него было тело юноши; крепко сложенное, мускулистое, но все-таки не тело взрослого мужчины. Может быть, этот подъем – часть какого-то мальчишеского спора или обряда инициации? Проверка его мужества, ритуал взросления? На границе сознания вспыхнул неясный образ: кто-то огромный и грозный вкладывает в него железную волю и готовит невозможные испытания, зная, что он их выдержит.

Воспоминание померкло, сменяясь новым смутным ощущением. Он здесь не один. Некто – нечто? – следит за ним. Смехотворная мысль, потому что где найти еще одного такого дурака, который полезет по отвесной скале в дождь? Но возникшее чувство не исчезало.

Он нашел подходящий выступ, на котором мог отдохнуть, не разодрав снова израненные ноги, и осторожно развернулся так, чтобы встать спиной к откосу. Спустился туман, и влажная непроницаемая завеса скрыла все вокруг, обнажив, однако, кусочек неба. Он увидел звезды. Прекрасный черный холст, на нем россыпь ярких точек – брызги света от невероятно далеких солнц. Он знал, что такое звезды, знал химические законы их жизненных циклов, но источник этого знания оставался такой же тайной, как и путь, который привел его на эту скалу. Созвездия и потоки светящихся частиц вращались у него над головой, словно огромный сияющий диск.

Но что-то еще было в центре этого диска, оно было там всегда и не отрываясь наблюдало за юношей. Он смутно чувствовал, что это взгляд не благожелательного покровителя, но охотника, который следит за добычей.

Это нечто напоминало океанский водоворот, перенесшийся с земли на небеса, где теперь он вращался вихрем тошнотворных оттенков, изрыгая гнилую пену материи и света. Целая область космоса поглощала время, а потом выплевывала изуродованными кусками; вихрь казался юноше глазом какого-то огромного чудовища, родившегося недавно, но которому суждено пережить сами звезды.

Это зрелище вызвало в юноше тошноту и головокружение, и он зажмурился, чувствуя, что теряет равновесие. Ноги его задрожали, тело словно перестало слушаться и наклонилось вперед, так что спина больше не прижималась к скале. Впереди был безбрежный провал в ничто, и юноша ошеломленно понял, как узок этот каменный выступ, на котором он стоит, и как далеко до земли.

Его рука шарила по поверхности скалы, но не находила опоры. Тело наклонилось еще дальше в пропасть, голос разума кричал, призывая сопротивляться этой слабости. Нащупав тонкую трещину в камне, он с силой вогнал в нее пальцы – и в тот же миг рухнул в пустоту. Руку, которая удерживала его от окончательного падения, пронзила боль. Чувствуя, что хват соскальзывает, обдирая краями трещины кожу с кисти, он сжал пальцы в кулак и стиснул зубы, стараясь побороть подступающую волну паники. И снова силы ему для этого дал гнев. Кто-то бросил его на этом утесе, обрекая тем самым на верную смерть. Он мог сказать это с абсолютной, но в то же время необъяснимой уверенностью. Зачем кому-то приговаривать к такой смерти подростка, который к тому же ничего не помнит? Какой в этом смысл? Неоправданная жестокость такого крещения огнем вызвала в нем злость, а злость в свою очередь породила ледяное спокойствие. Он глубоко вдохнул и постарался не думать о боли в израненной руке.

А потом из тумана вынырнул какой-то предмет – веревка, которую спускали по отвесной стене утеса.

– Хватайся, парень, – сказал голос сверху. – Давай же.

Туман рассеялся, и он увидел вершину: густо заросшая дроком и жестким папоротником, она была в каких-то пятидесяти метрах от него. На фоне ночного неба выделялась группа мужчин в бело-золотых доспехах. Двое из них держали веревку; третий, в шлеме с красным гребнем, окликнул его еще раз:

– Ну же, мальчишка, думаешь, нам больше нечего делать, кроме как тащить тебя наверх?

Юноша презрительно скривился в ответ на эту скептическую оценку его шансов добраться до вершины самому. Потянувшись свободной рукой, он нашел надежный зацеп – и с трудом перевел дыхание, когда напряжение в другой руке ослабло. Ноги через мгновение нашарили опору, и он смог вытащить окровавленные пальцы из трещины.

– Я поднимусь сам, – сказал он. – Помощь мне не нужна.

– Как хочешь, – мужчина пожал плечами. – Поднимайся, падай, мне все равно.

Веревку втянули наверх; видя, что испытание близко к концу, он почувствовал прилив свежих сил. Двигаясь от одной опоры к другой, он все увереннее отвоевывал у скалы метр за метром. Чем ближе к вершине, тем больше зацепов оказывалось на стене, как будто скала наконец смирилась с тем, что не сможет его убить. Он подтянулся в очередной раз, начал нащупывать следующую опору, но вокруг была только пустота – он добрался до вершины.

К нему потянулись руки в латных перчатках, но он оттолкнул их от себя и встал на краю утеса, совершенно измученный. Сердце колотилось в груди, все тело переполнял восторг победы. Чувствуя, что широко улыбается несмотря на боль, он сделал глубокий вдох и сморгнул каменную крошку с ресниц.

И увидел крепость.

Она затмевала горизонт: незыблемая твердыня, словно высеченная из самой вершины горы. За каменными стенами, высокими и неприступными, за башнями, ощерившимися орудиями, сквозь амбразуры в мраморе виднелись только крыши величественных храмов и блистательных дворцов.

Он понятия не имел, что это за место, но знал, что должен быть здесь. Сделал шаг вперед, к огромным бронзовым воротам – и его сразу же окружили воины в белых доспехах. Они подняли оружие с долами на стволах и с замысловатыми ударными механизмами.

– Ни шагу дальше, – предупредил человек в шлеме с гребнем и достал из кобуры пистолет с длинным и узким стволом, изготовленный из серебристой стали и чеканного золота. В цилиндрическом барабане из стекла плясали молнии. Юноша посмотрел на пистолет, нацеленный ему в грудь, но страха не почувствовал.

– Вы бросили мне веревку, а теперь собираетесь убить? Сомневаюсь.

– Кто ты такой и почему пробираешься к Лохосу тайком?

– Лохос? – переспросил он. – Это Лохос?

– Да, – ответил воин. Он встретился с юношей взглядом, и рука, державшая пистолет, задрожала.

– Кому он принадлежит? – спросил подросток, и голос его казался гораздо старше, чем можно было предположить по внешнему виду.

– Даммекосу, тирану Лохоса. – Воин, похоже, был удивлен тем, что вообще ответил на вопрос.

– А кто ты?

– Мильтиад… – неохотно представился воин, – младший опцион 97-й гранд-роты Лохоса.

– Отведи меня к Даммекосу, младший опцион Мильтиад, – приказал он, и воин кивнул.

Юноша посмотрел в глаза остальным солдатам, и они один за другим опустили оружие.

– Да, конечно, – сказал Мильтиад; судя по его тону, он все еще был в замешательстве от собственных слов, но ничего не мог с собой поделать. – Следуй за мной.

Они пошли по неровной земле вдоль каменной гряды, пока впереди не показалась дорога. Ступив на накатанный грунт дороги, юноша обернулся к обрыву и посмотрел в небо, где лучился темным светом противоестественный вихрь. Казалось, он ощутимо приблизился и теперь затмевал своей громадой все небо, расползаясь по нему, словно язва.

– Что это такое? – спросил юноша у Мильтиада.

– На что ты смотришь?

– Вот на это, – он указал на гноящуюся рану в небесах.

– Я вижу только звезды, – пожал плечами Мильтиад.

– А звездный водоворот?

– Какой еще водоворот?

– Вы правда его не видите? – допытывался юноша. – Никто из вас?

Воины покачали головами, даже не догадываясь о существовании того, что, похоже, мог видеть только он. Причина, почему это так, стала еще одной загадкой этой ночи.

– Кто ты? – заговорил Мильтиад. – Мне следовало позволить тебе упасть, но…

Память подсказывала некое число, но нет, он не просто какой-то номер. У него есть имя, и теперь, услышав нужный вопрос, он понял, что знает его.

– Кто я? – переспросил юноша. – Я Пертурабо.

Глава 1. Красота в смерти / Возрождение / Стражи

Маленькая деталь: практически незаметная, но все же имеющая значение. Существо: размером с палец, из клады крылатых, с сегментированным панцирем и хрупким экзоскелетом в красновато-коричневых разводах. Нитеобразные антенны на голове улавливали миллион разных запахов, которыми был насыщен воздух, но из-за того что по телу существа распространялось ядовитое оцепенение, они шевелились с необычной медлительностью.

Существо – кордатусский веспид – двигалось неверными шагами по изрытой рыжей грязи, что покрывала склон. От укреплений, выросших у подножия горы словно опухоль, поднимались вихри теплого воздуха, и эти анабатические ветра несли запахи войны – жженое железо, дым от химического топлива, мускусные ароматы масел, смазочных веществ и крови, связанные со сверхлюдьми.

Любому ксеноэнтомологу поведение существа показалось бы по меньшей мере странным. Его жевательные мандибулы щелкали вслепую, а лапки дергались, словно трехчастный мозг не контролировал импульсы, которые посылал по нервным стволам как будто в припадке. Раньше насекомое жило в улье на раскидистых ветвях высокого полеандрового дерева, но артиллерийский огонь уже давно превратил уступы агротеррас в изуродованную воронками пустошь, а от деревьев оставил только расколотые пни.

Пламя опустошило улей и убило его матку, однако остаточные следы феромоновых смол еще чувствовались, и веспид смог найти дорогу к улью. Что двигало им – простой инстинкт или желание умереть в останках того, что было его домом? По какой-то причине существо карабкалось по глинистым бороздам, но его долгое странствие ввысь окончилось ничем. Тело насекомого больше не могло сопротивляться токсину, введенному с убийственной методичностью, и веспид остановился. Он замер без движения на плоской вершине земляного уступа, над которым возвышалась осыпающаяся терраса из блестящего камня. Из стены во все стороны, словно растопыренные пальцы, торчали прутья ржавой арматуры, опаленные дочерна.

Казалось, что насекомое мертво, но дрожь движения еще пробегала по его брюшку и бокам. Голова раздулась, словно внутренности, заключенные в экзоскелет, взбунтовались в неистовом желании перекроить себя. Панцирь всколыхнулся от волн внутреннего давления, подвижные сегменты выгнулись, как будто хотели улететь прочь от гибнущего хозяина. От тела насекомого отделилась хитиновая пластинка, и под ней показался какой-то студенистый, извилистый вырост – новорожденный паразит, который утолял голод, пожирая внутренние органы своего носителя.

Организм-каннибал высвободился из оболочки, в которую превратился его родитель. Под воздействием воздуха его плоть сразу же начала твердеть: в одно мгновение она утратила прозрачность, и быстро растущий панцирь прошел через всю гамму мерцающих оттенков, напоминавших масляные разводы на воде – невероятные и завораживающие. Расколотая шелуха, оставшаяся от веспида, сломалась под весом паразита, который проходил через все этапы морфогенеза с ошеломительной скоростью.

Его плоть разошлась и выпустила наружу прозрачные крылья. По сравнению с телом они были длинные, как у стрекозы, и оканчивались мембранной паутиной подвижных ресничек. Крылья сделали первый взмах, и из-под тела паразита развернулся черно-золотой сегментированный хвост. Существо обрело идеальную симметрию.

Хотя его рождение было страшным и излишне мучительным, само создание, безусловно, отличалось красотой. Прекрасный лебедь, вылупившийся из грязных останков, – свидетельство того, что даже из небывалой жестокости может возникнуть невиданная красота. А потом на новорожденное существо опустился железный ботинок и втоптал его в грязь: циничное свидетельство – как будто кто-то в этом сомневался – того, что в этом мире нет ни справедливости, ни сострадания.

Владелец ботинка, а также всего громоздкого доспеха терминатора-катафрактария, смотрел на затянутую дымом гору и золотую цитадель, венчавшую ее вершину. Не подозревая, что он только что оборвал чью-то короткую жизнь, Форрикс изучал взорванные террасы Кадмейской цитадели и был вынужден с неохотой признать, что фортификации мастерски использовали особенности местной топографии и составляли единое целое с окружающим городом. Военные строители из Имперских Кулаков всегда действовали бесстрастно и эффективно, но их командующий понимал первую заповедь победителя: лучшее завершение кампании – это когда проигравшая сторона не чувствует себя завоеванной.

Железные Воины об этой заповеди редко вспоминали.

– Завоеватель укрепляет стены, и все склоняются перед ним как перед освободителем, – сказал Форрикс, оглянувшись на оставшуюся внизу широкую долину.

Вокруг цитадели зубчатыми линиями высились укрепления: стены, оплетенные колючей проволокой, дерзко рассекли нижний уровень города, без всякого почтения вторглись в жилые районы, в сельскохозяйственные и промышленные территории, и с той же наглостью осквернили природные красоты этого места. Редуты, бункеры и высокие донжоны росли, словно сталагмиты в пещере, и пелена дыма накрыла собой красную пыль долины.

Подошва крутого холма в самом центре огромного космопорта уже оделась в металл, и с каждым новым днем стальной каркас поднимался все выше – полз вверх подобно раковой опухоли, которая не остановится, пока не скроет под собой всю красно-охряную шкуру горы. За нарастающей железной обшивкой следовали новые участки фуникулерных рельсов большого сечения; по этим путям тяжелые бомбарды и гаубицы поднимут к огневым позициям, устроенным на скальных террасах. До сих пор обстрел вели в основном «Василиски», эти трудяги осадной артиллерии, но еще несколько дней – и более крупные орудия поднимутся достаточно высоко, чтобы посылать тяжелые бризантные заряды в сердце цитадели.

А после этого все будет кончено.

Ни одна крепость не устоит, когда за нее берутся мастера артиллерийского дела. Железные Воины сровняют этот холм Дорна с землей и не оставят и следа от Кадмейской цитадели – и не важно, какие технологические чудеса создали ее стены.

Какое-то время Форрикс наблюдал, как отряд пленных горожан тянет по склону длинные мотки троса в стальной оплетке. Люди обливались потом от неподъемного груза и кровью – от кнутов Обакса Закайо. За ними шли строительные машины, когтистые и с паучьими лапами: они бурили гору, чтобы установить стяжки и укрепить породу, как того требовали осадные инженеры. В этой работе было неумолимое и успокаивающее постоянство, но только те, кто был хорошо знаком с искусством строительства и разрушения фортификаций, могли оценить сложное взаимодействие логистики, планирования и физической силы. За всей этой жестокостью и рабским трудом, лишениями и насилием, которому подвергалась земля, скрывалось истинное искусство, скрывалась красота – необычная и редко кому заметная.

– Снова любуешься своими шедеврами, триарх? – спросил Барбан Фальк, поднимаясь на защищенный наблюдательный пост. Чуть выше поста располагались первые передовые укрепления, которые Имперские Кулаки возвели на этой планете; теперь они были разрушены.

– Любуюсь, да не своими, – Форрикс кивнул головой в сторону вражеских фортификаций.

Хотя цитадель скрывалась за облаками дыма, марево над ее стенами, которые артобстрел испещрил шрамами и выбоинами, указывало, что древние автоматические механизмы самовосстановления уже приступили к ремонту. В мираже пустотных щитов огромные клубы пыли и слабые солнечные лучи причудливо искажались, и преломленный свет рассыпался осколками радуги.

– А ты всегда любил дразнить судьбу, ведь правда, Форрикс? – заметил Фальк; из-за их массивных доспехов на маленьком посту теперь было не повернуться.

Форрикс и без уточнений понял, что тот имел в виду.

После катастрофы в системе Фолл о сынах Дорна можно было говорить только с ненавистью, и Железный Владыка нещадно карал за проявление любых других чувств. Если бы на месте Фалька был кто-то другой, Форрикс бы в такой ситуации промолчал, но он доверял Барбану – насколько один Железный Воин может доверять другому.

– Ты и сам думаешь так же, я знаю.

– Да, но мне хватает ума держать язык за зубами.

– Что ж, ты всегда разбирался в политике лучше меня, – признал Форрикс.

– Зато ты – один из Трезубца, и примарх к тебе прислушивается.

– Очень немногие могут сейчас этим похвастаться, – ответил на это Форрикс с неожиданной для себя прямотой.

Фальк пожал плечами, что в тяжелом терминаторском доспехе было совсем не просто. Пластины исполинской брони были окантованы черно-золотыми шевронами, и гладкая поверхность цилиндрических наплечников резко контрастировала с броней Форрикса, изношенной в боях. Это снаряжение изначально создавалось для кузнеца войны Дантиоха из 51-й Экспедиции, но после того как тот потерпел три поражения подряд на Голгисе, Стратополах и Крак Фиорине, оно перешло к Фальку как более достойному кандидату. О Дантиохе, как и о Фолле, Железные Воины теперь не говорили; о делах его предпочли забыть, а имя стало синонимом для провала поистине колоссальных масштабов.

– Я не рискну утверждать, что понимаю ход мыслей нашего господина, но я действительно вижу, когда в нем поднимается волна гнева. – Фальк пошевелил похожими на зубила пальцами силовой перчатки, словно взвешивал каждое слово, которое собирался сказать. – А волны эти поднимаются все чаще и при этом становятся все сильнее.

– Что с западными апрошами? – спросил Форрикс, не желая комментировать последнее замечание товарища.

Фальк ответил на это коротким смешком:

– Ты же не думаешь, что я пытаюсь тебя подловить? – Огромный воин провел рукой по черным как смоль волосам и еще больше прищурил тяжелые веки. – Неужели ты подозреваешь, что я хочу спровоцировать тебя на неосторожные слова, которые потом передам примарху? Будь у меня нежная душа, она бы сейчас кровью обливалась от обиды.

Форрикс расщедрился на слабую улыбку:

– Нет, такого я не подозреваю.

– А стоило бы, – сказал Фальк. – Ради места в Трезубце я бы предал тебя не задумываясь – особенно теперь, когда Голг превратился в труп, а Беросс на полпути к тому же и вряд ли пойдет на повышение.

– Закончи западные апроши к завтрашнему вечеру, и твое желание может сбыться.

Фальк кивнул, достал свиток вощеного пергамента из кармана на широком поясе из вываренной кожи и протянул его Форриксу. Тот развернул пергамент и окинул чертежи товарища критическим взглядом.

– Все идет по плану, – Фальк не скрывал хвастливой гордости. – Сегодня к закату бреширующие батареи уже будут на месте. Судя по данным подповерхностных ауспексов, для бреши в стене такой плотности, какая отмечена в полукруглом бастионе, потребуется шестнадцать часов артподготовки.

Форрикс рассматривал переплетение чертежных линий, оценивал углы апрошей и области перекрытия огневых мешков, расположение «мертвых зон» и анфиладных редутов. Жестокая функциональность в замыслах его товарища-кузнеца войны вызывала восхищение.

– Вижу, брешь-батареям ты предпочитаешь штурмовые бастионы, – отметил Форрикс.

Фальку всегда больше нравилась грубая прямота фронтального натиска, а не математически точная последовательность постепенной атаки. Для Форрикса уничтожение крепости было вопросом скрупулезных расчетов, но его коллеге осада представлялась этаким кулачным боем, где противники лупят друг по другу, пока один из них не упадет.

Метод, далекий от утонченности, но все же эффективный. За пределами легиона многие думали, что Железные Воины не знают иного способа сражаться, но Железный Владыка был способен действовать и более изощренно. В своих кампаниях он в основном полагался на математику и точное применение силы, но иногда – когда нужно было создать драматический эффект – не брезговал и грубым натиском.

– Даже с учетом этих проклятых ремонтных устройств у нас достаточно орудий, чтобы сокрушить их укрепления, – ответил Фальк. – А когда стены падут, мне понадобится такое количество воинов, чтобы можно было атаковать брешь. С западной стороны враг эскалады не ждет.

– И на то есть причина, – указал Форрикс. – Склон здесь круче и скалистее, чем у других фланков. По такому склону быстро не взберешься, а за это время они разнесут тебя в клочья. А если под землей установлены сейсмические заряды, там тебя и похоронят.

– Не установлены.

– Откуда ты знаешь?

– Железный Владыка говорит, что зарядов там нет.

– Ты беседовал с примархом? – Форрикс с трудом мог сдержать горькую ревность, которая огнем обожгла грудь. – Он не выходил из своего бункера со дня высадки.

– Он общается через Камнерожденного, – прошипел Фальк, имея в виду Солтарна Фулл Бронна из 45-го гранд-батальона. Этот воин так хорошо разбирался в горных породах, что поговаривали, будто сами скалы шепчутся с ним, открывая свои тайны и обнажая перед его заступом настоящие геологические чудеса. Пертурабо, всегда безошибочно угадывавший скрытые таланты, сейчас особенно выделял Фулл Бронна, хотя тот и был ниже рангом, чем Трезубец – три прославленных кузнеца войны, которые обычно были рядом с примархом.

– Он что-нибудь говорил о Третьем легионе?

Фальк покачал головой:

– Нет, он лишь требует, чтобы людей Кассандра убили, а цитадель уничтожили до того, как прибудут воины Фениксийца.

Форрикс хмыкнул, и без слов выражая свое скептическое мнение о Детях Императора.

– Эта операция закончится гораздо раньше.

Словно в подтверждение, с дальнего склона донесся ритмичный грохот канонады. Горячий ветер далеко разнес эхо обстрела, и оба воина посмотрели вверх. Форрикс прислушался к этим звукам: как дирижер, оценивающий вверенный ему оркестр, он определял голос каждого орудия и любое изменение в его тембре и темпе. В громе выстрелов, в том, как быстро каждое орудие выплевывало снаряд, ему слышалось нетерпеливое предвкушение.

– Это на севере, – сказал он и потянулся к шлему, прикрепленному к доспеху магнитным зажимом.

– Воины Харкора, – отозвался Фальк.

– Пошли. – Форрикс развернулся к выходу с наблюдательного поста.

– Это не бреширующий огонь, – до Фалька наконец дошло то, что Форрикс сразу понял.

– Нет. Этот идиот начал эскаладу.


Боль. В итоге все всегда сводилось к боли.

Боль стала последним воспоминанием Беросса – а еще то, как вместе с кровью жизнь вытекает из его истерзанного тела, напоминающего сломанную марионетку. Кости раздроблены так, что ни один апотекарий не сумеет их восстановить; внутренние органы превращены в кашу воздействием сейсмической силы; а еще огонь, сжигающий его плоть, когда мощные процессы генетически усиленного метаболизма попытались – впустую – залечить смертельные раны.

Боль была сильной и никогда его не оставляла, но еще хуже было чувство стыда, когда он вспоминал, как был ранен. Его сразил не воин, способный тягаться в бою со сверхчеловеком, взращенным для битвы, и не ксенос, воплощение кошмаров, слишком ужасный, чтобы с ним сражаться.

Нет, причиной страданий Беросса стал его примарх.

Тот удар был слишком быстрым, чтобы от него увернуться, и слишком сильным, чтобы от него оправиться. Затем последовал второй удар – на самом деле лишний, ибо к тому моменту Беросс в обычном понимании был уже мертв. Но Четвертый легион ничего не делал наполовину, и Пертурабо воплотил эту военную мудрость не в один, а в два сокрушительных удара.

Беросс сглатывал кровь, которая затем стекала по разорванному пищеводу, выдыхал ее в виде кровавой пены через пробитые легкие и ждал прихода смерти, которая будет похожа на его жизнь. Горькая и мучительная.

Он терпел постоянную боль со времен войны с Черными Судьями, когда вопящая орава Обвинителей, чьи лица скрывались под клобуками, застала его врасплох. По отдельности Обвинители не смогли бы справиться с воином из Легионес Астартес; но его окружил целый десяток, и все они были вооружены цепными молотами, которые со смертоносной легкостью пробивали пластины брони.

Шестеро пали прежде, чем остальные добрались до него. Все больше ударов находили свою цель, и вскоре нападающие практически резали его на части; наконец зубья вражеского оружия вгрызлись в его тело и почти перебили позвоночник. Но он все-таки убил их всех – из последних сил, после чего рухнул на землю. Апотекарии нашли его в окружении трупов врагов в черных капюшонах, и восстановление его плоти потребовало настоящего медицинского чуда. Его тело создали заново, укрепили аугметикой, трансплантировали стволы нервов, но и тогда боль никуда не ушла.

Но она померкла в тот единственный момент, когда он сказал не те слова не в то время. На свою неудачу он отправился доложить досадные вести Железному Владыке, чье настроение, и так непостоянное, только ухудшилось после бойни на Исстване-V. Беросс знал, что несет плохую новость, но надеялся, что звание кузнеца войны его защитит. Глупая надежда, потому что в гневе своем Пертурабо разил как королей, так и их шутов.

А потом в основном была тьма.

Приглушенные голоса, внезапные проблески света и чувство, будто он плывет, освобожденный от тела, на волнах темного океана. Он был словно вне пространства и вне направлений и не мог найти ни одной знакомой точки отсчета, которые раньше казались такими естественными. Беросс попробовал услышать биение собственного сердца: он решил, что эта равномерная пульсация даст ему хоть какое-то, пусть и зыбкое, мерило времени. Но его сердце молчало, и в этом вневременном безумии он часто думал, что действительно умер и попал в какое-то языческое чистилище, из которого нет выхода. Он отбрасывал эти страхи, но они упорно возвращались, и он никак не мог отделаться от подозрения, что жизнь его кончена, но не завершена.

Он парил между жизнью и смертью, и к нему приходили воспоминания. Целая череда побед, сначала во имя Императора, позже – во имя магистра войны Хоруса. Он вновь сражался под красным дождем, зарывался в почву на бессчетных планетах и сдирал плоть с костей тысяч и тысяч врагов. Он был свидетелем войны, которая начиналась как справедливая борьба за выживание под солнцем Терры, затем с неумолимым ходом времени превратилась в войну завоевательную и наконец – в войну ради самой войны, пустую радость.

«Когда именно это произошло?»

Почему воинские традиции Железных Воинов так неузнаваемо преобразились?

Беросс прекрасно знал ответ. Постепенно, шаг за шагом, служба Императору превратила воинов Четвертого легиона в бездушные машины, которые тащили к Согласию мир за миром, покрываясь кровью и грязью этих планет. Сыны Пертурабо выполнили все, что им приказали, – и за это их опять швырнули в ту же самую войну, которая отравляла сердце легиона.

Но самый жестокий урок был еще впереди…

Беросс помнил, что магистр войны Хорус сказал Железному Владыке после гибели потерянной Олимпии и когда стало известно, что на хрупкий Просперо обрушились волки Фенриса.

– Сила сама по себе может быть лишь временным решением, – сказал тогда Хорус. – На короткий срок она может обеспечить покорность, но в этом случае через какое-то время врага придется усмирять снова. Пока мы вынуждены постоянно вновь отвоевывать то, что уже привели к Согласию, в Империуме не будет мира. Именно ты, брат мой, сделаешь так, что все закончится одним завоеванием.

Возможно, так Магистр войны хотел успокоить истерзанную душу Пертурабо, но столь зловещее обещание только усилило то безграничное чувство вины, которое и так терзало примарха. Путь, раньше казавшийся гнуснейшим предательством, теперь стал единственным логическим выходом, и Пертурабо подтвердил, что остается верен Хорусу. Никто не знал, о чем еще говорили полубоги, но когда Железные Воины прибыли на Исстван-V, их переполняла столь беспощадная ярость, что утолить ее можно было лишь кровью тех, кого они раньше называли братьями.

Беросс вновь окунулся в хаос того побоища на черных песках и в бешеный восторг, который он испытал, увидев потрясенное выражение на лицах врагов: и темнокожие Саламандры, и алебастрово-бледные Гвардейцы Ворона были одинаково шокированы предательством. Железные Руки ему попадались редко – ими занялись воины Фениксийца, непристойные в своей разнузданности, но все же смертоносные.

Он вспомнил, как выстрелом в упор из мелтагана убил капитана Саламандр; в том, что жизнь противника оборвал именно огонь, была приятная ирония. Металл расправленного шлема тек по его лицу, обнажая череп – черный, как и кожа, которая мягким маслом сползла с костей. Умирающий воин издал несколько влажных, булькающих звуков, очевидно, проклиная своего убийцу, хотя понять его было невозможно. Беросс оставил Саламандра захлебываться собственной жидкой плотью, а проклятье счел варварским пережитком, от которого воин, выросший на дикой планете охотников на рептилий, так и не избавился.

Сейчас, в этом лимбе боли без времени, без выхода, он снова видел в кошмарах оплавленное лицо Саламандра, и красные как угли глазницы вперяли в него обвиняющий взгляд. Этот скалящийся череп всегда был рядом – изрыгая бессмысленный треск, он маячил на границе сознания Беросса, заставляя переживать агонию его последних мгновений. За этим черепом вставал другой лик: суровая гранитная маска с холодными как сталь синими глазами. По сравнению с голосом этого создания все прочие звуки казались белым шумом; голос повелевал черными останками Саламандра и говорил поверженному врагу, что Беросс не умрет как все остальные. Даже в своем бестелесном состоянии Беросс знал, что этим приказам нужно повиноваться.

Череп Саламандра вернул жизнь, а заодно и боль. Взгляд алых глазниц и монотонные заклинания перемололи его в прах. Беросс старался не слушать этот зов, но голос обладал силой, которой у него уже не было, и жаждал его страданий.

Мучительная боль пронзила его тело – электрическая судорога второго рождения. Пространство вокруг него упорядочилось и обрело форму, и он издал оглушительный рев, чувствуя, как конечности наливаются невообразимой силой. Тьма, в которой он, казалось, провел целую вечность, сменилась потоком резких цветов, от которых ему хотелось зажмуриться. Цвета поблекли, но его ярость не стихала, и он задрожал, видя перед собой красноокий череп Саламандра.

Нет, не Саламандра, и даже не череп.

Увеличенные окуляры технодесантника представляли собой оптические приборы, рубиново-красные линзы которых с щелканьем и жужжанием вращались в выпуклом корпусе из бронзы и серебра. Шлем у него был цвета черненого железа; за плечами возвышались, словно стальные жала, три манипулятора – они ждали команды, шипя пневматикой и роняя капли смазки.

– Кто ты? – спросил Беросс. Скрипучее рявканье, которое у него получилось, совсем не походило на его прежний голос.

– Галиан Каррон, и ты находишься в моей кузнице, – сказал технодесантник и, вздрогнув, осторожно отошел подальше, когда Беросс встряхнул несокрушимые цепи, которыми был связан.

Оказалось, что он выше технодесантника, потому что Каррон смотрел на него, запрокинув голову. Вокруг стояли мертвенно-бледные сервиторы и мощные грузоподъемники – некоторые были рядом с Бероссом, некоторые позади него, и для него было загадкой, как он может их видеть. За Карроном выстроились аколиты в рясах, его слуги, и каждый держал в руках смазанное машинным маслом блюдо, где были разложены шестерни, инструменты и детали машин.

Нет, они служат не Каррону – они служат ему.

– Почему я здесь?

Со всех сторон Беросс чувствовал непривычное давление железных стен: одновременно и утроба, которая хранит жизнь, и саркофаг. Клаустрофобия потянулась к его разуму щупальцами безумия и не нашла на своем пути препятствий.

– Ты здесь, потому что так захотел Железный Владыка, – ответил Каррон.

– Ты врешь, – Беросс возражал то ли от отчаяния, то ли в надежде. – Он убил меня.

– Не убил, а преобразил.

– Я не понимаю.

– Своей собственной рукой он переделал тебя по своему образу и подобию, – пояснил Каррон.

Один из его манипуляторов со скрипом вытянулся и взял прорезиненный пульт управления. Одно нажатие кнопки – и оковы, удерживавшие конечности Беросса, с механическим лязгом спали. Его ноги – колонны из железа, стали и жгутов псевдомышц – вновь его слушались, и он неуклюже шагнул вперед, понимая с этим первым шагом, что никогда уже не выберется из этого металлического гроба.

Железные листы настила отзывались на каждый его тяжеловесный шаг гулким грохотом металла о металл. Колоссальный молот и крупнокалиберная роторная пушка, установленные на его руках, вращались в такт его мыслям.

– Так я жив? – уточнил Беросс, до сих пор не в силах в это поверить.

– Не просто жив, – сказал Каррон. – Теперь ты дредноут.


Феликс Кассандр, капитан Имперских Кулаков, знал, что удержать цитадель невозможно, но дело было не в этом. Железные Воины – враги, и хотя разум его до сих пор отказывался принять мысль, что легионеры-астартес могут пойти друг против друга, с врагом нужно сражаться.

Да, рано или поздно цитадель падет, но Кассандр не верил ни в благородность неравной борьбы, ни в героику последнего боя и самопожертвования. Обычно всегда есть способ победить или хотя бы обмануть смерть, но сейчас даже он вынужден был признать, что их шансы выжить становятся все более призрачными. Хотя Кассандр не был склонен к пессимизму, он с трудом заставлял себя не поддаваться мрачному настроению. Как только Железные Воины преодолеют древние укрепления и пробьют брешь в стенах, их уже ничто не удержит. Они расправятся с его солдатами, со смелыми детьми этого мира, которые решили сражаться вместе с Имперскими Кулаками; не пощадят они и выживших, которые бежали в цитадель с полей смерти внизу.

За крепостными стенами укрывались пятьдесят два Имперских Кулака и тринадцать тысяч мужчин, женщин и детей. Когда все закончится, их ждет смерть, которая не будет ни быстрой, ни легкой, но никто даже не заговаривал о капитуляции, не порывался обсуждать условия сдачи. Не было крамольных разговоров, которые ослабляют боевой дух, и все думали лишь о том, как дать отпор презренным захватчикам.

«Железные Воины… Наши братья…»

История не сохранила имя того, кто построил это архитектурное чудо на вершине горы, но инженеры и мастера, соорудившие живые стены цитадели, наверняка были гениями своего времени. Эти стены были сложены из инопланетного камня и укреплены технологиями, которые оставались тайной даже для Механикум, но позволяли материалу стен при повреждениях вести себя как живая ткань. Жидкие силикаты затягивали шрамы от попадания снарядов, и стена за считанные мгновения восстанавливала целостность. Только очень продолжительный и невероятный по масштабу обстрел мог нанести укреплениям непоправимый ущерб. При атаке неприятель обнаруживал, что укрепления встречают его шипами из ожившего камня, а иногда этот камень расступался под ногами противника, полностью поглощая его. Если бы на штурм шел обычный враг, цитадели бы ничего не угрожало.

Но Железные Воины – враг не обычный.

Лорд Дорн выбрал эту цитадель и водрузил над ней аквилу, однако этот символ не означал торжество Империума: аквила указывала место, где находится общее правительство. Дорн ввел в новое правление представителей старой власти и позволил народу самому избрать губернатора планеты – им стал видный гражданский деятель Эндрик Кадм. Кассандр улыбнулся этим воспоминаниям и подумал, что Имперские Кулаки все-таки впитали в себя частичку философии, которой придерживался примарх Тринадцатого легиона.

Затем Кассандр и его товарищи сопровождали итераторов и летописцев экспедиции в их путешествии по планете. Они шли от крупных городов к удаленным поселениям, неся слово Императора народу, уже готовому принять Имперскую Истину. Это было славное время, и когда Дорн объявил, что Седьмой легион ждут новые кампании, население планеты оплакивало его уход так, словно их покидал дорогой друг.

Кассандр помнил гордость, которую почувствовал, когда примарх возложил на него и его боевую роту священный долг охранять этот мир. Для планеты, недавно приведенной к Согласию, это означало, что теперь она находится под защитой Имперских Кулаков. Благородный жест, но его последствия даже лорд Дорн не мог предвидеть.

Кассандр отер пыль с покрытого шрамами лица, сплюнул пропитавшуюся той же пылью слюну, которая запузырилась на камне с шипением химической реакции. Шлема он лишился уже давно: снаряд болтера пробил лицевую пластину и вышел наружу вместе с брызгами крови, осколками кости и керамита. Технодесантник Сканион погиб в самом начале осады, а без его руководства кузнечные сервиторы были способны лишь на простой ремонт. Еще оставались несколько адептов Механикум, но они были целыми днями заняты в недрах цитадели: они пытались добраться до ее секретов так, будто бы у них еще оставался шанс выжить и поделиться этим знанием.

На лице капитана застыла усталость, словно на нем оставили свой след постоянные ветра, которые неустанно терзали планету и придавали всем гладким поверхностям крупнозернистую текстуру. Темно-карие глаза Кассандра, видевшего, как перевернулось устройство всей Галактики, и не имевшего сил что-либо изменить, запали и приобрели меланхоличное выражение. После того попадания болт-снаряда, который разбил его шлем, на щеках остались черные полосы шрамов.

Когда пришел приказ возвращаться на Терру, капитан начал готовиться к немедленному отправлению, однако внезапная смерть навигатора их корабля означала, что до прибытия замены рота никуда не двинется. На следующий день они получили сообщение о предательстве Магистра войны и о бойне на Исстване-V, и мир Кассандра окончательно рухнул.

Гордость от порученной им почетной миссии ушла; ее место заняли отчаяние и разочарование от того, что они не могли сражаться рядом с братьями, не могли покарать Хоруса за его вероломство, не могли наказать тех, кто втоптал в грязь клятвы верности. Но возможность сразиться с коварными союзниками Хоруса не заставила себя ждать: на поверхность планеты высадились Железные Воины.

Их появлению предшествовал бомбовый удар, из-за которого в зону сплошного поражения попала вся долина и фермерские поселения, и от плодородных земель остался только пепел. Жар магматических бомб и разгонных двигателей испарил реки, а почву обратил в сухую пыль. Однако Кадмейская цитадель не получила никаких повреждений, и Кассандр до сих пор не мог поверить в саму возможность столь точной бомбардировки.

Но мотивы врага были ему вполне ясны.

Железные Воины не могли упустить шанс посрамить сынов Дорна, и когда к поверхности на столпах огня устремились грузовые посадочные корабли, Кассандр с мрачным чувством обреченности приказал своим воинам готовиться.

Инженерное искусство строителей древней крепости, умело преобразованный ландшафт и мужество защитников сдерживали Железных Воинов почти три месяца, но теперь Кассандр практически исчерпал имевшиеся у него ресурсы. Он потерял три четверти своей роты и тысячи смертных солдат, и ему нечем было вести бой. В цитадели оставалось всего несколько тяжелых орудий – а ведь именно они не давали Железным Воинам добиться полного артиллерийского превосходства и сокрушить защитные механизмы, встроенные в стены крепости. Скоро защитники цитадели уже не смогут сдерживать атаки предателей, но каждый день их сопротивления означал, что армии врага задержатся здесь еще на какое-то время вместо того, чтобы атаковать следующую цель.

Успехом это сложно назвать, но Кассандр довольствовался хотя бы этим. Он встряхнулся, отгоняя от себя настроение безысходности – воину из Имперских Кулаков не пристало жаловаться на судьбу. Капитан пошел к краю самого северного из бастионов, чьи блистательные парапеты когда-то были образцом фортификационной науки. Обстрел перемолол камни стен, превратив их практически в руины; за самыми крупными из пыльных обломков укрылись Локрис и Кастор – золотые гиганты среди сотен местных ополченцев в пропыленной униформе цвета охры. Кассандр разделил те немногие отделения, что у него оставались, и расставил своих воинов вдоль стен, чтобы укрепить каждую секцию и поддержать боевой дух тысяч солдат, что там сражались.

В небе загорались взрывы, и воздух рвался от ударных волн. Фугасные снаряды спускались по баллистическим траекториям и разрывались с глухим грохотом, вспыхивая и постепенно угасая на пустотных экранах. Щиты на южных подступах еле держались, но, к счастью, огонь врага концентрировался на других зонах.

Локрис поднял голову, когда Кассандр присел под укрытием парапета, а Кастор поприветствовал его кивком.

– Они сегодня бойкие, – заметил Кастор.

Очередной взрыв напоминал удар грома, от которого содрогнулось само основание стены. Кинетические гасители, установленные в глубоком фундаменте цитадели, перенаправили энергию взрыва дальше в скальную породу; силикатные рубцы затянули выбоины в стене, и до защитников донесся запах металлической стружки и маслянистых выделений. На парапет обрушился ливень каменных осколков, и солдат, выстроившихся вдоль стены длинной линией, обдало еще одним облаком красной пыли.

– Даже слишком бойкие, – согласился Локрис. – Скорость огня изменилась. Что-то назревает.

Как и Кассандр, Локрис был без шлема; тот же осколок шрапнели, что раскроил шлем надвое, наградил его шрамом, которой пересек всю щеку и лишил его левого глаза. Шрам придавал воину бандитский вид, а из-за отсутствующего глаза в нем появилось что-то пиратское. За обе раны еще предстояло отомстить. У Кастора от пламени зажигательного снаряда почернели, утратив краску, пластины брони на оплечьях, нагруднике и поножах – он своим телом закрыл от взрыва группу раненых солдат.

– Что думаете, капитан? Это Землекоп? – поинтересовался Кастор.

– Я же сказал, отряд Симеона сегодня видел Землекопа на востоке, – ответил Локрис. – Тут, похоже, ребята Скрепера.

Сжав рукоять меча, Кассандр выглянул наружу через трещину в парапете, которую не смогла закрыть мембрана из живого камня. В пыльном тумане он увидел темную железную волну, накатывавшую на склон. Затянутые дымом пушки, установленные на защищенных батареях внизу, выплевывали высокоскоростные снаряды, простреливая территорию перед Железными Воинами; самоходные орудия на шагающих платформах торопились следом за штурмовыми отрядами. Эта новая атака служила прекрасным напоминанием, что сыны Пертурабо – в первую очередь воины, а уж потом осадные инженеры. Кассандр следил за их движением, в котором была и плавность и агрессивность, дисциплина и всепоглощающая ярость.

«Откуда взялась эта бешеная ненависть?»

Чтобы отличать одно отделение Железных Воинов от другого, защитники цитадели наделили их командиров прозвищами в соответствии с самыми заметными чертами их поведения. Подчиненные Землекопа неустанно и методично орудовали лопатами; Симулянт оставлял своих людей в окопах, предпочитая бомбардировать цитадель тоннами снарядов; Вуайерист любил следить за сражением с огражденной зубцами крыши своего блокгауза в центре долины.

– Кажется, ты прав, Локрис, – согласился Кассандр.

В отличие от коллег, Скрепер предпочитал посылать своих воинов на штурм, едва появлялся хоть малейший намек на подходящую возможность. Другие Железные Воины проявляли определенную осторожность: они опасались защитных устройств цитадели и придерживались менее рискованного плана постепенной осады. Скрепер же любил пускать кровь своим легионерам и бросал их в самое пекло боя.

Над парапетом с воем пронесся сплошной снаряд, и Кассандр вернулся в укрытие.

– Думаю, так даже проще, – заметил Кастор. – У его воинов нет вообще никакой огневой дисциплины.

– Пусть так, но они хорошие бойцы, – возразил Кассандр. – Мы можем обзывать их как угодно, но недооценивать их нельзя.

– Приму к сведению, капитан, – Кастор прижал кулак к опаленному нагруднику.

– Хотите повеселиться? – Локрис протянул Кассандру изогнутый спусковой рычаг детонатора.

Артиллерия цитадели открыла огонь по наступающим Железным Воинам, и Кассандр рискнул еще раз выглянуть через парапет. Орудия не нанесут врагу сильный урон, но и просто проредить их ряды – уже неплохо.

– Давай ты, – ответил капитан. – Ты это более чем заслужил.

Ухмыльнувшись, Локрис нажал на рычаг, приводя в действие последнюю из сейсмических мин, которые были установлены на северном склоне прямо у переднего края сил Железных Воинов. Тектонические ударные волны взметнули пласты породы и вырвали из склона участок в триста метров, который шквалом каменных осколков понесся вниз. Кассандр с удовольствием отметил, что лавина унесла с собой десятки и десятки изуродованных тел. Он нажал закрепленную на шее бусину вокса, которую взял взаймы:

– Всем Кулакам – есть движение в ваших секторах?

Командиры всех секторов ответили отрицательно, и Кассандр утвердился в своем первоначальном мнении: этот последний штурм Скрепера был внезапным ударом. Темп неравной дуэли, которую вели орудия противников, ускорился; Железные Воины подходили все ближе и уже перебирались через глубокий ров, который оставили после себя сейсмические мины.

– Симеон, Ездра, Фирос, – произнес Кассандр в ларингофон. – Немедленно переведите ваших людей в северный бастион.

Когда Железные Воины преодолели последние сто метров до стены, их артиллерия сменила цель. Орудия били по прямой, и снаряды врезались в стену с разрушительной силой, заставляя всю гору содрогаться. Фронт ударной волны пошел вверх – к краю стены и за него; пламя зажигательных снарядов уничтожало силикатные заплаты, которые старались закрыть повреждения.

Кассандр понимал, что это последний шанс задержать наступление Железных Воинов до того, как они набросятся на защитников.

– Ждите, пока они не доберутся до ближайших маркеров, – заорал он так громко, что его приказ услышали бы во всех тренировочных залах «Фаланги». – Цельтесь хорошенько, а не то щенки Пертурабо станут последней из ваших проблем!

Глава 2. Первая кровь / Сокрушитель наковален / Новый Трезубец

Благодаря выступающим обломкам и воронкам от взрывов по стене теперь можно было взбираться, но проклятые механизмы самовосстановления уже избавлялись от следов артобстрела. Кроагер знал из предыдущих попыток штурма, что стены цитадели через несколько секунд станут гладкими и ровными, и, не тратя времени, вцепился в ближайшую отвратительно органическую рану у ее основания.

Он мгновенно почувствовал, как увеличивается его вес, наливаются свинцом конечности и с практически неодолимой силой тянет к земле броню. Гравитонные генераторы, вкопанные под стеной, искажали локальное гравитационное поле, заставляя прилагать огромные усилия ради даже самых незначительных движений.

Кроагер взревел, прижался к стене и метнулся выше, используя смесь грубой силы и ярости. Поля генераторов поднимались над землей лишь на несколько метров, и с каждым рывком наверх по изрытой воронками стене он чувствовал, как ослабевает их хватка. На закрытом шлемом лице расплылась ухмылка, когда Кроагер почувствовал, что к нему вернулся его естественный вес, и он прыгнул к следующей опоре.

Триста воинов 23-го гранд-батальона, подчиненного лорду Харкору, пригибались за укреплениями или устанавливали тяжелые орудия. Лишь у нескольких доставало сил, чтобы перебороть тягу гравитонных генераторов, и это были самые кровожадные, злобные и преданные убийцы кузнеца войны. Кроагер же был самым кровожадным, самым злобным и самым преданным среди них.

Управляемые сервиторами турели выдвинулись из-за армированных противовзрывных заслонок в середине наклонной стены и обрушили на землю град тяжелых орудийных снарядов и противопехотной картечи. Вдоль основания стены протянулась цепочка взрывов: подорвались тайники с оружием и боеприпасами. Защитники на парапетах поливали огнем участки у основания стены, куда турели не доставали.

Артиллерийские орудия лорда Харкора прекратили стрельбу, когда стало видно, что есть дружественные потери, но у Имперских Кулаков таких проблем не было. Навесный огонь с разрушительной силой бил по камням и прижимающимся к стенам воинам, укрывая вершину горы едким дымом, всполохами пламени и разрывающейся в воздухе шрапнелью.

Кроагер услышал протяжный вой автоматической пушки, посылающей снаряды то влево, то вправо каждый раз, когда Железные Воины оказывались в группах по трое или четверо. Длинноствольное мелта-копье уничтожило несколько валунов с бьющим по ушам визгом сжигаемого воздуха, а отдельные заряды из мелкокалиберных лазпушек обрушивались на землю, словно ослепительные кометы.

Кхамер упал: на месте груди у него были лишь сплавленные кости, а внутренности мгновенно превратились в сверхнагретый пар. Тумака разрезало на две части длинной очередью снарядов. Улголан упал на землю, когда неожиданный нарост кремниевого камня столкнул его со стены. Еще один нарост из восстанавливающегося разлома, острый как шип, пронзил Пурдокса, оставив его висеть, как выставленного для устрашения казненного. Над Страбой появился выступ, вынудив его прыгнуть под сплошной огонь лазпушки, разделивший его надвое.

Падали и другие – воины, до чьих имен ему не было дела и уже никогда не будет.

Его охватил гнев при мысли, что их сдерживала одна рота Имперских Кулаков и пара тысяч смертных солдат, и он прижался к стене, когда огненная буря сверху усилилась. Это всегда была самая кровавая часть любой атаки – момент, когда становилась видна истинная ценность воина, последние пятьдесят метров по открытому полю. У командира могли быть всевозможные орудия для уничтожения целых планет, самая укрепленная крепость, самые изощренные методы противодействия, но ему все равно нужны были люди из плоти и крови, чтобы пересечь тот последний клочок открытого пространства и разобраться с врагом.

Некоторые кузнецы войны, как Форрикс и Торамино, с неприязнью относились к этой стадии сражения – как к неприятной необходимости в изящной схеме из порядков огневого поражения, планов артобстрела, апрошей, параллелей и бесчисленных линий осадных укреплений под безупречно высчитанными углами. Кузнец войны Харкор был олимпийцем старой закалки, воином, который понимал, как важно время от времени укреплять дух своих подчиненных, бросая их в огонь и выковывая на наковальне войны.

Кроагера мало привлекала логистическая сторона осады, хотя он был довольно компетентен в этой области. Пусть другие занимаются копанием, планированием и строительством. Его стихией было пекло битвы, где прямота была добродетелью, а ярость решала исход.

Из шквала взрывов и шрапнели вынырнули несколько воинов и начали искать подходящую опору рядом с ним. Они ориентировались на него, зная, что там, где появляется Кроагер, всегда льется кровь врага. Он поднялся повыше сквозь стену огня и шума; залпы гранатометов каскадом следовали один за другим, но взрывные боеприпасы были на исходе, а гранатометов – слишком мало, чтобы нанести ощутимый урон. Железные Воины оказались под градом осколков, но благодаря многослойной керамитовой броне ранены были единицы.

Рядом с Кроагером поднимался Ваннук, вороненый доспех которого испещрили выбоины от малокалиберных выстрелов, а шлем почернел от взрывов. Он выпустил короткую очередь из болтера, который держал в одной руке. Раздался вскрик, и со стены свалилось тело, разорванное масс-реактивными снарядами.

– Первая кровь на моем счету, – рыкнул Ваннук.

Болтер Кроагера пока что был пристегнут магнитным зажимом у бедра, и там ему и суждено было оставаться, пока его владелец не доберется до парапета.

– Первая, не первая, – отозвался Кроагер. – Какая разница, если это кровь.

Ваннук остановился, чтобы еще раз прицелиться, но вдруг вал задрожал от смещения грунта в его основании. Почувствовав эту дрожь, Кроагер зацепился за трещину в склоне и, удерживая собственный вес бронированными пальцами правой руки, качнулся в сторону, чтобы найти точку опоры для левой. В тот же миг в грунте возник провал, словно какой-то придонный хищник разверз огромную пасть, и Ваннук исчез, даже не успев закричать. Зыбкий грунт продолжал двигаться, и очень быстро края провала вновь сомкнулись.

– Идиот, – только и сказал Кроагер в память о Ваннуке, после чего продолжил подъем.

Он продвигался вперед резкими рывками, иногда перепрыгивая препятствия. Мастерство, помноженное на везение, помогали ему обходить острые скальные выступы и уклоняться от вражеского огня. На место, где он стоял за секунду до этого, скатилась турель, охваченная пламенем. Кибернетический наводчик был все еще присоединен к искореженным обломкам кабелями и вместе с уничтоженным орудием рухнул на скалы. При падении турель взорвалась, бронированные листы разошлись, словно мокрая бумага, и наружу вырвался столб пламени. Автомат заряжания не выдержал перегрева, и снаряды боеприпаса разлетелись во все стороны по непредсказуемым траекториям.

Один из них взорвался на склоне совсем рядом с Кроагером, и тот вздрогнул, когда от силы взрыва на мгновение потемнел визор шлема. Потом глянул вверх – и ухмыльнулся: множество людей, стоявших вдоль парапета, взирали на него с ужасом. Боятся? Ну и правильно.

– Смерть идет за вами! – крикнул он им. – Железо, что было снаружи, скоро станет железом внутри!

Некоторые лазерные разряды и пули все-таки попали в него, но, выбив из наплечников снопы искр, доспех пробить не смогли. Кроагер высвободил болтер из магнитного захвата на бедре, одним плавным движением прицелился и выпустил короткую очередь из трех выстрелов.

У первой его жертвы голова просто исчезла: кинетическая энергия снаряда была столь велика, что голову человека оторвало от позвоночника. Второй болт, среагировав на объект нужной массы, детонировал в груди другого солдата, разнеся ее в клочья. Третий человек с воплем рухнул навзничь – осколки костей, разлетевшиеся от двух убитых, исполосовали ему лицо. Кроагер понимал, что тратить масс-реактивный боеприпас на обычных людей – расточительство, но катастрофы, которые при этом происходили с хрупкими человеческими телами, были так занятны, что он просто не мог устоять. Вернув болтер на место, Кроагер начал подтягиваться все ближе к парапетной стенке, потрепанный вид которой вызывал у него улыбку. На этом участке вала не осталось никаких встроенных орудий, и теперь остановить его не мог никто.

Он ухватился за скрученный арматурный прут и, подтянувшись, перевалился через остатки парапета, в каменной кладке которого застряли осколки снарядов. Оказавшись на стене, Кроагер снова достал болтер и теперь искал новые цели.

Кроме него, подъем преодолели только два Железных Воина: Вортракс и Уштор, судя по символике на их шлемах и наплечниках. Один из Имперских Кулаков, видимо, капитан, удивленно обернулся к ним – и окриком предупредил еще двоих Кулаков, вокруг которых толпилась почти целая рота перепуганных солдат.

– Без шлема? – процедил Кроагер, мгновенно прицелился и выстрелил. – Как глупо.

Капитан упал, но Кроагер с раздражением увидел, что враг отделался лишь касательным ранением. Два Имперских Кулака, разделившись, открыли огонь, чтобы помочь командиру; смертные солдаты в ужасе палили наугад.

Сосредоточенный болтерный огонь отбросил Вортракса на разрушенный парапет. Нагрудник воина не выдержал, тело его несколько раз содрогнулось, и треск перемолотых костей не оставил Кроагеру сомнений, что масс-реактивные снаряды превратили грудную клетку Вортракса в кашу.

Между Уштором и Кулаками завязалась перестрелка, но те держались слишком хладнокровно, чтобы подставляться под случайные выстрелы. Кроагер не торопясь поднял болтер к плечу, прицелился в Имперского Кулака слева от себя и сделал два аккуратных выстрела. Воин рухнул с пробитым шлемом, лишившись затылка и разбрызгивая мозговое вещество через дыру в обгорелой кости.

Пока эта стычка отвлекала внимание солдат, на стену поднялись еще пара Железных Воинов. Огонь их болтеров обрушился на людей, и оторванные конечности полетели во все стороны, словно тела попали под ножи молотилки. Презренные смертные вопили, и их нелепая гибель Кроагера совершенно не радовала: единственной достойной мишенью здесь были только Кулаки.

Раненый капитан поднялся и, обнажив сверкающий золотом клинок, бросился на Железных Воинов. Оба погибли один за другим, не устояв под мощными ударами, прицельно нанесенными по самым уязвимым местам их брони. Капитан столкнул убитых врагов со стены и повернулся к Кроагеру.

– Я – ваша смерть, предатели! – закричал он. Выстрел оставил на его голове ссадину в пару сантиметров глубиной, и теперь засохшая кровь превратила лицо капитана в красную маску.

Кроагер покачал головой и дважды пальнул ему в грудь. Доспех Уштора, стоявшего рядом, взорвался изнутри, и воин упал, но Кроагера его предсмертные хрипы не остановили – он мчался к Имперскому Кулаку, который убил его товарища.

И этот без шлема. Дорновым слабакам что, головы мешают?

Сделав шаг назад, Кулак сменил опустевший магазин болтера на новый.

– Бежать некуда, – сказал ему Кроагер.

– Я не убегаю, – возразил Кулак, – а жду.

– Кого? – Кроагер почувствовал невольное любопытство.

– Их, – ответил противник.

Несколько тяжелых ударов пришлись в бок Кроагеру, развернули его на месте, пробили доспех и оставили глубокие рваные раны и боль. Он упал на одно колено – и увидел, что на него мчатся не меньше двух десятков Имперских Кулаков. Они стреляли на бегу, что нисколько не сказывалось на точности выстрелов. Прежде чем Кроагер успел отползти в укрытие, в него попали еще два раза, в плечо и прямо в грудь. Он сплюнул сгусток крови сквозь вокс-решетку шлема, визор которого расцветился предупреждающими иконками.

Кроагер хотел ответить врагу еще одной очередью, но не мог пошевелить раненой рукой, а от болтера остались только обломки. Он даже не заметил, когда именно лишился оружия. Заглянул через край стены и увидел лишь нескольких Железных Воинов, что карабкались к парапету и сотням солдат, готовых встретить их взрывчаткой и массированным огнем. С этой стороны помощи ждать не стоило.

Но какое же унижение, что в крепость их не пускают такие вот отбросы.

Кроагер в недоумении уставился на лужу темной крови перед собой: хотя кровоточили его собственные многочисленные раны, в этом влажном блеске и привкусе железа все равно было нечто удивительно приятное.

Разрушенный парапет накрыла мрачная тень, раздался вой реактивных двигателей, и сверху обрушился поток раскаленного воздуха. Лужа крови перед Кроагером вскипела от жара, раздались вопли солдат – их униформа вспыхнула. Имперский Кулак, с которым Кроагер говорил мгновениями раньше, упал: боеприпас его болтера взорвался, превратив его руки в черные обрубки, из которых торчали оплавленные кости.

Нечто упало с небес в самое сердце цитадели – что-то большое и железное, что-то ужасное и безжалостное, и металлический грохот, сопровождавший его прибытие, напоминал похоронный звон колокола.

Непревзойденный воин Олимпии, полубог в темной броне, повелитель грома, вооруженный молотом.

Пертурабо, Железный Владыка.


С появлением примарха битва закончилась.

Исход осады, и так никем не ставившийся под сомнение, был окончательно определен, когда явился этот неукротимый воин.

Пертурабо стоял, преклонив одно колено, одну руку выставив перед собой, словно выказывая почтение невидимому господину, а другую вытянув в сторону. В вытянутой руке он держал молот размером со смертного человека, с рукоятью из сплава, о котором было известно лишь то, что он неразрушим. На нем были узоры, как на мраморе, с прожилками-молниями, а навершие венчал янтарный камень с черной полосой, похожий на змеиный глаз. Голова молота была стальной и золотой, задняя часть покрыта острыми шипами, а плоское лицо на передней было искажено жаждой крови.

Подарок самого Магистра войны предназначался не для ковки; это был не инструмент кузницы и не символ союза.

Сокрушитель наковален был создан для убийства – орудие смерти, и ничего более.

С широких плеч Пертурабо спадала мантия из переплетенных стальных пластин, будто шкура какого-нибудь серебряного дракона, а из-под высокого воротника на точеное лицо примарха падал красноватый свет. Глаза холоднейшего голубого оттенка, как покрытая льдом сталь, сверкали в полумраке дня, его голова была обрита налысо, и из нее выходили туго скрученные кабели.

Имперские Кулаки, явившиеся, чтобы убить Кроагера, не могли упустить эту идеальную возможность нанести вред воплощению своей ненависти. Они забыли об окровавленном воине и воспользовались единственным шансом атаковать вражеского примарха, что им когда-либо мог представиться. Кроагер был в легионе со времен большого смотра перед величественным замком, принадлежавшим тирану, но он мог по пальцам одной руки пересчитать, сколько раз ему выпадала честь увидеть воюющего примарха.

Каждый раз это было издалека, и каждый раз это была дистанционная война.

Сейчас был первый раз, когда он увидел Железного Владыку, убивающего лично. Этот момент он никогда не забудет.

Пертурабо убил первого Имперского Кулака прежде, чем Кроагер осознал, что примарх начал двигаться: он развернулся на пятке и ослабил хватку на молоте, позволяя тому частично выскользнуть, пока его рука не оказалась на самом конце рукояти. Лицевая часть опустилась на первого воина, и тот исчез во взрыве плоти, кости и осколков брони. Серебряный плащ Пертурабо взметнулся, и бритвенно-острые пластины, прорезав броню второго воина, рассекли его на две половины так аккуратно, что Кроагеру показалось, будто их можно было бы легко соединить заново.

Третьему воину удалось подобраться достаточно близко для атаки, но он не успел даже поднять оружие. Железный Владыка вытянул правую руку, и Имперского Кулака накрыл поток огня от выстрелов. С десяток, если не больше, зарядов взорвалось практически одновременно, разнеся его на куски так, как разнес бы помещенный в грудь динамит. Плоть и кровь, оставшаяся от воина Дорна, – а осталось ее немного – упала на землю липким красным дождем.

А потом вокруг Пертурабо с грохотом возник Железный Круг.

Шесть массивных созданий в тяжелых доспехах, сияющих железом и золотом, раскололи под собой землю с силой артиллерийского удара. Они выпрямились, воя пневмоприводами и миганием возвещая о запуске протоколов по обнаружению целей. Боевые роботы-«Колоссы» выстроились вокруг Пертурабо, подняв тяжелые боевые молоты и чудовищно огромные штурмовые щиты, в то время как их органические процессоры оценивали противников, находящихся перед их повелителем.

По Пертурабо открыли огонь, но Железный Круг сошелся, образовав неприступную металлическую стену, и все заряды были отражены или уничтожены. Щиты раздвинулись, и Пертурабо влетел в группу Имперских Кулаков, описывая молотом убийственные дуги, разбивая доспехи, ломая тела, круша черепа, отрубая конечности, обрывая жизни. Железный Круг следовал за ним, и их молоты скидывали изувеченные тела со стен, так сильны были их удары. Они отбрасывали вражеских воинов к стенам, защищая Пертурабо с флангов, в то время как Сокрушитель наковален превращал Кулаков в лишенное костей месиво, а установленные в наруче болтеры разрывали останки в клочья.

Железного Владыку сопровождала смерть, и он был ее вестником.

Кроагер позволил себе короткий восторженный вдох, когда умер последний Имперский Кулак.

Сокрушитель наковален врезался в камень парапета, оставив воронку, как после противобункерного снаряда. Вокруг Пертурабо заклубилась каменная пыль и опустилась на его броню, как принесенные ветром снежинки.

Почти тридцать космодесантников мертвы, а сердце успело отбить лишь пять ударов.

Кровь, текшая из ран Кроагера, уже останавливалась, и кожа была горячей на ощупь: сверхчеловеческий организм начал восстановительные процессы. Он почувствовал, что Пертурабо смотрит в его сторону, поднялся на одно колено и склонил голову. Раздался тяжелый звук приближающихся шагов, и липкий край принадлежащего примарху молота коснулся его под подбородком. Легкий нажим заставил Кроагера поднять голову, и он посмотрел в глаза примарха, в черные, расширенные зрачки, отражавшие алый свет из-под воротника. Кроагер дрожал под взглядом Пертурабо, но, видимо, гнев примарха уже был растрачен на Имперских Кулаков.

– Сними шлем, – приказал примарх. Его голос был словно скрежещущие друг об друга ледники.

Кроагер кивнул и расстегнул замок на одной стороне здоровой рукой. Расстегнуть второй было непросто, но в конце концов защелка поддалась, издав шипение, с которым выравнивалось давление. Он снял шлем и заморгал, привыкая к отсутствию фильтров, что были в улучшенной оптике. Воздух здесь был теплым и пыльным, и в нем чувствовался металлический привкус от месторождений железа под землей и огромного количества крови, пролитой на камни цитадели.

Пертурабо сражается против сыновей Дорна


Голову Пертурабо окружал нимб: пылинки и каменная взвесь попали на ионизирующие поверхности черепных устройств. У него было бледное, бесцветное лицо, утратившее живые оттенки после месяцев затворничества, но низкое солнце уже начинало вызывать выработку меланина и придавать коже грубую текстуру.

– Ты Кроагер, так? – спросил Пертурабо.

На одно страшное мгновение Кроагер забыл собственное имя, но вопрос примарха был риторическим.

– Я помню тебя с Исствана, – продолжил Пертурабо, говоря так, словно скупился на каждое слово. – Ты – один из буянов Харкора, бойцовый пес, любящий вкус крови.

Кроагер не знал, хвалят ли его или осуждают, и молчал; Пертурабо отвернулся и окинул взглядом то, что осталось от команды бастиона. Железный Круг двигался в идеальном унисоне с примархом; они держали щиты на боку, а их молоты шипели: пролитая кровь испарялась в окружавших их энергетических полях.

На каждом автоматоне был символ воина-легионера, и их холодные машинные сердца были так преданны, насколько это вообще было возможно. Пертурабо создал Железный Круг после атаки на «Железную кровь». Это был автономный отряд безжалостных убийц, преданных слуг и неподкупных стражников одновременно.

Кроагер поморщился, когда поврежденную руку пронзила боль, и сжал кулак. Со всех сторон до него доносились звуки марширующих ног, болтерного огня, железа, бьющего об камень, и воющих ракетных двигателей. Определенно, в стенах цитадели еще оставались силы сопротивления, но сердце ее было вырвано, когда неожиданно появился Пертурабо. Кроагер поднял лицо к небу и увидел кружащую «Грозовую птицу» с выпущенной из хвостовой части штурмовой аппарелью. Она сверкала серебристо-стальным, золотым и черным, ее бока были дополнительно бронированы, и на них были установлены комплекты ракет и тяжелые болтеры в рядах спонсонов.

Это было последнее транспортное средство Пертурабо, тяжелый штурмовой корабль, способный перевозить Железный Круг и одновременно заходить на атаку в неспокойной зоне высадки, при этом с высокой долей вероятности оставаясь достаточно целым для следующего полета. В то время как его братья-примархи любили разукрашивать личные летательные аппараты и давать им героические имена, Пертурабо не тратил время на подобные проявления тщеславия.

Эти корабли предназначались для битвы, и если один оказывался уничтожен, строили другой.

– Где твой кузнец войны? – спросил Пертурабо, заставив Кроагера вернуться мыслями на землю.

Кроагер сплюнул сгусток крови и пыли, прежде чем ответить:

– Триарх Харкор у орудий, повелитель. Полагаю, он уже идет сюда.

– Не сомневаюсь, – отозвался Пертурабо, внимательно смотря на него, как будто видел в первый раз. – Ты один выжил и добрался до парапетов?

– Да, – ответил Кроагер, не видя нужды упоминать о Вортраксе и Ушторе. Если уж его ждет слава, зачем делить ее с другими?

– Встань, – сказал Пертурабо.

Кроагер мгновенно подчинился, хотя тело и протестовало из-за того, что прерывались процессы заживления.

Пертурабо странно смотрел на него: словно искал что-то, сам не зная, что именно, но чувствуя его присутствие, скрытое от взгляда, как зерно в плодородной почве – взлелеянное, но еще не готовое прорасти.

– Интересно, – сказал он, и Кроагеру оставалось лишь гадать, что он имел в виду.

Кроагер услышал, как загремели об стены штурмовые лестницы и завыли пневматические подъемники. Оборонительные протоколы, что бы они из себя ни представляли, явно прекратили работу при гибели Имперских Кулаков, и вскоре Железные Воины взбирались на поврежденные обстрелом стены как победители, а не как атакующие.

Несколько легких «Громовых ястребов» с шумом опустились к нижним уровням внутри цитадели, словно собираясь провести боевую высадку. Штурмовые рампы опустились на землю, и из кораблей показались многочисленные массивные фигуры, принадлежащие Железным Воинам. Кроагер отвел взгляд, увидев кузнеца войны Харкора, шагающего в его сторону рядом с лордом Форриксом.

Брат-триарх Харкора не носил шлема, только капюшон из вулканизированной резины был накинут на выбритую голову. Его череп покрывали рифленые нейроконнекторы, напоминавшие косички варвара с дикого мира. Из той же «Грозовой птицы», из которой вышел лорд Форрикс, показался возвышающийся над остальными кузнец войны Фальк. Хотя его доспех был в целом такой же, как у Форрикса, он был на полголовы выше и являлся самым массивным среди Железных Воинов.

Последним из своего транспорта вышел Торамино, командующий Стор Безашх. В то время как прочие кузнецы войны предпочитали защиту тяжелого катафракта, Торамино носил блестящий доспех типа IV «Максимус». И в то время как его собратья были грязны и покрыты слоем вездесущей в этой долине красной пыли, броня Торамино была отполирована до зеркальности, словно только вышла из-под рук своего создателя в марсианских кузнях. С его плеч спадала черная как смоль кольчужная мантия, контрастируя с белоснежными заплетенными волосами.

Кузнецы войны приблизились к примарху с некоторой осторожностью, ибо поговаривали, что его нрав в последнее время стал еще более переменчив и жесток. Еще не утихли слухи о том, как кузнец войны Беросс получил те ужасные повреждения, и у Кроагера не было оснований завидовать их высокому рангу.

Кузнецы войны встали перед примархом, каждый опустился на колено и ударил правым кулаком в левую ладонь.

– Из железа рождается сила, – сказали они.

Пертурабо опустил навершие Сокрушителя на каменный пол и, склонившись вперед, положил руки на его широкую голову. Поза должна была казаться расслабленной, но Кроагер видел едва скрытое напряжение в теле примарха – как в натянутом до предела прочности кабеле. Да, решил он, пехотинцем быть куда лучше, чем командиром.


Форрикса кажущаяся непринужденность примарха не обманывала. Хотя уже несколько недель прошло с того момента, как он в последний раз видел Пертурабо, он разглядел ярость за трещиной в демонстрируемой им оболочке. Их повелитель был не из тех воинов, что обращаются со своими подчиненными с дружественной мягкостью – как, по слухам, некоторые другие примархи. Он перевел взгляд на Харкора, чье льстивое лицо светилось от гордости.

Кадмейская цитадель пала, и, судя по всему, именно гранд-батальон Харкора наконец пробил оборону Имперских Кулаков. Должно быть, Харкор сейчас размышлял о почестях, которые непременно должны были последовать за столь важным достижением, но Форрикс смотрел на ситуацию через линзы другого цвета.

После Исствана Пертурабо стал склонен к приступам дикого гнева и внезапным проявлениям жестокости, и Харкор рискнул, полагая, что, унизив сынов Дорна, остудит эту раскаленную ярость. Но по мере того как тишина между примархом и кузнецами войны затягивалась, даже уверенность Харкора в том, что его ждет похвала, начала угасать. Молчание нарушали только скрип доспехов, вздох внезапно стихшего ветра и металлический шелест мантии примарха.

– Мои приказы были конкретны, разве нет? – наконец произнес Пертурабо, вернув Сокрушитель наковален в крепление на плечах.

Вопрос мог предназначаться только одному кузнецу войны, и Харкор поднялся, отделенный от собратьев собственной неуверенностью.

– Повелитель, я... – Это было все, что он успел произнести, прежде чем Пертурабо взял его за шею закованной в латную перчатку рукой и вздернул в воздух. Харкор был облачен в самую тяжелую броню Легионес Астартес, однако Пертурабо легко поднял его на уровень своих холодных стально-голубых глаз.

– Разве триарх Харкор теперь командует Железными Воинами?

– Нет, повелитель, – прохрипел Харкор. – Лишь вы один властвуете над сынами Олимпии.

– Ясно, – сказал Пертурабо, словно размышляя над этим ответом. – А триарх Харкор об этом знает?

Задыхающийся кузнец войны, не способный говорить через сжатое горло, кивнул. Спаянный шов на нагруднике разошелся, а литые заклепки начали выскакивать из своих отверстий на латном воротнике. Невозможно было вообразить себе силу, нужную, чтобы разломать этот несокрушимый доспех.

– И тем не менее он считает допустимым игнорировать мои приказы и разрабатывать собственные тактические ходы, – сказал Пертурабо. – Любопытная интерпретация принципов командной структуры, тебе так не кажется?

Харкор шумно вдохнул, когда хватка Пертурабо немного ослабла.

– Повелитель, я увидел возможность, – проговорил он между хриплыми вдохами. – Шанс на победу.

Пертурабо кивнул, словно и так это знал, но не выпустил Харкора и не опустил его на землю.

– Победу?

– Крепость ваша, повелитель.

– Но не благодаря замыслам триарха Харкора, – резко бросил Пертурабо, поворачиваясь к окровавленному воину, стоящему позади. Форрикс не узнал его, но мог сказать, что у него был вид убийцы, любящего размахивать кулаками буяна, которого желательно иметь рядом во время яростной схватки, сопровождающей прорыв обороны, или резни при абордажном ближнем бое.

Пертурабо отпустил Харкора и жестом приказал воину выйти вперед.

– Это Кроагер, и он – единственный элемент твоего плана, сумевший добраться до парапета живым, – сказал примарх, кладя руку на искореженный наплечник воина. – Сражающиеся отдавали свои жизни впустую, а ты наблюдал за этим с орудийной батареи внизу. Я жду от своих кузнецов войны большего, Харкор, особенно если они – часть Трезубца. Я жду дисциплины и преданности, но в первую очередь я жду неуклонного исполнения своих приказов.

Форрикс ждал удара, который лишит Харкора жизни, как лишил Беросса, но его не последовало. Вместо этого Пертурабо потянулся к Харкору и схватил его левый наплечник левой рукой. Правой он одним резким движением оторвал пластрон с груди Харкора. С оторванных краев посыпались искры, выпали кабели и закапали электропроводящие жидкости. Нагрудник со звоном упал на землю, но Пертурабо еще не закончил.

Он сдирал броню с Харкора деталь за деталью, кидая оторванные пластины под ноги, как сброшенную кожу. Каждый элемент доспехов грубо отламывался, пока Харкор, заметно уменьшившийся в размерах, не оказался в одном порванном комбинезоне, с которого свисали куски соединительных трубок и тонкие провода хим-шунтов.

– Ты недостоин носить эту броню, Харкор, – сказал Пертурабо. – Из железа рождается сила. Из силы рождается воля. Из воли рождается вера. Из веры рождается честь. Из чести рождается железо. Ты показал, что ни одним из этих качеств не обладаешь. Ты – ржавчина, пожирающая металл, бракованная шестеренка, которую необходимо убрать из механизма, пока повреждения не распространились.

– Повелитель, прошу... – начал Харкор, но ледяной взгляд примарха заставил его прикусить язык.

– С этого момента ты больше не триарх, – сказал Пертурабо. – Лезвия Трезубца должны быть столь же тверды и крепки, как рука, что направляет его, а ты слаб, Харкор.

Харкор молча замотал головой, отказываясь признавать, что его мир рушится, и Форрикс не сумел удержаться от слабой улыбки. Он никогда не считал, что Харкор достоин места в Трезубце, но разумно держал свое мнение при себе.

– Ты лишаешься своего ранга, и с этого момента ты простой воин 23-го гранд-батальона, – сказал Пертурабо. – Ты – часть рядового состава, такой же боевой брат, как все остальные. Свободен. Убирайся с моих глаз.

Харкор побледнел, услышав этот ужасный приговор, и Форрикс предположил, что тот сейчас в отчаянии бросится на Пертурабо, но, как выяснилось, у разжалованного триарха не нашлось мужества даже для того, чтобы смыть свой позор раз и навсегда. Харкор повернулся и зашагал прочь – сломленный человек, чьи надежды и честолюбивые мечты были навсегда разбиты.

Пертурабо перевел взгляд на своих старших кузнецов войны, замерших в предвкушении открывавшихся перед ними возможностей. Теперь, когда Голг был мертв, а Харкор лишился расположения, честолюбивые устремления Торамино и Фалька были так сильны, что Форрикс их чувствовал.

– В моем Трезубце, как я вижу, не хватает двух членов, – сказал Пертурабо, вздохнув так, будто несколько лет сдерживал дыхание. И с этим выдохом с примарха, казалось, спал груз, словно вместе с воздухом ушло раздражение, не отпускавшее его после убийства тех, кто пытался взять на абордаж «Железную кровь».

Форрикс поднялся, зная, что больше нет нужды молча стоять в почтении.

– Мы рады служить вам, – сказал Барбан Фальк, вставая вместе с прочими кузнецами войны.

– Я ваш покорный слуга, повелитель, – добавил Торамино. – Заслуженный ветеран, гордый сын и преданный воин.

Пертурабо мрачно улыбнулся и сказал:

– Фениксиец и его распутная армия высадятся на планету уже через несколько часов, и я хочу, чтобы к его прибытию Трезубец был со мной. Форрикс, кто, по-твоему, будет подходящей заменой твоим павшим товарищам?

Форрикс ждал этого момента. Хотя в Четвертом легионе было много кузнецов войны, лишь некоторые обладали твердостью духа, необходимой, чтобы стоять рядом с примархом. Даргрон исчез в последних спазмах боя в системе Фолл, а Варрека и его гранд-батальон примарх отправил в неизвестном направлении после той битвы. Обоих готовили в триархи, но Форрикс знал, какой ответ от него сейчас требуется.

– Кузнецы войны Торамино и Фальк станут хорошими воинами Трезубца, – сказал Форрикс. – Вы желаете, чтобы на вашей стороне были сильные и могущественные бойцы; они оба являются таковыми в полной мере.

Пертурабо кивнул, словно раздумывая над его ответом.

– В любой другой день я бы всецело согласился с тобой, Форрикс, – сказал он и посмотрел на небо, глухо усмехнувшись. – Но сегодняшний день особенный.

Форрикс не очень понимал, что примарх имеет в виду, и молча смотрел, как Пертурабо встает перед Барбаном Фальком и кладет руки ему на голову, словно благословляя. Фальк был огромен даже по меркам Легионес Астартес, но и он казался невысоким рядом с Пертурабо.

– Барбан Фальк, ты станешь одним из моих триархов, – сказал Пертурабо, и Фальк опять ударил кулаком в ладонь. Но если Торамино рассчитывал, что ему окажут такую же честь, следующим словам примарха предстояло разбить его надежды на возвышение.

– Торамино, ты хороший кузнец войны, но никто не командует Стор Безашх лучше тебя, – сказал Пертурабо, – Мне нужна свежая кровь в Трезубце, новый голос, который стряхнет с нас пелену самонадеянности.

– Повелитель? – спросил Торамино с явным неверием. – Я не понимаю...

Примарх подтянул к себе окровавленного воина, с боем преодолевшего стены.

– Кроагер возьмет на себя командование 23-м гранд-батальоном, – сказал Пертурабо. – Он станет третьим лезвием моего Трезубца.


Глава 3. Свежая кровь / Кавея феррум / Святая святых

Пертурабо решил, что они спустятся с горы пешком, пробираясь через изрубленные тела и искореженный металл – все, что осталось от неудавшегося штурма Харкора. Назидательность этого решения была очевидна, но Железный Владыка никогда и не отличался тактичностью. Однако Форрикс напомнил себе, что прямота и простота – это разные вещи. За десятилетия войны, проведенные в залитых кровью окопах и под обстрелом на брешах, Пертурабо утратил часть остроумия и аристократизма, но не стоило недооценивать интеллект, порожденный алхимической наукой, которым светились его сапфирово-синие глаза.

Примарх шел впереди под защитой тяжелых щитов Железного Круга. Он не спешил, так как хотел, чтобы спутники его увидели, во что превратился гранд-батальон Харкора, насколько сокрушительным оказался ответ Имперских Кулаков на эскаладу и какова цена за неповиновение приказу. По сравнению с Бероссом Харкор еще легко отделался. Может быть, это знак того, что Пертурабо наконец начал подниматься из той пучины темных мыслей, которая поглотила его в последнее время?

Форрикс шел рядом с Фальком и Кроагером; новоявленный триарх, все еще потрясенный назначением в Трезубец, до сих пор молчал. Торамино следовал за ними, излучая горечь разочарования оттого, что неожиданное возвышение воина Харкора исключило его из числа избранных. Если Кроагер и чувствовал злобный взгляд, которым опозоренный кузнец войны сверлил ему спину, то держался с на удивление невозмутимым видом.

Пока что эта молчаливая прогулка по горному склону не дала Форриксу никакого повода переменить мнение о Кроагере: лицо его, изуродованное следами старых переломов, и так сказало все, что нужно. Кроагер был грубым оружием, которое должны направлять те, кто умнее его. Почему Пертурабо включил его в Трезубец – из своевольной прихоти или же потому, что талант видеть скрытый потенциал позволил ему разглядеть в этом воине что-то помимо жестокости? В таком случае лучше пока проявить осторожность и посмотреть, чего новичок стоит на самом деле.

Вверх по склону шли саперные отряды, за которыми двигались техножрецы, облаченные в черные мантии. Их транспортные экипажи шли, ползли или парили следом; из-за экзотической конструкции, не имевшей ничего общего с разумной функциональностью, эти устройства казались отвратительными распухшими чудовищами с множеством конечностей, которые давали им возможность двигаться самыми разнообразными способами.

– Падальщики явились обглодать труп, – с отвращением заметил Фальк.

– Пневмашина? – уточнил Форрикс.

– Они так себя теперь называют?

– Насколько мне известно, – подтвердил Форрикс, следя за тяжелой строительной машиной – ее сегментированный корпус поднимался по склону благодаря волнообразным перистальтическим движениям гусеничных треков.

За ней ползли перемазанные машинным маслом рабы, их истощенную плоть пронзали металлические ленты с рисунком из черно-белых линий разной толщины. Невольников шипастыми кнутами подстегивали адепты в капюшонах, повторяя при этом бессмысленный набор чисел или оглушительные атональные вокализации. Ранцы за спинами адептов изрыгали дым, вонявший бальзамирующей жидкостью и протухшей смазкой.

– Неважно, кто они теперь, но подобные места не стоит осквернять.

– Осквернять? – переспросил Форрикс со снисходительным смешком. – Это ведь не святилище, это крепость из стали и камня, со стенами и бастионами. Более того, крепость разрушенная.

– Это пока, – возразил Фальк. – Когда мы закончим с восстанием Хоруса, я вернусь и отстрою ее заново.

– Восстание и ваше тоже, кузнец войны, – заговорил Кроагер.

– Что ты сказал? – удивился Фальк.

– Я сказал, что это и ваше восстание, – повторил Кроагер.

Фальк прищурился, зрачки его глаз расширились: он пытался распознать в словах воина скрытый намек. Форрикс невольно восхитился Кроагером, потому что того, кто посмел открыто не согласиться с кузнецом войны, практически всегда отправляли на тот свет ударом силового кулака или назначением в отряд «потерянной надежды».

– И что же ты имел в виду? – допытывался Фальк.

Кроагер нахмурился, словно вопрос его удивил. Замешательство это, как догадался Форрикс, было вызвано вовсе не тем, что воин не понял Фалька, а тем, что он не вкладывал в свое замечание никаких намеков, говоря чистую правду.

– Мы сражаемся по той же причине, что и Магистр войны, – пояснил Кроагер, – и если не будем действовать слаженно, то проиграем.

Смех Форрикса эхом отразился от каменных завалов на склоне:

– Кажется, теперь я понимаю, почему примарх захотел назначить тебя в Трезубец.

– Неужели? – сказал Фальк. – Тогда ты лучше меня разбираешься в людях.

– Кроагер у нас любитель говорить без обиняков. Ведь так? – обратился Форрикс к воину.

Тот пожал плечами:

– Я говорю то, что думаю, кузнец войны.

– В Трезубце нет званий. Когда мы собираемся втроем, я просто Форрикс, а ты – просто Кроагер. Но вот он, – Форрикс ткнул большим пальцем в сторону Фалька, – все равно кузнец войны. Даже для меня.

Не замечая попытки разрядить обстановку, Кроагер кивнул, а затем спросил:

– Это значит, что я теперь тоже кузнец войны?

Об этом Форрикс еще не думал.

– Пертурабо отдал тебе гранд-батальон Харкора, так что да, похоже, что так. Поздравляю, кузнец войны Кроагер.

У воина было такое выражение, словно Форрикс протянул ему чашу с кислотой и приказал осушить ее до дна:

– Но я никогда не хотел быть кузнецом войны. Для этой должности у меня характер неподходящий.

– Тогда характер придется изменить, – отрезал Фальк.

Форрикс посмотрел на доспех Кроагера, заляпанный кровью, и усомнился в том, что это вообще возможно.

Подножие склона затянул дым, и облака пороховых газов спустились на сеть укрепленных листами металла траншей, словно ядовитая пелена, которая остается после вирусной зачистки. На огневых позициях орудийные расчеты из Стор Безашх чистили почерневшие стволы «Громобоев», а грузные огрины-сервиторы укладывали неизрасходованные снаряды на огромные бронированные транспорты, которые должны были вернуть боеприпасы на склады глубоко под землей.

Форрикс прошел мимо ремонтных бригад, которые трудились над поврежденными участками циркумвалационной линии. Здесь были и сервиторы, и рабы, которых взяли в плен по пути на эту планету, и хотя сейчас, когда цитадель пала, в этой изматывающей работе не было особой необходимости, надсмотрщики раздавали удары кнутами с прежней жестокой методичностью. Где-то у орудийных батарей от них отстал Торамино, и Форрикс с легкостью представил, как с его тонких губ срываются полные яда и горечи проклятья.

Их путь петлял по укреплениям, где каждый поворот траншеи был идеально просчитан для того, чтобы обеспечить воинам защиту от навесного огня. Стены траншей, больше напоминавшие стены кессонов для подводных работ, глубоко уходили в землю и были облицованы листами ударостойкого материала, закрепленными на самом скальном основании.

В укрепленных редутах за бронедверями разместились полки Селювкидских торакитов. Эти мрачные солдаты были выходцами с Олимпии, которые поддержали Железных Воинов в геноциде, устроенном ими на родной планете; поверх выцветшей униформы цвета хаки они носили чешуйчатые нагрудники, а прообразом для их шлемов послужил доспех Мк-IV. Вездесущая пыль охряным налетом лежала на их снаряжении, но солдаты позаботились о том, чтобы защитить стрелковые механизмы чехлами, а фокусирующие кольца – пленкой, которая предохраняла от царапин.

Те солдаты, которых мог видеть Форрикс, уже опустились на колени: новость о прибытии Пертурабо разнеслась по траншеям так же быстро, как распространяются слухи. С появлением примарха и его Железного Круга вся работа остановилась, но он не обратил на это никакого внимания; так же поступили и воины, следовавшие за ним. А между тем рабы рухнули лицом в грязь, торакиты вытянулись во фрунт, прижав ружья к груди, и каждый Железный Воин ударил кулаком одной руки по ладони другой в знак приветствия.

По мере того как распространялась новость о том, что цитадель пала, над траншеями один за другим поднимались штандарты с изображением железного черепа и флаги с янтарным Глазом Хоруса. Заметив, что одно такое знамя стоит выше штандартов легиона, Форрикс вспомнил откровенные слова Кроагера и почувствовал смутную тревогу. Железные Воины всегда испытывали дефицит доверия, и Форрикс на мгновение задумался: а чем, собственно, приказы Магистра войны будут отличаться от приказов Императора?

Никто в легионе Пертурабо, будь то простые смертные или сверхлюди, не отличался излишней эмоциональностью, и потому сначала приветственных возгласов было немного, но постепенно вся долина наполнилась громогласными победными криками. Солдаты пересказывали друг другу историю о том, как сам примарх и его роботы-преторианцы закончили осаду, и чем дальше разносился этот рассказ, тем более невероятными подробностям он обрастал. Пертурабо проигнорировал восторженный клич так же, как раньше проигнорировал подобострастные знаки почтения, и направился, не отвлекаясь ни на что, к своему бункерному комплексу.

Узкий и извилистый путь, который вел к заглубленному входу в бункер, таил в себе множество опасностей: многоуровневые заграждения из колючей проволоки, подвижные минные поля, ловушки, оснащенные конверсионными лучами, лазерные сетки, гравитонные волчьи ямы и рвы, заминированные мелта-зарядами. Посетителям, желавшим аудиенции у примарха, равно как и врагам, открывался только один путь к его убежищу, и Форрикс поежился, заметив, что десятки смертоносных устройств отслеживают его продвижение к входу.

Тяжелые взрывостойкие двери из адамантия, для поглощения кинетической энергии покрытого толстым слоем пермакрита, распахнулись на пневматических петлях. Внешнюю сторону створок украшали чеканные барельефы из золота и серебра, снятые с разбитых врат дворца Лохоса.

С чувством вины Форрикс вспомнил тот штурм Кефаланского холма, на вершине которого укрылся самозваный тиран Олимпии, вспомнил, как с боем пробирался через укрепления дворца, которые в свои юношеские годы построил Пертурабо. Если бы эти фортификации защищали Железные Воины, они стали бы практически неуязвимы, а так они пали за считанные дни. Однако цена, которую пришлось заплатить за эту победу, оставила в душе легиона ужасную рану.

Рану, от которой, подумал Форрикс, они все еще не излечились.

За этой мыслью незамедлительно пришла другая: а что если они никогда не оправятся после тех зверств, что учинили на Олимпии?

Двери растворились полностью, и барельефы скрылись из вида. Форрикс выдохнул и, глянув на остальных триархов, заметил, что и они не остались равнодушны к этому напоминанию о потерянной родине. И Фальк, и Кроагер старались сдержать свои чувства: они оба еще ни разу не были в святая святых Пертурабо и сейчас пытались скрыть то благоговение, которое внушало им это место.

У Фалька получалось лучше, Кроагер же запрокинул голову, едва они оказались на трапециевидном пандусе, который вел в темные глубины бункера. Внизу виднелась решетчатая арка, а за ней – только тени и рассеянный свет мерцающих электрофакелов.

– А где защита? – Кроагер больше не мог молчать.

– Защита? – переспросил Пертурабо, наконец повернувшись к своим воинам. Железный Круг стоял позади него, сомкнув щиты в несокрушимую стену. – Какая еще защита мне нужна, когда рядом Железный Круг и Трезубец?

– Я-то думал, тут будет много всего, – признался Кроагер. – Оборонительное вооружение. Стража. Ловушки.

Пертурабо хмыкнул с веселым удивлением:

– А ты мне нравишься, Кроагер. Ты бесхитростный человек, в тебе нет этой подозрительности и тяги к интригам, которыми отличаются практически все те воины, кто хотел бы оказаться на твоем месте.

Форриксу показалось, что это шпилька в его адрес, но затем он решил, что примарх скорее имел в виду кузнецов войны вроде Торамино или Варрека – для них признание и слава были самоцелью. Форриксом же двигало вовсе не честолюбие: он стремился к более высокой должности ради пользы, которую мог бы принести родному легиону. Бахвальство не было ему свойственно, но он знал, что среди Железных Воинов лишь немногие могли сравниться с ним в понимании механики военных действий и нюансов логистики, от которых зависела эффективность мобильной боевой части.

– Я не понимаю, почему я здесь, – признался Кроагер. – Вы же сами назвали меня буяном.

– Таким ты был, – возразил Пертурабо. – Но теперь ты кузнец войны Железных Воинов, так что начинай вести себя соответственно.

Эта отповедь заставила Кроагера выпрямиться, а Пертурабо пошел дальше. Железный Круг расступился, пропуская его, и с грохотом зашагал следом, выдерживая безупречный строй. Форрикс и его товарищи-триархи пошли за бронированными роботами в зыбкую полутьму Кавеи феррум.

– Ты хотел знать, где защита? – сказал Форрикс, когда они проходили под ажурной аркой. – Вот она.

Пертурабо спроектировал лабиринт Кавеи феррум на основе чертежей, которые полтора века назад нашел в одной из ям для кремаций, принадлежавших самнитским народам Старой Земли. Помятые листы были спрятаны в потайной камере, и примарх, сразу узнав в чертежах руку своего любимого фиренцийского энциклопедиста, поместил документы под защиту стазисного поля. То, что чертежи пережили десятки тысяч лет, само по себе было чудом; но не меньшим чудом было и то, что Пертурабо сумел определить, где именно нашел свое последнее пристанище столь древний артефакт.

Уже тогда, едва воссоединившись с отцом, примарх знал, что земля и камень – его стихия. Может быть, именно в то время Император и решил, что с такими способностями ему уготована только одна задача?

Гладкие серые стены лабиринта представляли собой совершенно одинаковые блоки, которые было легко собирать и разбирать при перемещении между зонами военных действий. Ни единой отметки не было на их поверхности, и человек, оказавшийся в этом лабиринте, был обречен вечно бродить в его извилистых глубинах. Хотя Пертурабо это отрицал, Форрикс все равно считал, что лабиринт меняется по мере прохождения, так что если путь закончился тупиком, вернуться и начать все заново будет уже невозможно. Даже у факелов на стенах, похоже, были одинаковые языки пламени, которые отбрасывали одинаковые тени и издавали одинаковое потрескивание электрохимических реакций.

Пертурабо вел их все дальше, поворот за поворотом; казалось, что безликий коридор то приближается к внешним границам лабиринта, то делает зигзаг к сокровенному центру. Каждый раз, идя по Кавее феррум, Форрикс пытался составить в уме ее схему, и каждый раз через несколько минут безнадежно путался в переплетении поворотов, невозможных с точки зрения законов физики и аксиом евклидовой геометрии.

– Бред какой-то, – пробормотал Фальк, и Форрикс понял, что тот столкнулся с теми же неразрешимыми противоречиями на воображаемой карте. – Мы уже проходили по этому коридору, я точно помню. Но это…

– Прекрати, а то лишишься рассудка, – посоветовал Форрикс. – Я множество раз пытался составить схему, но дальше нескольких поворотов дело не идет. Получается полная бессмыслица.

– Но как такое возможно?

– Благодаря гению одного господина из Фиренцы[5], давно уже умершего, – ответил Пертурабо, появляясь из-за щитов Железного Круга. – Незаконнорожденный, который своими работами изменил мир.

– Он создал этот лабиринт? – спросил Кроагер.

– Нет, он жил на Терре десятки тысяч лет назад и, предположительно, умер на руках у короля, ему покровительствовавшего. – Пертурабо обернулся, чтобы окинуть взглядом голые стены невероятного лабиринта. – Когда Император забрал меня с Олимпии на Терру, я узнал о Фиренцийце и стал искать копии его дневников, уцелевшие в руинах Старой Земли. Я собрал его сокровенные записи и выяснил, какими исследованиями он занимался втайне от всех.

– Это больше в духе Алого Короля, – сказал Фальк, на что Пертурабо кивнул, еле заметно улыбнувшись.

– Действительно, мы с Магнусом провели много месяцев в поисках похороненных в прошлом тайн, хотя его больше интересовали эзотерические сочинения бывших владык Терры. Для него забытые философии погибших цивилизаций были важнее чудесных изобретений, но для нас обоих тот период стал временем пьяняще увлекательных исследований.

Форрикс уже слышал рассказ примарха о древнем гении, и эта история в очередной раз вызвала в нем страстное желание заняться археологическими поисками следов забытых культур, думая при этом не о войне, а о том, какие открытия сулит изучение неизвестной истории. Когда-то у него была мечта поучаствовать в раскопках на Терре и, возможно, обнаружить свидетельства былого расцвета, уничтоженного хаосом Древней Ночи. Но теперь эта мечта была мертва: на Терру они попадут только с боем, и тогда вместо археологических раскопок ему придется рыть траншеи и фундаменты под стены, чтобы разрушить то, что легион помогал строить.

– Для Фиренцийца Кавея феррум была всего лишь интеллектуальной забавой, но я увидел, как ее можно использовать в целях защиты так, чтобы противник, ничего не подозревая, решился на необдуманный штурм – и оказался пленником ее топологии.

– Впечатляет, – признал Кроагер. – А существуют другие такие лабиринты?

– Да, есть еще один, – с почти явной неохотой ответил Пертурабо.

Форрикс удивился, хотя и не подал вида. Он не знал, что Пертурабо построил второй лабиринт, но с другой стороны он вообще мало что знал о делах, которым посвятил себя примарх в этот сумбурный период, начавшийся после побоища с братскими легионами.

– Где он? – спросил Фальк. – На Исстване-V?

– Нет, он находится на борту космического скитальца, который Восьмой легион превратил в тюрьму. Я построил копию этого лабиринта, чтобы мой брат из этого легиона мог позабавиться в нем с одним… скажем так, на удивление изобретательным пленником.

– И кто же это? – уточнил Форрикс.

Этот вопрос Пертурабо проигнорировал и пошел дальше по хитроумному переплетению коридоров, следуя невероятному маршруту, который, однако, вел их все ближе к потаенному центру. Форрикс глядел в спину примарху и размышлял о том, что же это за пленник, для которого понадобилась столь замысловатая темница.

Спустя некоторое время (которое хронометр в доспехе Форрикса не смог точно определить) освещение в туннелях начало меняться. Мерцание факелов перешло в мягкое сияние свечей, которое отмечало центр лабиринта. Еще один поворот – и они оказались у цели.

Форрикс, в отличие от остальных, знал, какое зрелище их ждет, и потому с удовольствием наблюдал, с каким удивлением они осматривают обитель примарха. Голг как-то назвал здешнюю обстановку «организованным хаосом», Харкор же сказал короче: «бардак». Но Форрикс понимал, как обманчив этот беспорядок, в котором чертежные доски теснились рядом с инструментами для создания макетов, рейсшинами и рамами для пергаментов, а поверх всего громоздились горы рукописных свитков.

Эти вещи не появились здесь случайно, накапливаясь со временем, словно осколки былых времен; нет, это была скрупулезно упорядоченная коллекция, собранная гением, не уступавшим Магнусу или Гиллиману. Центральный сводчатый зал казался скромным по сравнению с масштабом и замысловатостью самого лабиринта, но по размерам не уступал промышленному цеху. Стены были облицованы потрескавшимся камнем, который, судя по его виду, извлекли из каких-то погребенных руин, после чего кропотливо восстановили кладку как можно ближе к оригиналу. Одну стену украшали фрески с изображениями существ, похожих на огромных птиц; на другой была частично осыпавшаяся глиняная мозаика, показывавшая панорамную сцену, на которой группа мужчин и женщин стояла вокруг фигуры с нимбом из золотистого света.

Были здесь и картины, чьи поблекшие краски защищали мерцающие стазисные поля: на одной – полуобнаженный мужчина в пустыне и лев у его ног; на другой – неоконченной – сидящая женщина с ребенком на руках, окруженная восторженными почитателями, и огромный храм, который восстанавливают строители, и сражающиеся всадники.

Тут и там стояли массивные столы, заваленные свитками пергаментов, чертежными угольниками, деревянными транспортирами и измерительными линейками. Рядом с инструментами инженера и математика расположились инструменты воина, полководца, анатома и государственного деятеля. На больших кульманах были закреплены архитектурные чертежи для грандиозных павильонов, великолепных амфитеатров, огромных промышленных комплексов и жилых ульев, неприступных цитаделей и изысканных дворцов, которые могли бы соперничать с горной твердыней самого Императора.

Питер Эгон Момус прослезился, когда увидел эти чертежи, и стал умолять Пертурабо позволить ему воплотить их в жизнь. Ни один терранский архитектор никогда не дерзал мечтать о таком великолепии, ни один строитель, даже самый смелый, не задумывался о том, как создать такие волшебные здания в реальности. Не стоило удивляться тому, что их спроектировал Железный Владыка, но все же трудно было представить, что столь потрясающие творения были созданы тем, кто так глубоко погряз в разрушении.

Гениальность Пертурабо воплощалась не только в чертежах: на других столах и верстаках стояли сотни искусно сделанных механизмов и разнообразных безделушек, изящных и хрупких – и тем не менее созданных этим гигантом. Серебряная лира в форме лошадиной головы, позолоченные яйца, ажурные клетки, в которые никто бы не решился посадить живых птиц, и миниатюрные машины войны теснились рядом с механическими моделями животных и техники, людей и ксеносов. Среди них выделялась модель «Пса войны», и у Форрикса при виде панциря титана, раскрашенного в красный, черный и желтый цвета, возникло гнетущее предчувствие.

Этот зал был настоящей сокровищницей, искусственная атмосфера которой сохраняла в неприкосновенности все эти чудесные творения и артефакты из древнейшей истории Старой Земли. Никто, кроме Трезубца, не знал о его существовании, что Пертурабо вполне устраивало. Пусть все и дальше считают, что после стольких лет военного строительства он превратился в простого ремесленника, и не подозревают о таких художественных наклонностях.

Пертурабо отослал Железный Круг в свободную часть зала и двинулся сквозь творческий беспорядок к гололитическому столу с бронзовой окантовкой, который своей непритязательностью выделялся среди прочих вещей. На его поверхности светились, сменяя друг друга, курсовые векторы, отметки геостационарных стоянок и пунктиры траекторий. Вместе они составляли карту неба этого мира, где огромный железный флот замер в ожидании приказа Пертурабо уйти с орбиты и отправиться на следующую кампанию Магистра войны.

Железные Воины вообще остановились на этой планете лишь потому, что появился шанс нанести урон легиону, который они презирали – люто и абсолютно заслуженно. Планета пострадала именно из-за того, что Дорн так хвалился превосходством своих Имперских Кулаков, и сыны Пертурабо с удовольствием использовали эту возможность унизить его легион. К тому же после того, что случилось на Фолле, убивать воинов VII-го было приятно вдвойне.

Пертурабо окинул взглядом картину на дисплее, и через секунду изображение сменилось, показывая теперь совершенно другую планету, однако Форрикс успел заметить, что на предыдущей голограмме было гораздо больше кораблей, чем числилось в их флоте. Корабли Железных Воинов застыли без движения, а эти новые суда очерчивали переплетающиеся дуги в опасной близости от них.

– Третий легион уже здесь? – спросил он.

– Да, – подтвердил Пертурабо. – Но насколько я знаю своего брата, он не объявит о прибытии, пока не скоординирует все совершенным образом, а на это уйдет не один час.

– А мы знаем, зачем Фениксиец вообще назначил эту встречу? – поинтересовался Фальк.

– Не знаем, – Пертурабо не скрывал любопытства. – Фулгрим пока не соизволил сообщить причину, только сказал, что она фантастична.

Форрикс прищурился:

– Фантастична?

– Это его слова.

– Я так и понял, – сказал Форрикс, на что Пертурабо криво улыбнулся.

– Мой брат всегда был склонен к излишней театральности, а теперь, когда мы встали на сторону Магистра войны, эта черта только усилилась.

Железный Владыка не был особенно близок с остальными примархами, но стремление Фениксийца добиваться совершенства во всем стало той общей почвой, на которой эти два сверхвоина могли общаться если не как любящие братья, то хотя бы как соратники. Для Детей Императора путь к идеалу заключался в постоянном развитии, для Железных Воинов – в строгой дисциплине и тщательном планировании; однако оба пути, пусть и столь несхожие, вели к одной цели.

Пертурабо вывел на экран схему очередной солнечной системы с наложенными на нее варп-коридорами, где также были показаны последние имметеорологические прогнозы формирующихся штормовых фронтов. Изображение сфокусировалось на красной планете, поверхность которой почти полностью покрывали металлические наросты – пятна блестящей стали и ядовитых газов.

– Марс? – уточнил Фальк, опираясь на край проекционного стола. Непринужденность, с которой он держался, заставила Форрикса пожалеть, что этого воина не включили в состав Трезубца раньше.

– Верно подмечено, Фальк, он самый, – ответил Пертурабо, бросив в сторону Форрикса многозначительный взгляд. – Хорус не может начинать наступление на Терру, не обезопасив себя со стороны Марса, так что, полагаю, Фулгрим прибыл заручиться нашей поддержкой, чтобы захватить храмы-кузницы. Если я прав, то нам нужно заранее приготовить соответствующий план.

– Но разве нам не поручено собственное задание? – удивился Кроагер. – Неужели крашеные болваны Фулгрима будут указывать, что нам делать?

– Задание у нас было, – прорычал Пертурабо так, что стало понятно: дальнейшие расспросы, которые опять вернут всех на Фолл, продолжать не следует. – Теперь мы ждем от Магистра войны новых приказов, а пока их нет, я пойду навстречу Фулгриму и послушаю, что он хочет сказать.

Кроагер понимающе кивнул и, сложив руки на груди, стал изучать ареографию красной планеты. Форрикс рассматривал воина еще мгновение, гадая, как быстро его бесхитростная прямота истощит терпение примарха. Если это все-таки случится, то Кроагера найдется кем заменить. Затем Форрикс переключил внимание на поверхность Марса, где были подсвечены разные регионы: фабрики, храмы-кузницы, укрепленные тыловые комплексы. Все они еще оказывали сопротивление силам Механикум, присягнувшим Магистру войны.

– До них будет трудно добраться, – резюмировал он, изучая размещение вооруженных сил и границы укрепленных зон вокруг кузниц.

– Это так, – признал Пертурабо. – Но с их захватом нельзя медлить. Южные боевые кузницы Аркадии и линия Лабиринта Ноктис все еще в руках врага. Если они получат подкрепления, то смогут угрожать путям снабжения из арсеналов «Мондус Гаммы» и «Мондус Оккюлум».

– Вы думаете, лоялисты попробуют снова захватить… – начал Кроагер.

Пертурабо ударил кулаком по столу с такой силой, что световые поля голограммы, воссоздававшие топографию Марса, задрожали; задрожал и Кроагер, который не понимал, чем именно провинился.

– Не называй их «лоялистами», – предупредил Пертурабо. – Если они лоялисты, тогда кто мы? Они – враги. В этой битве не будет лоялистов и предателей, только победители и побежденные. Запомни это.

– Я запомню, повелитель. Прощу прощения, – сказал Кроагер.

Пертурабо кивнул, мгновенно успокаиваясь. Гнев примарха быстро разгорался, но так же быстро и стихал. Железный Владыка разжал кулак и, забыв о промахе Кроагера, заговорил о первых действиях в кампании против марсианских кузниц, которая, похоже, будет одновременно и дерзкой и грозной. Он только начал описывать блокаду нагорья Тарсис вокруг Лабиринта Ноктис, как его прервала трель вокс-сигнала.

– Что? – спросил Пертурабо, нетерпеливо ткнув пальцем в край стола.

– Повелитель, извините, что прерываю, – вежливый голос принадлежал Солтарну Фулл Бронну, Камнерожденному, – но Дети Императора прибыли.

– Знаю. Я вижу, как их флот кувыркается на орбите.

– Нет, повелитель, – возразил Камнерожденный. – Они здесь, на поверхности планеты. Уже.

Пертурабо вздрогнул, как будто от удара: ведь флот бывшей 28-й Экспедиции всего несколько минут назад вышел на орбиту, с которой можно запускать трансатмосферные летательные аппараты.

– Не может быть. Фулгрим никогда не начинает высадку без тщательной многочасовой подготовки. Ты, наверно, ошибся.

Даже шипение помех не могло скрыть замешательства Фулл Бронна: Форрикс чувствовал, как тот обдумывает слова, чтобы осторожно возразить примарху.

– Повелитель, за входом в долину приземлилось более трехсот десантных кораблей, – сказал наконец Фулл Бронн. – На них символика Третьего легиона, хотя ее не очень хорошо видно под новыми знаками, которые мы пока не можем идентифицировать.

– Фулгрим здесь? – Пертурабо словно не мог поверить в то, что сам говорил, и Форрикс понял, что его генетический отец знает своего брата совсем не так хорошо, как думал.

Какие еще сюрпризы приготовил Фениксиец?

Глава 4. Казненный / Карнавалия / Ближе чем братья

Великая истина, которую рано или поздно должны принять все живые существа, заключается в том, что жизнь конечна, что энергию, которую они черпают во вселенском источнике, однажды придется вернуть. Эту истину апотекарий Фабий считал лишь следствием плохого воображения. Жизнь была такой же движущей силой, как любая другая: как электричество, как варп-огонь, и стоило лишь убрать из уравнения абсурдные понятия морали, добра и зла, как вопрос восстановления этой силы переходил в область обычной биоинженерии.

Его лаборатория на «Андронике» была местом чудес и откровений, – местом, где секреты жизни, и смерти, и тонких границ между ними вскрывались скальпелем и обнажались перед его могучим интеллектом. Она представляла собой лабиринт извилистых проходов, куполообразных залов для вивисекции и герметично закрытых комнат со смотровыми отверстиями из армированного стекла, через которые можно было наблюдать за гротескными кошмарами внутри.

Жизнь здесь создавалась, трансформировалась и уничтожалась. Чтобы иметь возможность проводить эксперименты над живой тканью, еще дышащими существами и трупами, Фабий устроил в своем логове склад опытных образцов человеческого, сверхчеловеческого и ксеносского происхождения. Вооружившись отполированными стальными лезвиями, он мародерствовал на полях сражений недавно зародившегося восстания, и в итоге собрал алхимическую коллекцию из вещей жутких, священных и божественных. Прогеноиды, извлеченные из живых и мертвых на Исстване-V и Призматике, дали Фабию генетические мастер-ключи к семи из императорских легионов – последовательности кодов, которые помогут ему сделать его величайшее открытие.

Разгадать тайны самого Императора.

Криозамороженное тело, лежавшее перед ним, отвлекало от этой задачи, однако и оно было важно. Тело выглядело грубым и нескладным, но Фабий уже работал над ним раньше: перенаправлял синаптические рецепторы, чтобы при малейшем намеке на боль в мозге объекта возникал взрыв удовольствия. Теперь внутреннее устройство тела было столь изящно, что Биологис культа Механикум при виде него зарыдали бы от ужаса и восхищения.

В операционном зале клубился ледяной туман: мощные холодильные установки, пыхтевшие и рычавшие под металлическим настилом, убили все тепло.

Сконструированный специально под него хирургеон сидел на плечах, словно любопытный наблюдатель, и его причудливые многосуставчатые лапы метались вокруг Фабия, то ушивая кровоточащий сосуд, то прижигая открытую вену, так что казалось, будто они наделены собственным разумом. Эти щелкающие отростки были ловчее его настоящих рук, но он получал удовольствие, ощущая мягкие влажные ткани раскрытого тела под осязательными элементами перчатки.

Фабий был облачен в доспех, подогнанный под его сухопарую фигуру и усиленный в поясе и плечах, чтобы лучше нести вес хирургеона. В дополнительных отсеках и наручах индивидуальной работы скрывались многочисленные инструменты, предназначенные для пыток и лечения. С плеч спадал длинный грязно-белый плащ, подол которого был заляпан пятнами крови.

Жидкие волосы, бесцветные и безжизненные, висели спутанными прядями, и на исхудавшем от плохого питания лице блестели черные как смоль глаза. Сухой язык, порой пробегавший по безгубому рту, делал его похожим на ящерицу, пробующую воздух.

– Ты до сих пор не закончил? – произнес голос из дальней части лаборатории, но Фабий не обернулся, продолжая работать. – Легион вот-вот начнет сбор для высадки на поверхность.

– Они уже улетели, – сказал Фабий. – Железный Владыка скоро будет принимать в гостях Фениксийца и его безупречное воинство.

– Я должен быть с ними! Ты обещал, что я буду с ними!

Фабий пожал плечами.

– Появились более важные дела, – сказал он. – Будь благодарен, что я вообще тобой занимаюсь. Если бы выбор стоял за мной, я бы позволил тебе умереть.

– Я и умер.

Фабий отмахнулся. Тонкости семантики его не интересовали.

– Жизнь, смерть. Слова. Жизнь – это просто механистический процесс, а тело – машина, которую можно запустить заново, когда ее движущая сила иссякает.

– Тебе легко рассуждать, апотекарий, не ты мертв.

– И не ты. Впрочем, если продолжишь отвлекать меня, я могу это исправить.

– Примарх убьет тебя.

– О, какая ирония: нас казнят одним мечом... – засмеялся Фабий.

Голос умолк, что удивило Фабия, но это давало ему шанс продолжить работу в тишине. Разрез был предельно аккуратен: меч был так остр и ударил с такой силой, что ткань, в сущности, оказалась повреждена только в месте этого разреза. Завершающий удар совершенной точности – такой мог нанести только примарх.

– Почему вообще так долго? – спросил голос, и Фабий заскрипел зубами в ответ на подразумевавшееся обвинение в медлительности. – Разве ты не лучший в своем деле? Или это было просто пустое бахвальство?

Фабий удержался от язвительного замечания и подавил желание выместить раздражение на лежащем перед ним теле. Он просто сказал:

– Все пучки нервов в основании шеи были рассечены, и поверь мне, если я соединю их неправильно, последствия будут отнюдь не приятны.

– Я переживу боль.

– Придется пережить, – пообещал ему Фабий. – Немыслимую боль. Ты узнаешь боль, подобной которой еще не испытывал, и восторг сведет тебя с ума. Каждое мгновение жизни, что я тебе дарю, будет симфонией боли и удовольствия. Полагаю, ты будешь с равной силой ненавидеть меня и боготворить.

– Фабий, знай, что я всегда тебя ненавидел.

Фабий повернулся к говорящему и ухмыльнулся. Это была порочная ухмылка черепа, который знает, что живые скоро станут такими же, как он.

– Ты впустую растрачиваешь на меня свою ненависть, – сказал Фабий. – Меня слишком мало заботит факт твоего существования, чтобы она что-либо для меня значила. И моего внимания требуют куда более важные вещи, чем это лоскутное уродство.

– Когда-нибудь я тебя убью.

– Не убьешь, – сказал Фабий.

– Ты заносчив.

– А ты глуп. Подумай о всех тех ощущениях, что ждут тебя, о зовах плоти и крови, которые предстоит утолить. Представь лучи славы, в которых тебе не доведется искупаться, если выведешь меня из себя и я тебя убью.

– Сам примарх приказал тебе восстановить меня, – голос почти взмолился.

– В приступе беспричинного раскаяния, – ответил Фабий, вновь склоняясь к своей работе и нетерпеливо щелкая хирургеоном. – О чем он, должно быть, уже сожалеет. Нет, друг мой, не сомневайся: если ты умрешь здесь, никто не будет по тебе скорбеть. Твои братья-капитаны уже плетут интриги, рассчитывая занять твое место...

– Я вернусь, став сильнее и могущественнее, чем когда-либо!

– Вернешься, – согласился Фабий, поворачиваясь спиной к источнику голоса. – А теперь замолчи и дай мне спокойно поработать.

В дальнем углу темной лаборатории на закрепленных вертикально хирургических спицах, питательных трубках, кровяных насосах, электрокортикальных стимуляторах и охлаждающих спиралях, не дававших мозгу умереть, восседала отрезанная голова.

Голова и тело должны были быть едины, но их разделило одним ударом золотого меча, принадлежавшего Фулгриму.

Отрезанная голова смотрела, как Фабий работает над ее мертвым телом, и мечтала о том, каким разнообразным мучениям подвергнет апотекария.


Возле места высадки Детей Императора, в трех километрах от входа в долину, должно быть, одновременно начался триумфальный парад и поднялось восстание. Это было единственное разумное объяснение приближавшимся шумам, цветам и движениям. Десять тысяч смертных шли в авангарде Третьего легиона – безумная орда кричащих мужчин и женщин, несших развевающиеся знамена и издававших нестройный грохот с помощью инструментов, которые просто не могли быть созданы психически здоровым музыкантом.

Перед ордой плыли клубы цветного пахучего тумана, раздуваемые осоловевшими огринами, чьи подогнанные по фигуре доспехи были приколочены к шкуре острыми шипами. Форрикс со смесью гнева и ужаса взирал на приближающуюся толпу, на этот карнавал, чествующий все извращенное и низкое, что было известно человеку.

Старшие офицеры Железных Воинов собрались у барбакана на южной части контрвалационной стены, чтобы поприветствовать Фениксийца и его лордов-коммандеров, и чем же их встречали? Карнавалией и сумасшествиями? Форрикс перевел взгляд на Пертурабо, ожидая увидеть перемену в настроении, вызванную этим оскорбительным зрелищем, но примарх сохранял непроницаемое выражение лица – спокойный как камень, равнодушный, как механические воины Железного Круга, выстроившиеся за ним полукругом. Форрикс стоял по правую руку Пертурабо, и его тяжелая броня блестела несмотря на то, что у сервов-оружейников был минимум времени на приведение ее в порядок. Примарх вывел их из Кавеи феррум и объявил сбор легиона, едва Фулл Бронн сообщил о прибытии Детей Императора. За их спинами гудело сто два «Лэнд рейдера» с золото-черной символикой, и в небо приветственно вздымались вытянутые бронзовые дула тяжелых артиллерийских орудий. Орудия поменьше были выстроены аккуратными рядами в честь встречи двух полубогов, и их наводчики красовались в красно-коричневых плащах Стор Безашх.

В тени монолитных стен десятки тысяч торакитов, сгруппированных в роты, метались под ударами электрокнутов, которыми надзиратели загоняли их в строй. Перед ними располагались двести гранд-батальонов Четвертого легиона, пятьдесят тысяч воинов в янтарно-вороненых доспехах – словно ряды статуй варварского царя, страшащегося встречи с душами тех, кого его армии отправили в загробный мир.

Столь могучего и великолепного зрелища не видели со времен резни на черных песках Исствана. Это воинство предназначалось для покорения звезд и перекраивания Галактики; однажды оно заставит Императорский Дворец на Терре содрогнуться до основания. И это воинство было лишь одним из многих в армии Магистра войны.

Рядом с Форриксом стоял Камнерожденный, и кузнец войны позволил себе несколько мгновений полюбоваться железной пехотной лопатой, закинутой за спину воина. Этот превосходный инструмент предназначался не только для копания земли, но и для сражений; прочные края, заточенные под небольшим углом, одинаково легко расправлялись с землей и плотью.

Солтарн Фулл Бронн был лейтенантом 45-го гранд-батальона. У него была бритая голова, узкие глаза и кожа, бледная на лице и загорелая до коричневого цвета на шее: он очень много времени проводил, смотря на землю. Форрикс с десяток раз видел, как Фулл Бронн прикасался к камням на очередной планете и благодаря какому-то непонятному геологическому провидению узнавал о скрытых особенностях, о слабых и прочных местах. Где камни быстро расколются, а где станут сопротивляться любым киркам, бурам и взрывчаткам.

Поверхность мира говорила с ним, и уже этого было достаточно, чтобы терпеть его унылое общество.

По левую руку Пертурабо возвышался поразительно объемный Барбан Фальк. Всего на голову ниже Железного Владыки – и тем не менее рядом с примархом он казался мелким, ибо присутствие примарха заставляло весь мир выглядеть незначительным.

Новый триарх легиона занял место рядом с Фальком. Он до сих пор не починил броню после штурма цитадели, однако с керамита счистили кровь, и теперь ее отсутствие на доспехах почему-то заставляло его казаться менее значительным, чем раньше.

За Форриксом стоял Торамино. Командующий Стор Безашх даже не пытался скрыть, как неприятен ему был Кроагер и факт его повышения. И хотя Форриксу нравилось наблюдать за злящимся Торамино, его мучило подозрение, что кузнец войны не забудет и не простит удар, нанесенный его гордости.

За примархом высился Беросс, вернувшийся в ряды Железных Воинов стараниями технодесантника, стоявшего рядом с ним. Саркофаг из железа и адамантия в середине тела-дредноута теперь был его погребальным ларцом, украшенным отчеканенными изображениями черепов и наполненным эксгумированными костями; осадный молот и роторная пушка служили орудиями убийства. С его армированного борта капало масло, а из аугмиттеров раздавался низкий статический шум, напоминавший звук точимого металла. Со спины Беросса свисали две длинные цепи, к концам которых были прикреплены два окровавленных существа; один был целиком закован в фиксирующую клетку, а на другом оставались лишь обломки запыленной золотой брони Имперских Кулаков.

Передние ряды беснующейся орды приближались. Под ногами этой шумной толпы стелились клочья галлюциногенного тумана, который двигался как живой, с нетерпением стремясь вкусить пот, дыхание и выделения тех, кто его создал. Громогласные крики были полны буйного восторга, агонии и экстаза одновременно, они сливались в сплошную какофонию, и эхо этой разноголосицы отражалось от склонов долины, словно маниакальный бред тысяч и тысяч безумцев.

Среди танцующей толпы метались жрецы-скарификаторы; вооружившись отравленными клинками и цепями с прикрепленными к ним крючьями, они в радостном неистовстве резали и пороли своих подопечных, причиняя им жестокие мучения. Если острие ядовитого клинка пронзало артерию, благодарная жертва начинала содрогаться в яростном хореоманиакальном припадке. Другие, глядя на это, с воплями начинали подражать предсмертным судорогам, и так помешательство танцем ширилось, приобретая все более изощренный вид. Вскоре жертва, с которой все началось, истекала кровью, хлеставшей из-за бешеного сердцебиения, и в толпе разгорался новый очаг танцевальной лихорадки.

Массовая психогенная истерия охватила тысячи людей, и все они стенали, кричали и смеялись, словно на празднике или поминках. Они дрались и совокуплялись, подчиняясь неодолимому горячечному ритму, который Железные Воины уловить не могли. Над процессией вздымались знамена, развевались гонфалоны и вымпелы; яркие изображения на флагах были одновременно непристойными и соблазнительными, безобразными и прекрасными. Форрикс не знал, что за символы представлены на знаменах, но их плавные очертания вызывали в нем тошноту отвращения: переплетение округлых форм и чувственных изгибов – и жесткие, твердые линии шипов, пронзающие их.

Среди этой толпы не было равенства, и богато украшенные одеяния из шелка и металла, бархата и кожи выделяли тех, кто был возведен в ранг королей, королев или принцев. Головы их венчали костяные короны, державами служили черепа добровольных жертв, а рабыни, выполнявшие их прихоти, пожертвовали руками, чтобы сложить из фаланг пальцев скипетры. В полном соответствии с безумием, охватившем этот пестрый королевский двор, новые претенденты на монарший титул свергали правителей одного за другим и присваивали себе залитые кровью короны.

Но все бесстыдство, с которым вела себя эта процессия, не могло сравниться с телесными уродствами, которые демонстрировали иные из ее участников. Дефекты некоторых явно были врожденными; тела других были изувечены мечами и булавами в ритуальном поединке; но большинство было обязано своими физическими патологиями скальпелям, медицинским пилам и генной модификации.

Одни жертвы этих кошмарных хирургических вмешательств теперь вынуждены были ходить на руках, так как ноги их были пришиты к плечам, а лица опустились до животов. Другие – с гребнями на спинах, похожие на какой-то гибрид многоножки и гигантского скорпиона – сбивались в бешеные стаи, впереди которых летели грязные херувимы, выращенные в специальных чанах. Обнаженные женщины извивались в пляске, поливая груди ароматными маслами, причем у многих из них количество грудей бросало вызов природе. За этими созданиями с лиловой кожей следовала целая свита вопящих рабов и рыдающих фанатиков.

Толпа колыхалась и содрогалась в спазмах. В ней были те, кому достаточно было просто танцевать, других влекла скверна, третьих – насилие. Были и те, кто кричал, срывая голос, пока их не охватывало блаженное помешательство. Они выли вместе с чудовищами-гибридами, и наконец те, кто желал познать самые запредельные ощущения, поджигали себя и смеялись, отдаваясь во власть пламени.

Когда эта орава экзальтированных извращенцев приблизилась, Форрикс снял шлем с магнитного замка на бедре: едкий запах духов начал его раздражать.

– Много странностей я повидал на Исстване, но это… – Исчерпав свой словарный запас, он надел шлем и защелкнул замки на горжете.

Да словами и невозможно было описать такое представление; никакой кодекс чести не мог объяснить, почему Дети Императора, раньше кичившиеся своим воинским совершенством, обратились к подобному безумству.

– Что с тобой случилось, брат мой? – изумился Пертурабо, однако гнев, наверняка кипевший в его сердце, на лице никак не отразился.

– Но где сами легионеры? – спросил Фальк.

Форрикс окинул внимательным взглядом это беснующееся море человеческих тел, которое уже накрыло собой передовые фортификации. Неистовая толпа прокатилась по заграждениям из колючей проволоки, отмечавшим огневые мешки, преодолела утыканные кольями траншеи, пронеслась мимо бронеколпаков огневых точек. Авангард Детей Императора за считанные мгновения взял рубежи обороны, которые обычно требовали месяцев кровопролитной осады.

Подчиняясь неслышимому сигналу, орда умолкла и остановилась совсем рядом от Железных Воинов. Облака пыли, поднятые ногами участников шествия, смешивались с зыбкой завесой наркотического фимиама, который поднимался от скрытых курильниц. После шума и гвалта тишина казалась оглушительной, и Форрикс напряженно вглядывался в это скопище потных, запыхавшихся людей, гадая, что же будет дальше.

Но вот фанатики пали ниц, распростершись на песке, словно дикари, поклоняющиеся горящему кусту. Солтарн Фулл Бронн, опираясь рукой о землю, опустился на одно колено.

– Вставай немедленно, – рыкнул на него Форрикс. – Железные Воины ни перед кем не кланяются.

Не обращая на него внимания, Фулл Бронн склонил голову, словно прислушиваясь к голосу, который обращался только к нему.

– Он здесь. Фениксиец. Он идет.

Форрикс поднял голову и увидел, как расступается стена из плоти: фанатики отползали в стороны, открывая широкий коридор. В розово-лиловом тумане наметились очертания чего-то огромного, что приближалось, покачиваясь. Рядом шли воины в силовых доспехах, и, судя по их силуэтам, III легион еще не совсем забыл, как должно выглядеть боевое соединение.

Из тумана показались пятьсот воинов в сверкающей броне Детей Императора, и Железные Воины встретили их приход дружным вздохом удивления. Пурпур доспехов испещрили пятна кричаще-яркой краски самых невообразимых тонов и оттенков; нарушая все принципы гармонии, они не имели ничего общего с цветовой схемой, принятой в легионе. Наплечники были утыканы зазубренными шипами, украшенные крыльями шлемы превратились в сложные конструкции благодаря резонаторным капюшонам и усилителям, встроенным в визоры.

Штандартом воинам служило знамя из плотной материи розового цвета, в которой Форрикс по текстуре и характерной вони узнал человеческую кожу. Посередине был изображен тот же символ, что в разных вариациях украшал тела и доспехи участников неистового шествия, но здесь он был представлен в своей чистой, идеальной форме. В руках воинов легиона этот знак уже не вызывал у Форрикса прежнего отвращения – наоборот, ему внезапно захотелось вглядеться в эти завораживающе плавные переплетения.

Вспышка ярости помогла ему сбросить чары, которые этот символ источал.

Чары?

А это еще откуда? Откуда взялось это старомодное слово, которому не было места в век разума и точного научного знания? Должно быть, в курильницах дымилось действительно сильное психотропное вещество, если Железному Воину вдруг стали приходить на ум такие странные понятия.

Как и смертные, легионеры почтительно расступились в стороны, давая дорогу шумной когорте воинов, несущих такое оружие, какого Форриксу не доводилось видеть ни в одном арсенале. По виду напоминавшие огромные топоры, эти предметы были оснащены различными усилителями звука, тональными модуляторами и устройствами, назначение которых нельзя было даже угадать. В длинных трубах пульсировали глубокие басовые ноты, дававшие ощущение грубой мощи, и Форриксу стало любопытно, нельзя ли использовать такого рода оружие для разрушения крепостных стен. Воины, вооруженные этими устройствами, были без шлемов, и лица их казались воплощением кошмара: челюсти неестественно вытянуты, рты раскрыты в несмолкаемом крике, на месте ушей – зияющие раны, результат хирургических операций, благодаря которым акустические колебания воспринимались без каких-либо искажений.

Форриксу показалось, что он узнал одно лицо среди этих чудовищ: Мария Вайросеана, его старого товарища, с которым он воевал в первые годы Великого крестового похода. Но этот изуродованный монстр был лишь бледной тенью благородного воина, восковой фигурой, забытой под солнцем, величественной статуей, побитой молотками. Форрикс шагнул к нему, но Пертурабо строго покачал головой, и кузнец войны остался на месте.

Явление самого примарха Детей Императора, последовавшее затем, было в точности таким же феерически эффектным, как он наверняка и рассчитывал.

Фениксиец, показавшийся из клубов живого тумана, восседал на огромной платформе из тел, сплавленных, сшитых и сросшихся в одну сплошную массу. Этот паланкин несли воины в доспехах-катафрактах; шипы и острые края их широких наплечников вонзались в соединенные тела, исторгая из них и кровь, и крики экстаза.

Снежно-белые волосы Фулгрима ниспадали из-под сверкающего серебряного шлема, а сам он был закутан в плащ из перьев цвета сочного пурпура и золота. Плоть под этим покровом пребывала в постоянном движении, словно куколка, готовая переродиться в какое-то немыслимо прекрасное создание.

Дождавшись, когда Гвардия Феникса остановится, Фулгрим распахнул плащ. Его тело обладало совершенной красотой форм; рельефные мышцы плеч, груди и живота, не прикрытые доспехом, блестели от ароматических масел. Свежие татуировки с изображениями извивающихся змей покрывали руки и ноги, но сверхчеловеческая физиология примарха быстро устраняла повреждения, причиненные коже, и рисунки уже начинали блекнуть.

Пертурабо шагнул навстречу живому паланкину. Воины подняли щиты, соединяя их в своеобразную лестницу, по которой Фулгрим спустился на землю. Форрикс видел перед собой того, кто идеально владеет своим телом, кто понимает и контролирует мельчайшее его движение. Вопреки внешней манерности, каждый шаг примарха был в точности выверен.

– Брат Фулгрим, – сказал Пертурабо; голос его был спокоен, как мгновение перед ударом пробивного снаряда. – Позволь преподнести тебе подарок.

Тяжело шагая, Беросс приблизился к довольно улыбающемуся Фениксийцу, которого явно забавляла строгая церемониальность, насаждаемая Пертурабо. Дредноут протащил за собой двух пленников из Имперских Кулаков, скованных цепями и связанных по рукам и ногам колючей проволокой. По кивку Фулгрима вперед вышли два воина в пурпурных доспехах и поддели цепи своими золотыми алебардами. Они отволокли подарки Пертурабо в сторону, а Фулгриму между тем передали лакированный эбонитовый футляр – в давние времена в таких хранили чарнабальские сабли, – который он торжественно протянул Пертурабо.

– И у меня есть для тебя подарок, дорогой брат, – сказал Фулгрим.

Форрикс почувствовал укол тревоги, когда Пертурабо взял футляр и откинул крышку на петлях. Внутри лежала свернутая мантия из мягчайшего горностая, подбитая мехом летучей лисицы и покрытая вышитым узором из спиралей золотого сечения. Застежкой служил плоский череп из хромированной стали. В лоб черепа был вставлен драгоценный камень размером с кулак, черный с тонкими как волос золотыми прожилками. И мех, и камень были превосходными подарками, достойными примарха.

Пертурабо накинул на себя мантию и застегнул череп-застежку. Фулгрим улыбнулся, увидев, что его подарок пришелся по душе, и перевел взгляд на окружавшие их красные скалы и пустоши.

– До чего же грязный булыжник ты выбрал для нашей встречи, – сказал он.

– У меня были на то причины, – ответил Пертурабо. – Добро пожаловать на Гидру Кордатус.


– Что это значит? – мрачно поинтересовался Пертурабо, когда они вернулись в центр Кавеи феррум.

– Значит? – переспросил Фулгрим, изучая портреты на потрескавшихся каменных стенах с отвлеченным интересом знатока изящных искусств. – Кто сказал, что все непременно должно что-то значить?

– Не делай вид, будто не понимаешь, – сказал Пертурабо. – Та орда за моими стенами.

– Ты не одобряешь мое окружение? – игриво спросил Фулгрим.

– Толпа дегенератов – не для тебя, – сказал Пертурабо и указал на спутников своего брата, чья плоть была изувечена, доспехи – обезображены, а понятия о приличиях – уничтожены. – А твои легионеры? Что с ними стало?

– Они восхитительны, правда?

Фулгрим, сопровождаемый тремя воинами столь причудливой, нечеловеческой внешности, что Форрикс раньше и представить себе подобной не мог, вступил в крепость Железных Воинов с таким видом, будто это он командовал всеми орудиями и солдатами, что здесь были, будто его собственными руками были возведены гигантские осадные сооружения и устремленные ввысь стены. Все они, кроме одного, были закованы в доспехи и определенно являлись воинами-астартес, но изменившимися до неузнаваемости.

Один был мечником самодовольного вида, с пронзительными глазами и сложной сеткой шрамов, испортивших идеально правильные черты. Второй – массивным воином, чье практически лишенное плоти лицо из-за ожогов вовсе утратило сходство с человеческим; на шипах его брони были натянуты лоскуты кожи. Череп третьего искривили хирургическим путем, так что его рот оказался невозможно широко раскрыт, а на шее при малейшем звуке вздымались натянутые сухожилия и костные имплантаты. Именно этого воина Форрикс поначалу принял за Мария Вайросеана, но неужели подобное чудовище могло быть его старым соратником?

Был и четвертый: без брони и, судя по сложению, определенно не астартес. Он был худ, а в движениях его чувствовалась непонятная инаковость, немало смущавшая Форрикса. Прочие кузнецы Трезубца ее тоже заметили, даже Кроагер, но Фениксиец явно не собирался пока выдавать тайну скрывающегося под капюшоном создания.

Пертурабо покачал головой:

– Я знаю, что многое изменилось с тех пор, как мы принесли клятвы Хорусу, что... тебе открылись некоторые тайны, но это непристойно.

Фулгрим оскалился, обнажив ярко-белые, как отполированная слоновая кость, зубы.

– Открылись некоторые тайны? – хмыкнул он, делая медленный круг по сводчатому залу. Край его плаща мел по каменным плитам, и втертые в кожу мускусные масла наполняли подземное помещение соблазнительными запахами неизведанных миров, запретных желаний и невообразимых удовольствий и страданий. Форрикс старался глубоко не дышать, но избежать резкого запаха масел было невозможно.

– Ах, брат мой, ты и представить себе не можешь, что я теперь знаю, – сказал Фулгрим с резким смехом, в котором слышалось не только веселье, но и боль. – Многими тайнами я со временем с тобой поделюсь, и многие помогут нам стать друг к другу ближе, чем когда-либо.

– Ближе? – спросил Пертурабо. – Я не знал, что мы вообще были близки.

– Может, и не были, – признал Фулгрим, обиженно надув губы. – И это печалит меня. Разве мы не произошли от одного генетического отца, разве не вышли из чресл одного бога-героя?

– Нет. Нас создали в лаборатории, – ответил Пертурабо. – И он не бог.

– Как же буквально ты все воспринимаешь, – вздохнул Фулгрим, переходя от картин к архитектурным эскизам, разложенным на широком чертежном столе. – Но сути это не меняет. Мы братья, и мы должны быть близки, особенно теперь, когда мир вокруг нас рушится, готовый быть отстроенным с нуля – в новом, великолепном обличье. И я искренне надеюсь, что разделенные тяготы этого совместного предприятия свяжут нас узами столь же крепкими, что связывают меня и Гиллимана.

– Ты и с Гиллиманом никогда не был близок, – заметил Пертурабо.

– Нет? – поднял на него взгляд Фулгрим, словно удивленный собственными словами. – А, возможно, пока нет, но я закончу то, что начали фанатики Лоргара.

– Этого не случится. Никогда, – сказал Пертурабо. – Гиллиман ни за что не простит нам того, что мы сделали.

– Потому что нечего прощать! – рявкнул Фулгрим. Гневное выражение исчезло с лица Фениксийца во мгновение, и он улыбнулся: – Прощение нужно лишь тем, кому есть дело до смертных законов, а мы теперь настолько выше этого, брат. То, что я предлагаю, вознесет нас на такой уровень, что определять законы, которым все должны подчиняться, будем уже мы.

– И что ты предлагаешь?

– Всему своя пора, – поддразнил его Фулгрим. – Пока достаточно лишь сказать, что я предлагаю потратить время Четвертого легиона более плодотворным образом, чем на мстительное растаптывание парочки никчемных Имперских Кулаков на захолустной планете.

– Унижение дорновских воинов – не пустая трата времени, – сказал Пертурабо.

– Ну, может быть, – сказал Фулгрим, перебирая изящными пальцами вощеные листы с чертежами и время от времени одобрительно кивая головой. – Эти эскизы восхитительны. Скажи, ты что-нибудь из этого строил?

– Только одно, – ответил Пертурабо, поставив руку на середину стопки.

– Да, конечно, амфитеатр на Никее, – сказал Фулгрим, изобразив внезапное озарение. – Арену, на которой Магнуса бросили волкам.

Фулгрим рассмеялся над собственной шуткой и сказал:

– Как жаль, что он был уничтожен. Потенциал великих замыслов раскрывается лишь тогда, когда мы воплощаем их. Ты рисуешь их, но никогда не строишь. Почему?

Пертурабо посмотрел в глаза брата и ответил:

– Потому что реальность никогда не соответствует нашим мечтам.

Фулгрим понимающе кивнул.

– Как часто это оказывается правдой. Слишком часто воплощенные фантазии разочаровывают, вынуждая нас выстраивать мечты заново. Но что ты скажешь, если я заявлю, что могу дать тебе возможность воплотить все твои желания, и что результаты больше никогда не разочаруют тебя, никогда не окажутся ниже твоих самых смелых ожиданий, и никогда, никогда не будут превзойдены?

– Скажу, что ты еще безумнее, чем кажешься.

И опять Форрикс увидел под искусственной улыбкой Фулгрима ядовитую злобу – как у бесхребетного труса, который знает, что сможет получить желаемое, только если будет себя хорошо вести. Жгучий гнев Фулгрима скрылся под маской так же быстро, как появился. Форриксу не верилось, что Пертурабо этого не видел.

– Но это правда, – произнес Фулгрим наконец.

– Как это возможно?

– Всему свое время, брат, – ответил Фулгрим. – Наберись терпения, и мы расскажем тебе все, что пожелаешь узнать.

– Мы? – спросил Пертурабо, сразу переходя к самому главному слову.

– Да, – сказал Фулгрим, притягивая к себе хрупкое существо, скрывающее лицо под капюшоном. – Каручи Вора – наш рассказчик, правда?

Спутник Фулгрима откинул капюшон, и при виде этого изящного лица, полных губ, лазурных волос и усеянных янтарными крапинками глаз Форрикс понял причину своей недавней тревоги.

Каручи Вора был эльдар.


Глава 5. Ядовитый змей / Талиакрон / Зрители за кулисами

Ошеломленное молчание натянулось тугой струной – и взорвалось в вихре действия.

Кроагер пришел в себя первым и бросился на стройного эльдар, целясь в его худую шею, которую так легко будет сломать. Его рука сначала метнулась к рукоятке меча, которого не было, а потом – к горлу ксеноса, намереваясь сдавить его в смертельном захвате.

Кроагер двигался быстро, но кое-кто оказался еще быстрее – призрачный всполох пурпура и золота, слишком стремительный, чтобы его заметить.

Этот кто-то отбросил Кроагера на стол, с которого слетел целый ворох бумаг и чертежей, и рука с такой бледной кожей, что казалась мраморной, придавила его с силой молота, вбивающего сваи в твердую землю. Воин наклонился так близко, что его лицо с чертами, некогда прекрасными, но теперь изуродованными паутиной шрамов, полными губами и тревожным взглядом в глазах оказалось в каких-то миллиметрах от Кроагера.

– Не тебе решать, когда умрет Каручи Вора, – сказал мечник.

Кроагер извивался, силясь вырваться: прикосновение воина, равно как и неудачное покушение на эльдар, привели его в бешенство.

– Отпусти меня, иначе останешься без руки, – прорычал он.

– И чем ты ее отрежешь? – мечник указал на пустые ножны у себя за плечами. – Мы тут все без оружия. Или ты мне ее откусишь?

– Люций, хватит, сейчас для этого не время, – вмешался Фулгрим, хотя в его голосе слышалось любопытство, словно он провоцировал мечника ослушаться.

– Я бы его отпустил, но он все еще жаждет крови, – ответил Люций.

Фулгрим повернулся к Пертурабо:

– Нас ждет бойня, если мой воин перестанет сдерживать твоего?

Пертурабо не ответил, шагнул к Люцию и прикоснулся к его груди.

Казалось, это всего лишь легкий толчок, указание, что воину Фулгрима следует отступить, но Люция отшвырнуло прочь, как если бы его ударили осадным молотом. Мечник врезался в арку контрфорса и, гремя доспехами, рухнул на пол в облаке каменных осколков. Перекатившись на спину и чувствуя, как все внутренности дрожат от удара, он попытался вновь наполнить воздухом опустошенные легкие.

– Еще раз тронешь кого-то из моих воинов – и я не буду столь мягок, – предупредил Пертурабо.

– Брат, это восхитительно, – Фулгрим, смеясь, зааплодировал. – Идеальное применение силы.

Кроагер, готовый довершить начатое примархом, вскочил на ноги, но его остановила рука Пертурабо, опустившаяся ему на плечо. И вновь это был вполне обычный жест, однако в нем чувствовалась такая мощь, что бешенство Кроагера, пусть и неохотно, но отступило, превращаясь в тлеющую ненависть. На другом конце зала Люций, также поднявшийся на ноги, был одержим такими же эмоциями, но Фулгрим едва заметно покачал головой, тем самым прекращая дальнейшее насилие. Мечник широко улыбнулся и повел плечами, как будто готовясь к дуэли.

– Давайте я его убью, повелитель, – вызвался Фальк, сжимая кулаки, казавшиеся громадными в латных перчатках.

– Нет, он мой, – рявкнул Кроагер.

– Хоть по отдельности, хоть оба сразу, – отозвался Люций. – Мне все равно.

Пертурабо, не обращая внимания на задиристых воинов, уставился на Фулгрима ледяным взглядом:

– Ты привел в мою твердыню ксено-выродка? О чем ты думал, брат?

Фулгрим, похоже, удивился и привлек эльдар поближе к себе.

– Пертурабо, ты всегда относился к нашим соседям по Галактике с нетерпимой ненавистью. Поверь, для нас народ Каручи Воры не несет угрозы. Их империя мертва и забыта, и те, кто ее раньше населял, теперь влачат призрачное существование, окровавленными пальцами цепляясь за тонкую нить жизни.

– Ты держишь за хвост ядовитую змею, – предостерег Пертурабо. – Мы уже сражались с ему подобными, и им верить нельзя. Да, они выглядят хрупкими и слабыми, но недооценивать их будет ошибкой.

– Я тоже сражался ними. Сражался с их лучшими воинами, – глаза Фулгрима заблестели от воспоминаний. – Я сокрушил одного из их богов и знаю, что в этих жалких ничтожествах нет ничего страшного. Нет, Каручи Вора для нас не опасен, потому что он из новой породы эльдар, тех, кто видит, что в этой Галактике рождается новый порядок.

– А это что значит? – Пертурабо не скрывал подозрительности.

– Это значит, что я могу узнать настоящую силу, – заговорил Вора. Его голос напоминал теплый древесный дым и был столь же эфемерным. – Ваш Магистр войны победит, и когда он взойдет на трон Терры, чтобы править Галактикой, я не хочу оказаться в числе его врагов.

– Не смей говорить со мной, тварь, – остановил его Пертурабо. – Некоторые мои сыны погибли от рук твоего народа, и я с радостью разрешил бы Фальку и Кроагеру разделаться с тобой.

Фулгрим, заслонив собой тщедушного эльдар, положил изящную руку на плечо брата. Этот жест был неожиданным и ненужным, и такая откровенная фамильярность вызвала в Кроагере новую вспышку ярости. Фениксиец был примархом, полубогом, достойным восхищения, но было в нем и нечто неуловимо отвратительное. Другие замечали лишь его красоту, но Кроагер видел в нем тлен и разложение. Кому-то сладкие речи примарха могли принести радость и покой; Кроагеру же они казались издевательскими оскорблениями, на которые нестерпимо хотелось ответить силой.

– Брат, нам не следует ссориться, – тихо и вкрадчиво проговорил Фулгрим. – Я прибыл сюда, чтобы предложить тебе объединиться ради достижения великой цели – столь великой, что от этого может зависеть исход восстания, поднятого Магистром войны.

Кроагер вспомнил, что сам сказал Фальку на горном склоне. Его ярость, и так немалая, стала еще сильнее, когда он почувствовал горько-сладкий аромат эссенций, которыми была умащена кожа Фулгрима. Как химическая бомбардировка оставляет после себя токсичный след, существующий многие годы после того, как упала последняя бомба, так этот одурманивающий фимиам, которым были окутаны Дети Императора, въедался в стены и пол. Может быть, так они рассчитывали сгладить обстановку, но в этом случае их план позорно провалился. У возникшей напряженности были скрытые причины, которые одними благовониями не устранить.

– Зависеть? Это каким же образом? – спросил Пертурабо.

– Ты как всегда прямолинеен, – отозвался Фулгрим. – Вот за это – помимо прочего – я тобой и восхищаюсь.

– Тогда используй меня как пример для подражания. И скажи наконец, зачем ты здесь и чего хочешь от моего легиона.

Фулгрим покачал головой и, окинув взглядом сумрачное логово Пертурабо со всеми хитроумными безделушками, ветхими шедеврами и трудами давно забытого гения, недовольно нахмурился:

– Нет, не здесь.

Он вытащил один лист из кипы архитектурных чертежей и показал его брату: величественный, титанических масштабов театр, с высокими портиками, широчайшими лестницами и сценой соответствующих размеров, где тысячи тысяч зрителей могли бы насладиться лучшими операми и пьесами.

– Эта история, которая потребует рассказа особенно… хмм, драматического. Да, драматизм – это именно то, что нам нужно. Построй мне достойную замену «Ла Фениче», и я расскажу тебе все.

– Ты хочешь целый театр ради одного рассказа?

– Именно, – подтвердил Фулгрим. – С твоей строительной техникой на это уйдут сутки или чуть больше. Сделай это для меня, и я поведаю тебе об Ангеле Экстерминатус.


Из уважения к мифологии его приемной родины Пертурабо назвал свой великий театр «Талиакрон», что на лохосском языке означало «Жилище Талии». В пантеоне древней Олимпии Талия считалась богиней, которая вдохновляет безумцев и поэтов, распаляя их воображение изящным слогом и любовью к крепкому вину. Хотя открыто ей давно уже не поклонялись, в священные дни богини люди все равно устраивали роскошные пиры в развалинах скальных храмов-театров, некогда ей посвященных. Человеку свойственно чтить, хотя бы для вида, даже ложных богов, если это даст повод для возлияний.

Театры Талии обычно были небольшими, ибо даже в лучшие дни Олимпии население, находившееся под железной пятой горных тиранов, практически не знало праздников и развлечений. Пертурабо тогда увидел возможность исправить ситуацию и создал проект грандиозного сооружения, где можно было бы увидеть драму и комедию, любовь и героизм, убийства и интриги, венчавшиеся финалами как счастливыми, так и трагическими.

Хотя это была одна из его ранних разработок, в ней чувствовалось величие: эллиптической формы амфитеатр предполагалось разместить в искусственно созданной долине глубиной с метеоритный кратер приличных размеров. На Гидре Кордатус таких долин не существовало, а потому землеройные колоссы IV легиона принялись за работу. Солтарн Фулл Бронн нашел место, где грунт легче всего будет разделить желаемым образом, а Стор Безашх Торамино подготовили заряды для буровзрывных работ, которые должны были отделить скальные породы в будущем кратере.

Эти заряды были размещены концентрическими кругами, и затем весь мир содрогнулся. Столбы пламени шириной в несколько километров взметнулись к небесам, выбрасывая в космос миллионы тонн размельченной породы, и сотни километров накрыло пылевой волной. Водопад обломков упал на землю именно там, где и запланировали инженеры, и землеройные машины без промедления приступили к строительству.

Талиакрон рождался за пеленой пылевых облаков, за штормовым фронтом аномального происхождения, которому было суждено продержаться не один десяток лет и в корне изменить местный микроклимат. В древние времена с десяток архитекторов и мастеров-каменщиков посвятили бы целую жизнь возведению здания таких титанических масштабов. Теперь же, когда Пертурабо и Форрикс встали во главе армии рабочих, мастеровых и техники Пневмашины, строительство должно было закончиться через два дня. В работе участвовали и сами легионеры, так как они были не только воинами, но и ремесленниками и умели строить так же хорошо, как и разрушать. Боевые братья стали подмастерьями, сержанты – бригадирами, офицеры – мастерами, а кузнецы войны на этой стройке были главными архитекторами.

Пертурабо знал, каким должно быть здание, до мельчайших деталей: от выверенных контуров фундамента, на котором будет стоять театр, до точных размеров статуй богини, которые украсят верхние архитравы.

Он представлял будущую конструкцию во всех подробностях, и когда нижние уровни начали быстро приобретать очертания, словно проявляясь на моментальном пикт-снимке, его охватило давно забытое воодушевление. Впервые один из его проектов (или причуд, как называл их Даммекос) воплотился в реальность и должен был послужить именно той цели, для которой был задуман. Пертурабо все еще чувствовал горький стыд за никейский комплекс, уже, к счастью, уничтоженный. Он никогда не думал, что здание, предназначавшееся для соревнований в силе и мастерстве, превратится в судилище. Император, использовав комплекс в совсем иных целях, опозорил его создателя, а Магнус не заслужил того, чтобы над ним издевалась оголтелая толпа, в своей узколобости заранее признавшая его виновным.

Форрикс в строительстве Талиакрона превзошел самого себя: благодаря своему исключительному таланту организатора и знаниям логистики он управлялся с тысячью дел сразу и следил за тем, чтобы еще не завершенные участки не тормозили остальную работу. В мирное время он был великолепным координатором, а на войне превращался в неумолимого противника, который знает: сражения выигрывают не безрассудная храбрость и не слепая вера, а транспорты снабжения, доверху заполненные оружием и боеприпасами.

Огромные строительные машины пожирали тонны щебня, перемалывали его и спрессовывали в блоки, вымеренные с йоктоскопической точностью, после чего высокие осадные краны ставили их на место. Солдаты, больше привыкшие держать в руках лазганы, взялись за рычаги, шлифовальные машины и фрезеры. Мощная техника, обычно уничтожавшая здания, теперь с триумфом занималась созиданием. Стрелы кранов, словно длинные шеи гигантских травоядных на водопое, постоянно двигались, очерчивая в воздухе пересекающиеся дуги – узор, который мог бы обернуться катастрофой, если бы его не направляли кузнецы войны.

Хотя сначала идея построить целый театр для рассказа Фулгрима не вызвала в Пертурабо энтузиазма, сейчас он был рад, что согласился. Часы шли, и отполированный мрамор, взятый из разрушенной цитадели, складывался в ярус за ярусом, так что растущий Талиакрон напоминал ледник, который спускался в вырытый для него кратер.

Фулгрим увел свою разгульную толпу обратно к месту высадки, при этом усеяв путь сотнями изуродованных тел. Кости этих людей, сожженные в пепел, были добавлены в известку и таким образом навечно стали частью фундамента амфитеатра, ибо драма всегда рождается из призраков прошлого, мечтаний мертвых и наивных надежд на бессмертие.

День сменился ночью, и на верхнем периметре Талиакрона появился первый ряд скульптур: прекрасные богини в развевающихся одеждах, в руках у них или серебряные трубы, или пастушьи посохи, или маски, которые и плачут и смеются одновременно.

В строительстве сейчас были заняты десятки тысяч, причем как смертных, так и сверхлюдей, – расчеты Форрикса и требования Пертурабо в своей холодной логике ни для кого не делали исключений. Люди казались насекомыми, которые строят улей для своей королевы, работая почти с фантастической скоростью.

К следующему полудню мечта Пертурабо стала реальностью: то, что раньше было лишь сурьмяными линиями на вощеной бумаге, превратилось в ослепительно белый круг, врезанный в красную плоть Гидры Кордатус. Строительство Талиакрона заставило постепенно померкнуть то первое раздражение, которое в нем вызвал Фулгрим и его невнятные отговорки. Между ними и раньше возникали разногласия из-за склонности Фулгрима к излишней театральности, а то, какой облик в последнее время приняло его стремление к совершенству, у бесхитростного воина вроде Пертурабо могло вызвать лишь недоумение. Он чувствовал, что в Детях Императора произошла какая-то принципиальная перемена, но никак не мог понять, для чего им все эти уродливые анатомические модификации.

Возможно, совместная операция действительно сплотит их и поможет лучше узнать друг друга.

Пертурабо был не из тех, кто легко заводит друзей, и, откровенно говоря, он ничуть не жалел, что поднял оружие против виновных в том, что его легион вынужден был нести основную тяжесть войны. По их милости Железные Воины копались в грязи на тысяче планет, пока другим доставалась слава честного боя.

Примарх редко кого одаривал своей дружбой, но если кому-то удавалось завоевать его доверие, оно оказывалось крепче закаленного железа. Так он думал раньше – пока необходимость раз за разом выполнять черновую работу не показала ему, как ломается от износа самый прочный металл.

Когда потухли погребальные костры Олимпии, он понял, что теперь ничем не сможет искупить свою вину за этот массовый геноцид. Отец никогда не простил бы ему такой грех – но Хорус простил, и отметил его тщание, и похвалил за преданность. Он также заставил Пертурабо пообещать, что тот больше не будет винить себя за сделанное на Олимпии, но вот сдержать это обещание оказалось гораздо сложнее. Глупцы говорили, что договор между Хорусом и Железными Воинами скрепил Сокрушитель наковален, и лишь Пертурабо знал, что на самом деле Луперкаль добился верности легиона, даровав им прощение.

Оказалось, что лояльность примарха не так непоколебима, как считал Пертурабо раньше. Это было ошеломительное откровение, но его, как и другие подобные горькие истины, можно было сделать частью нового мировоззрения – а потом шаг за шагом менять свою жизнь так, что ценности прошлого постепенно становились лишь смутным воспоминанием. Пертурабо поклялся, что присягу, данную Магистру войны, никогда не нарушит, и неважно, чего это будет ему стоить, какой войной обернется и к чему приведет. Если для этого нужно выслушать предложение Фулгрима и поддержать его в операции, которая может ускорить победу Магистра войны, – что ж, он готов.

Остановившись вместе с Железным Кругом перед высокими чеканными вратами Талиакрона, Пертурабо посмотрел на изображение богини, украшавшее кованый фронтон над великолепным портиком с колоннами. Из узкого горлышка амфоры, которую она держала, лился водопад вина, переданный ртутной инкрустацией по каннелюрам колонн. Винный поток падал в протянутые руки сестер Талии, Хариты слева и Евфросины справа, барельефы которых были вырезаны на центральных колоннах. На одной богине была смеющаяся маска, на другой – плачущая, но так как они стояли вполоборота, невозможно было определить, где какая.

Пертурабо улыбнулся этой визуальной загадке и открыл врата.

Шум голосов выплеснулся ему навстречу, и он почувствовал гордость оттого, что наконец воплотил свою мечту в жизнь, не изменив при этом ее смысла. Он на мгновение задержался под аркой портика: радостные голоса вызвали воспоминания о тех годах, когда Галактика еще не раскололась.

Но это время ушло навсегда, и нет смысла тосковать о нем.

– В прошлом нет живых, – прошептал Пертурабо. – Там лишь мертвецы.

Фулгрим, верный своему слову, уже ждал его.


Актеры могли подняться на сцену Талиакрона через несколько искусно замаскированных выходов, однако Пертурабо предпочел спуститься в самые недра здания и пройти по узким ступеням в середине амфитеатра, известным как «Харонова лестница». Благодаря этой лестнице из-под сцены могли появляться актеры, изображавшие духов умерших; Пертурабо же воспользовался ей, чтобы проникнуть в зал незамеченным.

Он вышел из темных и тесных катакомб на широкую сцену и на мгновение остановился, чтобы в полной мере насладиться реальностью своей мечты. Ярусы с местами для зрителей плавно поднимались по склону искусственного кратера на шестьсот пятьдесят метров, и каждое сиденье было расположено так, чтобы ничто не заслоняло сцену.

В амфитеатре собрались десятки тысяч зрителей: солдаты, легионеры, праздные зеваки и целые толпы последователей Фулгрима. При виде Пертурабо все они разразились радостными криками, и хотя ему не нравилось играть центральную роль в публичных событиях, эти бурные приветствия вызвали в нем неожиданное и приятное изумление.

Остановившись на вершине лестницы, Пертурабо поправил плащ, который подарил ему Фулгрим, прислушался к реву толпы – и различил в нем отдельные голоса. Акустика театра была столь совершенна, что зрители, сидевшие дальше всего от сцены, все равно могли расслышать даже самую тихую реплику. Пертурабо ощутил редкий прилив гордости за этот технический успех.

Скульптуры богини и ее сестер смотрели вниз с высоких арок, которые окружали амфитеатр; рядом с ними стояли героические актеры из тех времен, когда Император еще не посетил Олимпию. Феспид по праву занимал место рядом с богиней, а Метробий, его главный соперник, расположился на противоположной стороне. Арар, большой поклонник комедии, соседствовал с изящным Гегелохом, гением актерских перевоплощений, которого современники называли «героем с тысячей лиц».

Теплый свет наполнял Талиакрон благодаря огню в неглубоких чашах, которые держали нимфы в развевающихся одеждах, парящие на огромных крыльях. В воздухе чувствовался слабый химический запах, который стремились перебить более густые и терпкие ароматы специй.

Большая круглая сцена была вымощена плитами из спрессованной кварцевой и гранитной крошки, и мутное зарево радиоактивных облаков отражалось от нее слабым мерцанием. Осадки из короткоживущих изотопов после ядерных взрывов стерли звезды с неба, но Пертурабо все равно мог различить грязное пятно сильной варп-аномалии в дальнем северо-западном рукаве Галактики. От этой планеты до нее было гораздо ближе, и он даже видел отростки, которые тянулись от аномалии – тянулись к нему, искали его, подступали вплотную, словно хотели унести его с поверхности Гидры Кордатус.

Не имело значения, сколько световых лет отделяет его от этого варп-шторма: Пертурабо всегда чувствовал его, всегда, с любой планеты видел его отсвет в небе, но не знал, чему обязан такой способностью. Может быть, его органы чувств были намеренно устроены таким образом, точно так же, как Сангвиний был создан крылатым, а Коракс – наделен удивительными глазами. Возможно, причиной был сбой в его генетике, однако он обладал этим то ли даром, то ли проклятием, сколько себя помнил. Как только он узнал кое-что о природе этой аномалии, она постоянно вторгалась в его сны, вызывала кошмары и преследовала наяву.

Однажды он спросил у Ферруса, видят ли этот шторм его серебристые глаза, на что брат лишь покачал головой и смерил Пертурабо слегка презрительным взглядом, словно тот признался в каком-то тайном пороке или изъяне. Больше они на эту тему не заговаривали.

Пертурабо отогнал воспоминания и вызванное ими двойственное чувство: Феррус мертв, а его убийца сейчас стоит перед ним.

Облик Фулгрима на этот раз больше напоминал времена Исствана-V: примарх был облачен в пурпурную броню, пластины которой переливались оттенками цвета от светлого до более темного. На одно плечо был наброшен подбитый мехом плащ, на поясе – золотой меч с рукояткой, обтянутой черной кожей, тот самый, который Феррус выковал в кузнях Терраватта на горе Народная.

Белые волосы Фулгрима были заплетены во множество аккуратных косичек, которые были стянуты на затылке и перевиты в жгут, лежавший на правом плече подобно спящей змее. В отблесках светильников глаза примарха казались еще темнее. Пертурабо с облегчением заметил, что он явился без своих капитанов, избрав эльдар, которого называл Каручи Вора, единственным спутником на этот вечер историй.

– Я был уверен, что ты не разочаруешь меня, брат, – сказал Фулгрим и медленно развел поднятые руки, подразумевая грандиозное сооружение, построенное для него. – Это шедевр архитектурного искусства, который достоин самой лучшей драмы. Скажи, похоже ли воплощение твоей мечты на то, какой ты ее изначально представлял?

– Сходство близкое.

– Но не полное?

– Полного никогда не бывает.

– Это пока, – заметил Фулгрим и шагнул ему навстречу, намереваясь обнять брата.

Оба примарха обнялись под гром аплодисментов, которые бесконечным эхом разнеслись по Талиакрону. Фулгрим добродушно похлопал брата по спине и расцеловал в обе щеки, но Пертурабо такие жесты были совершенно чужды, и он понятия не имел, как нужно реагировать. Волосы Фулгрима были умащены столь ароматными маслами, что он не мог не вдохнуть их соблазнительный запах.

– Брат, а плащ тебе идет, – сказал Фулгрим и широко улыбнулся.

Они разомкнули объятья, но Фулгрим все равно продолжал удерживать Пертурабо за руку, словно не хотел разрушать возникшую между ними близость. Он воздел другую руку, будто упиваясь восторгом аудитории, будто черпая из него силы.

– Мы боги, брат! – воскликнул он, и толпа согласно заорала.

Театральность Фулгрима начала утомлять Пертурабо, и он высвободил руку. Столь нарочитое братание попахивало какой-то интригой, и первым инстинктивным желанием Пертурабо было оказаться от этого представления подальше.

Встав перед ним, Фулгрим заговорил так тихо, что даже великолепная акустика Талиакрона не могла донести его слова до остальных:

– Где твои молотоносцы? – Брат наконец заметил отсутствие Железного круга. – Они бы изумительно смотрелись на такой сцене.

– Внизу, – ответил Пертурабо и отступил на шаг. Хотя на какой-то миг изъявления родственной привязанности его обрадовали, он не любил близкие физические контакты.

– Но почему роботы? – спросил Фулгрим будто невзначай. – Почему не воины из плоти и крови, которые не подчиняются доктриносхемам Механикум?

– Стражи-автоматы не спят, не ослабляют бдительность и не предают.

– Но в них нет и чувств, которые свойственны телохранителям-смертным. Они никогда не отдадут за тебя жизнь до последней капли крови, потому что так велит им любовь.

– Любовь? А любовь-то тут причем?

Фулгрим многозначительно улыбнулся, словно изумленный тем, что Пертурабо спрашивает столь очевидные вещи.

– Как можно доверять телохранителю, который не любит того, кого защищает?

– Так твоя Гвардия Феникса тебя любит? – спросил Пертурабо резче, чем хотел.

– Еще как, – ответил Фулгрим, вновь говоря в полный голос. – Я – Фениксиец, любимый всеми, я – звезда, вокруг которой вращаются мои воины. Без меня у них не будет цели, а воин без цели недостоин жить.

Зрители ответили на это очередным хором одобрительных возгласов. Пертурабо, рассеянно кивнув, встал по правую руку от брата, чтобы лучше рассмотреть завернувшегося в плащ эльдар, который скрывался в тени Фулгрима. Вблизи в этом существе стала заметна какая-то пустота – какой-то голод, который ничем нельзя насытить. Хотя капюшон скрывал лицо ксеноса, Пертурабо увидел, что у него точеные черты, полные губы и блестящие волосы фиолетового оттенка. Эльдар был красив, но все равно, в нем чего-то… не хватало.

Ладно, если Фулгрим хочет представления, придется ему подыграть.

– Ты называешь себя Каручи Вора?

Эльдар кивнул:

– Это скорее звание, чем имя. Раньше я был врачевателем. На бьелерайском диалекте это означает…

– Я знаю, что это означает, – прервал его Пертурабо. – «Завершающий страдания».

– Повелитель знает язык эльдар? – удивился Вора.

– Помимо прочих, – Пертурабо ответил на родном языке ксеноса – и с мимолетным удовлетворением заметил, что и Фулгрим, и сам Вора удивлены.

– Или, – тут он перешел на проторечь, полную отрывистых и глухих звуков, – мы можем общаться на языке зеленокожих.

Фулгрим рассмеялся.

– Ты не перестаешь меня поражать, брат. Никогда не думал, что у тебя такие лингвистические способности.

– Я провел всю жизнь, ведя осады, рыл окопы и разрушал города, поэтому ты так легко забываешь, что я наделен не менее проницательным интеллектом, чем остальные наши братья, – Пертурабо старался не выдать голосом, насколько такая невнимательность его обижает. – Может быть, я уступаю Магнусу в знании варпа, а Хорусу – в стратегическом гении, но зато я прекрасно умею пользоваться в своих целях тем, что другие меня недооценивают.

– Я никогда не совершу подобной ошибки, – улыбнулся Фулгрим.

– Еще как совершишь, – возразил Пертурабо и, резко отвернувшись, скрестил руки на широкой груди. – А теперь рассказывай свою сверхценную историю, ради которой моему легиону пришлось построить этот амфитеатр.

– Это рассказ о богах эльдар и об их войнах, – начал Фулгрим. – Рассказ о создании столь чудовищном и столь же прекрасном, что братья заточили его в темницу, вычеркнув из истории и памяти.

– Ангел Экстерминатус? – предположил Пертурабо.

– Да, – отозвался Вора. – Ангел Экстерминатус.

– И ты заставил меня создать Талиакрон, только чтобы пересказывать выдумки ксеносов? – Пертурабо начинал злиться.

– Это не выдумки. – Фулгрим, шагнув к брату, сжал его плечо. – Это реальность, которой самой ее природой было предначертано исчезнуть. Даже звезды были против нее, ибо оружию такой силы нельзя позволить вырваться на свободу.

Хотя Фулгрим и говорил с излишней помпезностью, ему все-таки удалось пробудить в брате любопытство. Пертурабо отлично понимал, как часто под маской легенды скрывается правда.

– Где это оружие?

– Ты знаешь, где. – Фулгрим, широко улыбаясь, посмотрел на затянутое пылевыми облаками небо. – Ты всегда это знал, брат.

Пертурабо тоже поднял взгляд к небу – и увидел кипящий водоворот варп-энергии. Звездный вихрь.

– Расскажи мне эту легенду, – приказал он.


В тени, которую отбрасывали нимфы с чашами-светильниками, за встречей примархов следили, опустившись на колени, двое. Но если зрители, до предела заполнившие ярусы амфитеатра, наблюдали за сценой с упоенным восторгом, то у этих двоих происходившее не вызывало ничего, кроме ненависти. И покров тени, и слой пыли на доспехах должны были сделать так, чтобы наблюдатели не привлекли подозрительных взглядов, но на самом деле такой опасности не было: на них никто бы не обратил внимания.

Более высокий из этой пары был облачен в темную броню, на которой все знаки отличия и символика легиона были скрыты под стратегически размещенным налетом пыли и кусками ткани, исчерканными ничего не значащими каракулями. На каждой пластине виднелось множество царапин и вмятин, которые техномастера с «Сизифея» так и не выправили. Воин смотрел на Фениксийца с неприкрытым отвращением, содрогаясь от усилий сдержаться и не броситься напролом, чтобы уничтожить убийцу Ферруса Мануса.

Воина звали Сабик Велунд, и он был из легиона Железных Рук.

Его спутник, более стройный, носил броню, чернее которой не было среди Легионес Астартес, причем дополнительно измененную так, чтобы уменьшить ее видимость во всех спектрах и свести к минимуму сигналы на любой длине волны. Его звали Никона Шарроукин – воин из Гвардии Ворона, виртуоз скрытности и палач предателей.

Оба привыкли действовать глубоко в тылу врага, но это проникновение было, пожалуй, самой рискованной операцией в их карьере – по крайней мере со времен Кавор Сарты и Криптоса.

– Меня тошнит от одного его вида, – признался Велунд, имея в виду Фулгрима, вызывавшего в нем омерзение.

Шарроукин, не отвлекаясь, все так же прижимал к окуляру шлема прицел матово-черного карабина-игольника; приклад оружия надежно упирался в его плечо. Карабин был модифицирован так, чтобы работать с разными боеприпасами и в разных режимах ведения огня, – компактный инструмент смерти, способный убивать беззвучно как издали, так и с близкого расстояния, поражая цель вихрем сплошных стальных игл.

– А ты не смотри, – посоветовал Шарроукин. – Слушай. Воспользуйся тем параболическим вокс-вором, что дал тебе Таматика.

– Он фратер Таматика. К тому же, здесь такая акустика, что мы прекрасно услышим все, что говорят эти предатели. Мне не нужен этот… вор, – он практически выплюнул последнее слово.

– Пусть так, но он может записать их слова, – напомнил Шарроукин. – Брантан и остальные тоже захотят послушать.

Велунд подумал, что Шарроукину стоит напомнить, кто такой Брантан и как следует его называть. Он знал, что Ворон вряд ли примет замечание к сведению: все-таки у их боевых групп, сложившихся случайным образом и разрозненных, была слишком нестандартная организация, так какая разница, у кого какое звание? Но нет, разница была – особенно теперь, когда Ферруса Мануса не стало.

– Он носит звание капитана.

– Ну ладно, – вздохнул Шарроукин. – Капитан Брантан точно захочет услышать запись. У меня сложилось впечатление, что принимать решения на основе косвенных свидетельств – не в его характере. Даже если источником информации будет кто-то вроде тебя, друг мой.

Велунд кивнул, пристыженный этим напоминанием об одной из целей их миссии. Обычно он рассуждал с холодной четкостью машины, но вид примарха Детей Императора вывел его из себя. Убийца Ферруса Мануса беззаботно смеялся, словно не совершил никакого преступления, и одним своим видом еще больше оскорблял честь Железных Рук, так до сих пор и не отмщенную.

Со дня предательства на Исстване никто из X легиона не видел Фениксийца, и Велунду казалось, что души погибших товарищей, жаждущие мести, возлагают эту тяжелую задачу на него. Он вспомнил, как Фениксиец одним ударом отшвырнул его от Ферруса Мануса, и сердце его заколотилось, а металлические пальцы левой руки сжались в кулак.

– Сабик, сосредоточься, – сказал Шарроукин, заметив состояние товарища. – Моему легиону тоже от них досталось. Делай, что должен, и наш ответный удар станет еще сильнее.

Велунд выдохнул. Он понимал, что Шарроукин прав, но медузианская запальчивость все чаще грозила взять верх. Расстроенный собственным несовершенством, он сосредоточился на том, чтобы вернуть равновесие эмоциям, в которых главными на время должны были стать холерическая энергичность и меланхоличное бесстрастие. В отличие от многих Железных Рук, которые быстро приходили в ярость и потому действовали импульсивно, Велунд давно научился контролировать свой темперамент.

По крайней мере так он думал – пока не увидел на сцене Фулгрима. Воспоминания о том, что сделал Фениксиец, разрушили его самообладание с той же легкостью, с какой лазерный резак проходит сквозь пластек. Если бы не вмешательство Шарроукина, он мог бы даже выдать их укрытие.

– Ты прав, – согласился Велунд, стараясь выровнять дыхание. – Я позорю себя, проявляя слабость.

– Ненавидеть их – не слабость, – отозвался Шарроукин. – Используй свою ненависть, брат, оттачивай ее как оружие, занесенное для удара, и тогда в нужный момент она станет еще сокрушительнее.

Даже проявляя столь несвойственное ему красноречие, Ворон оставался неподвижным, все так же прижимая к окуляру прицел карабина.

– Неужели ты сможешь отсюда попасть? - спросил Велунд, подготавливая оборудование вокс-вора и устанавливая ничем не примечательную черную коробку на штатив. Из его наруча вылезло несколько матово-черных кабелей, которые он воткнул в заднюю часть устройства, тут же возвестившего о начале работы тихим жужжанием.

– Да, правда, они находятся на пределе эффективной дальности моего карабина-игольника, не говоря уже о том, что это примархи.

– Но искушение есть?

– Еще какое, – сказал Шарроукин, продевая тонкий палец в спусковую скобу и слегка надавливая. Дальномер щелкнул, откалибровывая нарезку ствола. ¬– Может, я выстрелю, только чтобы посмотреть, соответствует ли этот твой «Грозовой орел» заявленным качествам.

– Поверь, у этих предателей нет ничего летающего, что могло бы его догнать.

– Я тебе верю, но будем надеяться, что проверять это на деле не придется.

Вокс-вор чирикнул, когда Велунд захватил в фокус трех людей в центре амфитеатра, и внутри прибора раздалось щелканье поворачивающихся шестеренок – запись началась. Велунд говорил Шарроукину, что услышать разговор они смогут и без прибора, но Шарроукин был прав: даже несмотря на свое состояние, капитан Брантан захочет сам услышать слова предателей, прежде чем назначать им план действий.

Да, Железные Руки оказались разгромлены в результате предательства на черных песках: их ветераны были уничтожены, их богоподобный отец – сражен вероломным братом, но это лишь сделало их еще опаснее. Как оглушенный боец, поднимающийся после каждого падения, Железные Руки вернулись в бой сильнее, чем прежде.

Велунд переключился с мыслей о возмездии на людей, стоящих внизу; примарх Железных Воинов кружил возле худого человека, закутанного в скрывавшие его одежды. Кто был этот человек, признанный достаточно важным, чтобы получить право находиться рядом с двумя примархами, являлось загадкой, но уже сам факт его присутствия здесь говорил о том, что он был достоин внимания.

Слова двух примархов-предателей взлетали к самым верхним рядам огромного амфитеатра. Шарроукин и Велунд с возрастающим ужасом слушали их разговор, в котором Фениксиец объяснял, зачем явился на Гидру Кордатус.

– Трон... – зарычал Велунд.

– Это еще слабо сказано, – прошептал Шарроукин.

– Думаю, тебе все же следует выстрелить.

Шарроукин щелкнул предохранителем и сказал:

– Думаю, ты прав.


Глава 6. Маэльша'эйль Атеракия / Выстрел во тьме

Это была легенда расы, к которой принадлежал Каручи Вора, но центральное место на сцене занял Фулгрим. Фениксиец никогда не любил делить с кем-либо внимание публики, но теперь, как видел Пертурабо, он стал самовлюбленным до эгомании. Его брат театрально мерил шагами сцену – великий артист, прогуливающийся перед тем, как произнести свой величайший монолог. Наконец он принял героическую позу, больше похожий на актера, изображающего Фулгрима, чем на самого Фулгрима.

– Братья и сестры, – начал Фулгрим, низко поклонившись. – Сегодня я поведаю вам легенду о забытых временах, о потерянных империях и о Галактике, какой она была до возвышения человечества. Ныне мы правим звездами, когда-то бывшими во владении древней расы, и хотя сейчас гибель ее близка и неизбежна, в тайных уголках Галактики еще сохранились останки когда-то великого царства. Слушайте внимательно, и я перенесу вас сквозь туманы времен в последние дни этой угасающей расы...

Фулгрим говорил величественно, блестяще играя интонациями, прочно захватывавшими внимание зрителей. Пертурабо же его слова казались излишне вычурными: эту информацию можно было донести в два раза быстрее. Пертурабо не знал, что будет из себя представлять история, но был уверен, что смог бы рассказать ее, не тратя попусту времени и не скрывая смысл за красотами, но Фулгрим, отдавшись странному безумию, казалось, уже не мог обойтись ни без первого, ни без второго.

Он стоял, сложив на груди руки, а Фулгрим крался по сцене, как убийца на охоте, и черные глаза на бледном лице скользили по толпе, словно он высматривал кого-то.

Фулгрим поднял одну руку к небу.

– Наша история начинается во времена до начала времен, когда человечеству лишь предстояло выползти из первичного океана в грязь на берегу. Мы еще не были достойны надеть короны богов, ибо их носила другая раса, а во Вселенной есть место лишь одному пантеону. Были они детьми Азуриана. Он создал их из своей плоти и бросил в Галактику, как пахарь бросает в землю семя. Они называли себя эльдар, и их империя протянулась от одного края Кольца Единорога до другого, от рукава Персея до самых дальних краев рукава Центавра. Могущественна и горда была их империя, ибо боги даровали им возможность перемещаться в любое место своих владений в мгновение ока. Цари-воины, Эльданеш и Ультанеш, повели армии в завоевательные походы, низвергавшие всякого, кто осмеливался противостоять им. Но хотя вся Галактика принадлежала им, эгоистичные эльдар не были удовлетворены. Эльданеш тосковал, что ему не с кем играть, и тогда Иша, блудная богиня, из лона которой вышли эльдар, пролила горькие слезы, превратившиеся в новую жизнь. Ее печаль стала созидательным источником, породившим многие удивительные расы. И все это – лишь для развлечения ее детей. Сложно поверить, что можно столь бездумно потворствовать чьим-то желаниям.

Пока Фулгрим говорил, Пертурабо смотрел на Каручи Вору, и хотя тот до сих пор не сбросил капюшон, было видно, какие чувства вызывает в нем сказание. После каждого уничижительного слова в адрес эльдар на лице Воры дергался мускул. Нервный тик был почти незаметен – только острые глаза примарха могли его увидеть.

Зрителям история Фулгрима, может, и нравилась, но Вора определенно не испытывал восторга.

Фулгрим кружил по сцене, и его голос был словно мед – ласкающая слух звуковая гармония, которая затягивала Пертурабо в мир придуманных персонажей и событий против его воли, пока Фулгрим рассказывал об эльдарских героях и королях, об их великих мыслителях и, разумеется, врагах.

Что за драма без коварного зла, которому надо противостоять?

– Как известно всем вам, сила порождает зависть, и король завоеванной расы Хреш-селейн, укрываясь в самых дальних уголках Галактики, начал строить козни.

Упомянув короля, Фулгрим ссутулился и потер руки, как детский сказочник, изображающий злодея. Это выглядело комично, но толпа, разместившаяся на рядах амфитеатра, отреагировала гневными, возмущенными криками. Подобная реакция на манипулятивные слова брата ошеломила Пертурабо, но даже он был вынужден признать, что разворачивающаяся перед ним мифологическая история вызывала в нем все больший интерес.

– Наконец армии Хреш-селейн, тайно восстановленные и скрытые в измерениях, куда эльдар проникнуть не могли, собрались и нанесли завоевателям ответный удар. Хреш-селейн, ведомые своим королем, убивали эльдар десятками тысяч, и после этих битв целые регионы Галактики оставались пустыми на тысячелетия. О да, эльдар были могущественны, а их воины – несравненны, но в армиях Хреш-селейн было больше солдат, чем звезд на небе, и хотя каждая битва уносила миллионы жизней, для их невообразимо огромных воинств эти жизни были как капля в океане.

К этому моменту Фулгрим извлек из ножен меч, и золотой клинок давал новые поводы для восторженных возгласов и одобрительных криков. Фулгрим кружился и подпрыгивал как танцор, но Пертурабо видел, что в каждом его движении скрывалось исключительное мастерство, убийственное изящество, сделавшее его брата непревзойденным мечником, которому ничего не могли противопоставить ни Гиллиман с его техничностью, ни Ангрон с его концентрированной яростью.

– Эльдар были на грани поражения, и их боги со слезами на глазах взирали на своих возлюбленных детей, теперь так униженных. Вновь воззвал Эльданеш к своей богине-матери, заклиная о помощи, и его мольбы так тронули ее, что она обратилась к своему брату-мужу, богу войны Каэла-Менша-Кхейну, с просьбой прийти эльдар на помощь. Кхейн отказался, ибо потомство Азуриана всегда вызывало в нем зависть, и он наслаждался, смотря, как они страдают. Но когда Иша предложила ему свое когда-то невинное тело, бог войны уступил и взял ее, не заботясь, останется ли она жива. И едва поместил он в нее свое кровавое семя, как яростный аватар алыми когтями прорвал себе путь из ее лона – охваченный жаждой разрушения, на которое даже бог войны был неспособен.

Пертурабо почувствовал, в какой ужас пришли слушатели при мысли о столь чудовищном создании, однако определить, какие реальные события скрывались за этой аллегорией, было невозможно.

– Последний крик Иши стал первым криком ее дитя войны – боевым кличем, от которого в ужасе замерло сердце самой Галактики и который до сих пор звучит в сердцах проливающих кровь. У эльдар существо было известно как Маэльша'эйль Атеракия. Они не произносят это имя, но страх перед ним живет в них, разъедая чахнущие сердца.

– Что его имя значит, брат? – спросил Пертурабо. – Я говорю на языке эльдар, но эти слова слышу впервые.

Фулгрим прервался, и его лицо исказилось в раздражении, готовом перерасти в ярость, из-за того, что его перебили.

– Это древнее имя, господин, – сказал Каручи Вора. – Его никогда не произносят вслух. Оно означает «прекрасный орел из ада, что несет разрушение всему». Что примерно переводится как...

– Ангел Экстерминатус, – закончил за него Пертурабо.

– Могу я продолжать? – резко спросил Фулгрим, едва сдерживавший агрессию.

Пертурабо кивнул, и Фулгрим вернулся к рассказу, будто его и не перебивали.

– Ангел Экстерминатус присоединился к борьбе против Хреш-селейн, и невиданные бойни учинил он по всей Галактике. Эльданеш с радостью принял его помощь, хотя и понимал, что его трусость повлекла смерть богини-матери. Ультанеш же пришел в отчаяние от цены, которую им пришлось заплатить за этот новорожденный дух разрушения, за это прекрасное создание, что в равной степени внушало любовь и ужас. Ангел Экстерминатус был воистину полубогом эльдар, и равных ему не было. Он был наделен обольстительнейшим обликом, величайшей силой и великолепнейшим умом. Знания, которыми боги обладали, обладал и он; силы, которые они боялись применять, он с песней в сердце обрушивал на врагов. Мощь Ангела Экстерминатус пугала Ультанеша, но Эльданеш полюбил смрад крови, вонь обугленной плоти и зрелище падальщиков, пожирающих мертвецов. В нем зародилась зависть к силе, которой Ангел Экстерминатус распоряжался так легко, и он решил низвергнуть его после того, как война с Хреш-селейн будет окончена. Но когда враги его народа начали отступать перед лицом Ангела Экстерминатус, стремление Эльданеша уничтожить врагов лишь усилилось, превратившись в наваждение. Только смерть всех их до единого могла утолить эту жажду крови, и он убедил Ангела Экстерминатус выковать оружие, которое сотрет их миры, не оставив и следа. Ангел Экстерминатус согласился, не видя, как безумен Эльданеш, и сотворил оружие такой силы, что иные, узнав о нем, предпочитали убить себя – но не жить в галактике, где существовали подобные вещи.

Теперь Пертурабо по-настоящему заинтересовался. Неважно, что это: цветистая аллегория или безумная выдумка. Ради этой части легенды все и затевалось, ради нее он потворствовал прихотям Фулгрима..

– Создать подобное оружие было непросто, – говорил Фулгрим, – и Ангела Экстерминатус это ослабило, ибо много сил вложил он в его разрушительную сущность. Утомившись, он погрузился в глубокий сон на поле древней битвы, оставив оружие в дар Эльданешу. Но Эльданеш увидел творение Ангела Экстерминатус, и отчаяние охватило его, ибо теперь он понимал, что подобное оружие гнусно. С него спала пелена безумия, и узрел он, чем стал и что потерял в своей погоне за победой. Он призвал Ультанеша, и вместе они вознесли мольбы к Азуриану, прося изгнать Ангела Экстерминатус в небытие за пределами пространства и времени, вернуть его в ад, из которого он явился. Почувствовав их намерения, Ангел Экстерминатус пробудился и вступил с ними в бой.

Не прекращая говорить, Фулгрим рубил мечом воздух, и каждый удар был по-театральному отчаянным, он словно боролся за свою жизнь с незримыми противниками, уже начавшими изматывать его.

Его дыхание сбилось, волосы растрепались, и он рухнул на одно колено, выставив перед собой золотой меч: совершенно воплощенный образ окруженного врагами героя – поверженного на колени, но не сломленного. Пертурабо давно уже не обращал внимания на мифологические элементы истории, пытаясь выделить скрывавшуюся за легендой истину.

Фулгрим с трудом поднялся на ноги – будто ему противостояла невидимая сила, не дававшая встать с колен.

– С начала времен не видел мир такой битвы. Богоподобное создание было атаковано непокорными наследниками, и сердца их не знали пощады, а кровь текла рекой, и сама ткань Галактики рвалась, столь жесток был их бой. Никто из ныне живущих не помнит, как долго сражались полубоги, но превозмочь силу Ангела Экстерминатус Эльданеш и Ультанеш не могли. Обоих он поверг на колени, обоих ждала гибель от существа, которое они же и помогли создать. Но прежде чем Ангел Экстерминатус успел нанести последний удар, сам Азуриан вмешался, дабы спасти своих безрассудных сыновей. Ангел Экстерминатус был богом, но Азуриан правил небесами за эры до того, как тот вышел из окровавленного тела Иши, и мощь его ужасала. Он завершил начатое Эльданешем и Ультанешем, и разорвал ткань Галактики, и связал Ангела Экстерминатус цепями из пространства и времени, и заточил его в тюрьме, откуда не сбежать, где не получить помилования за сотворенные злодеяния.

Пертурабо усмехнулся про себя, так банальна была концовка с божественным вмешательством, но когда Фулгрим поднял глаза к небесам, он внезапно понял, что будет дальше.

– Узрите древнюю тюрьму Ангела Экстерминатус! – закричал Фулгрим, вскидывая меч к радиоактивным пылевым облакам. Они были многокилометровой толщины, но кольцо света развело их в стороны достаточно широко, чтобы стало видно тьму ночи.

А в этом пятне тьмы – уродливый нарыв звездного вихря.


– Расстояние до цели?

– Пятьсот шесть метров.

Шарроукин настроил фокус прицела кончиком правого большого пальца. Выбранное им место был оптимально для выстрела: вдоль направления ветра, что исключало смещение снаряда и изменение траектории. Термоавгуры на охлаждающем кожухе винтовки измерили окружающую температуру и с миганием провели коррекцию, чтобы компенсировать подъемный эффект, который горячий воздух окажет на толстую стальную иглу. Шарроукин также учел силу планетарного магнитного поля, выбирая угол выстрела.

Любую стандартную цель можно было уже считать мертвой.

Вот только примарх не был стандартной целью.

– Мы уходим, как только я выстрелю, – сказал Шарроукин. – Убираемся отсюда, и быстро. Даже если я промахнусь, понял?

– Понял, – ответил Велунд. – Не беспокойся, я не собираюсь терять голову и бросаться на них в одиночку.

Шарроукин прицелился врагу в голову, замедлил сердечный ритм, выровнял дыхание и едва заметно надавил на спусковой крючок. На визоре шлема высветились подтверждающие иконки, и прерывистая линия прочертила путь, по которому пролетит игла. Прямо через глаз примарха.

– Стреляю, – сказал он.


Толпа выла, глядя на зловещее пятно не-света и искаженного пространства-времени в небесах, и Пертурабо презирал их за то, как просто их было удивить. Они представления не имели, какая опасность за этим таилась, какая ужасная язва незаметно проникала в сердце. Вид этого пятна, как изнуряющая душевная болезнь, уничтожал всю радость и волю к жизни в тех, кто смотрел на него, а Пертурабо смотрел на него уже немало времени.

– Великий звездный вихрь! – вскричал Фулгрим, словно пылкий проповедник былых времен. – Рана, которую нанесла Галактике раса, не желавшая признать, что ее время подходит к концу, – нанесла, дабы заточить в ней богоподобное существо. Величайшее достижение и величайший позор эльдар лежит здесь, окованный цепями, которые Азуриан запретил снимать до скончания жизни самой Вселенной. И было так с незапамятных времен...

Фулгрим замолчал, наслаждаясь прелестью еще не произнесенных слов и позволяя томительному ожиданию нарастать, пока Пертурабо не начал опасаться, что публика взбунтуется, продлись пауза чуть дольше.

– Но Азуриан забыт, его народ разрушен собственными слабостями, а нам нет дела до запретов павшего бога. Путь открыт тем, кто осмелится.

Фулгрим убрал меч в ножны. Глаза его горели, кожа блестела от испарины.

Его грудь тяжело вздымалась, так напрягался он, рассказывая – словно выступал перед духом самой Талии. Пертурабо видел, что его изможденность наигранна, поскольку понимал, что брат старается соответствовать ожиданиям толпы и величественности амфитеатра.

– Ныне Ангел Экстерминатус погружен в сон, и мы возьмем штурмом острог Азуриана! Заберем себе оружие, выкованное в древние времена! – прогрохотал Фулгрим.

Пертурабо увидел брызнувшие из его головы крохотные капли крови за секунду до того, как услышал щелчок выстрела. Черные глаза Фулгрима закатились.

– Нет! – вскрикнул Пертурабо, когда брат рухнул на плиты сцены; его пепельно-серое лицо заливала кровь.


– Вперед! – крикнул Шарроукин, срываясь с места и на ходу убирая оптический прицел карабина.

Он развернулся и побежал к затененной галерее статуй, что украшала последний ярус амфитеатра, а позади между тем начиналось светопреставление. Под ними гремели испуганные и гневные крики, в десятки раз усиленные великолепной акустикой строения, но ни у Шарроукина, ни у Велунда не было времени оценивать их.

За ними уже наверняка началась погоня.

– Ты убил его? – спросил Велунд, когда они добрались до точки спуска, рядом с которой в тенях были спрятаны мотки высокопрочных тросов.

– Я попал, куда хотел, – сказал Шарроукин, набрасывая трос на шею статуи, изображавшей богиню, и прикрепляя его к металлическому кольцу на броне. – А вот сможет ли это его убить – уже другой вопрос. Прыгай, потом поговорим.

Оба воина повернулись лицом к центру амфитеатра, балансируя на выступе изогнутой каменной стены в сотнях метров над землей.

– Готов? – спросил Шарроукин.

– Готов, – отозвался Велунд.

– Прыгаем.

Шарроукин оттолкнулся от края и полетел по параболе вдоль фасада здания. Он контролировал стремительный спуск, касаясь стены руками в сверхпрочных латных перчатках, и на полпути до земли вновь в нее уперся. Мрамор под подошвами захрустел и осыпался на землю дождем белой крошки. Велунд все еще был над ним – его прыжки были короче. Шарроукин опять прыгнул и в воздухе развернулся лицом к несущейся навстречу земле.

Из амфитеатра уже хлынули паникующие толпы. Возможно, они решили, что их настигло имперское возмездие, что незаметно подобрался военный флот, не тронутый предательством. «Жаль, что это не так», – подумал Шарроукин.

Раздались выстрелы, из изогнутого барельефа над ним выбило несколько осколков, и он увидел трех воинов в тусклой, неокрашенной броне Железных Воинов, чье оружие было направлено вверх. Шарроукин прервал спуск, сдернув трос с металлического кольца. Последние двадцать метров до земли он пролетел в свободном падении и приземлился с оружием в руках, готовый стрелять. Он опустился на одно колено и выпустил в визор ближайшего Железного Воина очередь игл. Предатель беззвучно упал, Шарроукин направил один токс-снаряд в решетку шлема второго, после чего перекатился в сторону, уходя от болтерного огня, угодившего в землю в том месте, куда он приземлился. Еще один стремительный заряд игл пробил тонкое сочленение брони на шее третьего Железного Воина, на металлическую грудную пластину хлынула кровь, и его ноги подкосились.

Велунд рухнул рядом, и Шарроукин поморщился, так неуклюже было приземление Железнорукого.

– Корриван-послушник держится в воздухе лучше тебя, брат, – сказал Шарроукин.

Велунд пробурчал что-то в ответ и побежал на юг; из амфитеатра продолжали вытекать толпы вражеских последователей и воинов. Шарроукин бросился за ним, следуя по пути, который они запланировали, когда направлялись к своему потайному месту наблюдения за двумя примархами-предателями. Миссия по добыче информации превратилась в попытку покушения.

Они бежали через груды строительного мусора, оставшегося после сверхбыстрого возведения театра – через целый город из огромных отвалов пород, траншей, складов материалов и высящихся строительных механизмов. По обеим сторонам от них то и дело мелькали опустевшие строительные лагеря и снабженческие базы.

Среди шума испуганных голосов, окружающего амфитеатр, Шарроукин различил так хорошо знакомые звуки погони. Жизнь в тылу врага развила в нем сверхъестественную способность чувствовать, что на него охотятся. И как бы ни сильна была в нем ненависть к предателям и к тому, что они сотворили, он никогда не забывал, что они были легионерами, столь же смертоносными и опытными, как любые другие воины Императора.

Но такой битвы с Вороном и Железноруким они еще не знали.

– Они приближаются, – прокричал он Велунду.

– Подрываю первый заряд.

Земля сотряслась, когда сдетонировала первая из многочисленных бомб, установленных на пути их отхода. Комья грязи и части тел взметнулись в воздух и упали под угасающий гул термического взрыва.

Шарроукин затормозил у перевернутого скипового погрузчика и поставил винтовку на металлический край побитого ковша. Из теней, отбрасываемых горой каменных обломков, вышла толпа мужчин и женщин в одеждах кричащих цветов, и Шарроукин избавился от первых шести из них, истратив то же количество игл. Остальные растеряли часть решительности, но не останавливались – даже после того, как он убил еще пятерых.

– Уходим! – приказал Велунд. Шарроукин подхватил винтовку и побежал.

Стоило ему показаться из-за укрытия, как воздух наполнили полные ненависти крики и вслед ему полетели очереди плохо нацеленного огня. Толпу прорезал поток глухих болтерных выстрелов, нескольких человек разорвало на куски, а еще большее число лишилось конечностей. В то время как Шарроукин стрелял со смертоносной точностью, грозно ревущий болтер Велунда весьма эффективно усмирял толпы.

Шарроукин присоединился к Велунду за грудой армокаркасов и хлопнул его по плечу, одновременно пригибаясь, когда услышал рев двигателей и топот тяжелых шагов, от которых тряслась земля.

– «Носороги», – сказал он.

– Нет, «Лэнд рейдеры», – ответил Велунд.

– Они хотят окружить нас, – сказал Шарроукин. – Нельзя останавливаться.

– Согласен.

– Вперед, – бросил Шарроукин, закидывая за плечо винтовку. Огонь между тем усиливался.

Велунд побежал к узкому проходу между двумя пирамидами из каменных обломков и щебня. Снаряды взрывались рядом с Шарроукином, их осколки царапали броню, и уже совсем близко раздавался злобный рев стремительно несущегося транспорта.

– Шарроукин! – воскликнул Велунд, когда посреди преследующей их толпы взорвалась еще одна зарытая бомба.

– Прикрой меня! – прокричал тот в ответ.

Кричащую толпу проредила болтерная стрельба, и Шарроукин помчался к Велунду.

Он позволил себе оглянуться, и именно в этот момент два «Лэнд рейдера» взобрались на металлическую дюну и с железным лязгом скатились вниз. Их корпусы покрывали безумные пурпурные и розовые спирали, сложенные из органических пластин, отчего танки казались облаченными в змеиную кожу. Сверкающие знамена развевались над люками, а дымовые установки оставляли позади клубы радужного тумана. Машины выглядели так причудливо, что Шарроукин невольно замешкался.

Это промедление спасло ему жизнь.

Вспыхнули лазерные лучи, и куча щебня впереди испарилась, только столб пепла и стальной крошки поднялся к небу. Шарроукина подбросило в воздух, он тяжело приземлился на штабель саперных лопат, но перекатился на ноги, вновь пустился в бег прежде, чем очередной короткий луч ударил в место, где он был только что, и запрыгнул в широкую траншею с проложенными по дну рельсами. По камню и земле били пули, и воздух прорезали скоростные очереди крупнокалиберных болтерных снарядов. Один из них скользнул по нагруднику и сбил его с ног. Он поднялся, продолжил бежать. Подняв взгляд наверх, он заметил огромные силуэты в легионерских доспехах; они двигались по обе стороны от него по грядам из сваленного камня и вырытой земли. Масс-реактивные снаряды ударяли в землю под ногами, но маскирующие улучшения брони скрывали его от наводящих систем вражеских орудий.

Вот что бывает, когда полагаешься на машины, а не на собственные глаза.

В наплечник ударила пуля, он оступился, но продолжал петлять из стороны в сторону, а оглушающий рев «Лэнд рейдеров» все приближался. До него доносилось скрежетание гнущейся стали, и визг продирающихся через завалы гусениц, и натужный вой двигателей.

Широкая траншея привела его в круглый склад, заставленный рядами каменных блоков, влагоупорными ваккумными упаковками пермакрита, грудами стальной арматуры и штабелями огромных – размером со стволы титанских орудий – труб.

– Найди укрытие, – раздался в шлеме голос Велунда. – Быстро.

Шарроукин подбежал к широким, диаметром в два его неполных роста, трубам, бросился внутрь и прижался к изогнутой стенке.

– Бабах, – сказал Велунд.

От мощнейшего взрыва мир содрогнулся, как от землетрясения. Вдоль трубы прошла ударная волна сжатого воздуха, придавив Шарроукина к стене. Загремело бухающее эхо вторичных взрывов, и он почувствовал, как перенастраиваются автосенсорные датчики доспеха в ответ на сотрясающие землю звуковые волны и ослепительные вспышки. Трубу сминало и корежило, словно на нее наступала боевая машина, и сквозь трещины в стали начал пробиваться свет.

Оправившись, Шарроукин побежал к дальнему концу трубы, одновременно проверяя, не повреждена ли винтовка. В конце тоннеля возник силуэт кого-то массивного, закованного в броню и сверхчеловечески сложенного, но оружие Шарроукина уже было вскинуто, и единственная ядовитая игла устремилась в грудь цели. Воин повалился на пол, сдавленно вскрикнув, и Шарроукин перепрыгнул через тело, мельком обратив внимание на жутко обезображенное лицо и странное длинноствольное оружие у него в руках.

Добравшись до конца тоннеля, Шарроукин вновь прижался к покореженной стальной стенке и выглянул наружу, чтобы посмотреть, что происходит.

Дело было плохо.

Враг отреагировал гораздо быстрее, чем они предполагали. Железные Воины и Дети Императора постепенно окружали их, воздвигая неприступный барьер. Группы солдат в униформе цвета хаки прочесывали территорию с такой методичностью, что он удивился, пока не понял, что это были Селювкидские торакиты.

Повсюду виднелись широкие фигуры легионеров-предателей, выкрикивающих приказы или подгоняющих подчиненных ударами. Шарроукин несколько мгновений прислушивался к ним, пытаясь понять, досталась ли ему сомнительная честь стать первым слугой Империума, который убил примарха-предателя. Одни со скорбью рассказывали, что видели, как пуля убийцы насквозь пробила Фулгриму голову, а другие утверждали, что раненый примарх лично возглавил охоту на своего неудавшегося покусителя.

Узнать правду было невозможно, а у него не было времени стоять там и отделять факты от выдумок.

Враг еще не успел захлопнуть ловушку, у него была возможность скрыться. Но только если он начнет действовать немедленно.

Шарроукин вылез из трубы и последовал прочь от амфитеатра, перебегая там, где его могла укрыть темнота, прячась в тенях там, где его выискивали неумолимые лучи прожекторов. Каждый преодоленный метр был победой, но по мере того как все больше и больше воинов наполняло строительные площадки, у него заканчивались пространство и время для маневров.

– Велунд, ты тут? – прошептал он по воксу. – Мне бы помощь не помешала.

В динамиках шлема лишь жужжала статика. Что если Велунда поймали и убили сразу после того, как он подорвал бомбы? Железнорукий не обладал его скрытностью и никогда не отрабатывал техник, позволяющих избежать встречи с врагом, которые использовали в Гвардии Ворона. Велунд спас Шарроукину жизнь, когда втащил его, раненого, на десантный корабль на Исстване-V, и при мысли, что этот долг может остаться неоплаченным, ему стало горько.

Шарроукин двинулся вперед, пробираясь через омуты застоявшейся, грязной от масел воды, под тяжелыми подъемниками, между блоками строительных материалов. Он пробежал по краю высокого равелина, внутренняя площадка которого была завалена мотками колючей проволоки, пильными козлами и прочими инструментами осады, и тут до него донесся скрип пола под ногами. Осознав, что за ним кто-то есть, он упал на землю, и пронесшаяся над ним волна пронзительного звука пробила метровую дыру в блочной пласкритовой стене. Он перекатился, навел на врага винтовку и выпустил в него весь магазин, почти не тратя времени на прицеливание. Иглы пробили пластрон легионера, превратив грудь в кровавое месиво.

Предатель истерично засмеялся и вновь поднял оружие.

– Во второй раз это не пройдет, – сказал Шарроукин, бросая винтовку и вынимая из заплечных ножен парные гладии. Их черные лезвия были чернее ночи, не отражали света и скользили почти без трения. Шарроукин прыгнул, одним мечом разрубил звуковое оружие воина, а второе вонзил ему в шею.

Но и после этого он не умер.

Едва Шарроукин выдернул мечи, как воин невозможно широко распахнул рот. Ворон поначалу решил, что у противника не лицо монстра, а лишь уродливо модифицированный шлем, но теперь он понял, что ошибся. Чудовищные хирургические операции превратили воина во что-то нечеловеческое, в пародию на плод эволюции, что развивался миллионы лет и победил в естественном отборе. Он закричал оглушающе громко, и хотя Шарроукин тут же заставил его умолкнуть выпадом меча, пробившего пластичный череп, было слишком поздно.

Враг знал, где он.

Шарроукин вложил мечи в ножны, подобрал винтовку и помчался к краю строительной территории. Выстрелы продолжали взметать песок под ногами, вопли воинов, превратившихся в чудовищ, продолжали его преследовать. Шарроукин взобрался на холм, нарушая важнейшее правило – не оказываться на открытом пространстве, – и поискал глазами путь наружу.

Его не было.

Он спустился обратно, когда в гряду ударили выстрелы, и сел прямо на землю; отряды смертных солдат и легионеров-предателей сходились к нему. Показались четыре ярких «Лэнд рейдера», а за ними – с десяток «Носорогов» Железных Воинов. Предатели вышли из танков с мрачным спокойствием и направились к загнанной добыче.

Шарроукин вставил в винтовку последний магазин с иглами и вновь полез на холм. Огонь усилился, лазеры оставляли на доспехах черные отметины, и на визоре шлема яростно мигали предупреждения о полученном уроне. Он повернулся и вскинул винтовку. После каждого выстрела на землю падало по солдату.

А перед ним уже выкатывали на боевые позиции групповые орудия: четырехствольные лазерные пушки, мелкокалиберные гаубицы и туннелирующие минометы. Его окружала по меньшей мере тысяча врагов, полных решимости взять его живым и заставить заплатить за содеянное.

– Проклятье, и давать мне поблажки они не собираются, – сказал он.

За его спиной раздался хриплый рев машины – с таким звуком поглощают горячий воздух мощные реактивные двигатели. Вокруг него закружились клубы песка, и замаскированный в нескольких спектрах десантный корабль поднялся из-за гряды, оставляя за собой дрожащие конденсационные следы. Он был покрашен в тускло-серый, сложенные крылья щетинились пушками, а на усеченном носу крепились спаренные тяжелые болтеры. Ракетные установки на верхней части фюзеляжа с лязгом перевелись в боевое положение.

«Штормовой орел» накренился вниз, и Шарроукин увидел, что в кабине пилота сидит Сабик Велунд.

Шарроукин бросился на землю по кивку Велунда, и на холм обрушился град выстрелов, разрывая на куски все живое в урагане масс-реактивных разрывных снарядов и бронебойных пуль. Предатели разбегались от «Штормового орла», но он поворачивался из стороны в сторону и превращал весь склон под Шарроукином в кипящее озеро раскаленного металла и изуродованной плоти. Это сопровождалось невообразимым шумом – бесконечным адским грохотом, состоящим из глухих взрывов, жужжания вращающихся магазинов и звона гильз, падавших на землю медным дождем.

Вражеские «Лэнд рейдеры» выдержали огненный шторм, но Велунд еще не закончил.

Четыре ракеты отделились от креплений и устремились к бронированным машинам. Три танка взорвались сразу же; на их месте расцвел огонь, испепеливший укрывшихся за ними солдат. Четвертый промчался несколько метров по кривой, словно раненое животное, похоронил несколько Детей Императора под полыхающим остовом и взорвался, разлетевшись на части.

После этого стало тихо, как в первые мгновения после ужасной катастрофы, – в мгновения перед тем, когда приходит ужасающее осознание происходящего. Шарроукин воспользовался этим моментом, чтобы взобраться по насыпи к «Штормовому орлу». Десантный корабль повис над землей на подушке из воздуха, нагретого до такой степени, что верх гряды превращался в стекло. Стволы его скорострельных пушек изрыгали жар и дым. Штурмовая аппарель тяжело опустилась на землю, и Шарроукин, не теряя времени, запрыгнул на борт.

– Давай! – прокричал он, ударив ладонью по поднимающему аппарель пульту.

«Штормовой орел» развернулся вокруг своей оси, Велунд запустил двигатели, и Шарроукина бросило в стену фюзеляжа. Десантный корабль опустился и полетел низко над землей, прокладывая извилистый путь через осадные сооружения. Шарроукин, отчаянно цепляясь за фиксаторы и поручни на выступающих переборках, пробрался в кокпит.

Он упал в кресло второго пилота, смотря, как стремительно мелькают за армированным стеклом красные земли и каменистые горы.

– Молодец, успел, – сказал он.

– Мне не пришлось бы суетиться, если б ты не отстал, – отозвался Велунд.

Шарроукин пожал плечами, не желая спорить, а десантный корабль продолжал, дико лавируя, прокладывать себе путь мимо потоков зенитного огня. Руки Велунда метались над приборной панелью, разгоняя двигатели, оставляя позади обманные цели и выбирая менее предсказуемые маршруты. По части маневренности «Штормовой орел» превосходил все легионерские корабли, в которых Шарроукину доводилось летать, а его маскировка была так эффективна, что даже самые прекрасно скоординированные схемы ведения огня, применяемые Железными Воинами, не могли ему ничего сделать.

Покинув пределы долины, корабль сменил безумное лавирование на относительно ровный полет.

– Мы ушли от них? – спросил он.

– Их десантные корабли еще будут за нами плестись, но поймать прежде, чем мы вернемся на «Сизифей», не успеют.

– А как же их орбитальные установки?

Железнорукий насмешливо фыркнул.

– Ты уверен?

– Конечно, уверен, – сказал Велунд. – Это я разработал модель «Ночной ястреб», не забывай.

Шарроукин ухмыльнулся и постучал костяшками пальцев по краю армированного сиденья:

– Знаешь, Сабик, я думаю, Механикум все-таки утвердят эту модификацию.

– Правда?

– Правда, – сказал Шарроукин. – Когда-нибудь.


Глава 7. Я был там / Верхние пути / Плоть в награду

Фулгрим падал медленно: так неохотно падает самое огромное дерево в лесу, корни которого подточила невидимая гниль. Пертурабо бросился к брату раньше, чем кто-нибудь в амфитеатре понял, что происходит. Подложил ладонь под голову Фулгрима, когда она ударилась о каменные плиты сцены с пугающим треском. Мысленным приказом вызвал Железный Круг и крикнул зрителям, в ужасе сорвавшимся с мест, чтобы они не приближались.

– Брат! – позвал Пертурабо и быстро осмотрел верхние ярусы Талиакрона в поисках снайпера.

Прокрутив в уме момент выстрела, он проанализировал траекторию пули и триангуляцией получил точку, из которой стреляли. Там никого не было, что, впрочем, и неудивительно: любой уважающий себя снайпер должен был давно уже скрыться.

Раздался грохот шагов, и Железный Круг сомкнулся, заключив своего хозяина в несокрушимое кольцо. Роботы приняли боевую стойку и подняли щиты, так что оба примарха оказались в тени, которую отбрасывала эта стальная стена. На правом виске Фулгрима виднелось аккуратное входное отверстие раны, но выходного отверстия не было. Снаряд, выпущенный из оружия неведомого убийцы, все еще оставался в черепе примарха.

– Фулгрим, скажи что-нибудь.

– Брат… – Из-за ручейков крови, стекавших по его лицу, глаза Фулгрима казались черными как оникс.

– Я здесь.

– Только представь, – прошептал он. – Теперь ты сможешь сказать, что был там…

– О чем ты?

– Ты был там, когда убили Фулгрима.

– Не смеши меня, – возмутился Пертурабо. – Это пустяки. Мы оба получали куда более серьезные ранения.

– Боюсь, что ты ошибаешься, брат, – ответил Фулгрим и схватил его за руку, словно собирался прощаться.

Кровь продолжала течь по лицу Фулгрима, и Пертурабо подумал, что всего этого просто не может быть. Даже организм легионера уже справился бы с кровотечением, а уж физиология примарха должна была остановить кровь практически мгновенно. Неужели Император зашел так далеко, что решился использовать ассасина с отравленным оружием? От мысли о столь подлом приеме ярость Пертурабо раскалилась до яркости сверхновой. Только трус будет искать другой способ расправиться с врагом, кроме честного поединка, а предположение о том, что его собственный генетический отец мог задействовать тайных убийц, пятнало все воспоминания о нем.

Роботы с грохотом зашевелились: их молоты с визгом накапливали энергию, искусственные мышцы гудели от нарастающего напряжения. Кто-то приближался, и стражники готовились уничтожить его.

Фулгрим едва заметно пошевелился и произнес:

– Это Фабий. Он мой апотекарий…

– Пропустить, – скомандовал Пертурабо, и Железный Круг расступился, открывая проход для сгорбленной фигуры в доспехе Детей Императора.

Фабий с первого взгляда не понравился Пертурабо: у него были впалые щеки, косматые волосы, а глаза смотрели так пристально, словно апотекарий прикидывал, какого размера гроб подойдет примарху. Доспех сидел на нем кое-как и больше напоминал панцирь погибшего существа, в котором теперь гнездился паразит, убивший его старого владельца. За плечами Фабия виднелось некое механическое приспособление, похожее на паука. Он склонился над своим раненым примархом, и Пертурабо уловил омерзительную смесь запахов, исходивших от апотекария: бальзамирующая жидкость, неизвестные ядовитые химикаты и вонь застарелой крови, которая напоминала о скотобойне и не поддавалась никаким дезинфицирующим веществам.

Без сомнения, этот воин уже был сверхчеловеком, но и на руках, и на голове под жидкими волосами у него виднелось столько хирургических шрамов, что Пертурабо показалось, будто апотекарий решил на этом не останавливаться. Может быть, гротескные создания в карнавалии Фулгрима – тоже его работа?

– Повелитель! – воскликнул Фабий, осматривая рану, из которой текла ярко-красная, насыщенная кислородом кровь. – Вот что, должно быть, Сыны Хоруса пережили на Давине. Хуже этого мне ничего испытывать не доводилось.

– Заткнись и лечи его, – приказал Пертурабо. Мелодраматичность казалась ему неуместной, сравнение с Магистром войны – раздражало.

– Фабий, – сказал Фулгрим. – Я чувствую его у себя в голове.

– Что это было за оружие? – спросил апотекарий у Пертурабо.

– Не знаю, но для болт-снаряда входное отверстие слишком маленькое, а для лазерного оружия – слишком большое повреждение тканей. Рискну предположить, что стреляли сплошным снарядом из какой-то винтовки.

Кивнув, Фабий обернулся к Фулгриму, и пришедший в движение нартециум скрыл, что именно он делает. Пертурабо собирался уже покинуть защитный Железный Круг и пойти выяснить, что происходит снаружи Талиакрона, но он не доверял апотекарию и не хотел оставлять брата с ним наедине. Что-то в этом человеке подсказывало, что в его обществе опасность вскоре будет грозить любому: чужая плоть казалась ему привлекательным холстом, на котором хирург может писать бросающие вызов природе картины.

По другую сторону сомкнутых щитов бурлила разъяренная и испуганная толпа зрителей. Их страх нарастал: они видели, как упал Фениксиец, и с каждой секундой домыслы о его судьбе, порожденные неведением, становились все более фантастическими. В последний раз окинув Фабия подозрительным взглядом, Пертурабо вышел из-под защиты телохранителей.

Оказалось, что кузнецы войны из Трезубца уже ждут его. Они кружили по периметру, установленному механическими стражами, словно быки-гроксы, оберегающие телящуюся самку. Рядом стояли и Дети Императора – так коршуны следят за стадом, когда от него отобьется самый слабый. Воины Фулгрима держались с предельным напряжением: им не терпелось узнать, что с их примархом, но они не хотели вызвать гнев Железных Воинов и стражей Пертурабо.

Вперед выступил воин в богато украшенном доспехе катафракта, увешанном гирляндами костей и с кусками кожи, натянутыми на пластины брони. Лицо воина изуродовали страшные ожоги, которые до конца так и не зажили – в том числе из-за неправильного лечения. Мутные белесые глаза с неестественно яркими розовыми сосудами сочились вязкой жидкостью, и эти «слезы» стекали по неровностям шрамов.

– Кто ты? – спросил Пертурабо.

– Юлий Кесорон, первый капитан. Фениксиец…?

– Он жив. Примарха не может убить какой-то жалкий бандит с ружьем, который толком не умеет стрелять.

– Позвольте нам его увидеть, – попросил Кесорон и уже двинулся к своему примарху, когда Пертурабо положил руку ему на грудь:

– Не вынуждай меня применять силу.

– Но он наш примарх, – запротестовал воин.

– А еще он мой брат, – отрезал Пертурабо.

Белесые глаза Кесорона быстро осмотрели самые верхние ярусы Талиакрона, но невозможно было понять, о чем воин думает.

– Вот она, хваленая предусмотрительность Железных Воинов, – сказал он наконец, и Пертурабо захотелось разбить ему голову Сокрушителем наковален за такое высокомерие. – Этого не должно было случиться.

– Не должно было, – согласился Пертурабо, сдерживая гнев. – И не случилось бы, не возжелай Фулгрим театрального представления. В этом случае даже воины Валдора не смогли бы защитить его.

Кесорон уже собрался возразить, но Пертурабо не дал ему сказать:

– Пока ты ничем не можешь помочь своему примарху. Займись лучше тем, кто совершил покушение: выследи его и убей.

– Охота уже началась, – ответил Кесорон. – У одиночки, решившегося на такую гнусность, нет никаких шансов. Он не уйдет и на полкилометра от здания, как его схватят.

– А если нет?

– Даже если каким-то чудом он скроется от поисковых отрядов, с планеты он выбраться не сможет и никак не обойдет корабли на орбите.

Пертурабо обдумал это предположение и обнаружил в нем слабые места.

– Я бы согласился, если бы у вашего флота было хоть какое-то подобие боевого построения.

В ответ на это Кесорон ощетинился и сжал кулаки, что не ускользнуло от внимания Пертурабо.

– Хочешь умереть, человечек? Или, присягнув Хорусу, легион моего брата разом и одичал, и поглупел?

– Хорусу мы не присягали, – рявкнул Кесорон.

Пертурабо был потрясен, но не стал задавать дальнейших вопросов, вместо этого отметив про себя возможные последствия этого признания.

– Тогда учти вот что, Юлий Кесорон, первый капитан. Это моя планета и мой театр, ты же – просто досадная помеха. Еще раз подвернешься под руку, и я действительно тебя убью.

Кесорон отошел назад с виноватым видом, хотя при этом казалось, что угроза смерти вызвала в нем приятное возбуждение.

Не обращая больше на него внимание, Пертурабо вновь оглядел верхние ряды амфитеатра и остановился взглядом на том месте, откуда стрелял ассасин. Хорошая позиция, все основные входы и выходы легко просматриваются. Много тени, обеспечивающей маскировку, и удобный путь отхода в глубине здания. Для снайпера, кем бы он ни был, лучше места не найти.

Внезапно Пертурабо понял, что ненавидит Талиакрон. Теперь величие театра посрамлено, и своей изначальной цели он не послужит. Очередное творение Пертурабо, задуманное как произведение искусства, было изуродовано теми, кого он когда-то любил. Неужели все, что он создает ради красоты, обречено, едва родившись?

Пертурабо обернулся навстречу «Лэнд рейдеру», который въехал в Талиакрон через главные врата. Пурпурно-золотая машина Детей Императора заняла всю сцену, расколов треками каменные плиты. На орудиях, украшенных филигранью и резным орнаментом, виднелись яркие пятна крови и прочих выделений человеческого организма. С мясницких крюков, установленных на верхних щитках гусениц, свисали железные цепи, а на них – гирлянда шлемов астартес. Железные Руки, Саламандры и Гвардия Ворона, но Пертурабо также заметил шлем, когда-то принадлежавший Пожирателю Миров, и дыхательную маску кого-то из Гвардии Смерти. Даже если в коллекции Фулгрима и был шлем Железного Воина, ему хватило благоразумия не хвастаться таким трофеем.

Роботы Железного Круга выпрямились и разомкнули щиты, возвращая их в походное положение у себя на боках. Фулгрим, окруженный боевыми машинами, предстал триумфатором, победившим смерть. Он готовился к мученической кончине, но вместо этого был возрожден, хотя на лице его все еще оставались следы крови.

– Брат, – заговорил он и шагнул к Пертурабо с распростертыми объятиями. – Это чудо.

– Ты выжил, – Пертурабо покачал головой.

Фулгрим поднял руку, в которой был зажат длинный осколок. Острие тонкого куска стали, запятнанного красным, расплющилось и согнулось.

– Едва, – уточнил Фулгрим. – Фабию стоило огромных трудов извлечь этот осколок. Он вошел под таким тупым углом, что не проник внутрь, а прошел под теменной костью и остановился на противоположной стороне.

Фулгрим откинул белые волосы, чтобы показать свежий надрез на другом виске, который Фабию пришлось сделать для извлечения осколка. Ярко-красная линия повторяла траекторию снаряда, плавными изгибами соединяя обе раны с гармоничной соразмерностью.

– Какое везение, что у тебя крепкий череп, – сказал Пертурабо.

– Точно подмечено, брат, – со смехом ответил Фулгрим.


Когда они оказались в подземном уединении Кавеи феррум, Пертурабо наполнил вином, густо приправленным специями, две кружки и протянул одну Фулгриму. Тот разыграл целую пантомиму, наслаждаясь ароматом и букетом вина, словно актер на сцене. Хаос, в который погрузился Талиакрон, остался позади: сюда их доставил конвой «Лэнд рейдеров», а фанатики Фулгрима, ликующе крича, отправились оповестить всех о чудесном спасении примарха.

– Ты рассказал впечатляющую историю, – признал Пертурабо, осушил свою кружку и наполнил ее снова. – И что в ней было правдой?

Широко улыбаясь, Фулгрим пожал плечами.

– Кто знает? Все – или ничего. Неважно, что в ней факт, а что – домыслы сказителей, накопившиеся за века.

– Еще как важно, если ты хочешь заручиться поддержкой моего легиона.

– Ты не так меня понял, брат, – ответил Фулгрим, бессознательно почесывая симметричные шрамы на висках. – Боги, войны, древние темницы… это все фантастическая мишура. Пожалуй, я… приукрасил некоторые детали легенды для большего эффекта, потому что эльдарская бардовская традиция настолько пресная, что ее невозможно воспринимать, не оживив предварительно приличной дозой штюрмерства.

– Так о чем же эта легенда на самом деле? – спросил Пертурабо, двигаясь вокруг стола, заваленного сотнями архитектурных чертежей. Он уже решил, что уничтожит их все, едва Фулгрим уйдет. – Есть в ней хоть крупица истины?

– Есть, – сказал Фулгрим и подозвал к себе Каручи Вору.

Пертурабо, остановившись, пронзил эльдар холодным взглядом:

– Ну же, Вора. Скажи, что здесь правда, но избавь меня от гипербол, которые любит мой брат.

– Правда в том, что это оружие действительно существует.

– Ты строишь очень смелые выводы на основе мифа.

Фулгрим положил руку на плечо Пертурабо.

– Не имеет значения, было ли создание, называемое Ангел Экстерминатус, реальностью или нет. Скорее всего, его просто выдумали, чтобы скрыть более страшный факт – само существование этого оружия.

– Зачем эльдар специально выдумывать что-то подобное?

– Потому что это удобно – считать, что столь жуткие вещи сотворило ужасное демоническое божество, – ответил Фулгрим. – Им проще было поверить в монстра, чем признать, что якобы высокоразвитая раса эльдар оказалась способна изобрести такое орудие разрушения.

– Я все равно не понимаю, на основе чего ты утверждаешь, что это оружие реально, – сказал Пертурабо.

– Потому что Каручи Вора его видел.

Пертурабо развернулся и посмотрел в янтарные глаза эльдар.

– Ты действительно его видел?

– Да, – подтвердил Вора, коротко кивнув. – Я побывал в призрачных залах древней цитадели в самом сердце того, что вы называете звездным вихрем. В месте, которое зовется Амон ни-шак Каэлис.

– «Город вечной ночи», – перевел Пертурабо. – Какое душевное название.

Не обращая внимания на его сарказм, Вора продолжил:

– Я видел огромные склепы, видел защиту, установленную вокруг этого оружия. Цитадель так хорошо укреплена, что проникнуть внутрь и захватить ее сокровища сможет только величайший мастер осады.

Проигнорировав столь откровенную лесть, Пертурабо обернулся к Фулгриму:

– Теперь понятно, зачем тебе нужен мой легион. Ты хочешь, чтобы мои воины взяли эльдарскую цитадель.

– Верно, – согласился Фулгрим. – Но есть и другие причины, которые привели меня к тебе. Это твоя судьба, брат. Так было предначертано с твоего рождения, иначе почему тебя всегда преследовали видения звездного вихря?

– Как ты узнал? – раздраженно спросил Пертурабо с внезапной подозрительностью. – Я говорил об этом только с Феррусом Манусом, и он посмеялся надо мной.

– Не забывай, брат, что Ферруса убил я, – прошептал Фулгрим и многозначительно улыбнулся, словно они с Пертурабо были участниками одного заговора. – Ничто так не сближает, как убийство. Император сделал так, что нас, примархов, связали узы – и крови, и кое-чего еще. Со смертью Ферруса ко мне перешли его мысли и мечты, кстати, весьма скучные и пресные. Я также узнал некоторые его воспоминания.

Фулгрим похлопал по навершию эфеса своего меча:

– Обезглавив его, я, по правде говоря, оказал ему услугу. Этот дурак был таким ограниченным и совершенно не хотел замечать то разнообразие ощущений, которыми богата жизнь. Он впустую растратил свои дни, так и не поняв, каким даром был наделен.

– Подозреваю, что сам Феррус считал иначе.

– Может быть, – засмеялся Фулгрим. – Но все это в прошлом, а я хочу двигаться дальше. Для меня важно только будущее, и оно у нас общее. Ты должен помочь мне добыть это оружие для Магистра войны, потому что таково твое предначертание. Воспользуйся этим шансом напомнить Хорусу, в чем сила Четвертого легиона, и тогда о Фолле забудут. Пришло время добиться славы, которая так долго от тебя ускользала!

– Ты не учитываешь того, что оружие все еще находится в центре варп-шторма.

– Каручи Вора станет нашим проводником.

– Как ты пробрался сквозь шторм? – Пертурабо требовательно посмотрел на Вору. – Ты же не навигатор.

Эльдар кивнул:

– Я прошел Верхними путями, повелитель.

– Верхними путями?

– Тайный безопасный маршрут, который ведет в самое сердце звездного вихря и о котором знают только некоторые из моего народа. Это один из наших самых ценных секретов, и я готов открыть его вам, повелители.

Пертурабо не слишком верил таким словам, но его заинтриговала возможность заполучить это оружие, казалось бы, только и ждущее, когда у него появится новый владелец. Осадные орудия, которые Лев передал ему на Диамате, были мощными, но мощь эта ограничивалась масштабами смертных. С их помощью можно было сокрушать стены и уничтожать города, но что они по сравнению с оружием, которое способно погубить целую галактическую империю…

– Фулгрим, я не особо верю тому, что ты мне рассказал, но если в легенде есть хоть намек на правду, мы должны это выяснить.

– Император явно считает, что есть, – ответил Фулгрим, вновь прикасаясь к шраму у себя на голове. – Он посылает ассасина, чтобы помешать нам объединиться. Попади снаряд на долю градуса выше – и я бы последовал за Феррусом. Действовать нужно без промедления, иначе враги нас опередят.

У Пертурабо появилось отвратительно чувство, что аргументы Фулгрима не оставляют ему выбора, но так его легион хотя бы сможет совершить что-то полезное, пока не поступят новые приказы от Магистра войны.

– Хорошо, – ответил он. – Если это оружие реально, оно должно стать нашим. Оно может остановить войну самим фактом своего существования.

Фулгрим, казалось, был разочарован таким сухим прагматизмом, но Пертурабо еще не закончил:

– Конечно же, нам придется применить это оружие, чтобы доказать серьезность угрозы, но когда Император увидит, на какие страшные разрушения оно способно, у него не останется иного выбора, кроме как сдаться.

– Сдаться? – вкрадчиво промурлыкал Фулгрим. – Капитуляция Хорусу не нужна. Если враг остается у тебя в тылу, он обязательно атакует снова. Нет, как только мы получим это оружие, мы воспользуемся им, чтобы полностью уничтожить армии Императора.

– Тогда тебе придется сделать это без меня.

– Что ты сказал? – Фулгрим отставил свою кружку.

– Наши легионы будут действовать вместе только при одном условии: я получу полный контроль над этим оружием, – ответил Пертурабо с непререкаемой категоричностью. – Я стану его хранителем и буду решать, когда и где его применить. Перед лицом такой угрозы война закончится прежде, чем все зайдет слишком далеко.

– Прежде? – переспросил Фулгрим и саркастически засмеялся. – Мы уже зашли очень далеко. Помилуй, братец, в чем смысл сражаться за такое оружие, если мы не собираемся его использовать? В чем был смысл твоего амфитеатра, пока он существовал лишь на бумаге? Посмотри, как он великолепен. Неужели ты построил его лишь затем, чтобы обречь на бесполезное запустение?

– Он выполнил свою задачу, и теперь я могу снести его без всяких сожалений.

– Неужели? – удивился Фулгрим. – Столько сил потрачено на создание этого театра, и ты готов безжалостно уничтожить его? Разве ты не хочешь оставить о себе память, чтобы другие увидели его и восхитились гениальностью архитектора?

– Я строил его для тебя, – Пертурабо равнодушно пожал плечами. – Делай с ним что хочешь.

– И сделаю, – огрызнулся на это Фулгрим.


Боль. В итоге все всегда сводилось к боли.

Глаза Кассандра двигались, но веки не открывались, склеенные коркой из крови и пыли. Во рту пересохло, кожа горела. Он тихо вздохнул – и понял, что еще жив. Его генетически усовершенствованный организм уже восстанавливался: разорванные кровеносные сосуды соединялись, органы наращивали новые ткани вместо уничтоженных, тратя на это все ресурсы тела до последней молекулы.

Делая осторожные вдохи, он прислушался к сигналам, которые подавала его собственная искалеченная плоть. Его ранило в голову скользящим попаданием, это он помнил, а пульсирующая боль в правом виске говорила, что от ранения останется уродливый шрам. Вот ему и урок, что не стоит терять шлем. Затрудненное дыхание указывало, что одно из легких скорее всего спалось; онемение в конечностях – явный симптом того, что кровообращение держится теперь только на втором сердце.

Еще он смог определить, что лежит на спине и что ему холодно. Вот, пожалуй, и все. Он был без доспеха, но все равно чувствовал инвазивное присутствие множества биометрических датчиков, подсоединенных к разъемам на его теле.

Апотекарион?

Нет, последнее, что Кассандр помнил, это двойная вспышка болтерных выстрелов, а затем обжигающая боль в груди. В него и раньше стреляли, но с таким остервенением – никогда. Нелепо задумываться о таком, ведь какая разница, с каким чувством в тебя стреляют; но злоба, исходившая от Железного Воина, когда он нажал на спусковой крючок, была почти материальна.

Он ненавидел Кассандра, ненавидел больше всего на свете.

Очевидно, что цитадель пала, и для Кассандра это обернулось тем, что он попал в плен к врагу. Он попытался сесть, но не смог даже пошевелиться. Прочные фиксаторы из кожи и стали были закреплены на его запястьях и лодыжках, груди и шее, а когда он попробовал разорвать путы, то почувствовал, что вместо этого рвется что-то внутри него.

Не тратя впустую силы, Кассандр с трудом открыл глаза и повернул голову, осматриваясь. Над ним – купольный свод потолка из черного кирпича, с него свисал голый люминофор, раскачивавшийся на холодном сквозняке, которым тянуло из низкой арки справа. Выложенные кафелем стены блестели от влаги, в тени угадывались очертания каких-то странных устройств с резервуарами из зеленого стекла, из которых доносилось бульканье и шипение. Внутри плавали обрывки плоти столь необычной, что невозможно было определить, кому она могла принадлежать.

Кассандр чувствовал вонь крови и экскрементов, тяжелый дух крупных животных и запах холодного металла.

Он лежал на одном из восьми одинаковых секционных столов, составленных вокруг проржавевшей дренажной решетки в центре зала. На некоторых столах были вскрытые тела – похоже, останки после какого-то жуткого и неудачного эксперимента по пересадке органов. С потолочного свода свисало устройство из металла вперемешку с органикой: в этом страшном гибриде были соединены несколько боевых сервиторов, хирургических аппаратов, органических скальпельных кронштейнов (сейчас усохших), дрелей и кабелей, которые оплетали машину, словно внутренности.

– Не дергайся, – сказал кто-то. – А то он тебя услышит…

– Кто это? – воскликнул Кассандр. – Локрис? Кастор, это ты?

– Эти имена мне незнакомы.

Все больше приходя в себя, Кассандр разглядел, что на одном из столов лежал еще кто-то живой. Хотя шины-фиксаторы закрывали большую часть его тела, Кассандр по голосу определил, что это воин-легионер.

Причем не просто легионер.

– Имперский Кулак, – произнес Кассандр, заметив татуировку на открытом плече воина. Его собрат вздрогнул, чему не помешала даже клетка из фиксаторов, в которой он находился:

– Был. Раньше. Я больше не заслуживаю этого имени.

– Кто ты? – допытывался Кассандр. – Как ты здесь оказался? И где мы вообще?

– Слишком много вопросов, – сказал Кулак. – Я никто и не имею права жить. Тебе не следует говорить со мной.

– Я капитан Феликс Кассандр, – медленно произнес он. – Назови себя, легионер.

Обездвиженный воин молчал какое-то время, и Кассандр уже собирался повторить приказ, когда ответ все-таки прозвучал:

– Наварра. Из 6-й роты, оруженосец капитана Аманда Тира с «Безмятежного». Пункт назначения – Исстван-III.

– Исстван-III? Но как ты оказался здесь?

И снова ответу предшествовала долгая пауза.

- До Исствана мы не добрались. Попали в засаду. Меня взяли в плен. На борту «Железной крови».

– Корабль Железных Воинов? – предположил Кассандр.

– Да, – подтвердил Наварра. – Капитан возглавлял атаку на корабль Пертурабо. Мы должны были уничтожить примарха. У нас не получилось. Тысяча триста воинов погибли просто так. Мы добрались до тронного зала этого подлеца. Он убил Тира одним ударом. Остальные тоже недолго продержались.

Злость и чувство вины на какое-то время придали Наварре сил, но вскоре его голос зазвучал тише и наконец смолк. Кассандр присмотрелся к нему пристальнее, стараясь различить детали за сложным переплетением стальных штырей и спиц, проходящих через кости. Кожу Наварры покрывали ужасные шрамы, ноги были ампутированы от середины бедра. К его рукам, шее и культям ног были подсоединены многочисленные трубки, и вещества, что текли по ним, явно не были обезболивающими.

– Мы на корабле Железных Воинов?

– Нет, – ответил Наварра. – Если бы.

– Что ты хочешь сказать? Где мы тогда?

– Это логово апотекария Фабия, – прошептал Наварра.

– Кто это – Фабий?

– Из Детей Императора, – зашипел Наварра, зажмурившись; все его тело напряглось.

– Воины Фулгрима? – Такого Кассандр не ожидал, но не было особой разницы, к кому из предателей они попали в плен. Они Имперские Кулаки, и их долг – вырваться на свободу и нанести врагу максимально возможный урон.

– Сколько времени ты здесь? Что ты знаешь об этом месте?

– Ничего, – сказал Наварра. – Мне давно пора уже умереть.

Кассандра охватила ярость:

– Ты серьезно ранен, легионер, но не мертв. Ты – Имперский Кулак, и ты будешь сражаться, пока тебя не убьют. Только попробуй сдаться, и ты опозоришь память о своих боевых братьях. Мы найдем способ достать врага – или погибнем, пытаясь это сделать. Ты понял?

– Понял, – отозвался Наварра; Кассандр не мог и предположить, каким пыткам подвергли его Железные Воины, чтобы сломить его волю. Но тело можно вылечить, и так же можно укрепить дух и вернуть утраченное мужество.

– Наварра, мы – гордые сыны Дорна, – сказал Кассандр. – Наш генетический отец хранит наши души, а холодные ветра Инвита смиряют безрассудные порывы. Должен быть путь к спасению, а если его нет, то мы его проложим сами.

– Какие благородные призывы, – сказал голос, похожий на шелест сухой змеиной кожи, – но совершенно бесполезные. Никто не сможет покинуть мой вивисекторий, капитан Кассандр, по крайней мере живым.

Говоривший возник в зале беззвучно и не совершая на первый взгляд никаких движений. Кассандр не услышал его шагов и, когда тот поравнялся со столом, ощетинился от инстинктивного чувства омерзения, которое вызывал этот хирург в плаще из кожи.

Человек этот, как и Кассандр, также подвергся генетическим улучшениям, но на этом сходство между ними кончалось. Он был изможден и сгорблен настолько, что силовой блок доспеха казался паразитом, взобравшимся ему на спину. Над плечами вздымались щелкающие и скрипящие манипуляторы; несколько трубок, по виду органических, отделились от центрального аппарата и яростно присосались к биомеханическому устройству, выплевывая в его кровеносную систему порции вонючего черного ихора, и рот человека приоткрылся, словно от наслаждения.

– Я Фабий, – сказал он, поглаживая шрамы на груди Кассандра. – А это – мое собрание курьезов.

– Курьезов? Скорее уж гнусностей, – прошипел Кассандр, снова стараясь разорвать путы. – Ты безумец, и я убью тебя.

Фабий рассмеялся с искренним весельем.

– Ты не поверишь, как часто мне такое говорят. Но все, кого преобразили мои ножи и кошмары, очень быстро начинают любить боль, которую я им причиняю. Боль ведет к удовольствию, а удовольствие может быть очень сладостной мукой. Знаю, пока ты этого не понимаешь, но так все и будет.

Трубки отсоединились от биомеханического устройства на спине апотекария, и он тихими шагами отошел к стене зала. Кассандр старался следить за ним, насколько позволяли фиксаторы, но Фабий скрылся в тени, откуда теперь доносилось лишь позвякивание металла о стекло.

– Как великодушно со стороны Железного Владыки наградить нас свежей плотью, – сказал Фабий, и несколько светосфер внезапно зажглись. – Почти как приношения вассала своему господину.

Теперь Кассандр увидел, что за жуткое содержимое находится внутри сосудов из зеленого стекла, расставленных по периметру зала: целая коллекция частей тел, внутренних органов и препарированных голов. Несмотря на потрясение, пленник понял по размерам этих экспонатов, что все они были извлечены из тел космических десантников. Судя по обозначениям, здесь были образцы по крайней мере одиннадцати легионов.

– Мое хобби, – пояснил Фабий, наслаждаясь отвращением Кассандра. – У меня есть образцы жизнеспособных тканей от всех легионов, бывших на Исстване-V. Некоторыми их бывшие владельцы поделились добровольно, а некоторыми… не совсем. Но из всей коллекции именно твои ткани представляют для меня наибольший интерес: полагаю, геносемя Дорна ближе всего к первоисточнику.

– Ты не смеешь вмешиваться в великий замысел Императора, – сказал Кассандр.

– Смею? – рявкнул Фабий. – Я смею такое, на что и сам Император не решится. Мне уже удалось узнать многое из того, что известно Ему, и с каждым шагом я все ближе к цели: усовершенствовать то, что он начал делать наугад. Создать идеального воина.

Кассандр не оставлял попыток освободиться, но фиксаторы держались крепко.

– Не трать силы, – хихикнул Фабий и склонился над пленником, с щелчком выпуская из пальцев перчаток целый набор лезвий. – А то не сможешь кричать.


Глава 8. Отправляющиеся в путь

В командном зале Пертурабо почти ничего не изменилось с тех пор, как Имперские Кулаки взяли на абордаж «Железную кровь». Скрепленные заклепками балки поднимались к потолку, образуя решетчатый свод, с которого свисали пустые птичьи клетки, а в толстых стенах отдавалось гудение мощных двигателей. Пыльные знамена и изорванные карты Старой Земли перемежались с клятвенными свитками, рассказывавшими о победах, которые не назвал бы никто за пределами этого зала, которые не отметил ни один летописец. Дверь в зал больше никогда не закрывалась, а кровь на стенах высохла, оставив липкие коричневые пятна. Сломанный пульт у одной из стен до сих пор искрил всякий раз, когда в цепь подавался ток. Убрали только разбитые тела Имперских Кулаков – и выбросили из гермошлюзов после битвы при Фолле, как мусор.

Холодный железный трон Пертурабо, выплавленный из остатков сокровищницы его приемного отца, стоял пустой в дальнем конце зала, под высокими стрельчатыми окнами из решетчатого бронированного стекла. В них виднелся красноватый шар Гидры Кордатус, и отраженный от местной звезды свет наполнял зал холодным, мрачным сиянием, а среди звезд двигались яркие точки, тщетно пытаясь выдать себя за такие же звезды.

Огромный флот кружил на высокой орбите: здесь теснились корабли двух легионов, но Форрикс не обращал на них внимания. Его взгляд был прикован к Пертурабо, стоявшему и смотревшему, как флот готовится покинуть орбиту.

Приказ вывести войска с поверхности был отдан без промедления, и он разобрал циркумвалационные линии за несколько часов. Подъемники и орудийные тягачи доставили на грузовые корабли легиона сложные металлические конструкции и детали заводского выпуска, оставив на месте когда-то плодородной долины радиоактивную пустошь из перекопанной земли, голых камней и металлической пыли. Кавею феррум разобрали в темноте и под покровом секретности перевезли ее части на «Железную кровь» на специальных самосвалах. Барбан Фальк вновь гордо заявил, что однажды вернется сюда и будет здесь строить, но Форрикс не слушал его заискивающих речей.

Однако когда последний корабль поднялся на орбиту, Форрикса охватило яркое предчувствие, что, возможно, не только Фальк вернется на эту планету.

Теперь, когда осадные сооружения были убраны, флот занял позицию для отправки с орбиты, исполняя изящный танец эффективности, в котором неважно было, какому повелителю он служит.

Примарх стоял на постаменте, где находился его запятнанный кровью трон, а кузнецы войны выстроились перед ним ровными рядами: почти двести воинов, обладавших исключительными умениями и талантами. Торамино был впереди, все еще жаждущий показать себя, несмотря на пережитое ранее унижение. Несколько его товарищей-кузнецов из Стор Безашх стояли рядом, демонстрируя свою сплоченность, и вновь при виде белых волос и холодных глаз Торамино Форрикс почувствовал какое-то неопределенное беспокойство.

Пертурабо подошел к краю постамента.

– С этим миром покончено. Его крепость обратилась в пыль, его защитники – в пепел.

За словами Пертурабо не последовало радостных криков, ибо он не искал в своих воинах страстного одобрения – только понимания.

– Мы объединимся с Третьим легионом, наша задача: пробить путь в крепость ксеносов и захватить оружие такой мощи, что с ним нам больше не придется дробить камни. Победим в этой войне – и дни копания в земле будут окончены. Мы вновь станем воинами.

Не успел Пертурабо продолжить, как заговорил Торамино:

– Повелитель, неужели мы теперь подчиняемся приказам Фениксийца?

Форрикс задержал дыхание, ожидая расправы, но Пертурабо лишь покачал головой:

– Нет, Торамино, не подчиняемся. Брат Фулгрим предоставил мне шанс расплатиться за неудачу с Имперскими Кулаками на Фолле, и я решил им воспользоваться. Пока от Магистра войны нет никаких приказов, мы возьмем инициативу в свои руки и станем сильнее, чем когда-либо.

Пертурабо отвел взгляд от Торамино и сказал:

– Это все. Возвращайтесь к своим гранд-батальонам.

Кузнецы войны оживились, и сотни подошв одновременно загромыхали по полу: воины развернулись и промаршировали прочь из зала. Торамино и его отряд вышли последними, и Форрикс видел, что они были охвачены одновременно тревогой и готовностью проявить себя. Когда кузнецы войны ушли, Пертурабо повернулся, сел на трон и откинулся на спинку в ожидании тишины, постепенно опускавшейся на зал. Форрикс, Кроагер и Фальк встали перед примархом на отведенные им места – на концы трезубца, вырезанного в железном покрытии.

– Ваше мнение?

– Я не доверяю... Детям Императора, – сказал Форрикс.

– Тактично, – ответил Пертурабо. – Но я могу быть более откровенен. Я не доверяю Фулгриму.

– Повелитель? – подал голос Кроагер. – Тогда почему мы участвуем в его затее?

Пертурабо вздохнул:

– Потому что у нас нет выбора.

Теперь заговорил Барбан Фальк:

– У нас всегда есть выбор, повелитель. Мы не обязаны полагаться на... сомнительную честность Фениксийца.

– Когда-то я убил бы тебя за подобное замечание, Фальк, – сказал Пертурабо. – Теперь же мне кажется, что ты выразился слишком мягко.

– Тогда почему мы ему доверяем? – спросил Форрикс.

– А мы не доверяем, – ответил Пертурабо, опустив подбородок на сложенные шпилем пальцы. – Я не знаю, что находится в этом звездном вихре: труп какого-нибудь эльдарского бога, или склад оружия, или еще что-то. Но там нечто ценное, в этом можно не сомневаться.

– Почему вы так думаете? – спросил Кроагер.

– Потому что мой брат знает, что лучшая ложь – эта та, в которой есть доля истины, – ответил Пертурабо. – И если оружие там есть, полагаю, Фулгрим собирается забрать его и, объявив, что именно он его нашел, преподнести Магистру войны.

– Если вообще собирается с ним расставаться, – добавил Кроагер.

Пертурабо кивнул.

– Теперь ты мыслишь как триарх.


Экипаж и офицерский состав «Сизифея», собранный из тех немногих, кому удалось пробить себе путь из огневого мешка Ургалльской низины, представлял собой крайне разнородную команду. Ударный крейсер принадлежал Железным Рукам, но подобные разделения ничего не значили, когда окровавленные воины, выжившие в бойне, бежали сквозь предательский огненный шторм в поисках спасения. Основу команды составляли Железные Руки и их смертные сервы, поскольку большинство легионеров пытались пробраться к собственным кораблям, но среди них также были воины Саламандр и один Ворон.

После резни был побег из системы Исствана – безумная череда опасных маневров под вражеским огнем и незаметные прорывы через предательскую блокаду, а за ними последовал финальный рывок к точке гравипаузы – минимальному безопасному расстоянию между звездой и кораблем, с которого можно было рассчитывать на безопасный варп-прыжок.

«Сизифей» избежал ловушки, но за это пришлось дорого заплатить.

В последовавшие за этим месяцы «Сизифей», используя тактику «наскок-отход», атаковал силы предателей в северных регионах Галактики, причиняя ущерб, как одинокий хищник, подстерегающий в темном океане. Их жертвами были предатели, стремящиеся найти обходные пути через Сегментум Обскурус: разведывательный транспорт, корабли картографов, медлительные баржи снабжения, нагруженные смертными солдатами, боеприпасами и оружием. Их главными целями было саботировать и досаждать – пока они не установили контакт с другими выжившими.

Они уловили серию зашифрованных астропатических сигналов, передававшихся на циклически сменявших друг друга частотах, чьи значения совпадали с числовыми последовательностями, характеризующими кольцевидную структуру одного вулканического камня, что встречался только на Медузе. Фратер Таматика расшифровал сообщение, они связались с разрозненными группами лоялистов, избежавших резни, и был принят план действий, если его можно было так назвать. Десятый легион был слишком рассредоточен, чтобы исполнять свою традиционную функцию на полях сражений, поэтому выжившие командиры решили бороться по-своему: как шипы на боках левиафана, что не дают мечу добраться до внутренностей.

Одним из легионеров, отставших от своих и подобранных «Сизифеем», был Никона Шарроукин, другим – Атеш Тарса. Они не были Железнорукими, однако на полях этой теневой войны подобные различия едва ли имели значение. Оба доказали свою полезность, поддерживая «Сизифей» в рабочем состоянии и постоянно напоминая предателям, что верных воинов Императора еще рано сбрасывать со счетов.

Возле лун Змееносца они устроили засаду на группу барж, забивавших свои бездонные трюмы оружием, награбленным с полярных заводов планеты. Десять кораблей они вывели из строя или сбросили в гравитационные объятия планеты, а еще два были вынуждены бежать, борясь с охватившим корпуса огнем и теряя груз.

Когда дивизион эскортных кораблей, принадлежавших Гвардии Смерти, прервал погоню за имперским судном, чтобы заправиться, «Сизифей» обрушился на них, как хищная птица на добычу. Благодаря Шарроукину, великолепно разбиравшемуся в тактике засад, они напали на вражеские корабли, когда те были наиболее уязвимы, и уничтожили все три. Они так и не узнали, понял ли экипаж имперского судна, кто их таинственные благодетели.

На Кавор Сарте Велунд и Шарроукин захватили одного из Нелингвального Воинства Шифра – так называемых «Криптосов», чудовищных гибридных созданий Темных Механикум, из-за которых криптографическую защиту вражеских сетей раньше было невозможно сломать. С Криптосом командиры лоялистов могли расшифровывать закодированные сообщения предателей.

А получив из них необходимую информацию, капитан Ульрах Брантан приказал «Сизифею» обходными путями последовать на Гидру Кордатус, на встречу двух примархов-предателей.

Как сказал однажды Гиллиман, рассуждая о Тринадцатом легионе, если дерешься с Ультрадесантником, молись, чтобы он умер. Если он останется жив, не жить тебе. То же можно было сказать о Железных Руках, особенно теперь, когда они понесли невообразимую потерю. Может, ересиарх Хорус и думал, что после смерти Ферруса Мануса Десятый легион распадется, – это лишь в очередной раз доказывало, как сильно он их недооценивал. Позволить горю, что бы его ни вызвало, затронуть воинственные сердца Железных Рук – значило поддаться слабости. Невыносимая, немыслимая боль лишь укрепила их решимость и сделала их еще опаснее.

Они превратили горе в ненависть.

Ульрах Брантан был почитаемым капитаном Железных Рук, но Велунд всегда с грустью шел в зал капитана. Сегодня он пришел к запертому помещению вместе с Никоной Шарроукином; два воина-морлока пристально смотрели на них.

Септ Тоик и Игнаций Нумен стояли в конце широкого коридора. Оба они видели худшее, что только могла показать им Галактика, и отвечали лишь презрением. Два выживших после Исствана-V, одни из первых высадившихся Железноруких, маршировавшие рядом с лучшими и смелейшими воинами Десятого легиона. Как и все, кто спасся из резни, они вырезали на доспехах имена павших, но было на их наплечниках имя, выжженное кислотой, которое делало их особенными даже в братстве выдающихся воинов.

Они видели, как погиб Феррус Манус.

Свет был приглушен, поскольку Кадм Тиро, де-факто командующий кораблем в продолжительные – и становящиеся все продолжительнее – периоды, пока Ульрах Брантан спал, пристально следил за потреблением энергии.

Черные доспехи обоих морлоков испещряли надписи: имена были вырезаны поверх царапин, порезов и подпалин, полученных на Исстване-V. Как и прочие ветераны, они отказались перекрашивать или чинить броню, пока предатель, убивший их примарха, не будет мертв.

Лицо Тоика пересекало несколько изогнутых шрамов, которые оставил ему смеющийся мечник из Детей Императора, а на лице Нумена ненатурально блестела синтетическая кожа: от взорвавшейся рядом с ним плазмы боевой шлем приварило к черепу. Сожженные при вспышке глаза были заменены простой наводящей оптикой, но слух пропал почти полностью.

Велунд кивнул морлокам.

– Железный отец, – сказал Септ Тоик. – Мы рады вновь видеть вас на борту.

– А я рад вновь оказаться на борту, – отозвался Велунд. Шарроукин просто кивнул.

– Вы видели его? – громко спросил Игнаций Нумен, четко проговаривая каждое слово.

Велунду не было нужды спрашивать, кого Нумен имел в виду.

– Видели, – сказал Велунд, поворачиваясь к Шарроукину.

– Как он выглядел?

Хотел бы Велунд сказать им, что видел монстра, воплощение абсолютного зла, но это было бы неправдой, а любой Железнорукий предпочитал правду приятной лжи.

– Все так же, братья, – сказал Велунд, жестами передавая ответ почти глухому Нумену. – Он Фениксиец.

Заметив, что они разочарованы, он добавил:

– Но теперь он уже не так красив. Наш брат-Ворон выстрелил ему в голову.

– Вы убили его? – прокричал Нумен.

– Он упал, – ответил Шарроукин. – Большего я сказать не могу.

Септ Тоик наконец взглянул на Шарроукина:

– Мы с тобой не друзья, Ворон, и никогда не будем, но спасибо тебе за выстрел.

– Не обращай на Септа внимания, – громко сказал Игнаций Нумен, схватил Шарроукина за руку и больно затряс ее. – Любой, кто прольет кровь этого ублюдка, будет мне братом.

Шарроукин благодарно кивнул, но ничего не ответил.

– Вам нужно будет поговорить с капитаном? – спросил Тоик.

– Да.

– Фратер и капитан Тиро там вместе с Тарсой.

– Апотекарием Тарсой, – сказал Велунд. – У него есть звание, и ты должен его использовать, к какому бы легиону он ни принадлежал. Понятно?

Морлоки были ветеранами легиона, но даже они были обязаны подчиняться железному отцу. Оба воина кивнули и сжали левые руки в металлические кулаки.

– Входи, железный отец, – сказал Тоик, положив ладонь на замочную панель и совершив кончиками пальцев сложную серию микродвижений. Шестереночные механизмы, запиравшие дверь, с шипением раздвинулись, и Велунда и Шарроукина окатила волна холодного, наэлектризованного воздуха. Миновав дверь, они оказались в крионическом убежище капитана Ульраха Брантана, стерильном помещении, заполненным белым и серебряным. Это была лаборатория, склеп, храм смерти и борьбы против хода времени – одновременно.

Помещение представляло собой герметичную холодильную камеру; вдоль стен было установлено различное оборудование, а на полу лежали теплоизолированные кабели, источники питания и покрытые инеем лампы, бросавшие свет в антидегенеративном диапазоне. Внутри находилось четверо людей: один, сложивший руки на широкой груди, стоял отдельно от прочих, двое работали над внутренностями машины, принципы работы которой даже Велунд понимал с трудом.

А четвертый...

Тот, кто стоял, был Кадмом Тиро, капитаном и бывшим советником капитана Брантана. Его безволосая голова была коричневой от загара, один глаз заменяла холодная зеленая аугметика, второй, столь же холодный, был карего цвета, и с лица, наполовину металлического, наполовину органического, не сходило раздраженное выражение. Златокрылый орел – адепты Механикум изучали его, но разобраться в устройстве были неспособны – устроился у него на плече и чистил блестящие перья острым клювом. Механическое создание жило с Брантаном со времен опасной экспедиции в Землю Теней, которую тот предпринял в молодости, но с недавнего времени пристало к Тиро и теперь преданно охраняло нового хозяина.

Брантан дал созданию имя «Гаруда», а экипаж «Сизифея» называл его просто «птицей». Оно не раз сопровождало Железных Рук в битвах, усевшись на навершии какого-нибудь боевого знамени, и пережило исстванскую резню, не получив и царапины. Одни говорили, что современное оружие было бесполезно против подобной древней техники, другие – что ему просто везло. Самые отчаявшиеся даже утверждали шепотом, будто это знак того, что Император оберегает легион в эти смутные времена.

Фратер Таматика стоял на коленях, четырьмя серворуками чиня забившуюся холодильную установку; с десяток зондов одновременно работали над несколькими деталями устройства. Его красный плащ был убран набок, а самая массивная из механических серворук поворачивала вокруг оси тяжелый топливный цилиндр, будто ища пробоину или какой-то иной дефект, из-за которого деталь не работала с максимальной эффективностью. Таматика на секунду поднял взгляд от механизма и коротко кивнул Велунду – так железные отцы выражали друг другу почтение. Позади фратера стоял воин в тускло-зеленых доспехах Саламандр. Бледный символ на его наплечнике покрывал иней. Черная кожа и красные как угольки глаза Атеша Тарсы резко выделялись в монохромном зале, даже казались чуждыми, но Велунд поймал себя на мысли, что апотекарий Саламандр был здесь одним из немногих, кто выглядел человечно.

Уже было решено, что после смерти Тарсы его имя будет высечено на железной пластине, которую сбросят в вулканический кратер горы Карааши. Там оно станет частью Медузы и расплавленного металла, что течет под ее дрейфующими землями.

Воин из другого легиона не мог быть удостоен большей чести, и Тарса принял награду со спокойной торжественностью. Награда была заслужена, ведь апотекарий Саламандр обеспечивал уход четвертому обитателю комнаты, и за это все Железнорукие на борту безмерно уважали его.

В серебристом контейнере, под куполом из заиндевевшего, холодного как лед стекла, лежал Ульрах Брантан, капитан 65-ой роты, железнокровный сын клана Ниранкар. Неподвижное тело укрывали застывшие потоки морозного пара. Но даже сквозь белый туман и покрытое ледяными узорами стекло Велунду были видны смертельные раны Брантана. Обе ноги были изувечены: от одной остались только волокнистые груды разорванных мышц и расплавленные кости, другая заканчивалась прямо над коленом.

Одна рука держалась лишь на пластинке раздробленной кости и нескольких лоскутах кожи. Рука почти полностью потеряла структуру, и оставался только один палец – остальных он лишился во время побега с Исствана. Четыре воронки от болтерных снарядов, образовавшие ломаную линию от бедра до грудины, превратили торс Брантана в месиво.

При хоть сколько-нибудь нормальных обстоятельствах капитана с почестями поместили бы в саркофаг дредноута, но при их жестко ограниченных ресурсах это оказалось невозможно. Брат Бомбаст требовал, чтобы железные отцы вынули его из саркофага, готовый отдать жизнь, но дать капитану возможность вернуться в качестве их единственного функционирующего дредноута. Брантан с достоинством отказался, зная, что ему никогда не стать столь же грозным, как «Карааши» Бомбаст, Железный шторм Медузы.

Торс капитана обхватывало блестящее устройство из переплетенного серебра и бронзы, напоминающее механического паразита-паука. Его центральная часть находилась на груди, а членистые отростки обвивали тело. Моноволоконные нити, отделившиеся от многочисленных конечностей, уходили под кожу по всей поверхности туловища, и хотя это выглядело болезненно, именно Железное Сердце, как знал Велунд, не давало Брантану умереть.

Оно – и стазис-поле, генерируемое в контейнере.

Когда Велунд и Шарроукин вошли, Тиро повернулся к ним. Его мрачное лицо удивительным образом выглядело мрачнее обычного. Кибер-орел направил на вошедших зажужжавшую оптику и бинарным клекотом передал ему их биометрические данные.

– Я надеюсь, оно того стоит, Сабик, – сказал капитан.

– Ты знаешь, что стоит, – ответил Велунд. Тиро и прочие старшие офицеры уже слышали запись, который Велунд и Шарроукин сделали на Гидре Кордатус.

– Создается впечатление, что они просто гоняются за мифом, – заметил Тиро. – И мне не нравится, что мы планируем операцию, основываясь на словах предателя.

– Ну и пусть не нравится, – сказал Велунд, уставший от язвительных замечаний Тиро. – Достаточно того, что они в это верят, а если в словах Фениксийца есть хоть доля истины? Ты готов рискнуть и отбросить вероятность, что ошибаешься? Если это оружие существует, мы не можем допустить, чтобы Хорус его получил.

– У него не так много времени, знаешь же, – вздохнул Тиро, словно Велунд ничего и не говорил. – Сердце не дает ему умереть сразу, но само постепенно убивает. Мы немало рискуем, вот так пробуждая его. По многим причинам.

– Я знаю, Кадм, – сказал Велунд. – Но он должен это услышать.

– Так вы видели Фулгрима и Пертурабо? – прогудел наконец закончивший работу Таматика, поднимаясь и поправляя плащ. – Жаль, что не убили их. Я тут работаю над одной штукой, которая могла бы вам с этим помочь, – термическим направленным дислокатором. Убийственная вещица. Основывается на энтропийной квантовой теории одновременного существования всех объектов Вселенной в любой заданный момент времени. Если смогу заставить ее нормально работать, можно будет, к примеру, поместить на место человеческого сердца элементы из центра звезды. Думаю, такое никому не понравится, даже примарху.

– Шарроукин выстрелил в Фулгрима, – сказал Велунд.

– Да? – одобрительно хмыкнул Таматика. – Но не убил его, я так понимаю.

– Я не знаю, – сказал Шарроукин. – Мы уходили в спешке.

– Да, мы в курсе, – резко сказал Тиро. – «Сизифею» пришлось сделать с десяток маневров, чтобы нас не обнаружил предательский флот, а ты и без меня знаешь, сколько топлива на это тратится.

– Ты прав, – согласился Велунд. – Я и без тебя знаю. Так что давайте начнем.

Тиро не стал продолжать перебранку и кивнул Таматике и Атешу Тарсе:

– Сколько еще?

Апотекарий Тарса сверился с планшетом и ответил:

– Рекомендую убирать стазис-поле не более чем на минуту. Силы капитана Брантана ограничены, даже несмотря на прикрепленное Железное Сердце.

– Оно должно вылечивать его, но вы говорите, что оно его убивает? – спросил Шарроукин.

– Я плохо понимаю, что оно делает, – признался Тарса; у него был сдержанный и четкий голос. – Судя по всему, оно пытается восстановить некоторые из его важнейших внутренних органов, но после каждого шага обновительного процесса жизненные показатели падают. Если мы позволим времени идти своим чередом, капитан умрет прежде, чем оно успеет вернуть его в жизнеспособное состояние.

– Никто из нас не понимает толком, как оно работает, – сказал Таматика. – Это древняя технология, один из немногих образцов, оставшихся в рабочем состоянии после Старой Ночи – вроде брантановского орла. Его нашел сам примарх во время одного из своих путешествий в Землю Теней, – Таматика мрачно засмеялся. – Он рассказывал, что сердце дал ему призрак из мертвого клана, когда он охотился за великим серебряным змеем.

– Довольно, – сказал Тиро. – Нам не нужен очередной урок истории, фратер.

– Эх, молодежь, – сказал Таматика Шарроукину, не обращая внимания на грубость Тиро. – Она забывает, что история – это великая константа нашего вида. Столь многое изменяется, но столь многое, увы, остается неизменно.

– Фратер? – позвал Тарса. – Мы готовы. Братья Шарроукин и Велунд, вы готовы?

Велунд кивнул и снял с пояса вокс-вора. Он подключил длинные медные провода, отходящие от запоминающей катушки внутри, в гнезда на боку контейнера, в котором лежал капитан Брантан.

– Я сжал вокс-запись в один сигнал, – сказал он. – Все, что мы слышали, капитан Брантан получит меньше чем за секунду. Скажите, когда активность коры мозга усилится, и он сможет воспринимать информацию.

Тарса склонился к пульту управления криоанабиозом, а Таматика занялся стазис-полем. Они стояли друг напротив друга, словно служители на похоронах.

Поднимаем внутреннюю температуру, – сказал Тарса. – С ноля-пяти градусов до одного-пяти, период – десять секунд.

– Отключаем стазис-поле. Пять, четыре, три, два, один. Пуск.

Цифровой хронометр начал отсчитывать секунды, и призрачное сияние вокруг медик-контейнера, замерцав, исчезло. От контейнера прошла волна мороза, охлаждая воздух, который ранее удерживался снаружи крохотным пузырем, ограждавшим от мирового времени. Велунд переводил взгляд с размытого лица Брантана на показания дисплеев и обратно. Амплитуда невысоких волн увеличивалась по мере того, как вместе с неуклонно поднимающейся температурой возрастала мозговая активность.

Веки Брантана дернулись, из многочисленных ран засочилась кровь и медленно потекла на впитывающую подкладку. Железное Сердце крепче сжалось вокруг его груди, змееподобные конечности обхватили тело так крепко, будто хотели разломать его. Новые моноволоконные нити выскользнули из блестящих лап и проткнули грубую кожу, устремившись к внутренним органам.

Капитан запрокинул голову, и с его губ сорвался полный муки вздох, словно боль, которую к нему не подпускали, набросилась на него с удвоенным рвением. Орел жалобно вскрикнул, увидев, что капитан вновь подает признаки жизни.

– Вперед, – сказал Тарса, и Велунд нажал на вокс-воре кнопку передачи данных. Никаких признаков того, что что-то изменилось, не было, хотя дисплей на передней части устройства показывал, что данные успешно переданы. Теперь им оставалось только ждать.

Секунды уходили, и на глазах Велунда счетчик достиг тридцати. Капитан дышал короткими, полными боли рывками, и кровь текла все обильнее по мере того, как тело согревалось. С каждой новой реанимацией капитану требовалось все больше времени на то, чтобы выйти из анабиоза, и однажды он вовсе не проснется.

– Не получается, – сказал Кадм Тиро. – Прекращайте.

– Подожди, – ответил Таматика. – Мозговая активность возрастает.

– Температура на оптимальном уровне, – сказал Тарса, снижая скорость подачи стимуляторов и коагулянтов Ларрамана в кровь капитана.

– Я сказал, прекращайте, – приказал Тиро. – Он умрет прежде, чем придет в сознание.

– У нас есть время, – ответил Таматика.

– Нет у вас времени. Активируйте стазис-поле. Немедленно.

– Нет.

– Ульрах? – отозвался Кадм Тиро, и Велунд заметил, что мрачное выражение его лица смягчилось, когда раздался голос друга. Даже несмотря на то, что голос синтезировался аугмиттерами контейнера, в нем ясно слышалась мощь и властность капитана Железных Рук. Гаруда замахал металлическими крыльями и сел на край контейнера, приветственно каркая. Брантан открыл глаза, и Велунда переполнило сочувствие к раненому брату, когда он осознал, какие немыслимые усилия тот прилагал, чтобы сохранять самообладание в этой агонии.

– Запись Велунда загружена. Нет выбора. Мы последуем за ними. Мы их остановим.

Из ран Брантана обильно текла кровь. Какая же стойкость и сила духа требовалась, чтобы до сих пор не только оставаться живым, но и сохранять способность воспринимать и передавать информацию.

– Мы даже не знаем, есть ли в их словах хоть доля истины, – сказал Тиро.

– Неважно. Там что-то значимое. Предатели хотят это получить, но мы им помешаем.

– Это ваш приказ?

– Да. Выполните его. Наши враги – железо на наковальне.

– А мы – железо в руке, – закончил Тиро. – Мы это сделаем.

– Одна минута, – объявил Тарса, и вокруг контейнера заклубился холодный туман.

– Активируем стазис-поля, – сказал Таматика.

– До встречи, бра...

Брантан не успел закончить фразу: мерцающая вуаль стазис-поля отгородила его от потока времени. Орел капитана издал печальный механический крик, и после этого наступила тишина, в какую погружаются горюющие у постели умирающего друга, и Железные Руки предались мыслям о смертности, скорбным и гневным.

– Приказ дан, – сказал Велунд, не только чтобы сообщить что-то, но и чтобы развеять тишину.

Кадм Тиро кивнул, отчаянно пытаясь скрыть чувства и стискивая зубы. Он глубоко вздохнул, и Велунд вновь вспомнил, что Тиро и Брантана связывали десятилетия дружбы. Тяжело смотреть на страдающего друга, но еще тяжелее, если ты сам продлеваешь его страдания.

– Проклятье, – сказал Таматика, кладя руку в железной перчатке на ледяное стекло контейнера.

Велунд подошел к Таматике и тоже коснулся контейнера металлической ладонью.

– Мы все сделаем, капитан, – сказал он.

Тиро кивнул и опустил железный кулак рядом с молчащим механическим орлом.

– Спи спокойно, друг мой, мы возьмем на себя твое бремя.

Отдав дань уважения, Железнорукие отошли от своего смертельно раненого капитана.

– У нас есть приказ, – сказал наконец Кадм Тиро. – Мы должны быть впереди предателей, если хотим их остановить, понятно?

– Это будет выполнено, – заверил его Велунд.

– А когда мы доберемся до этого варп-шторма, твой проводник поможет нам его миновать? – спросил Таматика Велунда.

Я на это рассчитываю, – ответил Велунд.

– Не нравится мне это, – заметил Тиро. – Я целую жизнь сражался с их народом. Нельзя им доверять.

– Он знает способ пробраться через шторм, – сказал Велунд. – По тайному проходу, известному как Нижние пути.


И вновь капитаны легиона собрались в Гелиополисе. Фулгрим готовился предстать перед своими воинами, и ходили слухи, что ожидается нечто восхитительное. Сквозь кессонный купол, золотой с кровавыми пятнами, падали столпы неровного света от бурлящего варп-шторма за пределами системы. Люций порой гадал, каким же тайным буйствам здесь предавались, что кровь долетела так высоко, и почему он в них не поучаствовал.

Он удовлетворился восхитительными картинами, которые собственное воображение нарисовало ему, чтобы заполнить эту пустоту. Зачем знать правду, если реальность все равно только разочарует?

Парные мечи Люция лежали в ножнах на худых бедрах: один Фулгрим подарил ему после Исствана, второй, фрактальный клинок, он забрал с трупа главного скитария на Призматике.

Кожа зудела, так хотелось их обнажить, однако Люций сказал себе, что это лишь потребность испытать себя в битве с достойным противником. Каких, увы, в его собственном легионе не находилось. Он рассчитывал спровоцировать на бой какого-нибудь Железного Воина, но даже с тем буйным громилой не вышло бы ничего интересного.

Светлые статуи с бычьими головами, установленные вдоль стен, были липкими от свежего слоя жидкостей, сопровождающих смерть. Дуги вытянутых кровавых капель свидетельствовали о перерезанных артериях и потрясающей жестокости. Опаленные знамена были обезображены не меньше; теперь по ним нельзя было прочесть, ни откуда произошел легион, ни кому он раньше служил. Люцию хотелось разорвать их, сжечь и станцевать в этом пламени.

Он вышагивал вокруг черного трона на броском, вульгарном постаменте из обломанного камня, вспоминая о днях, когда хотел сойтись с бою с самим Фениксийцем. От мысли, что он едва не угодил в ловушку примарха, его охватила приятная дрожь, которую в эти пресные времена мало что могло вызвать. Во рту пересохло при воспоминании о том, как капитаны легиона сражались с Фулгримом в Галерее мечей на «Андронике».

Они решили, что Фулгрим был не тем, за кого себя выдавал, и схватили его, намереваясь запредельными пытками изгнать нечто, поселившееся в теле их примарха. Это, разумеется, был лишь коварный план Фениксийца, извращенный способ испытать их преданность, нарциссическое представление, устроенное, чтобы продемонстрировать свою мощь и поведать верным воинам о своем истинном предназначении.

Эти воины стояли вокруг Люция, отбросив старые звания и чины. Теперь для Детей Императора весь смысл состоял лишь в том, чтобы предаваться ощущениям и в любом действии доходить до крайности. Древние принципы иерархии постепенно исчезали в прошлом. Люций переводил взгляд с одного на другого и представлял, как они бросаются на него с оружием в руках и как он расправляется с ними – по одному удару на каждого.

Напротив него кружил Юлий Кесорон. Любимый сын, как он теперь звался, избегал его взгляда с такой настойчивостью, что Люций не мог не улыбнуться. Операции вновь преобразили его черты, превратив в кошмарную пародию на человеческое лицо, в безумную маску плоти с наращенными костями, вживленными рогами и неестественно широко распахнутыми глазами, в результате трансплантаций ставшими полностью черными.

Марий Вайросеан и его какофоны наслаждались негармоничным визгом, бьющим из закрепленных на потолке вокс-динамиков. Крики Исствана-V сменила музыка, которую Бекья Кинска сочинила для великолепной «Маравильи», – музыка, усиленная, искаженная и переработанная самим примархом. Этим пронзительным ритмам удалось вызвать в нем реакцию, и Люций на мгновение остановился, чтобы послушать рваные всполохи звука, режущие по ушам. Ожесточенность музыки слегка развлекла его, но закованные в броню какофоны дергались и танцевали, словно марионетки безумного кукольника, и их причудливое звуковое оружие потрескивало и пульсировало, впитывая мощь дьявольских нот.

Стоявший неподвижно Крисандр Кинжальный был хмур сильнее обычного: собрание заставило его покинуть свою комнату ужасов и истязаний. Он облизнул потрескавшиеся губы острым языком, и в голове Люция возник образ ящерицы, изнывающей без воды под ярким солнцем. Кинжалы в плоти голой груди и бедер делали его похожим на владыку техноварваров из времен до Единения. Мантия из бритвенно-острых шипов, рвущих ему спину, только усиливала впечатление.

Сквозь кожу на лице Калимоса были продеты крючки и кольца, соединенные туго натянутыми цепочками, и после каждого произнесенного слова они кололи и ранили его необычными способами. Люций лениво подумал, какие слова могли доставить Калимосу самую сильную боль, и решил никогда не говорить ничего, на что тот мог бы ответить этими словами. Он испытал удовольствие при мысли, что лишит Калимоса желанной муки, но оно исчезло уже через мгновение – такое же мимолетное и преходящее, как большинство подобных глупых развлечений.

Лономия Руэн и Бастарне Абранкс стояли вместе: мастер ядов стал новым объектом кровной любви Абранкса после смерти Гелитона. Доспехи Руэна были украшены кинжалами и шипами, и каждый был смазан каким-нибудь из его замечательных убийственных токсинов. Абранкс был вооружен двумя мечами в подражание Люцию, но даже мысль, что он мог сравниться с Люцием в искусстве владения мечом, была смехотворна. Шрам, который Люций подарил ему в качестве напоминания об этом, теперь скрывала татуировка.

Фулгрим вступил в Гелиополис под фанфары воплей, что издавали ползущие перед ним рабы – этот ковер извивающейся плоти, готовой превратиться в месиво под могучими шагами примарха. Худые как скелеты рабы отталкивали друг друга и царапались, стремясь ощутить на себе убийственный вес, от которого ломались кости и лопались органы, и выли в наслаждении, когда умирали. За примархом следовал Фабий, чудовищный хирургеон пощелкивал, словно живой, а от его вида Люцию захотелось убивать. По бокам от апотекария шли два существа, закутанные в плащи с капюшонами. В одном Люций сразу узнал эльдар-проводника, но второй вызвал интерес. Он обладал массивной фигурой легионера, но двигался неуклюже, как лунатик или калека.

– Сыны мои, – сказал Фулгрим, одним шагом поднимаясь к трону; его спутники в плащах остались у подножия разбитого постамента. – Все, чего я жажду, скоро окажется в наших руках. Мы на шаг приблизились к воплощению моей мечты о Городе Зеркал, где мы узрим отражение Ангела Экстерминатус.

Фулгрим был облачен в пурпурно-золотой доспех, а длинные белые волосы он разделил на ряды до боли тугих косичек, собранных сзади и украшенных на конце серебряным лезвием. С левого плеча спадала лоскутная ротонда из драконьей кожи, сорванной с мертвых Саламандр, а с правого – плащ из черных как ночь перьев. Костяные пластинки – из них когда-то был выложен узор на доспехах Ферруса Мануса – теперь составляли на нагруднике изображение орла с повисшими на сломанных шеях головами.

– Пертурабо со своим легионом присоединился к нам, и его солдаты пойдут на штурм адских врат, дабы привести нас к триумфу, о котором шепчут в глубинах варпа, – сказал Фулгрим, и воины восхищенно закричали, срывая горло. Фулгрим купался в лучах их обожания, упивался их любовью, снисходительно улыбаясь, но эта снисходительность относилась не к ним.

Примарх поднял руки к голове и коснулся кончиками пальцев кожи под отметинами на висках: одна была от входной раны, вторая осталась после того, как Фабий вытащил иглу из его головы.

– Хотя за помощь моего брата пришлось заплатить, – сказал Фулгрим, победно улыбаясь. – Мне пришлось позволить нашим врагам выстрелить мне в голову, чтобы у него не осталось сомнений. Ах, к каким же грубым ухищрениям мы вынуждены прибегать, чтобы заманивать в свои сети наивных глупцов.

Дети Императора взревели, однако Люций странным образом не чувствовал желания присоединяться к ликованию, словно планы Фулгрима не были важны.

– А когда Пертурабо поймет, что вы ему солгали? Что тогда?

Люций поискал источник голоса и пораженно понял, что источником был он сам.

Слова без его ведома слетели с губ, и пульс волнующе ускорился, словно ему прямо в сердце вкололи дозу адреналина. Он услышал, как окружавшие его легионеры пораженно вздохнули, и едва устоял перед искушением достать мечи. Казалось, слова кто-то вложил ему в голову, и те вырвались по собственной воле.

– Люций, – промурлыкал Фулгрим. – И опять эти ехидные замечания, и опять ты крадешь у меня всеобщее внимание.

– Повелитель, – сказал Люций. – Я не знаю...

– А я возлагал на тебя такие надежды, – сказал Фулгрим, спускаясь по разбитым ступеням постамента.

Люций понимал, что пойти на Фулгрима с мечом – значило умереть, но желание обнажить клинки было почти нестерпимо.

– Я не знаю, почему это произнес, повелитель, – сказал Люций.

– Тихо, Люций, все в порядке. Я знаю, – ответил Фулгрим.

Правда?

– Я знаю о своем легионе все, Люций. Всегда это помни. Забудешь – и последствия будут суровы. Верно, Эйдолон?

Сначала Люцию показалось, что он ослышался. Имя, которое примарх только что произнес, не могло прозвучать. Должно быть, Фулгрим присвоил имя покойного лорда-коммандера кому-то другому.

– Узрите Воскресшего! – воскликнул Фулгрим, скидывая капюшон с закутанного существа, вошедшего вместе с Фабием. По Гелиополису пронесся коллективный вздох изумления, когда глазам предстало изуродованное, с вытянутой челюстью, лицо воина, которого считали павшим от руки самого примарха.

Лорд-коммандер Эйдолон сбросил плащ, представ перед всеми в броне, блестящей и раскрашенной в немыслимые цвета. С его наплечников свисала грубая ткань, нанизанная на шипы проволоки, и тяжелый молот висел на ремнях, перекинутых через грудь. Идеально ровная линия еще не зажившего шва пересекала шею.

Его кожа была цвета старого пергамента, а глаза – черные и стеклянные, мертвые, как у куклы. Он прохромал к Люцию, и безгубая ухмылка сделала неестественно широкий рот еще шире. При виде ходячего мертвеца по коже Люция, охваченного одновременно отвращением и восторгом, побежали мурашки.

– Удивлен встрече, мечник? – пробулькал Эйдолон.

– Я видел, как ты умер, – ответил тот. – Я пил вино, смешанное с твоей кровью и ликвором.

– Однако я жив.

Люций засмеялся в ответ.

– Это жизнь? Ты едва ходишь, и если я решу обнажить меч, я зарублю тебя прежде, чем ты успеешь достать свой здоровенный молот.

– Мне теперь не нужен молот, чтобы убивать ничтожеств вроде тебя, – сказал Эйдолон. – Теперь я способен на такое...

Последние слова не успели еще слететь с губ Эйдолона, как Люций обнажил оба меча и, скрестив их, опустил на плечи лорда-коммандера.

– На этот раз я отрежу тебе голову окончательно, – сказал Люций.

– Тише, сыны мои, – сказал Фулгрим, с явным удовольствием наблюдая за воссоединением старых врагов. – Эйдолон жив, потому что я так хочу. Ему предстоит сыграть роль в постройке Города Зеркал и проконтролировать, чтобы тот отвечал всем моим требованиям. А теперь убери мечи.

Люций кивнул, крутанул мечи и вложил их в ножны на бедрах. Вперед вышел Фабий:

– Моими стараниями к лорду-коммандеру вскоре вернется сила, которой он обладал раньше, и даже сверх того. Молись, мечник, чтобы я однажды я сделал для тебя то же самое.

Люций засмеялся в лицо апотекарию:

– Не сотрясай впустую воздух, Фабий. Никто меня не убьет, не в этой жизни. Смелости не достанет.

– Достанет, – сказал Фулгрим, знающе подмигнув. – Однажды у кого-нибудь достанет, но как и Эйдолон, ты восстанешь вновь, мой возлюбленный сын. Хотя твое возрождение будет, полагаю, приятнее. По крайней мере, для тебя.

Так и не наступавшая смерть и таинственное предсказание Фулгрима придали Люцию храбрости, и он, проигнорировав злобный взгляд Эйдолона, сказал:

– Тогда я повторю вопрос, повелитель. Что будет, когда Пертурабо узнает, что вы ему солгали?

Фулгрим вышел в центр Гелиополиса, под ядовитый свет из жуткого ока варп-шторма. Он раскинул руки, и драконья чешуя и вороньи перья взметнулись, как могучие крылья, под порывом ветра из ниоткуда.

– Когда мой недалекий брат осознает правду, для него будет уже слишком поздно, – сказал Фулгрим, и бледный свет спадал по нему, как змеиная кожа. – К тому времени камень-маугетар выполнит свою функцию, и я получу, что мне нужно. И Ангел Экстерминатус возродится из пламени.


Книга II. КАК ВВЕРХУ, ТАК И ВНИЗУ[6]

Теогонии – II

Он был жив – факт, сам по себе достойный сильнейшего удивления. Его окружало помятое серебро цилиндрических стен: металлическая капсула, но он не помнил, как в ней оказался. Сквозь большую рваную пробоину в стене цилиндра струился свет, зыбкий и мерцающий, как солнечные отблески на поверхности приливного озера. Озера он никогда не видел, но интуитивно знал, как оно должно выглядеть, знал, какой прохладной окажется вода и какое чувство свободы возникнет у того, кто погрузится в его сине-зеленые глубины.

Он отсоединил несколько кабелей, протянувшихся к его телу, и развернулся в тесном пространстве капсулы. Пробираясь к пробоине, он увидел свое отражение на гладкой поверхности стен этой… этой…

Тюрьмы? Спасательной камеры? Его обители?

Нет, он чувствовал, что ни одно из этих слов не подходит.

У него было лицо молодого, но властного мужчины, перед которым другие добровольно склонятся. Квадратный подбородок, волосы черные как полночь, глаза теплого золотистого цвета с вкраплениями зеленого. Лицо человека, на чьи плечи можно взвалить огромную ношу без опасений, что он не выдержит.

Ему понравилось это лицо, понравилось, как скроены его черты. Он был обнажен, но нагота его не стесняла. Он не имел представления о скромности и помедлил мгновение, восхищаясь совершенством своего богоподобного тела. Потом рассмеялся над собственной суетностью и, улыбаясь так, словно мир уже у его ног, надавил на поврежденную часть вогнутой серебряной поверхности. Материал оказался мягким и податливым, и он с легкостью отогнул часть ячеистой стены, чтобы выйти наружу. Затем подтянулся – и выбрался из зеркальной капсулы, словно новорожденный из сверкающего кокона.

Спрыгнув на землю, он с изумлением огляделся.

Вокруг раскинулся огромный – не меньше ста километров в поперечнике – кратер, расположенный глубоко в недрах некогда великой горы из черного камня и льда. На дне кратера рос целый лес спиральных колонн сталагмитов, между которых змеились трещины, выбрасывавшие струи обжигающего пара и расплавленной породы. Жара стояла невероятная, и в воздухе висел теплый водяной туман: лед, падавший в кратер, превращался в жидкость, а достигнув дна – в пар. С утесов, возвышавшихся на тысячу метров, через неровный край воронки каскадом падали обледенелые камни. Небо скрылось за густыми тучами пыли и дыма; гора стонала, содрогаясь от сейсмических толчков.

Он был уверен, что причиной всему этому – его появление.

Стены утесов состояли из непонятной смеси полупрозрачного льда, вкраплений металла и обломков арочных конструкций, оплетенных серебряными нитями, которые трепетали, словно пойманные светлячки. По этой сети, как по синапсам в поврежденном мозге, беспорядочно пробегали золотистые импульсы биолюминесценции. Мерцающий свет был повсюду, словно в хрустальном небе зажглись новые солнца.

Он и представить не мог ничего более прекрасного.

Отведя взгляд от великолепия вокруг, он внимательно изучил капсулу, из которой только что выбрался. Ровно девять метров в длину, материал сильно помят при ударе о скальную породу, поверхность исчерчена символами, значения которых он пока не знал, и украшена драгоценными камнями, светившимися изнутри.

Откуда появилась эта капсула? Попала ли она сюда случайно, или все так и было задумано?

На верхней поверхности цилиндра были установлены прямоугольные корпусы каких-то устройств, от которых тянулось переплетение проводов и рифленых трубок. Сочившаяся из них жидкость пахла химикатами и необычными веществами, названий которых он не знал. Его внимание привлекла полированная железная табличка, прикрепленная под иллюминатором в тяжелой металлической раме с толстыми заклепками.

На табличке стояла только одна буква: Х. Нет, не буква, а символ, обозначавший цифру «10».

Поняв это, он сразу же подумал об остальных. Значит, есть и другие, подобные ему?

Он не помнил, чтобы у него были братья, но на каком-то глубинном, инстинктивном уровне знал, что является частью чего-то большего, чем отдельно взятая жизнь. Его сила заключалась в единстве, основанном на общей цели, и в конкуренции за первенство. Сам по себе он не значил ничего.

Отбросив прочь жалость к себе, которая пришла вместе с чувством одиночества, он вновь оглядел кратер, на этот раз останавливаясь на деталях, которые раньше только отметил. Ясно было одно: это не природное образование, так как контуры воронки были слишком геометрически точными, слишком симметричными, чтобы сформироваться естественным путем. Наблюдая за игрой света внутри стен, он обнаружил некую закономерность во вроде бы хаотичном движении – закономерность, которая сейчас разрушалась.

Световой узор вел к центру кратера, где среди лабиринта сталагмитов угадывалась какая-то угловатая структура. Он двинулся к ней, шагая широко и уверенно – настолько уверенно, что это граничило с самонадеянностью. Лавируя между трещинами, извергавшими раскаленный газ и расплавленную породу, он быстро продвигался к цели.

Чем ближе к центру, тем больше трещин змеились в камне, и тем сильнее ему приходилось петлять. Задержавшись на мгновение на вершине упавшего шпиля, он присмотрелся к почве вокруг этой структуры и заметил, что ее покрывает сложный концентрический узор. Размашисто проведенные дуги и рунические символы, начертанные между ними, но смысла в них он не видел. На язык не похоже, насколько он мог судить, и предназначение этих знаков оставалось тайной. Многие надписи перерезались трещинами, другие тонули в потоках каменного расплава, которые, шипя паром, поднимались по магмапроводящим каналам, скрытым внизу. Он знал (правда, не понимая, откуда), что весь кратер может в любую минуту превратиться в раскаленный лавовый котел, что образованию кальдеры мешает только вершина горы, пока еще уцелевшая.

Само сооружение напоминало приземистый прямоугольник – по-видимому, сплошной, так как отверстий на нем не было. Это явно был важный объект, иначе зачем кому-то с таким трудом устанавливать его в столь труднодоступном месте?

Он продолжил путь, петляя между сталагмитами, которые выстроились на дне кратера, словно часовые. Прикоснувшись к одному из них, он почувствовал покалывание заряда. Возможно, электропроводящая кристаллическая решетка? Он пересек круги рунических символов, что также сопровождалось странным покалыванием. Это чувство придало ему сил, словно открыв внутри источник жизни.

Температура в кратере неуклонно поднималась, с краев сыпалось все больше каменных обломков. Склоны горы складывались вовнутрь – так рушится здание из песка, медленно разъедаемое приливной волной. Если он не хочет изжариться, скоро нужно будет выбираться отсюда.

И вот он добрался до сооружения в центре кратера. Как он и подозревал, на черной блестящей поверхности не было никаких отверстий, соединений, швов или дефектов. В сущности, конструкция казалась сплошным монолитом. Как камень, ждущий руки скульптора, или готовая воплотиться мечта.

Или не мечта, а кошмар…

Внезапно раздался треск, громкий как выстрел, и он отпрянул назад, нутром чуя опасность. Ветвящиеся прожилки серебряного света вспыхнули в безликом камне и заскользили по монолиту, словно перевернутая молния. Еще один источник света вспыхнул на ближайшем к нему углу, а вскоре за ним появился и третий. Когда на поверхности зазмеились четвертая и пятая молнии, он понял, что нужно отойти как можно дальше, но он не мог уйти, не выяснив, что скрывается в этом тайнике.

Трещины бежали по монолиту, соединяясь в ярко фосфоресцирующую паутину. Он заслонил глаза рукой, так как объект теперь сиял словно сверхновая. С заключительным раскатом грома его стенки раскололись, открывая то, что находилось внутри. В невозможно ярком сиянии изменчивого серебристого света складывались контуры некого существа. Что-то, разделенное на сегментированные и гибкие части, пыталось восстановить свою изначальную форму. В этом вихре переплетались геометрическая структура и органика, механика и разум: это было одновременно и живое существо, и искусственно созданный монстр.

Отвратительный стальной лязг биомеханических деталей и текучего металла прокатился по пещере подобно стуку машинного сердца – или воплю новорожденного. Огромное, похожее на червя существо выползало из своей рушащейся клетки, и этот страшный механический крик не оставлял сомнений, что неприступная гора раньше была для него именно тюрьмой.

Человек поднял с земли острый осколок камня, гладкий как стекло. Примитивное оружие, но другого нет. Он шагнул навстречу этому огромному змею с гремящим сегментированным телом, который постоянно менял форму с текучей легкостью. Металлические щупальца колыхались вокруг его выпуклого экзочерепа, напоминавшего паучий; у существа было три хобота, утыканных острыми как иглы зубами, и фасетчатые глаза, в которых обнаженный человек отражался миллионом образов. Гигантский червь, эта огромная машина из хромированной стали, взвился на дыбы и издал рев, полный ярости.

Тело червя рухнуло на землю, раздробив остатки своей клетки и расколов землю своим немыслимым весом. Человек метнулся в сторону и покатился по дну кратера. Лава, сочившаяся из трещин, обжигала кожу, и он с трудом удержался от крика боли, когда окунулся в раскаленный пар. Червь полз следом, крошил сталагмиты на своем пути, оставлял своей тушей огромную борозду в земле. Человек, вооруженный лишь осколком камня, не питал никаких иллюзий насчет исхода этой битвы.

Зарычав, он прыгнул навстречу твари и ударил ее осколком в бок, но камень, столкнувшись с мерцающей броней, раскрошился. Существо врезалось в него как неумолимый таран из прочнейшего металла и гибкой силы и отшвырнуло со своего пути. Серебряные шипы проткнули кожу, располосовали грудь и плечи. При падении он ударился так сильно, что перехватило дыхание, а на теле, казалось, не было живого места. Он поднялся на одно колено, готовый к новой схватке. Даже оставшись без оружия, он будет сражаться.

Но змея расправа над человеком, по-видимому, не интересовала: он пополз дальше по дну кратера, пробивая себе дорогу к утесам. Туша твари снова приподнялась, выпуская наружу сотни цепких когтистых лап. Извиваясь, червь пробрался вверх по рушащейся стене и, свернувшись, соскользнул за край воронки.

Человек стоял и смотрел чудовищу вслед; он испытывал облегчение, так как остался в живых, и злость, так как не сумел убить тварь. Он не помнил собственного прошлого, но сила, которой обладало его тело, доказывала, что он не простой смертный. Он провалил свое первое испытание и пообещал себе, что больше такого не повторится. Именно его прибытие разрушило эту горную тюрьму, и пусть это вышло не нарочно, именно он и должен все исправить.

Существо оставило после себя след разрушений, который вел к подножию утеса. Туша твари оставила на камне выбоины и трещины, за которые можно было уцепиться и подняться наверх. Да, подъем возможен, но он будет очень опасным и трудным.

С каждой секундой промедления змей уползал все дальше, так что человек схватился за выступы на обрыве утеса и начал подниматься. С неутомимостью машины, перехват за перехватом, он карабкался все выше. Подъем действительно оказался трудным: под весом змея камни сильно расшатались. Прошло два изнурительных часа, но в конце концов он все же добрался до края воронки и перевалился на другую сторону. Мышцы горели от усталости, дыхания не хватало. Упав на колени, он оперся окровавленными руками о землю, глубоко вдыхая ледяной, пропитанный пылью воздух.

На краю кратера остались осколки чешуи змея, и он поднял один из них, планируя использовать как оружие. Повертел в руках, удивился его легкости. У чешуи была острая как бритва кромка, а когда он разглядел в ее зеркальной поверхности собственное отражение, то изумленно охнул.

Его глаза, раньше зеленые с золотом, теперь стали цвета серебра – как блестящие монеты, которые кладут на веки умершим. Он поднял руку к лицу, посмотрел на подкожную паутину вен, полных горячей крови, и увидел все мастерство, которое обеспечило их создание, все эти потрясающие чудеса биоинженерии, которые породили его плоть.

Что это, побочный эффект после нападения змея? Или он наконец видит мир так, как и должен был? Странно, но перемены в зрении не вызвали у него особого беспокойства, и он поднялся на ноги, готовый продолжать путь.

След, оставленный змеем, невозможно было не заметить: глубокая борозда спускалась по склону на север, в пустоши, окутанные тенями. Чешуя твари, удалявшейся от места своего заключения, влажно поблескивала в мутном свете. В том направлении, куда двигался змей, человек увидел изломанные контуры сооружений, похожих на разрушенные башни. Явно древние, они, должно быть, пережили культуру, их создавшую, а теперь давно умершую.

Ядовитое небо над горизонтом исчертили беспорядочные полосы грязно-желтого и воспаленно-красного. Клубились грозовые облака, и далекие молнии отзывались грохотом грома. Сквозь облачную завесу проникал лишь слабый размытый свет, и одно такое бледное пятно выхватило южные отроги горы прямо внизу. Человек разглядел несколько примитивных транспортов, которые двигались по степи вдалеке: длинный караван, фургоны запряжены огромными тягловыми животными с серой шкурой. Местность, которую пересекал караван, была бесплодной и суровой: черные пески на каменистой материковой равнине, ледяные ветра превращаются в пыльные бури. Если для кого-то это дом, то очень неуютный.

Из-за расстояния фигуры в караване были еле различимы, но он все же увидел, что крупными животными управляют сгорбленные люди, закутанные в меха и плотные кожаные плащи. Вид других людей вызвал в нем острую тоску, вместе с которой нахлынуло облегчение.

Он больше не одинок.

Ему хотелось пойти к этим людям, узнать, где он оказался и кто они такие, но он поклялся уничтожить змееподобную тварь. Он не допустит, чтобы его первым деянием в этом мире стало нарушение клятвы.

Поэтому он отвернулся от жителей этого мира и пошел туда, куда вел след змея, – в черные пески Севера.


Глава 9. Возрожденная «Ла Фениче» / Методология / Бог на поле битвы

После мрака запустения в «Ла Фениче» вернулось волшебство света. Ее двери широко распахнулись, снова, как воздух в спавшиеся легкие, впуская внутрь благовонное дыхание «Гордости Императора». Сейчас, когда III легион вновь обрел цель, чудо жизни всколыхнуло это забытое место. Яркие люмены прогнали тени, жаркие шандалы источали тепло, чему Фулгрим был безмерно рад.

Фениксиец бродил по оживленному театру, где скульпторы трудились, воссоздавая контуры грациозных и соблазнительных нимф, барельефами украшавших колонны. Они работали по памяти, гравером и долотом вызывая из небытия этих служанок разврата. Получалось у них не очень хорошо, и Фулгрим с трудом удержался от того, чтобы не оттолкнуть каменотесов и не закончить их труд самому.

В длинном пурпурном одеянии с постоянно меняющимся узором из шипов, шелкового шитья и сморщенной кожи цефалоподов, Фулгрим напоминал мастера-каменщика, который обходит строительную площадку и следит, как исполняют его волю. Из складок ткани выступала рукоять меча, и хотя часть существа, показавшего ему когда-то самые темные тайны космоса, уже не обитала в этом клинке, Фулгрим все равно ценил его как памятную безделушку.

Подумав об этом, Фулгрим сам удивился своей сентиментальности и запрокинул голову.

Его зеркальное отражение, запертое в искусной раме из золота и холодного железа, взирало на него с неприкрытой ненавистью. Проверить, действительно ли меняется выражение лица на портрете, не удалось даже автоматическими пиктерами; но стоило смотрящему лишь на миг отвести взгляд, и какая-то новая эмоция появлялась в картине, в ее масляных и акриловых красках и прочих… субстанциях, использованных для создания портрета. Нарисованный Фулгрим, облаченный в доспехи традиционных пурпурного и золотого цветов, казался богоподобным. Воин в расцвете своих сил, в зените своей славы. Харизматичный, вызывающий всеобщую любовь, уверенный и в себе, и в своей цели.

Сплошное вранье.

Фулгрим едва мог вспомнить время, когда был таким же, как этот портрет, едва узнавал этого нарисованного чужака. Да, он мог бы надеть такой же доспех, так же уложить волосы, принять ту же позу и изобразить такое же выражение – но и тогда между ними не было бы ничего общего.

– Все дело во взгляде, – сказал он.

– Повелитель?

– Просто мысли вслух, мой Любимый Сын, – ответил Фулгрим, оборачиваясь к остальным своим спутникам – Юлию Кесорону, Марию Вайросеану и Эйдолону, – а потом снова посмотрел вверх. – Восхищаюсь творением кое-кого, кто раньше был с нами.

– Той художницы? – спросил Кесорон. Из-за повреждений, полученных как на поле боя, так и в операционной Фабия, он просто обворожительно коверкал слова.

– Серена д’Ангелюс, – шепнул ему на ухо Фулгрим. – Она вложила всю себя в эту картину, причем буквально: и жар крови, и испарину страсти, и слезы страха. Другие тоже добавили свои выделения в эту уникальную смесь, но их вклад был, пожалуй, не таким уж добровольным.

– Мне картина не нравится, – заявил Вайросеан, пробиравшийся через разоренную оркестровую яму, где когда-то переродился в свой нынешний, истинный облик. Похожее на алебарду устройство, закрепленное у него на спине, издало пульсирующую басовую ноту, как будто вспомнило, что в этом средоточии экстатического безумия произошло и его перерождение в оружие.

– Не нравится? – переспросил Фулгрим. – Но почему?

Марий упорно не поднимал голову, и Фулгрим, взяв его за подбородок, с намеренно излишней силой заставил воина обратить изуродованное лицо к картине. Заостренные ногти примарха рассекли горло командира какофонов, и тот коротко застонал от боли, выкашливая слизь и кровь.

– Это не вы, – вырвался рык из искаженного рта Вайросеана. – Мне не нравится ни один ваш портрет. Они никогда не приблизятся к оригиналу, а потому лишь оскорбляют ваше величие.

– Достойный ответ, – сказал Фулгрим, отпуская воина. – Но, боюсь, неполный. Ты казнишь себя за то ошибочное решение, когда вы попробовали изгнать демона из моего тела. Ты ненавидишь себя за то, что усомнился во мне, Марий, и это хорошо, потому что так и должно быть. Наслаждайся этим чувством, подпитывай его, и пусть оно вгрызается в твое нутро, как голодный червь. Поверь мне, Марий, настоящее чувство вины надо холить и лелеять.

– Как пожелаете, повелитель, – ответил Марий, и его оружие издало серию резких диссонирующих звуков.

Фулгрим наблюдал, как легионеры яростными мазками наносят на стены краски и узоры, которые для неподготовленного глаза показались бы невыносимо тошнотворными. Сочетание цветов, хоть и выглядело произвольным, на самом деле подчинялось строгому плану: Фулгрим, организовавший восстановительные работы, продумал каждую деталь, каждый рисунок и каждый оттенок, так что все краски до последней капли оказались строго на своих местах.

Над старым оформлением театра работали летописцы, целая орава художников, поэтов и скульпторов, но из них не осталось никого в живых, чтобы довести дело до конца. Требования Властителей разврата были слишком суровы для слабой смертной плоти: даже самый малый шаг на пути к чувственности разрушал и тело, и разум. Такого не перенести простому человеку, но легионеров специально создали для бесконечной войны, и они могли выдержать любую пытку, любое наслаждение.

Идеальные последователи Темного принца.

И на просцениуме, и в высоких ложах, где должны были сидеть фавориты примарха, метались расколотые отражения: и в стенах, и в потолке, и в покрытии пола были установлены фрагменты сверкающих кристаллов, которые собрали в хрустальных лесах Призматики.

– И он построит великолепный город зеркал; это будет город миражей, одновременно незыблемый и текучий, одновременно из воздуха и из камня.

– Зеркальный город? – Эйдолон постучал по стеклу. – Так вот что это такое?

Фулгрим раздраженно покачал головой.

– Не будь дураком, Эйдолон. Я вернул тебя, чтобы ты построил его для меня, а в этой работе ты разве участвовал?

– Нет, повелитель.

– О, как же я мог забыть, – Фулгрим, резко развернувшись, положил руку на плечо Эйдолона. – Ты ведь был мертв, когда я произносил со сцены тот великий монолог. Это было после того, как Юлий и Марий попытались пытками изгнать демона, якобы захватившего мое тело, даже не подозревая, что я сам уже изгнал его.

Фулгрим отпустил Эйдолона и недовольно скривился от того, как неуклюже передвигается лорд-командор. Хотя за время после воскрешения его координация ощутимо улучшилась, Эйдолон все еще страдал от разнообразных неприятных тиков и затрудненности движений. Фулгриму он напоминал марионетку, которой управляет неумелый кукловод.

– Ты ходишь некрасиво и нелепо. Двигаешься, как зеленокожий. Меня это раздражает, а потому держись сзади, чтобы я тебя не видел до тех пор, пока ты не научишься перемещаться хоть с каким-то изяществом.

– Да, повелитель, – прохрипел Эйдолон, отступая перед гневом примарха.

– Наверно, я затянул с приказом достать твою сморщенную голову из той опустевшей бочки с вином победы. – Фулгрим покачал головой и улыбнулся. – Нет, это Фабий виноват. Его работа оказалась несовершенна, так что напомни, чтобы я наказал его за то, что он сделал тебя глупым и страшным.

– Если это не город зеркал, тогда что же это такое? – спросил Кесорон.

Фулгрим повернулся к своему любимому сыну:

– Всему свое время, Юлий, не надо меня торопить. Я готовлю свой величайший триумф, а ты хочешь, чтобы я просто так рассказал, в чем заключается великолепие моего замысла? Ты – неразумное дитя и ничего не понимаешь в настоящей драме. Сыны мои, я поведаю о грядущем только тогда, когда это будет удобно мне, и не раньше. Я хочу вдоволь насладиться реакцией каждого, когда они узнают, что именно будет создано в центре звездного вихря.

– Прошу прощения, повелитель, – сказал Кесорон, но Фулгрим отмахнулся от извинений.

– Ты начинаешь меня утомлять, – сообщил примарх, останавливаясь, чтобы полюбоваться своим отражением в треснувшей грани кристалла. В глубине он разглядел и отражение картины над собой – и улыбнулся тому, какое взбешенное выражение было у его портрета. Фулгрим облизнул полные губы, но в тот же миг улыбка пропала с его лица: он заметил нечто в углу хрустальной грани. Высокая фигура в черных доспехах, чьи глаза и руки сверкали серебром.

Он резко развернулся, вглядываясь во все уголки «Ла Фениче», где мог бы укрыться посторонний.

Ничего – как и следовало ожидать. Феррус Манус мертв, а демон, заточенный в картине, теперь над ним не властен.

– Покажись! – вскричал Фулгрим, обнажая золотой меч. Все потрясенно воззрились на него. – Один раз я уже убил тебя, брат, и могу убить снова!

Он пошел по театру, шатаясь словно пьяный, заглядывая в каждый осколок стекла, в каждую полированную поверхность. Везде, везде он видел громадный силуэт Горгона, эту молчаливую фигуру, что следила за ним, оставаясь в тени. Он разбивал кристалл за кристаллом сокрушительными ударами, и когда ни одного не осталось, кулаки его истекали кровью от раздробленных осколков.

Тогда Фулгрим остановился и судорожно выдохнул. Его воины, удивленные и потрясенные, следили за ним, не решаясь заговорить. Руки болели, но он был рад этим накатывающим волнам боли – они помогали сосредоточиться. Ферруса здесь нет. Феррус мертв. Это все просто игра теней, он просто очень устал и слишком долго терпел рядом с собой тупиц вроде Пертурабо. Голова тоже болела, болела так, словно череп сжимали тиски. Нужно отвлечься, освободиться от мрачных мыслей, которые переполняли разум, как жидкий яд.

– Я ухожу, – сказал он. – Пришлите ко мне трепанатора, мне надо просверлить череп.

– Как пожелаете, повелитель, – отозвался Марий. – Что мы еще можем сделать?

Фулгрим моргнул, прогоняя мерцающий послеобраз мертвого брата, а затем кивнул:

– Скажи-ка, Братство Феникса все еще собирается?

Кесорон отрицательно покачал головой:

– Пепельный орден не собирался со времен Исствана.

– Возобновите собрания, – приказал Фулгрим.

– Повелитель?

– Поодиночке вы славите Темного принца лишь слабыми голосами, но вместе вы станете мощным хором, – произнес Фулгрим вдохновенным голосом трагического актера. – Позолотить червонец золотой, и навести на лилию белила, и лоск на лед, и надушить фиалку, и радуге прибавить лишний цвет, и пламенем свечи усилить пламя небесного сияющего ока…[7]. Вот верх искусства и пик мастерства, что идеал излишества восславит.

Видя, что его воины в замешательстве, примарх решил один раз снизойти до пояснения:

– «Ла Фениче» возродилась, но ей нужна цель. Наполните театр чувственностью и ритуалами разврата во всех его формах. Пусть никакое извращение и никакая грубая страсть, ни одно желание и ни один порок не останутся без внимания. Проливайте и кровь и что еще получше, и пусть небеса содрогнутся от пылкости вашего служения.

– Как прикажете, повелитель, – сказал Кесорон. – Я об этом позабочусь.

– И я, – добавил Марий.

Фулгрим тяжело выдохнул и вновь поднял взгляд на картину.

– Если ты, брат, все еще прячешься где-то там, то смотри внимательно, чем мы стали, – смотри и плачь… – прошипел он. – И будь уверен, я получу то, чего хочу.

«Но при этом навсегда утратишь то, что у тебя было», – прошептал голос в его сознании.


«Сизифей» был небольшим, но у него хватило бы вооружения и личного состава, чтобы с легкостью, одним своим присутствием, усмирить даже самый воинственно настроенный мир. Корабль Железных Рук, компактный и смертоносный, все еще нес на своей обшивке шрамы, полученные во время бегства с Исствана и в последовавших за этим сражениях на северной границе. Черный матовый корпус был испещрен следами от попадания осколков: результат обстрела боеприпасами взрывного действия, чтобы более тяжелые крейсеры предателей могли прикончить добычу. Эти раны нисколько не замедлили «Сизифей», он просто проигнорировал повреждения, которые вывели бы из строя корабль любого другого легиона, и раз за разом уходил от преследователей – а все Железные Руки, кто был на борту, старались поддерживать его на ходу.

Каждый воин трудился из всех сил, и ни на каком другом корабле не было команды, столь преданной своему делу. Пробоины заделывались почти мгновенно, пожары на палубах тушили, стоило им только начаться, генераторы поля ремонтировали сразу после перегрузки. «Сизифей» не собирался просто так умирать.

Дополнительная броня и такое количество залатанных повреждений, которое не заложил бы в расчеты даже смелый инженер, лишили корабль и изящества, и стати. Благодаря грубым, резким очертаниям он походил на бойцового пса, который слишком часто дрался с сильными противниками, но все равно всегда давал сдачи.

Уничтожить «Сизифей» старались и Гвардия Смерти, и Сыны Хоруса, и Несущие Слово, и Железные Воины, но каждый раз у него получалось или уклониться от схватки, или продержаться достаточно, чтобы появился шанс вырваться из захлопывавшейся ловушки. Корабль Повелителей Ночи чуть не положил конец этой игре со смертью, но вскоре жертва сама стала охотником, воспользовавшись тактикой, которую никто не ожидал от капитана из Железных Рук. От Гвардейца Ворона – пожалуй, но X легион всегда сражался открыто и беспощадно. Хитрости и уловки – это не их стиль. Разве в глазах сторонников Хоруса Исстван-V не стал тому прямейшим доказательством?

И все же «Тенебраксис» VIII легиона обнаружил, что цель, которую он должен был за какие-то минуты превратить в пылающий остов, превзошла его в искусстве маневрировать и, обойдя преследователя с тыла, расстреляла его корму. «Тенебраксис», потерявший ход и беззащитный, был взят на абордаж: отряды Железных Рук сами навязали бой врагу в сумрачных залах и темных коридорах – а потом забрали с корабля противника все, что могло пригодиться при ремонте их собственного.

Бросив подбитого врага догорать среди ледяных обломков исстванского кометного пояса, «Сизифей» нашел ближайшую точку Лагранжа и покинул систему, совершив экстренный варп-прыжок подальше отсюда. Трофеи позволили укрепить и улучшить корабль, что сделало его еще опаснее.

Как и воины в его экипаже, «Сизифей» с гордостью нес свои боевые шрамы.

Как и эти воины, он был оружием.


Лабораториум фратера Таматики располагался на верхних уровнях «Сизифея» – вместе со всеми остальными помещениями, где работало опасное оборудование и проводились эксперименты, требовавшие высоких уровней энергии. Модульная конструкция этих блоков позволяла в чрезвычайной ситуации выпустить из них воздух, а то и отстрелить их полностью. За время, которое он пробыл железным отцом, фратер Таматика шесть раз выполнял аварийный отстрел отсеков разных кораблей. Одни бы сказали, что это много; сам же он думал, что это число могло быть гораздо больше.

Данный отсек протянулся почти на четверть длины «Сизифея»: исследовательское помещение было образовано арочными опорами, отходившими под углом от борта корабля к смотровой надстройке, откуда наблюдатели могли следить за испытаниями экспериментального оружия или ядерных реакторов, сами пребывая в относительной безопасности. Лабораториум заполняли контейнеры с материалами, вывезенными с «Тенебраксиса», которые еще нужно было рассортировать и решить, что и как использовать. Мощные генераторные установки были закреплены болтами на железной палубе; со стен и потолка, словно стебли лиан или спящие змеи, свисали переплетения силовых кабелей.

В воздухе чувствовался горький привкус электричества, от напряжения которого ныли зубы и слышалось постоянное гудение, как будто за стеклом билось какое-то насекомое. Повсюду сновали сервиторы, переносившие ящики с тяжелыми инструментами, детали машин и редкие, несерийные изделия, предназначение которых вряд ли было знакомо кому-то за пределами Железного Братства.

Таматика переходил от одного гигантского генератора к другому, волоча за собой тяжелые изолированные кабели и раскладывая их в свободные спирали перед подключением. Каждый толстый кабель весил немало, и Таматика кряхтел от напряжения, перетягивая их в нужные места.

– Ты же знаешь, что этим могли бы заняться сервиторы, – сказал Велунд, спускаясь на лифте из смотровой надстройки. Его появление вызвало на бородатом лице Таматики широкую приветственную улыбку.

– Знаю. Но по моему мнению, в том, чтобы самому заниматься иногда грязной работой, есть некий терапевтический эффект. И если что-то пойдет неправильно, как я пойму, какой из сервиторов в этом виноват? А так я по крайней мере буду уверен, что причина во мне.

– Ты думаешь, что-то может пойти неправильно?

– Всегда есть такая вероятность, – Таматика пожал плечами. – И от этого только волнительнее, не находишь?

Он закончил присоединять кабель и утер рукой лоб, на котором виднелись три штифта: два золотых и под ними – один красный. Красный штифт был и у самого Велунда в знак того, что он прошел обучение на Марсе, постигая под руководством Механикум кредо машин; однако золотой штифт у него был только один.

Вполне вероятно, что на данный момент фратер Таматика был единственным железным отцом с таким стажем, кто еще оставался в живых.

– Я стараюсь разделять волнение и науку, – ответил Велунд; собеседник, судя по его виду, этому искренне удивился. Велунд протянул левую руку: – Фратер Таматика, да пребудет с тобой Сила железа.

– Фратер Велунд, – отозвался Таматика, сжимая полированную латную перчатку товарища своей замасленной рукой. – Пусть питает тебя Огонь кузни.

Механические пальцы их железных перчаток переплелись в замысловатый гордиев узел, соединились с помощью выдвинувшихся зондов и фрикционных передач. Такой захват позволял их автоматическим внутренним системам свободно обмениваться данными: не только физический контакт, но и соприкосновение разумов.

– И что на этот раз привело тебя в мою мастерскую? – спросил Таматика, высвобождая руку.

– Профессиональное любопытство, – сказал Велунд.

– Очередная совместная миссия с нашим товарищем из Гвардии Ворона? Не уверен, что смогу предоставить дополнительные стазис-генераторы. Контейнер капитана Брантана – очень требовательное устройство, к тому же, у вас уже есть мой самый надежный телепортационный маяк.

Велунд покачал головой:

– Я пришел не за снаряжением, а потому что хотел посмотреть на тот термический направленный дислокатор, о котором ты говорил, когда мы зашли повидать капитана Брантана. У тебя найдется время?

– Время, юный Сабик? – воскликнул Таматика. – Да я как раз сейчас работаю над этой штуковиной. Кстати, можешь помочь.

– Почту за честь.

Таматика ухмыльнулся и указал на противоположный конец кабеля, который волочил:

– Подключи его к последнему генератору в ряду, и смотри, чтобы он не соприкоснулся ни с одной из коллимированных спиралей – тут достаточно заряда, чтобы пробить дыру в корпусе корабля. По крайней мере, теоретически.

– Так все уже под напряжением?

– Само собой.

– А не лучше ли было держать генераторы выключенными, пока ты подсоединяешь кабели?

– И потерять целые часы, ожидая, пока накопится заряд? Нет уж. Если все сработает как надо, у нас появится мощное оружие для борьбы с врагом. Время не ждет, да и мятеж ждать не станет.

Вздохнув, Велунд потащил толстый кабель по полу к нужному генератору, который издавал визг внутренних магнитных роторов и щеточных узлов. Микрочастицы, остававшиеся в следах попаданий на его доспехе, поднялись и окутали его мерцающим туманом. Он подключил кабель с некоторым усилием – соединительное устройство было сложным, со множеством штырьков – и, зафиксировав его, с удовлетворением услышал, что зажимы сработали.

– Готово, – окликнул Велунд Таматику, и фратер, угнездившийся среди своих консолей управления, кивнул.

Велунд пошел обратно, стараясь держаться подальше от гудящих кабелей и потрескивающих разрядов электричества, которые вспыхивали неоновыми дугами. Он встал на место, указанное ему фратером, и стал изучать данные, которые потоком высвечивались на экранах, имевших весьма архаичный вид: судя по обрамлению из дерева или мягких металлов, большинство их них подошло бы реликварию какого-нибудь дворца или Хранилищу теней на Медузе.

– И как это будет работать? – спросил Велунд.

Таматика показал на дальний конец мастерской, где с потолка свисали две сферы, каждая десять метров в диаметре; комплекс из концентрических кардановых подвесов позволял им перемещаться в трех измерениях. Сферы висели на расстоянии тридцати метров друг от друга, хотя и были соединены переплетением тонких кабелей. Одна из них была бронзовой, другая – из железа, обе совершенно гладкие, за исключением калибровочных насечек, только по которым и можно было определить, что сферы медленно вращаются.

– Мы попытаемся произвести перенос материи, соединив две конкретные точки на квантовом уровне потенциальности. При достаточном заряде электроны любого заданного объекта могут получить такое возмущение, что перейдут на другую орбиту, и если у меня получится смодулировать колебательную частоту некоторой части обоих объектов одновременно, я, возможно, заставлю их занять место друг друга в одно и то же время.

– А разве это не чрезвычайно опасно?

– Просто жуть как, – признал Таматика, радостно улыбаясь. – Если эти два объекта не станут вести себя так, как я рассчитываю, может произойти взрыв, который полностью уничтожит корабль.

Увидев, как встревожен Велунд, фратер рассмеялся:

– Не волнуйся, предполагается, что те части, на которые будет оказано воздействие, не смогут одновременно существовать в одном ядерном пространстве. При точном выполнении процедуры они последуют путем наименьшего сопротивления и просто поменяются местами. То, что принадлежало одной сфере, окажется в другой.

– Ты слишком много говоришь в условном наклонении, – заметил Велунд, на что Таматика ухмыльнулся.

– А ты говоришь в точности как Феррус, когда он запретил геомагнитные эксперименты, которые я предлагал, чтобы стабилизировать подвижные массы суши на Медузе.

– Это те самые эксперименты, из-за которых по всей планете начались бы сильнейшие землетрясения?

– Ну, метод нуждался в дошлифовке, – согласился Таматика, – но сама-то идея была здравой.

Он потянул за толстый латунный рычаг, и ток от генератора, пульсируя, потек по кабелям. Электрический гул усилился. Железный отец отрегулировал какую-то неповоротливую шкалу и ввел серию команд на примитивной механической клавиатуре.

Велунд следил за ним со смесью подозрительности и восхищения. В своих экспериментах Таматика действовал в каком-то смысле наугад, но у него был врожденный дар видеть связь между несопоставимым вещами, благодаря чему он мог приходить к неожиданным логическим заключениям, ставившим других фратеров в тупик. Опасность, которую подразумевали некоторые из этих заключений, была, по словам Таматики, неизбежным злом, о котором история имеет обыкновение умалчивать.

Напряжение стремительно нарастало, и Велунд заметил, что стрелки на измерительных приборах, подергиваясь, переползают в красную часть шкалы. Энергии, генерируемой здесь, хватило бы на целый корабль, но с таким же успехом этот заряд мог снести половину надстройки «Сизифея». И бронзовая, и железная сферы вращались в своих подвесах все быстрее – в соответствии с ростом магнитного поля вокруг них, напряжение которого нарастало по экспоненте. Велунд увидел, что вскоре это напряжение станет слишком большим, чтобы с ним могли справиться концентрические гасители.

– Фратер? – окликнул он. – Магнитные поля слишком сильные.

– Вижу, Сабик, но чтобы все сработало, мне нужно разогнать их до предела.

Обе сферы теперь вращались с такой немыслимой скоростью, что калибровочные насечки на них расплывались, незаметные взгляду и потерявшие всякий смысл. Электрические дуги оставляли на сетчатке Велунда всполохи послеобразов; гул генераторов то и дело прерывался громом разрядов и выплесками охладителя. Стрелки всех датчиков застряли на пределе красной зоны, и ни один специалист, будь он в здравом уме, не стал бы ждать, задержись они там дольше, чем на долю секунды.

– Нужно все отключить, – сказал Велунд.

– Еще мгновение.

– Нет, выключай питание.

– Уже немного осталось.

Велунд потянулся к рычагу, чтобы перевести его в более благоразумное положение, но не успел: первый генератор разразился громовым ударом электромагнитного поля, и языки пламени охватили места кабельных соединений. От сфер прокатилась взрывная магнитная волна, и Велунда отшвырнуло на переборку под смотровой надстройкой с такой силой, будто его ударил «Контемптор». Магнитная сила пришпилила его к стене, словно насекомое, и лишь когда напряжение в конце концов спало, он соскользнул на палубу. Туда же железным дождем рухнули и незакрепленные инструменты и детали, вес которых оказался слишком велик для слабеющего магнитного поля. Импульс отключил все автоматизированные части доспеха, и теперь, когда жгуты псевдомышц бездействовали, Велунд почувствовал всю неподъемную тяжесть своей брони.

В мастерской царил полный разгром: все электрические приборы вышли из строя, все незакрепленные металлические предметы разлетелись по кругу от эпицентра. Остаточные магнитные волны еще не рассеялись, заставляя отдельные металлические детали крутиться и превращая электрические разряды в миниатюрные вихри синего света.

Таматика поднялся на ноги и осмотрелся, оценивая масштабы разрушения. Несмотря на катастрофические последствия, железный отец выглядел до смешного довольным – как будто именно таким он и представлял исход эксперимента.

Сферы в середине мастерской сплавились в одну глыбу металла, напоминавшую сплющенную восьмерку. Бронза и железо перемешались, спирали двух материалов переплелись между собой, как будто эти два объекта размягчили и спрессовали вместе. Велунд не сомневался: если бы генератор не перегорел, взаимодействие двух сфер вызвало бы взрыв, который разнес бы корабль на куски.

– Мне понадобятся генераторы помощнее, – сказал Таматика.


Он был гораздо сильнее и выносливее, чем раньше, но не мог почувствовать, как льется кровь, не мог насладиться грубой силой ударов. Беросс шел сквозь полчище боевых сервиторов, круша их направо и налево и с каждым взмахом расширяя себе путь. На его броню сыпался град мелкокалиберных снарядов, но он замечал только поток данных и символов, которые загорались на лобовом экране его панциря.

Он шествовал мимо каркасных зданий, словно грозный бог войны, неся кровавую смерть всем, кто смел встать у него на пути. Тренировочные залы воссоздавали типичный город до приведения к Согласию, который был смоделирован на основе суммарных данных, собранных экспедиционными силами Железных Воинов на завоеванных планетах. По этому искусственному городу рассредоточились воины из 2-го гранд-батальона: у них был приказ не дать их кузнецу войны добраться до центра – точки, которую Галион Каррон выбрал для наилучшей оценки того, как Беросс адаптируется к своему новому механическому телу.

Сам кузнец войны считал, что не очень хорошо.

Боли он не чувствовал – но не чувствовал и того неистового желания проливать кровь, которое охватило его на полях смерти Исствана. Попадание более тяжелого снаряда заставило его качнуться назад, но и это было всего лишь реакцией, а не чувством. Развернувшись вокруг оси, он увидел, что из укрытия выходят несколько Железных Воинов, один из которых в спешке перезаряжает еще дымящуюся переносную ракетную установку. Как он и ожидал, они двигались слаженно, но он все равно навел на них роторную автопушку. Тяжелое оружие выплюнуло беглую очередь, и трое из воинов упали. Брызги их крови окрасили воздух алым, но остальные продолжали наступать.

Рыкнув, Беросс затопал им навстречу по обломкам, усеивавшим тренировочный полигон. Шаги выходили короткие, скорость была маленькой, и атака получалась явно без той ярости, которую он когда-то проявлял в смертной оболочке. В корпус попал еще один снаряд, но броня рассеяла большую часть удара.

А потом он настиг врага.

Сокрушительный взмах молота отбросил двоих воинов, расколов их доспехи. Третий упал на колени от следующего удара, но четвертый умудрился ударить в ответ, и системы дредноута отметили эту атаку как результативную, но для Беросса она значила не больше, чем цифры на инфопланшете. Датчики угрозы подсказывали, что еще несколько противников заходят с тыла, и он повернул верхнюю часть корпуса на сто восемьдесят градусов, чтобы взять их на прицел пушки.

Системы зарегистрировали сильный удар по верхней броне, но едва он успел осознать эти данные, как внутренний дисплей покрылся мелкими трещинами от еще одного мощного толчка. Силовой кулак или громовой молот. Что-то очень разрушительное и очень опасное.

Беросс наклонился в сторону, стараясь стряхнуть с себя врага. Другие продолжали обстреливать его с флангов, но этих противников он игнорировал: важны были только эти гулкие удары по его верхней броне, каждый из которых звучал как раскатистый звон колокола.

Он не мог стрелять под таким углом и потому врезался металлическим корпусом в стену ближайшего строения с такой силой, что на экране высветились индикаторы множественных повреждений, но противник держался цепко и упорно. Беросс шатался из стороны в сторону словно пьяный – или как один из тех несчастных калек, чья нейронная сеть была слишком сильно поражена для того, чтобы выдержать перенос в железное тело. Очередной удар, а затем еще один. Беросс взревел, и его аугмиттеры транслировали крик на десятке частот до тех пор, пока он не понял, что может использовать эту энергию, чтобы пропустить разряд электрического тока по своему корпусу. Мысленным приказом он заставил внутренние генераторы накапливать мощность, но последний удар системы оценили как критический.

– Прекратить боевые действия, – скомандовал Каррон по воксу на общем канале 2-го гранд-батальона.

Стрельба начала ослабевать, а потом и вовсе стихла. Беросс развернулся, чтобы посмотреть на воина, который спрыгнул с его верхнего панциря. Доспех того был покрыт пылью, желто-черные шевроны на наплечниках покрылись царапинами, от которых облазила краска. К бедру воина магнитным зажимом был прикреплен болтер, а на руке его действительно оказался силовой кулак, тыльная сторона которого еще мерцала в мареве разрушительной энергии.

Беросс наклонился к воину.

– Ты кто? – Металлический скрип в собственном голосе вызывал у него отвращение.

Прежде чем ответить, воин расстегнул замки шлема и, сняв его, зажал подмышкой.

– Грендель. Кадарас Грендель, 16-я рота.

– А ты упорный.

– Я делаю то, что должен. – У Гренделя было гладкое, ничем не примечательное лицо; длинные черные волосы были заплетены в косы и уложены на голове в замысловатый узор. – Сверху вы уязвимы: там тоньше броня, и если враг сумеет туда добраться, дредноут станет беспомощным как младенец.

Даже в нынешней своей изоляции от прямого человеческого общения Беросс уловил, с какой самоуверенной надменностью держится этот воин, а сравнение вызвало у него рык недовольства.

– Я кузнец войны Четвертого легиона, и я далеко не беспомощен.

– Как скажете, но если бы Галион Каррон не прекратил бой, я бы выдернул ваши останки через крышу корпуса.

Беросс потянулся к Гренделю молотом и поднял того с земли, держа перед собой так, словно раздумывал, как лучше его раздавить. Он ожидал, что воин станет сопротивляться, но Грендель просто смотрел на него с невозмутимой уверенностью, которая Бероссу даже нравилась.

– Он прав, повелитель, – сказал Каррон. – Сверху вы уязвимы.

– Может быть, – признал Беросс и разжал хватку. – Но только безумец посмеет подойти ко мне так близко. Не думаю, что это слабое место – повод для беспокойства.

Каррон обошел дредноута, оценивая степень повреждения погнутых пластин его брони. Серво-рука постукивала по металлу, по эхо-признакам судя о состоянии внутренних структур и взаимодействуя со встроенными системами невыразимо сложных механизмов, которые позволяли плоти и железу слиться в единое целое.

– Вы все еще мыслите и сражаетесь как смертный, – сказал затем Каррон, встав перед Бероссом. – Но теперь вы нечто гораздо, гораздо большее. Вы – повелитель битвы, бог из железа и плоти, который царит на поле боя. Никто не устоит перед вашей мощью, но есть способы убить даже бога.

– Верхняя броня, – напомнил Грендель, сжимая кулак.

– Это только один из них, – отрезал Каррон. – Вы можете топтать пехоту, разрывать их слабые тела на части, презирать этих жалких червей, как они того заслуживают, но не думайте, что вы неуязвимы для их оружия. Убивайте их всех, но помните: они могут дать сдачи.

– Этого я не допущу, – пообещал Беросс.

Глава 10. Не во тьме / Самый сложный ключ / Нижние пути

Он был призраком. Черным фантомом, летящим в тишине. Он был врагом света, перемещающимся лишь в погребальном сумраке корабля, другом тьмы и братом тени. Его бесшумность и незаметность должны были быть невозможны: слишком большое тело и слишком громоздкая броня для того, чтобы двигаться скрытно, но Никону Шарроукина тренировали лучшие мастера тени на Шпиле Воронов.

Он растворился в тенях.

Шарроукин шагал от тьмы ко тьме, и тени открывались ему, приветствуя как брата. Он предугадывал движение света, когда они приближались и уходили, вливаясь еще глубже в черноту. Немногие умели растворяться в тенях, как Шарроукин, ибо лишь самым одаренным из детей Освобождения удавалось избегать света достаточно долго, чтобы на них обратили внимания мастера. Вдоль коридоров «Сизифея», через сводчатые оружейные залы, мимо групп тренирующихся бойцов, в глубины машинного отделения двигался он, никем не замечаемый.

Его доспех был составлен из многих частей – из пластин, взятых от мертвых, а тише мертвых нет никого. С первых дней в лабиринтах Шпиля Воронов он учился приглушать шум, сначала с помощью тряпок и комьев земли, потом с помощью акустических поглотителей и мастерства. Хотя его броня была собрана из того, что нашлось, она подходила ему лучше, чем что-либо, что он носил, когда был с Девятнадцатым легионом.

Сабик Велунд помог ему собрать ее, но тайные ритуалы тишины он совершил один, как и полагается каждому корривану, заслужившему ранг быстрокрылого. Каждый воин бесшумно двигается своим путем, и каждый воин обладает собственным пониманием пустоты между звуками, что позволяет ему ее занимать.

В помещениях космического корабля стать призраком было просто. Его звуки были многочисленны, громки и предсказуемы: скрипы и стоны каркаса, гнущегося при перемещении, ритмичный пульс двигателей, разговоры экипажа и наполовину слышный, наполовину воображаемый шум горячего нейтронного потока с внешней стороны корпуса. Множество звуков, множество мест, где можно спрятаться.

Даже слишком просто.

Все воины тени должны были проходить испытания, поскольку без настоящих испытаний способность растворяться терялась. Только став тенью, воин мог двигаться сквозь них, не выдавая себя. Только когда на него по-настоящему охотились, мог он достичь того состояния, которое позволяло раствориться, добившись идеального камуфляжа. Эта защита не была совершенна, разумеется, и невидимых воинов не было, но для Шарроукина тень стала таким союзником, что он был все равно что невидим.

Немногие на «Сизифее» обладали достаточным охотничьим мастерством, чтобы выследить воина из Гвардии Ворона, поэтому он рисковал и выбирал пути, на которых возможностей спрятаться было меньше всего. Он прервал бег по кораблю и скрылся под потолком проходного коридора, обхватив пальцами изгибающиеся трубы. Шарроукин проследил, как под ним прошли два воина из Железных Рук. Ветераны-морлоки.

Сильные, суровые, отважные, сумевшие выжить.

Сумевшие выжить, как и он.

Нет, не как он, – у Железных Рук было кое-что, чего у Шарроукина не было.

У них были узы братства. А Никона Шарроукин был один.

Шарроукин, спасенный из предательской бури Сабиком Велундом, избежал резни на Исстване-V, пройдя на волосок от гибели. Он был смертельно ранен, пути с планеты не было, и ему удалось спастись лишь вместе с травмированными произошедшим воинами Десятого легиона. Железные Руки хотели сражаться, погибнуть вместе со своим побежденным примархом, но Ульрах Брантан отдал последний приказ: уйти, перегруппироваться, выжить.

Дать отпор.

Шарроукин плохо помнил те первые дни, слишком тяжелы были раны, слишком сильно повреждено тело. Но неизменно вспоминался некто с резким голосом, склонившийся над ним в апотекарионе на корабле, куда его принесли.

– Ты не умрешь, Гвардеец Ворона, – произнес тогда голос. – Не позволяй слабой плоти предать тебя, особенно после того, как ты столько пережил. Я получил удар от Фениксийца, но до сих пор жив. И ты также будешь жить.

Голос не допускал ослушания, и он подчинился. Шарроукин выжил и излечился, но он был один, он был отрезан от своего легиона и не знал, что случилось с его генетическим отцом.

Железнорукие знали, что их примарх мертв, и это сделало их твердый дух несгибаемым. Но Шарроукину не было известно, что случилось с Кораксом. Спасся ли он после резни или стал чьим-нибудь кровавым трофеем, прибитым к штандарту, – тотемом, как голова Ферруса Мануса?

Определенность дарила спокойствие и силу, некую уверенность, способную излечить шрамы на сердце, но Шарроукину, для которого судьба его примарха оставалась загадкой, приходилось существовать в сумеречном чистилище, метаться между надеждой и отчаянием, а воображение рисовало ему все более ужасные картины того, что произошло с его потерянным отцом, и он все сильнее падал духом.

Было ли лучше не знать, что случилось с Кораксом? Будет ли легче, если он узнает, что тот мертв?

Он уже много месяцев размышлял над этими вопросами, но к ответу так и не приблизился. Лишь определенность даст ему облегчение, но у разрозненных останков их легионов определенности было немного.

Морлоки двинулись дальше, не заметив его, и Шарроукин бесшумно спрыгнул на палубу. Он вынул из ножен идеально скользящий гладий, не издав ни звука, и проследовал по коридору, выискивая клочки тени, в которых смертные глаза не заметят большей черноты, исследуя все закутки благородного корабля.

Шарроукин почувствовал, что воздух похолодел, и понял, что приближается к апотекариону. Его органы чувств были настроены улавливать микрозвуки, предвосхищавшие движение и присутствие, поэтому он услышал шепот, обозначавший, что кто-то приблизился к двери с другой стороны. Он прыгнул к противоположной стене, оттолкнулся от нее и зацепился за переплетение изогнутых труб: шипящих железных и обвисших резиновых. Он влился в прячущую его темноту, став частью теней и понизив производительность доспехов – превратившись в черного призрака во мраке. Дверь отъехала в сторону, выпустив клубы холодного воздуха и скрип соприкасающихся броневых пластин. Звуки доспехов с противоположного конца коридора за дверью поведали Шарроукину, что вход в стазис-камеру Брантана охранял Септ Тоик. По решетчатому полу загремели шаги, и Шарроукин знал, что из коридора выйдет Атеш Тарса, еще до того, как тот действительно показался, осунувшийся и изможденный.

Апотекарий Саламандр остановился, чтобы потереть основаниями ладоней алые глаза, в которых Шарроукину было так сложно что-либо прочитать. В них не было зрачков или отметин, позволявших судить о характере, и они были пусты, как линзы легионерского шлема. Он устало выдохнул, когда дверь закрылась, и Шарроукина охватило сочувствие к Саламандру. На нем лежала обязанность сохранять жизнь мертвому, и он должен был продлевать агонию воина, который заслуживал покой и конец своих страданий.

Тарса посмотрел наверх и улыбнулся.

– А пол чем не нравится?

Шароукин так удивился, что едва не лишился опоры.

Сомнений быть не могло, Тарса смотрел прямо на него. Гладий в руке задрожал, глубоко укоренившиеся инстинкты приказывали ему упасть на обнаружителя и убить, но Тарса не был врагом. Поэтому Шарроукин вложил короткий меч в ножны и спрыгнул на пол. Выпрямившись, он склонил голову набок.

– Ты меня увидел, – сказал он.

– Разумеется, – ответил Тарса. – Иначе к кому бы я обращался?

Шарроукин посмотрел в красные глаза Тарсы, пустые, как полированный гранат, но не разглядел в них никакой аугметики, которая могла бы объяснить, как Тарса сумел его увидеть. Шарроукин был скорее заинтересован, чем раздражен, хотя тот факт, что его так легко заметили, и задевал профессиональную гордость.

– Обычно меня не так просто обнаружить, – сказал он.

– Не сомневаюсь, – согласился Тарса. – Но когда видишь, как огнерожденные, немногое может ускользнуть от внимания. Особенно в темноте.

– Все легионеры хорошо видят в темноте, – сказал Шарроукин.

– Но не так, как мы, – ответил Тарса, повернулся и продолжил свой путь по коридору. – Пройдешься со мной?

Шарроукин кивнул и поравнялся с апотекарием, неосознанно подстраиваясь под темп его шагов, чтобы скрыть шум собственных.

– Тяжело тебе, наверное, – сказал Тарса. – В смысле, быть здесь. На корабле чужого легиона.

– Он и для тебя чужой, – указал Шарроукин.

– Я знаю. Мне тяжело, так что я предположил, что тяжело и тебе, – сказал Тарса, и Шарроукин обратил внимание, что их путь вел в трапезную «Сизифея».

– Это сложно, – признался он, благодарный за понимание. – Я один и не знаю, что происходит за этими стенами. Мне... непросто быть вдали от Тьмы.

– Тьмы?

Шарроукин коснулся белокрылой хищной птицы на наплечнике.

– Неофициальный термин, который порой используют в моем легионе, когда мы собираемся в любом количестве.

– А, ясно, – кивнул Тарса, сдержанно улыбнувшись. – Легионерский жаргон. У нас тоже есть подобные слова, порожденные обычаями семи городов-святынь.

– Назови мне какое-нибудь, – попросил Шарроукин.

– Хорошо, – сказал Тарса и помолчал, думая, о чем рассказать. – Люди Гесиода когда-то использовали фразу «Адский рассвет», обозначая время, когда пепельные облака расступались, и начинало светить солнце.

– Что оно значит?

– Адский рассвет возвещал о приходе сумеречных призраков.

– Сумеречных призраков?

– Темный род эльдар, – пояснил Тарса. – В этот зловещий час они приходили, чтобы грабить и порабощать. Они забирали мужчин, женщин и детей в качестве добычи для своих пыточных кораблей, но в конце концов Вулкан разбил их в великой битве у врат Гесиода и навеки изгнал из нашего мира. Адский рассвет всегда был временем, которого страшились, но когда с их набегами было покончено, Саламандры сделали этот термин своим. Теперь так называется наша тактика развертывания, внезапный удар в центр вражеских сил.

– Мне нравится, – сказал Шарроукин.

Тарса с признательностью кивнул. Когда они дошли до трапезной, он протянул Шарроукину руку, и тот благодарно взял ее.

– Ты не один, брат, – сказал Тарса. – Железные Руки видели, как погиб их генетический отец, и это дало им новую цель. Но мы с тобой? У нас есть только выжженная земля и неопределенность.


Феликс Кассандр зажмурился и попытался отстраниться от влажных, животных звуков, которые издавал Наварра. Когда-то он думал, что легионер может вынести любую боль, но за время, проведенное в вивисектории апотекария Фабия, он убедился, как наивен был раньше. Он обнаружил, что уже не был способен ощущать ход времени, ибо в безнадежном мраке этого обиталища проклятых никогда ничего не менялось. Наркотики и боль делали его пассивным, обволакивали в пелену искаженного восприятия. Он существовал в загробном мире криков, смеха, плача и мясницкого звука лезвий, режущих плоть. Порой он видел, что происходит, и жалел, что видит. Порой собственное воображение рисовало ему куда более яркие картины.

В вивисектории занимались дьявольскими операциями, здесь Фабий и его покрытые плотью сервиторы отрезали конечности и заменяли их влажными кусками плоти от организмов, не имеющих ничего общего с новым владельцем. Наварра стал испытательным стендом для самых разнообразных конечностей: задних лап, покрытых рыжеватым мехом, насекомьих ног с пружинами, рук-клинков с хитиновым панцирем, ампутированных у какого-то огромного арахнида, гибких щупалец со ртами, усеянными иглоподобными зубами и истекавшими кислотной желчью.

После каждого физиологического отторжения Фабий раздраженно шипел и отделял негодную конечность, чтобы сжечь ее. Омерзительное устройство, свисавшее с потолка, как будто наблюдало за Кассандром и мечущимся в путах Наваррой, роняя на пол капли тошнотворной черной жидкости, где те извивались, как склизкие черви, жидкие, но живые, пока не стекали в забитый кровью сток.

Но и Кассандра Фабий не обходил вниманием.

В то время как разрушенное тело Наварры стало идеальным каркасом для новых, необычных частей тела, излечивающееся тело Кассандра превратилось в полноценную биологическую фабрику, в которой Фабий тестировал свои изобретения на клеточном уровне. Болезнетворные микроорганизмы, ретровирусы, расщепители генов и бактерии широкого спектра действия шприцем вводились ему прямо в сердце, а результаты наблюдались и фиксировались.

В теле Кассандра текли раскаленные реки зараженной крови; каждая загрязненная вена и переполненная ядом артерия несла микроскопических вредителей, пытавшихся разрушить его на генетическом уровне. Но все попытки оканчивались неудачей, ибо великий технобиологический труд Императора был слишком искусен и слишком сложен, чтобы его можно было уничтожить синтетическими болезнетворными организмами, созданными простыми людьми – как бы изобретательны они ни были. Но хотя генетически улучшенный организм Кассандра восстанавливался после каждой атаки, боль, сопровождавшая тяжелую вирусную войну, в которой он был полем битвы, оказалась почти непереносима. Он потерял ход времени в приступах горячечных галлюцинаций, мучительных спазмов и яростных лихорадок, после которых к раскаленной коже нельзя было прикоснуться.

После каждого успешного сопротивления едва ли что-либо в теле Кассандра, опустошенном и обессиленном, напоминало о том, как величественно оно было раньше, но оно все еще было способно восстанавливаться благодаря питательным жидкостям, вводимым в организм, и готовить его к следующей атаке. Тело могло излечиваться практически бесконечно, но разум не выдерживал постоянной боли. Однако всякий раз, когда Кассандр чувствовал, что разрушенное сознание подходит ближе к пропасти безумия, он удерживал себя силой ненависти к чудовищному хирургу, подвергавшему его этим ужасам.

Фабий находил немалое удовольствие в страданиях, которые причинял, уточняя у него характер боли и спрашивая об ощущениях в местах, где локализовалась инфекция. Кассандр ничего ему не отвечал, и злое, разочарованное выражение на лице Фабия было его единственным утешением в этом царстве мучений.

– Рано или поздно ты сломаешься, – сказал Фабий. – Все оказавшиеся здесь ломаются, даже те, кто приходит сюда по собственной воле. Хотя надо отметить, что ты держишься дольше большинства.

Кассандр на мгновение испытал гордость.

– Интересно, почему так, – протянул Фабий.

Тут Кассандр опять потерял сознание, и очнулся через неизвестное время от криков Наварры, у которого Фабий вынимал второе сердце и заменял его чем-то блестящим, пульсирующим, больше похожим на организм, чем на орган. Наварра не мог молотить конечностями от боли, у него их не было, но его крики ясно свидетельствовали о немыслимой агонии, которую он испытывал.

В конце концов Наварра затих. Теряя сознание, он дышал прерывисто и хрипло от скопившейся слизи. Кассандр видел, что грудь его брата-легионера под фиксирующей клеткой была исполосована неровными шрамами, свежими и инфицированными. Кожа на ребрах ритмично поднималась и опускалась, словно под плотью ползали отростки, ищущие что-то. Кассандра едва не стошнило, когда он представил, как в его тело зашивают чужеродного паразита.

Фабий поднял голову от своей работы. Он стоял спиной к Кассандру, но несколько покачивающихся лап на его спинном устройстве были направлены в его сторону. Кассандр не сомневался, что они предупредят сумасшедшего хирурга, если он хотя бы попытается что-то предпринять.

Но после неизвестного отрезка времени, прошедшего с того момента, как его принесли сюда, после всех этих несчастных криков от боли мысль, что против Фабия нужно что-то предпринять, перестала быть абстракцией и превратилась в возможный план. От его конвульсий и безумных метаний ремни так ослабились, что теперь, если ему представится возможность, он, вероятно, сумеет разорвать их.

При одной лишь мысли о том, как он сломает своему мучителю шею, на душе потеплело от радости. Ему достаточно будет освободить одну руку, и тогда он легко сможет снять остальные путы. Он слегка пошевелил рукой, чувствуя, что один ремень, раньше крепко привязывавший его к столу, стал чуть податливее.

Фабий, ухмыляясь как скелет и лениво почесывая острый подбородок черным, похожим на коготь ногтем, повернулся к нему и заговорил так, словно с их последней беседы совсем не прошло времени.

– Возможно, твоя выносливость как-то связана с уникальным геномом твоего легиона. Что если твоя непреклонная надежность вплетена прямо в твое геносемя? Что если эта черта характера сознательно выведена в тебе, внедрена при создании? Может, так? Как ты думаешь, Феликс?

Кассандр не помнил, чтобы называл хирургу свое имя, но, возможно, он прокричал его в помрачении, вызванном инфекцией.

– Я не знаю, – ответил он. – Я не апотекарий.

– О, мне это известно, – сказал Фабий, по-дружески хлопнув его по плечу и заставив ахнуть от боли. Все болевые рецепторы вывелись прямо под поверхность кожи и стали передавать ужасные, чрезмерно сильные ощущения – то был побочный эффект «лекарств» Фабия.

– Зачем? – проговорил Кассандр. – Зачем ты это?..

– А почему бы и нет? – парировал Фабий. – Особенно теперь, когда Хорус заставил Альфария передать мне тайные знания, столетиями скрывавшиеся в самых глубоких хранилищах Императора. У меня есть все элементы, которые нужны, чтобы открыть дверь к невообразимым сокровищам. А ты будешь моим ключом. Подумай только, мы будем вместе стоять у истоков новой расы сверхлюдей, куда более великих, чем ничтожества, которых Император сделал из нас. Мы будем богами, высшими созданиями, всемогущими и бессмертными.

– Ты безумец, – прошипел Кассандр. – Как ты вообще мог быть одним из легионеров?

– Безумец? – усмехнулся Фабий, наклоняясь к нему. – Я создам расу богов, а ты смеешь называть меня безумным? Я стану прародителем для расы сверхлюдей, божественно совершенных созданий, в сравнении с которыми воины Императора будут казаться примитивными обезьянами.

– Нет, – ответил Кассандр, сжимая кулак. – Не станешь.

Фабий засмеялся – словно слабый, грубый хрип вырвался из запыленных труб, давно уже не передававших такого звука.

– И кто же меня остановит, Феликс Кассандр? Ты?

– Да, – ответил Кассандр и с полным ненависти ревом оторвал руку от стола.

Бицепс переполнила бурлящая сила, и он ударил кулаком по челюсти Фабия. От удара апотекарий прокатился по полу вивисектория. Он упал неудачно: ударился виском о край разделочного стола, приземлился на согнутые ноги и оказался прижат к полу весом собственного паразита-хирургеона. Кассандр, не тратя времени, напряг вторую руку и, используя прилив адреналина и грубую силу, быстро освободил ее

В голове гудело из-за внезапного движения, а сердце в груди горело, как раскаленное, от нагрузки. Существа, закрепленные на потолочном хирургическом устройстве, одновременно завопили в слепом страхе и ярости. Фабий оправился от удара и криком позвал сервиторов, но Кассандр уже освободил ноги и спустил их со стола.

Он был слаб, но все же достаточно силен, чтобы сделать то, что требовалось.

Фабий поднялся и стал отступать от Кассандра, нетвердо шагавшего к нему. Его бледное лицо превратилось в кровавую маску, черные глаза сверкали, как куски угля на снегу. Однако он улыбался. Справа от Кассандра метнулась тень, и что-то вонзилось в его бок: гибкая как щупальце лапа уколола его иглой.

Кассандр схватил лапу и оторвал ее от существа; хлынула солоноватая кровь и химическая отработка. Оно завыло, и он развернулся на пятках и ударил кулаком в центр создания. Под его рукой заизвивались скользкие кабели артерий, теплые и омерзительно пульсирующие, как живые. Кассандр потянул на себя моток блестящих потрохов, из разорванного тела хлынула река вонючих жидкостей, и подвешенный монстр затих, когда умерла подсоединенная внутренняя система его чудовищного тела.

Фабий пятился от Кассандра, но тот следовал за сумасшедшим апотекарием на нетвердых ногах. Ненависть подталкивала его, однако изнуренность и усиливающаяся боль крали его силы с каждой секундой. Кассандр шел за Фабием, пошатываясь и чувствуя, как текут по организму яды. Но, что странно, их действие начало ослабевать, и он обрадовался маленькой победе.

– Твои яды больше не работают, – прошипел он. – Ты создал у меня иммунитет.

Фабий отступил в дальний угол комнаты, где свет не разгонял тени.

– Бежать некуда, апотекарий, – сказал Кассандр.

Фабий не ответил; он протянул руку в тень и взял что-то, висевшее на стене.

Это был меч – грубый клинок с обтесанным кремниевым лезвием и золотой рукоятью. Он странно отражал свет, будто был покрыт алмазным напылением, а у лезвия были обиты края, и оно казалось слишком коротким для своей рукояти.

– Знаешь, что это? – спросил апотекарий, и в голосе его вдруг возникла не понравившаяся Кассандру уверенность.

– Мне все равно, – ответил Кассандр. – Я все равно могу убить тебя, с мечом ты или без меча.

– Это анафем, – сказал Фабий, поворачивая клинок и поднимая его близко к губам. – Меч кинебрахов, сразивший великого Хоруса.

– Это просто меч, – сказал Кассандр, кидаясь на Фабия.

Апотекарий прошептал что-то, что он не услышал, и попытался ударить его мечом. Взмах был неудачный, Кассандр легко отразил его предплечьем. Клинок скользнул по плечу, оставив на коже порез. В царапине собралась крохотная капля крови, но Кассандр уже оставил меч позади и обхватил руками горло Фабия.

Он ударил его об стену, и меч упал на пол. Хирургеон ожил, членистые лапы принялись колоть его плечи лезвиями, щелкающими клещами и инвазивными буравами, из ран брызгала кровь, но боль только подгоняла Кассандра. Фабий ухмыльнулся, жилы в его шее напряглись как стальные тросы, в уголках рта собралась перемешанная с кровью слюна, а черные глаза на мертвенном лице выпучились. Судя по всему, он наслаждался, задыхаясь до смерти.

Кассандр плюнул ему в лицо, а мгновение спустя он стоял на коленях и кричал.

По всему его телу прошла вспышка немыслимой агонии, распространяясь от ничтожной царапины на плече и погружая его в боль, какой он раньше не знал. Его кровь горела, его органы лопались, его кости раскалывались в порошок. Тело Кассандра подвергалось всем мыслимым болям, самым жестоким мучениям, самым бесчеловечным пыткам. Они накладывались друг на друга и приумножались, разрывая его на куски, разламывая его на составные части и каждой этой части доставляя те же муки.

Кассандр перекатился на спину, содрогаясь от тошноты, трясясь, обливаясь потом, крича.

– Восхитительно, правда? – сказал Фабий. – Сначала я думал, что разум в мече был абсолютно безумен, что он мог только убивать. Но я обнаружил, что страдание ему тоже нравится, и характер его воздействия можно менять, если знаешь, как попросить.

– Убей меня, – процедил Кассандр сквозь красные от крови, сжатые зубы.

Фабий покачал головой.

– Нет, это был просто урок. Ты слишком ценен, чтобы тебя убивать, хотя и не настолько, чтобы не позволять тебе мучиться.

Боль начала ослабевать, но Кассандр все еще не мог двигаться. Его болевой порог остался так далеко, что он не сумел был подняться, даже если бы сам Император приказал ему. Он дрожал, хныча как новорожденный, а между тем над ним нависли тени. Обернутые в плоть сервиторы, с издающими статичный шум ртами, с зашитыми глазами, с лоскутными телами, с не принадлежащими им конечностями, подняли его с пола, пока Фабий вешал на стену меч с кремниевым лезвием.

– Поместите его вместе с тератами, – приказал Фабий.


Велунд уже путешествовал к регионам космоса, где причудливое измерение варпа проникало в реальный мир, но в этом шторме было что-то особенное. Он занимал весь обзор на наблюдательной площадке, наполняя сводчатый отсек пеленой неестественного фиолетового света.

«Сизифей», как и большинство кораблей Десятого легиона, был предельно функционален по своему устройству, как и следовало рабочему космическому транспорту. Было занято меньше половины сервиторных станций, остальные же почернели от огня.

На платформе, которую обычно занимал магистр двигателей, стоял фратер Таматика. Магистр погиб в огне, став жертвой побочного урона от бортового залпа Альфа-легиона. Магистр артиллерии тоже был мертв, и наполовину механический Вермана Сайбус, старший из выживших ветеранов-морлоков, обслуживал аппаратуру управления огнем.

И в лучшие времена здесь не раздавалась пустая болтовня, теперь же, под неумолимым взором варпового шторма, мостик «Сизифея» стал попросту мрачен. Иначе быть не могло: слишком многие погибли здесь во время побега с Исствана, и даже Таматика удерживался от своих саркастичных шуток, когда работал на мостике.

Велунд изучал внешний край текучего шторма с наблюдательного пункта, а Кадм Тиро, стоя у капитанского управляющего пюпитра, вел их к переднему фронту вздувающегося, кипящего на краях не-света.

Большинство космических аномалий возникали и исчезали со временем, как бури над сейсмотропными континентальными плитами Медузы. Эти штормы были яростными, они разрушали поселения и уничтожали целые ветви кланов, но они были преходящими, и, зная о них заранее, люди могли их пережить или избежать.

Но этот шторм казался вечным, словно он мог только расти. Если у него и была история, никто на «Сизифее» ее не знал, а в сохранившихся картографических данных было только его абсолютно непримечательное название, которое совершенно не передавало его пугающую неизменность. Но чем дольше Велунд смотрел на шторм, тем сильнее ему казалось, что шторм смотрит на него в ответ, будто это было злобное существо, помещенное в космос, чтобы вечно наблюдать за миром людей.

Столь ужасное явление скоро должно было заслужить яркое название, но Велунд этого делать не хотел, понимая, что, дав ему имя, он даст ему власть.

Сияющий золотом орел спикировал из-под свода над мостиком и приземлился на плечо Кадма Тиро. Он встряхнул крылья, прошелестев металлическими перьями, и переступил с лапы на лапу. Даже это механическое существо, не обладавшее собственным сознанием, казалось, чувствовало, как от шторма исходит что-то пугающее. Велунд осекся. Он смотрел на факты с позиции эмоциональных предрассудков и приписывал человеческое поведение бездушному созданию. Железному отцу не пристало мыслить подобным образом.

– Есть ли какой-нибудь проход? – спросил Тиро, подняв руку и погладив птицу.

Велунд покачал головой.

– Я ничего не вижу, – ответил он. – Здесь сплошной штормовой фронт.

– Фратер Велунд, ради тебя самого я надеюсь, ты не хочешь сказать, что мы зря разгоняли двигатели сверх допустимого предела, пытаясь оказаться здесь раньше предателей.

– Я пока не знаю, – сказал Велунд, понимая, что у Тиро были основания раздражаться, но мечтая, чтобы капитан научился лучше сдерживать свои эмоции.

– Когда будешь знать?

– Когда проводник прибудет на мостик.

– Тоик, Нумен и Бомбаст уже ведут его сюда, – вклинился Таматика, надеясь отвлечь их от спора. – Мы узнаем больше, когда они прибудут. В любом случае, мы можем собрать здесь любопытные имматериологические данные. Если выживем, конечно.

– Это не исследовательская миссия, Таматика, – сказал Тиро.

Таматика не успел ответить: главные двери открылись, и торжественную тишину мостика нарушили громыхающие шаги дредноута. Септ Тоик и Игнаций Нумен шли по бокам от тонкого человека в плаще, переливающемся оттенками смолянистого черного. На лицо его был опущен капюшон, но не узнать манеру движения, присущую его ксеносской расе, было невозможно. Хотя он считался союзником, морлоки все же держали оружие на груди.

За проводником шел воин угрожающих пропорций, возвышающийся над остальными и закованный в тяжелую броню, которая когда-то была черной, но теперь краска почти полностью сползла под пулями и огнем. Брат Бомбаст ступал с механической тяжеловесностью, и его огромное дрендоноутское тело скрипело и протекало из многочисленных залатанных и перечиненных мест. Модернизированная ракетная установка, закрепленная на задних пластинах доспехов, была повернута вниз, но под гигантскими силовыми кулаками висел штурмболтер, а перфорированные форсунки чудовищно больших огнеметов были открыто направлены на проводника.

Проводник не был пленником Железноруких, но и полным доверием он не пользовался.

Доверием в этой Галактике не разбрасывались, и раса ксеносов еще не получила у человечества права им пользоваться.

– Вот он, – прорычал Бомбаст, сжимая и вращая в гнездах когти силового кулака.

Бомбаст, получивший прозвище «Карааши» в честь горы, на которую, по медузийской легенде, приземлился Феррус Манус, был воином вспыльчивым и яростным. Из-за его характера, подобного необузданному нраву вулкана, и страсти к бурным разрушениям прозвище за ним закрепилось и осталось даже после заключения в дредноутский саркофаг. Если уж на то пошло, замена смертного тела на железное только усилило его агрессивность в бою.

Проводник, сопровождаемый морлоками, встал перед капитаном.

– Капитан Тиро, – сказал он тихим, лишенным эмоций голосом. – Это честь для меня.

– Сними капюшон, – сказал Тиро. – Я не люблю, когда люди прячут лица. Это значит, что им есть что скрывать.

– Как вам угодно, – ответил проводник и откинул бархатную ткань плаща.

Их проводник был эльдар, с резкими чертами, полными губами и блестящими глазами льдисто-голубого цвета. Велунд отошел от наблюдательного пункта и встал рядом с ним.

– Как зовут это существо? – спросил Тиро.

– Его зовут Варучи Вора, – ответил Велунд. – И язык у тебя не отсохнет, если обратишься к нему напрямую.

– Я в курсе, – огрызнулся Тиро, – но я уже встречал его родичей на поле боя и видел, как медузийцы гибли от их мечей. Я ему не доверяю.

– Тогда что мы здесь делаем? – поинтересовался Велунд. – Без него нам в шторм не войти.

Варучи Вора опять подал голос:

– Уверяю вас, капитан Тиро, я не желаю зла вам и вашим солдатам. Наоборот. Я хочу остановить ваших врагов не меньше, чем вы сами.

– Убеди меня, – ответил Тиро. – Велунд сказал мне, почему, но я хочу услышать это от тебя.

– Как уже говорил Сабик Велунд, я ученый, поэт и исследователь, помимо прочего. Я принадлежу к научному ордену моего народа, известному как Эбонитовые Архимсты. Мы изучаем звезды и материи Вселенной, из которых все мы созданы. Я прекрасно знаю эту область космоса, ибо я первым из нас спел о ее течениях и бурях.

– Спел? – переспросил Тиро.

– Это самое подходящее слово, которое я могу подобрать для описания того, как мы обмениваемся информацией и храним ее, – ответил Вора. – Чтобы овладеть этим искусством, нужно десятки лет тренироваться в храме нашего ордена, но, полагаю, у вас нет ни времени, ни желания об этом слушать.

– Хотя бы в этом наши мнения сходятся, – сказал Тиро. – Но мне все еще непонятно, почему ты нам помогаешь.

– Воины, которых вы называете «предателями», невообразимо опасны. Не только для вашей расы и империи, но для всего живого. Они служат Изначальному Уничтожителю, хотя и не все из них в полной мере осознают, что это значит. Наши цели едины, но нам нельзя медлить, иначе враги достигнут крепости Амон ни-шак Каэлис раньше нас.

– Амон ни-шак Каэлис? Что это значит?

– «Кузница солнца и звезд» в переводе с мертвого диалекта моего народа.

– Ты сказал, у них есть проводник вроде тебя? – спросил Тиро.

– Есть, – отозвался Вора. – Отступник, изгнанный из нашего ордена. Мой брат.

– Что нужно делать, чтобы тебя изгнали из группы ученых? – спросил Вермана Сайбус своим скрипучим, механическим голосом.

– О, это несложно, – сказал Таматика. – И Механикум, и Железное Братство не раз угрожали мне исключением. Опасные эксперименты, радикальные взгляды, непротестированное оружие, все такое.

– Ты столько раз пытался нас взорвать... Немного жаль, что они так этого и не сделали, – сказал Сайбус.

Губы эльдар едва заметно изогнулись в улыбке, и он продолжил:

– Фратер Таматика прав: в моем брате зародился пагубный интерес к темной стороне знания, к тому, что хранится в тайне не без причины.

– К чему? – спросил Таматика. – Приведи мне пример.

– Вы же знаете, что я не могу этого сделать, фратер Таматика, – сказал Варучи Вора. – Достаточно знать, что есть в Галактике вещи, которые должны навечно остаться в прошлом. То, что находится в сердце крепости, из их числа.

– И этот отступник может привести предателей к крепости? – спросил Сайбус, не сводя с него испытующего взгляда.

– Может, но он не знает тех путей, что знаю я, – ответил Вора. – Верхние пути безопасней, но Нижние пути быстрее. С моей помощью вы обгоните ваших врагов, пройдя через пространства, не затронутые варпом, и достигнете Амон ни-шак Каэлис задолго до того, как они там окажутся.

– Наши приборы не регистрируют никаких брешей в шторме, – заметил Тиро. – Мы вообще не видим никакого входа, не говоря уж о входе безопасном.

– Ваши приборы неспособны увидеть Нижние пути, – сказал Вора. – Но они там есть.

– Капитан, – сказал Велунд. – У нас нет выбора. Мы должны позволить Варучи Воре показать нам путь.

– Ты сам сказал, что прохода нет, – рявкнул Тиро, и механический орел захлопал крыльями в ответ на эту внезапную вспышку гнева. – Он может направить нас прямо в варповый ураган и уничтожить нас.

– Может, но зачем ему это делать? – возразил Велунд. – Он тоже погибнет, и я сомневаюсь, что он выискивал нас для того, чтобы убить таким сложным способом. Железные Воины и Дети Императора скоро будут здесь, так что у нас есть два варианта: довериться ему или сдаться.

Уловка была очевидна, и Тиро мгновенно ее распознал.

– Думаешь, что можешь вынудить меня отдать нужный тебе приказ?

– Нет, но решать надо, – ответил Велунд. – И у нас нет времени на дискуссии.

Тиро раздраженно посмотрел на него, но Велунд уже знал, что капитан согласится использовать эльдарского ученого в качестве проводника. Для Железноруких сдаться было бы позором. Начатое задание не бросали даже при возникновении непреодолимых препятствий. Этот подход заставлял их сражаться после потери, несмотря на свое горе, под гнетом отчаяния, грозившего поглотить остатки легиона.

И все же Кадм Тиро никак не сводил взгляда с бурлящих облаков, возникавших на краях штормовых всплесков, и грозовых шквалов, сияющих зловредным светом. Он слишком хорошо знал, чем были чреваты попытки пройти сквозь столь опасные регионы космоса. Корабли избегали подобных аномалий, особенно если те проникали из неизвестной параллельной вселенной, их породившей. И внутренний голос кричал ему, что нельзя доверять корабль со всем его экипажем ксеносу, чей род был известен своей коварностью и непредсказуемостью.

Но что еще ему оставалось?

– Веди нас, Варучи Вора, – сказал Тиро. – Но знай: если у меня хоть на миг закрадется подозрение, что ты собираешься нас предать, я прикажу Бомбасту сжечь тебя дотла. Если ты приведешь нас к гибели в этом варп-шторме, первым умрешь ты сам. Понятно?

– Предупреждение абсолютно понятно, но излишне, – сказал Вора.

– Не для меня, – ответил Тиро.

Глава 11. Тяжкое бремя / Додекатеон / Память тела

Более двух тысяч воинов выстроились неподвижными шеренгами перед Кроагером, и он был ошеломлен самой идеей, что они все теперь подчиняются ему. После отлета с Гидры Кордатус (вызвавшего в нем безотчетное чувство облегчения) он пытался привыкнуть к мысли, что стал кузнецом войны IV легиона, что должен теперь отдавать приказы и распоряжаться судьбами других. Раньше вся его власть над жизнью и смертью заключалась лишь в клинке цепного меча и магазине болтера – теперь же он мог обречь людей на смерть одним только словом.

Какая-то часть его – меньшая – радовалась подобному могуществу, но оно неизбежно отдалит его от кровопролития настоящей битвы, а против этого восставала сама природа Кроагера. Расстаться с оружием для него значило то же, что лишиться рук или сердца. Только в жестокой мясорубке боя воин чувствует себя действительно живым, и суть этой жизни заключена во мгновениях между взмахами клинка и выстрелами.

За шеренгами воинов стояли роты бронетанковой техники: «Носороги», «Лэнд рейдеры», «Мастодонты» и гибриды, которые Пневмашина создала из обломков с поля боя и загадочных механизмов, извлеченных из сердца Кадмейской цитадели. Когда флот достиг края варп-аномалии, закрытые кузницы Пневмашины стали работать с лихорадочной одержимостью, словно эта неведомая область пространства давала им добавочные силы для создания все новых чудовищных машин. О предназначении некоторых из этих творений ясно говорил их облик: они выглядели просто как гигантские орудийные станки или истребители пехоты; но другие, те, что были увешаны защищенными решеткой приборами и опасными на вид приспособлениями, ничем не обнаруживали своих истинных функций.

Кроагер прошелся вдоль строя – стены из вороненого железа, отмеченного золотыми и черными шевронами. Эти воины обратили в руины бессчетные планеты, сокрушили оплоты величайших царств, но знал ли их имена хоть кто-нибудь в Империуме Человека?

По приказу командира все воины были без шлемов; суровые лица смотрели прямо перед собой в нерушимом единстве. У большинства легионеров были темные коротко остриженные волосы, но тут и там Кроагер замечал то длинные пряди, которыми отличались уроженцы Лохоса, то вытатуированные спирали – узор делхонийцев, то выкрашенные в кровавый цвет волосы народа с Итеаракских гор, к которому принадлежал и он сам, то раздвоенные бороды, характерные для ведрикских тирпехов. Он узнает этих людей, выучит их имена и скажет им, что знает все об их подвигах – только так они будут готовы сражаться за него до последнего вздоха.

Проходя вдоль строя, он всматривался в их лица.

Грубые черты, сглаженные генетическими изменениями и улучшениями, преображенные знанием, которое дает долгая война. Немногие легионы могли сравниться с Железными Воинами в искусстве убивать, но служение идеалам Империума потребовало от них бесчисленных жертв. Эти люди, исполненные силы, сражались за то, чтобы привести Галактику к согласию, но почестей за это им не полагалось: награды доставались другим, более прославленным легионам, которые получали все лавры, пока Железные Воины гнули спины.

Ультрадесант, Кровавые Ангелы, Имперские Кулаки. В честь их героев слагали поэмы, их подвиги увековечивали в произведениях искусства. Но где триумфы, устроенные в честь Железных Воинов? Где слава этого легиона?

Ответ был прост: в пепле Олимпии. В развеянном ветром прахе погребального костра, в который превратился целый мир. Сказания о сынах этого мира, ставших крестоносцами, некому было слушать: легион сжег всех, и отчаяние того дня впиталось в кожу воинов, как пепел на щеках скорбящих вдов и заблудших отпрысков.

Но Кроагер не чувствовал вины за то, что они сотворили с Олимпией. Что с того, что именно эту планету Железный Владыка считал домом? Неважно, чей это дом, все планеты горят одинаково, и никому нет до этого дела.

Разница заключалась только в названии, а названия и имена – это пустой шум.

И горе, и вина разъедают душу воина подобно ржавчине, и Пертурабо в той речи, которую он произнес перед всем легионом под пепельным дождем на их родной планете, прямо сказал, что среди его людей чувству вины нет места. Сожаление – это удел слабых, которые копаются в прошлом, ища себе оправдание. Железные Воины никогда не позволят этому разрушительному чувству завладеть собой, ибо для них оправдание было только в будущем.

Размышления Кроагера прервались, когда в первом ряду гранд-батальона он заметил знакомое лицо. Он понимал, что не нужно останавливаться, что не стоит еще раз напоминать воинам под его командованием об ударе, нанесенном их самолюбию. И все же зловредность не дала ему упустить этот случай еще раз провернуть нож в ране.

Кроагер остановился перед Харкором, с удовольствием отмечая, как сильно понизился статус бывшего кузнеца войны.

– Харкор, – заговорил он и едва удержался, чтобы не добавить привычное звание.

– Кроагер, – ответил Харкор.

– Теперь кузнец войны Кроагер.

Харкор кивнул, проглотив наверняка подступившую к горлу обиду.

– Тебе нашлось место в гранд-батальоне?

– Да, кузнец войны. Я боевой брат 55-го штурмового отделения.

Кроагер был в курсе, что это за отделение: посредственные землекопы, пушечное мясо.

– Ты отлично туда впишешься. Сержант Гаста знает свое дело.

– Мне всегда было мало просто «знать свое дело»… кузнец войны, – сказал Харкор с такой явной горечью, что Кроагер с трудом не рассмеялся.

– Да, и посмотри, куда это тебя привело.

– Позвольте говорить откровенно, кузнец войны, – попросил Харкор.

Кроагер помедлил, но в конце концов кивнул:

– Говори, но не трать мое время попусту.

– Быть кузнецом войны – тяжелое бремя, это я знаю даже слишком хорошо. Тысяча обязанностей ложится исключительно на ваши плечи, и пусть вы сильны, кузнец войны Кроагер, у вас пока не хватит опыта справиться со всем. Я мог бы помочь.

На этот раз он рассмеялся. Прямо Харкору в лицо.

– Ты? Помочь? Я занял твое место, после того как примарх разжаловал тебя. Уже чувствую, как ты втыкаешь мне нож в спину.

– Нет, кузнец войны, – покачал головой Харкор.

– И с чего же мне тебе верить?

– Потому что мне больше нечего терять. Железный Владыка никогда снова не назначит меня кузнецом войны, так ради чего мне вас предавать?

– Ради личной мести?

– В этом есть своя правда, не спорю, – ответил Харкор, – но я мог бы помочь вам превратить этот гранд-батальон в легенду. Примарх к вам прислушивается, в вас есть азарт и сила. Добавьте к этому мой опыт – и к тому моменту, когда Хорус займет трон Терры, вы будете любимым триархом Пертурабо.

– Ты будешь помогать мне только ради собственного продвижения, – усмехнулся Кроагер.

Харкор пожал плечами:

– А что в этом плохого?

– Наверное, ничего. – Но доверять тебе – все равно что пригреть змею на груди.

– Я ничего не говорил о доверии, – уточнил Харкор. – Лишь о том, что вам стоит ко мне прислушиваться.

– Я об этом подумаю, – сказал Кроагер.


Командный мостик «Железной крови» обрамляла колоннада опор без каких-либо украшений, на которой, ярус за ярусом, возвышались клепаные помосты. На них расположились аугментированные сервиторы, обслуживавшие более простые приборы корабля; там же, где требовалась постчеловеческая реакция, работали Железные Воины, хотя из этой горстки легионеров Пертурабо знал только нескольких.

Он стоял, скрестив руки на груди, и бесстрастно наблюдал за клубящимися всполохами, непонятными потоками и завихрениями варп-вещества, отображавшимися на смотровом экране. Объединенный флот Железных Воинов и Детей Императора занял позицию на самом краю звездного вихря, чья пламенеющая сердцевина сияла, словно умирающая звезда, а бушующая корона расширялась, чтобы поглотить все вокруг. Ржавый свет, который излучала сердцевина, озарял лицо Пертурабо, придавая ему румяный оттенок здоровья, и огнем отражался в его холодных глазах.

Впервые в жизни Пертурабо смотрел на звездный вихрь и знал, что другие тоже его видят. Да, видят иначе, чем он сам, но хотя бы признают, что это явление существует. Его же взору открывались и планеты, что плавали внутри темного света: призраки, мелькавшие на грани восприятия, зыбкая твердь в царстве, ненавидевшем постоянство. Он видел планеты, на которых не действовали ни логика, ни евклидовы аксиомы, на которых физические законы, управлявшие Галактикой, становились игрушками сил, недоступных человеческому пониманию.

Огненные миры; миры, невероятным образом сложенные из геометрических форм; миры, охваченные вечными грозами; эфемерные островки, всплывавшие над породившей их пеной хаоса и мгновением позже вновь в ней тонувшие. В этом кошмарном смешении штормовых потоков правило безумие, в изменчивости своей способное сломить даже самый крепкий рассудок.

Но одна планета все же сохраняла ненормальную стабильность в этом круговороте рождений и смертей: мрачный мир безжизненных скал и изломанных шпилей, в вечной пустоте его неба – непостижимое солнце, похожее на зрачок чудовищного глаза. Стоило Пертурабо моргнуть – и эта мертвая планета с ее черным солнцем растворилась в болезнетворных красках звездного вихря.

Он всегда, с того самого дня, как обнаружил себя на мокром от дождя утесе, чувствовал присутствие этого водоворота. Вихрь неотступно следил за ним с неба, оценивал его поступки, решал, чего он достоин. Это неусыпно бдящее око сделало Пертурабо мрачным и недоверчивым, заставляло всегда держаться настороже, всегда помнить, что зловещий взгляд устремлен именно на него.

Так было в прошлом, так будет и в будущем.

И вот теперь Пертурабо собирался погрузиться в глубины вихря, следуя указаниям провидца-чужака. Что найдет он внутри, и самое главное, что найдет его?

Он всегда каким-то образом знал, что рано или поздно отправится внутрь звездного вихря. Аномалия звала его, тихо, но настойчиво. Тянула к себе невидимыми нитями, не замечать которые, однако, было невозможно.

Часть его восставала против мысли о таком зове. Он мог бы отдать приказ, и легион с его сотнями кораблей развернулся и отправился бы туда, где от них было бы больше проку в войне Хоруса Луперкаля. Но стоило Пертурабо только подумать об этом, как мысль сразу же рассыпалась в прах, словно деревянная стена под мелта-тараном.

Вся его жизнь прошла под взглядом звездного вихря, но лишь сейчас его флот приблизился к аномалии вплотную. Почему так получилось? Ведь он был примархом в армии Императора, в его распоряжении были сотни кораблей, и никто бы не стал задавать вопросов, направь он экспедиционную миссию по этим координатам.

Ответ был очевиден.

До недавних пор у него не было причин отправляться внутрь. Внешним поводом стал Фулгрим с его байками про богов войны, заточенных в темнице, и оружии апокалипсиса, но Пертурабо понимал, что настоящая причина иная. Он прибыл сюда потому, что настало время заглянуть в сердце звездного вихря.

«Звездного вихря?»

Сколько он уже пользуется этим эпитетом, не пытаясь даже узнать, как на самом деле называется аномалия?

Пертурабо вызвал астрогационные карты этого района космоса, которые хранились в базах данных «Железной крови». На замерцавшем экране появилась неоново-яркая сетка, исчерченная дугами траекторий и отмеченная мигающими подписями у тех немногих звездных объектов, что заслуживали собственного названия. Посередине экрана высветилась вертикальная черная рамка, которая пересекала огненное пятно вихря, словно зрачок огромной кошки. Внутри рамки имелось и название.

Лебедь Х-1.

Пертурабо знал, что звездный вихрь был не первой пространственной аномалией, носившей это имя. Жалкий писарь, который обозначил вихрь этим чужим названием, был идиотом. Нечто столь колоссальное и ужасное заслуживало имени, которое вселяло бы в сердца страх, которое бы помнили до скончания времен, до того дня, когда звезды погаснут, и единственным светом во Вселенной останется это жуткое зарево прожорливой оболочки вихря.

Пальцы Пертурабо запорхали над панелью, с которой он вывел на экран карты; название в вертикальной рамке изменилось, и его тонкие губы изогнулись в некоем подобии улыбки. Это изменение распространится по всем флотам и теперь будет отражено во всех базах данных, где хранятся карты северо-западного региона Галактики.

– Да, – сказал он. – Имя, которое никто, однажды услышав, не забудет.

Подчиняясь команде Пертурабо, двигатели «Железной крови» полыхнули, унося корабль вглубь звездного вихря.

Нет, больше это не «звездный вихрь». Теперь его будут называть «Око Ужаса».


Они называли его Додекатеон – в честь двенадцати тиранов Олимпии. Собрания ордена каменщиков IV легиона проходили на кораблях Железных Воинов с давних времен, еще до того, как Пертурабо воссоединился со своими генетическими сынами. Ни в самом ордене, ни в его собраниях не было ничего таинственного: никакого тайного учения, никаких секретов, связанных с его деятельностью. Это было просто место для встреч строителей и воинов, где можно было обсуждать новые архитектурные проекты, моделировать прошлые битвы и предлагать новые методы ведения войны.

Сюда мог прийти любой легионер, но на практике посещать собрания ложи могли только офицеры. Кроагер, как и каждый Железный Воин, знал о существовании ордена, но раньше никогда не мог выкроить время, чтобы сходить туда самому. Теперь же, когда флот приближался к аномалии, скрывавшей оружие Ангела Экстерминатус, а он занимался тем, что заменял стершиеся зубцы на полотне цепного меча, в его оружейную пожаловали Барбан Фальк и Форрикс.

– Мог бы поручить это сервам, – заметил Форрикс.

– Предпочитаю делать сам, – ответил Кроагер.

Он сидел скрестив ноги, поверх облегающего комбинезона облаченный в тунику из стального цвета мешковины. Перед ним на промасленной ветоши лежали около сотни острых как бритва зубьев, словно выдернутых из челюстей какой-то механической акулы. Все новые, отполированные, смазанные и готовые разрывать плоть.

– У тебя есть более важные дела, – казалось, Фальк раздражен тем, что его собрат-триарх занимается такой примитивной работой.

– Например?

– Ты должен пойти с нами, – ответил Форрикс и протянул руку, чтобы забрать у товарища меч, но Кроагер резко отдернул оружие:

– Не трогай мой клинок. – Его пальцы сжались, крепче обхватывая рукоятку. – Куда мы идем?

– В Додекатеон, – пояснил Форрикс. – Пора тебя представить.

Кроагер ослабил хватку и вернул меч на стойку у стены, заполненную другими клинками, палицами и огнестрельным оружием.

– Орден каменщиков?

Форрикс кивнул, и Кроагер последовал за ними в освещенные неверным светом, пропахшие маслом коридоры «Железной крови». Некоторые были ему хорошо знакомы, в некоторых же помещениях он никогда не бывал. Они проходили через арочные галереи, где выстроились рядами артиллерийские орудия, где сотни тяжелобронированных машин были подвешены на толстых цепях к усиленным фермам потолка. Они поднимались по огромным спиралям лестниц, обвивавших колонны гудящей, обжигающей энергии, мимо сверхзащищенных магазинов, доверху забитых снарядами, шанцевым инструментом и миллионами зарядов с взрывчатыми веществами. На кораблях Железных Воинов, по сравнению с другими легионами, гораздо больше места отводилось под материальные средства обеспечения, так как их способ ведения войны подразумевал бесперебойные поставки боеприпасов большой взрывчатой силы.

Хотя в лабиринтах «Железной крови» легко было заблудиться, Кроагер знал, что они направляются в переднюю часть корабля. Высокие залы с раскаленными стенами и покрытыми конденсатом трубами сменялись все более тесными помещениями, в которых практически все пространство было занято носовыми орудийными системами: огромными трубами торпедных аппаратов и реле питания, обслуживавшими батареи крупнокалиберных орудий, установленных по обе стороны от изогнутого носового тарана.

– Ты правда никогда не был на собрании Додекатеона? – спросил Фальк.

– Никогда.

– А почему нет?

Кроагер пожал плечами.

– Всегда находились более важные занятия, чем просто разговоры о войне. Я предпочитаю готовиться к бою.

– Ты триарх, – сказал Форрикс, – и теперь для тебя разговоры о войне – часть этой подготовки.

Закругленный пандус, по которому они спускались, выходил на длинную парадную галерею со стрельчатым сводом. Железные Воины, собравшиеся в галерее, разбились на множество небольших групп: некоторые внимательно изучали подборки архитектурных планов, другие же рассматривали на гололитических экранах чертежи стен, вероятные схемы их обстрела и таблицы огня. Всего здесь было около ста воинов, кто-то в доспехах, кто-то – в кольчужных туниках.

– Все выглядит очень… непринужденно, – заметил Кроагер.

– Только на первый взгляд, – возразил Форрикс. – Уж поверь, это настоящее змеиное гнездо. Здесь заключаются и расторгаются союзы, здесь скрепляют договоры и приносят клятвы, о которых забывают еще до конца собрания, что очень полезно.

– Да какая же в этом польза.

Форрикс широко улыбнулся:

– Напротив, выгодно знать, кто кого поддерживает и кто с кем сговорился. Может пригодиться, когда будешь планировать свой боевой порядок. Когда любым трем кузницам войны приходится сражаться вместе, здоровый дух соперничества только подстегивает их. Если ты правильно оценил, насколько далеко должно зайти это соперничество, каждый из них постарается превзойти самого себя; но если ты ошибся, твоя армия будет занята не врагом, а внутренними склоками.

– Понятно, – сказал Кроагер, хотя идея стравливать кузнецов войны между собой показалась ему слишком разрушительной. – А в других легионах есть подобные ордены?

– В последнее время появились, но Додекатеон существовал еще до того, как Лоргаров мальчик на побегушках надумал заменить его собственной ложей.

– Да уж, мы его быстро спровадили, – засмеялся Фальк. – У нас есть свой орден, и другой нам не нужен.

В их сторону стали оборачиваться: новость о прибытии Трезубца распространялась среди собравшихся воинов. Додекатеон не признавал рангов и чинов, но о некоторых из них, слишком важных, нельзя было забывать даже здесь. Идущих триархов встречали вежливыми кивками; кого-то Кроагер знал, многих видел впервые, а кое-кто, кажется, был вообще не из IV легиона.

Одним из них был мечник из Детей Императора с лицом, изуродованным шрамами, тот самый, кто сопровождал Фулгрима в Кавею феррум, кто сбил Кроагера с ног. Фулгрим называл его Люцием. Воин был без своей пары мечей – на поясе висели пустые ножны, – и рука триарха потянулась к оружию прежде, чем он вспомнил, что и сам не вооружен. Люций, заметив его ярость, ухмыльнулся и небрежно отсалютовал.

– Почему этот скользкий паршивец здесь? – спросил Кроагер.

– Знак сотрудничества между легионами, – Фальк чуть ли не плевался от злости. – Мы приглашаем одного представителя из ордена Фулгрима, они берут одного из наших.

– Шпион?

– Эмиссар, – уточнил Форрикс. – Посол.

– И кто представляет нас?

Форрикс пожал плечами:

– Камнерожденный и кто-то из людей Беросса, не знаю, как его зовут.

Люций куда-то скрылся, а Кроагер заметил серебристо-белые волосы кузнеца войны Торамино – он разговаривал с бритоголовым воином, который стоял к Кроагеру спиной. Затем они оба отошли в боковую галерею, но прежде воин повернул голову, и Кроагер узнал в нем Харкора. Хотя он с настороженностью отнесся к предложению помощи от бывшего кузнеца войны, зная, что тот рано или поздно предаст его ради собственного продвижения, его все равно поразило, как быстро Харкор побежал к Торамино, чтобы похвастаться своим влиянием на нового триарха.

Возможно, на эти собрания и правда стоит ходить – чтобы оценить, когда верность сменится предательством и подлостью.

– Трезубец, – произнес голос, в котором тепла было не больше, чем в леднике. – Нечасто нам выпадает честь видеть вас здесь вместе. Значит, предстоит действительно серьезный бой.

Железный Воин в полном доспехе появился из толпы и подошел к ним. На его броне было и вороненое железо – цвет легиона, и черно-золотые шевроны, отполированные до блеска, но основным цветом был холодный оттенок слоновой кости – знак апотекария. Одна перчатка казалась больше, так как содержала инструменты целителя и хранителя мертвых; в другой воин сжимал нефритовый жезл в форме удлиненной молнии. Один конец жезла был увенчан сапфировой сферой, наполненной туманом, другой – сферой нефритовой, в которой под защитой невидимого энергетического поля плескалась какая-то жидкость.

– Железо внутри, Верховный, – сказал Форрикс, почтительно склоняя голову.

Фальк повторил этот вежливый жест:

– Верховный Сулака. Железо внутри.

– Железо снаружи, – отозвался апотекарий, коротко поклонившись.

Этого Сулаку Кроагер не знал, но невзлюбил с первого взгляда. У него было лицо с приятными чертами, не вызывавшее, однако, доверия, темные волосы и голубые глаза; будь он простым смертным, то показался бы красивым. Он улыбался, как плохой итератор: вроде бы с чуткой искренностью, но совершенно неубедительно.

– Так это и есть кузнец войны Кроагер? – сказал Сулака, протягивая тому свободную руку.

Кроагер ответил на жест, сжав запястье воина, и почувствовал в нем неожиданную силу.

– Приветствую, Сулака.

– Здесь ко мне обращаются «Верховный», – заметил воин. – Единственный титул, которое признает это собрание равных. Но так как ты новичок в ордене, я не обижен.

Кроагер сдержанно кивнул в ответ на мягкий упрек.

– Чувствуй себя свободно в нашей компании, – продолжал Сулака, уводя их вглубь зала. – Здесь есть чем заняться.

– Например? – спросил Кроагер.

– Я покажу тебе.

Длинные цепи, свисающие с высокого потолка, удерживали горящие факелы, дым от которых пологом накрывал зал, зрительно сужая пространство. Гул приглушенных голосов звучал спокойно, но и в нем слышалась яростная гордость, которую рассказчики не могли сдержать при каждом упоминании убитых врагов, брешей, эскалад и линий наступления. Сулака провел их мимо одного из столов, заваленного, как показалось Кроагеру вначале, строительным мусором; приглядевшись, он понял, что куски серого камня используются для обозначения боевых отделений и артиллерии.

– Мы реконструируем сражения прошлого, – пояснил Сулака. – И наши, и наших братьев, чтобы учиться на их ошибках и совершенствовать тактические протоколы.

За широкими спинами воинов, обступивших стол, Кроагер разглядел с любовью изготовленную модель большой башни, вокруг которой расположилось еще большее количество пронумерованных единиц, на этот раз окрашенных в черное.

– Здесь кузнецы войны 34-го и 88-го гранд-батальонов воссоздают осаду Дюлана, – сказал Сулака с улыбкой, – но, надеюсь, на этот раз, в отличие от оригинала, до потасовки не дойдет. Вот Железная цитадель аурейской технократии, где мы выяснили, что Ангрона стоит выпускать в бой как можно раньше – тогда список погибших стал бы гораздо короче. Для Сынов Хоруса, по крайней мере.

Он указал на третий стол:

– А это из недавних приобретений: битва за Совершенную крепость, где наши братья из Третьего легиона потерпели поражение несмотря на то, что планировать фортификации помогал Железный Владыка.

Кроагер остановился, чтобы полюбоваться моделью Совершенной крепости, которая была представлена на гололите в огромном каменном корпусе. Между гражданскими зданиями и военными не было никакой разницы: каждое строение представляло собой в равной степени и место для жилья, и укрепленную точку – бастион обороны. В архитектуре стен и зданий чувствовалось, что их создатель руководствовался прежде всего принципами эстетики, но вот дороги и инфраструктуру проектировал явно кто-то более прагматичный.

– Само население – это щит, – заметил Кроагер, ища в городе уязвимые места.

– Или же силы гражданской обороны, если посмотреть с другой стороны, – заметил Сулака.

– Они просто заслонка из мяса, – повторил Кроагер, – но тот, кто так спроектировал крепость, – идиот.

Призрачное движение, а затем благоуханное дыхание совсем рядом:

– Крепость спроектировал сам Фениксиец, – сказал Люций на ухо Кроагеру, с излишней фамильярностью проведя рукой по его шее. – Ты утверждаешь, что мой примарх идиот?

Кроагер оттолкнул руку воина и с трудом сдержался, чтобы не оторвать самоуверенному наглецу голову. С одной стороны от себя он чувствовал громаду Фалька, с другой – Форрикса, и то, что они стоят рядом с ним, внезапно наполнило Кроагера гордостью. Атаковать Люция было бы ошибкой по целому ряду причин, и мечник это знал. Сдержав злость, Кроагер кивком указал на Совершенную крепость:

– Рассчитывать на сострадание врага – ущербная стратегия. Город выживет, только если нападающие побоятся стрелять по населению, но если бы я возглавлял атаку, с этим проблем бы не возникло.

– Имперские войска думают иначе, – сказал Люций, и шрамы на его лице исказились. Многие из его ран или плохо зарубцевались, или намеренно поддерживались в открытом состоянии; Кроагер подумал, что это, должно быть, болезненно.

– Они изменят свое мнение, – возразил он, – и быстрее, чем ты думаешь. К тому же, эта «Совершенная крепость» все-таки пала, ведь так? Значит, до совершенства было далеко.

– Пала, но не потому, что в ее устройстве были ошибки.

– Тогда почему? – поинтересовался Фальк.

– Потому что она нам надоела. На тот момент нас устраивало, что крепость достанется Кораксу и его чудовищам, – ответил Люций. – Мой легион – воины, а не тюремщики. Мы не предназначены для того, чтобы охранять завоеванные миры, и эту задачу оставляем другим легионам, тем, кто менее… предприимчив.

Колкость была настолько мелочной, что Кроагер только рассмеялся и, оттолкнув Люция в сторону, двинулся к топографической арене, состоявшей как из физических моделей, так и из гололитических конструктов. Она занимала всю заднюю часть зала, и более мощной крепости, чем та, которую представлял этот макет, Кроагеру видеть еще не доводилось. Укрепления ее создали не человеческие руки: какое-то великое существо преобразило целый континент, сделав его самым прочным, самым прославленным и самым неприступным бастионом во всей Галактике. В этом шедевре титанических масштабов сложность конструкции соединялась с функциональной красотой так искусно, что у Кроагера перехватило дыхание. Он знал, что это за сооружение, хотя никогда не видел его воочию.

– Императорский дворец.

– О да, – отозвался Сулака. – Обязательный экспонат Додекатеона.

С десяток воинов собрались вокруг стола, и каждый руководил частью атаки или обороны. Подчиняясь их приказам, голографические модели огромных армий вступали в бой: десятки тысяч воинов в пронумерованных дивизиях атаковали или отступали, кроваво-красным приливом окружая осажденный дворец. Зрители, наблюдавшие за симуляцией, давали сражавшимся советы, предупреждали возгласами о внезапных нападениях из тайных подземных ходов, указывали слабые места на парапетах, бреши, которыми можно было воспользоваться, и ворота, которые не выдержали очередного артиллерийского обстрела.

Императорский дворец осаждали миллионы легионеров и армейских ауксилий, но Кроагер сразу увидел, что у них ничего не получится. Защита была слишком хорошо укреплена, стены – слишком высоки, оборона слишком хорошо скоординирована, а сами фортификации – слишком хитроумны, чтобы их взять. Шанс подняться на стены был только у некоторых частей атакующего войска, и лишь немногим из них представится возможность этот шанс осуществить. На генералов, командовавших осадой, со всех сторон сыпались предложения, начиная от тривиальных «Больше пушек, больше штурмов!» до совсем уж нелепых в духе «Не сдавайтесь!».

Но на практике все советы оборачивались ничем: воины, руководившие обороной, с легкостью, прилагая минимальные усилия, отбивали каждую атаку. Понаблюдав за этим круговоротом маневров, Кроагер заметил в нем систему, в корне отличавшуюся от той, в рамках которой обучили его самого.

Кузнецы войны, защищавшие дворец, использовали тактику чужого легиона.

– Они действуют согласно доктринам Имперских Кулаков, – сказал Кроагер.

– Конечно. – Рядом с ним вновь появился Сулака. – Именно Дорн и его легион трудяг укрепляли дворец, так что логично играть по его правилам.

– Особо нового тут ничего не изобретешь, – заметил на это Кроагер.

Тем временем в окрестностях Катманду захлебнулась еще одна атака, а штурм возвышенности Дхаулагири закончился поражением с ужасающими потерями: число убитых составило сотни тысяч.

– Согласен, – отозвался Сулака. – Но у нас преимущество в численности десять к одному. Рано или поздно наша армия пробьется внутрь.

– Может быть, – Кроагер покачал головой. – Но все, что достанется победителю, – это величайшие на Терре развалины.

– Думаешь, что справился бы лучше? – сказал кто-то за его спиной.

Железный Владыка появился из сумрака, великолепный в своей боевой броне, и все разговоры смолкли. Сокрушитель наковален был закреплен у него за спиной; кибернетические порты на голове тускло блестели в свете факелов, а лицо, остававшееся в тени, казалось мрачным. На плечи примарха был наброшен горностаевый плащ Фулгрима, скрепленный блестящей пряжкой-черепом, и драгоценный камень, украшавший пряжку, мерцал золотыми прожилками.

– Повелитель, – заговорил Форрикс. – Мы не знали, что вы здесь.

– Я так и понял, – сказал Пертурабо, и следом за ним из теней показался Железный Круг.

Форрикс поразился тому, как незаметно тяжеловесные телохранители примарха проникли в зал, не выдав себя ни звуком. Боевые роботы держались по обе стороны от Пертурабо, а тот медленно обошел стол с макетом Императорского дворца, качая при этом головой, словно воины разочаровали его недостатком смелости и изобретательности. Холодные голубые глаза примарха окинули быстрым взглядом диспозицию армий, бессильных перед стенами дворца, и увиденное заставило его губы сжаться в тонкую недовольную линию.

Досада на лице Пертурабо напомнила Кроагеру, почему его, собственно, и приняли в Трезубец:

– Да, думаю, что справился бы.

Примарх обернулся к нему:

– И ты бы захватил объект, перед которым так показательно спасовали другие кузнецы войны?

– Именно так.

– В таком случае ты или дурак, или гений.

– Наверно, и тот и другой в какой-то степени.

– Посмотрим. Верните симуляцию к началу, и на этот раз пусть кузнец войны Кроагер командует штурмом. Остальные параметры оставить без изменений. Начинайте.

Пертурабо отошел от голографически улучшенной модели, на которой армии отступили на начальные позиции, а мертвые воскресли. Но Кроагер, покачав головой, сжал руку в кольчужной перчатке в кулак и указал на примарха:

– Нет. Не все параметры останутся одинаковы.

– И что же ты хочешь поменять, мой храбрый триарх? – спросил Пертурабо и, упираясь руками о край стола, наклонился вперед так, что жесткие зеленоватые лучи проекторов окутали его лицо призрачным свечением.

– Я не хочу сражаться с воинами, которые следуют стратегии другого примарха.

– Тогда с кем ты хочешь сражаться?

– С вами, – сказал Кроагер. – Я хочу посмотреть, что будет, если Императорский дворец станет защищать Пертурабо.


В апотекарионе царила тишина, и Кадму Тиро не хотелось ее нарушать, но здесь находился единственный, с кем он мог поговорить. На самом деле этот зал уже не был местом исцеления – он превратился в склеп, пропитанный холодом смерти, последнее пристанище храбреца, который давно должен был скончаться от полученных ран.

Тиро сидел рядом с контейнером, в котором спал Ульрих Брантан. Положив руку на заиндевевшую стеклянную крышку, он благодаря гаптическим сенсорам чувствовал холод и мог измерить энергию, запертую внутри стазисного поля, но этим и исчерпывались ощущения, которые давала аугметика. Бионический протез превосходил некогда утраченную конечность по силе, точности и быстроте реакции, но Тиро не хватало той непосредственности контакта, которую давала живая плоть.

Странно, что воспоминания о плоти настигли его именно здесь, в месте, где органика имела наименьшее значение. Его собственное тело более чем на шестьдесят процентов состояло из механических деталей: ноги, одна рука, легкие и существенная часть сердечно-сосудистой системы. Все это – результат фагоклеточной инфекции, вызванной разрушающим лейкоциты биопатогеном, с которым он столкнулся во время зачистки Галианского кластера. В то время он был совсем не против замены, ибо столь быстрое и масштабное избавление от бренной плоти всегда было знаком избранности. Только Вермана Сайбус мог соперничать с Тиро по количеству гибридных биомодификаций, но остальные давно уже считали поклонение, с которым Сайбус относился к машинам, и его ненависть к органике патологическими. Даже боевые братья не могли долго находиться рядом с ним из-за этой фанатичной убежденности в превосходстве аугметики – убежденности, которая начала распространяться среди легионеров, еще когда Феррус Манус был жив и предупреждал Железное Братство о том, что такие настроения недопустимы.

Гаруда, чувствуя, что Тиро расстроен, потерся металлической головой о грубую кожу на его шее, словно желая успокоить. Место, где сталь аугметического протеза соединялась с плечом, было подвижным конгломератом вживленных тканей, которые тонко переплетались с мышцами у основания шеи – и ужасно чесались, но анальгетики, которые обычно смягчали зуд, теперь требовались для работы контейнера, поддерживавшего Брантана.

– Не волнуйся, капитан вернется к нам, – сказал Тиро, понимая, что говорит с птицей, которая ответить не сможет. Нет, не так: которая не захочет ответить. Гаруда и Ульрах Брантан были закадычными друзьями, и часто казалось, что они каким-то неведомым образом общаются.

– Ну вот, Ульрах, теперь я разговариваю с твоей злосчастной машиной, – продолжил Тиро, ритмично постукивая пальцами по стеклу. – Хотя, надо признать, в верности она нам не уступит.

Ответить капитан не мог, но он на это и не рассчитывал. Апотекарий Тарса предположил, что звук знакомых голосов пойдет на пользу Брантану, станет связующим звеном между тем миром льда, в котором он сейчас находился, и миром тепла снаружи. После Исствана они стали все по очереди приходить в апотекарион и рассказывать бывшему капитану о повседневных мелочах, о миссиях, которые планировали, и о страхах, которые внушала им грядущая война.

Почему-то Тиро казалось, что Саламандр предложил эти беседы скорее ради живых, чем ради полумертвых.

С тех пор как они достигли внешнего района огромного варп-шторма, Варучи Вора, держа обещание, ловкой и умелой рукой направлял «Сизифей» сквозь бури и грозовые фронты имматериума. Обычно путешествие в столь опасных условиях превратилось бы настоящий кошмар, но эльдарские Нижние пути защитили их от самых жестоких последствий. Даже в полях Геллера не было нужды, но Тиро все равно приказал держать их включенными. Вора утверждал, что они продвигаются в хорошем темпе, но проверить, так ли это, не представлялось возможным: ауспексы показывали искаженные данные, регистрируя только невозможные всплески от физических аномалий, а все хронометры на борту или встали, или случайным образом начинали ускоряться или отставать.

Вокруг действительно было царство невозможного – и «Сизифей» направлялся в самый его центр.

– Скажу честно, Ульрах, я не знаю, что делаю, – Тиро покачал головой. – Остальные ждут от меня ответов, но мне нечего им сказать. Именно ты всегда был капитаном, который видит всю картину целиком; я же – просто рядовой воин, получивший звание. Не уверен, есть ли у тебя сейчас хоть какая-то связь с кораблем, но мы забрались в самое сердце безумия. Только представь, мы поверили одному из эльдар на слово и позволили ему направить «Сизифей» в самый большой варп-разлом, который я когда-либо видел, – и все ради какой-то выдумки о древних богах и оружии Судного дня. Будь ты на моем месте, ты бы без раздумий пристрелил этого эльдар, и мы все смогли бы заняться наконец чем-то полезным.

Гаруда спрыгнул с плеча Тиро, заставив его на мгновение умолкнуть, и опустился на край контейнера. Прохаживаясь по скованной льдом поверхности, птица чистила перья, и Тиро задумался, понимает ли это создание, почему его бывший хозяин уже не вернется.

– Все пошло вразнос, Ульрах. Мы сражаемся с мерзавцами, клянусь, сражаемся до сих пор, и не без результатов. К тому же, есть еще и другие: мы установили связь с двадцатью пятью боевыми ячейками. Мы перекрываем вражеские пути снабжения, мешаем их продвижению, нарушаем коммуникации. Мы уже убили тысячи предателей, соотношение потерь как никогда выросло в нашу пользу, но я не уверен, что этого достаточно. Не уверен, как бы поступил примарх, и это… это меня пугает.

Тиро был поражен, что сказал такое вслух, так как думал, что давно уже избавился от этой вредной эмоции. Страх был уделом простых смертных, но его душой завладеть не мог – благодаря десятилетиям тренировок, психологической обработки и строжайшей дисциплины. Тиро доводилось сталкиваться и с чудовищными ксеносами, и с ордами зеленокожих, жаждавших искромсать его моторизованными топорами, и с ужасными созданиями эфира, которые с воплями пытались прорваться сквозь границу между варпом и реальностью. Тиро сражался и с ними, и со многими другими врагами без всякого страха, но он боялся, и вправду боялся неизвестности будущего.

– Может, нам следует вернуться на Терру, перегруппироваться вместе с остальными легионами? Или нужно оставаться здесь, где мы ведем настоящий бой и действительно убиваем врагов? Мы – Раздробленные легионы, и мы причиняем урон противнику, но достаточно ли велик этот урон? Я не знаю ответа, не знаю, как можно сражаться без уверенности. Раньше эту уверенность обеспечивали ты и примарх, но как нам быть теперь?

Его железные пальцы сжались в кулак.

– Кровь Азирнота, ты нужен нам, Ульрах. – Тиро разжал ладонь и ударил ею по стеклу.

Контейнер отреагировал на это мерцанием и гудением стазисного поля. Прозвенел предупреждающий сигнал, и на терморегуляторах зажегся красный огонек.

Гаруда вспорхнул в воздух, издав при этом резкий крик на бинарном коде, от которого череп Тиро пронзила боль. Он отодвинулся, обеспокоенный. Неужели он помешал работе какой-то жизненно важной системы? Как узнать, может, стоить позвать Атеша Тарсу?

Красный сигнал погас, и Тиро с облегчением выдохнул. Абсурдно даже думать, что внутри стазисного поля может что-то измениться.

– Видишь, это эмоции. Мы все на грани срыва, Ульрах. – Тиро встал и принялся мерить шагами зал. – С тех пор как Феррус… После Исствана мы начали терять эффективность и контроль, и я не знаю, как это остановить. Ульрах, мы теряем то, что делало нас великими. Раньше железная воля наполняла наши сердца, но теперь она… она ржавеет и крошится.

Тиро остановился у торца контейнера и наклонился вперед, опираясь локтями на закругленные края. Он глубоко вздохнул, и в этом вздохе чувствовалась тяжесть, накопившаяся за долгие месяцы партизанской войны на севере.

– Меня готовили не к такому. Я буду сражаться и дальше, и мы пустим кровь врагу, но можем ли мы выиграть эту войну? Я не уверен.

Тишину нарушали лишь гул механизмов да постукивание когтей по крышке контейнера. Тиро вглядывался в размытый силуэт человека внутри, того, за кем он сотню раз шел в бой. Состояние Брантана – это не жизнь, а ее бледное подобие. Он как замороженный труп, ждущий дня, когда неведомый археотехник извлечет его из-под вскрывшихся слоев льда.

– Знаешь, раньше мы, насколько помню, никогда так долго не беседовали. Если бы ты не был заперт в этом гробу, ты не стал бы слушать и половины моей болтовни, а дал бы мне хорошего пинка и приказал взять себя в руки. Сказал бы, что я как дурак позволяю слабой плоти влиять на разум. И правильно сказал бы.

Гаруда постучал серебряным клювом по стеклу, и Тиро выпрямился с тихим смешком, который совершенно не соответствовал его мрачному настроению.

– Да, ты прав. Пора идти, капитану нужен отдых.

Он ударил кулаком по нагруднику, исчерченному боевыми шрамами, а затем вытянул руку, чтобы механический орел мог на нее запрыгнуть. Однако птица отошла и опять постучала клювом по стеклу. Как Тиро ни подзывал орла, тот упорно отказывался подходить. Да, у механического создания бывали свои необъяснимые прихоти – если такое слово можно применить по отношению к автоматическому устройству, – но сейчас орел проявлял совершенно не свойственное ему упрямство.

– Иди сюда, – приказал Тиро. – Сейчас же.

Птица даже не шевельнулась.

Он потянулся к орлу, но Гаруда клюнул его руку, и клюв, потрескивающий электричеством, распорол железо латной перчатки, словно силовой клинок. Тиро отдернул руку, но не успел выругаться: он заметил, что привлекло внимание птицы, но вначале не понял, что именно он видит.

Мозг отказывался принимать факты, но чем дольше он смотрел, тем труднее становилось отрицать увиденное.

Брантан, как обычно, лежал неподвижно, застыв в объятиях Железного Сердца, похожего на цепкого механического паразита. Конечности его были все так же изувечены, торс все так же обезображен четырьмя воронками от попаданий масс-реактивных снарядов.

Нет, не четырьмя.

Тиро видел только три раны.


Глава 12. Осада дворца / Вкус разврата / Генераторы помощнее

О неуязвимости и неприступности тираны говорили еще с тех древних времен, когда вокруг их великих дворцов начали возводить самые первые фортификации. История же в своей мрачной манере доказывала, что их слова были лишь пустым хвастовством, что время и огневая мощь способны обрушить любые укрепления. Не было неприступных твердынь, не было неуязвимых стен и не было таких человеческих сооружений, которые нельзя уничтожить.

По крайней мере Форрикс всегда так считал.

Он с мрачным весельем наблюдал, как Кроагер осаждал Императорский дворец и как Пертурабо отбивал первые атаки. Хотя сам Кроагер и заявлял раньше, что кузнеца войны из него не выйдет, держался он хорошо, проводя осторожные маневры, чтобы оценить врага, и смело атакуя в попытках застать его врасплох. Пертурабо не поддавался на эти уловки, и всякий раз, когда начинало казаться, что Кроагер берет верх, потери примарха оказывались гамбитом.

Чрезмерно растянутые прорывные фланги обрезались, а виртуальных воинов, оказавшихся в огневом мешке, окружали и уничтожали. Осада шла в ускоренном времени, и дни проходили за минуты, пока армии Кроагера кровавой волной обрушивались на стены дворца. Фортификации Халдвани, которые Железные Воины давно считали неудачными, выдержали все, чему подверг их Кроагер, а занимавшие их легионеры даже совершили несколько разрушительных вылазок через почерневшие от огня врата.

Дивизионы людей и величественные группы титанов исчезали, едва успев вступить в битву. Орбитальные платформы вели по полю боя бомбардировку, от которой тряслась земля, а орудия на огневых позициях, безостановочно обстреливавшие долину Ганга зажигательными снарядами, накрыли ее адскими огненными штормами.

Кроагер в одиночку контролировал армии, которых хватило бы на целый континент, и напряжение такой сложной задачи начало сказываться. Он стал совершать ошибки. Как талантливый новичок, играющий в регицид против команды гроссмейстеров, он был не в состоянии оценить бой со всех сторон и предусмотреть все возможные ответы на свои атаки. Остальные кузнецы войны, бывшие в зале, собрались вокруг них; их собственные боевые симуляции рядом с этим титаническим сражением перестали иметь какое-либо значение.

Город Просителей пал под натиском кроагеровских армий, и огромные боевые машины, сделавшие город местом сражения, выровняли его до состояния каменной пустыни. Обездоленные обитатели города сражались вместе с легионами Императора, организовав разношерстное воинство в попытке защитить поваленные дома и разрушенные жизни. Квартал Навигаторов исчез в бурлящем вихре пламени, когда безостановочные потоки имперских снарядов и контратакующие боевые роботы испепелили стремительно десантировавшиеся отряды, не дав им выйти за его пределы. Кроагера поймали на наживку, и теперь его передовые ударные части погибали впустую.

Если раньше, на первых ходах битвы, собравшиеся вокруг кузнецы войны одобрительно восклицали и комментировали происходящее, теперь они наблюдали молча, пораженные мастерством своего примарха, который выплетал музыку битвы, как виртуоз. Кроагер отчаянно пытался уследить за имеющимися у него отрядами, порой пропуская открывавшиеся пути для атак, у Пертурабо же этих проблем не было. Он легко использовал все свои силы, не упускал ни одной возможности, превращал каждую потерю из потенциальной катастрофы в убийственную контратаку.

Битва была неравной, но Кроагер не собирался сдаваться.

Брахмапутру, огромный проспект, ведущий в сердце дворца, удерживала золотая армия Кустодиев, и Кроагер довольствовался тем, что запер их там и начал проводить атаки в каньонах Карнали и мрачных районах вокруг Города Прозрения. Погруженный во тьму псайкерский анклав предлагал не самый простой путь во дворец: его охраняли Черные Стражи при поддержке таинственных полков, никак не обозначенных на гололитических проекторах.

Фальк склонился к Форриксу и прошептал:

– У него ведь не слишком хорошо получается?

– Лучше, чем я предполагал.

– Пожалуй, – согласился Фальк. – Думаешь, ему не помешала бы помощь?

– Верней всего, – сказал Форрикс, кивая на проспект Дхаулагири. – Но посмотрим, как он справится с атакой Кустодес.

– Какой атакой Кустодес? Их силы развернуты только на Брахмапутре, и они никуда не уйдут.

– Подожди и увидишь.

По украшенным статуями проспектам Дхаулагири зашагали неудержимые сотни боевых титанов. Объединять столько сильнейших своих военных машин в одной атаке было рискованно, но оценив расстановку сил, Форрикс решил, что нельзя винить Кроагера за подобный, могущий стать завершающим, маневр. Однако Кроагер не видел того, что видел Форрикс.

«Кустодес», удерживаемые в Брахмапутре, были никакими не Кустодес, а имитацией, призванной скрыть, что преторианцы Императора находятся в каком-то другом месте. Две серповидные золотые линии наступления вырвались из полуобрушенных сторожевых башен за пределами Дхаулагири, как стремительно сдвигающиеся клещи. Артиллерийские установки, превратившие огромный проспект в груду обломков, оказались в руках имперцев, горящих жаждой возмездия, и орудия оказались нацелены на титанов, которые громили Дхаулагири, словно неразумные варвары, разоряющие столицу гибнущей империи.

И едва боевые машины покачнулись под первыми выстрелами орудий, как Пертурабо обрушил на них свой железный кулак.

Львиные врата распахнулись, и второй эшелон титанов вступил в бой, будто рыцари древности, налетающие на врага с выставленными вперед копьями. Кустодии накинулись на мечущуюся пехоту, поддерживавшую вражеских титанов, и считанные мгновения спустя Дхаулагири превратилась в пустошь, усеянную трупами убитых наступателей.

А когда пала последняя боевая машина, битва была окончена, и дворец был спасен.

Кроагеру больше нечего было противопоставить, и он поднял руки, признавая поражение, – злой и гордый одновременно. Выглядел он так, будто провел дуэль с Железным Кругом.

Время опять отмоталось назад, и сцена вернулась к начальным настройкам, однако на этот раз отстраивать пришлось лишь небольшую часть дворца. В предыдущей битве от него остались только обломки – мрачные руины из разбитого мрамора, опаленного стекла и расплавленного золота. Под обороной Пертурабо же дворец сохранил все свои стены, кроме самых ключевых для сражения.

– Вы победили, повелитель, – сказал Кроагер.

– Разумеется, я победил, – ответил Пертурабо. – Дорн – глупец, он тратит время и ресурсы, носясь с идеей, будто все, что он сделал с дворцом, можно будет исправить. Он строит крепость, держа одну руку связанной за спиной, и думает, что сможет потом вернуть все как было. Сломанное навсегда останется сломанным, но мой брат никак не может это принять.

– Выступить против вас было честью для меня, повелитель, – сказал Кроагер.

Пертурабо странно посмотрел на него, и Форрикс понял, что дальше будет, за мгновение до того, как примарх жестом подозвал его и Фалька к себе.

Примарх покачал головой:

– Думаешь, мы закончили?

– Повелитель?

– Теперь моя очередь атаковать, – сказал Пертурабо.


Все закончилось, едва успев начаться.

Армии Пертурабо пробились через мощные фортификации Халдвани и Шигадзе. Небо пылало огнем. Несмотря на бомбардировки с орбитальных платформ и постоянные рейды «Грозовых птиц» и «Крыльев ястреба», легионы Железного Владыки продвигались вверх по Брахмапутре, вдоль дельты реки Карнали.

И вновь по долине Ганга прошли континентальные огненные штормы.

Когда они преодолели внешние укрепления дворца, шквал орудийных залпов приветствовал его бурлящую, завывающую орду и шагающие боевые машины. Орудия рявкнули с каждой огневой точки Дхаулагири. Лучи лазеров распороли ночь неоновыми нитями, уничтожая все, к чему прикасались. Градом посыпались снаряды. Титаны загорались, взрывались, валились на землю, давя кишащих у их ног солдат. И все же они шли. Режущие лучи ударили в бронированные стены, словно молнии. Стены пали. Они обрушились, подобно сходящим с гор ледникам. Облаченные в золотые доспехи тела летели вниз, захваченные потоком.

Дворец запылал.

Пали Врата Примус, Львиные врата, подвергнувшиеся атаке с севера, Врата Аннапурны. Наконец дивизионы Пертурабо прорвались во дворец через Последние врата и принялись уничтожать все живое на своем пути. Возле разбитых врат огромными грудами лежали тела Титанов, повалившихся друг на друга в попытках преодолеть стены. Победное воинство карабкалось по их корпусам, текло во дворец, дабы обрушиться на своего повелителя и сорвать его с золотого трона во имя нового владыки Галактики[8].

Три лучших Железных Воина, объединив свои тактические таланты, не смогли удержать Пертурабо. Яркое напоминание о том, что мастер обороны был также и мастером нападения. Под его командованием дворец стал нерушимой крепостью, под его прицелом он превратился в хрупкую, готовую сломаться вещицу.

Пертурабо закончил симуляцию прежде, чем атакующие красные дивизионы хлынули во внутренние районы дворца. Голографические объекты сражения растворились в воздухе, оставив после себя только широкую поверхность рельефного стола. Пертурабо склонился над развалинами Последних врат и покачал головой, криво усмехаясь.

– Я лучше тебя, брат, – сказал он, не только окружающим, но и себе. – И я всегда буду лучше тебя. Я знаю, чего ты на самом деле боишься.


Солтарн Фулл Бронн заслуженно носил титул Камнерожденного, ибо, хотя про него и говорили, что он создан из вещества, составляющего планеты, он знал, что это в буквальном смысле верно для всех, но предпочитал не указывать на очевидный, казалось бы, факт. Все они были созданы из останков звезд – материи, собранной и преобразованной в результате миллиардов лет внутризвездных процессов и биохимических и электрических реакций.

Он не знал, было ли понимание этого причиной, по которой он умел смотреть в сердце камня, и не старался узнать. Того, что камень говорил с ним и рассказывал о своих тайнах и силах, было ему достаточно. Он видел его строение и состав так же легко, как дышал, и это делало его особенным в таком легионе, как Железные Воины.

Впрочем, определенно недостаточно особенным, чтобы можно было избежать этой обременительной обязанности.

Он и грозный воин по имени Кадарас Грендель, из гранд-батальона кузнеца войны Беросса, шли по забитым фетишами коридорам «Гордости Императора». Они следовали за ковыляющим лордом-коммандером Эйдолоном, который был одет в кричаще яркую броню и плащ из бритвенно-острых крючьев поверх нее, а в руках держал чудовищно огромный молот, сравнимый с тем, который был у Железного Владыки.

Эйдолон радушно встретил их на посадочной палубе. Его сопровождала почетная стража, составленная из воинов, чья броня представляла собой ураган дисгармонирующих цветов и была покрыта шипами. Горжеты у них выходили за плечи и были оборудованы различными вокс-приемниками и аугмиттерами. На шлемах выпирали звуковые имплантаты, а вместо болтеров они были вооружены странными пушками, пульсирующими, как генераторы на грани перегрузки.

Эйдолон назвал воинов «какофонами», но не стал объяснять, что они собой представляют.

Фулл Бронн попытался скрыть свое потрясение при виде флагмана, но он был уверен, что Эйдолон заметил его реакцию и ухмыльнулся. От лорда-коммандера ему становилось не по себе. У него была серая, безжизненная кожа, а глаза сидели глубоко, как у трупа.

«Гордость Императора» была местом света и шума, чудес и нелепостей. Каждый раз, когда Фулл Бронн поворачивал за угол, его глазам открывалось новое и ужасное зрелище. От избытка ощущений кружилась голова, но путешествие в «Ла Фениче» только начиналось.

Среди союзников Магистра войны ходили слухи о невероятной оргии, произошедшей здесь, об опере таких немыслимых бесчинств, что она свела Детей Императора с ума. Никто особо не принимал их всерьез, но когда перед Фулл Бронном распахнулись изогнутые двери в огромный театр, он вдруг поверил в самые дикие слухи и осознал, что даже они не передавали ужас того, что здесь произошло.

– Трон... – прошептал он, и только потом вспомнил, как неуместна теперь эта клятва.

Но никто, судя по всему, не обратил внимания.

Кадарас Грендель пораженно выдохнул.

– Добро пожаловать в «Ла Фениче», – сказал Эйдолон.

Фулл Бронн раньше видел пикты главного легионерского зала торжеств, в том числе те, которые якобы сделала знаменитая Эуфратия Киилер, но это место лишь отдаленно походило на когда-то величественный театр. Фулл Бронн сощурился, когда в глаза ударили слепящие лучи яркого света, ритмично бьющие из-под купольного потолка; ему с трудом удалось разглядеть темные силуэты, двигающиеся в облаках мускусных благовоний, которые дымились в подвешенных курильницах, словно результаты какого-то провального алхимического эксперимента.

Они пахли приторно сладко, остро и ароматно, но оставляли смутное послевкусие чего-то гнилого. От запаха у Фулл Бронна запершило в горле, и ему захотелось сплюнуть, чтобы избавиться от этого вкуса, медленно начинающего каким-то образом воздействовать на его организм. С лож наверху свисали гирлянды лиц и растянутые полотна человеческой кожи, а в подтекающих железных канделябрах стояли букеты из костей. Невидимые барабаны нестройно громыхали, словно аритмичное сердцебиение, то вплетавшееся в ревущую, пронзительную бурю звуков из покачивавшихся вокс-динамиков, то пропадавшее из нее.

Талиакрон был величественен и грандиозен, «Ла Фениче» же был совсем иным.

– Что вы с ним сделали? – спросил Фулл Бронн.

– Вознесли его до новых высот чудесного, – рычаще прохрипел Эйдолон, будто его горло и голосовые связки больше не могли согласованно работать.

Фулл Бронн, помня, что он здесь лишь гость, сказал:

– Я никогда не видел ничего подобного.

– Немногие видели, – согласился Эйдолон. – Должно быть, это приятная смена обстановки после утомительной церемониальности Додекатеона. Здесь мы прославляем то, чем стали, вместо копания в прошлом и размышлений о том, как все могло бы быть, но никогда не будет.

– Додекатеон – это совет воинов, – ответил Фулл Бронн, скрыв, как разозлило его оскорбительное замечание Эйдолона. – Мы собираемся, чтобы стать лучше.

– Как и мы, – ответил Эйдолон, ведя его глубже в «Ла Фениче».

Их путь шел через кавалькаду оживших кошмаров, извративших все, ради чего легионы раньше существовали. Перед глазами Фулл Бронна раскрывалась плоть, и блестящие внутренности вынимались для развлечения, из любопытства, ради удовольствия. Смертные и легионеры превращали свои тела в игрушки и вырезали на них символы и узоры, которые невозможно было понять и в которые невозможно было поверить.

От огромных винных бочек отходили похожие на кишки трубки, будто выкачивавшие жизненные соки из огромных органов. Развалившиеся друг на друге люди, с остекленевшими глазами и вялыми конечностями, затягивались из сочащихся дымом кальянов. Грендель остановился и забрал кожаную трубку из рук безразличного легионера, у которого в уголках рта пузырилась кровавая слюна. Он жадно втянул содержимое трубки и скривился от вкуса.

Грендель сплюнул полный рот вязкой жидкости, по виду напоминавшей соскоб с пораженного раком легкого.

– Не олимпийское марочное, но штука сильная, – сказал он.

– Ничего не трогай, – приказал Фулл Бронн, но Грендель проигнорировал его и сделал еще один глоток.

По театру мистическими наблюдателями бродили создания, которые, возможно, когда-то были людьми, но теперь так далеко ушли от своего первоначального облика, что их можно было назвать новым видом. Тела, составленные из десятков торсов от разных людей, ползали, как рептилии, на конечностях, представлявших собой мешанину рук и ног, рассоединенных, изломанных и собранных заново десятками необычайных и ужасных способов – словно отвергнутые результаты неудачных экспериментов из какого-то безумного креационистского мифа. На Фулл Бронна уставились сумасшедшие глаза, и он отшатнулся в отвращении, увидев в лицах, вшитых в животы и спины неестественных существ, смесь восторга и ужаса, наслаждения и безумия.

– Из железа рождается сила, – проговорил Фулл Бронн, пытаясь оградиться от этой мерзости, но слова были пусты, словно это царство темных восторгов лишало их силы.

– Нерушимая литания, – засмеялся Эйдолон. – Со временем ты поймешь, что нет ничего нерушимого.

– Что это за создания? – спросил Фулл Бронн, когда ближайший гештальт двинулся в сторону, а за ним вприпрыжку последовали сгорбленные существа, приставшие к нему, как просящие молока детеныши.

– Фабий называет их тератами, – сплюнул Эйдолон, неосознанно подняв руку к шее.

– Тератами?

Эйдолон пренебрежительно махнул рукой в сторону уходящих чудовищ, явно наслаждаясь беспокойством Фулл Бронна.

– Уродливые монстры, которых он создает на «Андронике» с помощью геносемени, вырезанного из мертвых. Он обращается с ними как с детьми.

– Ну и дети, – сказал Грендель. – Не хотелось бы встретиться с их матерью.

Фулл Бронн не стал больше ничего спрашивать о чудовищных тератах, услышав в голосе Эйдолона неприязнь и ненависть. Он не знал, какие отношения сложились между безумным апотекарием Фабием и Эйдолоном, но они определенно не очень друг друга любили.

Дым на мгновение рассеялся, словно занавес, поднимаемый перед началом представления. Плотная толпа легионеров и смертных смотрела на воина с татуировкой на щеке, подпрыгивавшего и крутившегося на сцене с двумя серебристыми мечами в руках. От его мастерства захватывало дух, его движения напоминали танец.

– Кто этот мечник? – спросил Грендель, с отвращением вытирая черные капли, попавшие на подбородок, тыльной стороной руки.

– Бастарне Абранкс, – ответил Эйдолон. – Капитан того, что раньше было 85-й ротой.

– Он весьма искусен, – сказал Фулл Бронн, все еще соблюдая правила этикета, хотя и понимал уже, что здесь до них никому нет дела.

Эйдолон странным образом накренил плечи, и Фулл Бронн понял, что тот ими пожал.

– Он воображает, что является великим дуэлянтом, но он всего лишь умел.

– Он неплох, – сказал Грендель, рассматривая Абранкса оценивающим взглядом, как возможного врага в будущем.

– У нас есть воины и лучше, – несколько неохотно заметил Эйдолон. – Пойдете против нас – и узнаете, насколько лучше.

Наполовину хвастовство, наполовину угроза – Эйдолон неуклюже попытался заявить о превосходстве легиона. Фулл Бронн не стал обращать внимание на колкость. Какое значение имели глупые соперничества в таком месте, как это? Он сглотнул, борясь со странной тошнотой, заскрипел зубами и заморгал, чтобы избавиться от раздражения, которое вызывал струящийся туман соблазнительных мускусных ароматов.

– Звучит сомнительно, – ответил Грендель, смотря, как группа воинов в черном ворвалась на сцену с ревущими мечами в руках и как с ними молниеносно расправились серией великолепных выпадов, парирований и обезглавливающих взмахов.

– В легионе есть воин по имени Люций, рядом с которым Абранкс выглядит калечным ребенком, – произнес Эйдолон так, словно ему приходилось выдавливать из себя слова.

– Я слышал о нем, – сказал Грендель. – Говорят, он хорош.


Грендель исчез в ароматных клубах дыма, чтобы еще понаблюдать за представлением мечника, и Фулл Бронн остался с Эйдолоном. Солдат Беросса был вооружен, так что, возможно, он собирался испытать себя в бою с Абранксом. Фулл Бронн надеялся, что этого не случится, но его уже все меньше и меньше заботило, что будет с Кадарасом Гренделем.

Да и с ним самим, по правде говоря.

Эйдолон повел его в кабинку, которая казалась островком нормальности в калейдоскопическом смешении чудес и восхитительных новых ощущений. Фулл Бронн никогда раньше не испытывал подобного наплыва чувств, и хотя поначалу он противился пучине неизведанного и пугающего, теперь он начал получать от всего этого удовольствие.

Кабинка была завалена подушками из мягких тканей: полубархата, шелка, пестрого дамаста – и грубых материалов наподобие акульей кожи или кальмаровых шкур. Ему было непривычно сидеть на них, но не неприятно, и Фулл Бронн осознал, что несмотря на недавнее отторжение, ему нравилось в «Ла Фениче». Ему стало интересно, какую реакцию вызовут строгие порядки его легиона у представителя Детей Императора на «Железной крови».

В кабинку вошли обнаженные рабы, хирургическим путем получившие дополнительные руки и ставшие напоминать древних синекожих богинь. Они принесли с собой искусно сделанные кальяны, с изогнутыми трубками, покрытыми змеиной чешуей, и наполненные кипящим дымом, неторопливо сворачивавшимся в завитки.

– Что это? – спросил Фулл Бронн, когда перед ним поставили кальян.

– Зелье Фениксийца, – ответил Эйдолон. – Ключ к дверям восприятия[9] и способ найти ответы на все вопросы, даже если ты не знал, что задавал их.

– Звучит сильно, – сказал Фулл Бронн, уже предвкушая первый вдох.

– И это действительно так, – ответил Эйдолон, снимая трубку и протягивая ее Фуллу Бронну. – Особенно в первый раз, когда пробуешь. Особенно в Оке Ужаса.

– Оке Ужаса?

Эйдолон выглядел растерянно, словно понятия не имел, откуда возникло это название.

– Варп-шторм, – нерешительно произнес он. – Так он называется.

Фулл Бронн кивнул. Он это знал. Он не помнил откуда, но было такое ощущение, что он всегда это знал. Ему никогда раньше не говорили это название, но правильность его была несомненна.

Он помотал головой и взял трубку из влажного органического материала.

– Кожа? – спросил он.

– Лаэрская, – кивнул Эйдолон, глубоко затягиваясь переливающимся дымом. Его мертвые глаза на секунду перестали быть пустыми, а рот распахнулся шире, чем это было возможно. Из увеличенного горла вырвались струйки дыма, и Фулл Бронн понимал, что это зрелище должно было его ужасать, но абсурдность происходящего странным образом очаровывала.

Он вдохнул кальянный дым, и по лицу его расползлась кривая ухмылка, когда мир вокруг словно обрел резкость, словно очертания предметов глубже прорезались в ткани бытия. Движения оставляли эхо, звуки расходились в воздухе, как волны на воде, а на периферии зрения танцевали стремительные силуэты. Все вдруг стало реальнее, словно то, что он считал реальностью, оказалось лишь лаком на истинном мире. Появились еще одни преобразованные рабы, один изувеченнее другого, и хотя раньше они его поражали, он вдруг обнаружил, что любуется новыми уродствами. Они принесли серебряные кувшины, а раб, чей пол невозможно было определить, протянул ему хрустальный кубок со сложной резьбой, бросающий во все стороны ослепительные блики. Фулл Бронн пытался уследить взглядом за мириадами лучей, потянулся к ним, чтобы дотронуться, но сдался, когда еще один раб, лицо которого было будто сплавлено из двух половинок от разных людей, налил прозрачную густую жидкость в кубок, неизвестно как очутившийся в руке.

Его чувства переполнил опьяняющий соленый аромат, и он осторожно поднял кубок к лицу.

– О, тебе это понравится, – пообещал ему Эйдолон.

– Что это?

– Мы называем его «Лакримоза», – сказал Эйдолон. – Восхитительное вино, полученное из слез рабов.

Фулл Бронн осторожно выпил. Глаза его распахнулись. Вкус, как Эйдолон и обещал, был восхитителен. Страдания тысяч смертных, дистиллированные в один глоток. Во вкусе смешались боль и наслаждение, это была головокружительная симфония ароматов, от возбуждающих до омерзительных. Это был весь спектр эмоций, от высочайших до низменнейших, в жидкой форме. Он запрокинул голову, осушая кубок, и пораженно увидел портрет, висящий высоко над их кабинкой.

Он ахнул, узнав в изображении Фулгрима – в том облике, в котором он его видел, казалось, целую жизнь назад. Пластины его доспехов ярко сияли, изогнутые линии золотого крыла палатинской аквилы на героической фигуре были изображены так реалистично, будто сам Фулгрим взирал на него с высоты. Фулгрим на этом портрете, в своей величественности способном сравниться с картинами во дворцах делхонианского тирана, был таким, каким он был в собственных глазах.

Фулл Бронн посмотрел в глаза на портрете, и Лакримоза свернулась у него во рту.

Его прострелил заряд изысканного удовольствия, затягивая глубже в пучину чистых ощущений. Он пришел сюда, преисполненный возмущения, и слабеющий голос в его голове еще кричал при виде ужасных вещей вокруг. Но та часть его, которая испытывала отвращение, уже уменьшалась, как ядро умирающей звезды.

– Мне не следует быть здесь, – сказал он, но слова будто слетали с чужих губ. – Не таков путь Железных Воинов.

– Мог бы стать, – заметил Эйдолон.

– Железный Владыка никогда на это не согласится, – сказал он, отчаянно пытаясь сохранить ясность мыслей.

– У него не останется выбора, если наслаждения, даруемые Властителями разврата, проникнут в Додекатеон тайно. Они распространятся по всему Четвертому легиону через его орден каменщиков, и Пертурабо будет вынужден принять чувственные высоты Темного Принца.

– Темного Принца? – спросил Фулл Бронн, тут же чувствуя, что вопрос уплывает от него.

– Разве не восхитительна та дрожь, которая охватывает тебя, когда ты преступаешь границы того, что большинство называет моралью, когда наслаждаешься тем, что прочие называют беспутством? – спросил Эйдолон, выдыхая клубы крепкого кальянного дыма ему в лицо. – Все мы нарушили самую священную из своих клятв, так что же с того, если мы нарушим еще одну? Или еще десять?..

Фулл Бронн кивнул; теперь ему было очевидно то, о чем говорил Эйдолон.

– Ты прав, – сказал он, несмотря на то, что внутренний голос кричал об опасности. – Теперь я понимаю.

– Пей, – сказал Эйдолон, вновь наполняя его кубок. – Скрепи свой договор с Темным Принцем.

Фулл Бронн улыбнулся и поднес кубок к губам.

– Да, пожалуй, я так и сделаю.

Прежде чем он успел выпить, возникший из дыма силуэт навис над ним и тыльной стороной руки выбил у него кубок. Он в ярости вскочил на ноги и обнаружил, что перед ним стоит Карадас Грендель.

– Железо внутри, Камнерожденный, – сказал Грендель, и слова эти были словно холодный нож, вонзенный в сердце. – Вам не кажется, что нам пора уходить?

– Я убью тебя за это, – рявкнул Фулл Бронн.

– Нет, – ответил Грендель, бросая на Эйдолона ядовитый взгляд. – Вы мне спасибо скажете.

Бронированный кулак Гренделя обрушился на его лицо.

И из мира пропал весь свет и все удовольствие.


Прошлая неудача с созданием рабочей модели термического направленного дислокатора не отбила у фратера Таматики желание попытаться вновь. Более того, ему только сильнее обычного захотелось узнать, что пошло не так в первый раз. Он вышагивал перед контрольными приборами, наблюдая за стрелками, указывающими на предельные показатели энергии, питающей магнитные подвесы.

– Так-то лучше, – сказал он, постучав железным пальцем по индикатору, стрелка которого металась сильнее прочих.

Две новые сферы, отлитые из сплавленных остатков первой пары, вращались в концентрических кольцах в дальней стороне лабораториума. Окружавшие их магнитные поля были на порядки сильнее тех, которые он установил, когда Велунд приходил понаблюдать, и, следовательно, больше было расстояние между ними и его контрольным пультом.

Перед ним на трех длинных скамьях сидело тридцать бормочущих калькулус логи – словно молельщики перед варварской святыней. Эти автепты, с пустыми лицами и обритыми головами, были параллельно соединены друг с другом пучками разноцветных плоских кабелей, и их и без того поразительная вычислительная мощь была увеличена еще больше благодаря объединенному сознанию, которое он создал для самого впечатляющего своего информационного устройства. Закрыв глаза, чтобы свести к минимуму поступление ненужных сенсорных данных, они функционировали как единый мозг, обрабатывая гигантские массивы арифметических данных и параметров гексаматематической геометрии, которые были нужны ему, чтобы контролировать возрастающую энергию.

Таматика был уверен, что исключил из эксперимента любую неопределенность. Теперь нужно было лишь контролировать огромную поступающую энергию и соотносить ее с немыслимой требуемой энергией. Теория была выверена, но Таматика знал, что у теорий имелось неприятное свойство расходиться с практикой.

С десяток сервиторов, с которых он снял механические части (насколько это было возможно без потери функциональности), обслуживали задействованное в эксперименте оборудование в опасной близости от двух быстро вращающихся сфер. Сам Таматика не решался подходить к машине: он был слишком сильно аугментирован и не выжил бы в противодействующих магнитных полях. Их силы буквально разорвали бы его на части.

Он проверил потоки данных на многочисленных дисплеях – бегло, но достаточно внимательно, чтобы убедиться, что все идет по плану. Это был чрезвычайно опасный эксперимент, но Таматику подобные проблемы волновали все меньше и меньше после каждой механической аугментации. Сам Феррус Манус не раз говорил с Железным Братством об этой теряющейся человечности и о том, какие опасности это несет и как может лишить их способности сочувствовать, но если Братство когда-то и собиралось принять эти предупреждения к сведению, после смерти Ферруса Мануса о них забыли.

Мысль об убийстве примарха оставила Таматику странным образом равнодушным, и в некоторые особо тяжелые моменты он начал задаваться вопросом, разумно ли поступил легион, выбрав путь аугментаций. Он видел прямую зависимость между неспособностью воина к сопереживанию и уровнем бионических улучшений в нем. Это могло бы стать увлекательной темой для исследований, но сейчас было неподходящее время для подобных прихотей.

Во времена войны Железное Братство было больше занято созданием оружия, чем философскими вопросами. Последнее было в сфере компетенции библиариума – точнее, должно было быть, если бы у Железных Рук когда-либо существовала такая организация.

Он помотал головой, отгоняя ненужные сейчас мысли, и вернулся к текущим вопросам. Все значения мощности приближались к тому уровню, которые, по вычислениям калькулус логи, ему понадобятся, и магнитное поле было стабильно. Поскольку ему, как он и сказал Велунду, нужны были генераторы помощнее, он подсоединил свое экспериментальное оборудование к плазменным двигателям, направив их энергию в свой лабораториум. У него мелькала мысль, что на это следовало получить разрешение у Кадма Тиро, но раздражительный капитан все равно бы его не дал.

Какой смысл просить о чем-то, если знаешь, что тебе вернее всего откажут?

– Да, – сказал он самому себе. – Да, это сработает. А даже если не сработает, проще просить прощение, чем получать разрешение[10].

Таматика нажал на кнопку активации на пульте, подводя энергию двигателей к оборудованию, питающему его изобретение. Показатели начали расти, а Таматика фиксировал их все с помощью записывающего оптического устройства в бионическом глазе.

Между двумя сферами проскочили молнии – до слез яркая изогнутая сеть. Троих сервиторов сожгло вырвавшимся электрическим зарядом, прежде чем в остальных заработали протоколы самосохранения, заставив отодвинуться. Используемая энергия могла испарить весь корабль, и Таматика начал переносить эту энергию в экспериментальное оборудование, которое будет проводить квантовую замену между сферами.

Ему оставалось только опустить два переключателя, которые замкнут цепь.

Но вдруг в глубине сознания всколыхнулось сомнение, и его руки замерли над переключателями.

– Что если не получится? – произнес он, поворачиваясь к бормочущим автептам калькулус логи.

У них не было для него ответа, лишь выходные данные и балансные показатели.

Поток гексаматематических вычислений был успокаивающим в своей простоте, и Таматика с облегчением выдохнул. Он кивнул и махнул рукой, словно хотел показать, что принял их совет.

– Да, разумеется, вы правы, – сказал он. – К чему эта нерешительность?

Он опустил переключатели, и в ответ на взмывшие значения мощностей прогремел оглушительный взрыв. Реле тут же взорвались, молнии прорезали воздух, наполняя зал вспышками ослепительной энергии и заставляя все трястись, как при сейсмическом ударе.

– Таматика, дурак ты проклятый! – вскрикнул он, когда калькулус логи завопили одним голосом и их объединенное сознание угасло от вспышки ответных данных. Все тридцать повалились на пол, истекая кровью, а над их черепами поднимался дым от сожженных мозгов. Невозможно было определить, как сильно оказалась перегружена система: все стрелки и индикаторы расплавились.

Таматика посмотрел на две сферы. Между ними скакал слепящий свет, а сервиторы исчезли, испепеленные в огне расширяющегося электромагнитного поля. О том, почему этот эксперимент пошел не так, он подумает позже; сейчас же Таматика ударил ладонью по аварийному выключателю.

Подача энергии к устройствам вокруг сфер была мгновенно прекращена, и о потенциально катастрофическом скачке энергии напоминало только облако наэлектризованного воздуха. Таматика выдохнул с облегчением и раздражением, глядя на разбитый пульт в надежде получить от этой неудачи хоть какую-нибудь информацию.

От его самописцев почти ничего не осталось, но один выживший датчик сообщил ему, куда именно ушли огромные потоки энергии, выведенные из системы эксперимента, и как это будет выглядеть для любого другого корабля, который окажется поблизости.

– А, электромагнитный выброс, – сказал он. – Это плохо. Это очень плохо.


Глава 13. Подальше от края / Маски сняты / Приказы атаковать

Это было похоже на пробуждение от кошмара, после которого понимаешь, что кошмар продолжается и в реальности. Череп Солтарна Фулл Бронна гудел, словно кипящий паровой котел с перекрытым клапаном для сброса давления. Он застонал. Во рту был сладкий липкий привкус, как будто в него насильно влили целые галлоны сиропной пищевой пасты. Веки слиплись, в горле саднило и было трудно дышать.

Что с ним случилось?

Внутри он ощущал пустоту, словно какие-то сильные очистительные средства вымыли из тела всю энергию, оставив после себя только озноб. Яркий свет проникал сквозь веки и вонзался в мозг, который и без того болел так, будто его сжимал механический кулак дредноута. Нервы грозились проткнуть кожу, отчего любое прикосновение становилось мукой.

– Он просыпается, – сказал один голос, хриплый и скрипучий.

– Я не был уверен, что это произойдет, – сказал другой.

– Не так уж сильно я его стукнул, – проворчал третий.

Он попытался понять, о чем шла речь. Равнодушный гул приборов, отдававшийся эхом, и едкий запах антисептика и формальдегида указывали на апотекарион, но грубые голоса, скрип пластин брони и запах оружейного масла больше подходили оружейной легионера.

– Где я? – просипел он.

– На борту «Железной крови», – ответил первый голос. – В апотекарионе.

Тут он, по крайней мере, не ошибся.

– Почему? Что случилось?

Он открыл глаза, щурясь от резкого света люменов и отблесков, которые отбрасывали металлические стенки шкафов и стеклянные сосуды, в которых плавали куски ткани и запасные органы.

– Мы надеялись, ты нам расскажешь.

Говоривший склонился над ним, и он узнал Сулаку. Апотекарий был из гранд-батальона кузнеца войны Торамино и в настоящее время носил титул Верховного в Додекатеоне – судя по слухам, вполне заслуженно.

Фулл Бронн сел, чувствуя в теле такую же слабость, как и в тот день, когда ему вживили черный панцирь: руки и ноги дрожали, мышцы болели, словно их растянули до невозможного предела. Чьи-то руки поддержали его.

Кузнец войны Форрикс, стоявший сбоку от упрочненного анатомического стола, на котором сидел Бронн, крепко держал его за предплечье. Хотя и осторожное, это прикосновение вызывало боль, и Бронн высвободился.

У широких дверей апотекариона стоял ничем не примечательный воин, чьи длинные волосы были заплетены в замысловатую косу, перекинутую на правое плечо. Его лицо казалось знакомым, но Бронн никак не мог вспомнить, откуда, – пока не потер болящее место на челюсти.

– Ты ударил меня, – он наконец вспомнил тот сокрушительный удар, который отправил его в нокаут.

– Всегда пожалуйста, – ответил Кадарас Грендель.

– Что? – рявкнул Бронн и поморщился, когда молоты в его голове застучали громче.

– Думаю, в этот раз мы можем обойтись без дисциплинарного взыскания, – сказал Форрикс.

– Он поднял руку на старшего по званию, – возмутился Бронн.

– Вы правда не помните, что там произошло? – спросил этот невыносимый Грендель, широко и нагло ухмыляясь. – Забористую же смесь вам споил Эйдолон.

– Эйдолон? – переспросил Бронн. Память вытолкнула воспоминание, как вода выталкивает на поверхность распухший труп утопленника. – Помню, я что-то курил. А потом пил. Что-то, приготовленное из слез.

– Похоже, легионер Грендель спас тебе жизнь, – сказал Сулака, выдвигая из перчатки-нартециума шприц для подкожных инъекций.

Бронн почувствовал легкий укол в плечо, а затем – волну тепла, распространявшегося от места укола. Почти сразу мысли прояснились, головная боль стала уменьшаться. Благодаря химической стимуляции восстановительные механизмы его тела заработали в полную силу: кожа покраснела и покрылась густым потом, который выводил токсины.

– Я не понимаю, – признался он.

– Кажется, как и все мы. – Форрикс обошел вокруг стола и встал перед Бронном, придирчиво осматривая его, словно решая, что будет правильнее – поздравить его с возвращением в легион или заковать в кандалы. – Не знаю, что они пытались с тобой сделать, Камнерожденный, но, думаю, Грендель помешал тебе стать одним из них.

Встреча в «Ла Фениче» практически полностью стерлась из памяти Бронна, но одна мысль о том, в чем он мог там участвовать, вызывала в нем отвращение. Он с трудом подавил приступ тошноты и вцепился в край стола, силясь удержать содержимое желудка на месте.

– В Детях Императора завелась какая-то гниль, – сказал Форрикс. – Мы все поняли это, как только увидели карнавалию Фулгрима на Гидре Кордатус, но все оказалось гораздо хуже.

– Что вы имеете в виду? – спросил Сулака.

– То, что слухи, доходившие до нас, оказались больше, чем слухами, – сказал Пертурабо и, пригнув голову, вошел в апотекарион; три робота из Железного Круга последовали за ним.

В зале и так было тесно; с появлением в нем примарха и трех телохранителей апотекарион начал вызывать клаустрофобию.

– Слухи, повелитель? – переспросил Фулл Бронн. – Какие слухи?

– Те, что зародились после Исствана-V, – ответил Пертурабо, – невероятные россказни об оргиях, что проводились в честь старых богов и демонов. О волшебстве и жертвоприношениях.

– Но это же только слухи, да? – спросил Форрикс, у которого такие предположения вызвали негодование. – Мы же не станем всерьез говорить, что в варпе и правда существуют какие-то древние силы. Что бы ни происходило с Детьми Императора, это помешательство, одержимость совершенством, подогреваемая Фениксийцем. Но не более того.

Пертурабо ответил не сразу:

– Я пытался отрицать это, пытался найти объяснение, списать все на помутнение рассудка, но мы видели, во что превратился III легион, и слышали рассказ Кадараса Гренделя о событиях на «Гордости Императора». Нет сомнений: Фулгрим верит, что действительно служит демоническим богам.

– Богам? – Бронн не хотел допускать такой мысли, но, произнеся ее вслух, почувствовал, что в ней есть правда. – Волшебство и демонические силы?

– Звучит безумно, согласен, но если Фулгрим и его легион действительно в это верят, нам придется считаться с их убеждениями.

– Я помню... чудовищ, – сказал Бронн. – Эйдолон называл их тератами, сказал, что они – пасынки апотекария Фабия.

– Фабий создает новые формы жизни? – спросил Сулака. – На что они похожи?

– Жуткие создания, чудовищная смесь хирургических уродств и генетических отклонений.

Бронн сглотнул отвратительную горечь: в памяти всплыло воспоминание об этих безобразных рабах, об их извращенном уродстве. Ужасный опыт, который оставила после себя вакханалия III легиона, вызывал неотступную физическую боль, и Бронн обратился за утешением к догматам Железных Воинов:

– Из железа рождается сила. Из силы рождается воля. – Подкатила новая волна тошноты, с которой он еле справился. – Из воли рождается вера. Из веры рождается честь. Из чести рождается железо.

– Да будет так вечно, – закончил литанию Сулака и склонился над Бронном. – Но расскажи подробнее про эти новые формы жизни, звучит интригующе.

– Забудь про них, Сулака, – приказал Пертурабо и повернул к себе голову Бронна, рассматривая его со всех сторон. – Ничем хорошим такие эксперименты не кончатся, но в алхимии Фабий разбирается, если его зелья могут свалить с ног Железного Воина. – Лицо его окаменело. – Не стану делать вид, будто понимаю, что происходит в легионе моего брата, но больше мы наших воинов на их собрания посылать не будем. Что бы ни завладело легионерами Фулгрима, моих оно не получит.

– И что теперь? – спросил Форрикс.

– Я поговорю с братом, – сказал Пертурабо.


Барбан Фальк, облаченный в доспех Мк-IV, мерил шагами мостик «Железной крови», сцепив руки за спиной. Он остановился ненадолго, чтобы понаблюдать за сводящим с ума калейдоскопом цветов и грозовых разрядов, что бесновался по ту сторону смотрового экрана. Око Ужаса – так теперь этот регион назывался на астрогационных картах – было неистовым вихрем имматериальной энергии, в котором ничто не могло выжить, однако линии курса, полученные от навигатора-ксеноса на «Андронике», следовали вдоль прожилок реального пространства, которые блистательно обходили все турбулентные глубины.

Хотя все инстинкты Фалька подсказывали, что эльдар доверять не следует, он вынужден был признать, что Верхние пути оказались не более опасными, чем внутрисистемные маршруты, по которым ему доводилось летать: пока они не потеряли ни одного корабля. Базы данных «Железной крови» записывали курс, насколько могли, но Фальк подозревал, что этот путь останется проходим только до тех пор, пока не будет выполнена их миссия.

Ему надоело быть здесь одному, но Кроагер налаживал связь со своим гранд-батальоном, Форрикс совещался с примархом, а мостик требовал присутствия хотя бы одного из Трезубца. Корабль удерживал на курсе капитан – механический гибрид по имени Бадет Ворт. Его тело было практически полностью встроено в алтарь, из которого капитан и осуществлял управление. Проигнорировав нескончаемый поток поправок к курсу, который исходил от Ворта, Фальк вновь зашагал по палубе, не в силах не смотреть на бурлящие миазмы всполохов, на этот вечный круговорот энергии, что буйствовал за хрупкой преградой защитных полей, окружавших корабль.

То и дело в этом вихре появлялись и исчезали контуры – лиц, глаз, тысяч других фрагментов человеческих обличий. Случайные, призрачные образы, ибо варп был царством иллюзии, малопонятным пространством предательских изменений, где вещи были не тем, чем казались, и где ничему нельзя было верить.

Во время полетов в варпе обычной практикой считалось держать оккулус закрытым, изолируя мостик от безумия снаружи; Фальк же, учитывая, насколько безопасным оказался их курс, приказал оставить заслонки открытыми. Мерцающие глянцевые цвета, окрасившие мостик, чудесные спирали света таких оттенков, которым он и названий подобрать не мог, были приятным контрастом блеклой функциональности корабельного интерьера.

Фальк остановился в центре мостика и, окруженный бормотанием сервиторов, бинарным шепотом и лязганьем катушек в вычислительных машинах, всмотрелся в глубины шторма. Словно почувствовав его взгляд, течения, омывавшие корабль, свились в новые, еще более прихотливые узоры. Изгибы и линии пересекались под случайными углами, складываясь в беспорядочную геометрию. Сами по себе они не имели смысла, но стоило Фальку приглядеться пристальнее, как в их соединении забрезжила какая-то закономерность.

Вихри света и тьмы вначале казались совершенно хаотичными, но затем Фальк увидел в них мимолетный образ – ухмыляющееся лицо. Череп, похожий на тот, что украшал наплечники его доспеха. Стоило ему моргнуть – и образ пропал. Во рту у Фалька пересохло; он даже не знал толком, что именно увидел.

И увидел ли вообще что-нибудь.

Он не отрывал взгляда от того бурлящего района варпа, в котором, как ему казалось, видел череп, но изгибы, линии и углы никак не хотели складываться во что-то осмысленное. Тогда Фальк посмотрел на железную стену мостика: царапины, потертости и микротрещины в изношенном металле обрели под его взглядом иллюзию движения, и фрактальный рисунок поверхностных дефектов стал четче, образуя тот же череп, что явился из глубин варпа.

Фальк скрипнул зубами и отвернулся.

Он снова увидел череп в перекрещивающихся линиях решетчатых ферм. Вмятины на коже его перчаток превратились в пустые глазницы, которые рассматривали его со странным, навязчивым вниманием. Однажды увидев этот череп, его нельзя было развидеть, и Фальк с нарастающим чувством паники заметил, что потертости на железных плитах палубы и черно-желтые шевроны складываются во все тот же оскал скелета. Он постарался успокоиться и дышать ровнее: варп мог обманывать рассудок, мог, в силу своих неведомых законов, изменить человеческое восприятие реальности.

– Изолировать мостик, – приказал Фальк. – Опустить заслонки.

Заслонки со скрежетом сомкнулись, но Фальк, прищурив глаза, вдруг вскинул руку: он увидел яркую вспышку искусственного света, которая подобно новорожденной звезде загорелась прямо по курсу «Железной крови».

– Стойте. Открыть заслонки.

С протестующим стоном затворы поднялись. Раздался сигнал обнаружения, и Фальк направился к терминалу сюрвейеров. Просмотрел данные с носового ауспекса – и почувствовал, как нарастает внутри радостное возбуждение.

– Лорд Пертурабо? – сказал Фальк, прижав палец к горжету. – Мы здесь не одни.


– Во имя примарха, что это было? – спросил Кадм Тиро, направляясь к посту, который обычно занимал фратер Таматика, но сейчас на его месте был Сабик Велунд.

Велунд тоже хотел бы знать ответ на этот вопрос. На экране в стальном корпусе один за другим загорались красные огоньки, и каждый означал, что из строя вышла какая-то жизненно важная система.

– Точно не знаю, капитан. Внутренние контуры двигателей зарегистрировали критический выброс мощности реактора и автоматически запустили протоколы сброса. Почти все системы корабля отключены до тех пор, пока энергетические уровни не опустятся до безопасных пределов.

– Откуда взялся этот выброс?

Велунд просмотрел данные по двигателям за последние пятнадцать минут: показатели мощности намного превышали норму, которая полагалась «Сизифею» на текущей скорости. Во время тонких маневров на Нижних путях внутренний контур каждого двигателя работал с сильно уменьшенной производительностью, но и в этих условиях энергия вырабатывалась колоссальная. Тяжелое и неотвратимое предчувствие подсказывало Велунду, куда эта энергия могла перенаправляться.

– Таматика, ты идиот, – сказал он.

– Что? – воскликнул Тиро в бешенстве, заставившем его орла вспорхнуть. – Что еще натворил этот проклятый маньяк?

– Думаю, фратер попытался во второй раз запустить свой термический направленный дислокатор. Он сказал, что нужны генераторы помощнее, и, судя по всему, ради этого он направил энергию двигателей в лабораториум.

– Таматика! – взревел Тиро по корабельному воксу. – Что ты сделал с моим кораблем? Немедленно иди сюда, чтобы я мог тебя прибить!

Отвечать ему не собирались, так что Тиро вновь накинулся на Велунда. С гудением включилось аварийное освещение, и мостик погрузился в красные сумерки. Велунд склонился над пультом, собирая все доступные ему данные. Он отметил, как изящно Таматика скрыл перекачку энергии из реакторов, как он накапливал нарастающую по экспоненте мощность, и какой катастрофой стал отвод этой энергии после завершения эксперимента.

– Что он с нами сделал? – спросил Сайбус, как раз пытавшийся восстановить орудийные системы корабля. – Я не могу подать энергию к артиллерийским батареям.

– Протоколы сброса все отключили, – ответил Велунд, глядя на обнуленные показатели на пульте. – Мы полностью потеряли ход.

– Да я с него за это голову сниму, – пообещал Тиро.

– Это еще не все, – сказал Велунд. – И продолжение вам не понравится.

– Что?

– Сбросить столько электромагнитной энергии в вакуум – это все равно что зажечь сигнальный огонь. Любой корабль в радиусе ста световых лет скорее всего нас заметил.

– Предатели? Они узнают, что мы здесь?

– Почти наверняка.

Тиро резко отвернулся и окликнул Варучи Вору, сидевшего в навигационном отсеке. Эльдарский ученый встал с низкого кресла и грациозно прошествовал к разгневанному капитану «Сизифея».

– Какое расстояние разделяет Верхние и Нижние пути?

Вора развел руки, а потом изобразил жестами спираль:

– На этот вопрос трудно ответить. В подобном шторме расстояние – понятие относительное. Как далеки друг от друга, например, сон и бодрствование?

– Уж от поэзии меня избавь, – огрызнулся Тиро. – Отвечай прямо, или я тебе голову прострелю. Эти пути достаточно близко, чтобы заметить вспышку от наших двигателей?

– Если на другом корабле следили за космосом вокруг, то да, они нас заметили, – сказал Варучи Вора.

Тиро кинулся к пульту слежения – одному из немногих приборов, которые не пострадали при отключении в результате разгона реакторов. Экран показывал поток бесполезных данных: искаженный помехами кошмар из отраженных сигналов, лишенных всякого смысла, и размытых образов, которые сканеры не могли распознать. В середине варп-шторма от обычных ауспексов было мало проку, и только уникальная мутация навигатора позволяла хоть как-то следовать курсу среди имматериальных течений.

Сейчас Тиро нужен был способ – какой угодно – узнать, где именно находится враг.

Ауспекс выдавал волну за волной белого шума и помех, но на мгновение экран очистился, показывая мимолетное изображение окружающего пространства. Засветился дисплей целей: прибор сделал снимок эхосигналов, которые он получал с пассивных датчиков.

Тиро почувствовал холод, словно стоял рядом со стазис-контейнером Ульраха Брантана.

Более трехсот кораблей капитального типа, на низком параллельном векторе строго за кормой «Сизифея». Два передовых дозорных корабля, по меньшей мере ударные крейсеры, приближаются на векторах перехвата.

А обесточенный «Сизифей» дрейфует, беспомощный, как детеныш осколкозмея, попавший в капкан.

– Все по местам! – крикнул Тиро. – Вражеские корабли приближаются.


Пертурабо еще раз просмотрел запись с носового ауспекса; полученные на пределе дальности прибора, эти недостоверные показания состояли из аномальных данных и варп-помех – и среди них, при каждом повторе в одно и то же время, внезапный и яркий электромагнитный импульс. Импульс оставил мощнейший след в виде искажений частот, радиации и ядерного спектра, и глубинные пласты когнитивных уровней Пертурабо зафиксировали эту информацию.

– Это же вражеский корабль, – сказал Форрикс с нескрываемым удивлением.

– Мы знаем, чей? – спросил Кроагер.

– Железных Рук, – ответил Пертурабо и провел пальцем по цепочке данных, которую снова воспроизводила запись.

– Десятый легион? – отозвался Форрикс. – Те ассасины на Гидре Кордатус были из Железных Рук.

– Один из них, – поправил Пертурабо. – Но я точно знаю, что они пришли с этого корабля.

Остановив запись, на которой вокруг вражеского корабля расцветал ореол энергии, примарх не мог понять, как воины Медузы допустили такую оплошность и столь явно обнаружили свое присутствие.

– Такие ошибки не в стиле Десятого, – заметил Кроагер.

– И я так думаю, – согласился Пертурабо. – В обычных обстоятельствах я бы сказал, что они слишком уж откровенно сигнализируют о себе, но на ловушку это не похоже. Кажется, нам просто подвернулся замечательный шанс.

– Есть прицел по координатам их последнего положения, – доложил Фальк, стоявший у командного алтаря Ворта. – Мы в авангарде флота и через несколько минут подойдем на дистанцию действительного огня.

Пертурабо кивнул и склонился к монитору, на котором застыл расширяющийся след электромагнитного импульса. Примарх прищурил глаза, анализируя данные, и задумчиво постучал пальцем по экрану. Затем перевел взгляд на сводящие с ума завихрения урагана, метавшиеся снаружи, – и увидел в них холодную логику, увидел порядок в этом кипящем средоточии бури, некое примитивное сознание, обретшее зачатки формы благодаря тем самым ничтожествам, что плыли по его имматериальным волнам. Путешествие в Око Ужаса только усиливало так знакомое Пертурабо чувство, будто его внимательно изучают: казалось, вечный хаос этого шторма теперь обратился вовнутрь, чтобы рассмотреть посторонних, проникнувших в его заповедное сердце.

Генетические сыны Пертурабо не понимали варп столь же хорошо, как он сам, ведь они не прожили всю жизнь под звук его манящей песни. Для них Око Ужаса было неприступной аномалией, странной и загадочной. Географической опасностью, которую следует избегать. Для Пертурабо же этот феномен был уцелевшей частью древней галактической симфонии, сопровождавшей саму жизнь как отголоски – постепенно стихающие – музыки творения, звучавшей на заре времен.

– Повелитель? заговорил Форрикс. – Что-то не так?

– Здесь есть что-то неправильное, – ответил Пертурабо; в его сознании всколыхнулось новое подозрение, пока еще смутное, которое нужно было осторожно выманить на поверхность. – На что я, собственно, смотрю? На что-то… чего здесь быть не должно.

Он старался смотреть сквозь очевидные данные, указывавшие на то, что корабль терпит бедствие, и при этом позволил растущему подозрению оформиться без сознательной подсказки. Ответ всплывет из подсознания, но только в свое время.

Сигнал из трех восходящих звуков, раздавшийся за его спиной, возвестил, что поступило сообщение от Детей Императора. Еще до того как Барбан Фальк подтвердил получение, Пертурабо знал, кто был отправителем.

– Нас вызывает по воксу «Гордость Императора». Лорд Фулгрим хочет поговорить с вами, повелитель.

Пертурабо кивнул, и над проектором, встроенным в палубу перед смотровым экраном, возник прозрачный образ из зеленого контрастного света. Фениксиец был облачен в пышные, свободные одеяния; херувим, окутанный пламенем, нес крылатый шлем и поддерживал шлейф плаща примарха.

– Вы его заметили? – тихо проговорил Фулгрим; его голос звучал хрипло от возбуждения.

– Заметили, брат, – ответил Пертурабо. – Мы через несколько мгновений выйдем на прицельную дальность.

– Прицельную дальность? Ты же не собираешься просто уничтожить этот корабль?

– Конечно, собираюсь, а как же иначе?

– «Андроник» готовит абордажные суда, чтобы захватить его, – ответил Фулгрим, как будто не было ничего очевиднее. – Ты же узнал в нем один из кораблей Горгона?

– Да, Десятый легион, ну и что?

– Я ни за что не упущу шанс еще раз посрамить бедного мертвого Ферруса.

– Нет, – сказал Пертурабо. – Как только у нас будет расчет цели, «Железная кровь» разнесет его на атомы.

Голограмма Фулгрима изобразила разочарование.

– И тебе совсем не интересно, как они сумели нас опередить? Кто они, что здесь делают?

– Нет.

– Правда? Каручи Вора говорит, что у них на борту может быть проводник вроде него.

– Еще одна причина, почему корабль следует уничтожить немедленно.

– Не лишай меня удовольствия, – обиделся мерцающий Фулгрим. – Будь это корабль Имперских Кулаков, сомневаюсь, что ты поспешил бы навести на него бомбардировочные орудия. Нет, ты бы загрузился в свою неуклюжую «Грозовую птицу» и начал искать слабое место в их корпусе.

Пертурабо отключил связь между «Железной кровью» и «Гордостью Императора», после чего повернулся к Фальку:

– Когда будет готов расчет целей, уничтожь эти корабли.

– Корабли, повелитель? – переспросил Фальк.

Пертурабо кивнул, понимая теперь причину своих сомнений. Он вновь посмотрел на закольцованную пикт-запись электромагнитного импульса: да, вот она, тень в световой вспышке, намек на тьму там, где тьме не было места. Отражение в зеркале урагана, где не могло существовать ничего, способного отбрасывать отражение.

– Один из них убегает, – заметил Пертурабо, – но здесь все равно два корабля.


Приказ атаковать был отдан, и Дети Императора среагировали моментально. Посадочная палуба «Андроника» погрузилась в хаос: каждая банда стремилась первой пробиться к «Грозовым птицам» и абордажным торпедам. Шла погрузка клеток с рапторами, чья броня была недавно выкрашена в пронзительно яркие розовый, синий и желтый цвета. Великолепные знамена из кожи и шелка, свисавшие с железных балок, развевались в потоках воздуха, раскаленного ожившими двигателями.

Люций бросился сквозь толпу, направляясь к ближайшей «Грозовой птице».

Беспомощный вражеский корабль – а именно таким и должен быть враг – дрейфовал в космосе в пределах досягаемости дозорной группы, и его экипаж просто напрашивался на смерть. Мечи Люция чуть ли не выпрыгивали из ножен, и хотя он говорил себе, что это лишь его воображение, звучало это не очень убедительно. Доспех его, смазанный человеческим жиром, влажно блестел; на оскверненном орле, украшавшем нагрудник, еще не высохла кровь из свежих шрамов, которые мечник нанес себе на лицо.

Люций запрыгнул на штурмовую аппарель «Грозовой птицы» и, уверенный, что обеспечил себе место в первой волне абордажа, оглянулся, чтобы узнать, кто еще присоединится к нему. Легионеры буквально дрались за право первыми сцепиться с врагом; после Призматики их рвение не находило выхода, и этот восхитительный шанс окунуться в страдания врага нельзя было упускать.

Марий Вайросеан проложил себе путь трубным ревом; следом за ним к ждущей «Грозовой птице» прорывались какофоны, и их акустические пушки кричали и стенали, словно хор проклятых. Бастарне Абранкс и Лономия Руэн, его консорт, с боем пробились к одному из кораблей. Заметив Люция, Абранкс поднял меч – то ли в приветствии, то ли с вызовом. Люцию было все равно.

Его взгляд метнулся к абордажной торпеде, стоявшей, словно прокаженная, в дальнем конце палубы отдельно от других. За место на этом транспорте никто не дрался: перед ним стоял апотекарий Фабий, спокойно руководивший работой тяжелого подъемника, что переправлял из недр корабля огромный контейнер. Стенки его были помечены таким количеством предупреждающих знаков, что даже Дети Императора, всегда открытые острым ощущениям, предпочитали держаться подальше от ужасов, которые родились в безумном логове Фабия. Контейнер поддерживали и направляли сервиторы в накидках с капюшонами, сшитых из плоти; они трудились, как рабы какого-то древнего зодчего. Когда сервиторы закрепили груз внутри торпеды, Фабий поднялся на борт и опустил за собой взрывостойкие заслонки.

– Что же ты задумал, старый некромант? – пробормотал Люций с внезапным любопытством.

Он услышал, как с грохотом закрываются люки полностью загруженных торпед, и, ухмыльнувшись, сам нырнул в отсек экипажа, залитый красным светом. Десятки легионеров закрепляли на себе страховочные скобы, резали ладони цепными мечами, раскачивались взад и вперед от возбуждения, пока не находившего выхода; некоторые выли, как волки, взбесившиеся от изобильной добычи. Аппарель поднялась, и «Грозовая птица» дрогнула в фиксаторах, которые удерживали ее на рельсовой направляющей. Едва Люций успел занять свободное место, как корабль, завибрировав, пришел в движение.

Мощные двигатели выплюнули «Птицу» в безмятежную пустоту между «Андроником» и его жертвой. Перегрузки вжали Люция в сиденье, и он облизнул окровавленные губы, сплюнув кровь на клинки, которые уже достал из ножен, даже не отдавая себе в этом отчета. Все тело его вибрировало от удовольствия.


«Андроник», резко запустив маневровые двигатели, развернулся так, что оказался между «Железной кровью» и дрейфующим кораблем X легиона; увидев это, Пертурабо выругался.

– Будь ты проклят, братец, – прошипел он.

– Есть расчет цели, – доложил Фальк.

– Ты попадешь в «Андроника», – покачал головой Пертурабо.

– Фулгрим специально направил корабль так, чтобы блокировать наш выстрел, – проворчал Форрикс.

– Почти наверняка, – согласился примарх.

– Он же знал, что мы собираемся стрелять, – сказал Кроагер, – так давайте выстрелим. Они сами виноваты в том, что подставились.

Пертурабо обдумал это предложение, испытывая соблазн отдать приказ открыть огонь, наплевав на последствия. Но Фулгрим достиг опасной стадии самовлюбленности, и неизвестно, к чему подтолкнет его эта новоявленная вера в богов и демонов, если он вдруг решит, что ему угрожают. Эгоист вроде него раздует до вселенских масштабов любую мелкую обиду, нанесенную случайно или вообще воображаемую, а разжигать космическую войну между двумя целыми легионами в Оке Ужаса – вряд ли такой уж разумный поступок.

– Нет, – сказал Пертурабо. – Этого наш хрупкий союз не переживет, а я еще не выяснил, что именно ищет мой брат.

– Но он нарушил ваш приказ! – рыкнул Форрикс. – Он должен быть наказан.

– Довольно. – Пертурабо вытащил Сокрушитель наковален из заплечного крепления. – Если Фулгрим хочет захватить этот корабль, мы не допустим, чтобы вся слава досталась только ему.

Кроагер быстрее всех понял, что стоит за этими словами:

– Я подготовлю «Грозовые птицы», – сказал он, направляясь к бронированным дверям, ведущим на мостик. – Через десять минут можем стартовать.

– Нет, к этому времени все уже закончится, – возразил Пертурабо.

– А что насчет второго корабля? – спросил Форрикс.

– Он уже скрылся. Кто бы они ни были, драки они не ищут – пока. Если мы хотим ударить железом по камню, то делать это нужно сейчас же.

– Повелитель, – начал Форрикс с тревогой в голосе: он понял, что планировал примарх. – Так близко к варп-возмущению? Без установленных точек привязки? Риск слишком велик.

– Фулгрим все это начал, а мы закончим. – Пертурабо обернулся к Барбану Фальку: – Выводи нас на позицию над вражеским кораблем и включай телепортационные камеры.


Глава 14. Здесь живут монстры / Ты меня ранил / Замкнувшийся круг

Оглушающие взрывы заполняли надстройку «Сизифея» звенящим эхом металла, бьющего по металлу. Внутренние переборки сминались, как листовая фольга, под напором абордажных торпед, врезающихся в борт беспомощно дрейфующего корабля. Их тупые носы разламывали слои стали и керамита, пробивая путь к самому большому помещению на корабле Железных Рук – к его посадочной палубе.

Из магнамелт на фронтальных частях вырвались вспышки, а штурмовые минометы по конусу раскидали раскаленную докрасна шрапнель. Иного урона почти не было, поскольку Кадм Тиро, предвидевший подобную атаку, приказал убрать с палубы все трансатмосферные корабли. Бритвенно-острые вращающиеся зубцы абордажных торпед остановились, и крепежные болты отлетели один за другим.

Вермана Сайбус отдал приказ об атаке, направив синаптический импульс в БМУ, имплантированный в голову. Не успели его приказы достичь получателей, как противовзрывные заслонки на краю посадочной палубы ушли в пазы, и пара десятков «Носорогов», эбенового и железно-серого цветов, помчались к абордажным торпедам. Сайбус не станет организовывать на своем корабле позиционную оборону – он проведет стремительную контратаку.

Он ехал в башне своего значительно модифицированного командирского «Носорога», зафиксированный магнитными зажимами на нижней части механизированного тела, и, давя на гашетки станковых штурмболтеров, поливал зубастые, как у червей, пасти торпед грохочущими потоками, оставлявшими инверсионные следы. Прикрытые щитами штурмовые турели выдвинулись из ниш, открыли ответный огонь, и по опаленному броневому покрытию торпед заколотили гильзы.

Но ничто не могло остановить бронированные машины, на пределе мощностей мчащиеся через обломки, возникшие при появлении торпед. Из торпед вылетели внутренние противовзрывные заслонки, и изнутри донесся полный ненависти животный рев, напомнивший о жутких пещерных ферродраконах Карааши. Сайбус развернул свой «Носорог» и остановился, когда носы торпед отпали, и на поврежденный взрывами настил с грохотом упали штурмовые рампы.

– В атаку! – прокричал он по нескольким частотам. – Железо превозмогает!

Кабинные люки «Носорогов» откинулись назад, и воины в черных доспехах, почти двести боевых братьев, выступили из машин и двинулись вперед, занимая позиции в укрытии повалившихся стоек, обломков палубного настила и обрушившихся переборок.

Из торпеды, упавшей первой, изверглась воющая масса изуродованной плоти и разнотипных доспехов – около сотни или чуть больше... существ, подобных которым Сайбус никогда не видел. Его искусственные глаза были способны передавать визуальную информацию в нескольких спектрах и с великолепной четкостью, и сейчас он об этом пожалел.

Они выглядели по-разному, но все были гибридными монстрами с поблескивавшей плотью, деформированными телами и раздувшимися мускулами. У них были удлиненные руки, заканчивающиеся лезвиями и обмотанные цепями, на концах которых покачивались крючья, а двигались они с невероятной быстротой, одни – на ногах, напоминающих органические пружины, другие – на мощных алых конечностях, как у вьючных животных. В их пластичных телах, словно в восковых фигурках, забытых рядом с горячей лампой, сплавились части тел от сотен различных существ: генетика породила гнусных созданий, не заслуживающих права на жизнь.

Но хуже любых уродств и отклонений была очевидность того, что тела эти когда-то принадлежали космическим десантникам. Смертная плоть не смогла бы вынести столь мучительные клеточные мутации и выжить. Обстрел со стороны Железноруких замедлился, когда их настигла ужасная истина, а монстры воспользовались моментным замешательством и с ужасающей скоростью преодолели расстояние, разделявшее два отряда.

Нескольких скосили неуверенные потоки огня, пока Железные Руки приходили в себя. Разрывные снаряды и выпущенные с небольшого расстояния ракеты оставляли от убитых лишь куски органов, но остановить волны изуродованной плоти они не могли.

Монстры – эти груды каменно-твердых мышц и костей – набросились на Железноруких.


Тераты, кощунственные и извращенные создания апотекария Фабия


Кассандр был наделен заложенной в генах способностью игнорировать обессиливающий эффект страха. Его организм умел блокировать химические и нейрологические реакции на эту эмоцию, а сознание научили не поддаваться его влиянию. Он сотни лет сражался в войнах Императора, и ни разу он не позволил многочисленным ужасам Галактики свести его с пути.

Но ничто не могло приготовить его к этому.

К битве с воинами, которых он до сих пор считал братьями.

После его неудавшегося возмездия над Фабием помешанные рабы-сервиторы бросили его в одну из мрачных комнат с железными стенами, к группе хнычущих, дурно пахнущих монстров. Он думал, что они нападут, бросятся на него со своими анатомически невозможными конечностями-клинками и разорвут на части.

Но они приняли его как своего.

И только тогда он понял, что эти чудовища раньше были легионерами, как и он. Неважно, к какому легиону они принадлежали раньше, – теперь это были отвратительные монстры, истекающие слюной, с полными клыков пастями и зазубренными когтями. Уроды, полученные в результате операций и мутаций, изверги, терявшие последние остатки человечности.

И только тогда он увидел, как испортили и извратили его собственное тело.

Раздувшееся до неузнаваемости, приобретшее странный цвет из-за мерзостных ядов и биопрепаратов, что ему вводили, оно превратилось в насмешку над совершенством, которое когда-то гордо воплощало. Он увидел, что мускулы его взбухли, кожа стала твердой, а разросшиеся кости выступили из всех сочленений.

Монстры не атаковали его, потому что он был одним из них.

Их держали взаперти, как экзотических животных в зверинце, и кормили питательной смесью; Кассандр был, судя по всему, единственным, кто понимал, что в нее подмешивали гормоны роста и гены-триггеры, увеличивавшие агрессию и силу. После каждой кормежки неизменно начинались кровопролитные драки, и Кассандру не раз приходилось защищать участок пола, на котором он, свернувшись, спал.

Он не трогал смесь, хотя желудок и противился воздержанию. Перекованный организм требовал питания, и Кассандр чувствовал, что тело начинает пожирать само себя. Это его радовало. Это означало, что конец его страданий близок.

Он умрет, и этот кошмар закончится.

Потом он вспомнил собственные слова, сказанные Наварре, и кредо Кулаков – принципы Рогала Дорна, сидящие в его голове так крепко, словно их вбил туда кулак самого Императора.

Решимость, уверенность и стойкость.

Честь, долг и способность вынести все.

Кассандр ел понемногу, принимая не больше, чем было нужно для поддержания сил и борьбы с внезапными позывами причинить окружающим вред. Его настроение резко менялось, и он напрягал последние остатки душевных сил, пытаясь не утратить то, что составляло его сущность, что делало из него воина Легионес Астартес и гордого сына Рогала Дорна.

В этом сумеречном мире первобытной жестокости время имело еще меньшее значение, но однажды наступил момент, когда переборочные двери распахнулись и их согнали в электрифицированный коридор, ведший в горячую железную трубу, которая вскоре загремела и затряслась, словно ею выстрелили из артиллерийского орудия.

Громовое столкновение, резкое торможение. Последовательно выпущенные струи перегретого воздуха заставили их, воющих и охваченных яростью, столпиться в передней части трубы. Установленные в потолке распылители наполнили воздух химстимулянтами, от которых у Кассандра пошла кровь из глаз, а пульс участился, отвечая барабанящему грохоту в груди. Теперь оба его сердца бились. Голова кружилась, насыщенная кислородом смесь в измененной кровеносной системе заставляла пошатываться от страха и гнева. Под влиянием этих мощных, ярких эмоций усилители адреналиновой секреции и стимуляторы агрессии заставили его мышцы, и так пугающе огромные, раздуться еще сильнее.

Дверь, удерживавшая их внутри, поднялась, и железную трубу, в которой их заперли, заполнил яркий свет. Толпа воющих монстров, безумных и движимых алхимической яростью, бросилась наружу. Воины в черных доспехах, стоявшие впереди, открыли огонь из крупнокалиберных орудий, скосив первых монстров, вырвавшихся из заточения. Запах крови и внутренностей заполнил едва пробудившееся сознание Кассандра стремлением сорвать плоть с их костей.

Он боролся с порывом, но его несло на воинов в черном вопреки собственному нежеланию к ним приближаться. Он знал, что должен вспомнить их. Он знал, что они не были его врагами, что они были братьями, но мозг говорил одно, а тело требовало другого. Кассандр смотрел, как его чудовищные товарищи убивали взмахами когтистых лап или ядовитой, желчной рвотой.

Это была не боевая операция легиона, а безумная резня. Вокруг Кассандра болтерные выстрелы собирали с монстров кровавую дань, выдирая из них куски плоти или выбивая из спин фонтаны зловонной крови. Он пытался вырваться из убийственного вихря, но против воли оказался перед воином в мерцающей черной броне, с кулаком из светлой, серебристой стали. Кассандр вскинул руки, подавляя желание оторвать этому воину голову.

– Железнорукий! – прокричал он. – Я легионер!

Нижняя челюсть, изменившая форму из-за генетических преобразований, исковеркала его слова, но даже если воин понял его, вида он не подал. Он выстрелил из болтера, и Кассандр покачнулся, когда снаряд ударил его прямо в центр груди. Боль была невероятной, но снаряд, вместо того чтобы взорвать его изнутри, отскочил от недавно окостеневшего панциря.

Кассандр взревел и вырвал болтер из железной хватки космического десантника. Он переломил оружие надвое, отбросил в сторону сломанные половинки и прыгнул на безоружного воина. Шлем раскололся от первого удара, вторым его оторвало от латного воротника. Сжатые газы зашипели под открывшимся лицом, состоявшим наполовину из металла, наполовину из плоти.

Выражение ненависти на лице противника остановило яростный порыв Кассандра.

В руке десантника вдруг оказался длинный боевой нож. Воин ударил Кассандра в бок, и кончик, скользнув по костяному щиту, нашел уязвимое место и проткнул одно из легких. На лицо Железнорукого брызнула кровь. Кассандр опустил руку, схватил воина за горло и вырвал его, раздирая блестящие трубки и брызгая артериальной кровью. Используя последние остатки жизненных сил, космический десантник еще дважды вонзил в Кассандра нож, но в ударах не было силы. Клинок выскользнул из руки, и жизнь ушла из воина.

Кассандр поднялся на ноги, смотря, как с массы трахеальных тканей, зажатых в его кулаке, капает сворачивающаяся кровь. Он отбросил их в сторону, с отвращением и ужасом осознав, что натворил. Слуга Империума пал от его руки, и это немыслимое событие с трудом укладывалось в голове.

Феликс Кассандр, капитан Имперских Кулаков, убил воина из Железных Рук. По его лицу потекли маслянистые слезы, а желудок скрутило в спазме. Он запрокинул голову и взвыл, не обращая внимания на кровопролитную, жестокую битву, разыгрывавшуюся вокруг.

Среди этих неистовствовавших монстров Кассандр был единственным, кто понимал, как ужасно было то, что сотворил с ними апотекарий Фабий.


Резкий толчок при торможении. Грохот отскакивающих крепежных болтов и волна жара от магнамелт. Яркий свет залил «Грозовую птицу», когда упала рампа, Люций подождал, пока с десяток его боевых братьев не выскочит под огонь Железных Рук, и только после этого присоединился к бою. Ни к чему ведь становиться пушечным мясом, принимающим на себя губительный град первых выстрелов.

По корпусу «Грозовой птицы» глухо застучали выстрелы: «Носороги» и стационарные орудия открыли подавляющий огонь. Посадочная палуба звездного корабля была легкой целью с точки зрения доставки штурмового транспорта на борт, но на ней всегда находились орудия и защитные отряды. Люций за мгновение осмотрел вражеские позиции и удрученно отметил полное отсутствие фантазии в вопросе их размещения. В системе укреплений проглядывало влияние гиллимановских предписаний, и Люция развеселило отчаянное стремление Железноруких следовать за кем-нибудь новым.

В плечо угодил выстрел, пронзив его болью. Все чаще и чаще ему казалось, что броня начинает становиться частью его, превращается в подобие твердой кожи, наделенной рецепторами боли и удовольствия в равной мере. Его это радовало. Он отпрыгнул в сторону, когда яростная очередь из автопушки прошла вдоль штурмовой рампы. Искры полетели, как мощный неоновый дождь, когда в толпе наступающих Детей Императора подорвались снаряды. Нескольких воинов разнесло в клочья, еще пару разрезало с механической аккуратностью. Кровь окатила рампу, но Люций не уделил погибшим и мысли.

Четыре «Грозовых птицы» прорвались на посадочную палубу одновременно с несколькими абордажными торпедами, а судя по данным, пробивающимся через помехи на наложенный дисплей визора, еще три проникли на другие участки вражеского корабля. Судно было обречено, так что им оставалось только развлекаться с экипажем. Другие Дети Императора занимали палубу, но внимание Люция привлекали чудовищные монстры, атаковавшие Железноруких.

Он ухмыльнулся, заметив на вершине торпедной рампы Фабия, похожего на гордого отца, наблюдающего за своими отпрысками. И что это были за отпрыски! Чудесный зверинец великолепных терат, явно созданных из генотипа легионеров, живые волны гротеска, способные сравниться с карнавалиями, которые до этого устраивал Фениксиец. Они были ужасны и прекрасны, и при мысли о том, что сотворил Фабий, захватывало дух.

Массивный громила, с дымящейся плотью, ярко красной и горячей, как печь, отшвырнул «Носорог» в сторону, словно бумажную игрушку, cмяв машине весь борт. Его мышцы были огромны, и от взмаха кулаком бронированный танк взлетел в воздух и приземлился в тридцати метрах, совершенно разбитый. Болтерные снаряды врезались в плоть монстра, оставляли в твердом теле борозды. Он взревел, глаза его налились кровью, мускулы покрылись зловонными, как прогорклый жир, выделениями.

Железнорукие бросились прочь от гиганта, между тем сломавшего второй «Носорог», оторвавшего еще вращающийся карданный вал и подхватившего его, как огромную дубинку. Согласованно действуя в рамках отрядов, воины пытались не подпустить гиганта к себе, со всех сторон осыпая его разрывными снарядами.

Люций метнулся в гущу воинов, плавными, скупыми движениями разрезая их на куски. Они поворачивались к нему, выставляли пистолеты и мечи, но ни один не мог с ним сравниться. Люций пропустил над собой неумелый взмах цепным мечом, вскинул собственный клинок, разрубая локоть противника, и с разворота вогнал ему в затылок второй, вышедший из лицевой пластины шлема.

В бой вступили новые Дети Императора – вопящее, ревущее сборище маньяков-убийц, с Бастарне Абранксом и Лономией Руэном во главе. Парные мечи Абранкса превратились в мелькающие размытые пятна, но Люция это не впечатляло. Скорость не равнялась мастерству, и слишком часто эти атаки наносили неаккуратные раны без всякой изящности. Руэн сражался полыми кинжалами – узкими поньярдами, с которых с шипением капал яд. Раненные им содрогались в вызванных токсином конвульсиях, но гибли лишь немногие. Возможно, это и было его целью.

Люций оставил их и с изяществом ассасина двинулся сквозь сражающихся; мечи его были инструментами вычурного убийства. Тела сжимали его со всех сторон, но Люций скользил между Железнорукими и монструозными убийцами Фабия, как дым. Железные Руки сражались с каким-то механическим упорством и убивались тяжело. Люция охватило нервное возбуждение, когда воин, который должен был умереть от высокого удара в шею и одновременного укола в грудь, швырнул его на пол ударом железного кулака – мощного, как свайный молот.

Он пошатнулся от удара, но успел прийти в себя прежде, чем воин приблизился, намереваясь покончить с ним. Из его ужасных ран лилась густая жидкость, но по ее переливающемуся, как у нефти, блеску Люций понял, что мечи лишь рассекли какие-то механические детали.

– На тебе так мало плоти, что убивать почти нечего, – сказал он, уклоняясь от неумелого взмаха цепным мечом. Люций развернулся на пятках и ударил воина локтем в боковую часть шлема. Тот покачнулся, но все равно не упал – даже после того, как Люций вогнал оба меча ему в живот. Железнорукий что-то промычал, но различить слова в этом булькании было невозможно. Из решетки на лицевой пластине брызнула усеянная красными каплями пена, и Люций почувствовал маслянистый запах крови.

Но этот бой уже успел наскучить ему; Люций выдернул мечи, скрестил их, как лезвия ножниц, и отрезал Железнорукому голову. Он повернулся и нырнул в толпу сражающихся, надеясь, что на этом корабле найдется хотя бы один воин, которому удастся его развлечь.


Чудовищный монстр с лапами-крюками, как у гигантского богомола, врезался в середину наспех подобранного отряда Железноруких и троих зарезал тремя же взмахами мощных конечностей. Он выл, убивая, и в этом горестном вое звучали и ненависть, и мука. Сайбус развернул станковой болтер своего «Носорога», держа окулярную сетку аугметических глаз на черепе монстра. Направленный поток болтерных снарядов превратил его голову и туловище в конфетти из густо-красной плоти.

Воины в броне безумных, словно взятых из горячечного кошмара цветов бросились на них из окутанных дымом десантных катеров. Грудь их украшала характерная аквила, пусть и обезображенная, а значит, они были Детьми Императора, но ничто более не указывало на их принадлежность к этому когда-то гордому легиону. Их броню увешивали фетиши из кожи и кровавые боевые трофеи, испещряли непристойные символы и покрывали приваренные крючья.

Хотя он давно отказался от слабой плоти, выбрав чистоту железа, при виде Детей Императора в его сердце разгоралась ненависть. Эти выродки убили его примарха, и никогда еще Вермана Сайбус не чувствовал себя таким живым, не ощущал себя человеком так сильно.

До предательства на Исстване Сайбус не раз сражался бок о бок с воинами Фениксийца. Он восхищался их боевым этосом, и ревностность, с которой они стремились к совершенству, всегда вызывала в нем уважение. Много лет назад он до глубокой ночи спорил с одним юным офицером по имени Риланор о преимуществах аугментационной мощи над органической силой: насмехался над верой легионера в свою плоть и превозносил достоинства железа.

Был ли юный Риланор сейчас среди этих ублюдков? Придется ли Сайбусу убить воина, которым он когда-то восхищался? Мысль его не встревожила – только укрепила веру в превосходство железа над кровью и костью. Рассредоточившиеся по палубе Дети Императора беспорядочно стреляли и вопили какую-то странную боевую молитву, которая терзала аугметику Сайбуса и заполняла мозг пронзительными помехами, казавшимися криками тысяч людей.

Вой, визг клинков и ритмичные вспышки выстрелов сопровождали кровавый бой между абордажными отрядами и Железнорукими, развернувшийся на посадочной палубе. Мутировавшие конечности и когти – результаты генетических манипуляций – рвали доспехи, выкованные в огне войны, а цепные мечи и пускаемые в упор болтерные снаряды в ответ раздирали отвратительные тела монстров. Сайбус поливал их огнем из штурмболтеров, но при этом замечал, что некоторые падали, не получив никаких ран от его собственных людей. На его глазах один изуродованный легионер рухнул, когда работавшее за пределами возможностей тело не выдержало и вспыхнуло изнутри. Другой просто взорвался под напором стремительно мутировавших клеток и превратился в подергивающуюся студенистую массу, похожую на коралловый риф из плоти.

Сайбус отвлекся от бойни, заметив в гуще чудовищ закованного в броню воина, над плечами которого поднималось ужасающее приспособление из лезвий, дрелей и пощелкивающих разделочных инструментов – некое хирургическое подобие сервосбруи. Он развернул башню, но чудовищное войско заслонило врага прежде, чем он успел выстрелить.

Сайбус оставил мысли об одиноко стоящем воине и оглядел поле сражения со спокойной внимательностью тактика, словно еще находился в казармах. Монстров пока удерживали: стойкость его собственных воинов и биологическая нестабильность чудовищ не давали им переломить ход боя, но Дети Императора грозили заполонить всю палубу.

– Первый эшелон, сдерживайте правый фланг! – приказал Сайбус, когда воины в пурпуре и золоте двинулись на окружение. – Первый резерв, занять позиции.

«Носороги» развернулись, как запираемые ворота, и, обеспечивая скоординированную поддержку пехоты, продолжили посылать в Детей Императора карающие потоки снарядов. Стационарные орудия и установленные на позициях турели накрыли огнем открытые участки палубы, сковав отряды, пытавшиеся выйти во фланг, пока Железные Руки проводили перегруппировку.

Сайбус позволил себе на мгновение предаться мрачной радости.

Дети Императора поплатятся за свое безрассудство.


Битва волнами вздымалась под ним – эта пучина, этот водоворот неистовой ярости, хладнокровных тактических решений и вычурной театральности. Она могла бы стать занимательным объектом для изучения различных стилей сражения, но Шарроукину сейчас важнее было найти узловые центры вражеских сил, где неожиданный удар внес бы больше всего разлада. Он прыгал с балки на балку, с траверсы на траверсу под потолком посадочной палубы, останавливаясь лишь затем, чтобы оценить тактическую обстановку.

Вермана Сайбус, может, и был солдатом бескомпромиссным и не очень харизматичным, но в отношении боев был методичен, как секутор. Его воины отвечали на каждую атаку Детей Императора молниеносно и логично – даже если враги сражались, логикой не руководствуясь. Если организаторы атаки надеялись сломить обороняющихся одним сокрушительным ударом, их ждало горькое разочарование.

Чудовищных созданий медленно теснили назад: животному бешенству было не сравниться с ледяным спокойствием и непоколебимостью Железных Рук. В гуще самых яростных схваток Шарроукин заметил несколько Детей Императора и головореза с парными мечами, который пробивал путь сквозь обороняющихся. За ним следовал воин в шипастой броне, вооруженный двумя кинжалами, явно отравленными.

Но один воин, раз за разом попадавший в поле зрения Шарроукина, беспокоил его сильнее прочих. Этот невероятно искусный мечник превосходно видел границы между жизнью и смертью, и он скользил мимо мечей и пуль, будто растворившийся в тенях, – с такой легкостью, с какой обычный человек пересекает комнату. Его мечи беспрестанно вторгались в пространства, занимаемые живыми, после чего живых не оставалось.

Именно его Шарроукин должен был убить.


Люций заметил надвигающуюся тень за мгновение до удара.

Он резко повернулся, чтобы избежать неизвестной атаки, но даже его реакции оказалось недостаточно.

Его словно ударили осадным молотом: из легких выбило воздух, когда спикировавший воин опрокинул его на пол. Люций откатился в сторону от устремившегося вниз черного клинка, а второй блокировал с рефлекторной быстротой. Увидев, что воин в черном бросается на него, он согнул запястья, сводя мечи в крестовом блоке; изменил хват и развернулся на пятках, собираясь одним ударом в горло покончить с противником.

Его меч столкнулся с бритвенно-острой сталью, и лишь отчаянное парирование спасло его собственную шею от метнувшегося к нему бесшумного клинка. Люций был впечатлен – и рад, что ему удалось найти воина, который знал, с какого конца надо держать меч. Большинство противников остались бы без оружия после его первого блока.

– У тебя хорошие навыки, – сказал он, когда они начали кружить друг напротив друга.

Воин не ответил, и только тогда Люций заметил, что он не был Железноруким.

– Гвардеец Ворона, – сказал он, узнав хват, стойку и наклон мечей, которые предпочитали теневые воины Коракса. – Теперь понятно, почему ты еще жив.

Гвардеец Ворона атаковал его стремительной серией обескураживающих ложных выпадов, высоких ударов и немыслимо быстрых уколов, и Люций парировал, уклонялся и пятился назад, следуя за все ускоряющимся темпом дуэли. У воина были не только навыки, но и талант. Или даже дар.

– Давно я не убивал черных птичек, – хихикнул Люций. – Еще с Исствана.

Воин не отреагировал на провокацию, а значит, был еще более искусен, чем Люций полагал. Осознав, что разозлить воина так просто не удастся, он подавил потребность унижать противника, убивая его. Раз за разом они набрасывались друг на друга, кружась, как танцоры в номере, что окончится лишь со смертью одного из выступающих.

Люций изучал воина, пока они дрались. Его движения были словно текущее масло – плавная последовательность переходящих друг в друга стоек. Его боевой стиль был безупречен, технически совершенен, но усиливался врожденным пониманием фехтовального искусства. Люций пораженно осознал, что этот воин был ему почти ровней.

При мысли, что у противника есть шанс победить, Люция пронзила вспышка неуверенности. Он засмеялся, опьяненный радостью от долгожданной встречи с достойным противником, до предела взволнованный тем, что может проиграть, пусть даже вероятность этого была близка к нулю. Она существовала, и одно это было достаточной причиной для восторга.

– Друг мой, – сказал он, парируя низкий удар в пах и игриво отвечая выпадом к голове. – Я обязан узнать твое имя.

Ответом ему стали коброй метнувшийся к шее меч и атака в горло с разворота. Разозлившись, Люций отбил оружие и рубанул по запястью Ворона. Черный клинок отвел удар, и немыслимо быстрая контратака оставила глубокую царапину на орле, украшавшем нагрудник Люция.

– Отвечай, чтоб тебя, – рявкнул Люций, и еще один жалящий выпад проскользнул сквозь его оборону, оставив на щеке глубокий порез. Пораженный, Люций выскочил из дуэльного круга и опустил оружие. С лица его закапала кровь, и гнев испарился во вспышке восторженного счастья.

– Ты меня ранил, – сказал он, одновременно восхищенный и взволнованный. – Ты меня в самом деле ранил. Ты хоть понимаешь, как редко это бывает?

Не успел воин ответить – хотя Люций особо и не рассчитывал на ответ, – как кто-то третий ворвался в круг и сбил его с ног. Люций тяжело упал, выпустил мечи из рук и ударился головой о покоробившиеся плиты настила. Глаза заволокло тьмой и кровавым туманом, но ему удалось заметить розово-золотое мутное пятно, метнувшееся к Ворону-мечнику.

Новоприбывший взмахнул парными мечами, намереваясь отрубить Ворону голову, и даже сквозь кроваво-красную дымку Люций узнал неуклюжий стиль Бастарне Абранкса. Гвардеец Ворона наклонился, уходя от атаки, и обогнул противника. Его мечи погрузились в поясницу Абранкса, в щель между спинной пластиной и кулетом. Абранкс закряхтел от боли и успел лишь развернуться лицом к врагу, как ему перерезали горло одним мечом и сняли скальп другим.

Абранкс упал, мертвый, и Люций рассмеялся при виде этого позора. Он сомневался, что даже Фабий смог бы вернуть его после таких повреждений.

Гвардеец Ворона не остановился, чтобы насладиться убийством, а прыгнул к Люцию, собираясь покончить с ним.

Но у Судьбы, видимо, еще были на него планы.

В центре посадочной палубы мгновенно вырос раскаленно-голубой купол электрического огня, и оглушительный раскат вытесненного воздуха пронесся через сводчатое помещение, словно ударная волна от атмосферного взрыва. Гвардеец Ворона покачнулся, а Люций почувствовал горький металлический привкус телепортационной энергии. Он заморгал, пытаясь прогнать остаточные пятна от многочисленных источников света и призрачные отблески никогда не существовавших вещей.

Бой на посадочной палубе прекратился, когда голубой свет исчез.

На его месте стоял Пертурабо, окруженный роботами-стражами.


Глава 15. Другой способ сражаться / Железо внутри / Все к капитану!

Таматика пробежал через весь инженариум, лавируя между элементами управления реакторной вентиляцией и струями газа, что вырывались из них. Достаточно горячие, чтобы отделить плоть от костей, эти струи сдирали краску с брони, а внутри доспеха было жарко, как в печи. Таматика обливался потом под комбинезоном; капли пота жгли глаза, и поток данных на визоре становился размытым.

Клапаны аварийного сброса работали на пределе, по возможности быстро отводя энергию из реактора. Таматика задержался у одного из контрольных пунктов: костяные сегменты цифр на табло пощелкивали, отсчитывая убывающие значения со скоростью альтиметра на падающем самолете. С помощью восстановленной сервосбруи фратер дотянулся до красных железных вентилей на трубах, и шип для загрузки данных подключился к ближайшему открытому терминалу. В кровь от перегруженных реакторов проник синестетический жар.

– Все равно еще слишком много, – сказал Таматика. – Тиро это не понравится. Совсем не понравится.

Голоса, орущие в ухо, требовали отчета, но он не обращал на них внимания. Да и что он мог им ответить? Сколько бы регулирующих стержней он ни задействовал, уровни мощности в корабельных реакторах зашкаливали, приближаясь к критической отметке.

– А когда это произойдет…

Он не стал заканчивать мысль и двинулся дальше по залу, мимо гибнущих сервиторов, все еще работавших, хотя их кожа пузырилась и облезала от невыносимой жары. Машиновидцы, имевшие экзозащиту, старались управлять системой сброса так, чтобы энергия отводилась в резервные контуры, и искали дополнительные способы безопасно избавиться от излишка мощности. Бесполезное занятие, но так они хотя бы дадут капитану время отразить абордаж. Таматика больше не мог ничего сделать и чувствовал досаду из-за того, что поставил всех в такое положение.

– Мне надо на палубу, сражаться, – сказал он, краем глаза следя за тактическими сводками, которые поступали из корабельных инфоустройств.

Посадочная палуба с трудом, но держалась; данные о врагах на первый взгляд казались бессмысленными, но не эта битва волновала Таматику. Несколько отдельных отрядов проникли на «Сизифей» и выше посадочной палубы. Силы быстрого реагирования уже двинулись им на перехват, но чем дальше, тем сильнее казалось, что задачей первой атаки было удержать защитников на одном месте и таким образом расчистить путь к какой-то иной – истинной – цели.

Таматика выключил тактический канал. Он был столь же грозен в битве, как и любой воин X легиона, но больше пользы мог принести здесь. Он отключился от терминала и пошел обратно к пульту управления на другом конце машинного отделения. В клубах радиоактивного пара сновали тени: сервиторы, которых излучение убьет меньше чем через час, и лексмеханики, чьи высшие когнитивные функции уже угасали из-за химических выбросов.

Несколько Железных Рук, вскрыв корпус реактора, работали в его недрах. Несмотря на утечку радиации, высочайшие температуры и корродирующие газы, они делали все, чтобы сдержать расплавление активной зоны, из-за которого «Сизифей» разорвало бы на части. Да и не только «Сизифей» – любого, кто оказался бы рядом с ним.

Внезапно Таматика понял, как может поучаствовать в сражении.


Железный Круг сомкнул щиты, образовав тупой клин наподобие носа космического корабля, и двинулся в атаку. Против их энергетического заслона и тяжелой брони огнестрельный огонь был бессилен. Каждый механизм приводился в движение реактором и жгутами псевдомышц; усиленная защита корпуса в верхней части торса, на руках и голове позволяла роботам выдерживать обстрел, и ничто в арсенале Железных Рук не могло ни на йоту замедлить их наступление.

Неудержимая и безжалостная мощь, воплощенная в вороненом железе с золотом и чернением, смела линию обороны Железноруких словно ударом бойного шара. Пару «Носорогов» отбросило в сторону слаженным взмахом щитов, так что машины проскользили по палубе метров пятьдесят; с полдюжины легионеров погибли под сокрушительными ударами осадных молотов.

Затем щиты разомкнулись с механической слаженностью, и из-под их прикрытия выступил Пертурабо, которого сопровождали Форрикс и Кроагер. Сокрушитель Наковален поднялся, а затем обрушился на палубу, став эпицентром сейсмических ударных волн такой силы, что бронированные машины переворачивались. Воздух наполнился шквалом обломков, Железных Рук разметало, словно листья на ветру. Мобильные орудийные платформы рассыпались на части, стационарные турели отключились из-за перепада давления.

Роботы Железного Круга опустили торцы щитов на палубу и подняли оружие, установленное на плечах: роторные пушки, гранатометы и счетверенные карабины. От их позиции развернулись перекрывающие сектора обстрела, и горизонтальный поток снарядов и лазерных выстрелов смел все на своем пути.

– Повелитель! – воскликнул Форрикс, падая на одно колено и поднимая комбиболтер.

Пертурабо видел, что один «Носорог» каким-то образом сумел устоять; с первого же взгляда было ясно, что эта машина весит гораздо больше стандартного, а вокс-антенна указывала, что это транспорт командира. Воин X легиона, разместившийся в башне танка, нацеливал синхронизированные штурмболтеры.

– Он мой, – сказал Пертурабо. – Разберитесь с остальными сами.

Кивнув, Форрикс махнул троим из Железного Круга и стал пробиваться на фланг, где X легион уже дрогнул под натиском Детей Императора. В этой расправе над врагом не было изящества – только эффективность. Никому из поверженных воинов уже не суждено было подняться, и даже геносемя их не уцелело.

Кроагер перепрыгнул через упавшую переборку, паля по ошеломленным противникам из болт-пистолета. Еще три робота из Железного Круга не отставали от новопосвященного триарха – они прикрывали его от вражеского огня и поддерживали атаку собственной огневой мощью.

Орудия командирского «Носорога» выплюнули шквал болтерных снарядов, и два робота встали перед Пертурабо, принимая огонь на свои щиты. Когда буря искр и взрывов стихла, роботы скользнули в стороны и опустили щиты так, что образовалось наподобие рампы, и Пертурабо, использовав их как трамплин, взвился в воздух, воздев молот. Вслед ему устремился поток выстрелов, но снаряды, натолкнувшись на броню, разрывались безо всякого вреда. Сокрушитель Наковален опустился подобно неумолимому поршню и полностью расплющил всю переднюю часть танка. Машина, подпрыгнув, перевернулась и, подчиняясь гравитационному полю, упала с сокрушительной силой. Инерция отбросила ее на выпирающий пиллерс, и остатки брони смялись, словно фольга.

В Пертурабо все еще стреляли: на этот раз это были хладнокровно-точные выстрелы из болтера и ракета, оставлявшая за собой спиральный след. Один энергетический щит отклонил ракету в направлении крыши, а другой встал на пути масс-реактивных снарядов. Пертурабо отбросил молот и очертил рукой широкую дугу. Оглушительная очередь вырвалась из латной перчатки, и каждый тяжелый снаряд, специально изготовленный с помощью машины фиренцийского энциклопедиста, пробивал вражескую броню благодаря плазменному боезаряду, используя затем тело противника как биотермическое топливо. При каждом попадании воины сгорали заживо.

Железные Руки сплотились вокруг своих сержантов и офицеров, и Пертурабо, продолжая методичный обстрел, с убийственной точностью уничтожал каждого офицера: едва тому удавалось установить контроль, как в грудь ему попадал снаряд, и его тут же охватывало пламя.

Небольшой отряд Железноруких бросился в отчаянную атаку из-под прикрытия горящей машины – истребительная команда, вооруженная мелтаганами, плазменными ружьями и гранатами. Панцирные орудия Железного Круга сразили некоторых из этих воинов, заставив их исчезнуть в синем огне преждевременных разрывов. Но Пертурабо, отдав роботам мысленный приказ, позволил уцелевшим врагам приблизиться.

Их было пятнадцать – стойкие, жаждущие крови. Элита, судя по виду. В свете их визоров была ненависть – и их собственная, и отражение ненависти самого Пертурабо.

Их доспехи были изуродованы шрамами. Их готовность умереть заслуживала восхищения.

Молот Пертурабо расправился с первыми тремя, разбив их, словно фарфоровых кукол. Еще двоих разорвало пополам оружейной очередью. А потом остатки отряда добрались до него, рубя противника мечами и стреляя в него из энергетических пистолетов, которые вспыхивали с яркостью солнца. Железные Руки были легионом убийц, выходцами из жестоких, вечно враждующих племен, и с юности впитывали воинскую культуру своего опустошенного мира.

Они хорошо сражались, и некоторые удары даже достигли цели. Плазменный разряд попал в нагрудник Пертурабо, и за это примарх разорвал оружие противника пополам и искореженным стволом проломил тому голову. Энергетический разряд, испарив воздух, опалил наплечник Пертурабо – и Сокрушитель наковален оставил от нападавшего только кровавое облако. Латная перчатка примарха изрыгала смерть, и каждый выпущенный снаряд пронзал жертву как огненное копье. По мановению руки Пертурабо вспыхивал огонь, а за ним следовали крики.

X легион не мог победить; они не могли даже сражаться с таким противником, но все равно не отступали, не допуская, чтобы абсолютная невыполнимость поставленной цели отвлекла их от ее исполнения. Пертурабо восхищался Железнорукими, но при этом убивал их без всякого сострадания.

И вот пал последний воин: вся верхняя часть его тела превратилась в кровавое месиво, а нижняя еще подергивалась у ног Пертурабо. Примарху не нужно было осматриваться, чтобы понять: битва за посадочную палубу закончена. Перестрелка стихала, но Форрикс и Кроагер продолжали преследовать врага. Последние из защитников или погибли, или отступили под защиту противовзрывных диафрагм, каждая в несколько метров толщиной – чтобы вскрыть их, потребовались бы пробивные заряды. Экипаж наверняка уже размещался в заранее подготовленных дефиле в коридорах корабля, и в таких узких проходах и огневых мешках малая численность им не помешает.

Забыв о чести, Дети Императора безумствовали среди павших, обирая трупы и забавляясь с обгоревшими, изуродованными останками. Они впустую тратили время – время, бывшее ключевым фактором в любом абордаже. Исход такой операции зависел от того, удастся ли помешать врагу перегруппироваться или сплотиться вокруг уцелевших командиров. Сохранение инициативы в бою – залог победы, особенно если речь идет о том, чтобы отобрать космический корабль у его экипажа.

Однако Пертурабо не торопился продолжать атаку.

Он медлил, изучая воинов, выигравших эту битву: орда противоестественных чудовищ, оживших кошмаров. Несколько десятков этих существ бродили среди трупов, словно забыв, где находятся. Пертурабо знал, что они такое: тераты, созданные Фулгримовым алхимиком плоти из геносемени, которое было изъято у павших на Исстване. Сердце Пертурабо застыло, когда он заметил отметки отделений и татуировки легиона, которые не смогли скрыть ни хирургические операции, ни клеточное воздействие. Судя по этим отметкам, больше всего было Железных Рук, но немало встречалось и выходцев из Саламандр или Гвардии Ворона.

Пертурабо не одобрял решение, принятое в легионе его брата: такое вмешательство в генетику космических десантников, даже если они были врагами, было связано с технологией, которую невозможно контролировать. Какие еще запреты нарушит создатель этих существ, если позволить ему распоряжаться генетическим знанием Императора?

К тому же, материалом для терат служили не только солдаты все еще лояльных легионов. То тут, то там Пертурабо замечал знаки легионов под командованием Ангрона, Мортариона, Альфария или Лоргара; был даже один из Сынов Хоруса. Примарх знал, что Фабий грабит мертвых врагов, но то, что он не щадит и своих, стало отрезвляющим откровением.

Если Фулгриму настолько наплевать на своих же товарищей по восстанию, до каких глубин предательства он способен опуститься?


Фабий, в сопровождении почетной стражи из дергающихся, что-то бормочущих терат и какофонов Вайросеана, пробирался по коридорам «Сизифея» с целенаправленной поспешностью. Служебная дверь, которую не успели вовремя закрыть, дала им доступ в недра корабля, а противоестественная сила терат позволила прорваться к его бьющемуся сердцу.

Четыре монстра, сопровождавшие отряд, были лучшими созданиями Фабия – теми, чья генетическая структура потребовала минимальной хирургической модификации. Внешне они все еще напоминали космических десантников, но тела их, прикрытые кусками брони, которую апотекарию удалось раздобыть, чудовищно раздулись и увеличились.

Да, это его лучшие творения, но и их тела пожирали сами себя. Они сгорали в биологическом пожаре, который жадно требовал питательных веществ, чтобы поддерживать изменения, происходящие с плотью. Химическая смесь, которой их кормили, не давала им умереть от истощения, вызванного этими переменами, но напряжение боя оказалось непереносимым для слишком многих. Фабий не мог не признать, что с генетическим кодированием, которое он использовал, было что-то сильно не так.

Неужели в данных, которые Альфарий украл у Гвардии Ворона, был дефект?

Маловероятно: никто в Альфа–Легионе не обладал специальными знаниями, чтобы ввести в код вредоносный элемент так, чтобы апотекарий этого не заметил. Нет, дефект – это его собственный просчет, и предвкушение, с которым Фабий думал о том, как будет исправлять ошибку, не уступало по силе разочарованию, сопровождавшему ее обнаружение.

Коридоры отзывались на шум боя странным эхом. Звук то нарастал, то стихал: защитники упорно сражались за свой корабль, не понимая, что битва уже проиграна.

– Куда мы идем? – спросил Вайросеан; его скрипучий голос был сильно искажен из-за удлиненных челюстей. Фабий провел на бывшем капитане третьей роты одно из своих относительно успешных хирургических вмешательств: он нарастил кости черепа и изменил их форму, чтобы избранные мутации смогли в полной мере развиться. Объединение капитана с экспериментальным инструментом, который разработала Бекья Кинска, хоть и было неожиданным, но принесло вполне удовлетворительные результаты.

– В апотекарион, – ответил Фабий.

– Зачем? – пробулькал Вайросеан.

– Потому что там есть кое-что нужное мне.

– Что?

– Не знаю, – Фабия начинал раздражать этот допрос.

– Не знаешь? – зарычал Вайросеан, и его похожее на топор оружие эхом отозвалось на его гнев.

Вайросеан все еще считался одним из капитанов легиона и пользовался уважением. При нарастающем внутреннем расколе долго это продолжаться не могло, но пока что Фабий был вынужден соблюдать субординацию.

– Там находится источник энергии – древний механизм, который при работе резонирует на частотах, мне не известных. Я не знаю, что это такое, и потому хочу заполучить этот механизм, и вы мне поможете.

Вайросеан в ответ хмыкнул что-то неразборчивое, и трое какофонов за его спиной отозвались на это резким скрипучим шумом. От низкого гудения, которое издавало их оружие, у Фабия ныли зубы; если бы не кляпы из колючей проволоки, ему бы пришлось постоянно слушать их вой. Кляпы можно было удалить по приказу Вайросеана, и тогда эти орущие убийцы своей звуковой атакой разорвали бы на куски все, что окажется на пути.

Двигаясь обходными маршрутами, они все дальше углублялись в сердце корабля, и Фабий выбросил какофонов из головы. На этом пути встречались препятствия, но ярость терат и звуковая ударная волна, исходившая от воинов Вайросеана, смели те очаги сопротивления, что им встречались.

Голый металл корабельных внутренностей казался однообразным и мрачным, разительно непохожим на великолепие «Андроника». Хотя Фабию не нравилась театральная вульгарность собратьев, лабиринт его собственного царства тоже щекотал чувства – правда, совершенно иным образом. Время, когда флоты 28-й экспедиции выглядели так, почти стерлось из памяти. Фабию подумалось, что с тех пор прошла целая жизнь или даже больше.

Один из терат посмотрел на него с высоты своего роста. У существа были сплющенные, будто размазанные черты лица, словно он страдал от гигантизма; покрасневшие от кровоизлияний глаза навыкате из-за химических реакций; между распухших челюстей капала слюна, а дыхание было горячим, звериным.

– Что смешного? – спросило создание.

– Ничего, – ответил Фабий. – И больше со мной не заговаривай.

– Они умеют говорить? – удивился Вайросеан. – Я не думал, что у кого-то из них сохранился разум.

– Некоторые умеют. – Фабию не хотелось признавать, что деградация интеллекта – это еще одна проблема, которую придется решать в следующей партии.

– Апотекарий, тебе еще далеко до следующего уровня постчеловеческой эволюции, – сказал Вайросеан. – Эти твари – регресс к приматам.

– Я не могу совершить прорыв в эволюции, не заплатив за это, – ответил Фабий, и палец его сжался на спусковом крючке медицинского игольника. – Каждое живое существо – звено в огромной цепи, которая связывает прошлое и будущее. Пройдут тысячелетия, и возникнут формы жизни, которые будут в ужасе уже от нашей примитивности.

– Говори за себя, апотекарий, – проворчал Вайросеан.

Фабию хотелось его убить, забыв о последствиях, но прежде чем он смог поддаться этому внезапному порыву, терата вскинул тяжелую голову. Увеличенные ноздри существа зашевелились, анализируя коктейль из запахов. Секундой позже их почувствовал и сам Фабий: притирочный порошок, оружейное масло, стреляные гильзы и едкая, холодная вонь апотекариона.

В конце коридора показалась группа Железных Рук с оружием наготове, но Фабия это не встревожило: он с самого начала знал, что без боя им весь путь не пройти.

– Убить их, – приказал он.

И тераты мгновенно подчинились.


– Таматика! – крикнул Кадм Тиро. – Во имя Медузы, ответь!

Он отбросил трубку вокса; руки его, опиравшиеся на командную кафедру, сжались в кулаки. Немногие еще доступные системы сообщали одно и то же безрадостное известие: битва проиграна. Посадочная палуба потеряна, и враг с минуты на минуту пробьет взрывозащитные двери. Как только это случится, корабль уже не удержать. Тиро никак не хотел с этим смириться.

– Велунд, скажи наконец, что у нас есть энергия.

– Немного есть, – ответил Сабик Велунд, переходя от одной станции мостика к другой и считывая показания. – Большую ее часть я перенаправил на орудия.

Тиро кивнул: он уже чувствовал вибрации в надстройке «Сизифея».

– Мы их задели?

– Да, но недостаточно.

– Тогда почему они не отстреливаются?

– Точно не знаю, Кадм. Может быть, потому что на борту примарх. В чем бы ни была причина, скажи спасибо и за такую малость.

Тиро понимал, что должен быть благодарен «Андронику» за молчание, но то, что их взяли на абордаж, казалось оскорблением, злорадным уколом, полным высокомерия, словно умения тех, кто был на борту, ничего не значили.

– Есть новости от Сайбуса?

– Нет, – ответил Велунд. – Ничего с тех пор, как Пертурабо телепортировался на посадочную палубу.

Тиро похолодел от мысли о том, что в абордаже участвует столь грозный противник. При любом сценарии военных действий появление одного из этих полубогов, сыновей Императора, сразу же снижало шансы другой стороны, и сейчас Тиро понимал, как больно оказаться этой другой стороной.

– В таком случае он мертв.

– Корабль потерян? – спросил Варучи Вора. – Враг захватит нас живьем?

Тиро вгляделся в лицо Воры и, несмотря на спокойный голос, увидел в глазах проводника неприкрытый ужас. Вора боялся – и вполне обоснованно – попасть в руки врага, но здесь было что-то еще, какой-то другой страх, который никак не был связан с тем, что могли бы сделать с пленником Дети Императора или Железные Воины.

Гаруда спорхнул с балки перекрытия, опустился на пост управления двигателями и, пощелкивая когтями по металлическому краю, издал переливчатый крик. Тиро почувствовал настойчивую пульсацию двоичного кода в основании шеи и склонился над консолью, чтобы посмотреть, что привлекло внимание птицы.

Поток данных, отображавшийся на экране, был за пределами его компетенции, но суть он уловил – и злость, которую Таматика вызвал в нем своими проделками, возросла многократно.

– Велунд! – позвал Тиро. – Таматика замышляет именно то, о чем я думаю?

Железный отец просканировал данные, и его когнитивная аугметика рассортировала показатели на сегменты, удобные для обработки. Судя по выражению на лице Велунда, Таматика делал именно то, о чем догадывался Тиро.

– Он перестал сбрасывать лишнюю энергию, – сказал Велунд. – Он направляет все во внутренние контуры двигателей. Перегрузка наступит через четыре минуты.

– Можешь его остановить?

– Отсюда нет, капитан.

– Тогда иди к нему, – приказал Тиро. – Спускайся туда и останови его.

Он заметил сомнение в глазах Велунда и переспросил:

– Ты меня слышал?

– Слышал, капитан.

– Тогда почему ты еще здесь?

– Потому что мне кажется, что у нас не осталось других вариантов.

– Уничтожить корабль? – воскликнул Тиро. – Никогда. Пока мы живы и у нас есть болтеры, мы будем сражаться. Ульрах Брантан доверил командование этим кораблем мне, и скорее в Землях Теней наступит день, чем я позволю Таматике его взорвать.

Велунд быстро подошел к капитану:

– Я знаю, но подумай еще раз. На борту вражеский примарх, и изгнать его под силу только другому примарху. Если мы правильно догадались о том, что планирует Таматика, мы сможем убить Пертурабо. Прямо здесь, прямо сейчас. Даже примарх такого не переживет. Мы сможем отомстить за Ферруса Мануса.


Бронированная дверь апотекариона рухнула вовнутрь с глухим лязгом, и наружу вырвались струи газа, за которыми последовал вопль звуковой волны. Лопнуло стекло, и полились медицинские жидкости; запахло химикалиями вперемешку с антисептиком. Звуковые волны, сталкиваясь, метались по залу как миниатюрные кометы, так что сталь трескалась, а все стеклянные предметы просто рассыпались.

Трещины пошли и на поверхности контейнера, в котором лежал Ульрах Брантан. Игнаций Нумен и Септ Тоик начали отстреливаться, и пустой зал наполнился эхом выстрелов, которое в замкнутом пространстве казалось оглушительным. Дым разорвали спирали инверсионных следов.

Атеш Тарса, опустившись на колени рядом с саркофагом Брантана, поднял к плечу снайперскую винтовку. Прицел ее был соединен с его перчаткой-нартециумом и передавал каркасную модель цели на визор, при этом внутренние органы подсвечивались красным. Таким образом каждый выстрел становился смертельным, а для Тарсы каждое сражение представало в неоновом хроме мерцающих биотепловых изображений. В этот момент картинка взорванного люка была загрязнена ослепительным теплом, следами болтерных выстрелов и разрозненными данными, которые казались невероятными.

Из марева вырвалось какое-то ревущее существо – грозный гигант, источавший жар и окруженный биометрическими данными, которые не поддавались расшифровке. Внутренние органы этого огромного, сильного создания пылали, словно маленькие солнца, озаряющие чудовищно увеличенную плоть живительным светом. Тарса немедленно выстрелил, и токсический шок, вызванный специальными биоснарядами, превратил органы существа в сверхновые. Смесь, изготовленная апотекарием, была дистиллирована из яда ящериц сулваек, которые обитали в пепельных болотах Ва’кулла, и справилась бы даже с самой крепкой сердечно-сосудистой системой.

Однако существо продолжало двигаться.

Еще один снаряд, попавший ему в грудь, замедлил монстра, но не остановил его. Два выстрела в голову от Нумена все-таки уложили создание, но на смену ему из люка показалось несколько новых.

– Все к капитану! – крикнул Нумен, покидая свою позицию, когда в апотекарион прорвалось третье такое чудовище.

Септ Тоик перекатился из укрытия и выпустил очередь в грудь неуклюжего монстра, который, развернувшись, ударом наотмашь отбросил его через весь зал.

– Это Тарса! – заорал Саламандр в вокс. – Нам нужна помощь в апотекарионе, немедленно!

Он отключил связь с нартециумом, и зрение вновь обрело четкость. Теперь он видел, что чудовище на самом деле космический десантник, но мутировавший далеко за пределы основного генома. Тарса был апотекарием, одним из тех, кто оберегал генетическое наследие легиона, и для него такое надругательство над великой работой Императора было страшнейшим оскорблением. Даже предательство Магистра войны не могло сравниться с изменой такого рода. Восстание Хоруса посягало на идеал и, как ни сложно было это представить, объяснялось разочарованием, человечным по своей природе; эти же мутации посягали на саму жизнь.

Тарса выстрелил в чудовище, которое уже ранил Тоик. Снаряд вонзился в череп подобно сверлу трепана, и токсин поразил мозг за считанные секунды, вызывая отказ высших функций. Существо рухнуло на пол, держась за голову похожими на дубины лапами.

В апотекарион протиснулся еще один изуродованный космодесантник, но Нумен успел выстрелить, прежде чем чудовище добралось до него. Тарса уже наводил винтовку на новую цель, когда заметил трех воинов в кричаще изукрашенной броне – они появились в разрушенном дверном проеме. Воющий шум, сопровождавший их, ошарашивал: грохочущий диссонанс и какофония криков, которые доносились из установленных на плечах аугмиттеров.

Тарса помнил отталкивающее обличье Детей Императора еще по Исствану-V и без промедления выстрелил в горло первому из воинов – тот уже подготавливал длинную, обмотанную проволочной спиралью трубу, которая была соединена с усилителем на его спине. Воин упал на колени с булькающим криком удовольствия, вырвавшимся из разорванной глотки, труба же изрыгнула синее пламя и гулкий басовый звук, который отбросил Тарсу на контейнер Брантана. Апотекарий упал с другой стороны саркофага и в перекате поднялся на ноги, отступая подальше от капитана.

Воин, издававший булькающие хрипы, упал лицом вниз, но другой уже целился в Тарсу, низко держа оружие с длинным, тонким стволом, вокруг которого извивались стальные струны, а на конце виднелся зловещий шип. Прежде чем Тарса смог догадаться о предназначении этого инструмента, легионер ударил по расширенной части его корпуса, и воздух между противниками искривился от ударной волны. Тарсу снова отбросило назад, и доспех его треснул от звукового давления. Он упал на плитки пола; взрыв на куски разорвал винтовку, на визоре был лишь статический шум от перегруженных систем.

Среди ревущих воплей, которые издавало странное оружие Детей Императора, слышались болтерные выстрелы и крики ненависти. Чья-то голова, срикошетив от стены, покатилась к Тарсе; на розовом шлеме виднелись разнообразные акустические приемники, обрубок шеи еще кровоточил. Апотекарий сумел встать как раз вовремя, чтобы увидеть, как Нумен погружает цепной меч в живот другого легионера. Морлок лишился своего шлема, а его нагрудник украшала глубокая вмятина, словно по нему ударили с чудовищной силой.

Септ Тоик сражался с одним из модифицированных десантников, но его сил было слишком мало, чтобы справиться с искусственно измененным монстром. Взобравшись на саркофаг Брантана, Тарса прыгнул на спину чудовищу и вонзил рабочий конец редуктора в основание его черепа. Сверла, лезвия и кюретки, которые обычно использовались для изъятия прогеноидов, вырвали из головы противника кусок значительных размеров. Отделения для тканей в перчатке Тарсы наполнились мозговым веществом и кровью, а существо испустило вопль боли – и лишь затем его нервная система поняла, что уже мертва.

Тарса соскочил с падающего монстра и заметил, что некто внезапно оказался совсем рядом, но было уже слишком поздно. Что-то длинное и тонкое прошло сквозь трещины в доспехе, вонзилось в его плоть, и апотекарий закричал, когда все рецепторы в его теле отозвались разрядами боли на вторжение ядовитого химического вещества. Ощущение было такое, словно он превратился в сломанный механизм: конечности дергались в спазмах, внутренние органы пульсировали, работая на пределе возможностей.

Зрение Тарсы помутилось от боли, но он все же увидел, как Септ Тоик рухнул под градом ударов, которые наносил последний из мутировавших космодесантников. Чудовище наступило на поверженного врага, но Тарса не мог разглядеть, жив ли еще морлок. Еще один звуковой разряд прокатился по апотекариону, и Игнаций Нумен упал, держась за голову так, словно она вот-вот лопнет.

Апотекарий старался подползти к контейнеру Брантана, но нервная система отказывалась работать слаженно, и казалось, будто по синапсам в мозгу колотит какой-то огрин. Тарса полностью утратил контроль и хотел закричать от ярости – но даже такое проявление эмоций было ему недоступно.

Некто, возвышаясь над ним, перевернул его на спину и прислонил к стенке стазисного контейнера. Этот некто был высоким, облаченным в длинные одеяния, текстурой до странного напоминавшие плоть; длинные белые волосы, впалые щеки и желтая как пергамент кожа указывали, что этот человек знаком с искусством смерти – в древние времена его назвали бы некромантом. Однако наплечники его украшали символы апотекария: даже свежий слой бессмысленно, варварски яркой краски не мог скрыть бледные контуры изначальной спирали. Механическое создание, прицепившееся к спине апотекария, напоминало паразита с почерневшими конечностями, которые заканчивались лезвиями или шприцами. Казалось, что эти подвижные конечности изучают Тарсу.

Саламандр хотел плюнуть в лицо предателю; он мог в какой-то степени управлять лицевыми мышцами, но понимал, что не вернет контроль над телом достаточно быстро, чтобы помешать этому апотекарию исполнить задуманное. Голова его бессильно повернулась в сторону, и он увидел, что Нумен бьется в судорогах, стараясь остановить кровотечение из ушей, а оружие его валяется на полу.

Двое Детей Императора, стоявшие перед ним, держали в утыканных шипами перчатках эти воющие, ревущие инструменты, которые заменяли им оружие. Один воин был на голову выше другого; его доспех украшали мерзкие символы, крючья и вибрационные датчики. У него было кошмарное лицо – растянутое, опухшее, изуродованное аномально разросшимися костями и бионическими имплантатами, отчего казалось, что воин постоянно кричит.

Тарса старался оказать хоть какое-то сопротивление, но субстанция, которой его атаковали – то ли токсин, то ли нервно-паралитическое отравляющее вещество, – была слишком сильной. Апотекарий заметил ненависть в его глазах и широко ухмыльнулся, обнажив желтые зубы; смех его походил на стук костей:

– Подожди умирать, маленький Саламандр, – сказал Фабий, – ты мне еще пригодишься.


Глава 16. Вопрос доверия / Нестандартный вход / «Сизифей» атакующий

Кадм смотрел на показания приборов на командной кафедре и непроизвольно сглатывал, видя, что значения мощности во внутренних контурах продолжают расти. Через считанные мгновения реакторы взорвутся и уничтожат «Сизифей», и хотя все в нем восставало против этого решения, он знал, что Велунд прав.

Если своими смертями они купят смерть примарха-предателя, значит, в конечном итоге все это было не зря.

Он знал, что должен сказать что-нибудь экипажу, выразить напоследок, какой честью было для него служить с ними, но слов не находилось. Брантан произнес бы прощальную речь, которая пережила бы их жертвенную гибель, которую помнили бы и после него, которую люди цитировали бы перед собственной смертью.

У Тиро ничего не было, и никогда раньше он не чувствовал себя столь неподходящей заменой капитану Ульраху Брантану.

Он перевел взгляд на Сабика Велунда, но железный отец не посмотрел на него в ответ, слишком занятый данными, выводящимися на инженерный пульт. Гаруда летал в верхней части мостика, хлопая металлическими крыльями, и время от времени с карканьем пикировал к эльдар-проводнику. Но если внимание птицы и раздражало Варучи Вору, вида он не подавал.

– Сколько у нас времени? – спросил Тиро.

Велунд поднял на него взгляд:

– По моим оценкам, около трех с половиной минут.

Тиро кашлянул.

– Мы сумели принести пользу, Сабик, – сказал он.

Велунд кивнул.

– Так точно, капитан, – ответил он. – Сумели. Феррус бы нами гордился.

– Мне достаточно и того, что мы его не опозорили, – сказал Тиро.

Велунд был явно озадачен, но ему не дали ответить: вокс-станция затрещала, открывая входящее соединение. Мостик наполнил рев аварийных сирен и резкий свист перегретого пара, но все это перекрыл голос, в котором отчаяние смешалось с радостью от творящегося беспорядка.

– Кадм! Кадм, ты тут? – позвал фратер Таматика.

– Фратер? Это ты?

– Да, конечно, – ответил Таматика. – Кто ж еще?

– Таматика, будь ты проклят, ты всех нас погубил, – сплюнул Тиро.

– Пока еще нет, мальчик мой, но ты погубишь, если продолжишь меня отвлекать.

– О чем ты?

– Фратер Велунд еще на мостике? – донесся голос Таматики сквозь грохот ударов и вой сирен в инженерных отсеках.

Велунд бросился к вокс-станции и схватил звуковой рожок.

– Я здесь, фратер, – сказал он. – Вы направляете всю избыточную энергию в двигатели.

– Да, – согласился Таматика.

– Они достигнут критической точки меньше чем через три минуты.

– Должен заметить, времени немного больше, чем три минуты, фратер, – сказал Таматика. – Непосредственные наблюдения имеют свои преимущества. Но оставим вопросы точности, тебе надо проследить, чтобы Кадм передал права управления на инфоустройство здесь, внизу. Мне нужен корабль.

– И не надейся, – рявкнул Тиро. – Я не отдам тебе последнее командование кораблем.

– Придется, – огрызнулся Таматика; из его голоса пропала вся легкомысленность. – И делай это быстро, капитан, или мы все погибнем.

– Погибнем? Таматика, мы уже мертвы, – сказал Тиро. – Благодаря тебе. Ты взорвешь корабль.

– Не говори глупостей, – ответил Таматика. – Я ни за что не стал бы взрывать этот славный старый корабль. Ну, во всяком случае, намеренно. А теперь послушай меня, Кадм Тиро. Я разгонял звездные корабли до допустимых пределов и сверх того, когда тебе еще руку не отрезали. Переводи командование на мое устройство, и клянусь Семью священными тенями Карааши, мы выберемся. А если нет, что ж, все это уже будет неважно.

Tиро посмотрел на Велунда, непонимающе пожавшего плечами.

– Что ты задумал? – спросил Велунд.

Веселость в голосе Таматики была слышна даже сквозь шум в подпалубах.

– Увидишь, Сабик, – сказал он. – Но лучше поставьте того проводника к штурвалу. Ах да, и еще один момент.

– Что?

– Держитесь за что-нибудь.


Подрывные заряды были на месте, готовые раскрыть внутренности корабля Железных Рук. Все Железные Воины были специалистами по подрывным работам, и Кроагер не являлся исключением. Через считанные минуты после того, как посадочную палубу зачистили, он установил заряды, способные пробить тяжелую броню взрывозащитных дверей. Кроагер еще раз проверил ряд взрывчатки перед главной заслонкой и побежал обратно к Пертурабо.

Примарх ничего не говорил с того момента, как убили последнего из Железных Рук, только бродил среди мертвых, будто искал что-то потерянное. Форрикс находился рядом с ним, коварно перепоручив установку взрывчатки Кроагеру.

– Мы готовы подрывать, – сказал Кроагер, подходя к Пертурабо и Форриксу.

Вокруг примарха широким кольцом встал Железный Круг, уменьшившийся на двоих. Кроагера удивило, что Железноруким вообще удалось уничтожить хоть сколько-нибудь боевых роботов, но ему следовало помнить, что Десятый легион был не из числа тех, кто станет покорно сносить избиения. Кроагеру вновь выпала честь наблюдать за своим примархом в бою, и сейчас, стоя в руинах после очередной разрушительной победы, он был как никогда горд служить Четвертому легиону.

Пертурабо разглядывал последствия битвы: мертвые тела, разбитый транспорт, обрывки плоти. Освещаемый пламенем выпотрошенного «Носорога», он казался Кроагеру выше, чем раньше. Мантия его колыхалась под потоками горячего воздуха, черно-золотой драгоценный камень черепа-застежки мерцал в свете огня.

Пертурабо кивнул и, опустившись на колено, коснулся ладонью палубы.

– Подожди, триарх, – сказал Пертурабо. – Мне нужно время.

Кроагер посмотрел на Форрикса.

– Они будут перегруппировываться в узких коридорах в глубине корабля, – сказал он, думая про себя, что уж Пертурабо и Форрикс должны об этом знать.

– Верно, – согласился Пертурабо. – И мы выбьем их оттуда и уничтожим. Это будет сложно, и в процессе мы потеряем многих воинов.

– Чем дольше прождем, тем больше потеряем, – заметил Кроагер.

– Я знаю.

– В таком случае мне непонятно, почему вы колеблетесь, повелитель.

– Ты принимаешь уважение за неуверенность, Кроагер. Я даю нашим достойным противникам возможность выстроить последний рубеж, – сказал Пертурабо, поднимаясь и указывая на жуткие мутированные тела монстров, которых Фабий привез на борт. – Это была бесчестная победа, поэтому мы обязаны дать Железным Рукам возможность с честью умереть.

– Это бессмыслица, – возмутился Кроагер. – Нам надо скорей продвигаться вперед, убить их всех прежде, чем они превратят этот корабль в смертельную ловушку, которую он и так уже напоминает.

Примарх снял Сокрушитель наковален и, очертив им дугу, прижал лицевую часть к нагруднику Кроагера.

– Осторожно, мой юный триарх, – произнес Пертурабо лишенным выражения голосом. – Мне в Трезубце нужен воин, способный говорить без обиняков, а не брехливая собака. Помолчи.

Кроагер вновь посмотрел на Форрикса, ища поддержки, но первый капитан стоял, прижав пальцы правой руки к боку шлема. Он кивнул в ответ на неизвестное сообщение по воксу и поднял взгляд. Было очевидно, что он встревожен.

– Повелитель, – быстро заговорил Форрикс, – Вас надо уводить с этого корабля.

Пертурабо опустил молот и повернулся к первому капитану.

– Поясни.

– Барбан Фальк сообщает о накоплении огромных объемов энергии в реакторах корабля, – сказал Форрикс. – Они на грани перегрузки, через считанные минуты они оставят от корабля только радиоактивные обломки.

Пертурабо покачал головой:

– Это какая-то уловка, – сказал он. – Если Железные Руки здесь погибнут, они погибнут сражаясь.

– Вы не можете быть в этом уверены, – сказал Форрикс.

– Я знал своего брата, – сказал Пертурабо. – И его легионеры не позволят себе так умереть, когда еще есть с кем бороться.

– Феррус Манус мертв, повелитель, – сказал Форрикс. – Кто знает, на что способен его легион ненавистников плоти теперь, когда его нет?

– Не на это, – твердо ответил Пертурабо.

– Нет, – с внезапной уверенностью произнес Кроагер, точно зная, что сделал бы на их месте. – Повелитель, вы неправы. Они с радостью разнесут этот корабль на куски, если решат, что вы при этом погибнете. Что стоят жизни нескольких сотен легионеров, когда речь идет об убийстве примарха? Один корабль с воинами против жизни Железного Владыки? Об этом и спрашивать бессмысленно. Меня даже удивляет, что они так долго не могли это осознать.

Пертурабо не отвечал, раздумывая над словами своих триархов.

Секунды утекали, и Кроагер уже готовился почувствовать добела раскаленную волну, которая сопроводит взрыв корабельного реактора.

– Повелитель, – продолжил Кроагер. – Вам был нужен воин, способный говорить без обиняков, так вот, я говорю вам без каких-либо обиняков. Вы должны немедленно покинуть корабль. Они покончат с собой в ядерном взрыве, если будут знать, что вы тоже умрете. Но если здесь будем только мы, они станут сражаться. Мы можем захватить этот корабль, вы же знаете, что можем, но только если вас на борту не будет. Вы должны уйти и предоставить битву нам.

Кроагер напрягся под взглядом холодных глаз Пертурабо. Беросс был разбит Сокрушителем наковален за меньшее. Наконец примарх кивнул и опустил молот на плечо.

– Нет, – сказал он. – Мы все уйдем. Как ты и говорил, этот корабль теперь стал смертельной ловушкой, и я больше не собираюсь терять воинов из-за тщеславия Фулгрима. Мы вернемся на «Железную кровь» и взорвем этот корабль своими орудиями. А если «Андроник» окажется у нас на пути, мы уничтожим и его.

Кроагер оскалился. Именно так и сражались Железные Воины.

Решительно и неослабно, беспощадно и неумолимо.

– Мы не сможем дать Железным Рукам возможность умереть с честью, – сказал Пертурабо, – но я заставлю Фулгрима заплатить за их жизни.

Форрикс кивнул и сказал:

– Фальк, телепортационные маяки активированы. Вытаскивай нас отсюда.


Атеш Тарса боролся с ядом, парализовавшим его конечности, но это было все равно что бороться с безжалостной хваткой раствора из паутиномета. Апотекарий-предатель с любопытством разглядывал его, будто они были старыми друзьями, помирившимися после долгого периода отчужденности.

– Устройство на груди мертвого воина, – произнес он голосом, напоминавшим шелест сухой пыли в пустыне. – Это старая технология из былых времен, так?

Тарса замотал головой:

– Для тебя он бесполезен. Он привязан к геному капитана Брантана.

Фабий ухмыльнулся и погрозил ему пальцем.

– Вы, Саламандры, совсем не умеете лгать, – сказал Фабий, проводя обломанным черным ногтем вдоль его скулы, по щеке и к глазам. – Думаю, в этом виноват Вулкан.

– Не смей произносить его имя, – сплюнул Тарса.

– Почему нет? Это какая-то традиция на Ноктюрне: не говорить плохого о мертвых?

– Вулкан жив, – сказал Тарса, и повторил слова, как мантру: – Вулкан жив. Вулкан жив!

Фабий засмеялся:

– Такая убежденность в том, кто так старательно закрывает глаза на правду.

Тарса заскрежетал зубами, почувствовав болезненное ощущение в пробуждающихся кистях и стопах. Кончики его пальцев дернулись.

– Убей его, Фабий, – сказал воин с застывшем в крике лицом. – Возьми, что тебе надо, и уйдем.

– Всему свое время, – ответил Фабий, и нервные окончания в плоти Тарсы болезненно заявили о себе. Теперь он с некоторым усилием воли мог контролировать непроизвольные движения. Он сжал кулак.

Паукообразный механизм на спине апотекария-предателя вздернул Тарсу на ноги и прислонил к стазис-контейнеру. Фабий смотрел сквозь стекло с яростной жадностью, его глаза с тяжелыми веками горели в предвкушении того, как он вырвет Железное Сердце из тела Брантана.

– Подумать только, что я смогу с этим устройством сделать... – жадно сказал он.

– Ты его убьешь, – сумел Тарса процедить сквозь сжатые зубы.

– И ты думаешь, мне...

Тарса провел идеальный правый кросс и обрушил кулак на лицо Фабия. Апотекарий-предатель покачнулся от удара, выбившего зубы и заставившего кровь брызнуть с челюсти. Механический арахнид выпустил Тарсу, и тот рухнул на согнутые ноги. Он попытался подняться, но удар отнял у него все силы.

Фабий навис над ним; всю нижнюю часть его лица заливала кровь, в черных глазах пылала ярость.

– Ты дорого за это заплатишь, – сказал он. – Ты будешь молить меня о смерти годами, пока я буду пытать тебя, не давая умереть.

Тарса посмотрел наверх, и на его губах появилась тень улыбки.

– Почему ты улыбаешься? – резко спросил Фабий.

– Брат Шарроукин, – сказал Тарса. – А пол чем не нравится?

Развернувшись, Фабий увидел Гвардейца Ворона, спрыгивающего с переплетения кабелей и труб под потолком. Два меча с черными лезвиями погрузились в грудь апотекария, и из ран брызнула маслянистая черная жидкость. Фабий завалился назад, раскрыв рот в гримасе ужаса. Шарроукин выдернул из него мечи, крутанулся на пятках, метнул один из них в сторону; клинок, описав в воздухе несколько кругов, пробил шлем воина из Детей Императора, и он упал со сдавленным дисгармоничным воплем, который отдался болью в черепе Тарсы.

Но не успел Шарроукин покончить с Фабием, как на него бросился последний из монстров. Ворон перепрыгнул через контейнер Ульраха Брантана и приземлился у дальней стены, подняв узкое лезвие к правому плечу. Существо врезалось в стену апотекариона, раздуваясь на глазах; алые вены выступили поверх мускулов, как гидравлические шланги, готовые лопнуть под давлением. Неизвестные биологические процессы внутри чудовища заставляли его биться в судорогах от ярости и бушующей силы. Из его сращенных пальцев выдвинулись черные когти, вдоль позвоночника толчками прорезались костяные шипы, с удлиненной, крокодильей челюсти с шипением закапала слюна.

– Сейчас было бы неплохо, брат, – произнес Шарроукин, но Тарса понятия не имел, к кому тот обращается.

Обезумевшее из-за мутаций чудовище бросилось на Ворона, с ненавистью ревя.

Шарроукин отпрыгнул в сторону.

И стена апотекариона взорвалась в облаке искрящегося металла, обрывков кабелей, ребристых опор и кессонных панелей. Гигантское устройство из голой стали и покрытой черными полосами брони пробило себе путь внутрь мощными шагами и тяжелыми ударами механических конечностей. Он схватил звероподобного космодесантника-мутанта вращающимся, покрытым всполохами энергии кулаком и, используя силу мышц из сверхплотного волокна, ударил его головой об стену.

Череп монстра невероятным образом остался цел. Существо пошатнулось от удара и попыталось сосредоточиться на том, кто почему-то сумел причинить ему боль.

Брат Бомбаст, Железный Гром Медузы, стряхнул с себя обломки и кабелепроводы, проходившие в стенах. Бомбаст был слишком велик, чтобы войти в апотекарион любым обычным способом, поэтому он сделал нестандартный вход.

Продолжая стремительно поглощать собственное тело и раздуваться, мутант выпрямился. Ноги его трещали и набухали, изменяясь согласно какому-то новому неизвестному шаблону, заложенному в гены. Он ударил Бомбаста удлиненными руками, впился истекающими слюной зубами в саркофаг с оттиснутым на нем черепом. Покрытые кислотой клыки оставили в голом металле глубокие борозды, а крепкие как алмаз когти начали рвать броню, словно плазменные резаки технодесантника.

Бомбаст схватил существо за раздувающуюся шею и ударил его лицом о свод собственного железного контейнера. Раздробились кости, сломались клыки – вся передняя часть черепа мгновенно провалилась внутрь. Для ровного счета взревел штурмовой болтер, закрепленный под кулаком Бомбаста. Фонтан из крови и мозгового вещества забрызгал потолок, когда разрывные снаряды сдетонировали в голове чудовища.

Монстр обмяк в кулаке дредноута, как тряпичная кукла, и его изрешеченные останки бросили на пол с полным отвращения скрежетом.

– Апотекарий Тарса, – прогудел Бомбаст. – Ты звал на помощь.

Тарса едва не рассмеялся от облегчения, пока Шарроукин оказывал ему первую помощь. Он все еще чувствовал слабость во всем теле, но хотя бы мог вновь им управлять.

– Звал, брат Бомбаст, – ответил он, с трудом поднимаясь на ноги и обхватывая кулак одной руки ладонью другой. – Я искренне благодарен тебе за помощь.

Тарса оглянулся по сторонам в поисках Детей Императора, которые едва не убили его и не вскрыли стазис-контейнер капитана Брантана. Они сбежали при виде Бомбаста, и Тарса не мог их винить.

– Ты в порядке? – спросил Шарроукин.

– Со мной все хорошо, или, по крайней мере, скоро будет, – ответил Тарса.

Шарроукин кивнул и отошел, чтобы проверить состояние двух поверженных морлоков. Тарсе еще нужно было некоторое время, чтобы прийти в себя, а Бомбаст между тем нагнулся и заглянул в контейнер Ульраха Брантана. Неподвижное лицо капитана, замершее на середине предложения, смотрело вверх.

– Я предлагал ему взять это тело из железа и стали, – сказал Бомбаст.

– И он отказался, – отозвался Тарса. – Он никогда не стал бы брать то, что ему не принадлежит.

– Неправильно это – что я существую, а он нет.

Тарса махнул рукой в сторону стремительно разлагающегося трупа последнего из мутантов.

– Сейчас я очень рад, что среди нас ходишь именно ты, брат Бомбаст.

– Ты – Саламандр, – сказал Бомбаст. – Тебе не понять. Плоть несовершенна по сути своей, а его тело долго не выдержит это состояние отложенной смерти. Я достаточно прожил в этой железной оболочке, и быть здесь следует военачальнику, а не простому воину.

– Ты неправ, – ответил Тарса.

– Ты позволяешь себе слишком много, – сказал Бомбаст. – Ты не знаешь меня, а я бы тысячу раз умер, если бы это вернуло моему капитану жизнь.

Тарса не знал, что ответить дредноуту, поэтому оставил его предаваться грусти. Он помог Шарроукину поднять Септа Тоика на наклонный стол для осмотров. Броня морлока была разорвана и помята, но он выжил после нападения. Обе его руки были изогнуты под углами, указывавшими на множественные вывихи.

Игнаций Нумен поднялся; по оцепенелому выражению на его лице Тарсе было очевидно, что звуковая атака, повергнувшая его, вызвала сотрясение.

– Ты в порядке? – спросил он, когда Нумен поднял свое оружие.

Нумен не ответил, и Тарса протянул к нему руку, чтобы коснуться плеча.

– Брат Нумен?

– Ты что-то говоришь? – очень громко спросил Нумен.

– Да, – ответил Тарса. – Ты слышишь меня?

– Что?

– Я сказал, ты слышишь меня?

Нумен покачал головой.

– Я тебя не слышу. Тебе придется кричать.

Тарса посмотрел на запекшуюся кровь и плоть на щеках Нумена и понял, что даже тот остаточный слух, который сохранился после взрыва плазмы на Исстване, теперь пропал.

Морлок полностью оглох.


Велунд смотрел, как растут значения мощности во внутренних контурах, и железные пальцы на левой руке непроизвольно сжимались. Он не испытывал страха: в глубине души он давно верил, что они погибнут здесь, в северных окраинах, всеми оставленные и забытые, и в будущих книгах об этой войне о них в лучшем случае упомянут в сноске. Что по-настоящему его беспокоило, так это тот факт, что они могут погибнуть из-за безрассудных действий железного отца, которого многие считали недостойным своего звания, опасным, ненадежным элементом в механизме легиона.

Таматика был, без всякого сомнения, гениален, но природа его гениальности была такова, что на своих неудачах он учился больше, чем на победах.

Велунд надеялся, что «Сизифей» не станет последней из неудач Таматики.


Дуги света заплясали вокруг Форрикса, когда демпферные катушки, установленные по краям зала, закончили поглощать телепортационную энергию. Сверхпроводящие каналы подали ее в энергетические колодцы, клаксон ревом возвестил об импульсном оттоке, а через несколько мгновений на телепортационном диске – железном подиуме, украшенном гравировкой из черепов и электрически очищенном, – толпились воины в доспехах. От перемещения замутило, как от удара в живот, и Форрикс подавил знакомую тошноту.

– Не нравится телепортироваться, да? – спросил Кроагер.

Форрикс покачал головой.

– Нет. Это расщепленное состояние... Как будто каждый раз умираешь.

Кроагер кивнул, словно мог понять, и они сошли с подиума. В бронированных корпусах роботов из Железного Круга в это время что-то жужжало и щелкало: после перемещения их встроенным системам требовалось некоторое время на перенастройку. Когда энергетические катушки вдвинулись в пол, Пертурабо широкими шагами спустился с диска и вышел из комнаты через диафрагменный люк.

Кроагер и Форрикс последовали за Железным Владыкой обратно на мостик, чувствуя в его молчании неизбежность расправы. У командной кафедры стоял Фальк, а в воздухе перед ним висел гололит, на который выводились данные о корабле Железноруких и его реакторах, определенно находящихся на грани перегрузки.

– Сколько еще? – спросил Пертурабо.

– Меньше минуты, – сказал Фальк.

Тупоносый, похожий на пулю вражеский корабль, беспомощно плывущий в космосе, как туша мертвого пустотного кита, был виден и на главном обзорном экране, за мерцающим изображением.

– Их маневровые двигатели заработали, – сказал Форрикс, заметив вспышки корректирующих струй вдоль корабля. – У них снова есть энергия.

– Ее будет недостаточно, – ответил Фальк. – Это просто последняя отчаянная попытка подобраться как можно ближе к нам, прежде чем двигатели взорвутся.

– Ты уводишь нас в сторону? – спросил Кроагер.

– Разумеется, – огрызнулся Фальк, смотря на стену за Кроагером с таким видом, будто на тускло окрашенных переборках что-то было. – Мне пришлось ждать, пока вы не вернетесь, но да, мы отходим.

– Мы будем в зоне действия ударной волны, когда он взорвется? – спросил Форрикс.

Фальк переключился с бегущего графика на схему с концентрическими сферами действия. Корабль Железных Рук находился в центре, а «Андроник» и «Железная кровь» – в первой зоне поражения.

– Несомненно, – ответил Фальк. – Мы отдалимся, но все равно урона не избежать.

Пертурабо поднял руку и склонил голову набок, изучая потоки данных о корпусе и реакторах вражеского крейсера. Он переключился с показаний энергетического излучения на медленно поворачивающееся изображение корабля Железноруких и обратно.

Форрикс будет еще сотню раз вспоминать этот момент, пытаясь разгадать выражение на лице Пертурабо. Уголок его рта дернулся, словно примарха что-то позабавило, но взгляд оставался ледяным и расчетливым. Тело его было напряжено, боевая ярость еще не ушла, но приобрела оттенок спокойной уверенности, смягчивший его суровую агрессивность. Примарх всегда состоял из противоречий, но никогда прежде эти противоречия не были сильны так, как сейчас.

– Оставайтесь на месте, – сказал Пертурабо.

– Повелитель? – переспросил Фальк. – Мы все еще в зоне удара. На таком расстоянии взрыв нанесет нам серьезный урон.

– Барбан Фальк, я сказал, оставаться на месте. Мне каждый раз нужно повторять для тебя приказы?

– Нет, повелитель, – ответил Фальк, тут же прекращая подачу энергии в двигатели и останавливая корабль. Форрикса все сильнее терзало мрачное предчувствие, но он не сомневался, что Пертурабо знает, что делает.

– Расчет всех данных для стрельбы закончен, повелитель, – сказал Кроагер.

– Не стрелять, – приказал Пертурабо, проходя в переднюю часть командной палубы и становясь перед обзорным экраном. – Я говорил, что легион Фулгрима заплатит за жизни, которые мы потеряли. Вот их расплата.

Едва ли можно было вообразить себе ад, более точно отвечающий представлениям древних, чем тот, в который превратилась инженерная палуба. Она стала удушливым, обжигающим кошмаром, где сверхнагретые газы вырывались из лопающихся труб и сиял красный свет. Обширные пространства были усеяны телами мертвых: сервиторов со вскипевшими внутренностями и машиновидцев, которых экзозащита не спасла от утечек разрушительной радиации и скачков температуры.

В замогильном алом сумраке двигались тени монструозных созданий с многочисленными руками и когтями – повелители этой обители проклятых. Но то были не демоны, а Железнорукие – хозяева корабля, теперь пытающиеся его спасти.

Таматика бился с выходными данными от сразу нескольких систем, пропуская потоки информации через когнитивный комплекс, встроенный в его мозг марсианскими жрецами, и сопоставляя их со скоростью, недоступной даже самому талантливому из смертных.

Сказать, что он пытался провести операцию, требующую крайней осторожности, было все равно что заявить, что передовая биоаугметическая нейрохирургия может представлять некоторую сложность для варвара с дикого мира. Энергия в реакторе могла в любой момент вырваться из защитного поля и превратить корабль в стремительно расширяющееся облако радиоактивной пыли.

Таматика полагал, что если ему удастся направить колоссальные мощности в нужном направлении, у них может появиться шанс спастись. А если не удастся, они, возможно, смогут хотя бы нанести врагам урон. Корабль Детей Императора отступал, рой улетающих «Грозовых птиц» и отозванных абордажных торпед на магнитных фалах оставлял за собой светящийся узор из траекторий.

Любопытно было то, что корабль Железных Воинов больше не двигался.

Возможно, их капитан догадывался о его плане?

На «Железной крови» был Пертурабо, так что это было вполне вероятно.

Но почему он не сообщил ничего Детям Императора?


Освободив разум от мыслей о прошлом, Пертурабо наблюдал за плавно поворачивавшимся «Сизифеем» и искренне восхищался его экипажем. Информационные устройства «Железной крови» наконец идентифицировали корабль Железных Рук, чей тяжело бронированный и значительно модифицированный силуэт раз за разом заставлял алгоритмы, проводившие сравнение моделей и анализ энергосигналов, выдавать ошибки распознавания. Его конструкция и характеристики излучения были так сильно изменены, что в нескольких промежуточных результатах он был даже определен как боевой корабль зеленокожих.

Пертурабо узнал корабль задолго до этого: улучшения, модификации и заплаточные ремонты, проведенные экипажем, не скрыли от его глаз лежащую в основе конструкцию. Корабль Железных Рук был теперь уродлив, рядом с «Андроником» он выглядел как тюремная заточка рядом с гладиаторским мечом. Но оружие всегда оставалось оружием, и даже самое грубое могло убить.

А экипаж «Сизифея» был полон стремления убивать.

Невыносимо яркий ореол от ядерных реакций вспыхнул из перегруженных двигателей. Цунами электромагнитного излучения вышло из «Сизифея» и накрыло «Железную кровь» и «Андроника». Десятки пультов заискрились и заполыхали – незащищенные системы перегружались и сгорали.

– Кости Лохоса! – выругался Фальк, когда его командную кафедру охватило пламя.

– Кроагер, у тебя еще есть расчетные данные для выстрела? – спросил Форрикс.

– Нет, орудийный ауспекс ничего не видит.

– Заставь его работать, – приказал Форрикс.

– Дайте минуту, – отрывисто сказал Кроагер, пытаясь что-нибудь сделать с теми немногими системами управления огнем, которые остались целы.

– Нет у нас минуты! – рыкнул Форрикс, отталкивая Кроагера в сторону. Пульт представлял собой почерневший обломок, но работало еще достаточно систем, чтобы можно было выпустить ряд неуправляемых торпед и дать многозарядный залп.

– Ничего не делайте, – сказал Пертурабо.

– Но...

– Я сказал, ничего не делайте! – прокричал Пертурабо, но к тому моменту ничего уже и нельзя было сделать.

Раскаленное облако ослепительной энергии вырвалось из двигателей «Сизифея», как хвост у к