Бочонок "Винтерса" / A Cask of Wynters (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бочонок "Винтерса" / A Cask of Wynters (рассказ)
A Cask Of Wynters cover.jpg
Автор Джош Рейнольдс / Josh Reynolds
Переводчик Serpen
Издательство Black Library
Серия книг Готрек и Феликс_(цикл)
Входит в сборник Готрек и Феликс: Антология / Gotrek and Felix: The Anthology (сборник)
Год издания 2012
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

- Снорри уже хочет выпить! - радостно крикнул Снорри и опустил свой молот на заострённую голову гоблина. Всхлипнув, гоблин упал на плодородную лесную почву. Зеленокожий ещё дёргался, когда Снорри перешагнул через него и вырвал топор из его приятеля. Гоблин свалился на землю, когда приколовший его к низкорослой сосне топор вышел из тела. Вытирая лезвие о штанину, Снорри огляделся.

Гоблины устроили засаду со всей хитростью прирождённых негодяев. Полных три десятка низкорослых созданий вырвались из укрытий как раз тогда, когда Снорри и его спутники начали своё восхождение на склон. В грязных балахонах, с налепленными на них листьями и ветками, гоблины явно поднаторели в нападениях на торговцев, что оказались достаточно смелыми, чтобы выбрать этот маршрут через перевал Чёрного Огня, а не Старый Гномий Тракт.

Вот только, к сожалению для зеленокожих, Снорри и его спутники были совсем не торговцы. Яркий тому пример - Волг Шталь из Аверхайма, лидер импровизированной экспедиции. Шталь, иногда называемый «Толстяк», был могучим мужчиной с ещё более могучим голосом. Облачённый в потрёпанный пластинчатый доспех, он орал похабную застольную песню, когда снёс трёх гоблинов сразу одним взмахом своего огромного меча.

- Ха-ха! Поспеши, истребитель! Победитель угощает! - взревел Шталь, его имбирного цвета бороду покрывала гоблинская кровь. Рядом с ним, трое его собратьев-рыцарей, также не отставали. Впрочем, в то время у храмовников ордена Чёрного Медведя было достаточно возможностей попрактиковаться в сражениях с гоблинами. На самом деле, за исключением шугания полуросликов, это было их излюбленным времяпрепровождением. Однако Шталь и его братья-рыцари покинули тёплые пивные Аверхайма и променяли их на холодные пики перевала Чёрного Огня не только ради славы и чести, но и по просьбе последнего члена их компании.

В нескольких футах от рыцарей, это лицо воткнуло крюк, который заменял ему левую руку, в ухо гоблина и злобным рывком сломал тощую шею твари. Он был гномом и, как и Снорри, Истребителем, хотя его гребень ещё и был невелик, а борода едва-едва отросла после ритуального бритья в храме Гримнира. Он называл себя Груди Полурукий, хотя братья Чёрного Медведя знали его под другим именем.

Некогда Груди Полурукий был Груди Винтерсом, сыном Олгепа Винтерса, мастера-пивовара и близкого друга Каспиана Родора, бывшего верховного магистра ордена Чёрного Медведя. Теперь Родор и Винтерс были мертвы, как и пивоварня. Именно поэтому они все и были здесь сегодня, сражаясь с гоблинами на заросших низкорослым кустарником склонах Чёрных гор.

Бодро насвистывая, Снорри со всех ног рванул к драке, затухающий солнечный свет отражался на трёх металлических гвоздях в его черепе, которые заменяли гребень истребителя.

- Оставь Снорри немного, толстяк! - крикнул он, набирая скорость. В последний момент истребитель метнул себя вперёд, врезавшись в ряды гоблинов подобно удару молнии, размахивающей молотом и топором.

- Не называй меня толстяком, коротышка! - прорычал Шталь, хватая гоблина и ломая ему шею. Он бросил тушу в Снорри, и та отскочила от массивных плеч истребителя. Снорри расхохотался без единого намёка на раскаяние и наступил на гоблина.

Гоблин сдавлено пискнул, а затем на склон опустилась тишина. Снорри огляделся, разочарование, словно плащ, накрыло его.

- О, они что, уже все мертвы?

- Нет. Несколько уродцев смылись, - ответил один из рыцарей, устало опускаясь на сухую корягу. Затем он снял шлем и провёл рукой по взмокшим волосам. Огромный блондин, Ангмар из Нордланда, был новичком в Ордене, хотя хмурое выражение на его лице говорило о том, что, несмотря на молодость, на его долю выпало достаточно, и мало что из выпавшего можно было назвать хорошим. - Живы, братья? - продолжил он. Два других рыцаря откликнулись один за другим. Они были необычной парой, даже среди пёстрых рядов рыцарей ордена Чёрного Медведя.

- Я пока жив, дамы Аверхайма могут быть спокойны, - ответил Фландерс Драль, красавец, с изящно подстриженными усами, воспитанник Мариенбургской школы дуэлей ради забавы и прибыли. Вооружён он был рапирой, а не полуторным мечом, и был облачён лишь в кожу и кольчугу. Рядом с ним - Грим Хоган, кислевит с лицом, напоминающим грозовые тучи, и тяжёлой булавой, покрытой кровью.

- Пфф, гоблины. Было бы о чём заботиться, - крякнул он. - Они бегут, как крысы, едва им окажут сопротивление.

- А почему бы им и не сбежать? Мы - могучие воины, разве нет? - рявкнул Груди Полурукий, стукнув крюком по обнаженной груди. Мгновение спустя он побледнел, и некоторое время провёл, пытаясь вытащить из груди кончик протеза. Снорри усмехнулся и другой истребитель уставился на него. - Ну, некоторые из нас могучие воины, - злобно добавил он. - Другие - просто дряхлые старики с ржавым черепом!

- Сейчас Снорри не чувствует себя столь же могучим, сколь его жажда, - сказал Снорри, не обращая внимания на насмешку. - Где эта твоя пивоварня, Груди Полурукий? Где бочонок «Винтерса», который ты обещал Снорри?

- Уже близко, Носокус. Просто подняться вверх по склону, - ответил Груди, проведя крюком-протезом по своему щетинистому гребню. - Там, где я оставил… - он запнулся и покраснел. - Где я последний раз видел его.

Снорри хмыкнул. Два истребителя различались, как день и ночь. Груди был молод и стремился умереть, в то время как Снорри был… Снорри.

Больше и шире, чем большинство гномов, Снорри напоминал бочонок из мускулов, которые равно покрывали шрамы-рубцы и татуировки. Его гребнем были три металлических гвоздя, некогда окрашенные, но с тех пор потускневшие, выщербившиеся и покрывшиеся ржавчиной. Груди предполагал, что последнее и было в ответе - по крайней мере, отчасти - за некоторую тугодумность Снорри. Ржавчина в голове вряд ли могла быть полезной для мозгов. Но, впрочем, то же самое можно было сказать и о гвоздях.

- Снорри думает, что мы должны найти это пиво, Груди Полурукий, - продолжил гнуть своё Снорри, похлопывая молотом о бедро, напоминающее ствол дерева. - Убийство гоблинов вызывает у Снорри жажду.

- Всё, что делает Снорри, вызывает у него жажду! - ответил Груди, махнув крюкорукой под носом у Снорри. - Дыхание вызывает у Снорри жажду! Если Снорри так сильно хотел пить, то Снорри мог бы остаться в Аверхайме!

- И в чём бы было веселье, если все друзья Снорри были бы здесь? - заметил Снорри.

- Мы рады, что старый Снорри с нами, да ребята? - проревел Шталь, хлопая Снорри по плечу. - Любой, кто может перепить двенадцать щенков ордена за одну ночь, станет достойным попутчиком в этом походе!

- Я по-прежнему считаю, что дело нечисто, - встрял Хоган. - Полая нога, может быть.

- Единственное, что у Снорри пустое, - это его голова, - сказал Груди, всё ещё размахивая крюком под носом у Снорри.

- Не смейся над Снорри, - ответил Снорри, мягко отводя крюк в сторону. - Ты ещё не заслужил. - Груди поколебался, а затем убрал свой крюк. Он задумчиво сглотнул. Было так легко забыть, что старый истребитель пережил больше сражений, чем выпало на его долю, даже столь никчёмных, как это. Говорили, что Снорри сражался с демоном, по крайней мере пережил битву с одним. Груди же, в свою очередь, откусил руку орк. Да, орк был большим, но всё же… Не то чтобы это было столь уж славно, учитывая все обстоятельства. - Только друзья Снорри могут смеяться над Снорри, - продолжил Снорри, оглядываясь по сторонам.

- У Снорри должно быть много друзей, в таком случае, - пробормотал Груди.

- Один или два, - ответил Снорри и одарил Груди щербатой ухмылкой. Улыбка потускнела, когда Снорри вспомнил, когда последний раз видел Готрека Гурниссона и Феликса Ягера. Он был втянут в светящийся портал бурей из демонических щупалец, а Готрек, к сожалению, спас его. Выброшенный из портала, он столкнулся с волшебником Максом Шрайбером и потерял сознание. Когда они с волшебником пришли в себя, то ни Готрека, ни Феликса уже не было, а сам портал был тёмен.

Куда они ушли и какова была их дальнейшая судьба, Снорри не знал. Магия Шрайбера не смогла найти их, а когда Снорри совершил паломничество по старым излюбленным местам Готрека, то и там никто ничего не слышал про одноглазого истребителя. С тех пор минуло три года, и Снорри потихоньку начал подумывать, что Готрек всё-таки нашёл то, что так долго искал.

Впрочем, как бы то ни было, со стороны Готрека это было эгоистично: самому обрести славную погибель, а скучную жизнь оставить несчастному Снорри. С другой стороны, если что и можно было сказать о Гурниссоне, так это то, что ему была предназначена гибель, которая вполне заслуживала двух саг, а то и трёх. - Хотя Снорри тоже хотел бы сагу, - пробормотал Снорри. - Хотя бы небольшую.

- Что? - спросил Груди, покосившись на него.

- Снорри говорит, что ненавидит гоблинов. Они заставляют Снорри вспоминать что-то ужасное.

Груди повернулся с открытым ртом, чтобы задать очевидный вопрос. Но, увидев выражение рассеянной задумчивости на лице Снорри, остановился и произнёс другое.

- Мы все ненавидим гроби, - сказал он. - Даже другие гроби ненавидят гроби.

- Это были фуражиры - заметил Шталь, пиная одно из тел. - Орки будут посылать их партию за партией, пока те не смогут чего-нибудь добыть.*

- Тогда они всё ещё там, - сказал Хоган. - Сколько их было, Полурукий? Сотня? Три? - он посмотрел на молодого истребителя пристальным взглядом твёрдых, словно кремень, глаз. - Сколько зеленокожих захватили пивоварню?

- Не более дюжины, после того как мы прорвались через них! - уверил Груди.

- Снорри возьмёт на себя первых шестерых, - сказал Снорри, почёсывая голову лезвием топора. - Вы можете разделить остальных между собой.

- Несправедливо, - прогрохотал Шталь. - По одному на каждого.

- Забирай их всех, если хочешь. Моя единственная забота - честь нашего ордена, - сказал Ангмар. - Я намерен убедиться, что мы вернём то, что принадлежит нам по праву, - он встал и надел свой шлем. - Двинулись. Если мы собираемся сразиться с орками, то я бы не хотел делать это в темноте.

- Зануда, - сказал Снорри, засовывая оружие за пояс. - Однажды я заборол орка, когда у меня оба глаза были залеплены дерьмом.

- Было ли это до или после того, как ты разгромил орды демонов в Пустошах? - съязвил Груди, шевеля бровями. - Или это было после того, как ты сполз по глотке дракона и загрыз его собственными зубами?

- После. И до, - ответил Снорри, тяжело глядя на другого гнома. - Ты снова смеёшься над Снорри?

- Нет, - твёрдо заявил Груди, закинув топор на плечо. Он оглянулся на рыцарей. - Если мы поторопимся, то сможем добраться до пивоварни засветло.

- Отлично! - ответил Шталь, потирая руки. - Как раз вовремя, чтобы выпить, а, Снорри? - продолжил он, шутливо ткнув кулаком истребителя. - Выпьем в память старого Родора. Его и безумного, неудачливого Лейтдорфа! - верховный магистр Родор пал в бою вместе с бывшим графом-выборщиком Аверланда, Мариусом Лейтдорфом, отражая прошлогоднее вторжение зеленокожих.

Отбросы от того вторжения как раз таки и были теми, кто убил Олгепа Винтерса и захватил вторую по известности пивоварню из всех, когда-либо созданных старшей расой для себя. Снорри вздохнул, вспомнив, что весь этот эль и пиво будут растрачены на наполнение бездонных желудков гроби. Если это преступление не могло вызвать праведный гнев, то Снорри уж и не знал, что тогда могло.

- Снорри хочет не просто выпить. Снорри хочет «Винтерс», - сказал Снорри, потирая плоские верхушки его гвоздей-гребня. Рыцари ворчливо пробормотали в знак согласия. Будучи другом ордена, Винтерс снабжал их таким количеством выпивки, что в ней можно было утопить деревню. Дар, который рыцари никогда не ценили как должно. Ныне в Аверхайме оставалось не так много мест, где их принимали (из-за склонности рыцарей к не-рыцарскому поведению), так что возможность добыть спиртного только приветствовалась братьями ордена.

Но «Винтерс-оригинальный» - это было нечто особенное. Говорили, что в нём так идеально сочетались вкус и привкус*, что сей напиток мог заставить даже гномьих богов опуститься ради борьбы за него.

- И если зеленокожие ещё что-то оставили, то - добро пожаловать. Это будет последним, и, кто знает, может из-за этого станет ещё слаще, - мрачно сказал молодой истребитель. - Я последний из моего рода, а я больше не буду заниматься варкой, - он указал на гору. - Двинулись.

Снорри шёл рядом со Шталем. Огромный рыцарь посмотрел на Снорри и спросил: - Оно действительно так хорошо, как о нём говорят?

- Лучше, думает Снорри - ответил Снорри, причмокнув губами. - «Винтерс» был почти так же хорош, как «Багмановское-лучшее». У Снорри слюнки во рту при одной мысли о нём.

- Неудивительно, что старый Родор пожелал, чтобы его запечатали в бочку с сим напитком, - сказал Шталь, качая головой. - Ты бы видел его поминки, мой друг. Это было славное дело. Славное! - последнее было сказано таким рёвом, что над деревьями вспорхнули испуганные птицы.

- Тихо ты, здоровый олух! - шикнул Ангмар, развернувшись.

- Это так-то ты разговариваешь со своим верховным магистром? - разбушевался Шталь.

- Когда этот верховный магистр - ты? Да!

- Шумный, - сказал Снорри.

Шталь кивнул.

- И вредный. Думаю, он мог бы хоть немного оказать мне уважения, учитывая мой августейший статус. - Шталь стал главой крошечного ордена после питейного соревнования, затянувшегося на сорок восемь часов. Будучи последним из старших офицеров, кто твёрдо (ну или не очень) стоял на ногах в конце поединка, он уселся на место Родора.

Именно во время того же соревнования тело Родора было торжественно заправлено в бочку «Винтерса XVI», в ритуале, которым руководил сам старый мастер-пивовар. В годовщину смерти, каждый рыцарь ордена должен был церемониально испить из бочки, в которой упокоился Каспиан Родор. Ни один из живущих людей не пробовал подобной фильтровки,* она предназначалась лишь для гномьих королей и героев. Ходило множество историй, как Родор заслужил такую честь, и вряд ли кто-либо мог с уверенностью сказать, какие из них были правдой, кроме Олгепа Винтерса, а он был мёртв.

К сожалению, когда пивоварня была захвачена зеленокожими, бочка-гроб также попала в их лапы. Правда, известный своей неорганизованностью орден не знал об этом, пока свежеобритый и окрещённый Груди Полуруким сын старого пивовара не прибыл в тот самый день, когда его отец должен был сопровождать бочку в капитул ордена в Аверхайме и не рассказал им эту печальную историю.

Тотчас, верховный магистр ордена и его избранные стражи чести (по крайней мере, те из них, кто ещё мог стоять на ногах) отправились в путь, чтобы вернуть тело и пиво обратно, хотя и не обязательно именно в таком порядке. И если они смогут помочь Груди Полурукому освободить пивоварню своего отца из лап новых владельцев, тем лучше.

- Может, вы оба успокоитесь? - сказал, глядя на них, Ангмар. - Я не горю желанием прорываться через орков, если в том нет особой необходимости.

- Снорри кажется, что, возможно, он не очень хорошо понимает о том, что значит быть рыцарем, - сказал Снорри, нахмурившись. Шталь вновь громогласно расхохотался.

- Конечно, не мой тип рыцаря, о нет! - он запрокинул голову и запел непристойную песню. Один за другим остальные рыцари присоединились к нему, как и Снорри, который пел больше с чувством, чем в такт. Ангмар и Груди переглянулись. Молодой рыцарь пожал плечами. Он был помощником Родора, прежде чем череп предыдущего главы ордена превратила в кашу дубина тролля, и в той же роли продолжал служить и Шталю. Он хорошо знал причуды и странности своего командира.

Груди же путешествовал со Снорри Носокусом всего несколько недель. Старший истребитель присоединился к нему, когда Груди спускался по Старому Гномьему Тракту, направляясь в Аверхайм, ещё гладкоголовый после принесения клятвы Истребителя в храме Гримнира. До сих пор, несмотря на относительно дурную славу Снорри, молодой гном не был впечатлён.

- Это не повод для пения, - сказал Груди, глядя на трупы. - Если только это не панихида, - тут же поправился он.

- Ты ещё более кислый, чем старый друг Снорри - Готрек, - сказал Снорри. - Однажды он так сильно нахмурился, что его глаз выскочил.

- Что?

Снорри изобразил, как его глаз вылетает из глазницы, и его редкие зубы сверкнули в улыбке.

- Снорри видел, как это происходит.

- Я читал одну из брошюр герра Ягера, - заговорил Даль. Красивый рыцарь отвлечённо пригладил усы. - Я думал, что Гурниссон потерял глаз в схватке с волчьими всадниками.

- Феликс Ягер хороший - был хорошим - человек. Хороший боец. Но плохой поэт, - сказал Снорри, качая головой. - Конечно, Готрек вставил его обратно после того случая. Так что он мог потерять его позже ещё раз… - он бросил взгляд на Груди. - Хм, Груди Полурукий всё ещё кислый.

- По-твоему, у меня для этого нет повода? - прорычал Груди, его клочковатая борода встопорщилась от гнева. Он поднял крюк к небесам. - Гроби забрали мою руку, мой дом и мою честь! Ты не можешь серьёзно принять свои обеты, ржавый череп, а я - могу!

Теперь ощетинился уже Снорри. Он покосился на другого истребителя и положил руки на оружия.

- Снорри воспринимает свои обеты очень серьёзно, бородачёнок, - тихо сказал он и его глаза потемнели от давних воспоминаний. Груди неожиданно вспомнил другие истории о Снорри Носокусе. Не о его подвигах, а о его позоре. О том, что Снорри был так решительно настроен искупить свой позор, что взял три гвоздя из храма Гримнира и вбил их в свой череп, чтобы навсегда удержать воспоминания о нём, и прежде всего в собственном разуме. Требовалось определённое безумие, чтобы гном просто остриг свою бороду, Снорри же пошёл ещё дальше - и продырявил собственную голову.

- Я никогда и не говорил обратного, - ответил Груди, неожиданно почувствовав, что рыцари собрались вокруг них. Он поднял руку в успокаивающем жесте и отступил. Снорри мгновенно расслабился, улыбка вернулась на лицо, а плечи опустились.

- О. Ну раз так, то Снорри думает, что нам стоит идти дальше.

Склон становился круче с каждым шагом, и заросли низкорослых деревьев становились гуще. Они столь близко прижимались друг к другу, что солнечному свету приходилось выдерживать отчаянную схватку, чтобы протиснуться сквозь переплетённые ветви. Рыцарям, одетым в тяжёлые доспехи, приходилось труднее всего. Даже Драль, облачённый в лёгкую кольчугу, слегка запыхался. Орден, подобно всем воинам их рода, обычно отправлялся в битву на лошадях. Аверланд славился своими конями, и у рыцарей Чёрного Медведя была возможность выбирать среди лучших. К сожалению, горы - не место для лошадей.

Так что рыцари были вынуждены отказаться от своих, гномьей ковки, лат и заменить их на менее изысканные кирасы и шлемы, выкованные лучшими кузнецами-людьми Аверхайма. Тем не менее, это по-прежнему была достаточно серьёзная нагрузка, даже для сильного человека. В противоположность людям, гномы шли в одних рваных штанах и куртках, как истинные истребители. Броня лишь помешала бы достижению их цели: гибели.

Цели, к которой Груди, казалось, стремился даже излишне горячо. Снорри посмотрел на младшего истребителя и ощутил смутное чувство досады на совершенно самоубийственное рвение другого гнома, выразившееся в том, как тот решительно пёр вперёд. Груди вело желание обрести вполне конкретную гибель, и пока они всё ближе подходили к своей конечной цели, его шаг убыстрялся, а глаза становились всё безумнее.

Снорри узнавал это безумие, правда смутно. Он и сам иногда чувствовал подобное, прежде чем один глоток или один хороший удар по голове, сверх уже многих, накрывал его мысли и воспоминания мягким одеялом отупения. Сейчас он лишь смутно мог вспомнить подобное ощущение, и призрачное присутствие гномихи и ребёнка, что преследовали его в слишком частые минуты трезвости, прежде чем он мог изгнать их алкоголем или болью.

Грубые пальцы погладили самый крупный из бледных шрамов, что исполосовали его грудь. Он хоть убей, не мог вспомнить, откуда они у него взялись, хотя он припоминал, что Готрек был там. И демон… Большой, красный. Снорри встряхнул головой и поспешил догнать Груди. Он не хотел мучиться до своей гибели вместе с бородачёнком.

- Расскажи нам об этом, - неожиданно сказал Драль.

- Что? - оглянувшись на рыцаря, ответил Груди.

- Пивоварня. Что случилось? Ты нам так и не рассказал…

- Вот зачем ему это понадобилось? Орки случились, зелёный дятел, - крякнул Хоган, постукивая булавой о набедренную пластину. - Мы все достаточно об этом знаем.

Груди нахмурился и почесал голову.

- Мы увидели первых гоблинов. Они приползли из туннелей под пивоварней, как обычные тараканы. Мы думали, что это лишь единичный налёт… Гроби любят пиво и эль.

- Учитывая то, что обычно они пьют выжимку из грибов, я не могу их винить, - заметил Шталь. Он потянул себя за бороду. - Да я бы ни секунды не раздумывая напал на пивоварню с хорошим пивом, если бы пил такую гниль.

- Но там были не только гоблины, - продолжил Груди. - Когда они напали на нас изнутри, орки атаковали снаружи. Немного, но достаточно. Нас было только четыре десятка, хороших и истинных гномов, а их раза в три больше.

- Звучит как неплохое соотношение для Снорри, - заметил Снорри.

Груди ядовито посмотрел на него.

- Для тебя, возможно. Но мы не были истребителями. Не тогда, во всяком случае, - продолжил он, слегка смутившись. - Мы не были воинами. Мы были пивоварами и виноделами. Торговцами, - он выглядел беспомощным в это мгновение, и Шталь кашлянул.

- Теперь это уже не важно. Мы покажем им, какую они совершили ошибку, молодой мастер, - Шталь хлопнул его по плечу, от чего, не ожидавший этого Груди чуть было не свалился с ног. - И заодно заберём нашу бочку-гроб!

Несмотря на резкое воодушевление, к тому времени как солнце прошло над краем самых высоких горных пиков, а затем исчезло, напоследок полыхнув оранжевым пламенем, рыцари хрипели и походка их была не очень твёрдой. Ангмар предложил остановиться, его лицо раскраснелось, а светлые локоны облепили вспотевший череп.

- Мы должны остановиться, - заявил он.

Груди развернулся, вытаращив на него глаза.

- Нет! Мы уже почти пришли!

- И много ли там с нас будет толку, как ты думаешь, если мы даже стоим-то из последних сил! - ответил Шталь, хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Он присел, руки на коленях, голова опущена. - Я был не готов к такому походу, но драка…

- Но… - начал Груди.

- Мы разведаем, что впереди, - сказал Снорри. Он взял другого истребителя за плечо. - Пусть человечьи отпрыски переведут дух, Груди Полурукий, - он постучал по носу. - К тому же, Снорри считает, что гномьи носы больше подходят для поиска пива, а?

Молодой истребитель позволил себя оттащить.

- Мы так близки, - пробормотал он.

- Да. Но люди быстро устают. Снорри частенько бился рядом с ними, и он знает, что это правда, - добродушно сказал Снорри. - Пущай отдохнут. А мы пока прикончим гроби, что следили за нами с самого начала подъёма.

- Что? - тревожно оглядываясь, ответил Груди.

- Ты не знал? - Снорри покачал головой и потянул за рваную мочку единственного уха. - Ты должен научиться слушать, бородачёнок, иначе никогда не сможешь заполучить могучую погибель, - он выдернул молот и топор из-за пояса и стукнул друг о друга. - Слушай.

Из-за деревьев донеслось эхо мягкой поступи тяжёлых лап. Ноздри Груди расширились, когда он уловил вонь волчьего мускуса.

- Гроби умны, - сказал Снорри. - Умны как трусы, а не как гномы, конечно, но всё-таки умны. Они смотрят и мотают на ус. Они ждали, пока мы не разобьём лагерь. Если засада не удалась при свете, то попробуй в темноте.

Первый волк, с пеной у рта, вырвался из-за деревьев, его зубы с громким лязгом сомкнулись на протезе Груди. Кое-как сидевший на его спине гоблин тут же ткнул в гнома копьём. Груди вскрикнул и, ухватившись за копьё, сдёрнул его обладателя с волка и отбросил в сторону.

- Убери его! Убери! - крикнул Груди, пытаясь избавиться от волка, вцепившегося в протез. Зверь же в это время царапал грудь и руки Груди, его когти оставляли в плоти гнома красные шрамы.

- Снорри немного занят. Сделай это сам, - сказал Снорри, когда из темноты выскочила ещё пара волков. Его молот свистнул, раздробив череп одному, от резкой остановки восседавший на нём зеленокожий кувырком полетел в кусты. Топор обезглавил другого и отбросил прочь гоблина, выпотрошенные внутренности которого развевались словно рваный плащ.

Пронзительные вопли разорвали тишину ночи, когда всё больше и больше волчьих всадников выныривали из тьмы. Снорри схватил за загривок второго волка и послал тушу зверя в новых «гостей». Звери смешались в кусающийся, рычащий клубок. Снорри развернулся, когда гоблин, которого он пару мгновений назад обезволчил, вскочил на ноги, сжимая копьё в костистых пальцах. Он ткнул копьём в Снорри и его наконечник проделал в щеке гнома кровавую бороздку. С рычанием Снорри отбил копьё в сторону и обратным взмахом всадил оба своих оружия в череп гоблина, превратив его в вязкую кашицу.

Груди, тем временем, наконец сбил волка и свернул ему шею, хотя зверюга и искусал ему пальцы до крови. Разминая руку, он обезглавил крюком гоблина, который подошёл слишком близко. Затем он выхватил топор и приготовился, когда ещё больше волков вынырнуло из-за деревьев. Они скакали вокруг, их всадники глядели на него горящими от ненависти глазами. Дюжина, отметил Груди.

Затем, внезапно, их стало на три меньше, когда мелькнул двуручник, отсекая три головы с ушами, напоминающими крылья летучей мыши.

- Хо Аверхайм! Хо Лейтдорф! - взревел Шталь, нападая на волка, который оказался слишком нерасторопным, чтобы убраться с его пути. Краснолицый и вспотевший, Шталь бешено пнул другого волка, неизысканным ударом снося зверюге голову с плеч.

- Почувствовал себя отдохнувшим, толстячок? - крикнул Снорри, ударяя головой в морду волка и выбивая зверю клыки.

- Просто не хочу, чтобы ты встретил свою смерть, прежде чем поставишь мне пиво, которое задолжал, - ответил Шталь. За его спиной раздались боевые кличи остальных рыцарей, когда они присоединились к битве. Булава Хогана крушила черепа, в то время как рапира Драля танцевала среди низкорослых тел, а меч самого Ангмара, предназначенный для более грубой работы, разделывался с оставшимися.

Несколько мгновений спустя последние волки рассеялись, с жалобными воплями сгинув в ночи, унося своих всадников, живых или мёртвых, вместе с собой.

- Отлично! - сказал Ангмар. - Теперь они знают, что мы идём!

- Сомневаюсь, - прохрипел Шталь. - Да и что с того?

- Там соберётся армия по наши души, вот что! - огрызнулся Ангмар. - Как мы заполучим тело Родора в таком случае, а?

- Ну, если мы будем стоять здесь и ныть, вместо того, чтобы идти, то это станет уже не важно, - сказал Груди, вытаскивая топор из головы волка. - Что ж, если вы, неженки, отдохнули, то может пойдём дальше.

- В темноте? - спросил Драль.

- Темноте? Да здесь ярче, чем в туннеле с зажжёнными факелами, - хмыкнул Снорри. - Доверьтесь своим носам, человече.

Двое истребителей углубились в лес, идя по только им видимому следу. Вскоре даже рыцари услышали звук текущей воды. Ангмар. не произнеся ни слова, жестом показал, чтобы воины остановились. Истребители присели, и Снорри молотом раздвинул ветви терновника.

Под ними из склона горы вырастало крепкое трёхэтажное здание. Оно припало к земле выше глухо шумевшего горного потока, в воздухе тяжело повисла вонь гоблинов.

- Секрет хорошей варки - вода, говаривал мой отец, - пробормотал Груди, его лицо напряглось от тоски. - Один из многих секретов, что будут утеряны сегодня.

- Ты говоришь так, будто уверен в собственной гибели, - заметил Ангмар, присоединяясь к гномам. - Может быть, ты выживешь, как Снорри.

Снорри глянул на Ангмара со страдальческим выражением на лице.

- Что Снорри сделал тебе, человече?

- Я просто думал…

- Тебе не хватает вежества, Ангмар. Именно поэтому, я гроссмейстер, кстати, - громыхнул Шталь. Он неуклюже похлопал Снорри по плечу. - Я уверен, что твои мозги сегодня расплескаются по округе, мой коренастый друг.

- Истинно? - спросил Снорри, просияв.

- Конечно! В конце концов, у каждого из нас отличные шансы умереть сегодня, - сказал Шталь. - Но по крайней мере, мы не умрём трезвыми. Вытащите Медвежье Молоко! - продолжил он, обращаясь к своим людям. Остальные рыцари тут же начали рыться в своих ранцах или поясах, и один за другим извлекли на свет меха и фляги.

Ангмар вздохнул и последовал их примеру, откупорив глиняную бутыль. - Стоит ли?

- Традиция, - отрезал Шталь. - Я прихватил с собой ещё немного, - продолжил он, бросая два меха Снорри. - По одному для каждого из наших низкорослых братьев.

Груди ощетинился на замечание о его росте, но Снорри сунул мех ему в руки, прежде чем молодой гном успел открыть рот. Истребитель с любопытством посмотрел на мех.

- Что это?

- Традиция! - повторил Шталь.

- Простокваша из медвежьего молока и водка, - сказал Ангмар, запрокидывая свою бутыль.

- Традиция, - в унисон сказали остальные рыцари, подняв свои меха и фляги.

- Уф! - сказал Шталь, вытирая усы тыльной стороной руки. - А теперь, давайте посмотрим, что нас там ждёт. - Он наклонился к гномам и всмотрелся в затянутую мраком пивоварню. Она была, скажем так, повреждена. Надписи орков, сделанные субстанцией слишком отвратительной, чтобы её называть, красовались на стенах, а свежие деревянные символы - приколочены к ставням и дверям. Напротив пивоварни выросли хижины из грязи и камня, яснее ясного говоря о том, что в последнее время сюда набежало немалое количество зеленокожих. В темноте поблескивали отблески костров, и крупные фигуры бродили вокруг и внутри здания.

- Орки, - сказал Снорри. - Хорошо.

- Их больше, чем я предполагал, - заметил Драль. - Почему они всё ещё здесь?

- Кто знает? - ответил Хоган. - Может быть, они допивают остатки пива. - Груди в ужасе уставился на него.

- Орки узнают хорошие вещи, когда те попадаются им на глаза, - сказал Шталь. Нахмурившись, он вновь глотнул Молока Медведя. - Держу пари, твой отец хранил столетиями отбираемые сорта пива и эля, не так ли?

- Больше. У нас были величайшие склады по эту сторону Барак Вара, - с гордостью ответил Груди. - Этот поток проходит под пивоварней и уходит в недра горы. Мы утопили в ил сотни бочек и бочонков, чтобы они не перегрелись. Они до сих пор там.

- Если орки не нашли их, - заметил Ангмар, затем рыгнул и покачал головой.

- Подождите. Там что-то происходит. Слушайте.

Они навострили уши и были вознаграждены звуком перебранки. Вопли эхом отражались от скал, а вскоре за воплями последовал и лязг оружия. Где-то жалобно взвизгнул волк, рухнуло на землю что-то тяжёлое. Затем раздался грохот, отдача от которого ударила их в пятки.

- Что это? - спросил Груди, всматриваясь во тьму. - Что там происходит?

- Уже прошёл почти год, как они захватили пивоварню. Как будто эти скоты не нашли другого времени для грызни. Двинулись, пока они не перебили сами себя, - сказал Шталь.

- Конечно, ты имел в виду «после», - заметил Ангмар.

- Нет, определённо, - ответил Снорри, вскакивая на ноги. А затем рванулся вниз по склону, его оружие уже было в руках. Рыцари выкрикнули пьяное «ура» и, по ревущей команде Шталя, последовали за истребителем.

Орки не выставили часовых как таковых: несколько гоблинов бродили по окраинам лагеря, но они мгновенно развернулись и с визгливыми воплями унеслись к пивоварне, как только увидели несущегося на них Снорри. Первый орк, выбравшийся из хижины, тут же встретился с молотом Снорри, который превратил зелёную голову в зелёную кашицу. Второй оказался более быстрым: он успел заблокировать топором удар Снорри и оба противника замерли в силовом противоборстве друг напротив друга, пока вокруг разгоралась битва.

Снорри со всей дури врезал орку головой и зверюга пошатнулась. Затем взревела и вернула гному сторицей. Снорри качнул головой, приходя в себя, после чего ухватил орка за грязную кольчугу и повторил сокрушительный удар головой. Клыки разлетелись в стороны и зеленокожий осел в руках Снорри. Отбросив его, Снорри вытер кровь со лба и развернулся. Третий орк обрушил тяжеленную кувалду и Снорри был вынужден резво отскочить в сторону, так что оружие зеленокожего сокрушило орка, которого только что вырубил Снорри. Подняв оружие для нового удара, орк рванулся к увернувшемуся Снорри и налетел прямо на его топор. Усмехнувшись, Снорри воткнул лезвие поглубже, а затем выдрал топор из тела зеленокожего, в процессе весь забрызгавшись зелёной кровью.

Выхватив кувалду убитого, прежде чем она успела упасть на землю, он крутанулся на пятках и отправил её в полёт. Она поймала орка на бегу и отправила зеленокожего в недолгий полёт к реке. Снорри поднял свой молот и огляделся в поисках новых противников.

Рядом Груди, оседлав орка, методично втыкал крюк своего протеза ему в глотку. Шталь и его рыцари врезались в немногочисленную кучку зеленокожих, что пытались встать во что-то, напоминавшее организованную оборону, и на глазах гнома огромный человек выпотрошил орка, что встал у него на пути. Захваченные врасплох и не имеющие численного преимущества, орки мало что могли противопоставить людям.

- Это бессмысленно, - сказал Драль, ногой спихивая дёргающегося орка со своего клинка. - Где остальные? Этот лагерь должен вмещать раза в три больше этих монстров, - он огляделся. - Где сигналы тревоги? Что вообще здесь творится?

- Может, они услыхали наше приближение и сбежали, - громогласно заявил Шталь.

Когда пал последний из орков, Груди со всех ног рванул к большим дверям пивоварни. Они были сорваны с петель, но затем поставлены на место, в характерной для зданий орков примитивной манере. Не останавливаясь, он схватил орка и врезал им в двери, как тараном.

- Отец! Я вернулся! - закричал он.

- Снорри думает, что это, возможно, была плохая идея.

- Неужто? - вырвалось у Шталя.

Последовал ещё один грохот, ещё громче, чем тот, что они слышали в первый раз, а затем молодой истребитель вылетел из здания и его обмякшее тело врезалось в сосну и упало на землю. Снорри задумчиво кивнул: - Да.

- Тролль! - крикнул Ангмар, указывая мечом. И был прав. Что-то огромное и отвратительное, вонявшее стоялой водой и заплесневевшим камнем, протолкнулось через двери, огрызки сбруи свисали с его раздутого тела

- Большой тролль, - заметил Хоган, покрепче сжимая булаву.

- Речной тролль, - уточнил Снорри, нетерпеливо ухмыльнувшись. А затем рванул к зверю, крутя кистями, словно разминая запястья для будущей схватки. Он прыгнул вперёд и вонзил топор глубоко в мясистый бок твари. Тварь хрюкнула и попыталась цапнуть Снорри перепончатыми когтистыми лапами. Используя топор как импровизированный крюк, истребитель запрыгнул на спину тролля и ухватился за сбрую.

- Снорри хотел бы сыграть тебе песенку, - сказал Снорри, занося молот. А затем он опустил его между трепетавших ушей тролля, вложив в удар всю силу до последней унции. Зверь споткнулся и покачал головой. Снорри ударил его ещё раз, и ещё. Каждый удар заставлял зверя спотыкаться, но ни один не заставил его упасть. Крякнув от огорчения, Снорри перегнулся и вырвал топор из бока тролля, а затем вонзил его в шею зверя. Тролль бешено засучил когтистыми лапами, когда Снорри занёс молот и начал забивать лезвие топора в тролля, словно клин. Монстр продолжал бешено сучить когтями, мотаясь по кругу и пытаясь скинуть Снорри.

Остальные наконец оправились от шока и начали шевелиться. Вскоре зверя окружило кольцо мечей. Но Шталь остановил их, прежде чем воины успели что-либо сделать.

- Ждите! Пусть истребитель обретёт свою погибель, если он способен на это, - сказал великан.

- Спасибо, толстячок, - произнёс Снорри, хватая ухо тролля. Он покрутился, пока не уселся на черепе тролля и продолжил забивать топор. Тролль вытянул лапу и смог-таки ухватить гнома, после чего сдёрнул и ударил о землю. Задыхающийся Снорри напрягся, пытаясь вырваться из его хватки, когда тролль раскрыл пасть и гнома омыла вонь желчи.

А затем тролль издал комичный звук, что-то между отрыжкой и хныканьем, и его голова соскочила с подрубленной шеи, сорванная потоком его собственной кипящей рвоты. Снорри отскочил в сторону за мгновение до того, как голова тролля рухнула на то место, где он только что лежал.

Снорри поднялся и пнул голову.

- Это было весело. Жажда Снорри стала ещё сильнее после такой работёнки, - заявил он, выдёргивая топор из туши тролля и отправляясь к пивоварне. - Кто-нибудь помогите Груди Полурукому. Снорри хочет свой «Винтерс»!

- Там нет «Винтерса»! - зарычал Груди, когда Ангмар помог ему подняться на ноги. Лицо молодого истребителя превратилось в большой фиолетовый синяк, а несколько зубов были потеряны безвозвратно. - Там ничего не осталось. Они всё забрали!

- Забрали? Как? - переспросил Шталь, в его голосе сквозило неверие.

- Гляньте сами! - махнул своим крюком в сторону дверей Груди. - Все ушли, - простонал он.

Снорри и остальные вошли внутрь пивоварни и увидели, что Груди ни капли не преувеличивал. Центральный зал пивоварни был гол, как могила нищего, если конечно не считать зловонные кучи дерьма орков и троллей, наваленные в углах.

Снорри побрёл вперёд, оглядывая пустоту, где до недавнего времени стояли бочонки, и бочки и цистерны, поставленные друг на друга. Он остановился около ряда каменных ступенек и присел, опёршись рукой на верхнюю.

- Что это? - спросил Шталь, протягивая ему мех с Молоком Медведя. Снорри взял мех и промочил горло, прежде чем ответить.

- Снорри чувствует воду.

- Снорри слышит воду, - ответил Шталь, дёргая себя за мочку уха. - Не твой ли друг говорил, что под зданием течёт река?

- Да, - ответил Снорри. Он потёр голову, беспечно проведя молотом по своему гребню. - Их ведь было не так много, как должно бы? - медленно проговорил он, его глаза слегка расфокусировались, пока он пытался поймать ускользающую мысль. - Гроби любят быть в толпе, чем больше, тем лучше.

- Тогда, где они все были, а? - спросил Шталь, оттянув нижнюю губу. Оба посмотрели во тьму, в которую вели ступени, один постукивая по гвоздям в своей голове, другой - почёсывая нос.

Снорри моргнул. - Упряжь.

- Что?

- Упряжь. На тролле была сбруя. Снорри привык использовать такую раньше, для шахтных пони.

- Тролль был пони?

- Да. Нет, - Снорри покачал головой. - Снорри собирается вниз. Ты идёшь, толстячок?

- Попробуй остановить меня, коротышка.

Два воина спустились по ступенькам, Снорри впереди. Орочья вонь усилилась, впрочем, как и троллья. Сломанные бочки и ремни завалили ступеньки и пол у их подножия. Шум потока также стал громче, превратившись в чуть ли не грохот.

- Не вижу взорвавшейся твари, - сказал Шталь. В ответ Снорри стукнул по камню внизу лестницы. Тотчас ещё несколько таких камней засветились мягким светом. Шталь моргнул от внезапно вспыхнувшего света. - Что за…

- Световые руны. Очень дорогие. Дела у Винтерса шли неплохо, думает Снорри, - Снорри стукнул по руне, выписанной на каменном полу у его ноги.

- Он был поставщиком большинства таверн Аверланда, - пожал плечами Шталь. - Мы пьём чутка больше, чем остальные.

- Снорри думает, что чутка больше, чем чутка.

- Это была шутка? - спросил Шталь с лёгким изумлением в глазах.

- Шутка ли? - безучастно ответил Снорри. - Снорри нашёл реку, - он взмахнул молотом и Шталь присвистнул в благоговейном трепете.

- Мелкие шельмецы построили здесь целый причал, - выдохнул он.

И он не преувеличивал. Каменные причалы и платформы заполонили глубокий, напоминающий пещеру подвал. Намного превосходя размером пивоварню наверху, пещера изобиловала всеми видами технологических достижений, равным которым Шталь ещё не видывал за всю жизнь. Снорри осторожно крался по причалу, его бритая голова крутилась по сторонам. Он вдохнул сырой воздух.

- Гоблины.

- Где? - тут же спросил Шталь, вынимая меч.

Стрела ударилась о передний гвоздь гребня Снорри и с лязгом упала на пол.

- Вон там гоблины, - указал он молотом. Мелкие, облачённые в чёрные балахоны создания заполонили верхние смотровые площадки, что протянулись над причалом. Ещё больше стрел осыпали приятелей. Шталь резко отпрыгнул и отбил стрелу мечом.

- Сколько, как думаешь?

- На один кус, - ответил Снорри, рванувшись в сторону погрузочных тросов и шкивов, висевших над причалом. Заткнув топор за пояс и взяв молот в зубы, Снорри ухватился за трос и перелетел через реку.

Пока гном делал свой ход, Шталь оказался окружён кольцом острых копий. Гоблины повыползали из-за рядов бочонков и ящиков. Они были бледнее, чем встретившиеся им ранее, и одеты в заплесневелые чёрные халаты, их красные глаза-бусинки сияли в слабом свете. Как один, они рванулись на рыцаря, издав тонкий визгливый боевой клич.

- Хо Аверхайм! - взревел Шталь, эхо его клича разнеслось по всему подвалу. Он рванул навстречу гоблинам, встречая копья мечом. В это время Снорри достиг верхней точки своего пути, после чего перепрыгнул на следующую верёвку и продолжил полёт. Таким манером он проделал весь путь и врезался животом в край ближайшей платформы.*

Хрипя, он подтянулся, и тут же стрела царапнула его по плечу. Не обращая внимания на жжение в ране, он атаковал лучников и раскидал их несколькими дикими ударами. С воплями несколько гоблинов улетели к текущей вниз реке. Снорри в неподдельном огорчении смотрел, как они с плеском скрылись под водой.

- Вернитесь! Снорри ещё не закончил с вами! - проревел он.

Внизу, на крик Шталя ответили остальные. Груди с диким воплем врезался в гоблинов, убив троих в шквале безумного рвения. Остальные попытались сделать ноги, разбегаясь во всех направлениях, когда рыцари Чёрного Медведя навалились на них с удвоенной силой.

Спустя несколько мгновений, последний гоблин встретился со своими богами. Ангмар пренебрежительно пнул мёртвое тело и огляделся. - Похоже, они просто пытались нас задержать, - заметил он.

- Забавно, - хмыкнул Шталь, вытирая кровь с клинка. - А мне показалось, что они хотели нас прикончить.

Его помощник посмотрел на него. - Это да, но чего бы они тогда добились?

- Кроме того, что убили бы нас?

- Да, - ответил Ангмар.

- Снорри думает, что они пытались нас отвлечь, - сказал Снорри. - Снорри думает, что они куда-то утащили пиво.

- Как? - спросил Ангмар. - Я что-то не вижу, как бы они смог…

- Лодки, - прервал его Груди, вытирая кровь с разбитого лица. Оба рыцаря посмотрели на него. - Лодки! - размахивая руками, повторил Груди. - Они исчезли!

- Лодки?

- Колёсные лодки. С паровым двигателем. Мы использовали их, чтобы делать поставки в Жуфбар, Карак Хирн и Вечный пик по этой реке. Она течёт через все Чёрные горы и даже добирается до Краесветных, - продолжил он, топая к причалу. Он посмотрел на реку и его лицо исказила ярость от внезапного понимания. - Тролли. Они использую троллей, чтобы тащить их! Сначала они забирают нашу жизнь, потом - наше пиво, а теперь они забрали наши лодки. И они даже не могут эксплуатировать их как должно! Что дальше?

- Не все лодки, - сказал Снорри, спустившись к причалу. Он кивнул на укрытую брезентом конструкцию, покачивающуюся на волнах. - Если Снорри не ошибается. Что возможно.

- Это не лодка, - мрачно откликнулся Груди. - Это опасность. Даже у гроби оказалось достаточно мозгов, чтобы понять это.

- Выглядит как лодка, для Снорри, - сказал Снорри, скидывая брезент и открывая взглядам, что было под ним. Формой она напоминала ялик - плоскодонка с узким носом - но сзади к нему было приделано странная штуковина, выглядевшая как нечто, для создания чего использовались в равной мере детали пушки и гребного винта.

- Что это? - проворчал Драль.

- Долг, - ответил Груди. Он посмотрел на челнок. - Один знакомый инженер моего отца предложил разработать лучший перегонный аппарат. К сожалению, он дистиллировал жидкость во взрывчатку, а затем взорвал сам себя. И полпивоварни в придачу. В качестве возмещения, Малакай…

- Малакай Макайссон? - спросил Снорри и его глаза расширились.

- Да, - скрипнул Груди. - Да, Малакай Макайссон - маньяк! - он вздрогнул. - Он отдал это…это чудовище моему отцу в качестве оплаты долга. Сказал, что это поможет нам делать поставки в рекордно короткие сроки.

- И? - спросил Шталь.

- О да! Рекордно-короткие сроки, как он и обещал. Жаль только, что оно двигалось слишком быстро и для нас, чтобы мы смогли уберечь улетающий груз! - яростно жестикулируя, ответил Груди. - И не только груз. В последний раз мы к тому же потеряли трёх курьеров!

- Похоже, - сказал Снорри, поднимаясь на борт, - самое то для нас. Если, конечно, Груди Полурукий хочет поймать гроби?

- Поймать… - моргнул Груди. Затем его лицо застыло. - Конечно, я хочу поймать их! Я исполню клятву или умру пытаясь! - он протопал к лодке. - В сторону, Носокус…Я здесь единственный, кто умеет управлять этой штукой!

- Эй, подождите нас, - закричал Шталь, торопливо шагая к ним. Остальные рыцари замешкались. Гроссмейстер оглянулся на них и кровь прилила к его лицу. - Вы, трусы, идёте или нет? Мы должны вернуть своего гроссмейстера! Не говоря уже о пиве, в котором он плавает!

Рыцари смущённо поднялись на борт. Шталь на мгновение задержал на них взгляд, а потом посмотрел на Груди. - И? Чего ждём?

Груди посмотрел на Снорри.

- Носокус… Запускай двигатель.

Озадаченный Снорри прошествовал к задней части ялика и уставился на странный пропеллер хитроумного приспособления. Затем, с ворчанием он врезал по центральной панели конструкции. Она вдавилась с шипением долго бездействовавшей гидравлики, а затем последовал рык, достойный дракона. Челнок сместился в воде и пришёл в движение.

От неожиданного рывка Снорри упал на спину, а рыцари поспешно ухватились за поручни, пока Груди сражался со штурвалом, кожа на его лице натянулась, открыв плотно сжатые зубы. Такова была их скорость, что его только начинающий отрастать гребень плотно прижало к черепу, а у одного из рыцарей сорвало шлем.

Лодка вихляла из стороны в сторону, пока Груди боролся с управлением. Однако его утверждение не было преувеличением: судно не было нежнейшим в своём роду. На самом деле оно было положительно убийственным. Оно было слишком быстрым и дёргалось крайне резко, чтобы использовать его в иных случаях, кроме самых отчаянных. С Медвежьим Молоком, бултыхающимся в желудках, позеленевшие рыцари стали выглядеть практически неотличимо от орков, за которыми гнались. Снорри же - наслаждался жизнью. Присев на носу лодки, он воткнул лезвие топора в борт и заревел чрезвычайно весёлую погребальную песнь.

Они свернули за излучину реки спустя всего лишь несколько минут после начала преследования, и вдруг перед их глазами возникло большое судно. Это был колёсный пароход, двигавшийся столь медленно, что ялик и его пассажиры пронеслись мимо, словно пуля, оставив позади залитые водой от их кильватерной волны беспорядочно рассеянные по судну факелы.

Судно было огромным, квадратной формы, с навесом для лодок на корме и возвышающейся пирамидой бочонков - на носу. Бочонки были кое-как обвязаны по всей длине обрезками кожи, цепей и тряпья. Гоблины ползали вокруг, словно красноглазые муравьи, и, управляемые орками с бичами и топорами, пытались не дать развалиться своей кое-как слепленной пирамиде.

Груди взвыл боевой клич и крутанул руль, разворачивая ялик для второго захода. Как только они рванули вперёд, Снорри взобрался на поручни. Пока они стремительно приближались к судну, Снорри удостоверился, что подозрения Груди были верными: лодку тащили речные тролли. Две зверюги, привязанные толстыми канатами к носу лодки, неустанно тащили её вперёд, преодолевая течение реки.

Как только ялик поравнялся с лодкой, Снорри перепрыгнул на запряжённых троллей, используя голову одного, чтобы перескочить на другого. Приземлившись, он тут же опустил свой молот на голову зверя. Тролль сразу же погрузился в воду, едва не утянув за собой и Снорри, но тот, использовав топор как кошку, уцепился за борт и резво перемахнул на борт лодки.

Тяжело перевалившись через поручни, он столкнулся лицом к лицу со стеной укрывшихся за щитами облачённых в чёрные балахоны гоблинов. Несколько орков маячили позади, и один из зеленокожих щёлкнул кнутом над головами гоблинов, понуждая их атаковать. Снорри махнул топором и срезал наконечники ближайших к нему копий. Затем, с безумным хохотом, он врезался в толпу гоблинов, его оружия оставляли изломанные тела по всему его пути.

В это время, Груди уже вновь развернул ялик и на всей скорости нёсся к корме парохода, который, благодаря стремительной атаке Снорри, уже практически остановился. - Держитесь! - закричал он рыцарям, впрочем, не бросив на них и взгляда. Он вывернул штурвал и ялик подскочил вверх, а затем на всей скорости врезался в навес для лодок на корме, разломав дерево и стекло и раскидав по сторонам несколько зелёных тел.

Спустя несколько мгновений оглушительной тишины, Шталь пробил себе дорогу через обломки, держа в одной руке меч, а в другой - мех с Медвежьим Молоком. Откупорив его зубами, он влил в себя сей могучий напиток, причём не меньшим количеством окропив палубу, и выкрикнув клич, который был очень близок к медвежьему рёву, рванул к ближайшему орку. Ответив своими кличами на клич магистра, остальные рыцари последовали за ним, врубившись в толпу ошеломлённых гоблиноидов, кромсая и расчленяя зеленокожие тела.

Последним вылез Груди. Выхаркивая кровь и труху, он выкарабкался из-под обломков и отряхнулся. А затем вытащил топор и рванул к пирамиде из бочек.

Снорри добрался до неё одновременно с молодым истребителем, хоть и с противоположной стороны. На вершине пирамиды расселся массивный орк, наблюдая за боем и изредка рявкая неразборчивые приказы своим подчинённым. Облачённый в корявую броню из громриловых пластин, которые, очевидно, были содраны с мёртвых гномов и кое-как скреплены вместе, орк являл собой внушительное зрелище. Связка гномьих бород была привязана к его поясу, и гномьим топором размахивала зелёная лапища.

Пришедший в неистовство Груди начал карабкаться на пирамиду. Пуская пену изо рта и грязно ругаясь, он в равной степени кромсал гоблинов и бочки. Снорри в это же время карабкался с другой стороны, выкрикивая оскорбления в адрес мощного орка, который в нерешительном рвении смотрел то на одного, то на другого гнома, словно бы не в силах выбрать.

- Он мой, Носокус! - взвыл Груди, обезглавив гоблина и отшвырнув тело в Снорри. - Эта тварь забрала мою руку и жизнь моих родичей! Он мой! Моя судьба!

- Только, если Снорри не доберётся первым, Полурукий! - ответил Снорри, эгоистичное желание перехватить знатного врага рвануло его вперёд с удвоенной скоростью.

- Назад! - рыча, Груди и набросился на самодельные ремни, которые скрепляли бочки вместе. Взвизгнув, ремни разорвались и бочки пришли в движение. Снорри, ощутивший как почва уходит у него из-под ног, попытался было воткнуть топор в бочки и использовать его как якорь, но вместо этого лезвие воткнулось в уже катящийся бочонок и Снорри полетел с пирамиды вниз, вслед за бочонком рухнув на палубу. Снорри закричал от разочарования, пока расстояние между ним и орочьим боссом увеличивалось.

Бочка ударилась о палубу и раскололась. Снорри же отскочил и врезался прямо в морду тролля, который как раз поднимался из реки. Инстинктивно, Снорри нанёс удар топором, воткнув его в плечо зверя. Тот попятился, потащив Снорри через поручни.

Могучая рука ухватила его за лодыжку: то Шталь пришёл ему на помощь. - Держись, коротышка! - крикнул здоровяк.

- Отпусти Снорри, жирдяй! - закричал Снорри, пиная своего потенциального спасителя. - Снорри близок к его погибели! - тролль, ревя от боли, воткнул когти в плечо истребителя. Рука Шталя соскользнула, когда тролль вместе со Снорри опрокинулся в воду.

- Берегись! - крикнул кто-то. Шталь развернулся и увидел, как пирамида бочонков начала колебаться и разваливаться, превращаясь в разломанную груду из дерева и алкоголя. На вершине распадающейся пирамиды, Груди и орк вели жестокую дуэль, балансируя на вращающейся бочке. Топор со звоном отскакивал от топора пока, наконец, их опора не выскользнула у них из-под ног. Орк и гном исчезли под лавиной из бочек. Рыцари разбежались в поисках укрытия по палубе, когда вся пирамида обрушилась вниз беспорядочной грудой. Судно резко погрузилось от силы удара, и нескольких рыцарей почти выбросило за борт, и Шталь был одним из них.

Когда наступила тишина, последняя целая бочка соскочила с груды обломков и ткнулась в поручни. Когда она ударилась о борт, верхняя крышка отскочила и из неё вылилась знакомая до боли фигура. Шталь, взобравшись на борт, посмотрел на неё и улыбнулся.

- Привет, Родор, старый пьянчуга! Как развлекался?

Бывший великий магистр не ответил, но Шталь принял усмешку на его лице за согласие. Перешагнув через тело, он присоединился к остальным рыцарям, смотрящим на груду обломков. Ангмар покачал головой.

- Какая утрата, - тихо произнёс он. Шталь обнял своего друга за плечи.

- Я знаю. Очень много хорошего пива пропало.

- Я имел в виду Груди! - огрызнулся Ангмар. Он присел и отшвырнул кусок бочки, открыв руку с крюком на конце. Рыцари молча смотрели, как Шталь и Ангмар вытащили безжизненное тело истребителя из-под обломков.

- Он умер, как жил, - печально сказал Ангмар.

- О да. В крови и спирту, - благоговейно сказал Шталь. - Зигмар благословил мелкого безумца. И Снорри, где бы он…

Голова тролля скользнула по палубе и отскочила от тела Груди. Рыцари развернулись и увидели как Снорри, весь мокрый и покрытый чёрной кровью, тяжело переваливается через поручни. Он посмотрел на них, а затем на тело у их ног. А потом на, уже к тому времени опустевшую, бочку «Винтерса».

- Это был «Винтерс»?

- К сожалению, - ответил Шталь.

- Он мёртв? - задал другой вопрос Снорри, указывая на Груди.

- Ах…Да, - ответил Ангмар.

- Счастливый засранец, - вздохнул Снорри. - Заполучил свою гибель, в то время как Снорри даже выпить нечего, - со вздохом он сел на голову мёртвого тролля. Затем осмотрелся и снова вздохнул, почесав гвозди гребня. - Снорри начинает понимать, почему его друг, Готрек Гурниссон, стал таким кислым.