Валерий / Valerius (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Валерий / Valerius (аудиорассказ)
Valerius.jpg
Автор Гэв Торп / Gav Thorpe
Переводчик Летающий Свин
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора / Horus Heresy
Входит в сборник Вестники Осады / Heralds of the Siege
Год издания 2016
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB
Сюжетные связи
Входит в цикл Гвардия Ворона / Raven Guard
Предыдущая книга Верегельд / Weregeld
Следующая книга Серый Ворон / The Grey Raven


— Вице-цезарь, поступил доклад о массированной контратаке предателей в секторах с третьего по пятый.

Марк Валерий обернулся к трибуну у сканирующей аппаратуры «Презрительного». Юноша продолжил.

— Это не разведывательная операция, сэр. Это прорыв.

— Покажи мне, Север, — произнес Валерий.

Трибун нажал несколько рун, перенаправив изображение со своего экрана на часть главного дисплея командной палубы «Капитолия империалис». Схема отобразила гряду холмов, которые уходили на юго-восток и изгибались к северу, где между ними протекала широкая река. Отслеживаемые иконки, которые двигались через гряду на запад, как будто разрастались на глазах у Марка. Посреди россыпи красных точек, мигнув, появились три черных руны. Несмотря на внезапно участившееся сердцебиение, он постарался говорить спокойным голосом.

— Титаны. Классификация?

Трибун бросил взгляд на своего товарища у модулей связи.

— Там есть разведывательные отряды?

Второй молодой офицер быстро заговорил в микрофон и кивнул. Оглянувшись на экран, Валерий заметил, как взвод Тэрионской когорты отделился от передовой саперной роты и двинулся в сторону врага. Сплавившиеся от жара равнины не представляли для их шестиколесных транспортов проблем, поэтому они быстро преодолевали расстояние.

— Входящий сигнал с «Железного генерала», вице-цезарь.

— Переключи на мой канал, Реризий, — велел Валерий.

Марк отыскал взглядом символ другого «Капитолия империалис» на дальнем краю тэрионского строя, тремя километрами дальше. Сверхтяжелая мобильная крепость встала вместе с сопровождавшими ее бронетранспортерами и танками.

Брат, ты это видишь?— раздался в воксе голос Антония, младшего брата Марка.

— Да, Антоний, вижу. Почему вы не двигаетесь со строем?

Это полномасштабное наступление, Марк. Мы прямо у него на пути, и ты хочешь, чтобы мы шли вперед?— удивился Антоний.

— Если пойдем туда, то встретим их передовые части на переправе. Там у нас будет наилучшая возможность им помешать.

— Сэр, поступил доклад от разведки, — отозвался Реризий.

— Брат, погоди секунду, — сказал Валерий.— Да?

— Три титана, два сигнала соответствуют «Разбойнику», один— «Владыке войны».

По командной палубе послышалось встревоженное бормотание и тихие проклятья. Марк обвел экипаж строгим взором.

— Тишина в помещении. Мы— воины Императора, а не сплетничающие обыватели. Выполняйте свою работу и ждите приказов.

Он снова посмотрел на экран, а затем прошел к трехмерной гололитической карте.

— Что за местность у реки?— спросил Валерий.— Сколько переправ в радиусе пяти километров?

— Крутые склоны, есть топи, — ответил ему Север.— Два крупных моста, достаточно широких для титанов. Еще три небольших, подходящих для пехоты и танков.

— Отлично. Реризий, дай сигнал когорте остановиться.

Он щелкнул по комм-бусине в ухе.

— Антоний, мы подождем здесь пару минут, пока саперы не осмотрят территорию.

— А затем?— раздался в воксе голос Антония.

— Мы будем обороняться или контратаковать, как покажется целесообразным.

Целесообразность советует отступить, брат, — ответил ему Антоний.

Марк подавил резкую отповедь. Возможно, его желание сражаться было рождено не только сугубо стратегической необходимостью.

— Удерживай текущую позицию, — наконец, сказал он.— Поглядим, что скажет воля Императора. Ожидай моих приказов, префект.

Как прикажешь, — вздохнул Антоний.

— Север, ты за главного, — произнес Валерий, покидая командную палубу.


Марк отправился к складу боеприпасов на верхней палубе, который был превращен в небольшую часовню для командного персонала. За тяжелыми бронированными стенами когда-то хранились запасные снаряды для основного орудия, однако теперь здесь не было ничего, кроме алтаря из перевернутого ящика от лазганных батарей, накрытого знаменем Тэриона. На расшитой истершейся ткани лежала еще более потрепанная книга. Страницы у нее не сходились, и были сплетены проволокой с тоненькой обложкой, изготовленной из картонки из-под пайка.

Марк опустился перед алтарем на колени и почтительно положил руку на аквилу, красовавшуюся на знамени,— личный символ Императора.

— Дай мне сил, Повелитель человечества, и направь мои мысли так, как я направляю свои молитвы к Тебе.

Валерий потянулся к книге и прочел аккуратно выведенную его собственной рукой надпись на обложке. «Лектицио Дивинитатус. Собрание откровений о Боге-Императоре и подлинной природе Его мироздания».

Скрежет люка предупредил Валерия о появлении постороннего и, оглянувшись, он увидел, как Пелон, его трибун-слуга, осторожно закрывает за собой дверь.

— Мне сказали, что вы покинули командную палубу, вице-цезарь. Я могу чем-то вам помочь?

— Помолись со мной, Пелон, — сказал Валерий.

Трибун преклонил колени рядом с повелителем и прижался головой к знамени.

— О чем помолимся?— спросил его денщик.

— О наставлении.

— Значит, вы надеетесь на видение?— поинтересовался он.

— Мне бы сейчас не помешало небольшое откровение от Императора, но… Я ничего не вижу. Я собираюсь повести войска в крупный бой.

— Разве вы не можете принять решение, основываясь на собственном опыте, вице-цезарь? Сделать так, как считаете вы сами? Разве это также не мудрость Императора?

— Инстинкт подсказывает мне атаковать, — вздохнул Марк.— Мы должны встретить врага, когда он попытается пересечь реку. Мы уступаем в численности и огневой мощи, но враг не сможет собрать свои силы в кулак, пока не пересечет мосты. Жизненно важно, чтоб мы начали действовать прямо сейчас. Вот почему Император привел нас в это время и место. Мы прибыли в этот осажденный мир не случайно и, бросив вызов орбитальным орудиям, высадились за пару дней до вражеской атаки во фланг имперского наступления. Я чувствую здесь причину… священный замысел.

— Именно так, вице-цезарь, — согласился Пелон.

Марк устремил на собеседника испытующий взгляд.

— Неужели это сомнение, Пелон?— он указал на «Лектицио Дивинитатус».— Может, ты и это считаешь ложью? Что мои видения— не дар от Него.

— Вовсе нет, вице-цезарь. Жизнью клянусь, что я один из верующих.

От Марка не укрылись написанные на лице юного трибуна противоречивые мысли.

— Ты хорошо служил мне все эти годы, Пелон, — сказал Валерий.— Теперь можешь говорить открыто, как один верующий другому.

— Мы… — решился Пелон, — мы получили чудесное предвидение, Марк, однако нам не нужно испытывать его без крайней нужды. Вне всяких сомнений, ваш дар— настоящее благословение, но он не вокс-установка, которую вы можете включать и выключать, требуя, чтобы Император проливал свет во мрак по первому вашему требованию, — он взял священную книгу и передал ее в руки Марка.— Он дал вам это наставление. Найдите силу и мудрость на ее страницах. Не требуйте ответов.

Какое-то время Марк смотрел на Пелона, ошеломленный столь редким проблеском его понимания.

— Благодарю, Пелон. Истинно, что Император говорит с нами многими способами. Возможно, твоими устами он передал мне послание.

По всей видимости, Пелону не слишком понравилась мысль, что Его божественное присутствие могло воспользоваться им в качестве сосуда.

— Мне... нужно готовиться, — произнес он.— С вашего позволения, вице-цезарь.

Марк кивнул, и Пелон быстро вышел, оставив его в святилище одного.

Честно говоря, его привел сюда миг слабости, заставивший искать подтверждение тому, что он и так знал. Лорд Коракс из Гвардии Ворона отправил Тэрионскую когорту на Бета-Гармон только по одной причине. Быстро сгинуть в бою. Марк отлично все понимал, но и это, вне всяких сомнений, было частью замысла Императора, претворенного в жизнь через своего генетического сына. Кто такой Марк Валерий, чтобы искать другой путь из-за страха или человеческого неведения? Они отдадут свои жизни и сокрушат Гора своей жертвой.

Воодушевившись этой мыслью, Марк поднялся на ноги, сжимая в руке священную книгу. Воистину, их ждет славная мученическая смерть.


Все глаза обратились на него, когда он вернулся на командную палубу.

— Реризий, трансляция для всей когорты, — произнес Валерий, и когда запищал вокс, продолжил.— Братья и сестры Тэриона. Сыны и дочери Императора. Мы прибыли на поле битвы в решающий час. Нам нужно обрести решимость в том факте, что мы действуем во имя Его, исполняем волю Его и сражаемся в битвах Его. Враг прямо перед нами, и он идет к нам с мощью, способной обратить ход войны против Тронного мира.

Речь Марка оборвал вой сирены.

— Нас засекли титаны!— крикнул Север.— Обнаружено наведение сканеров.

— Мы не отступим, — снова заговорил он.— Мы будем биться до последнего вздоха, пули и лазерного луча. Наша вера— это наш щит. Мы— святые воители, которых этот день озарил величием Спасителя Терры. Мы можем задать вопрос, почему Император привел нас сюда, чтобы мы умерли сегодня? Это не имеет значения, главное то, что он призвал нас. Мы сражаемся сегодня потому, что мы единственные, кто может дать этот бой. Мы сражаемся потому, что мы— Имперская Армия.

Марк остановился перед большим стратегическим дисплеем, и прикоснулся губами к обложке «Лектицио Дивинитатус».

— Император с нами. В атаку!


Из-за рева сигналов сближения и сирен наведения Валерий не мог думать, и к ним еще примешивался грохот орудий и нескончаемые сполохи огня за обзорными экранами.

Марк быстро подошел к панели системного интерфейса магоса Дэдриакса.

— Отключи этот звук, — резко сказал он.— К нам движется титан, пятьдесят танков и три роты легионеров. Думаю, уже и так понятно, что мы в опасности.

Дэдриакс кивнул и склонился над своим постом. Вой сразу стих, и последовавшая тишина была столь же обескураживающей, как визг сирен до этого. Вновь стали слышны рычание двигателей, грохотание танковых снарядов и рев взрывов.

Что-то угодило по пустотным щитам, рассыпав над обзорными экранами красные искры.

— Третья и четвертая бронетанковые роты— соединиться с «Железным генералом» и сосредоточить огонь на уцелевшем «Разбойнике», — приказал Валерий.— Пускай пехотные взводы окопаются, чтоб создать укрепленный пункт на правом фланге. Артиллерийскому дивизиону провести бомбардировку и дать огневой вал перед нашим наступлением.

Вместе с вице-цезарем отправилось двадцать три тысячи тэрионца. Два транспорта погибли при варп-переходе, еще больше людей он потерял после прибытия в систему. Из-за отсутствия военных кораблей сопровождения они оказались уязвимыми для фрегатов и эскадр эсминцев изменников. Орбитальная битва и высадка на поверхность проредила их ряды до пятнадцати тысяч бойцов, тысячи машин и, хвала Императору, двух «Капитолиев империалис».

Они еще держались. Два титана были уничтожены при пересечении мостов, пока «Презрительный» и сопровождавшие его колонны танков поливали смертоносным огнем космических десантников, пытавшихся атаковать Тэрионску когорту. По всей видимости, их разведданные устарели на день, поскольку передовые части Сынов Гора пожертвовали скоростью ради поддержки бронетехники и огневой мощи. Впрочем, предатели все равно оказались неподготовленными к щитам и тяжелым пушкам гигантских командных машин. Столкнувшись с таким неожиданно сильным сопротивлением, они откатились обратно к «Разбойнику» и стали ждать прибытия более крупных машин войны. Теперь же они снова начали наступать, уже под прикрытием «Мастодонтов» и «Лэнд рейдеров», пока из тени последнего целого титана их «Хищники» обстреливали тэрионские роты.

— Не ослабляйте натиск. Главное не дать врагу развить скорость, — он перевел взгляд на Реризия.— Есть ответ от соседей? Кто-то еще реагирует на атаку?

— От Саламандр и Демитрианских полков ничего, вице-цезарь, — ответил Реризий.

Внимание Валерия привлек писк командного вокса.

— Антоний?— спросил он.

Брат, нас окружили. Мне нужно отступить и сосредоточить огонь на оставшемся титане.

— Нет, ты будешь стоять до конца, — ответил Валерий.— Ты— якорь нашей позиции, Антоний. Если отступишь ты, отойти придется и нам. Титан— твой приоритет, ты должен уничтожить его. Другого выбора нет.

Наступил момент колебания. Марк мог себе представить, какие тревоги одолевали мысли его брата, и постарался развеять его сомнения прежде, чем те успели проявиться.

— Мы говорили об этом прежде, и сказали все, что нужно было сказать. Мы могли ослушаться приказа Коракса и скрыться в холодной пустоте. Однако мы решили этого не делать. Мы носим красное, брат. Кровь Императора. Не посрамим же сегодня предков.

Неужели Император видит, как мы сражаемся во имя Его?— спросил Антоний.— Скажи, Марк. Он действительно бог?

— Да, Антоний. Он наш повелитель и защитник. И своими смертями мы укрепим его владычество.

«Презрительный» содрогнулся от очередного выстрела, и новые сирены возвестили о перегрузке последнего генератора пустотных щитов.

— Я должен вести битву, Антоний. Умри достойно, и твоя душа будет жить вечно.

Доброй смерти, вице-цезарь, — попрощался Антоний Валерий.

У него более не оставалось времени, чтобы думать о своей семье, Тэрионе и роли в масштабной войне. На Когорту обрушивался шквал тяжелых снарядов, сопровождаемый массированными ракетными залпами «Вихрей» и ливнем огня автопушек. К северу от его позиции «Разбойник» бился с «Железным генералом», его турболазер иссекал пустотные щиты «Капитолия империалис», который в ответ стрелял по титану из пушек и орудийных батарей. Острие Сынов Гора вонзилось в Тэрионскую когорту подобно мечу, нацеленному в сердце. Возможно, к самому Марку Валерию. Палуба содрогалась от безустанного огня, который почти терялся в непрерывном звоне взрывов и попаданий лазеров по открытому корпусу. Из транспортов на пути у мобильной крепости выгружались сотни легионеров.

— Абордаж!— закричал вдруг Реризий.— Они атакуют штурмовую аппарель.

Марк увидел, как реактор «Разбойника» достиг критической массы. Яркая вспышка поглотила и «Железного генерала», и обе машины погибли в объятиях друг друга.

Север поднял на него взгляд из-за панели управления, его лицо расколола безумная ухмылка.

— Вице-цезарь, Саламандры уже в пути. Они поддержат прорыв.

Марк кивнул. Ближайшие силы XVIII легиона по-прежнему находились в двадцати километрах от них. Слишком далеко, чтоб помешать гибели Тэрионской когорты. Однако Марку все равно было приятно знать, что он оказался прав. Император привел их сюда не просто так. Саламандры и остальные ответят, удержат фланг и сохранят надежду выжить для оставшихся лоялистов.

— Множество абордажных партий, вице-цезарь. Сотни врагов захватывают уровень за уровнем.

— Дэдриакс, все готово?— спросил Марк Валерий.

Магос кивнул.

— Тогда делай! Перегружай реактор.

Когда начался обратный отсчет, Марк опустился на колени в безмолвной молитве, прижимая к груди «Лектицио Дивинитатус». Остальной экипаж последовал его примеру. Он услышал приглушенный болтганный огонь с нижнего уровня. Бронированные кулаки забарабанили по усиленной двери, затем раздался скрежет и дребезжание цепного меча по металлу.

— Моя вера— это мой щит!— закричал напоследок Марк Валерий.


— Приказы, полковник?

Вопрос водителя, сопровождаемый визгом тормозов, заставил Кальсара Вайонида бросить взгляд на визуальный канал его танка «Палач». Дорога по склону холма исчезала в паре метров впереди. Полковник Имперской Армии отстегнулся и поднялся к верхнему люку для лучшего обзора. Вайонид увидел полкилометра разрушений, сосредоточенных в огромном кратере вокруг обломков мобильной крепости «Капитолий империалис». Земля раскололась от невероятно мощного взрыва. Края провала усеивали еще горящие корпусы танков предателей. Там были и машины ополчения отступников, и бронетехника в цветах Сынов Гора. Среди руин вражеских сил у реки привалились остовы двух титанов. Ничего живого он не увидел.

— Езжай туда, помедленнее, — велел Вайонид.

Колонна двинулась следом, гусеницы заскользили по выжженной земле, и к клубам выхлопных газов примешалось облако пепла и пыли.

Вокс на пару секунд зашипел, а за ним затрещал голос лейтенанта Васса.

— Здесь больше сотни корпусов. Это сделали Саламандры?

— Нет, они контратаковали дальше к северу, — ответил Вайонид.

Кальсар окинул взглядом почерневший корпус «Лэндрейдера», пока они проезжали мимо. Он был смят мощным обстрелом.

— Думаю, это сделал «Капитолий империалис».

— В одиночку?— удивился Васс.

Полковник поднес к глазам магнокуляры и осмотрел громаду из расколотой брони, искореженных кожухов гусениц и поломанных колонн шасси. На дальнем склоне за нею виднелось еще больше обломков и груд обожженных трупов.

— Не думаю. Кто-то контратаковал перед Саламандрами.

— Кто же?

— Без понятия. На Бета-Гармон забросили столько полков. Вряд ли даже верховное командование знает, кто это был. Но кто-то принял на себя атаку Сынов Гора, несмотря на цену.

Судя по расположению вражеской техники, целью ее последнего наступления была мобильная крепость.

— Эти отбросы разбили бы нас, не останови их здесь, — промолвил Вайонид.— Жаль, что нам некого поблагодарить.

Колонна вошла под тень сверхтяжелой машины, в глубинах которой еще дымились перебитые топливные шланги и газовые трубы. Взгляд полковника зацепился за обрывки красно-золотого знамени. Ничего другого он не увидел, ни единой подсказки насчет того, чьи же солдаты несли его бой.

— Контакт, — сказал вдруг водитель.

Стрелок в куполе дал очередь из тяжелого болтера, когда посреди обломков что-то зашевелилось.

— Стой!— крикнул Кальсар.— Отставить огонь.

На открытую местность, пошатываясь, вышел мужчина. Он был почти обнажен, за исключением лохмотьев на бедрах. Кожа человека была опалена, руки и грудь покрывали порезы, когда он попытался закрыться от близкого взрыва. Он смотрел на танки, сжимая в одной руке изорванную красную тряпку. Кальсар выбрался из башни, чтоб посмотреть на него поближе.

— Кто ты?— спросил он.

Незнакомец огляделся.

— Нет… что… я не помню.

— Какой полк?

— Простите. В голове гудит… Можете говорить громче? Кажется, меня оглушило.

— Что… здесь… случилось…?— прокричал Вайонид.

Незнакомец пожал плечами.

— Думаю, битва. Это… это не имеет значения. Я должен сказать вам что-то важное.

Полковник оглядел разрушение, раскинувшееся, насколько видел глаз.

— Как кто-то смог пережить подобное?— удивился Вайонид.— Это невероятно.

Мужчина протянул ему кипу едва скрепленных страниц с опаленными краями. На потрепанной обложке красовалась выведенная от руки надпись, однако грязный большой палец со сломанным ногтем скрывал слова.

— Нет, друг мой. Это чудо.