Венок Вызова / The Laurel of Defiance (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Венок Вызова / The Laurel of Defiance (рассказ)
LaurelDefiance.jpg
Автор Гай Хейли / Guy Haley
Переводчик Str0chan
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора / Horus Heresy
Входит в сборник Нет войне конца / War Without End
Год издания 2011
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

Все звали его Убийцей Титана, но Лукреция Корвона не заботило прозвище. Он был капитаном 90-й роты XIII Легиона, и ему вполне хватало чести, дарованной этим званием.

Здесь, на Марсовой площади, Корвон стоял вместе с братьями, выжившими в боях Теневого крестового похода и разорения Калта. Они построились в десять шеренг по тринадцать воинов, ветераны и вчерашние неофиты, равно не обращавшие внимания на звания и чины. Их объединяло чувство братской близости, стиравшее границы капитулов, рот и миров, из которых они явились сюда. Нечеловечески огромные и грандиозные в полированной боевой броне, воины блистали под ярким солнцем Макрагге обновленными знаками своих побед на службе Легиону.

Корвону не раз доводилось стоять в благородном строю Ультрадесанта, но сегодня все было иначе. Молот и наковальня войны по-своему изменили каждого из его собратьев, и там, где прежде радовала глаз совершенная идентичность доспехов, теперь встречались все возможные их образцы. Некоторые ветераны даже носили комплекты брони, составленные из разных типов шлема, нагрудника и поножей. Однако, никто из воинов не мог и подумать о том, чтобы отказаться от доспехов, верно служивших им в самые мрачные дни, и мастера-оружейники тщательно и любовно очистили и починили снаряжение героев Ультрамара.

Штифты выслуги лет, нестандартное оружие, собранные своими руками доспехи – все это рассказывало о ветеранах больше, чем любая летопись их свершений. Сегодня воинам были разрешены любые причуды, лишь бы те говорили об их победах. Ведь они победили! Всё-таки победили, вопреки всему!

И сегодня их награждали за это.

Даже в столь сиятельной компании Корвон умудрялся обращать на себя внимание. Помогал, конечно, и высокий, относительно генетических братьев, рост, и массивный доспех типа III «Железный», доработанный с расчетом на сражения в вакууме, но первым бросалось в глаза нечто иное – геральдические цвета капитана. Синему кобальту пришлось уступить половину места выбеленной кости, как на броне, так и на личном знамени, тоже разделенном на четыре части. Эмблемы Девятого ордена и Девяностой роты были вполне ожидаемы, но из верхнего левого угла на собравшихся смотрел символ, явно взятый не из архивов Легиона.

Это было темно-синее кольцо, усеянное острыми лучами.

Не занятую героями часть Марсовой площади заполняли представители собравшихся сейчас на Макрагге трех легионов, Имперской Армии, и других военных сил, а на южной и северной сторонах возвышались молчаливыми стражами два «Владыки войны». Сотни тысяч жителей города столпились вокруг, наблюдая за церемонией, и миллионы макраггцев следили за ней на своих экранах. Все они молчали, весь город обратился в слух, готовясь внимать речам примархов.

Трое верных сыновей Императора заняли широкий помост под сенью массивных Врат Титана. Чуть впереди остальных, в самом центре подиума, стоял Сангвиний, возведенный в ранг Имперского Регента. Как и всегда, он сиял собственным светом, но внимательный наблюдатель мог бы заметить тень сомнения на его лице.

Речь Ангела вышла краткой, но его загадочный брат Лев Эль’Джонсон сумел произнести ещё меньше. Возможно, они просто понимали, что сегодняшний день от начала и до конца принадлежит их третьему сородичу, Робауту Жиллиману, повелителю Ультрамара и Тринадцатого Легиона. Сегодня пришел час вспомнить о жертвах, принесенных его владениями, народом и сыновьями. Слова примарха гремели над площадью – десятки имен, десятки битв, десятки героев, рожденных в ужасные времена поражений.

Сначала Жиллиман обратился к смертным храбрецам, неулучшенным мужчинам и женщинам, что противостояли врагу клинком, лазганом и иными, менее явными средствами. Среди них была учительница в схоле, сумевшая вывести триста детей в бомбоубежище, адепт с завода, проработавший десять дней подряд без единой секунды отдыха, после того, как все его коллеги бежали, и единственный выживший из сотни портовых рабочих, отважно атаковавших неприятеля своими сверхтяжелыми погрузчиками.

Все это время Легионес Астартес недвижно стояли в своих шеренгах, час проходил за часом, и тень от южного титана, на время превратившегося в гигантский гномон (1), ненадолго накрыла Корвона и отправилась дальше. Жиллиман не дошел ещё и до половины списка.

Солнце уже опускалось к закату, когда последний из смертных, поклонившись своим царственным повелителям, отошел в сторону, и оруженосец Жиллимана развернул перед примархом новый свиток. Пришло время для Ультрадесантников чествовать своих братьев, чемпионов Ультрамара. Было оглашено первое имя, объявлены славные деяния и награды за них. Прозвучало несколько личных слов от примарха, и воин обновил свои клятвы верности, преклонив колено перед тремя сыновьями Императора.

Руки Корвона сжались в кулаки, и он вспомнил ночь перед празднеством.


Благодаря Жиллиману, «ночь перед» и «ночь после» быстро стали лучшими способами обозначения времени в Макрагге. Пиры и вечеринки следовали за раздачей наград так же неотвратимо, как болты вылетали из ствола после нажатия спускового крючка. Примарх по-прежнему считал жизненно важным для своих сыновей умение смешиваться с простыми людьми, готовя себя к будущей мирной службе. Ко времени, когда закончится война.

Жиллиман не изменял себе даже сейчас, когда всем было ясно, что эта пора никогда не наступит. Думая об этом, Корвон испытывал двойственные чувства. В конце концов, война была всем, что он знал в своей жизни, но капитан все равно грустил от того, что мечта отца угасала так бесповоротно.

Вся Регия Цивитата была отдана устроителям праздника, и в её барочных залах сто тридцать героев старались смешаться с простыми смертными ультрамарцами. Космодесантники возвышались среди них, подобно взрослым, случайно забредшим в детскую комнату для игр, но, в большинстве своем, две ветви человечества неплохо проводили время друг с другом. Примархи, явно по совету Жиллимана, на торжественный прием не пришли – им не удалось бы влиться даже в самую необычную компанию.

Корвон был одет в простой, строгий мундир, но на его широком поясе висели гладий и болт-пистолет. События последних месяцев приучили воинов Тринадцатого к осторожности, поэтому сейчас у главного входа стояли готовые к бою Инвиктские стражи, а подходы к зданию и крышу совместно охраняли преценталийские гвардейцы и братья-легионеры из Первого капитула. Подобные меры обостряли грусть Корвона, поскольку он хорошо знал, как нравилось его примарху по-простому общаться с народом Ультрамара. Жаль, что пастырь все сильнее отдаляется от паствы, хоть и не по своей вине.

Сам Корвон не очень любил общаться с людьми. Точнее, очень не любил.

Но прямо сейчас с ним беседовала какая-то женщина, и капитану волей-неволей пришлось обратить на нее внимание.

—… такого героизма, — закончила она.

— Да, война порождает героев, — глубокомысленно заметил в ответ Корвон и немедленно почувствовал себя полным идиотом. — Жаль, что большинство из них погибает в безвестности.

Женщину не смутила его прямота, похоже, что она не впервые говорила с космодесантником. Честно говоря, некоторым дамам нравилось флиртовать с легионерами, хотя Корвон не смог бы объяснить, зачем им это нужно, даже если бы судьба Пятисот Миров стояла на кону. Для капитана женщины были неразрешимой загадкой ещё до вступления в ряды Тринадцатого, а после у него как-то не возникало желания изучить этот вопрос. Корвон, разумеется, понимал, что стоящая перед ним дама очень красива и привлекательно одета, но для него это не имело никакого значения.

«Теоретически: ты ведешь себя как болван. Практически: ты болван», — проанализировал ситуацию Корвон.

— Вас что-то позабавило? — спросила женщина. На её губах играла ироническая улыбка, которая могла означать всё, что угодно, вплоть до сожаления о пропадающей зазря мужественности легионера.

— Да нет, так. Вспомнилось кое-что.

Она смотрела на него снизу вверх, ожидая продолжения.

— Это, в общем, сложно объяснить вот так сразу… — неловко попробовал выпутаться Корвон. Он уже был готов воззвать к старым богам Макрагге с мольбой о спасении.

Хватаясь за соломинку, капитан протянул проходящему мимо них слуге свой кубок, глубокую чашу, сделанную специально для его огромных ладоней. Сосуд, достойный сыновей полубога. К сожалению, кувшин с выпивкой был рассчитан на бокалы смертных, и слуге пришлось почти опустошить его в чашу легионера. Хлынувшая волна напитка омыла стенки кубка, рванулась к краю и, наконец, выровнялась, покрывшись легкой рябью.

«Это совсем не похоже на ту стену крови, хлынувшую из разбитого корабля, — сдержал мрачные воспоминания Корвон. — Тут намного меньше… жидкости, начнем с этого».

— Вот это порция, — весело заметила женщина. — Если бы я столько выпила, потом целую неделю не могла бы на ноги встать.

Капитан решил, что она пытается разрядить атмосферу. Не похоже, что его поведение её отпугнуло.

— Наш повелитель по-прежнему старается заставить нас ощутить себя частью человечества, — объяснил он. — Меньший объем алкоголя не возымеет надо мной никакого эффекта, а предполагается, что я должен как следует развлечься.

Скрыть раздражение всё-таки не удалось, хотя Корвон и старался. Попробовав напиток, приятно обжигающий горло, капитан узнал в нем крепкий, выдержанный макраггский бренди. Отличный сорт, прекрасный урожай.

— И это поможет вам развлечься, господин?

— Если выпью залпом целый кувшин, возможно.

Женщина задумчиво покачала свой бокал, согревая его в хрупких ладонях. Она все ещё не притрагивалась к бренди.

— И это работает? То, что вы болтаете, пьете вместе с маленькими людьми – это помогает вам почувствовать себя одними из нас?

Корвон оглядел собрание людей и сверхлюдей, одинаково пытавшихся не думать об ужасах снаружи. Они старательно вели светскую беседу, словно небо над Макрагге уже не отливало пролитой кровью, Галактика не была разорвана на части в безумии братоубийства, а весь мировой порядок не перевернулся с ног на голову. И так, словно от их поведения здесь зависел исход войны и возвращение старых добрых времен. Всё это было таким же представлением, как и то, что людям и великанам разливали бренди из одних кувшинов, или то, что для них принесли кресла одинакового цвета и формы, и все делали вид, что не замечают разницы в их размерах.

Капитан посмотрел на женщину снизу вверх. Она оставалась всё такой же тоненькой и хрупкой. Конечно, это не работает.

— Я один из вас, — ответил ей Корвон, изо всех сил стараясь поверить собственным словам. — Мне кажется, что лучше вообще не забывать о человечности внутри нас, чем пытаться вернуть её после.

— Все знают о ваших подвигах на Астагаре, и я не думаю, что они были бы под силу кому-то из солдат-людей.

Улыбка окаменела на лице Корвона, и дама, ощутив его раздражение, постаралась тут же исправиться.

— О, нет, нет! Я имею в виду не только вражеского титана, господин. Я вообще не собиралась говорить о той истории, наверняка вас уже измучили ею.

Ещё бы.

— То, как вы помогали людям отстроиться после войны. У меня ведь семья на Астагаре, — объяснила она, и Корвон слегка поклонился в знак признательности.

— Жаль, я не смог до конца наблюдать за восстановлением, меня отозвали на Макрагг для завтрашней церемонии. Одной недели хватило, чтобы разрушить Эвритмию Цивитас, но даже сейчас, два года спустя, город все ещё не воссоздан до конца, и, боюсь, никогда уже не будет.

— Он прав, наш господин Жиллиман. — Женщина склонила голову, будто оценивая Корвона. — Вы столь же незаменимы в мирном труде, как и на войне.

— Мы стремимся к этому, — заверил капитан. — Теперь, если позволите, госпожа…?

— Медуллина, — ответила она, сделав легкий реверанс.

— Что ж, госпожа Медуллина, желаю вам приятного вечера.

Поклонившись на прощание, Корвон начал пробираться через толпу важных персон, вежливо стараясь делать вид, что идет к кому-то определенному. Разумеется, это было не так, капитан искал одиночества, путь к которому вел через высокие двери на балкон. По дороге туда Корвону приходилось отчаянно маневрировать среди множества хрупких препятствий, большую часть которых составляли неулучшенные люди. Возможно, впервые в жизни ему приходилось аккуратно двигаться в толпе.

До этого капитан уделял внимание иным способностям и умениям, например, постоянной готовности к любому повороту событий. Два года назад, когда Корвон ещё не имел представления об истинных масштабах кошмара, обрушившегося на Калт, он всё же знал о предательстве и запустил оперативный отсчет одновременно с тем, как Несущие Слово и Пожиратели Миров появились в системе Астагара.

Встретив бывших кузенов стеной огня, он нашел время поразиться тому, зачем вообще они атаковали Астагар, и столь бессмысленная трата ресурсов возмутила Корвона, чуть ли не сильнее самой измены. Он не знал тогда, что подобное безумное разрушение ради разрушения было главной целью предателей, и пытался понять, какое стратегическое или символическое значение они видят в Астагаре.

Группировка, вошедшая в систему, была сравнительно невелика – пять линейных крейсеров и корабли поддержки, как раз достаточно, чтобы разорить слабо защищенный мир. Теоретически неплохо, но разведка врага допустила серьезный просчет. Они не знали о Корвоне.

Не знали, потому что его не должно было быть там. Капитан направлялся к сборному пункту на Калте, но был вынужден выйти в реальное пространство у Астагара из-за сбоев в работе варп-двигателя на флагманском корабле. Судьба или удача? Корвон не верил ни в то, ни в другое. Он оказался там в нужный момент, и только это имело значение.

Маневры приближающегося противника говорили о готовящейся наземной операции. Что ж, прекрасно. Капитан высадил собственные войска и отдал приказ кораблям атаковать врага и отступить, не ввязываясь в затяжной бой. Успешный рейд лишил предателей пяти транспортников Армии, а небольшая флотилия Корвона отделалась царапинами на корпусах. Удовлетворенный результатом, капитан приказал своим кораблям отступать из системы, решив сохранить для будущих боев хотя бы их.

Скромные орбитальные укрепления Астагара ещё немного сократили численность предателей, прежде чем вражеский флот уничтожил их и провел подготовительную бомбардировку основных населенных пунктов планеты. Подобный выбор гражданских целей в качестве главного приоритета потряс Корвона, но, сохранив присутствие духа, он организовал отход населения столицы в убежища за городской чертой. Позже, когда враг приступил к орбитальному десантированию в Эвритмия Цивитас, на улицах уже не осталось никого, кроме шестисот Ультрадесантников и семидесяти тысяч Астагарских легких егерей.

Всё это было в его оперативном отчете. Корвон позаботился о том, чтобы в него попали все детали битвы за Астагар, даже те, в которые он сам не мог поверить.

Добравшись до дверей, капитан понял, что получил краткую передышку. Балкон, на который он вышел, выглядел грандиозно, в привычном для ультрамарской архитектуры стиле полностью окружая верхний этаж Регия Цивитас и опираясь на широкую аркаду. Повсюду Корвон замечал мягко светящиеся разноцветные фонари и жаровни с веселыми угольками, окруженные уютными диванчиками на несколько человек.

Любовь Жиллимана к деталям ощущалась даже в том, что при планировке города отдельное внимание было уделено предотвращению светового загрязнения. Ночное небо над Макрагге должны были освещать только далекие звезды.

Но их не было видно, и небеса мрачно пылали тусклой краснотой. Лишь одна звезда сияла над сигнальными огнями орбитальных станций и боевых кораблей, но в её свете не ощущалось ледяной чистоты. Это был Фарос, ложная звезда, технология ксеносов, озарявшая Макрагг из дальнего космоса.

Подойдя к балюстраде, Корвон бросил взгляд на открывающиеся виды. Во всей Галактике можно было пересчитать по пальцам города столь же совершенные, как тот, что лежал сейчас у его ног. Да, были среди них и более пышные, и, конечно, более оживленные, но ни в одном из городов Империума так не сочетались внешняя красота и внутренняя эффективность, как в Магна Макрагг Цивитас. Корвон глубоко вздохнул, наслаждаясь порядком, воплощенным в зданиях и улицах.

— Вся Галактика должна была стать такой, — произнес голос за его спиной.

Библиарий Тит Прейто присоединился к нему у поручней балкона, облаченный в полный доспех и богато украшенный пси-капюшон, бросающий тень на его лицо.

— Библиарий, — кивнул Корвон.

— Капитан.

— Что ты здесь делаешь, Прейто? Не боишься навредить планам нашего повелителя, распугав народ грохотом керамита и колдовским огнем в глазах?

— Ассасины Альфа-Легиона покушаются на примарха, Конрад Кёрз устраивает погромы на улицах города, наши бывшие собратья сжигают миры в союзе с тварями из-за завесы, а ты думаешь, что люди могут испугаться одного дружелюбного библиария?

— Значит, ты здесь охраняешь отару, — Корвон предложил Титу свой кубок, и тот аккуратно взял его бронированной рукавицей. Доспех библиария тихо гудел, пока он подносил чашу ко рту.

— Называешь меня сторожевым псом? — отпив половину бренди, Прейто возвратил кубок капитану. — И правильно делаешь, надо сказать. Мои таланты, как и умения остальных библиариев, нацелены сейчас на защиту нашего повелителя и его братьев. Три верных сына Императора собрались вместе; не правда ли, заманчивая цель для предателей? А ведь Фарос равнодушно освещает дорогу всем, как союзникам, так и врагам.

Ультрадесантники подняли глаза к ложной звезде.

— Если бы ты знал, какие ужасы гнездятся во тьме…

— Во мне им не укрыться.

— Уверен? — уточнил Прейто.

— Конечно. Да ты ведь уже проверил, не так ли?

Библиарий усмехнулся в ответ, продолжая смотреть на Фарос.

— Так. Ты тот, за кого себя выдаешь, и ты верный сын Ультрамара. Хотя тебя трудно прочесть, и сам ты говоришь немного, капитан Корвон. Закрытый на все замки, а?

— Болтовня утомляет меня. Пусть ею занимаются те, кто находит удовольствие в пустом сотрясании воздуха.

— Этими словами ты напомнил мне Льва.

— Лев – мастер хранить секреты, — покачал головой Корвон. — И, как все скрытные люди, он не позволяет своим намерениям выйти на свет, но при этом требует от остальных прямодушия и откровенности мыслей. Мне же неинтересны тайны и их раскрытие, так же, как и бессмысленные разговоры.

— Значит, для тебя эта вечеринка – неприятная обязанность?

— Верно.

— Что же, каждому свое. Постарайся только не быть слишком в стороне от остальных и смотри на вещи чуть веселее.

— Спасибо за совет, центурион, — ответил Корвон. — Но я всегда соблюдаю правила хорошего тона, как и большинство людей моего склада. Болтуны мелют языками, им некогда остановиться и подумать о том, что кто-то прекрасно себя чувствует в тишине. Чтобы сделать им приятное, мы вынуждены идти вразрез с собственными желаниями, вступать в бессмысленные дискуссии, в то время как болтуны, признаться честно, уделяют нашим ответам не больше внимания, чем вокс-система на цикличной трансляции.

Библиарий вновь усмехнулся, на этот раз громче.

— Ты шутишь, Корвон?

— Чувство юмора всегда при мне.

— Прекрасно, — Прейто немного помолчал, чуть рассеянно сжимая в ладонях балюстраду. Керамит скрежетал о камень. — Не хочу тебя задерживать…

— Говори, что у тебя на уме. Конечно, я лишен колдовского дара, но знаю, что ты не пришел бы сюда для разговора о человеческих характерах.

— Разумеется, — согласился библиарий. — Я последовал за тобой, потому что чувствовал, как ты собираешься поступить завтра, на Марсовой площади. И хотел поделиться советом, если ты примешь его.

Корвон вновь окинул взглядом город, задержавшись на габаритных огнях подъемных кранов, заполонивших Виа Декманус-Максимус. Там заканчивалось возведение грандиозного помоста для завтрашней церемонии, но капитан уже не раз задумывался, стоит ли вообще праздновать победы, когда больше ста миров Ультрамара обратились в прах.

— Неудивительно, что ты ощутил мои намерения, — пробормотал он. — Я постоянно думаю только об этом. Что за совет ты приготовил для меня, Прейто?

— Передумать.

— Не выйдет, — покачал головой Корвон. — Я уверен, наш повелитель поймет меня правильно.

— Конечно, он поймет! — воскликнул библиарий. — А вот твои собратья – вряд ли.

— Мои дела говорят сами за себя.

— Наши поступки не всегда говорят правду о том, кто мы на самом деле, Корвон, — возразил Прейто.

Капитан допил бренди и поставил пустой кубок на каменную балюстраду.

— Это меня мало заботит. Я всегда буду верен тому, что сам считаю правильным, и мне не важно, что об этом подумают люди. Доброго тебе вечера, брат.

С этими словами Корвон вернулся в зал.


Обреченный корабль получил несколько прямых попаданий и несся к земле, оставляя за собой огненный след и завывая поврежденными тормозными двигателями на нижней части корпуса. Ещё один лазерный луч прошел на сотню метров в стороне от него и обрушил многоэтажное здание, ударная волна от падения которого тряхнула погибающий транспортник. Несмотря на всю его массу, толчок оказался столь сильным, что корабль накренился ещё заметнее, но экипаж по-прежнему пытался компенсировать опасный угол мощными выхлопами из уцелевших ускорителей. Пытаясь выровнять транспортник по вертикальной оси, они направляли его над Виа Лонгиа к городскому центру, в район плотной застройки.

Корвон видел, что скорость сближения слишком высока, и шансов избежать крушения, теоретически и практически, нет. Как он и ожидал, корабль рухнул, сровняв с землей целые жилые кварталы, и с места падения по улицам умирающего города устремилась плотная волна песка и пыли.

— Докладываю о жесткой посадке вражеского титаноносца!

— Принято, сержант Филлип, — ответил Корвон по воксу. — Я как раз смотрю в его сторону.

Обожженная, темно-коричневая громада упавшего корабля возвышалась над немногими уцелевшими зданиями Эвритмии, поврежденная, но не разрушенная. Более легкие транспортники спускались к поверхности, и, хотя огненные стрелы всё так же пересекали задымленное небо, большинство из них теперь были нацелены сверху вниз. Противовоздушные установки Корвона погибали одна за другой. Просчитав в уме вероятные посадочные векторы кораблей противника, капитан открыл вокс-канал.

— Третий эшелон, выдвигайтесь на южную сторону округа Мнемзины. Предполагаю высадку основных сил. При огневом контакте, удерживайте позиции и ожидайте дальнейших распоряжений. Не наступать, иначе десант свалится прямо вам на головы!

Вокс защелкал сигналами подтверждения. Связь все ещё держалась, но скоро об этом придется забыть.

— Четвертый, седьмой и девятый взводы – за мной. Красс, выводи «Теневые мечи». Посмотрим, что там упало в центре, и, если в транспорте что-то уцелело, исправим эту недоработку.

— Теоретически, капитан, — воксировал из командного танка лейтенант Апелл, — вы, как старший офицер, должны оставаться здесь, со мной.

— Практически, — ответил Корвон, — я хочу убить парочку ублюдков своими руками.

Возражений не последовало.

— Апелл, смени позицию вместе с оставшимися взводами. Ждите моих приказов.

— Есть, сэр.

Груды камня, оставшиеся от разрушенных зданий, словно ожили. Здесь ждала своего часа половина сил, бывших в распоряжении Корвона. Зарычали многотопливные двигатели, и «Лэндрейдер» Корвона, сдав назад, развернулся и выехал из укрытия, сопровождаемый несколькими взводами космодесантников. Следом за ними показались три сверхтяжелых танка в кобальтово-синей раскраске, их гусеницы перемалывали в пыль обломки домов и сдирали остатки дорожного покрытия.

Отряд Корвона вышел на битву.

Пешие космодесантники бежали в авангарде, и группа быстро продвигалась к центру города. Опустилась неприветливая тишина, символ кратких минут между последним орбитальным залпом и началом первого серьезного наземного наступления. Все больше и больше транспортников опускались на поверхность Астагара, вздымая клубы пыли.

— Я не понимаю этой тактики, — заметил сержант Красс из башни ведущего «Теневого Меча». — Они даже не пытаются сформировать устойчивые плацдармы, а просто валятся с неба как попало. Куда они дели свою выучку?

— Засунули туда же, куда и свою честь! — сообщил по воксу боевой брат Лигустин, специалист девятого взвода по плоским шуткам.

Корвона не менее сильно удивляла небрежность атакующих предателей. На пикт-передачах из первых посадочных зон были запечатлены Пожиратели Миров, выпрыгивающие из десантных капсул, не дожидаясь своих союзников, а обтрепанные подразделения Армии, вылезавшие из своих транспортов, больше напоминали толпу, радостно несущуюся на позиции лоялистов. Потери противника были высоки, что играло на руку Корвону, а его лейтенанты умело направляли резервы XIII Легиона и легких егерей в зоны, где предатели опасно превосходили числом защитников Астагара.

Корвону волей-неволей пришлось делегировать им эту часть стратегии, ему и так приходилось одновременно отслеживать ситуацию на поверхности и на орбите. А теперь ещё и возможное появление на сцене титанов…

Объем вокс-траффика рос с каждой секундой, пока, наконец, передачи не начали непрерывно следовать одна за другой и даже перекрываться. Капитан получал отчеты о потерях, о текущих позициях своих передвижных командных центров, о положении беженцев в бомбоубежищах. Корвон, конечно, хотел бы отсечь большинство сообщений, ограничившись частотами взводов рядом с ним, но его останавливала необходимость видеть общую картину. Постепенно визор капитана заполнился тактическими данными до такой степени, что зона видимости сократилась до узкой полосы, напоминающей смотровую щель в забрале древнего рыцаря. Глабрион и Арат, его телохранители, заметили, как неуверенно ступает командир, и заняли позиции рядом с ним.

Настоящая полоса препятствий из груд разбитых машин, сожженных деревьев и разрушенных зданий заставила Красса направить «Теневые Мечи» кружным путем. Поразмыслив секунду, Корвон принял решение пересечь руины напрямую и как можно скорее выйти к титаноносцу.

— Красс, ищи выход на линию огня для своих танков. Девятый взвод, сопровождайте «Теневые Мечи», остальные за мной.

Просигналив подтверждение, пятнадцать легионеров отделились от основной группы и направились к танкам, которые, развернувшись на месте, скрылись в относительно свободном от развалин переулке.

Через некоторое время Корвон, наконец, выбрался на Виа Лонгиа, главный проспект столицы Астагара. Корабль предавших механикумов рухнул перпендикулярно ей, и километровый корпус пропахал новую улицу через пять кварталов. Нос транспортника покоился на мостовой, окруженными горами вывороченного камня, а высокая, сгорбленная верхняя часть казалась изломанной. Неуправляемая посадка перебила хребет корабля.

Сражение в городе становилось все более ожесточенным, часть пикт-каналов и вокс-передач из зоны боев уже отключились.

— Утрачен контракт с Верулом! — сообщил лейтенант Апелл. — На северном фронте сложное положение, предполагаю, что он погиб.

— Принято, — ответил Корвон. — Оцени ситуацию на месте. Передаю тебе командование подразделениями Верула.

Теперь у него осталось только два командных танка. Верна ли была его теоретическая оценка, что мобильность на поле боя окажется более выгодной, чем относительная безопасность управления войсками из бункера? Предсказать развитие ситуации оказалось невозможно, никакой опыт прежних боев не в силах был подсказать Корвону, как лучше уничтожать его собственных родичей-легионеров. Приходилось импровизировать.

Ультрадесантники осторожно подбирались к рухнувшему кораблю.

— Внимание, Красс, Апелл! Приближаюсь к транспортнику механикумов, признаков присутствия противника не наблюдается.

По развалинам Виа Лонгиа они подобрались вплотную к дымящемуся борту корабля. Оценив обстановку, Корвон решил рискнуть и обойти транспортник спереди, взяв с собой один из взводов.

Корабль лежал, накренившись примерно на десять градусов, на корпусе были хорошо видны следы жесткого входа в атмосферу и обстрела с земли. Языки пламени, лизавшие транспортник, понемногу перекидывались на близлежащие здания, но в целом вокруг царила тишина. Уцелевшие высотные дома приглушали грохот далеких взрывов и вой садящихся кораблей.

— Может, машины внутри уничтожены? — предположил Глабрион.

— Сомневаюсь, — ответил молодому воину Арат. — Я видел что-то подобное во время приведения Коралана к Согласию. Титаны там невредимыми выходили из пылающих обломков кораблей.

— Не похоже, чтобы двери…

Корвон резко поднял руку, и взвод бросился в укрытия среди развалин.

— Слышали? — спросил капитан.

Изнутри транспортника донесся громыхающий звук.

— Теоретически, двери могло заклинить, — прокомментировал Арат. — Без поддержки механикумов, единственное практическое решение для титанов – пробить дорогу наружу силой.

— Красс, приготовиться! — скомандовал по воксу Корвон. — Видишь цель?

— Никак нет, сэр, Виа Макраггиа заблокирована, мы прорываемся прямо через здания в сторону Платеа Лата!

— Вы направляетесь к Агоре?

— Да, сэр, оттуда у нас появится хороший обзор вдоль Виа Лонгиа!

— Двигайтесь так быстро, как позволит ландшафт, — посоветовал капитан. — И смотрите по сторонам во все глаза, там особо негде укрыться.

— Сэр… — начал Арат.

Двери в грузовой отсек транспортника задрожали от могучего удара изнутри.

— Отходим! — приказал Корвон.

Ультрадесантники отступали повзводно, вдоль Виа Лонгиа. Уже неподалеку от зоны падения город начал казаться странно невредимым, если не считать густого слоя пыли на всех поверхностях и выбитых стекол, хрустящих под ногами легионеров. По их следам, из брюха вражеского корабля, доносился рев, весьма подходящий пойманному в клетку дикому зверю.

— Это ведь не совсем нормально, да? — спросил Глабрион.

— Фокусы. Психологическая война, вот и всё, — уверенно ответил Арат. — Некоторые легио титанов вытворяли такое во время приведений к Согласию, рычали, ревели... Местные от этого обделывались.

— Не высовываться! — предупредил Корвон. — Красс, ты на позиции? Слышишь, что здесь творится? Мне это сильно не по нутру.

Звуки ударов изнутри слились в непрерывный грохот, словно запертый в палате скорбного дома безумец молотил в дверь, требуя выпустить его. Наконец, с визгом раздираемого металла, появился гигантский цепной кулак титана, сопровождаемый снопами искр и фонтанами алой жидкости.

Глабрион судорожно вздохнул.

— Смотрите, это же…

Остатки дверей вывернулись наружу, и водопад крови хлынул из недр корабля, омывая здания по обеим сторонам улицы. Алая стена, семи метров высотой, гонимая жестоким, звериным воем, неслась по Виа Лонгиа в обоих направлениях, пятная стены до второго этажа.

Легионеры бежали, но недостаточно проворно, и Корвона вместе с остальными сбило с ног могучим течением.

К счастью, алая волна схлынула так же быстро, как и появилась. Ультрадесантники, целиком измазанные в крови, начали осторожно подниматься на ноги там, куда их занесло потоком. Корвон попытался протереть линзы шлема, звеня пальцами латной перчатки о поверхность проводящего кристалла.

— Доложить обстановку!

— Троном клянусь… — доложил Глабрион.

Изуродованный «Разбойник», гремя безжизненными конечностями и развороченной кабиной, рухнул на Виа Лонгиа. Вслед за жертвой из сокрушенных дверей показался убийца.

Чем бы ни было это создание, назвать его титаном не решился бы никто. Ужасные изменения исказили облик боевой машины, на месте кабины возник медный череп, изо лба которого росли закрученные назад рога, проходящие над краем панциря. Создание двигалось с плавной грацией, чуждой любому механизму, длинный, гибко сочлененный металлический язык метался среди стальных зубов размером с хороший меч, а хвост из того же материала обвивался вокруг ног. Бывший «Владыка войны», очертания которого ещё угадывались в чудовище, рывком высвободился из остатков дверей, и, топча могучими ногами сокрушенного родича, с размаху врезался в постройки напротив, снеся их в лавине камня и пыли.

— Красс! — заорал Корвон.

— Все ещё не на огневой позиции, сэр!

Голова измененного титана повернулась туда-сюда, будто бы принюхиваясь. Вдруг, испустив совершенно неземной, громогласный рев, чудовище повернулось и бросилось на запад, прочь от упавшего корабля, снося на своем пути одно здание за другим.

Корвон, распростертый в грязной луже крови – последе перерожденного титана – смотрел ему вслед.

— Что сотворили эти безумцы? — не веря своим глазам, повторял Арат. — С чем мы сражаемся?


После беседы с библиарием, Корвон некоторое время пробовал наслаждаться вечером, переходя из комнаты в комнату, из залы в залу, пока не понял, что его перемещения отвечают образцу, применяемому при зачистке зданий во время боя.

В бальной зале он немного посмотрел на танцующих, в других помещениях не было ничего интересно, кроме столов, уставленных едой. Зато вокруг них, как и следовало ожидать, собралось намного больше легионеров, чем на танцах. Все присутствующие на празднестве братья знали Корвона, если не лично, то по его делам, и приветствовали капитана, кратко, но с уважением. Что касается неулучшенных людей, то Корвон вступал с ними в вежливые беседы, если не успевал убежать.

— Говорят, вы убили титана, — обычно начинали они.

— Не я, а мои люди. Мои люди убили его, и это был не титан.

Как правило, это разочаровывало собеседников, но капитан не собирался распространяться о событиях на Астагаре. Пусть другие рассказывают историю Корвона, у него не было желания хвастаться подвигами.

В какой-то момент ему попался на глаза капитан Вентан, Спаситель Калта и новый фаворит Жиллимана, увлеченно беседующий с какими-то чиновниками. Грудь космодесантника пересекала широкая орденская лента, усыпанная многочисленными наградами. Адъютант Вентана, в котором было что-то неуловимо сержантское, развлекал рядом другую группу гражданских, прямо-таки лопающихся от смеха и обожания. Корвон не отказался бы позаимствовать чуточку их таланта к ведению светской беседы.

Наконец, капитан поймал одного из слуг и, позаимствовав у него два полных кувшина бренди, опустошил их один за другим так быстро, как только позволяли правила хорошего тона. Несколько минут Корвон наслаждался приятной легкостью небольшого опьянения, пока сверхчеловеческий обмен веществ космодесантника не очистил его тело от алкоголя.

— Брат-капитан, — поприветствовал его неизвестный Ультрадесантник с сержантскими знаками различия на вороте мундира.

— Брат, — кивнул Корвон.

— Сержант Туллиан Аквила, 168-я рота, — представился незнакомец, протягивая руку.

— Лукреций Корвон, 90-я рота, — капитан обхватил предплечье Аквилы в воинском рукопожатии.

— О, я знаю, кто вы, сэр. Просто не мог не подойти и не поприветствовать вас. Я ведь знаю, что такое титаны, угодил в самую гущу их сражения в Итраке, на Калте. Ваша победа на Астагаре глубоко восхитила меня и всю роту… то, что от неё осталось, по крайней мере. Все ребята говорят, что, будь вы в Итраке, многие уцелели бы. Если бы только у нас было больше таких воинов, как вы и капитан Вентан…

Корвон поднял руку, останавливая Туллиана.

— Прошу, не смущай меня. Мы все идем в бой за Макрагг.

— Мы идем в бой за Макрагг, — машинально ответил Аквила.

— И, если ты здесь, то тоже неплохо показал себя, верно?

— Так мне все говорят, — пожал плечами сержант.

— А ты им не веришь?

Следующие слова дались Аквиле с большим трудом.

— Я сражался изо всех сил, но не надеялся, что нам удастся выжить. Я почти отчаялся. Это было недостойно того, чему учил нас примарх.

— Странно было бы не отчаяться в то время и в том месте, — спокойно ответил Корвон.

Сержант покачал головой.

— Но это означает, что завтра я буду вознагражден за свои сомнения так же, как и за победы. Это сложно принять.

— Если повелитель Жиллиман избрал тебя для почестей, будь уверен, ты достоин их.

— Возможно, но память о сомнениях останется со мной навсегда.

— Не имея сомнений, как мы сможем выстраивать и проверять надежные теории? — спросил Корвон. — Лишившись сомнений, мы погибнем от собственной самонадеянности.

Эти рассуждения явно успокоили Аквилу.

— Скажите, сэр, а вы когда-нибудь отчаивались?

Корвон смотрел на него с каменным лицом.

— Честно? Нет. Ни на секунду.


Оперативный отсчет перевалил за шесть суток. Встретив мощное сопротивление со стороны подразделений Корвона, предатели перешли к неторопливой осаде города. Необъяснимым казался их отказ от разрушения столицы Астагара орбитальной бомбардировкой, но бывшие братья по-прежнему не предпринимали ничего масштабнее вылазок, прощупывающих слабые места в обороне Ультрадесантников. Слабых мест не было.

Корвон и его старшие офицеры собрались вокруг стола в пустом бункере, с потолка которого после каждого артиллерийского удара по городу сыпались целые мешки пыли, покрывая всё и вся серым пологом. Пыль засоряла когитаторы, гололиты вместо четких изображений выдавали искрящиеся пучки ломаных линий, так что космодесантникам пришлось разжиться бумажными картами местности.

— Теоретические предложения имеются? — спросил Корвон. — Напомню условия: у нас нет собственных титанов, а тяжелым танкам за этой тварью не угнаться.

— Оно словно чует «Теневые Мечи» и убегает от них, — пояснил Апелл.

— И правильно делает, — проворчал Арат.

— У нашей бронетехники скоро будут другие заботы, — сообщил по воксу лейтенант Секст, отрезанный в городе со своими отрядами. — Разведчики доносят о готовящейся танковой атаке. После гибели Верула тяжелые транспортники противника садятся, не встречая сопротивления. Собрав силы, они смогут одним ударом положить конец осаде и прикончить нас.

— Странно, почему они не дождались подавления нашей ПВО и послали уязвимый титаноносец чуть ли не впереди всех, — указал Апелл.

— Его груз, как видишь, не столь уязвим, — тихо ответил Корвон. — Он движется быстрее любой боевой машины, виденной мной. И ещё… оно кажется совершенно неразборчивым в тех разрушениях, что обрушивает на Эвритмию Цивитас. Враг, братья мои, больше не играет по правилам, даже если это правила здравого смысла.

Горький смешок Ультрадесантников утонул в грохоте очередного, на этот раз весьма близкого, взрыва на поверхности. Осыпанные штукатуркой легионеры машинально взглянули вверх, на болтающиеся осветительные полосы.

— И как же нам прикончить этого проклятого титана без «Теневых Мечей»? — спросил Корвон.

— Это уже не титан, а что-то совсем иное, — пробормотал сержант Домициан.

— После этих… изменений, он ведет себя как животное, а не как машина, — согласился Глабрион.

— Всё так, — кивнул Арат. — Возможно, нам стоит сосредоточиться на Семнадцатом Легионе. Будем надеяться, что тварь слишком тупа, чтобы оказывать им эффективную поддержку. Сначала разберемся с предателями, потом займемся зверем, когда он останется один, и будет уязвим…

— Что ты сказал? — вдруг вскинулся Корвон.

Арат явно опешил.

— Я не хотел…

— Нет, нет, насчет охоты?

— Арат не говорил про охоту, он назвал титана «зверем», сэр, — пояснил Глабрион.

Корвон кивнул, отряхивая карты от пыли.

— Нам нужно свалить этого титана. Он – ключевая фигура в наступлении противника, если не тактически, то психологически уж точно. Похоже, эти фанатики из Семнадцатого смотрят на него как на идола, и, если титан окажется в опасности, то часть их сил наверняка, сломя голову, бросится в город спасать его. Разумеется, это кончится для них скверно. Что до самого титана, то все это время мы пытались найти практический способ его уничтожить, исходя из неверных теоретических посылов. Арат прав, это уже не машина, по крайней мере, не такая, с какими мы сталкивались прежде. Но нам доводилось убивать зверей. И мы устроим ему западню.

Его палец на карте указывал в район Форума Конора, одной из городских площадей.


— ФЕЛГААААААААААААААСССТ!

Никто уже не обманывался видом внешних динамиков титана – чудовище обрело собственный голос. Дьявольский, оглушающий шепот, порыв гнилого ветра из разверзшегося склепа. Имя, которое скандировал этот голос, не соответствовало ни одному из идентификационных кодов «Владыки войны».

— Сейчас! — отдал приказ Корвон.

На экранах внешнего обзора его «Носорога» астагарские солдаты выскочили из укрытий и со всех ног устремились прочь от наступающей твари. Каждый из них, пробежав примерно восемьдесят метров, сворачивал в сторону и пропадал из виду, передавая эстафету следующим бойцам. Титан, явно увлеченный погоней, вертел рогатой головой, пытаясь уследить за столь мелкими целями.

— Давай, давай, давай! — подбадривал Корвон. — Он заглотнул наживку!

— ФЕЛГААААААААААААААСССТ!

Измененный титан направил свои гигантские лазбластеры в сторону убегающих солдат, и оглушительные раскаты грома прокатились над городом, сопровождая расколовший небеса поток убийственного сфокусированного света. Вторичные ударные волны перегретого воздуха выбивали стекла в домах и переворачивали остовы гражданских машин по обе стороны улицы. Несколько солдат попали под лазерные лучи и испарились на месте, остальные были отброшены на десятки метров с раздавленными избыточным давлением внутренними органами.

— Ну же! Ну! — повторял Домициан, занявший позицию на площади Конора, приблизительно в четырех километрах от текущих координат титана.

— Он придет к тебе, — бросил Корвон. — Терпение.

Чудовище сопровождали полурота Семнадцатого Легиона и бронетанковая группа, составленная, по её виду, из всего, что попалось под руку. Предатели постоянно бубнили какие-то молитвы, от которых капитану хотелось скрежетать зубами – звук, казалось, доносился из ниоткуда и отовсюду одновременно.

Впрочем, подобный фанатизм делал Несущих Слово легко предсказуемыми. Вот и сейчас, половина из них отделилась от основного отряда, собираясь атаковать подразделение «Теневых Мечей», думая, что тем самым защитит своего идола. Но на этот раз, Корвон не собирался использовать танки для атаки на титана, напротив, они оставались на позиции и ждали предавших легионеров, марширующих прямо на их сверхмощные пушки.

План пока что работал. Увлекшись охотой, «Фелгаст» перешел на бег, обгоняя пехоту и бронетехнику поддержки.

— Сэр, он движется слишком быстро для наших смертных солдат.

— Легкие егеря, внимание! — передал по воксу Корвон. — Отступайте в точки сбора! Займите позиции для последующей атаки наземных сил противника. Ударная группа «Альфа», приготовьтесь штурмовать осадные укрепления врага в третьем квадрате, по моему сигналу.

Он повернулся к своему водителю.

— Готов, Красс?

— Так точно, сэр.

Капитан внимательно следил за сотрясающим землю продвижением титана. Тысяча метров, семьсот метров…

— Давай!

Красс навалился на рычаги, и бронетранспортер вырвался на волю из своего укрытия в витрине разрушенного магазина, сшибая бортами уцелевшие декоративные колонны. Высунувшись из люка стрелка, Корвон направил луч прожектора прямо в морду чудовища.

— ФЕЛГААААААААААААААСССТ!

Титан разразился очередями неприцельного огня, снося здания вокруг Ультрадесантников.

— Отлично, сержант, мы завладели его вниманием!

Корвон знал, что Красс – лучший из танкистов под его началом, мастер во всем, что касалось сражений на бронетехнике, но вождение боевых машин было его главным даром. Сержант вел «Носорога» на максимальной скорости. В городах Ультрамара прокладывали широкие и прямые улицы, но Виа Палатина несколько сузилась с тех пор, как по её краям начали рушиться здания, а оставшееся свободное пространство занимали остовы гражданского транспорта.

Корвон жестко врезался грудью в обод люка, когда Красс на полном ходу протаранил выгоревший дотла трамвай, уклоняясь от выпущенной титаном ракеты. Чудовище, разгоняя густой утренний туман, безудержно гналось за ними, сокрушая на своем пути колоннады, украшавшие Виа Палатина.

Впереди лежал Форум Конора, огромная рыночная площадь, вымощенная мрамором, узоры которого скрывались под толстым слоем пыли. На каждом углу возвышались прекрасные статуи давно умершего короля-воина, давшего ей имя, и широкие спуски вели вниз, к подземной развязке магистралей. Если бы «Фелгаст» следовал элементарным тактическим нормам, то никогда бы не решился войти в столь опасную зону.

Но для чудовища, в которое превратился «Владыка войны», тактические нормы не имели смысла.

Копье света вонзилось в бок «Носорога» в тот самый момент, когда его гусеницы уже коснулись площади, и бронетранспортер отбросило на тротуар, где он и замер, врезавшись в один из окружавших площадь пассажей с магазинчиками. Взревев, титан замедлился и начал осторожно приближаться к своей жертве.

Выругавшись, Корвон нырнул внутрь «Носорога». Языки пламени вырывались из водительского отсека, Красс тихо стонал, зажимая рану на шее.

— Отстегни ремень! — скомандовал Корвон. — Семнадцатый взвод, заманивайте титана на площадь. Выполнять!

Выбив боковую дверцу, капитан вытащил Красса наружу, и, обернувшись, увидел, что «Фелгаст» смотрит на них, выступая из тумана подобно монстру древних легенд. Корвон готов был поклясться всеми старыми богами Макрагге, что медный нос чудовища принюхивался к Ультрадесантникам.

Рубиновый лазерный луч вонзился в пустотные щиты титана, заставляя их покрыться какой-то маслянистой рябью. Стреляя на ходу, зверь развернулся, отыскивая источник возможной угрозы, и Корвон использовал краткую передышку, чтобы оттащить раненного сержанта за одну из рухнувших колонн.

Гигантская нога титана вступила на площадь, накрывая её своей тенью.

— Сейчас! — выкрикнул капитан в вокс-канал.

Вспышки взрывов расцвели по краям площади, и по броне Корвона простучали дождем куски феррокрита. Капитан, пряча голову, старался прикрыть своим телом Красса, и возможно, спас его, приняв спиной особенно крупный обломок. Индикаторы угрозы на экране визора тут же взлетели в красную зону, а в наушниках шлема зазвенели сигналы тревоги. Движениями зрачка Корвон заглушил их один за другим, одновременно анализируя урон. Пострадала силовая установка его доспеха, из трещины в левом теплоотводнике хлестал охладитель, и отмечающие его уровень полоски на визоре уже упали до опасных отметок.

Наконец, дождь из обломков прекратился, и капитан смог поднять голову.

Странные динамики «Фелгаста» трубили во встревоженном унисоне с новым голосом титана. Стабилизаторы выли, сопровождая дерганые повороты корпуса, пока чудовище пыталось восстановить равновесие. Мучительно медленно, титан кренился к земле, не находя прочной опоры для многотонных ступней.

Взрыв обрушил часть площади Конора, открывая свету многочисленные слои подземных строений, в которых увязла одна из ног рычащего от ярости, щелкающего медными челюстями «Фелгаста». В гневе он разряжал орудия, сокрушая грандиозные здания Администратума по краям Форума. Корвон напряженно следил за падением титана.

Вдруг металлический хвост чудовища метнулся по площади, взметая бурю пыли и обломков, и, щелкнув кнутом, обвился вокруг постамента статуи короля Конора, поблизости от Корвона. Памятник сдвинулся с места, прополз чуть вперед … и замер. «Фелгаст», зависший над пропастью, начал постепенно выпрямляться, и из его механического нутра загремел демонический хохот.

— Не высовывайся! — приказал Корвон сержанту Крассу, пристегивая болтер к бедру на магнитный замок. — Взвод «Калорем», держать позицию, остальные ко мне!

Космодесантники один за другим выбегали из укрытий. С тыла, со стороны Виа Палатина, доносились звуки перестрелок – отделения поддержки «Фелгаста» приближались к площади, пробиваясь через заграждающие отряды лоялистов.

— К статуе! К статуе! — кричал Корвон.

Он и сам несся к ней изо всех сил, набирая скорость, кажущуюся немыслимой для воина в тяжелой броне. Не замедляясь ни на миг, капитан с разбега врезался в пьедестал и на секунду ослеп, когда экран визора покрылся шипящими помехами. Тут же вновь взвыли сигналы тревоги, остатков охладителя уже не хватало для поддержания температуры внутри доспеха на безопасном уровне. Корвон не обращал на них внимания, рассчитывая, что отделается в худшем случае тепловым ударом.

— Навались, братья!

Другие Ультрадесантники врезались в статую, толкали её, кряхтя от напряжения, их сабатоны скользили по обломкам на краю площади. Брат Весторий, с гладием в руке, в прыжке ухватился за хвост монстра и начал рубить ребристый сплав металла и плоти. Из появившихся ран брызнул расплавленный металл, заливший визор Вестория, но он не останавливался.

— Толкай! — надрывался Корвон. — Толкай!

Вокруг статуи уже не осталось свободного места, поэтому прибежавшим последними Ультрадесантникам приходилось упираться в спины боевых братьев, или подсовывать им под ноги большие обломки колонн в качестве упоров.

— Толкай!

Выстрелы из легкого оружия уже звучали на самой площади, на броне легионеров начали вспыхивать искры рикошетов, сопровождаемые дикими воплями солдат из отрядов поддержки XVII Легиона. Арьергардные взводы Корвона выдвинулись наперерез противнику, ведя огонь из болтеров, и влажные хлопки разрывов масс-реактивных снарядов гулко зазвучали в тумане. Интенсивность неприятельского огня указывала на то, что численность противника выше, чем предполагал Корвон.

— Толкай!

Статуя покачнулась, и несколько легионеров от неожиданности потеряли равновесие.

— Пошло-пошло! — радостно закричал кто-то из задних рядов. Вокс Корвона терзал его уши какофонией запросов от, казалось, каждого лоялиста на Астагаре, но у капитана просто не был сил отвечать им.

— Толкай!

Оскверненный титан все ещё пытался выбраться из западни, отчаянно дергая свободной ногой в поисках надежной опоры. Медлить было нельзя. Несколько Ультрадесантников, откопав в развалинах длинную балку, с размаху воткнули свою добычу в появившуюся щель между краем пьедестала и покрытием площади.

— Навались на рычаг! — хрипел Корвон. — Ну, разом!

Статуя опрокинулась с диким скрежетом, и король Конор, свергнутый с рухнувшего пьедестала, раскололся о каменные плиты на площади своего имени.

Лишившись последней опоры, «Фелгаст» издал жалобный вой и повалился наземь. Оказавшись между неровным краем проделанной взрывом ямы и корпусом самого титана, его пустотные щиты схлопнулись в треске разрядов, от которых заискрились мечи и силовые доспехи Ультрадесантников. Колосс рухнул, пробив несколько уровней подземных строений, его усыпанные орудиями руки безнадежно застряли в развалинах, а медный череп оказался на одном уровне с площадью.

Они повалили титана.

Одна из ног монстра, вывернутая под неестественным углом, торчала сзади, другая глубоко ушла под землю. Судя по надсадному вою механизмов, он все ещё пытался выбраться, но безуспешно. Хвост «Фелгаста», бешено метавшийся по площади, сбил с ног троих космодесантников и с жутким хрустом впечатал их в развалины.

— Отойти от хвоста! Приготовиться к отражению наземной атаки!

В клубах пыли Корвон заметил движение теней со знакомыми очертаниями. Приближалась вражеская бронетехника, но это мало беспокоило капитана – на узких улицах она скорее была мишенью, чем угрозой. Теоретическая неподготовленность, практическая слабость и общий идиотизм XVII Легиона очень четко проявились в последние дни. Подтверждая мысли Корвона, передовой танк Несущих Слово подставил бок бронебойной ракете и замер, полыхая огнем из люков. Погибшая машина надежно перегородила остальным дорогу к площади.

Во мгле появились и другие тени – легионеры в силовой броне. Вот их уже не стоило сбрасывать со счетов, но, самое главное, они теперь были здесь, а не оставались снаружи, пытаясь выкурить Ультрадесантников. План Корвона работал, враг втягивался в городской бой.

— Взвод «Калорем», уничтожить цель! Уничтожить, немедленно!

Отряд тяжелой огневой поддержки вышел из укрытия во внутреннем дворике, с противоположного бока поверженной демонической машины. Её глаза из бронестекла, под низкими медными бровями, обжигали ненавистью приближающихся легионеров, орудия на панцире бесполезно ворочались, а громадная челюсть лязгала по земле, словно пытаясь укусить.

Пятеро космодесантников нацелили в голову чудовища громоздкие мелта-пушки, выставленные на максимальную мощность. Рев расплавляющего металл оружия оглушил Корвона на другой стороне площади.

Титан завопил, и Ультрадесантники выстрелили снова.

— Машины от боли не кричат, — заметил кто-то.

Вопль затих, «Фелгаст» корчился в яме, заглушая звуки боя грохотом своей агонии. Движением зрачка Корвон подключился к пикт-потоку со шлемов взвода «Калорем», и его глазам предстала остывающая лужа расплавленной меди на месте головы титана. Не было видно ни следа принцепса или модератусов, как и кабины управления – только жилистая органическая масса, пронизанная бесформенными полосами металла. Корвон отключил изображение.

— Хорошо сработано, — сказал он, вытаскивая гладий. — Выдвигаемся к восточной стороне площади. Приготовиться к атаке Семнадцатого Легиона. Ударная группа «Альфа», начинайте штурм. Мы идем в бой за Макрагг!


— Капитан Лукреций Корвон! Девяностая рота, Девятый капитул. Выйти из строя!

Корвон подошел к помосту. Он не ведал страха, но собрание полубогов кого угодно привело бы в замешательство, и особенно тяжело было не отводить взгляда от прекрасного и грозного облика Сангвиния.

Дойдя до края ковровой дорожки, на последней ступени к подиуму, капитан преклонил колено перед своим господином.

— Подними глаза, капитан.

Корвон с трудом исполнил приказание.

Робаут Жиллиман смотрел на него с теплой отцовской гордостью.

— Для тебя, сын мой, уготованы великие почести.

Примарх протянул руку, забирая с бархатной подушки лавровый венок, так искусно выкованный из металла, что, казалось, он был сплетен из свежесрезанных листьев.

— Венок Вызова! — провозгласил Жиллиман, подняв его над головой так, чтобы видел весь мир. — Одна из высочайших наград Легиона вручается Убийце Титана, спасителю Астагара, капитану Лукрецию Корвону!

Его сын склонил голову, и примарх опустил на нее венок, с легким щелчком магнитного замка обхвативший шлем капитана.

— Я разделяю эти почести со своими людьми, повелитель, — сказал Корвон.

— Ты хорошо руководил ими, капитан. Награждая тебя, мы награждаем их всех.

В воздухе повисло ожидание, сменившееся напряженным молчанием.

— Ты ничего не забыл, капитан? — спросил, наконец, Лев.

— Что именно, мой господин? — поинтересовался в ответ Корвон.

— Все, награжденные до тебя, обновили затем свои клятвы Легиону и Империуму. Сделаешь ли ты то же самое?

— Нет, мой господин.

Всем собравшимся показалось, что мир затаил дыхание.

Лицо Эль’Джонсона окаменело. Сангвиний с интересом смотрел на происходящее.

— Так ты, значит, предатель? — уточнил Лев.

Корвон вытащил гладий, и космодесантники на подиуме немедленно взяли его на прицел, но Жиллиман жестом остановил их. Капитан держал меч высоко над головой, плоской стороной клинка на раскрытых ладонях.

— Я не стану обновлять свои клятвы, господа мои, ведь обеты Ультрадесантника вечны и неизменны. Я не желаю, подобно моим бывшим братьям-предателям, отказываться от торжественных обещаний. Я уже присягал служить Империуму, Императору, Легиону и всему человечеству, и во исполнение этих клятв, вы, господа мои, вправе приказывать мне и моему мечу, пока смерть не освободит меня от данного слова. Вы просите меня обновить то, что не нуждается в обновлении, ибо Ультрадесантник клянется раз и навсегда. Принеся обет вновь, я признаю, что в моей прежней клятве была неточность, имелась слабость, но это не так. Слабости нет, ни в моей руке, ни в моем разуме, ни в моем слове. Я – Ультрадесантник, и я иду в бой за Макрагг, и за Императора, и так будет впредь, ибо я дал слово. И мне не нужно делать это вновь.

Размеренные хлопки облаченных в броню рук прервали последующее молчание. Жиллиман, сам Жиллиман, аплодировал речи Корвона.

— Отлично сказано, сын мой, отлично сказано!

— Это дерзкие слова, брат, — недовольно заметил Лев.

— Благородные слова, — возразил Жиллиман. — Капитан Корвон, верни меч в ножны.

Лауреат выполнил приказ отца, и примарх положил руку ему на плечо.

— Поднимись, сын мой. Встань лицом к лицу со своими братьями.

Обернувшись, Корвон взглянул на собравшихся воинов верных Легионов. Он вспомнил, что Прейто говорил ему прошлой ночью, и понял, что за бесстрастными визорами шлемов могут скрываться лица братьев, недовольных его поступком. Его это по-прежнему не заботило.

— Вы слышали его речь, воины Тринадцатого? — спросил Жиллиман. — Внемлите ей, ибо она истинна. Честь нашего Легиона останется безупречной! Мы идем в бой за Макрагг!

Ответный возглас раскатами грома пронесся над Марсовой площадью.

— Вернись к своим братьям, Лукреций.

— Стой! — произнес вдруг Лев, и Корвон обернулся к нему.

— Мне известно, что традиции Тринадцатого Легиона позволяют капитанам самим выбирать геральдические символы и цвета, но твой личный знак, по нынешним временам, кажется несколько… вызывающим. Могу ли я узнать, почему ты по-прежнему носишь его? — спросил примарх.

Слова Эль’Джонсона отозвались в голове Корвона проблеском полузабытых образов. Эйдетическая память космодесантников была чудесным даром, но взимала с них высокую цену – все воспоминания, приобретенные до восхождения в ряды Легиона, тускнели и рассыпались осколками. Ещё одна ирония в жизни, и без того полной невеселых шуток, заключалась в том, что Корвон легко мог вспомнить любую виденную им смерть боевого брата, любой кошмар войны, с полной, болезненной четкостью. При этом воспоминания детства, того краткого времени, когда капитан был полноценной частью защищаемого им человечества, обратились чередой выцветших картин, смутных и неясных.

Но именно их Корвон ценил превыше всего, а одно в особенности.


Двор в поместье его отца, сто двадцать лет тому назад. Хлопают на ветру флаги цвета выбеленной кости, гордо несущие эмблему Дома Корвонов – кольцо, усеянное острыми лучами, стилизованное темно-синее солнце, сверкнувшее из-за облаков.

Его отец станет последним, в чью честь развевались бело-синие флаги. Лукреций – его единственный сын, и другим уже не суждено родиться.

При всех недостатках естественной памяти, она скрывала в себе чудеса, на которые не был способен холодный, математически точный разум легионера. Вот и сейчас, Лукреций с необъяснимой живостью ощутил, как ветер играет его волосами, как обнаженные руки покрываются мурашками – осень в тот год вышла прохладной, и вихри, задувавшие с гор, несли в поместье дыхание вечных снегов. Нечто глубоко человеческое было в том, как пробуждалось это воспоминание, нечто такое, что почти безнадежно терял каждый легионер после своего вознесения.

Его отец, гордый отпрыск древнего и могущественного рода, стоял перед ним на коленях. До этого дня Корвон никогда не видел ничего подобного, даже на старых пиктах, запечатлевших возвращение Саластро в лоно Пятисот Миров.

— Сын мой, Лукреций, ты покидаешь нас, и об этом я скорблю.

Отец обхватил Корвона за плечи, и в его голосе появились дрожащие нотки.

— Но я горжусь тобой. Даже зная, что род наш прервется, я горжусь тобой.

Мальчик не мог вымолвить ни слова. Да и что ему было говорить? Как он мог быть сильным и храбрым для далекого Императора, если его отец, самый могучий из людей, плакал, прощаясь с ним?

Корвон-старший смотрел в глаза сына, словно пытаясь отыскать там лицо человека, которого ему не суждено будет узнать. Лукреций знал, что запомнит этот миг до самой смерти – теплые руки отца на детских плечах, холодные пальцы ветра на коже.

Прошла вечность, и, последний раз обняв сына, отец поднялся с колен.

— Иди же, Лукреций. Гордись своей участью, но, что бы ни сталось с тобою, помни, кем ты был!

— Даю слово, отец, — ответил мальчик. — Клянусь никогда не забывать!

Отец улыбнулся. Никогда в своей жизни, ни прежде, ни после, капитан Лукреций Корвон не видел улыбки печальнее.


Воспоминание померкло. Другой отец держал руку на его плече, облаченном в броню.

Ему непросто было смотреть в глаза Льва, из темной глубины которых веяло опасностями дикого леса, и все же Корвон не опускал взор.

Эль’Джонсон и Сангвиний обменялись краткими удивленными взглядами.

— Итак, капитан, что же означают цвета и символы на твоей броне? — повторил Лев. — Почему ты носишь их?

— Все очень просто, мой господин.

— Неужели?

— Потому что я дал слово, — ответил Корвон.

Поклонившись в пояс, он сошел с подиума, а за его спиной уже выкликали имя следующего героя.