Вигилус: Непокоренный / Vigilus Defiant (книга): различия между версиями

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Строка 2838: Строка 2838:
  
  
'''Бешеный гофф Мурк был повелителем империи праха. То, что прах этот был из костей его врагов, Мурка вполне устраивало, ибо он жил не ради того, чтобы возводить статуи, строить военные конструкции или становиться легендой войны на Вигилусе. Он жил лишь ради уничтожения.'''
+
'''Бешеный гофф Мурк был повелителем империи праха. То, что прах этот был из костей его врагов, Мурка вполне устраивало, ибо он жил не ради того, чтобы возводить статуи, строить военных истуканов или становиться легендой войны на Вигилусе. Он жил лишь ради уничтожения.'''
  
  
Строка 2908: Строка 2908:
  
  
Сторонники Крулдакки утверждали, что гений-механьяк Зогбаг, босс Гавани Горка, куда больше интересовался постройкой новых машин, чем их использованием. Возможно, в этом была толика правды, поскольку Зогбаг являлся очень одаренным меком, хотя, как истинный зеленокожий, при случае он был не прочь втоптать своих врагов в землю. Он первым начал строить на Вигилусе гигантские военные конструкции, позднее породившие сотни имитаций. На основании его чертежей создали оравы дредов, которые во время Войны Зверей обрушивались на ульевые агломерации, как, к примеру, те, что с легкостью прорвали оборону Донтории. Сам Крулдакка в этом никогда бы не признался, но успех этих нападений сделал большого мека почти такой же уважаемой фигурой, как самого главного скарасного лорда.
+
Сторонники Крулдакки утверждали, что гений-механьяк Зогбаг, босс Гавани Горка, куда больше интересовался постройкой новых машин, чем их использованием. Возможно, в этом была толика правды, поскольку Зогбаг являлся очень одаренным меком, хотя, как истинный зеленокожий, при случае он был не прочь втоптать своих врагов в землю. Он первым начал строить на Вигилусе гигантских военных истуканов, позднее породивших сотни имитаций. На основании его чертежей создали оравы дредов, которые во время Войны Зверей обрушивались на ульевые агломерации, как, к примеру, те, что с легкостью прорвали оборону Донтории. Сам Крулдакка в этом никогда бы не признался, но успех этих нападений сделал большого мека почти такой же уважаемой фигурой, как самого главного скарасного лорда.
  
  
Строка 2918: Строка 2918:
 
Каждый уважающий себя скарасной маньяк обслуживал и снаряжал свою машину только у дорогостоящих механьяков Танкорвача. Партнеры большого мека по высокооктановому бизнесу – престарелый гонщик, известный как Калесный босс, и железнорукий Меколомала Дракк из Скарасного босс-культа, – были единственными, кто не уступал Танкорвачу в умении создавать технику.
 
Каждый уважающий себя скарасной маньяк обслуживал и снаряжал свою машину только у дорогостоящих механьяков Танкорвача. Партнеры большого мека по высокооктановому бизнесу – престарелый гонщик, известный как Калесный босс, и железнорукий Меколомала Дракк из Скарасного босс-культа, – были единственными, кто не уступал Танкорвачу в умении создавать технику.
  
Господствовавший в Калесном Хабе Танкорвач обратил свои таланты на сооружение крупных шагоходов. Вдохновившись гигантскими военными конструкциями Зогбага, механьяк создал собственную ораву дредов, в которую вошло почти три десятка сверхтяжелых шагоходов. В заключительные годы Войны Зверей он вместе с другими большими меками занимались строительством самого крупного и мощного подношения Горку и Морку – большого гарганта Горкзиллы. Они надеялись, что если этот монстр когда-либо сотрясет землю Вигилуса своей поступью, то против него не устоят даже титаны Мегаборея.
+
Господствовавший в Калесном Хабе Танкорвач обратил свои таланты на сооружение крупных шагоходов. Вдохновившись гигантскими военными истуканами Зогбага, механьяк создал собственную ораву дредов, в которую вошло почти три десятка сверхтяжелых шагоходов. В заключительные годы Войны Зверей он вместе с другими большими меками занимались строительством самого крупного и мощного подношения Горку и Морку – большого гарганта Горкзиллы. Они надеялись, что если этот монстр когда-либо сотрясет землю Вигилуса своей поступью, то против него не устоят даже титаны Мегаборея.
  
  

Версия 10:32, 4 апреля 2020

Pepe coffee 128 bkg.gifПеревод в процессе: 54/59
Перевод произведения не окончен. В данный момент переведено 54 части из 59.



Вигилус: Непокоренный / Vigilus Defiant (книга)
Vig101.jpg
Переводчик Летающий Свин
Издательство Games Workshop
Серия книг Империум-Нигилус / Imperium Nihilus
Следующая книга Теневое Копье
Год издания 2018
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Вигилус стоял на пороге судьбы задолго до начала войны. Из-за близости к Оку Ужаса мир издревле находился на военном положении, но с появлением Цикатрикс Маледиктум он стал для Империума поистине бесценным, и заманчивой целью как для ксеносов, так и для сил Хаоса.


С давних времен Вигилус являлся связующим звеном сегментума Обскурус. После того как разверзся Великий Разлом, статус планеты из важной вырос до незаменимой.

Империум настолько нуждался в Вигилусе, что когда из Великого Разлома вырвался Вааа! орков, защитники звездной системы ответили на него с невообразимой силой. Базировавшиеся там Астра Милитарум и Адепта Сороритас остановили вторжение орков и не позволили им ворваться в густонаселенные ульевые агломерации, и в то же время сразу несколько капитулов Космодесанта выслали подкрепления из сектора Стигии и более удаленных мест. Последние их волны возглавил не кто иной, как сам Марней Август Калгар, магистр ордена Ультрадесанта, а вместе с ним некоторые из светочей Адептус Астартес.

Благодаря их контратакам Вигилус удалось отвести от края пропасти. Психический апокалипсис Великого Разлома обрушил защиту планеты и сделал ее уязвимой, что позволило оркам нападать из пустошей, прорывая оборонительные периметры городских агломераций. Одновременно с этим начались масштабные мятежи культистов-генокрадов, явивших миру заражение, что сотни лет гнило внутри Вигилуса.

Пока галактические расы отчаянно стремились возвыситься в переполненной ужасами реальности Империума-Нигилус, на Вигилус обратились миллионы глаз. Если падет он, то не останется надежды ни для кого, кто застрял в капкане Темного Империума. С прорванными Кадийскими Вратами на западе и военной зоной Стигии на востоке мир оказался беззащитным перед вторжением сил Хаоса.


На пороге проклятья


С открытием Цикатрикс Маледиктум и наступлением Ноктис Этерна Вигилус оказался в темном регионе космоса, известном как Империум-Нигилус, у границы Протоки Нахмунда. В качестве одного из двух относительно стабильных путей между половиной Империума, где находилась Святая Терра и названной Империум-Санктис, и далеким Империумом-Нигилус по ту сторону Великого Разлома, Протока Нахмунда обрела для всего человечества невероятное значение. Она позволяла Империуму и дальше перебрасывать войска через межзвездный залив Великого Разлома, а также поддерживать канал астропатической связи (пусть нестабильный и опасный) с изолированными в Темном Империуме мирами. Если Империум разделится по-настоящему то, скорее всего, он распадется окончательно. Отсюда и проистекала значимость Вигилуса – он служил важным плацдармом, удерживавшим Империум-Нигилус под подобием контроля Святой Терры.

Никто в действительности не знал, как или почему возник Великий Разлом, однако бои за право пересечь его разгорелись мгновенно. Вигилус всегда был домом для колоссального количества людей, и после зачистки Кадийских Врат – события, которое Министорум нарек Добуревым Исходом, – унаследовал множество полков Имперской Гвардии, но вскоре стало очевидно, что представшие перед планетой угрозы испытают ее защитников на прочность.

Традиционно планетой правила конфедерация старейшин и дворян под названием Аквиларианский совет, иначе известный среди Адептус Механикус как Совет шестеренок. То, что представители не могли даже согласовать единое название, как нельзя лучше демонстрирует их разобщенность – дворцовые районы Гавани Святых десятилетиями терзали политические войны. Только призрак тотального истребления вынудил повелителей Вигилуса, наконец, объединиться.


+++ Планетарный имперский архив +++

Название: Вигилус

Сегментум: Обскурус

Субсектор: Нахмунд

Класс: мир-бастион

Население: прибл. 167 миллиардов

Уровень десятины: Солютио Экстремис

Агрегатная масса: 3650

Оценка: В700

Гравитация на поверхности: 97% стандартной терранской

Содержание

Война по всем фронтам

Судьба этого далекого мира стоит тысячи других. Если он не выстоит, если Протока Нахмунда падет, Империум-Нигилус для нас потерян. А вскоре за ним последует и вся империя Терры.


Тигурий, главный библиарий Ультрадесанта


Vig103.jpg


Точка кипения

Сам Робаут Гиллиман назвал Вигилус бесценным. Планета служила своеобразным защитным бастионом и плацдармом для будущих завоеваний, а многочисленные полки Астра Милитарум и макроклады Адептус Механикус составляли второй эшелон обороны от вторжений Хаоса через Кадийские Врата.


До нашествия ксеносов бескрайние равнины планеты нарушали только цепочки укрепленных ульев. Пылевые пустоши между городами-агломерациями играли здесь роль океанов, и пересечь их было столь же непросто. Они отличались не только засушливостью и безжизненностью, но также гидрофагностью – в некоторых местах химический состав пылевых дюн был настолько соляным, что за считанные часы мог иссушить незакрытую плоть. Теоретически, чтобы избежать подобной участи, следовало просто носить достаточное количество защитной одежды. К несчастью, пылевые бури и вихри, которые исторгал из себя гигантский шторм на востоке – известный как Вулианский Вихрь – забивали иссушитель во все щели брони путешественника. В итоге среди дюн обитали лишь хищники с толстой кожей или бронированными панцирями, которые охотились на беспечную добычу.

Редкие регионы с продуктивными землями ценились на вес золота, однако вследствие неудержимой индустриализации большинство из них заняли городские метрополии, известные как ульевые агломерации. Они были такими огромными, что формировали целые континенты.

Формально миром правила планетарный губернатор Люсьен Агамемн IX. Эта династия тысячи лет управляла планетой из шпилей столицы, Гавани Святых. Однако еще Вигилус был известен тем, что служил оплотом для Адептус Механикус.

Из-за относительной близости Вигилуса к военной зоне Стигии он стал перевалочным пунктом для имперских сил, включая Космических Волков и различные легионы скитариев. Одно только местоположение планеты в космосе делало ее бесценной, но промышленность Вигилуса также играла немаловажную роль для военной машины Империума.

Вигилус был одним из сотни имперских миров сегментума Обскурус, чья значимость проистекала в основном из поставок продукции военного назначения и живой силы. Главной статьей экспорта планеты были ее уникальные защитные устройства. Адептус Механикус с Вигилуса были благословлены СШК пси-тех силовых полей, и имели соизволение Марса на их производство. Помимо поставок их во множество других миров, эти силовые поля бастионного класса располагались по периметру каждого континента Вигилуса в соответствии с соглашением, заключенным в прошлом между техножрецами и династией Агамемнов. До открытия Великого Разлома и последовавших вторжений ксеносов они служили надежной защитой для промышленности и обитателей планеты от любых нашествий извне.


Воды Вигилуса


Vig104.jpg


Из-за низкого уровня грунтовых вод Вигилус испытывал острую нехватку воды и, за исключением рециркуляционной переработки, на планете фактически отсутствовали другие способы пополнения израсходованных запасов. Кроме того, тут почти не существовало растениеводства и пахотного земледелия. Пищевые ресурсы добывались из разных странных источников, вроде кактусовых ферм, мышиных боен и подземных нутриочанов. Последний способ заключался в переработке богатых жирами стоков и питательного пота, что скапывал через решетчатый настил перенаселенных мануфакторумных блоков планеты.

Вода, которую пил человек, служила на Вигилусе недвусмысленным символом статуса, говоря о его благосостоянии и положении в обществе. Большинство представителей низших классов и рабочего населения довольствовались водой, добытой из глубоких недр, известной как аква субтерра. Она была грязной, зловонной и желтоватой, но пригодной в употребление. Власть имущие употребляли аква глациус, вытопленную из огромных кубических айсбергов на полярном континенте Погибель Кэлака. Верующая паства Министорума из ульевой агломерации Гиперия пила переработанную воду, очищенную священными маслами – аква санктус, – а Адептус Механикус употребляли аква метеорис, добытую из ледяных астероидов, которые они захватывали с помощью Великого Крана Омниссии.


Взамен Адептус Механикус получили практически в безраздельное владение континент-кузницу Мегаборей – один из урбанизированных «псевдоконтинентов» Вигилуса – однако со временем цена такого решения оказалась слишком высокой. На Мегаборее развернулась добыча странного черного минерала, пронизывавшего земную кору подобно венам, который техножрецы извлекали с помощью масштабных разрушительных операций. Энергия, необходимая для них, поступала в основном из нестабильного вулканического региона Сторвал на юге.

Работа буров-ульев Адептус Механикус вызывала настолько мощные землетрясения по всей планете, что значительная часть Мегаборея обвалилась вместе с многочисленными статуями правителей, а уровень воды упал до такой отметки, что ее пригодных в употребление запасов осталось чрезвычайное мало. И все же Машинный культ Стигии VIII продолжал углубляться все глубже в поисках секретов мироздания, невзирая ни на их источник, ни на цену.

Тем временем медленно, но неуклонно усиливающийся Министорум внедрял в династию Агамемнов все больше агентов Экклезиархии. Пресечь их посягательства не мог никто, ибо выступить против них означало бросить вызов самой вере в Императора. Священники Министорума без устали обрабатывали своих подопечных в Вигилянтской Страже, пока те не превратились в догматичных солдат веры. Несколько десятилетий спустя во внутренних районах ульевой агломерации Гиперия, главного континента Вигилуса, чеканный шаг огромного числа Адепта Сороритас и их набожных союзников из Вигилянтской Стражи гремел так, что начали поговаривать, будто планетарный губернатор правила уже только на бумаге. На Вигилусе появилось несколько главных центров власти, имевших совершенно противоположные цели.

Разобщенные континенты планеты не раз сталкивались в конфликтах за монополию над ресурсами, но стараниями Аквиларианского совета они никогда не перерастали в открытую войну. Увы, но когда алчные фракции все чаще начали захватывать ресурсы грубой силой, Аквиларианский совет перешел от выражения недовольства через упреки и политические игры к бряцанью саблями и угрозам ответных действий, что подвело планету к самому порогу губительной гражданской войны.

И так, под пагубным светом Великого Разлома, что пролег через всю Галактику, Вигилус и остальные планеты, вращавшиеся вокруг местной звезды Астравигила, вошли в новый этап неспокойного существования.


Vig105.jpg


Хронология эры Тьмы


Хронология Вигилуса, представленная в записях о Войне Зверей, использует в качестве точки отсчета открытие над планетой Великого Разлома. Это было событие настолько невообразимой силы, что оно коренным образом изменило времяисчисление как самой планеты, так и тысяч других военных зон по всему Империуму.

Первым элементом временного штампа Вигилуса является указатель года. Он начинается с года либо до, либо после открытия Разлома, далее в качестве второго элемента следует хроносегмент в данном годе. Имперские дни делятся на хроносегменты продолжительностью в восемь часов. Затем идет третий элемент – либо «превио», если события происходили до открытия Великого Разлома, либо «пост», если после него. Иногда этот третий элемент обозначают знаком минус или знаком плюс.

Четвертым элементом временного штампа Вигилуса служат инициалы-указатели системы – в сущности, инициалы звездной системы, к которой относится планета. Для Вигилуса это ВЦМ, что означает «Вигилус Цикатрикс Маледиктум». Для соседней планеты, Омис-Прион, инициалами-указателями будут ОПЦМ.

К примеру, если событие в системе Вигилус произошло за три дня (девять хроносегментов) до открытия Великого Разлома, временным штампом будет «0,9 превио ВЦМ.М41», что иначе можно записать как «0,9 превио» или «0,9-».

Это переводится как «0 лет и 9 хроносегментов (три дня) до появления Цикатрикс Маледиктум в системе Вигилус в 41-м тысячелетии».

Если бы событие произошло спустя один год и восемь часов, временным штампом было бы «1,1 пост ВЦМ.М41» либо, иначе «1,1 пост» или «1,1+»

Великий Разлом разверзся

Еще до начала конфликта, ставшего известным как Война Зверей, Вигилус пережил катаклизм столь масштабный, что он практически расколол Галактику напополам. Цикатрикс Маледиктум пролег от Ока Ужаса на галактическом северо-западе до Аномалии Гадекс на юго-востоке. За исключением пары коридоров, разлом был фактически непреодолимым.


Когда небеса над Вигилусом раскололись, многие испугались, что Разлом поглотит планету навсегда. Но после того как вихрящаяся туманность рассеялась, оказалось, что Вигилусу удалось сдержать Цикатрикс Маледиктум. Неведомая защита планеты связала ее с рыцарским миром Дарровар и далекой Сангва Террой, сформировав коридор, который стал известен как Протока Нахмунда.

Никто понятия не имел, что сохранило проход через Разлом открытым – вера ли, Воля Императора, непредсказуемая квантовая запутанность или явление иного рода. Однако путь из все еще существующего Империума в преисполнившийся отчаянием Империум-Нигилус оставался стабильным. Генералы-изменники и вожаки ксеносов обратили на него алчные взоры и начали строить планы по его завоеванию. Друкари отправились в рейд из арктического портала Паутины на Погибели Кэлака, а рукотворный мир Сайм-Ханн выслал эмиссаров, дабы предупредить о близящемся роке.

В безжизненных пустошах и перенаселенных ульях Вигилуса наступила новая, темная эра. Расколотое пурпурным варп-разломом небо и разгоревшиеся с новой силой беспорядки вынудили власти Вигилуса ввести драконовые меры безопасности. Людям запретили смотреть в ночное небо в тех редких случаях, когда оно проглядывало сквозь заволакивавшие стратосферу густые облака. Кроме того, был введен строгий комендантский час, согласно которому жителям под страхом часовой порки запрещалось выходить на улицы после наступления ночи. Из-за начавшихся притеснений многие люди обратились за утешением к новым культам и тайным орденам. Иронично, но безжалостное насаждение порядка в конечном итоге посеяло семена анархии.

Рок, который, как боялись люди, поглотит Вигилус извне, вместо этого стал пожирать планету изнутри. Каждого жителя Вигилуса в той или иной степени начали терзать страшные грезы и повторяющиеся кошмары. Как итог, нарушения сна и раздражительность ежедневно выливались в сотни конфликтов, от мелких стычек и драк в проулках до массовых забастовок рабочих, организованных бунтов и вала заказных убийств, захлестнувших верхние шпили.


Путь через Протоку


Протока Нахмунда протянулась до самой планеты Сангва Терра в Империуме-Санктус. У северной оконечности варп-коридора находился мир Дарровар, бастион древней династии имперских рыцарей, которой правил король Калигий. Владыка, некогда славившийся осторожностью, со временем превратился в непредсказуемого параноика, и говорили, что он стерег вотчину с яростью разгневанного дракона. Его сторонники утверждали, что он стал таким по вполне понятным причинам, поскольку по ту сторону Протоки Нахмунда бурлил чистый Хаос, который постоянно пытался разорвать метафизические оковы и излиться в реальность.

В первое время после появления Великого Разлома у кораблей, пытавшихся преодолеть Протоку, не было другого выбора, кроме как идти мимо Дарровара. Тем, кто обходил планету десятой дорогой, позволяли пройти беспрепятственно. Однако те, кто хотел найти безопасную гавань либо пробовал вступить в контакт с рыцарским домом под флагом переговоров, сталкивались с враждебностью, подозрительностью и даже насилием. Непоколебимый и независимый, Калигий уже убедился, что попытки Империума затащить его назад в свое лоно не кончатся для него добром. Как итог, он стал безжалостным тираном, и когда в обиход вошло понятие «Империум-Нигилус», его объявили Предателем Отлученным.


Скарасная Вааа!

Масштабное вторжение на Вигилус застигло имперских защитников врасплох. Поначалу его удавалось сдерживать, однако из-за него на поверхность поднялась угроза, которая долгие годы оставалась незамеченной.


К концу 41-го тысячелетия напряженность на Вигилусе возросла стократно, что в сочетании с участившимися землетрясениями, учиняемыми Адептус Механикус, и борьбой за власть между династией планетарных губернаторов и Министорумом вылилось в скрытое насилие. А затем Великий Разлом – новый звездный феномен, возникший в небесах подобно медленно расходящейся ране, – исторг в систему Вигилуса флот мусорных орочьих космолетов.

Из-за влияния, которое Разлом оказывал на предвидение санкционированных прорицателей и пророков, о близящемся вторжении никто так и не узнал – орки прорвали флотский кордон Вигилуса внезапной и необоримой волной, после чего их корабли упали в бескрайние пустыни между ульевыми агломерациями. Те звездолеты, которым благодаря пузырям силовых полей повезло уцелеть, превратились в готовые крепости, ставшие центрами Мусорных городов, откуда орки начали нападать на ульи. Отсутствие хоть какой-то организованности и сплоченности они с лихвой компенсировали численностью и огневой мощью.

Много дней по пустошам катился металлический грохот, стук клепальных инструментов, гортанные приказы орочьих меканьяков и утробный рев изрыгающих дым устройств. Машина за машиной, а затем рой за роем, сотни механизированных армий вторжения стремительно вырвались из пылевых чаш. Скарасная Вааа! началась, и во главе её мчался главный скарасной лорд Крулдакка.

На первых порах орков сдерживали силовые бастионные поля, которые окружали каждую ульевую агломерацию. Чужакам пришлось довольствоваться налетами на колонны и бронетанковые полки, что бороздили пустоши и пустыни, либо сопровождая сановников, либо перевозя ресурсы с одного континента на другой. Некоторые орки начали устраивать гоночные заезды через всю планету, добираясь даже до границы колоссального пылевого шторма, известного как Вулианский Вихрь.

После того как разверзшийся Великий Разлом разделил Галактику и настала Ноктис Этерна, Вигилус омыли пагубные излучения варп-бурь. Психические штормы вызвали среди местных жителей поветрие ночных кошмаров, но, что еще хуже, обрушили пси-тех силовые поля, которые не позволяли оркам вторгнуться в города Вигилуса.

Будь орки рациональной и здравомыслящей расой, могли пройти дни, прежде чем они узнали бы об отсутствии силовых полей. Однако благодаря скарасным маньякам-дозорным, постоянно подзуживавшим друг дружку проезжать сквозь опасные энергетические барьеры – или хотя бы подъезжать к ним как можно ближе – новости о падении защиты разлетелись меньше чем за час. Прознав о случившемся, орки не стали терять время попусту и всей массой хлынули в окраины городов. Адептус Механикус, Астра Милитариум и Адепта Сороритас, охранявшие границы ульевых агломераций, угодили под удар со всех направлений, и в считанные дни уже отчаянно сражались, пытаясь сдержать навалу орков. Даже биокупольная агломерация Мортвальд, помимо силовых полей защищенная сетью обычных окопов и бункеров, пострадала от вторжения – в нескольких районах наступающие орки опустошили сукуллентные леса и реювенантные комплексы.


Vig106.jpg

Нео-Веллум

Мортвальд

Танка-разлив

Ульевая агломерация Донтория

Мелкоулей

Форт-дакка

Гавань Горка

Мусороград

Калесный Хаб

Раккуковы Мекодебри

Мегаборей

Сторвал

Ульевая агломерация Отэк

Ульевая агломерация Гиперия

Ураганов Чад

Вулианский Вихрь

Мекстоп-град

Ульевая агломерация Диркден

Погибель Кэлака


Возвышение Нищих Принцев

Давным-давно, в тишине и тьме, на Вигилусе был посеян культ генокрадов. Из-за вторжения орков культ вырвался наружу мощнейшим извержением, и его члены обрушились не только на мирных жителей, которых планировали подчинить своей воле, но и на чужаков, что хотели лишить их заслуженного приза.


В вигилянтский год 210.33 превио культ генокрадов, известный как Нищие Принцы, отправил с планеты Долина Ловкачей выводок чистых генокрадов. Из него до Вигилуса удалось добраться всего одному существу, но и его оказалось достаточно. Спрятавшись в сейсмически опасных пещерах Мегаборея, оно начало распространять по планете свое изменническое кредо. Годами оно росло и крепчало, постепенно превращаясь в доминантного отца, пока в итоге не стало патриархом, известным как пращур Чорв.

Спустя века, когда на Вигилус вторглись зеленокожие, культ волей-неволей активизировался, преждевременно начав восстание культистов-генокрадов, что давно скрывались среди населения. Жаждавшие контролировать планету не меньше имперских властей, но куда менее разобщенные, они не могли позволить себе впустую потерять долгие годы обмана и заражения общества из-за необузданности орочьего нападения.

Они разожгли мятежи в каждой ульевой агломерации Вигилуса и, благодаря психической координации пращура Чорва со стратегами Нексоса, с жуткой синхронностью захлопнули ловушки и претворили в жизнь коварные планы. И нигде это не стало более наглядным, чем в ульевой агломерации Диркден.

Диркден, помимо слабой промышленности, страдал от острой нехватки ресурсов. Тут Нищие Принцы создали такой плацдарм, что в некоторых субрайонах верующие числом превосходили неверующих. Более того, культ проник даже в оборонительные полки Диркдена, Вигилянтскую Стражу, подобно брюшному червю, извивающемуся во внутренностях умирающего шахтера.

С помощью секретов, выведанных из разумов скомпрометированных техномагов, лидеры культа получили доступ к инфопсалмам альфа-уровня и скрипторальным мнемосхемам, что позволило им временно отключить бастионные силовые поля Диркдена.

Щиты столетиями обволакивали ульевые агломерации Вигилуса. Случись подобный сбой в обычное время, это немедленно вызвало бы подозрения и привело к расследованию. Однако из-за пагубного влияния Великого Разлома на щитовые технологии Адептус Механикус совращенным офицерам Вигилянтской Стражи не составило большого труда убедить товарищей, что причиной отключения стала техническая неисправность.


Ульевая агломерация Диркден

Фортовая стена Гиперия-Диркден

Острие Глефы

Великая Яма

Подпряжные Ходы

Нормализированные Забои

Ашенидский не-улей


Началась паника, как и замышляли культисты. Орки скарасной Вааа! мгновенно отреагировали на уязвимость Диркдена, и горизонт затянул пыльный след приближающихся ксеносов.

В соответствии с планом те самые агенты культистов приказали частям 86-го, 94-го и 313-го полков Вигилянтской Стражи отправиться в пылевые пустоши за линию щитов. Отдельные взводы сняли с укреплений ульевой агломерации, их офицеров заверили, что бойцов отведут обратно за стены, как только техномаги ублажат вспыливших машинных духов.

Около четырех тысяч солдат выступило в пустоши с Острия Глефы к Нормализированным Забоям. На них шла орда численностью более чем в пятнадцать тысяч орков, но бойцы не беспокоились, зная, что продержаться им требовалось лишь до тех пор, пока вновь не включатся щиты. Именно тогда тайные агенты в Диркдене начали восстание. Превосходя оставшихся защитников десятеро к одному, они взяли под контроль военные базы агломерации. Затем, пока их растерянные бывшие товарищи пытались осознать масштабы измены, Нищие Принцы подняли силовое поле обратно, так что Вигилянтская Стража Диркдена осталась по другую его сторону. Орки всей мощью обрушились на потрясенных солдат, которым вдруг оказалось некуда отступать. Последовавшая бойня была скоротечной и страшной.

Ксеносам не удалось совратить всех жителей агломерации. Чувствуя исходящую от них угрозу, хоть и не вполне понимая ее, тысячи заводских работников, пылевых шахтеров и слуг собрали свои пожитки и вместе с семьями устремились к фортовой стене Гиперия-Диркден. Впрочем, даже это сыграло на руку Нищим Принцам. Закутавшись в лохмотья либо облачившись в рабочие комбинезоны, сотни культистов влились в толпу беженцев. Так они пронесли свое проклятье в южные районы Гиперии.

Под удар Нищих Принцев попала также ульевая агломерация Отэк. Если Диркден был выбран за свою относительную слабость, то Отэк напротив, избрали за стратегическую значимость. Его огромные резервуары, известные среди местного населения как Пустоты, служили одним из основных источников воды на Вигилусе. В столь засушливом и безжизненном мире любой подобный резервуар в ценности не уступал целому озеру жидкого адамантия. Битва за контроль над Отэком была гораздо ожесточеннее, чем за Диркден. Но все же, благодаря пугающей подготовленности и непоколебимому фанатизму, Нищие Принцы сумели захватить Пустоту Греигана и начали заражать запасы питьевой воды для миллиардов людей.


Ульевая агломерация Отэк

Аквафобные Пустоши

Фортовая стена Мортвальд-Отек

Царьдоника

Река Сильтид

Инфоульи Погибели Тьюринга

Гиганты

Пустота Греигана

Утесный порт Домастра

Районы обработки Аквадин III

Пустота Агамемна

Цепь Ленкотза

Улей Зонтанус

Пустота Тревига

Пустота Мисандрена

Кордонный узел Караула Смерти

Плато Могадон

Пустота Оставира

Улей Дагда

Улейный пояс Эллерофосус

Улей Пневмос

Солор (сторожевой улей)


Тайные планы, корыстные души

Аквиларианский совет просматривал записи пикт-воров, на которых орки откатываются от пси-тех силовых полей, с чувством уверенного превосходства. Но теперь членам совета начали поступать доклады о том, что голову подняла некая новая сила. К их недоумению, в этих посланиях говорилось об угрозе, исходящей изнутри, а не извне.


Восстания в подземельях, о которых сообщалось в посланиях из самых разных мест, поначалу списали на оппозиционеров, бандитов и оппортунистов. Большинство считало, что с правонарушителями быстро разберутся местные Адептус Арбитрес, а в случае неудачи первых – роты Астра Милитарум, которые сокрушат мятежи до того, как они успеют распространиться. Эти силы правопорядка и праведного угнетения были отправлены подавлять бунты и крамолу везде, где бы о них не докладывали. Вскоре гиперианские лидеры и их сотоварищи вернулись к любимому занятию – извлечению прибыли из войны.

Однако в отчетах, поступивших после беспощадных усмирений, описывалось что-то гораздо худшее, нежели обычные гражданские беспорядки. На многих стенах и арках были обнаружены странные символы скрутившегося позвоночного существа, которое некоторые окрестили «червеобразным». Ширились слухи о крадущихся во мраке жутких четырехруких созданиях, а простой люд все чаще шептал слово «ксеносы».

Этого хватило, чтобы заставить власть предержащих усилить свою охрану – все они инстинктивно стремились в первую очередь обеспечить собственную безопасность. Министорум удостоверился, чтобы вооруженные силы, над которыми он имел наибольший контроль – стоявшие постоянным гарнизоном ордены Адепта Сороритас и фанатично преданная Вигилянтская Стража – все время оставались в Гавани Святых, хотя ближайших ксеносов видели лишь в нескольких сотнях миль от агломерации. Адептус Механикус эвакуировали из Погибели Кэлака многих ледниковых взыскателей и аква-проспекторов, впрочем, оставив костяк персонала, чтобы не прекращать добычу воды.

Из-за спада промышленности по пустошам Вигилуса практически перестали ездить колонны с товарами на продажу и торговыми делегациями. Хуже того, безводные земли облюбовали скарасные маньяки, превратив их в свои охотничьи угодья. Время от времени лидеры Вигилуса проводили зондирующие контратаки, однако в приоритете для них всегда оставалась личная безопасность, и ради самосохранения они расторгли все прежние альянсы и пакты.


Ульевая агломерация Гиперия

Субагломерация Отрицание

Пурпурные Покровы

Двойные Провалы (подземный узел)

Пурпурный улей-шпиль

Расселина Дубчек

Макроверфь Семь-Четыре-Два

Район Переговоров (неиспользуемый)

Промышленный анклав 15/bz

Аббатство Септима (орден Пресвятой Девы-Мученицы)

Гавань Святых (губернаторский дворец)

Статуя Великого Храмовника

Узел-бастион Восточных Ворот

Макрошоссе Ван Голлика

Кольцо Пустоты

Место обнаружения пращура Чорва

Субагломерация Хубридон

Триадин (плато)

Пылевые Доки

Конечная зона (Медные Когти)

Мыс Безнадежности


Шрам в ночном небе


Миры системы Вигилус хоть и не были полностью отрезаны от Империума, становилось все очевиднее, что пришла пора новой, еще более темной эры. В дневное время Великий Разлом был виден лишь как пурпурное пятно, однако ночью бескрайний Цикатрикс Маледиктум ярко горел в небе, и даже если взглянуть на него краем глаза, то казалось, будто его извивающиеся границы и раздувшаяся основная масса складываются в вопящие пасти и искаженные лица. Он лишал сна и извращал рассудок, и своими непредсказуемыми излучениями влиял даже на инфопланшеты и сети данных Адептус Механикус.

Особенно видимым Великий Разлом становился по ночам, поэтому во всех конурбациях планеты ввели комендантский час. В ульевых агломерациях запретили находиться на улице после заката, так как Цикатрис Маледиктум мог овладеть вниманием человека на достаточное время, чтобы заразить его своей чуждостью и сделать восприимчивым к психическим феноменам. Но, невзирая на меры предосторожности, очертание Великого Разлома – змеящаяся масса с пересекавшей ее Протокой – начало появляться на рисунках безумцев и отвлеченных набросках людей, которые полагали, будто поглощены иной работой. Что еще тревожнее, он проявлял себя и физически. Послеобразы Разлома возникали за глазами у всех, кто смотрел на него слишком долго, но, в отличие от тех, которые оставлял сильный естественный свет, эти не исчезали со временем. Родители с ужасом находили родимые пятна на родившихся ночью младенцах – красный рубец, перечеркнутый тонкой белой полоской чистой кожи. Наросты плесени и потеки воды на стенах и сводах водоочистительных заводов Пустот выглядели зловеще схожими, если не идентичными, Разлому в небесах над головами.

Очистительные отряды Экклезиархии из Гавани Святых с безжалостностью и фанатичным рвением искали любые следы подобных проявлений. Однако вскоре отчаялись даже они, ибо с течением лет феномены становились лишь еще более выраженными. Там, где поверхность раздирали землетрясения, оставались провалы, отдаленно напоминавшие Великий Разлом, с тонким мостиком твердой земли, соответствовавшим расположению Протоки Нахмунда.


1.921 пост ВЦМ, Война Зверей: фаза 1


Рок из глубин

Первыми космодесантниками, которые высадились на Вигилусе, стали Железные Руки и их орден-наследник, Медные Когти. Они планировали опрокинуть атакующих ульевые агломерации орков, но вскоре обнаружили, что сражаются за собственное выживание против совершенно другого противника.


Железные Руки и их союзники из боевой группировки «Протока» беспрепятственно вошли в звездную систему Вигилуса. Они тщательно спланировали свой маршрут через осажденные регионы Империума-Нигилус, и то, что им удалось добраться до цели, несмотря на принесенные Разломом в близлежащие системы разрушения, свидетельствует об их математических талантах и внимании к деталям.

Колоссальные механические катедрумы флота Железных Рук пронзили варп-туманность, словно раскаленные дротики – паутину, и вырвались в реальное пространство в облаке вихрящейся звездной пыли. В считанные минуты после выхода из Эмпиреев они получили огневой расчет на каждый корабль орков, что находился между ними и планетой. Немногочисленные суда зеленокожих были рассредоточены по всей орбите, поскольку большинство ксеносов спешно высадились на планету, оставив горстку товарищей прикрывать тылы. Орки, по всей видимости, не предполагали, что завоевание займет много времени, однако бастионные силовые щиты сорвали их планы. Зеленокожие увязли в боях, а их жертва сумела вызвать подкрепления. Элементарная ошибка, и магистр ордена Железных Рук, Кардан Стронос, собирался заставить орков дорого за нее поплатиться.

Боевые баржи и ударные крейсеры Космодесанта быстро вышли на позиции над основными ульевыми агломерациями. Адептус Астартес заняли места в десантных капсулах и устремились вниз, к ждавшим на планете сражениям. Остальные бойцы спустилось на поверхность в «Громовых ястребах» и войсковых транспортниках. Они направились к многочисленным истерзанным войной районам, как правило, у окраин метрополий, где орки атаковали яростнее всего. Однако во многих таких местах они столкнулись вовсе не с зеленокожими. В Мегаборее Адептус Астартес попали в окружение совершенно другой породы ксеносов.


Vig111.jpg


С началом мятежа Нищих Принцев защитникам планеты пришлось вести войну на два фронта. Аквиларианский совет высылал из Гиперии все доступные ресурсы с надеждой как можно скорее восстановить порядок в Мегаборее, где снесенный дальнобойным огнем шпиль улья упал прямо на силовое поле, создав для орков мост в город. Тем временем патрули Адептус Арбитрес и Адепта Сороритас, отправленные на захваченные культом генокрадов территории, быстро попали в засады. Те, кто ехал в транспортерах, заблудились в лабиринтах противотанковых ловушек и колючей проволоки, забитых трупами тех, кто пытался преодолеть их раньше. В трех разных случаях бронетанковые колонны Астра Милитарум, расчищавшие завалы с помощью бульдозерных отвалов и лопат, двинулись по альтернативным путям после того, как дороги стали окончательно непроходимыми. Там они провалились в выгребные ямы и замаскированные разломы, когда земля не выдержала их совокупного веса. Тех, кому удалось выжить, одного за другим переловили кошмарные мутанты с нижних уровней.

Потоки беженцев устремлялись в зоны, еще не пострадавшие от атак орков, надеясь найти там укрытие. Большая часть сил воздушной поддержки Вигилуса сосредоточилась на кочующих племенах зеленокожих, при необходимости останавливая их карающим огнем с бреющего полета. Выследить орочьи отряды скарасных маньяков им удавалось без особого труда, поскольку те оставляли в пустошах длинные шлейфы пыли – многие из них неслись прямиком к зонам высадки Космодесанта, где гремели самые яростные сражения. Стараясь держаться подальше от этих многозначительных следов, имперские ударные группировки эвакуировали ценный персонал из тех городских районов, где оставалось какое-то подобие закона и порядка. Тем не менее, выявить генокрадов было гораздо сложнее, и попытки деблокирования и эвакуации зараженных ксеносами районов походили на ныряние в змеиное гнездо. Всего за несколько дней угрозы орков и культа генокрадов фактически разделили командование Вигилуса напополам.


Битва за Сочащуюся дельту


Среднезападную окраину континента Мегаборей осадили через считанные часы после падения силовых щитов. Самая западная точка, из-за рек промышленных отходов известная как Сочащаяся дельта, превратилась в зону смерти. Местные территории практически не застраивались, поскольку отравленной там была даже сама поверхность. Хотя гиперкислотность земли едва ли представляла опасность для сражавшихся на ней скитариев с железных ногами и толстокожих орков, из-за трясин и просадок грунта техника могла там застрять либо вовсе провалиться. Обе армии кидали в бой все больше пехотинцев, и число погибших вскоре начало исчисляться миллионами.

С прагматизмом того, кто давно забыл о таком понятии как честь, фабрикатор Мегаборея Вош приказал поджечь Сочащуюся дельту. Когда на защитников обрушилась гигантская орда орков, шесть сотен вооруженных огнеметами катафронов-прорывников выступили на позиции и предали дельту огню. Фабрикатор велел затопить район очищенным прометием, так что жидкое пламя разом захлестнуло земную твердь, как если бы в нефтехимическое пятно бросили зажженную спичку. Орки исчезли в огне, десятками тысяч превращаясь в дергающиеся живые факелы. Скитарии сгорели вместе с ними – все, за исключением ловцов, экипированных огнеупорной абляционной броней для последующей зачистки. Перед этими специализированными убийцами на ногах-ходулях стояла задача выследить уцелевших орков и не дать их вожакам скрыться в городе. Это была победа, но добиться ее удалось безумно высокой ценой.


Сожжение Сочащейся дельты

Атака орков

Район базирования скитариев

Распространение прометиевого пожара

Оборона Мегаборея

Мегаборей отличался от остальных континентов Вигилуса. Разрушенные города этого материка – пробуренного, истерзанного, разодранного и превращенного в пейзаж из сплошных разломов, провалов и сточных ям, – давали кров миллионам людей.


Невзирая на то, что удар войны ощутил весь Мегаборей, на ранних стадиях конфликта наиболее ожесточенные бои велись вокруг бурового улья Скелерус. Этот улей, расположенный на юге разрушенной агломерации, давал больше половины мощности для бесчисленных мануфакторумов Мегаборея, поскольку он стоял на устье громадной термальной трубы, по которой неисчерпаемым потоком текла геотермальная энергия. В сущности, он являлся ключом к энергоснабжению всей агломерации.

Хозяин улья Скелерус, техножрец-доминус Иплювий XIV, более восьмидесяти ночей на пределе когитаторных мощностей анализировал бушующую в пустошах войну с орками. А еще он с замиранием сердца следил за огромной космической аномалией в темном небе, по мере сил пытаясь рационализировать то, что происходило с планетой. Уверенный, что с земли его владения надежно защищены силовыми полями, он приказал противовоздушным дюнным ползунам «Онагр» сбивать любые самолеты орков, которые пытались на скорости преодолеть оборону города. Несмотря на то, что окраины ложного континента подвергались регулярным обстрелам, а некоторые районы и вовсе были разрушены пушками орочьих крепостей в пустошах, Иплювий XIV успокаивал себя тем, что критически важным локациям Мегаборея ничего не угрожало. Он возвратился к изучению разлома.

Когда ударная волна варп-катаклизма захлестнула Вигилус непостижимыми энергиями, бродячие орки-коммандос, прощупывавшие пограничные районы в поисках уязвимых мест, быстро выявили разрыв в силовых полях. Мегаборей накрыла поднятая таинственными энергиями буря из пыли и химических выбросов, чем, в свою очередь, не преминули воспользоваться орки. Скарасные маньяки покинули лагеря в пустошах и без лишних раздумий устремились к Мегаборею, их безрассудную атаку скрыл потемневший от грязи и пыли ураган, что бушевал на окраинах континента.

Благодаря скорости и бесшабашности орки застигли защитников врасплох и сумели ворваться в агломерацию. Окраины наводнили изрыгающие дым орочьи машины столь ненадежной и хлипкой конструкции, что от одного их вида слугам Машинного бога становилось дурно. Неудержимая волна зеленокожих захлестнула очистительные заводы Кракскона, шлаковые поля и южные пределы Гриспорта.

С осознанием масштаба бедствия Иплювий XIV впал в ступор закольцованной умственной реакции, тем самым лишив скитариев и войска культа Механикус общего руководства, помимо командования на уровне отделений. Возможно, Великий Разлом повредил его когитаторные системы, возможно, он подвергся ночному гипнозу тайного агента Нищих Принцев или, быть может, его просто парализовал страх. Какой бы ни была причина, его войска оказались обезглавлены и лишены поддержки имперских рыцарей, а также богомашин из Легиона Ферроксус, которые так и остались стоять в военных ангарах Скелеруса.


Хронологика пост Цикатрикс


После открытия Великого Разлома едва ли не каждой активной военной зоне в Империуме пришлось разрабатывать и вводить собственную систему летоисчисления. Даже не будь Империум Человека расколот напополам, огромные междузвездные расстояния, на которые он простирался, препятствовали сколь либо достоверному временно-пространственному отображению. Невзирая на гибкость старой системы «проверочного числа», где первая цифра временного штампа указывала на его точность, даты и время между звездными системами являлись относительными понятиями.

После продолжительного совещания с истораторами и загадочной организацией Ордо Хронос лорд-командующий Гиллиман предпринял шаги для решения данного вопроса. Он объявил, что единая временно-пространственная логика в Империуме отныне недействительна.

С помощью Верховных лордов Терры он перевел свою теорию и ее итоговый вывод в закон. Вследствие появившихся временных искажений общий календарь более существовать не мог. Хотя искривляющее влияние Разлома могло не достигнуть самых удаленных планет на внешнем краю Галактики, его психические отголоски – и, как следствие, исчезновение света Астрономикана, – ощущались в тех мирах не менее остро.

Каждой субсекции Империума было приказано создать собственное летоисчисление, и в качестве его отправной точки использовать возникновение Великого Разлома. Так Цикатрикс Маледиктум стал вехой, провозгласившей наступление новой эпохи.


Защитники континента бросили на отражение неожиданной атаки орков все свои силы, однако в сотне и больше мест их опрокинули. После того как подняли восстание культисты-генокрады Мегаборея, преждевременно начавшие свой день вознесения из-за вторжения орков, оборона улья Скелерус развалилась окончательно. Все идеально вычисленные зоны поражения и углы возвышения зенитных установок, рассчитывавшиеся на атаку извне, в одночасье стали неактуальными вследствие нападения изнутри.

Геносекта Свивающегося Чорва, подгруппа Нищих Принцев под началом Слигакса Пророка, вознамерилась учинить самое опустошительное разрушение, на которое только была способна. Ценой огромных жертв члены секты захватили вихревую ракету и доставили ее глубоко в сердце ульевой агломерации, используя выведанные коды доступа, а также вырванные глазные яблока и отрубленные пальцы убитых чиновников для прохождения биомантических пунктов пропуска ангаров. Вихревую ракету подорвали под дремлющим «Доминус Рексом», титаном типа «Повелитель войны». Взрыв мегатонного заряда был настолько мощным, что привел к череде детонаций, которые не только уничтожили «Рекс», но и запустили цепную реакцию, захлестнувшую остальных титанов рядом с ним. Так, одним ударом, погибли самые могучие орудия войны на целом континенте.

Только после того как архимагос Нэсиум Калдрайк добрался до выведенного из строя Иплювия XIV, поместил его в криохранилище и занял место доминуса, Адептус Механикус восстановили некое подобие командования. Калдрайк показал себя умным и решительным военачальником. Объединив силы с клановой ротой Кааргул из Железных Рук, которую Кардан Стронос недавно перебросил для усиления Мегаборея, он не позволил скрытным атакам культистов-генокрадов достичь критического размаха и сумел выровнять чаши весов войны, в которой каждый городской район и мануфакторум стал местом ожесточенных боев.


«Завадите машины! К этаму мы гатовились, парни! Меки бают, шта зогавы силавые паля не работают. Лезьте в пыливой шторм, парни, и неситесь шта есть духу. Вмажьте юдишкам с той стараны. И шта, каго ждем? Кто паследний абагрит меч, тот грот пузатый!»


Рукфанг, вожак орков


Vig113.jpg


Первые контратаки

Многие имперские командиры восприняли усеявшие пустоши мусорные форты орков как вызов, и отправили к ним механизированные полки и артиллерию с недвусмысленным намерением вбомбить зеленокожих в песок прежде, чем те смогут консолидировать позиции.


После высадки орков на Вигилусе из городских ворот по всей планете под победный рев сирен и крики людей выкатились колонны Астра Милитарум. Они двинулись прямиком в пустоши, столь многочисленные, что поднятую ими пыль было видно с низкой орбиты. Над головами проносились «Валькирии» и «Вендетты», в отсеках которых сидели рвущиеся в бой солдаты-ветераны и элитные Отпрыски Милитарум Темпестус.

Некоторые бронетанковые колонны, высланные на рекогносцировку или снабженческие операции, достигли пунктов назначения с минимальными потерями. Прибытие в форт Кафинус топливозаправочного отряда Падрилла Пан’тэ из Сторвала оказалось как нельзя более своевременным, поскольку уже через несколько часов его атаковали орочьи коммандос. Эскадрилья «Валькирий», известная как «Крылатый Грааль», сквозь шквальный огонь фур-зениток доставила к Баночному заводу Мелкоулья несколько отделений подрывников – и к рассвету вся округа превратилась в дымящиеся руины. Колонна «Акварио» достигла ульевой агломерации Донтория практически невредимой, но танкеры-водовозы были настолько изрешечены орочьими пулями, что охранявшим их призывникам пришлось затыкать дыры пальцами, из-за чего стальные стенки баков были едва различимы под человеческими телами. Тем не менее, многие другие конвои сгинули без следа.

К тому времени гонщики орков уже рыскали по пустошам, лихорадочно ища, кого бы убить. Иногда ради забавы они уничтожали колонии амбулей и гнезда песчаных крыс, но зарождающийся Вааа! пока не воспрянул в полную силу. Красные глаза оглядывали горизонт в поисках следов жизни, рявкающие приказы посылали передовые отряды все дальше, а заостренные уши улавливали красноречивый лязг и грохот далеких сражений.

При виде показавшихся вдалеке угловатых силуэтов «Химер» и танков «Леман Русс» по скарасной ораве прокатилось громогласное гиканье, и орки со всех сторон ринулись в атаку. Пустыни огласились воплем шквального лазерного огня, звоном пуль, рикошетящих от укрепленной брони, и грохотом рвущихся пушечных снарядов.

Обе стороны несли громадные потери. Поначалу колонны Имперской Гвардии собирали обильную жатву, ежеминутно разнося взрывами дюжины замысловатых орочьих конструкций, поскольку на дальних расстояниях полевая и тяжелая артиллерия давала им решающее преимущество над хлипкими машинами орков.


Vig114.jpg


Мегаборей

Фортовая стена Мегаборей-Донтория

Углубленная Бездна

Западная шахта 23

Агломерация Елей

Дельта Магниус

Жилая зона Поршень

Стигийские Шпили

Башня Хейрока (обработка воды)

Сочащаяся дельта (в огне)

Ось Крогзака

Буровой улей Ультрис

Семь Труб

Пограничный улей Анкхаб Терций

Поршневая Пустота (подземная)

Черные Уровни (подземные)

Улей Скелерус

Тектон (топливный бак)

Гриспорт

Орочья линия смерти


Сторвал

Ступень Омниссии

Геоулей Вулканид

Пирокластовые районы

Улей Магматермид

Вошианские каналы

Костры-Близнецы

Гора Колоссид

Насыпь Фэстос


Однако имперские войска не могли перебить их всех, и, объявив о своем прибытии столь эффектным образом, они сами себя приговорили к смерти. Привлеченные звуками боя, отовсюду начали съезжаться скарасные маньяки-орки. Поначалу немногочисленные матациклисты и багги стали стремительно и очертя голову врываться в секторы обстрела, только чтобы погибнуть под шквалами лазерного огня и струями пламени. Но, пока эскадрон занимался уничтожением одной цели, другая с умопомрачительной скоростью успевала подъехать чуточку ближе. Вскоре орки достигли зоны контакта, где их безрассудная ярость могла повлиять на бой – и, при достижении этой поворотной точки, исход сражения был предрешен.


Битва за Скорбящее ущелье


На южных окраинах Мегаборея вся 121-я Голиафская бронетанковая группа была уничтожена в результате действий одного-единственного маниакального орка. Фрагбэд Сквигобой хотел понаблюдать с господствующей высоты за продвижением скарасной Вааа! через Скорбящее ущелье в пару миль глубиной. Он со своей оравой заблаговременно выкарабкался на кручу, лишь чтобы увидеть, как к окончанию каньона выдвигается блокирующая группа Астра Милитарум, а артиллерия вигилитов занимает позиции над обрывом.

Скарасная Вааа! стремглав неслась в ловушку, поэтому Сквигобой, недолго думая, забросал ближайшую артиллерийскую машину – ракетную установку «Смертельный удар» – столькими палкабомбами, что обрушил весь утес, и громадная боеголовка свалилась в долину. Последовавший взрыв уничтожил блокирующую группу и значительную часть банды скарасной Вааа!, прежде чем остальные прорвались сквозь пламя, тем самым довершив окружение Сторвала и перерезав важную линию снабжения Империума.


Vig115.jpg


Гоночный маршрут скарасной Вааа!

Фланговая атака орков

206-й Вигилянтский артиллерийский полк «Пушки веры»

121-я Голиафская бронетанковая группа

Взрыв «Смертельного удара»


Некоторые орки скарасной Вааа! настолько увлеклись головокружительными гонками и смертельной враждой культов Скорости, что стремились прорвать оборону городов не ради мародерства и грабежей, но чтобы найти новые умопомрачительные трассы, которые стали бы для них очередным испытанием – зачастую под вражеским огнем. Если новый маршрут удерживали имперские силы, то тем лучше, поскольку, по мнению скарасного маньяка, бушующая битва придает гонке перчинку.


Недуг в Донтории

Ульевая агломерация Донтория была самым крупным из всех обитаемых регионов Вигилуса и в первую очередь славилась своей перенаселенностью. Поэтому, когда один из темнейших и древнейших врагов человечества решил превратить Донторию в свой плацдарм, последствия оказались опустошительными.


На улицах Донтории творилось невероятное столпотворение даже до появления Цикатрикс Маледиктум. Заправляющие в ульевой агломерации бароны и цари черного рынка хорошо знали, что высотное строительство было пустой тратой ресурсов. В отличие от многих правителей, которые были слишком бесчувственными и заскорузлыми либо боялись нарушать устоявшиеся правила, чтобы перестать строить в высоту, они предпочитали максимально расширяться, даже если это означало сужать улицы настолько, что целые районы становились одним сплошным жилым блоком.

В результате здания буквально жались друг к другу, каждый свободный клочок земли использовался до такой степени, что людям приходилось тереться плечами и дышать одним спертым воздухом, если они хотели жить над поверхностью. Вход в подземные уровни таил собственные риски. Там, внизу, часто случались отключения энергии и те, кто застряли во тьме, не всегда возвращались обратно.

Столь изобильный и многолюдный источник жизни манил хищников и иные пагубные силы, как косяки вексенкриля привлекают левиафанов из океанических глубин. Друкари с Погибели Кэлака не раз совершали налеты на ульевую агломерацию, утаскивая на свою базу богатые уловы рабов. Культ Нищих Принцев, узревший в агломерации множество потенциальных кандидатов в свои ряды, запустил туда с Мегаборея отросток, чтобы инфицировать ее нижние уровни, и его патриарх вновь начал тайный жизненный цикл. Однако рок обрушится на псевдоконтинент откуда его совсем не ждали.

В год 2.230 пост в главный космопорт Донтории – Док Литмус – поступили доклады о приближении неизвестного корабля. Это судно, которое даже присланные из Мегаборея техноадепты сочли древним, покрывал налет тысячелетий и всевозможные странные наросты, из-за чего оно выглядело скорее органическим, нежели механическим. Когда судно начало заходить на посадку, из его люков и воздушных шлюзов заморосил дождь из грязи, команда же продолжала игнорировать настойчивые требования предоставить коды анимуса. Гарнизон в укреплениях дока открыл по кораблю огонь из автопушки «Икар», но выстрелы отразил некий щит. Невообразимо мощный барьер не удалось пробить даже из лазпушек. Корабль приземлился, его люки, к тому времени окруженные арбитрами и гарнизонными войсками, с лязгом распахнулись, и из них вывалились изувеченные раздувшиеся мутанты – ходячие трупы, известные как зараженные геллероспой. Атаку на гарнизон с легкостью остановил слаженный лазерный огонь, но те, кто последовали после, были к нему практически неуязвимы – подразделение Гвардии Смерти. Их луковичные рогатые силуэты напоминали тех самых Астартес-еретиков, которые не так давно напали на Ультрамар. Разгорелась ожесточенная перестрелка, однако Гвардейцы Смерти выдерживали любые ранения, кроме самых тяжелых. Используя зараженных в качестве живых щитов, они быстро спустились через сухие доки на нижние уровни Литмуса.

Из-за неизменно слабой координации вследствие Ноктис Этерна и бесчисленных других грозивших Вигилусу опасностей охоту на посягателей не провели должным образом. Мало кому хотелось выкуривать окопавшихся Астартес-еретиков, но многие элитные гвардейцы и арбитрес с особо острым чувством долга все-таки отправились в глубины. Большинство ничего не нашло. Другие встретили мучительную смерть. После того как Темпестор Найод приказал провести огненную бомбардировку нижних уровней в радиусе двух километров, имперские силы сочли проблему решенной. Найод вывел 98-й полк Ламбических Быков, и охота постепенно сошла на нет. Лишь когда по всему району начались вспышки странной болезни, стало понятно, что от детей Нургла так просто отделаться не удастся.


Инфекция геллероспы


Болезни и недуги были в Донтории распространенным явлением, естественным побочным продуктом высокой плотности населения. Вся ульевая агломерация давно свыклась с ними, хотя аффлюенца, сухая легочница и красносмоговая горячка уносили сотни тысяч жизней. Тем не менее, ходили слухи, что по районам вокруг Дока Литмус ширится странная сверхъестественная чума, хворь, которая сплавляет плоть с металлом, создавая жуткие слияния человека, машины и демона.

С каждым днем рапортов поступало все больше и больше, до тех пор, пока весь район не оказался на грани паники. Только вольный торговец Деларик дю Лангвиль, которая в высочайшем шпиле Литмуса занималась картографированием Протоки Нахмунда, узнала в заболевании геллероспу. Этот недуг обычно появлялся во время длительных путешествий в варпе, когда при сбоях поля Геллера на корабль проникали пагубные энергии Эмпиреев, примешивая непостижимые хвори Чумного Отца Нургла к сращенной с металлом плоти – распространенному явлению среди жителей Империума, и Адептус Механикус в частности.

Дю Лангвиль предположила, что болезнь в ульевую агломерацию намеренно занесла Гвардия Смерти, и, выпустив ее среди населения, скрылась в подземельях. Она начала шириться подобно лесному пожару. Жители хватались за оружие и сжигали зараженных повсюду, где бы их ни находили, но тем самым лишь заставляли остальных прятаться еще глубже. В трущобах и барачных поселках субагломерации Правдус и Гродхолев подняли головы существа, известные как Искаженные Владыки, каждый из которых был предводителем неуклонно растущей банды мутантов и жутких монстров. Улицы наводнили разросшиеся в гигантских чудищ крысы, водостоки кишели трясинными корчами, а в небесах порхали рои глазожалов, выискивая очередную жертву. Воистину, на Донторию снизошло благословение Отца Нургла, и понадобятся геркулесовы усилия, чтобы его искоренить.

Прибыв в Гавань Святых на личном корабле, дю Лангвиль воспользовалась своим высоким положением, чтобы попросить Аквиларианский совет ввести полный карантин, хотя и опасалась, что ее открытие запоздало во времени.


«Масштабы инфекции нельзя недооценивать. Это не естественное заболевание, и не тот недуг, с которым человеческий организм может бороться и успешно победить. Это геллероспа. Она способна заставить плоть расплавиться, будто воск, вздуться и лопнуть, даже слиться с аугментикой, снаряжением и ближайшей техникой, пока жертва спит. Возникшие гибриды сильны как огрины, и стремятся исключительно к тому, чтобы передать свою чуму как можно большему числу неинфицированных людей. От лица Астра Картографика, я молю вас – безотлагательно введите в Донтории карантин, иначе проиграете свою планету врагу, которому невозможно противостоять».


Деларик дю Лангвиль


Vig116.jpg

Донтория

(Линия огненной стены)

Док Литмус

Субагломерация Гродхолев

Субагломерация Правдус

(Линия огненной стены)

Зона геллероспы (на карантине)

Субагломерация Востоев

Новый Горизонт

Озеро Донтор

Бараки Муниторума

Цитадель Бета-Индустриум

Большая Заслонка

Миссионерский Пункт

Дельта Меши

Субагломерация Халлордуайт

Смоговое Поле

Периферия Гуардии

Субагломерация Стамп

Субагломерация Цимитрия

Гавань Горка


Призыв Ангелов Смерти

После того как путеводный свет Астрономикана поглотила Ноктис Этерна, большинство войск Космодесанта явились по отдельности, либо не прибыли вовсе. Те, кому удалось провести планетарную высадку, обрушились на врагов с неистовой мощью.


Первые отряды Адептус Астартес отбыли из звездной системы Стигии еще до возникновения Великого Разлома, и поэтому достигли звездной системы Вигилуса всего за один варп-переход. Путь был напряженным и тяжелым, однако по сравнению с невзгодами других орденов Космодесанта, которые тоже направлялись к планете, их испытание продлилось сравнительно недолго, как если бы они переплыли стремительную речку, полную острых камней. Настоящая одиссея ждала те ордены, что прибудут позже.

Первых высадившихся космодесантников было совсем мало. Это были небольшие, но мощные ударные группировки, общий состав которых не дотягивал и до ордена, даже если считать их одним подразделением. В считанные секунды после приземления они вступили в бой, ибо такова природа космодесантников – быстро и решительно атаковать врага с небес. В Гиперии Медные Когти принялись последовательно и безжалостно истреблять орков, намереваясь остановить зеленую волну, которая захлестывала богатейший из псевдоконтинентов и столицу планеты. Железные Руки принесли битву в Мегаборей, узнав макростроения союзников из Адептус Механикус. Космические Волки сосредоточились на ульевой агломерации Отэк, поскольку до них дошла информация о ксенозаразе, что испытает их охотничьи навыки.

Ударные группировки обрушились на врагов со всей мощью, однако их атаки были столь разрозненными, что они не оказали сколь либо глобального влияния на ход войны; больше того, Космические Волки практически не общались с Карданом Строносом из Железных Рук и никак не координировали действия. После краткого изложения своих планов совету планетарного губернатора (что уже было для них невероятным и парадоксальным), ни один орден Космодесанта не удосужился направить представителей на военные советы в Гавань Святых. Адептус Астартес пришли сражаться и убивать, и не могли позволить себе многочасовые споры с бюрократами. Как итог, они держали связь только с братьями по ордену, неважно, как далеко те находились.

По пути от точки Мандевилля к орбите самого Вигилуса корабли Космических Волков, Железных Рук и Медных Когтей прошли мимо нескольких миров, которые, судя по всему, подверглись полномасштабному вторжению Хаоса. Библиарии ударных группировок отправили магистрам своих орденов психические сообщения, в надежде, что им успеют выслать подкрепления.

После того как Великий Разлом расколол Империум напополам, сделав опасной даже самую стабильную астропатическую связь, любое ментальное общение было сопряжено с ужасным риском. Даже пересылка сообщений в пределах одной звездной системы могла разорвать разум отправителя на части. Впрочем, все понимали тяжесть ситуации, а чувство долга было укоренено в Адептус Астартес настолько глубоко, что ни один библиарий не отказался связаться со своим орденом для вызова помощи. По относительно безопасной терранской стороне Разлома начала шириться весть о бедственном положении и новоявленной значимости Вигилуса, и дюжина орденов собрала в родных мирах флоты и направилась к зеву Протоки Нахмунда.

Ночью, на пути к Ванантису IX, Марнея Калгара из Ультрадесанта посетил в видении его старый друг, Тигурий. Поначалу Калгар обрадовался призрачному образу, ибо он знал, что видел не иллюзорный сон – главный библиарий тянулся к нему в астральном теле и, очевидно, нес важное послание. Тигурий прижал призрачные указательные пальцы к вискам Калгара. В этот миг главный библиарий передал ему свое ужасное знание – собрание ментальных образов и явственных символов, оставивших огненный оттиск на разуме Калгара.

Подобная связь могла свести меньшего человека с ума, но, благодаря недавнему превращению в примариса, Калгар выдержал ментальный штурм, отсеивая и распределяя поток образов практически сразу, как только они поступали к нему в разум. Верховный совет Макрагга нуждался в нем в качестве своего меча и щита в Империуме-Нигилус; сам примарх повелел, что Вигилус должен выстоять. Затем образ Тигурия поблек, на его щеках заблестели кровавые слезы и, наконец, он исчез. Но дело было сделано, и вскоре новое ангельское воинство отправилось в дорогу.


Путь к победе


Ульевая агломерация Гиперия, которую с давних пор защищали Вигилянтская Стража и Адепта Сороритас Нашей Девы-Мученицы, ко времени прибытия Медных Когтей сдерживали орков почти год. Используя огромные здания в качестве крепостей и при необходимости отдавая их первые этажи оркам, союзные силы превращали лестницы, коридоры и входы в подвалы в бутылочные горлышка, чтобы сдержать зеленый прилив. Тем не менее, приказы Аквиларианского совета оставались прежними – им следовало обороняться и удерживать позиции на случай неожиданного штурма или попыток убийства, направленных против их повелителей.

Как итог, они не имели возможности контратаковать и нанести смертельный удар дрогнувшему врагу. Поэтому, даже когда им задавали сильную трепку, зеленокожие перегруппировывались и в течение нескольких дней возвращались снова. Только с появлением на улицах Медных Когтей в ярких красно-синих цветах орков удалось зажать между молотом бронетехники Космодесанта на окраинах и наковальней имперских войск внутри самого города. С тех пор юг ульевой агломерации Гиперия оставался под имперским контролем.


Мастер магус,


За последнее время совет получил три традиционных приветствия от Адептус Астартес, на два из которых я ответил как можно туманнее, послав противоречивые сведения без погружения в откровенную ложь, что могло бы выдать мои намерения. Третье каким-то образом достигло самой Люсьен в обход нужных каналов. Надеюсь, своекорыстная карга попытается придержать космодесантников для собственных потребностей, чем только оттолкнет их от себя, когда те разгадают ее замысел. Тем не менее, я призываю вас и пращура держать в мыслях ульевую агломерацию Отэк – туда направляется армия печально известных фенрисийцев.


Навеки ваш,

брат Теронвид


Vig117.jpg


Странствие Калгара

Невзирая на то, что Ультрадесантники пережили долгое и изматывающее путешествие, лорд Калгар явился на Вигилус во главе четырех полных рот. Он планировал руководить войной на всех уровнях, от долгосрочного стратегического планирования до безжалостных схваток непосредственно с врагами.


Придя в себя после нежданного визита Тигурия, Марней Калгар спешно собрал освободительное войско из числа Адептус Астартес, которых смог реквизировать, уговорить или заставить явиться. Хотя в деле обороны Империума и уничтожения его врагов были задействованы все доступные силы, Калгар сумел перенаправить ресурсы со стабильных фронтов везде, где только возможно, поручить новые задачи военным флотам, которые заблудились или прибыли не по назначению, а также отозвать несколько новых капитулов примарисов из крестового похода Индомитус. Он приказал своим капитанам и магистрам других орденов поведать навигаторам о том, что стояло на кону, и со всей спешкой отправляться в систему Вигилуса.

Если бы не канал астропатической связи, который Тигурий поддерживал с лордом Калгаром, они бы никогда не успели к планете вовремя. Главный библиарий, окруженный в глубинах крепости Геры лучшими своими последователями, ментально повел флот Ультрадесантников (а с ними и их союзников) через спятивший Империум-Нигилус.

Им удалось достичь Вигилуса, но цена оказалась страшной. Несколько эпистоляриев вырвали себе глаза, медленно поглощенные эмпирейским ритуалом, как псайкеры, которые служат топливом для Астрономикана, пожираются психической мощью Императора. Другие были казнены выстрелами в упор капелланами, едва те замечали на их телах явственные следы демонического осквернения. Сам Тигурий, хоть истаял и горел от перенапряжения, все же не дрогнул. В конце он просто рухнул на пол, его бренное тело постарело на десятки лет – но лишь после того, как освободительный флот Калгара вышел в реальное пространство и встал на орбите Вигилуса.

Армада Ультрадесантников добралась до Вигилуса не без потерь. Несколько боевых барж и ударных крейсеров – легенд самих по себе – погибли в боях по дороге или сгинули среди яростных волн варп-вихря. Адмиралы, коммодоры и капитаны оставшихся кораблей, сжав зубы, продолжали путь. Когда армада, наконец, достигла системы Вигилуса, Калгар выслал авангардные ударные группировки к другим осажденным планетам звездной системы, в то время как основные его силы прорвались через остатки орочьей флотилии к самому Вигилусу.

Калгар отправил коммюнике космодесантникам, которые уже находились на планете, однако не известил о своем появлении планетарного губернатора – у него не было времени на формальности, и он не хотел завязнуть в протоколе и политике. Он думал лишь об одном: быстром и эффективном восстановлении порядка на Вигилусе.

Небеса заполыхали, когда космодесантники развернули планетарную высадку и ряды десантных капсул устремились к обозначенным Калгаром критически важным точкам. На каждом псевдоконтиненте Адептус Астартес объединялись с местными войсками, одним своим видом возвращая людям надежду и начиная долгий труд по сшиванию разорванной обороны Вигилуса в единое целое.

Лорд Макрагга направился прямиком к высочайшему и величайшему сооружению в Гавани Святых, поскольку знал, что именно там найдет планетарного губернатора. Его боевые братья занялись укреплением дворца, при необходимости силой успокаивая его защитников, а сам Калгар поспешил к чертогам Аквиларианского совета.


VIG118.jpg


Когда он распахнул двери в роскошный, богато обставленный зал переговоров Совета шестеренок и потребовал объяснений насчет неудовлетворительного хода войны, то нашел свидетельство не славы, но гнили и скверны. Внешне совет представлял собрание лучших людей Вигилуса, однако Калгар увидел, что комната была полна беспомощных слабаков. Едва прошел первый шок от появления имперского светила, совет вновь погряз во взаимной грызне, сарказме и перекладывании вины.

Указав обвиняющим перстом на тех членов совета, которых посчитал изменниками, Калгар приказал своим щит-братьям арестовать и вывести недостойных. После того как одного из несогласных грубо схватили, под его воротником обнаружилась пурпурная, шишковатая кожа, хорошо замаскированная гримом. Вскоре выявили еще одного культиста, который подоспел на помощь своему товарищу с вынутым из плоти в предплечье ножом.

В зале совета воцарился настоящий бедлам. Последовавшая вспышка насилия была быстрой, смертоносной и необратимой. Загрохотали болтеры, клинки космодесантников обагрились красным, культистов казнили на месте, членов совета заковали в цепи и изгнали, и уже через час была объявлена смена власти.

Во главе нового строя встал сам Калгар, мрачный, но исполненный решимости. Он подозревал, что культ генокрадов мог достичь высших эшелонов власти, и не собирался допустить подобного снова. Другие кресла заняли его соратники-командиры из Адептус Астартес, а также группа отобранных советников из остатков Аквиларианского совета. Скверну из Гавани Святых, наконец, вырезали, и на смену ей пришел новый орган правления – Сенат Вигилуса.


Знание мудреца


Марней Калгар, истинный наследник примарха Робаута Гиллимана, славился своим стратегическим гением. Ведомый советами наставника, Ортана Кассия, магистр ордена оборонял Ультрамарскую империю от неисчислимых врагов. Именно стратегическая интуиция помогла Калгару сломить хребет улью-флоту Бегемот, когда тот, пожирая все на своем пути, прошелся по Восточной окраине; защитить Империум от Астартес-еретиков и принести опустошение некронам на Дамносе. Многое из этого ему удалось достичь в тесном сотрудничестве со своим закадычным другом, Варроном Тигурием.

В последние годы Калгар все чаще находил главного библиария отстраненным, даже встревоженным. Он мог целыми минутами безучастно смотреть в пустоту, пока его не окликнут. Одни поговаривали, что он узрел истинную безбрежность пустоты за известными границами Галактики. Другие считали, что пока он психически противостоял синапсным существам расы тиранидов и даже проникал в разумы их мертвецов, то коснулся чего-то, что оставило неизгладимый след в его душе.

Возможно, эта связь предупредила Тигурия об угрозе роящихся под поверхностью Вигилуса генокрадов; возможно, понимание Галактики и ее участи, если он потерпит неудачу, подарило ему знание, которым он поделился с магистром ордена. Сам главный библиарий не сказал, и никогда не расскажет правду.


Щупальца проникли глубоко

Культ Нищих Принцев, за века распространивший свое влияние на весь Вигилус, пробрался и на водоочистительные заводы ульевой агломерации Отэк. Культисты скрывались настолько хорошо и внедрились так глубоко, что только у Космических Волков было достаточно острое чутье, чтобы выследить их.


Космические Волки под началом примариса-вожака Хальдора Ледяной Шкуры оказались в составе первой волны Адептус Астартес, ответивших на сигнал бедствия с Вигилуса, и высадились на планету всего через пару месяцев после Железных Рук и их наследников. Фенрисийцы быстро поняли, что вода являлась здесь критически важным ресурсом, и тот, кто хотел завоевать мир, попытается установить над ней контроль. Они послали Аквиларианскому совету весть, что Черногривые уже в пути, после чего поспешили к великим резервуарам ульевой агломерации Отэк, известным как Пустоты. Там они взялись искоренять врагов из-под улиц, чтобы не допустить попадания запасов воды в руки неприятеля.

Космические Волки – вместе с 14-м Вигилянтским артиллерийским полком, Скорбящими Звездами, – изначально сражались с мятежниками в твердой уверенности, что их настоящий противник скрывается под городом вокруг Пустоты Греигана. Скорбящие Звезды разбомбили весь район, считавшийся бесповоротно зараженным, после чего Космические Волки ринулись в атаку. В ответ культ подорвал заряды, обрушив здания на головы врагам, а затем кинул в бой огромных мутировавших существ. Следом за ними бежали генокрады, рвавшие на куски всех, кто осмелился зайти во владения культа. Космические Волки попали в ловушку и многие из них погибли, однако они пока не были побеждены.

Клинками, зубами и кулаками проложив путь через полчища чужаков, охотники Хальдора Ледяной Шкуры спустились под Пустоту Греигана, пока в самом городе продолжала бушевать полномасштабная война. Чувства этих опытных следопытов отличались такой сверхъестественной остротой, что они смогли почуять запах главарей ксеносов среди подземного смрада тины, мокрого камня, застоявшейся мочи, гиперхлорина и сгнивших трупов животных. Странный смешанный аромат свидетельствовал о буйстве вышедшей из-под контроля природы – они выслеживали лапу Жаждущего Чорва, отколовшуюся группировку, в которую входили одни из самых жутких живых существ на всей планете.

С помощью фенрисийских навыков Космические Волки выискивали гибридов в темных лабиринтах труб и переходов, где заблудились бы даже другие космодесантники. Там, в нижних туннелях Пустоты Греигана, они столкнулись с множеством ловушек и ложных следов, а также несметными выводками и неофитами. Благодаря ярости и огневой мощи Космические Волки проходили даже там, где пули летели сплошной стеной. В самых глубинах очага заражения на них напал икононосец геносекты, Гилгас Венделла, вместе с раздувшимся главнокомандующим-абоминантом, Бреггом, однако даже они не смогли остановить решительное наступление Космических Волков. Культ генокрадов поднаторел в обустройстве засад, и знал каждый дюйм родной территории – он расползся глубоко под ульевой агломераций, используя любые ухищрения и маскировку, трудясь вне поля зрения и внимания, дабы максимально обезопасить свои логова. Чем дальше продвигался Хальдар и его отряд родичей, тем ожесточеннее становилось сопротивление, постепенно истощая силы космодесантников ловушками, завалами и внезапными налетами.


Vig119.jpg


Длительная, изнурительная охота с жестокой битвой в конце – таков путь жизни на Фенрисе, и вскоре Жаждущий Чорв уяснил, что сыновей Русса так просто не измотать. В ходе прорыва через главный очистительный завод Пустоты Греигана, Хальдор свернул в сторону, чтобы соединиться с огромным дредноутом типа «Искупитель» – Асгером Замерзшим. С помощью мощных поршней боевая машина могла прокладывать дорогу через рокритные стены и выворачивать футовой толщины трубы там, где ударная группировка наталкивалась на препятствия.

Памятуя об огромном количестве бомб, спрятанных по всему городу наверху, Хальдор решил воспользоваться этой будущей западней в собственных целях. Он отправил по ротному воксу приказ своим Черногривым братьям, чтобы те постарались найти как можно больше тайников с взрывчаткой и перенастроили их таймеры. Хальдор планировал произвести одновременный подрыв над главным макроканалом и обрушить значительную часть города на водоносный горизонт. По его расчетам это перекроет поток воды по подземным трубам в другие ульевые агломерации. Даже если Отэк уже не спасти, у других метрополий еще оставалась надежда на выживание.


Новое заражение


Культисты Жаждущего Чорва проникли во всю инфраструктуру резервуаров Отэка и издавна примешивали в воду химикаты и черные эликсиры. Некоторые из них были созданы на основе их собственной крови – снадобья, делавшие население более восприимчивым к гипнозу и ментальному внушению их повелителей, – а другие были заражены трупами погибших на службе культу. С каждым поколением вода портилась все больше, пока не стала приобретать розоватый оттенок в одно время, и блекло-желтый – в другое. Затем, в начале восстания в 1.823 пост, сотни команд трубных рабочих и фильтровальщиков сбросили маски, оказавшись мутантами-культистами. Предатели быстро захватили артиллерийские укрепления и зенитные батареи вокруг резервуаров, расправившись с теми, кто еще оставался верным Императору, прежде чем последовательно взять под контроль водоочистительные заводы. Однако, невзирая на все ухищрения, они столкнулись с равным себе противником в лице Космических Волков из Великой роты Рагнара Черногривого.

Из теней выплескивалось все больше культистов, но Космические Волки все равно не сдавались. В последовавших боях войска культа гибли под силовыми секирами, поршневыми когтями и гиперстальными ножами, либо обращались в исходящие паром трупы под плотными очередями масс-реактивных снарядов. Жаждущий Чорв во главе с Гильгасом Венделлой откатился в череде преднамеренных отступлений, чтобы заманить Космических Волков в зону поражения, где можно было бы подорвать давно спрятанную взрывчатку, но тем самым он лишь уступил территорию, которую Хальдор и так намерился уничтожить. В итоге сам Хальдор и подорвал последний тайник с взрывчаткой, чем запустил цепную реакцию, которая окружила город огнем и до самого основания сотрясла всю метрополию. Участок Пустоты Греигана в полмили шириной рухнул на нижние уровни, тем самым перекрыв макроканал. Руины района вскоре отвоевали имперские войска.

Этот достойный саг подвиг был ненапрасным, поскольку он не позволил скверне в венах Вигилуса растечься еще дальше. Караул Смерти, впоследствии развернувший операции по зачистке, счел воду слишком отравленной для восстановления. Две из пяти Пустот – Греигана и Агамемна – были объявлены Кондемнатус, а остальные взяты под неусыпную охрану. Над планетарными ресурсами нависла большая опасность.


Кровавая вендетта

Альдари с рукотворного мира Сайм-Ханн предрекли чрезвычайную значимость Вигилуса в битве с Великим врагом. На первом этапе Войны Зверей они послали некоторых своих самых яростных клановых воинов, чтобы поколебать чаши весов в восстании Хаоса, набиравшего силу на планете.


По настоянию ясновидца Анвирра Кэлтока Совет провидцев Сайм-Ханна подал прошение клановым вождям пройти через Паутину к Вигилусу. Альдари были слишком заняты, обороняя свои земли от вторжения сил Хаоса, однако все равно отправили в измерение лабиринта небольшой отряд, поскольку знали, что ясновидец не послал бы их в такое путешествие, если бы оно не принесло пользу рукотворному миру. Во главе армии Паутины встал автарх Рилоор из клана Моирек. Вместе с ним отправился его близкий родственник, духовидец Квеланарис.

Ясновидец Кэлток был уверен, что от катастрофы Вигилус сможет спасти убийство одного человека – Ваннадана Подстрекателя. Этот демагог родом из Сторвала склонил местных жителей к поклонению огненному божеству, которого он один знал как Тзинча, Изменяющего Пути. Посеяв семена мятежа в благодатную сторвальскую почву, он отправился в бедные районы Гиперии, дабы обратить в веру Хаоса и тамошнее население. Кэлток предвидел, что если Ваннадан преуспеет, это приведет к извержению в Сторвале промышленной магмы, а последующая цепная реакция докатится до района Костра Мучеников в Гавани Святых, убив множество лидеров континента и уничтожив военный совет планеты.

Армия альдари вышла из врат Паутины на западе Погибели Кэлака, и благодаря прорицаниям Квеланариса прошла незамеченной мимо друкари, совершавших налеты из снежных метелей. На обтекаемых реактивных мотоциклах и транспортерах «Волновой змей» альдари устремились сквозь облака к своей цели. Они обнаружили Ваннадана, выступающего с речью в точности там, где указал им Кэлток. Решив не координировать свои действия с имперскими войсками, они стремительно нанесли смертельный удар, и после недолгой ожесточенной схватки иссеченное тело Ваннадана осталось лежать на улице.

Размытые сполохи реактивных мотоциклов Сайм-Ханна не остались незамеченными, и о неожиданном появлении альдари в Гиперии доложили Аквиларианскому совету. Узнав, что воинство альдари учинило бойню среди мирных жителей, правители планеты приняли их за друкари, о чьих налетах на ульевые агломерации Отэк и Диркден к ним также поступали рапорты. Совет отдал приказ о нанесении удара возмездия, и в считанные минуты с небес спустился летный отряд Милитарум Темпестус. Десантировавшийся на гравишютах в самую гущу боя 47-й полк Антрелльских Львов окружил альдари, едва ксеносы расправились с последними мятежниками Ваннадана. Квеланарис попытался вступить с ними в переговоры и объяснить, что они вырезали раковую опухоль в сердце королевства.


Vig120.jpg


Ответом на его слова стал шквал огня. Автарх Рилоор погиб, и большинство Оседлавших Ветер из его отряда сородичей пало в том первом кровавом акте вместе с ним. Квеланарис и выжившие альдари отступили, поклявшись отомстить.

Квеланарис спешно вернулся к вратам Паутины, забрав с собою камни душ павших соратников. По возвращении на Сайм-Ханн духовидец воспользовался всем своим искусством, чтобы установить камни сородичей в остовы из призрачной кости. Он не спрашивал соизволения у Совета провидцев, и остался глух к предупреждениям других кланов. Он и его род получат свою месть, даже если для этого потребуется воскресить мертвецов.

Спустя годы, когда Квеланарис возвратился на Вигилус на третьем этапе войны, он жаждал поквитаться уже не только с безжалостными солдатами, перебившими его соратников, но также и с командирами, которые руководили атакой. Он не знал, что к тому времени Аквиларианский совет распустили. Ударная группировка живых и мертвых обрушила свою вендетту на само здания правительства – Аквиларианский дворец. И там она встретила достойных противников в лице Ультрадесантников Марнея Калгара.


Трагическая ошибка


Оборона Аквиларианского дворца была поручена лейтенанту Эотру из 2-й роты Ультрадесантников. Вместе со своей Гвардией Экстремис он выдвинулся наперехват альдари, истреблявших Антрелльских Львов у восточных ворот, однако оказался втянут в бой с призраками. Пока основные его силы отражали атаку реактивных мотоциклов, молниями носившихся по дворцовым площадям и проходным, сам лейтенант бросился наперерез удару, который мог быть направлен на самые важные помещения дворца. Это был предусмотрительный ход и, вполне ожидаемо, по пути к Сенату Вигилуса Эотр столкнулся с Квеланарисом.

Лейтенант приблизился, желая заключить перемирие, возможно даже союз. Он слышал от Хальдора Ледяной Шкуры, который сражался рядом с альдари в красной броне в военной зоне Стигии, что воинские кодексы Сайм-Ханна отличались благородством. В тот день, однако, Квеланарис жаждал только мести. Разгорелась яростная схватка, альдари гибли от плазмы и болтов, а примарис-десантников разрывало огнем призрачных пушек. Отряд сайм-ханнцев попытался прорвать кордон Ультрадесантников, прижимая их ураганом сюрикенов и обстреливая двери в Зал Сената. Они были от своей цели на расстоянии удара, когда двери открылись сами – и оттуда вырвались четыре магистра орденов со следующей за ними по пятам почетной стражей. Квеланарису пришлось бежать, так и не получив желанного отмщения.


Сенат Вигилуса


Одним из первых действий Калгара в качестве нового правителя Вигилуса стало переформатирование структуры командования. Такое решение далось ему непросто, однако из-за неоспоримых доказательств того, что заразивший планету культ генокрадов достиг высших эшелонов власти, оно было явно необходимым. Двери в Зал Сената заперли, и тем чиновникам, которым Калгар позволил остаться, пришлось поведать все, что они знали о войне на Вигилусе на текущий момент. После создания объединенного фронта первым шагом на пути к финальной победе была информация и коммуникация. Члены Сената Вигилуса обнаружили, что им легко говорить в присутствии Владыки Макрагаа, и дело пошло на лад.

Реорганизация имперской машины войны в немалой степени зависела от ее командиров. Для того чтобы новый Сенат не отвлекался от большей войны, Калгар из боевых рот под своим началом создал элитный отряд Ультрадесантников, поставив перед ним задачу не допустить обезглавливания имперского командования. Этот отряд он назвал Гвардией Экстремис, и назначил его командиром лейтенанта Эотра – восходящего героя, отличившегося в длительных губительных войнах с Гвардией Смерти Мортариона.

Эотр был одним из ярчайших умов 2-й роты и обладал мудростью государственника, что делало его в немалой степени похожим на самого примарха. Назначение стало умным решением – спустя несколько дней после создания, Гвардия Экстремис вступила в бой, остановила и в конечном итоге отразила атаку альдари, грозившую разрушить всю командную структуру Вигилуса.


Огненная стена Донтории

Когда выяснилось, что зараженные геллероспой захватили целых две субагломерации и космический порт размером с город, космодесантники без промедления установили карантинную зону и военный кордон.


Аквиларианский совет не уделил сообщению дю Лангвиль должного внимания, поскольку для них Донтория имела второстепенное значение. Сенат Вигилуса же напротив, вызвал вольного торговца к себе. В считанные минуты после того, как она закончила свой рассказ, лорды сената пришли к согласию. Магистр Ястребов Некрополя, Раквилон Зандтус, поведет свой капитул-примарис в бой с зараженными геллероспой, поскольку его бойцы считались экспертами в городских боях. Тем временем Багровые Кулаки брата-капитана Йермандеса совместно с расчетливыми Железными Руками установят строжайший кордон из всех возможных, чтобы сдержать распространение болезни.


Vig121.jpg


Зрелище, представшее перед Ястребами Некрополя в неработающем Доке Литмуса, было поистине ужасным. Из проулков и узких проходов выползли мутанты с культями вместо ног и искривленными и сплавленными со сталью черепами; из окон выскочили гады, жаля в сочленения брони хоботками и передними конечностями; огромные груды плоти исторгли из пастей пламя. Эти монстры с мощными когтями и самодельным оружием оказались смертоносными противниками, и в устроенной западне пали многие Ястребы Некрополя. Тем не менее, воины капитула привыкли использовать свое оружие на полную мощность, даже когда до целей было рукой подать. Заступники отбросили врагов перекрестным огнем, пока изничтожители испепеляли более крупных мутантов. Благодаря ярости, дисциплинированности и жертвенности они окружили толпы мутантов и стали выискивать их главарей, в то время как Багровые Кулаки постепенно закрывали кордон.

С помощью «Лэндрейдеров-искупителей» Багровых Кулаков и «Адских гончих» Вигилянтской Стражи, а также подпала некоторых участков прометиевого трубопровода космодесантники создали вокруг зоны заражения самую настоящую огненную стену. Калгар и его Сенат не видели иного выхода. Хоть это и означало жуткую смерть для сотен тысяч здоровых жителей, карантин был установлен, а зона взята под охрану. Но это был еще не конец, ибо отпрыски Нургла – стойкие враги…


Наследие недуга


Калгар потребовал уделить проблеме в Донтории большее внимание, нежели нападениям орков и восстаниям генокрадов. Ультрадесантники пережили тяготы войны с Мортарионом и его Гвардией Смерти, и потому отлично знали, что если верующим Нургла позволить закрепиться, противоестественная болезнь начнет стремительно распространяться. В конечном итоге барьер между реальностью и варпом истончится до такой степени, что порождения Хаоса смогут появиться в реальном пространстве. Этому кошмару нельзя было позволить воплотиться наяву.


Рывок к точке Мандевилля


После возвращения в Донторию Деларик дю Лангвиль безотлагательно встретилась со своими контактами в Вигилянтской Страже. Ее псайкеру-адъютанту, одаренному Моргалиану, приснился кошмар о роке, изливающемся из Донтории к самой Терре. Ужас этот имел форму телесного недуга, обращавшего людей в киборгов-демонов.

Дю Лангвиль понимала, что видение не стоило списывать на разыгравшееся воображение или паранойю, поскольку воспринимала советы псайкера со всей серьезностью. Убедив контакты среди жрецов-технопровидцев в важности своего запроса, вольный торговец с помощью узконаправленного луча ноосферной инфотетивы связалась с писцами Нео-веллума. Она затребовала путевые листы Дока Литмус с высоким уровнем доступа, и в ответ получила тубус с сообщением. Ее худшие страхи подтвердились. Карантин нарушили.

Экспорт из ульевой агломерации прекратился сразу после введения космодесантниками карантина. Лишь очень немногим беженцам из числа мирных жителей удалось эвакуироваться с планеты в обход пунктов пропуска Адептус Арбитрес. К несчастью, приказ о полном запрете вылетов из доков поступил слишком поздно, чтобы остановить транспортник «Сиятельный груз». Корабль покинул Вигилус спустя три дня после начала вспышки геллероспы, но еще до введения карантина. Если судно перевозило зараженных, то оно было биологической бомбой замедленного действия. Корабль уже шел к точке Мандевилля, где смог бы перейти в варп без влияния на навигационные расчеты силы притяжения планеты либо ее звезды.

Если «Груз» войдет в Эмпиреи, то скроется навсегда. Из-за полного исчезновения междузвездной связи корабль, скорее всего, беспрепятственно достигнет системы Дарровар. Оттуда он сможет преодолеть Протоку Нахмунда и попасть в Империум-Санктус. Если на его борту находились зараженные мутанты, и если они хотели доставить свой ужасный варповской недуг к Терре, то он обречет целый космический регион на проклятье.

Этого дю Лангвиль допустить не могла. После обсуждения с военным советом в Гавани Святых стало ясно, что его военные корабли, в первую очередь построенные ради огневой мощи, а не скорости, не смогут догнать транспортник до того, как он совершит варп-переход. Единственный корабль, достаточно быстрый для перехвата «Груза», входил в состав ее собственного флота – изящный корвет, окрещенный ею просто как «Посланник». К несчастью, этот корабль использовался лишь для увеселительных прогулок, поэтому не имел на борту ничего даже издали напоминавшее орудия, и уж точно не смог бы навредить транспортному судну.

Вольный торговец не отступилась. Уже через час «Посланник» мчался к координатам, переданным авгураторами Нео-веллума. В течение шести часов на корабельном мостике-триптихе росло зелено-серое пятно «Сиятельного груза», до тех пор, пока экраны не заполнил угловатый, тяжеловесный силуэт судна. Дю Лангвиль быстро собрала отряд из нескольких своих лучших агентов и, сев вместе с ними в единственную полетную капсулу корабля, взяла судно-беглец на абордаж.

То, с чем отряд столкнулся в адских внутренностях судна, останется бременем только самой дю Лангвиль и лорда Макрагга. Лишь она одна вернулась на Вигилус, и после карантина и беседы с Калгаром вольный торговец не обмолвилась о тех событиях ни словом. Известно лишь то, что «Сиятельный груз» удалось уничтожить до того как он успел перейти в варп, судя по энергетической сигнатуре взрыва, в результате диверсии на двигательных палубах.

Только после завершения доклада вольного торговца перед Калгаром Донтория раскрыла свой последний, ужасный секрет. Писцы Нео-веллума прислали второй тубус, который торжественно передали дю Лангвиль и лорду Макрагга. В сообщении говорилось о трех других транспортниках, которые вышли из того же дока Донтории за день до «Сиятельного груза», однако с теми же отметками о грузе и местом назначения.

Уничтожив «Груз», дю Лангвиль, вероятно, спасла целую звездную систему от превращения в зачумленную зону. Но, несмотря на все усилия и на самопожертвование тех, кто пробивался в сердце зараженного судна, инфекция геллероспы все равно устремилась через звезды к Терре.


Последняя надежда

Хотя орки буйствовали на большей части планеты, оставался один псевдоконтинент, где порядок и сноровка перебороли анархию угрозы ксеносов. Мортвальд не падет – и после прибытия подкреплений регион сумел перейти из обороны в наступление.


С падением Пустот Отэка вода стала для Вигилуса еще более ценным ресурсом, а перевозившие ее колонны – еще более редкими. После того как субагломерацию Гродхолев охватила геллероспа, Донтория едва не осталась без собственного источника воды – озера Донтор, которое теперь находилось под постоянной охраной на случай вспышки недуга. Сенат Вигилуса до сих пор не выследил Гвардию Смерти, которая принесла геллероспу на планету, и подозревал, что если предатели найдут путь через огненную стену, то непременно направятся к озеру, чтобы загрязнить и его.

Вода была не единственным важным ресурсом. Псевдоконтинент Мортвальд производил большую часть пищи и лекарств, но из-за орков, угрожавших его окраинам, и культа Нищих Принцев, поднимавшего мятежи в южных пределах, продукции становилось все меньше, и людям приходилось платить за нее втридорога.

Некоторые члены Аквиларианского совета полагали, что правителей Мортвальда, в число которых входил брат-милитант планетарного губернатора, Дейнос Агамемн, в первую заботила собственная безопасность. В воздухе повис вопрос – даже если защитникам Вигилуса удастся отбросить врагов, не умрут ли они в ходе войны от голода?

Мортвальд не испытывал нехватку опытных солдат, поскольку за века после того, как Дейнос прибрал к рукам префектуру, ее усилили полками Индиганских Префектов, Пустынников Локуар Прима, Вентриллийских Аристократов, Востроянских Первенцев, а позднее даже оставшимися без дома Кадийскими ударными войсками. Они жаждали сойтись с орками в бою, неважно, с работающими силовыми полями или без них. Многие из них сражались у Кадийских Врат. Наземная война, в которой от них требовалось защищать хорошо укрепленные позиции от безжалостного, но предсказуемого врага, выглядела гораздо проще и яснее, нежели кошмарная битва с силами Хаоса.

Vig122.jpg


Мортвальд

Суккулентные равнины

Изумрудная Черта

Шпиль-улей Имморталис

Кактусовые леса

Вечная Роща

Доки Нью-Витэ

Районы выбросов

Агломерация куполов Парадизиак

Опорный порт Реювенис

Линия Целлера

Биосанктические фабрики плоти

Зеленые леса


После массового сбоя бастионных силовых полей орки из Танка-разлива попытались стремительным штурмом взять траншейную сеть Дейноса на севере Мортвальда. Астра Милитарум упорно сражалась, выкашивая несущихся через зону поражения орков из тяжелых болтеров, автопушек и лазганов. Там, где орочьей техники было слишком много, Астра Милитарум заманивала ее в глубокие траншеи. Застревавшие в окопах машины становились легкой добычей для лазпушек и крак-ракет орудийных расчетов в расположенных дальше бункерах. Когда прорыв удалось остановить, рабочие отряды огринов отправились разбирать обломки и восстанавливать оборону, используя для этого все, что попадалось под руку, от металлических плит до трупов.

Орки атаковали снова и снова много недель кряду, наступая даже через леса колючей проволоки – обычного зрелища для линии Целлера на юге. Астра Милитарум продолжала сражаться, и не только с зеленокожими, но и с восставшими культистами в районах выбросов, Биосанктических фабриках плоти и рабочих блоках. Лорд Дейнос Агамемн повторял мантру, которую неизменно подхватывали командиры и повторяли солдаты по тысяче раз на дню – Мортвальд не падет.

После того как транспортные и десантно-штурмовые корабли имперских подкреплений прорвали блокаду доков Нью-Витэ, упорная решимость мортвальдских защитников переросла в откровенный фанатизм. Вид сотен марширующих на передовую бесстрашных Имперских Кулаков в ярко-желтых геральдических цветах разжигал пламя в душах всех, кто их видел. В считанные дни капитан Фейн, немногословный, посеченный шрамами командир 5-й роты Имперских Кулаков изучил планы траншейной сети Дейноса и линии Целлера. Он организовал впечатляющую оборону с пересекающимися секторами обстрела, перебрасывая своих воинов на участки, где орки атаковали с тяжелым вооружением. Когда дело касалось вражеской пехоты и даже эскадронов техники, капитан последовательно уничтожал все, что попадало в прицел его оружия. Только колоссальные мусороходы, перешагивавшие траншеи на пути к улью Электрос, имели шанс прорвать восточный кордон – таптуны были настолько огромными и многочисленными, что в конечном итоге у имперских войск не осталось другого выбора, кроме как сдать весь район и отступить на возвышенности, чтобы собраться с силами для контратаки.

Когда в доках Нью-Витэ приземлились брюхатые корабли-ангары с имперскими рыцарями на борту, капитан Фейн вошел в состав делегации, собравшейся для встречи гостей. Земля задрожала под поступью массивных машин войны, выходящих из ангаров на защиту Мортвальда. В числе адамантиевых копий, несущих стяги рыцарских братий, прибыли вольные клинки с Дарровара, которые отправились в крестовый поход из коридора через Разлом, дабы удостовериться, что врата не падут. В тот день капитан Фейн тихо поблагодарил Императора.


Vig123.jpg


Легендарная атака

Многие высадившиеся в Мортвальде имперские рыцари рвались в бой с чудовищными шагоходами из мусорных городов. Некоторые списывали это на юношескую браваду, однако спустя несколько недель сражений капитан Фейн из Имперских Кулаков начал подозревать, что дело кроется в ином.


Рыцари дома Тэррин атаковали вторгшихся в Мортвальд топтунов издалека, последовательно расстреливая их одного за другим. В отличие от них, имперские рыцари с Дарровара запросили разрешение вогнать свои адамантиевые копья глубоко в территорию врага. По их утверждению, сражение с солдатами ксеносов среди траншей вряд ли поможет им завоевать славу, ибо для знати, пилотировавшей гигантские родовые шагоходы, обычная пехота не представляла значимой угрозы. Однако то, с какой настойчивостью рыцари хотели стать авангардом, сильно удивило их союзников из Имперских Кулаков, в частности, Фейна. Даже по меркам ретивых юных аристократов эти вольные клинки, казалось, слишком сильно стремились ринуться в атаку. За глазами этих молодых воинов таилась тень – в особенности у их лидера, краснобородого аристократа Йорена Ванаклимптаса, – которая была Фейну до боли знакома. Имперский Кулак вполголоса поведал своим доверенным помощникам, что в том взоре он узнал самого себя. После того как рота Фейна победила Тзинчевый шабаш Мысленного Когтя, его мучили сны наяву такой силы, что временами ему хотелось, чтобы им положила конец смерть. Могли ли вольные клинки подвергнуться столь же суровому испытанию, не обладая при этом ментальным кондиционированием Адептус Астартес? Могло ли их упорное безрассудство быть как-то связанным с тем, что они скрыли свою традиционную геральдическую символику и приняли новые цвета?

Дейносу Агамемну было все равно. Он видел в рыцарях могучие инструменты, которые помогут ему победить в своей личной войне. Естественно, он обрадовался их прибытию, но для него они были всего лишь кавалерийскими фигурами в регициде. Он издал указ, запрещавший им заходить в пустоши дальше линии окопов и бастионных щитов. Как мощные артиллерийские установки, превосходившие в дальнобойности практически все орудия, которые могли выставить против них орки, они были слишком ценными, чтобы ими рисковать. Кроме того, их связывали обязательства перед тронами своих старших и более опытных родичей. На какое-то время вольные клинки неохотно подчинились приказу. Принцепс титана типа «Разбойник» под названием «Рок Ересиума», давний союзник Деймоса и его приспешников-традиционалистов, напомнил рыцарям о долге перед жителями Мортвальда. Он подчеркнул, что хотя его манипула «Гончих», Гиперианские Хорты, ничего не хотела так, как выйти на охоту, им тоже приходилось себя сдерживать.


Vig124.jpg


Пристыженные рыцари развернулись подле капитана Фейна и приняли участие в серии тяжелых оборонительных боев, в ходе которых остановили и рассеяли несколько орочьих атак. Впрочем, по большей части вольные клинки и их громадные союзники-титаны стояли тихо и недвижимо, ожидая противника, который не торопился приходить.

Орки атаковали Мортвальд каждые несколько дней, и всякий раз их войска отбрасывали и обращали в бегство. Тем не менее, тяжелые орудия, которые зеленокожие выставляли против капитана Фейна и его союзников, постепенно становились все больше и опаснее. Военные машины орков, гораздо более многочисленные, нежели их имперские аналоги, поначалу были размерами с дредноутов, но впоследствии вымахали в толстобрюхих монстров высотой поначалу с рыцарей, а потом и с «Гончих».

Когда на горизонте замаячили неповоротливые машины, размерами не уступавшие «Року Ересиума», Фейн принял окончательное решение. Работу орочих заводов следовало остановить. По закрытому каналу он отдал череду кратких распоряжений Ванаклимптасу и его соратникам-рыцарям, ссылаясь на свои полномочия как воина ордена Первого основания и истинного сына Дорна. Менее чем за час они перешагнули линию траншей Дейноса и в сопровождении Гиперианских Хортов направились в пустоши.

Пришло время спустить псов войны.


«Верховный кастелян рассказывает об отваге, о чести, о правильных поступках, которые нужно совершать ради Вигилуса и всех остальных. Но придерживается ли он сам того, о чем говорит? Поднимает ли он копье и щит в защиту друзей и родных?

Нет! Он попивает амасек в высокой башне, посылая вместо себя на войну тех, кого считает второсортными людьми. Он слабо представляет, что те храбрецы, которые идут в бой с непостижимыми для них силами, в десяток раз более достойны, чем когда-либо будет он сам. Позволим ли мы подобному человеку определять нашу судьбу, благородные братья? Будем ли мы отсиживаться, пока зеленокожие становятся все сильнее в его собственном замке? Никогда! Мы смоем пятно позора наших отцов горячей кровью врагов! Мы сожжем память о проклятом Дарроваре огнем рыцарской битвы! Я говорю – на войну! На войну!»


Барон Йорен Ванаклимптас


Сражение за Танка-разлив


Вольные клинки, атаковавшие орочий мусорный город восточнее Мортвальда, Танка-разлив, пришли со стороны траншейной сети Дейноса под покровом пылевой бури, которую подняла волна орков. Дождавшись, пока зеленокожие не окажутся против ветра, они на полной скорости проложили себе дорогу на восток сквозь орду. Умело отражая огонь ионными щитами, рыцари прорезали строй врагов и оказались у них в тылу прежде, чем ксеносы поняли, что их атаковали. Орда орков пришла в замешательство, половина из них хотела повернуть назад, другие не могли взять в толк, чем вызвана внезапная задержка. Беспорядочно топчась на месте, они стали легкой добычей для манипулы «Гончих» и «Рока Ересиума». Едва сумерки сгустились в ночь, вольные клинки пошли в наступление, и их атака на теперь уже незащищенный Танка-разлив стала разрушительным копьем в нутро дремлющего зверя. Тьму озарили взрывы, когда вольные клинки своим мелтаоружием уничтожили орочьи заводы и скорострельными пушками разнесли на части недостроенных топтунов. Фейн отдал по закрытому каналу приказ, веля ликующим рыцарям возвращаться обратно в Мортвальд для пополнения боеприпасов, ибо горящий завод-город было видно даже из траншей ульевой агломерации. Однако вольные клинки пошли дальше, неся битву следующему мусорному городу. Они очертя голову обрушились на сбившиеся в кучу баивые фуры и увешанные оружием шагоходы, которые готовились к очередному штурму, и успели убить тысячи орков до того, как их окружили.


Аква метеорис

Внезапное наступление ксеносов привело к тому, что весь Мегаборей захлестнули пожары. Ресурсы становились все более ценными – и в первую очередь вода, собираемая Адептус Механикус на орбите. Лидеры Нищих Принцев знали об этой уязвимости, и не преминули безжалостно ею воспользоваться.


Бушующая в Мегаборее война заставила рационального архимагоса Несиума Калдрайка объединиться с неумолимо-прагматичным фабрикатором Вошем и расчетливо-хладнокровными Железными Руками. Эта комбинация оказалась настолько мощной, что благодаря ей под имперский контроль удалось вернуть большую часть агломерации. Космодесантники перебивали хребет каждому крупному вторжению, и после того как противники уходили в подполье, скитарии и их повелители-техножрецы добивали оставшихся.

С помощью ауспикаторов и омниспиков, настроенных на биосигнатуры ксеносов, защитники методично зачистили один район Мегаборея за другим. Культ Нищих Принцев, ненадолго захвативший треть агломерации, вынужденно отступил в десятке военных зон. Через месяц после прибытия Железных Рук культисты вновь перешли к партизанской войне с возродившимися макрокладами скитариев.

Тем не менее, оставалось одно исключение, и при этом критическое. В районе, окружавшем Стигийские Шпили и Великий Кран Омниссии, знамена культа генокрадов реяли по-прежнему высоко. Его первостепенную важность обозначил сам Детру Ноан, главный примус культа. Громадный мегалитический улей Шпилей служил не только командным узлом Мегаборея, но также являлся местом добычи воды из метеоритов, захваченных на орбите и доставленных на поверхность с помощью разработанного Вошем гигантского механизма, Крана Омнисси.

Примус Ноан был больше рационалистом, нежели фанатиком. Он знал, что если генокрады захватят источник воды, а бушующие по всему Вигилусу орки не дадут зайти в Мегаборей колоннам с ее аварийными запасами, Адептус Механикус останутся без жизненно-важной влаги. Он намерился осадить агломерацию из ее собственной центральной твердыни.

Для того чтобы испросить соизволения на свой план, Ноан вошел в огромный катедрум выводка на нижних уровнях Мегаборея. Пройдя мимо увешанных трупами колоннад и растянутых на грудах захваченного снаряжения стягов, он ступил в крипту, погруженную в полужидкие останки покойных последователей, где его ждал пращур Чорв. Странные костяные гребни вокруг исполинского чистокровного генокрада разрослись в причудливый хитиновый трон, а из булькающей разжиженной плоти то и дело поднимались фамильяры, буравя Ноана чуждыми пристальными взглядами. Злобно блеснув глазами, пращур сжал когти, ибо он не любил, когда его тревожили во время биопсихического единения с культом.

К счастью, Ноан заручился поддержкой магуса, известного как Слинт. Псайкер мысленно связался с пращуром и поведал замысел от имени Ноана. Спустя долгую напряженную минуту ожидания пращур вылез из бассейна, поднявшись во весь свой потрясающий рост, и прошествовал мимо просителей. Магус торжественно провозгласил, что атаку на Стигийские Шпили возглавит сам патриарх, после чего заторопился за повелителем.

За один день лихорадочной деятельности подземные стоки Стигийских Шпилей заполонили чистокровные генокрады. Они прибыли со всего континента, без промедлений откликнувшись на зов патриарха. Не было ни разносящихся в ночи охотничьих криков, ни паролей, ни песнопений. Грядущая погибель Мегаборея была бесшумной, но приближалась она с единой, слаженной целеустремленностью.

Захват Стигийских Шпилей был невообразимо кровавым. Сначала произошло событие, которое в исторических трудах станет известным как Вертикальная Резня. Как и многие имперские ульи, Шпили имели подземные уровни столь глубокие, влажные и запутанные, что никто в действительности не знал, насколько далеко они тянутся. Война с орками оттягивала в город наверху так много ресурсов, что в подземельях практически не осталось патрулей скитариев. К Стигийским Шпилям стянулись не только чистокровные, явившиеся на зов патриарха, но также каждый член культа на континенте. Давно запечатанные люки были вскрыты, технические лазы – разблокированы, а с помощью камнедробилок и макробуров были вырыты новые туннели. Усердные и сосредоточенные культисты, словно термиты, пробурили себе путь в глубинные подземелья Стигийских Шпилей, и их убойные команды постепенно подавили вражеское сопротивление. Когда зазвучали тревожные сирены, под контролем культа уже находилась пятая часть туннелей Шпилей.

Коридоры Стигийских Шпилей наполнились металлическим топотом тысяч скитариев, бросившихся отражать атаку чужаков. На множестве уровней разгорелись битвы, в которых гарнизон быстро взял верх. Скитарии сражались с решительностью фанатиков, защищающих свой храм, а командующие ими техножрецы-доминусы еще раньше разработали планы на случай самых разных вариантов нападения. После того как аварийные протоколы запустили выполнение давно составленных программ действий, Адептус Механикус нанесли стремительный удар, и вскоре коридоры забили трупы генокрадов. Единственное, что техножрецы не учли в своих планах, была бесценная водопроводная система.

Генокрады – авангардные организмы расы тиранидов – обладают необычной анатомией, позволяющей им проталкивать свои долговязые тела в узкие лазы, дыры и трубы для быстрого перемещения между очагами заражений. После того как серповидные когти пращура Чорва пробили в водопроводах зияющие дыры, в них один за другим пролезли чистокровные культа. Целый день они неутомимо карабкались и ползли против мощного потока аква метеорис, чего не смог бы ни один человек или орк, пока не достигли водяных ферм на верхних уровнях шпилей. Большая часть скитариев сражалась далеко внизу, поэтому беззащитные фермы вскоре превратились в настоящие скотобойни, усеянные разодранной плотью и бионическими конечностями. Скитарии, попав под удар и сверху, и снизу, оказались в ловушке, и, спустя три дня боев, были окончательно побеждены.


Необычная миграция


Добыча самой качественной воды на Вигилусе практически остановилась после того, как укротительницы из ведьминского культа друкари научились управлять снежно-белыми ледяными богомолами, что охотились в метелях Погибели Кэлака. Доведя хлыстами-агонизаторами и осколковыми снарядами гигантских насекомых до неудержимого безумия, они направили сотни существ в ледники и районы вечной мерзлоты – и дальше, прямиком в макрокарьеры Кэлака. Друкари получили немало садистического удовольствия, наблюдая за тем, как ледяные богомолы разрывают скитариев и работников карьеров в безжалостной расправе, после которой снега в кратерах обагрились ручьями кровавой слякоти.


Vig125.jpg


Погибель Кэлака

Иномирная Петля

Тундровый периметр

Диртландская вечная мерзлота

Карантин Криофернус [портал друкари]

Макрокарьер Глация Бетус

Венстранский метеоритный кратер

Геопрорицательская инсталляция [не ударная]

Угодья ледяных богомолов

Гелиоударный метеоритный кратер

Макрокарьер Глация Омикроид

Дайвструмская метель


Штурм Мусорных городов

Космодесантники принесли огненную смерть ксенозахватчикам в дюжинах районов ульевых агломераций, и теперь их лидеры смотрели дальше, на горизонт. Если имперский альянс хотел победить в войне, ему придется убить зверя в его собственном логове.


Атака вольных клинков с Дарровара, пусть и обреченная на поражение, открыла для коалиции космодесантников беспрецедентную возможность. Возможно, капитан Фейн предвидел такой итог своих тайных приказов юным имперским рыцарям; возможно, Адептус Астартес просто воспользовался шансом изменить ход войны. Как бы то ни было, пока что на орочьей территории восточнее Мортвальда, известной как Зеленый Бриллиант, все взоры были обращены на острие имперских рыцарей.

Спустя считанные секунды после того, как Фейн сообщил об атаке рыцарей остальным капитанам Космодесанта, на «Громовых ястребах» и «Грозовых когтям» вылетело несколько ударных групп. За ними последовали штурмовые роты мотоциклистов Белых Шрамов во главе с Олуджин-хаом и Крыло Ворона, возглавляемое молчаливым Менереем. С отправившихся им на помощь бомбардировщиков Аэронавтика Империалис смертоносные отряды Космодесанта казались совсем маленькими, неуклонно приближавшимися к своим целям, Мусорным городам, подобно торпедам, что неслись сквозь пустоту к неповоротливым крейсерам.

Возможности тяжелых пушек орков – усеивавших борта их кораблей и построенных для сражений в глубинах космоса – сполна испытали на себе колонны Имперской Гвардии, которые ненароком попадали в пределы их досягаемости. Единственный снаряд мог разнести целый танковый эскадрон и уничтожить любого, кто приблизился бы к Мусорным городам не с той стороны. Тот, кто атаковал орков средь белого дня, очень скоро мог получить теплое приветствие залпом настолько мощным, что после него на земле оставалась похожая на горную гряду цепочка воронок. Олуджин-хан, известный некоторым как Небесный Ястреб за умение обеспечить господство в воздухе, выслал самолеты-разведчики, чтобы узнать расположение орочьих суперпушек и зоны их огневого поражения. Многие бортовые пушки орки демонтировали и установили на передвижные платформы, чтобы как можно лучше прикрыть все пути подхода. Эскадрильи «Грозовых когтей» Олуджина доложили, что сейчас эти орудия целились в рыцарей и титанов, шагавших в безнадежную атаку на Мелкоулей, Кратер Дрогзота и Форт-дакку. Получив доступ к боевым сводкам по предыдущим танковым атакам, хан наметил маршруты подступов, которые максимально использовали слепые зоны орочьих пушек – техника, которую он вынес из суровых уроков военной зоны Дамокла. Словно копье, он направил свои войска в брюхо поселений ксеносов.


Vig126.jpg

Мусорные города орков [западный очаг]

Мелкоулей

Танка-разлив

Кратер Дрогзота

Форт-дакка

Река Сильтид

Гиганты


В начальной фазе атаки отряды мотоциклистов достигли врага практически без потерь, поскольку последний из вольных клинков-рыцарей продолжал упорно сражаться, прикрывая их наступление. С голодом в глазах зеленокожие смотрели, как этого гордого воителя, наконец, разорвали на части. В первом штурме погибли тысячи орков, разодранных массированным болтерным огнем, когда Белые Шрамы с Крылом Ворона ворвались в их ряды. Они петляли по проулкам и между хибар, решетя из тяжелых орудий своих штурмовых мотоциклов газующие баивые фуры и грузовики с открытыми платформами, что собирались присоединиться к битве. Там, где орки организовывали очаги упорной обороны, мотоциклисты отступали, с визгом объезжая их по кругу, чтобы обрушиться с другой стороны.

Возможно, если бы космодесантники нанесли всего один удар, а затем отступили, чтобы перегруппироваться и вернуться на следующий день, они смогли бы истощить орков штурмами. Однако времени совсем не осталось. Они продолжили наступление, продвигаясь к фабрикам банок в сердце каждого из Мусорных городов.

Напугать орков не так просто, особенно если численный перевес на их стороне. Более того, грохот сражения делает их еще более воинственными и агрессивными. Поэтому зеленокожие хлынули навстречу врагам, а то, что против них билась не одна, но целых две армии, лишь сильнее распалило их жажду битвы.

В этот момент армия Крыла Ворона в полном составе неожиданно вышла из схватки и устремилась прямиком к Вулианскому Вихрю. Они не сообщили о своих намерениях Белым Шрамам, подле которых сражались, что Олуджин-хан счел проявлением трусости, как бы ему не хотелось верить в обратное. После того как их ударная группировка в считанные секунды сократилась вдвое, Белые Шрамы поняли, что бьются с неуклонно растущей ордой кровожадных орков, включая немалое количество боевых мотоциклов, которые не уступали в скорости их собственным машинам. У Олуджин-хана не осталось другого выбора, кроме как отдать приказ об отступлении, и ринуться в пылевой шторм с клятвами мести на устах.


Vig127.jpg


Новое бедствие

Каждый новый день войны сулил Вигилусу то избавление, то беду. На каждый отвоеванный район приходился один потерянный. Жители молили о чуде, которое склонит чашу весов в их пользу, но случилось нечто совсем другое.


После того как Сенат Вигилуса начал принимать бескомпромиссные стратегические решения, а космодесантники – атаковать приоритетные цели в неукротимом крестовом походе разрушения, в имперских жителях затеплилась надежда, что планету еще удастся спасти. А затем появилась новая угроза. В последнее время по вокс-каналам все чаще стали слышаться необъяснимые голоса и тревожные сигналы. Кровоточащие небеса вокруг Великого Разлома почернели у краев, словно гангренозная рана. В пылающем небе на кратчайший миг промелькнуло копье света. Благодаря авгурам и гиперауспикам аномалию удалось засечь, однако источник ее остался неизвестным, и, среди творившейся бойни, о ней вскоре забыли. Только последователи Тзинча в Сторвале поняли, что это такое на самом деле – первый признак вторжения Хаоса, направленного в сердце системы Вигилус.

Возникали все более обескураживающие феномены, и места их появлений, отмеченные на картах Сената Вигилуса, росли подобно пятнам плесени на влажной стене. Псайкеры-пророки Люьсен Агамемн утверждали, что при чтении Императорского Таро они каждый раз переворачивали одни и те же карты – Демонический Клинок, перекрытый Глашатаем Тьмы и Рыцарем Бездны. Поступали доклады о странных фигурах с крыльями летучей мыши, скрывавшихся в высочайших шпилях ульевых агломераций над дымом промышленных выбросов. Среди населения ширились мрачные слухи о похищениях высшей знати.

Больше того, ходили истории о необъяснимо опустевших орудийных позициях на верхних ульях, а в самых фантастических из них и вовсе говорилось о зловещих драконах, круживших над цитаделями аристократов. Бойцы Астра Милитарум, отправленные проверить слухи, не вернулись, однако от поисковиков в улейных шпилях поступили доклады о том, что башни и крыши усеяли почерневшие тела и изувеченные трупы.

Марней Калгар и Сенат Вигилуса проявили самый пристальный интерес к аномалиям в высочайших шпилях, поскольку те возникли не в какой-то одной ульевой агломерации, но в каждом из планетарных городов.

По мнению Калгара, списать эти происшествия на ксеносов было нельзя. У орков, предпочитавших сражаться с шумом, задором и жестокостью, воздушная война строилась на атаках с бреющего полета, боях на низких высотах и бомбардировках с пикирования. Культисты-мятежники, судя по всему, не имели никакой поддержки с воздуха вовсе. Как итог, Имперский Флот до сих пор ограничивался лишь действиями ниже облачного покрова, проводя над слоем выбросов только общие патрулирования и перевозки.

Из-за безжалостного комендантского часа, с наступлением ночи загонявшего людей в дома, и запрета смотреть на Великий Разлом, мало кто поднимал глаза к небу, за что в итоге пришлось поплатиться всей планете. Слишком поздно Сенат Вигилуса обнаружил, что пока он занимался наземной войной с орками и подземной кампанией против культов генокрадов, высоко в шпилях открылся новый фронт. Эту секретную операцию удалось провести практически незамеченной для тех, кто находился ниже непроницаемой пелены загрязнения, заволакивавшей небо Вигилуса. С болезненной ясностью Сенат понял, насколько ироничным было самоназвание жителей планеты – вигилянты, – ведь они допустили, чтобы враг устроил себе плацдарм прямо у них над головами.

Ночные кошмары, мучившие обитателей Вигилуса с начала Ноктис Этерна, усилились многократно. Те, кто страдали больше всего, хихикали и бормотали во сне, снова и снова произнося одну и ту же фразу. Они говорили не на низком готике, и не на его высоком эквиваленте, но на языке, который никто из планетарных адептов не мог понять.

Расшифровать язык получилось лишь в ходе секретного расследования, проведенного инквизитором Френзой из Ордо Маллеус. Это была темная речь Хаоса. Поначалу разобрать лепетание не удавалось даже ей, однако со временем слоги превратились в разборчивые слова. После того как нескольких одержимых собрали в одном месте, тут же стало понятно, что все они в унисон повторяют одно и то же: «Темный король идет».

Изучение Сенатом Вигилуса событий в городских шпилях дало ужасные результаты. Все защитники шпилей были убиты, а вершины цитаделей захвачены воздушным воинством. Богохульные письмена, кровью выведенные на башнях, подтвердили, что это никоим образом не дело рук орков, и не связано с культами генокрадов или рейдерами-друкари. Это было работой Астартес-еретиков – летающих Рапторов, Варповых Когтей и Хелдрейков, возглавляемых, судя по всему, демагогом-убийцей, известным как Хаакрен Покоритель Миров, Вестник Апокалипсиса.

Внезапно зазвучавший по всему Вигилусу голос Покорителя Миров потряс людей до глубины души, но по-настоящему сковала их сердца страхом речь Вестника Апокалипсиса, в которой он обещал им невообразимые бедствия и рисовал картины грядущего ада. Его сообщение загрохотало по планете через бесчисленные взломанные и зараженные мусорным кодом передатчики. Лающее, потрескивающее и искаженное, оно донеслось из горгульевых вокс-установок тысяч Рапторов и Варповых Когтей. Его смысл был предельно ясным, а послание недвусмысленным – планета принадлежит Абаддону Разорителю, и скоро он явится за нею лично.


Диркден покинут


Поняв, что ему не победить на всех фронтах одновременно, Марней Калгар неохотно вывел свои войска из Диркдена. Этот небольшой псевдоконтинент был наводнен культистами и окружен орками Крулдакки. Ему следовало позволить пасть, дабы остальные смогли выстоять, ибо он настолько пропитался скверной ксеносов, что сражение за него стало бы пустой тратой сил, жертвовать которыми Калгар не мог.

Хотя некоторые члены Сената Вигилуса назвали такое решение бессердечным и даже пораженческим, оно оказалось мудрым. Эвакуация мирных жителей по фортовой стене Гиперия-Диркден прекратилась, и большинство охранников покинули пункты пропуска. Вход в столичный город разрешили только вооруженным силам, покидающим Диркден. Пройдя через Конечную зону на плато Триадин, эти войска присоединились к Адепта Сороритас и выместили на врагах всю свою ярость из-за того, что их вынудили сдать Диркден. Чужаков в южной Гиперии выкурили из логовищ и обратили в бегство, а удерживаемую орками территорию вычистили огнем мстительные Сестры Битвы.

После внезапного отступления имперских войск из Диркдена орки Мекстоп-града быстро обрушились на местных культистов-генокрадов. Ульевую агломерацию захлестнула новая волна сражений, когда две поднимающиеся ксеноимперии столкнулись в открытой войне. Спустя неделю после эвакуации имперцев более четверти зданий над уровнем земли объяли пожары, дым от которых был виден даже из Гиперии.

Истинной ценой решения стали, конечно, мирные жители. Одним коротким приказом Калгар бросил десятки миллионов людей, приговорив к смерти всех от Острия Глефы до Нормализированных Забоев. Беженцы срывались огромными толпами, стремясь пройти по фортовой стене к Гиперии. Путь им преградили Багровые Кулаки, поскольку среди чистых жителей и даже Астра Милитарум прятались неофиты и братья выводка, находившиеся в рабстве у Нищих Принцев. Когда со стороны протестующих полетели камни, космодесантники открыли огонь. Последовавшая бойня легла нестираемым пятном на честь ордена, особенно учитывая то, что позднее ему все же пришлось сдать фортовую стену культистам. И все-таки Калгар не сомневался, что их действия были продиктованы необходимостью.


14.010 пост – Заражение ширится


Пока вокруг Донтории горели прометиевые огни, стоявшие в оцеплении Железные Руки дали гневу и отвращению возобладать над своими благородными натурами. Строгая расчетливость Железных Рук переросла в нескрываемую безжалостность, и отчаяние загнанного в ловушку населения сменилось ужасом. Предпочтя пламени и оспе неумолимых Железных Рук, отряды самых сообразительных донторийцев выбрались из запретной зоны и бросились куда глаза глядят. Эффективные, как стратегические когитаторы, Железные Руки выслали за беглецами погоню. Впрочем, истребительные отряды угодили под неожиданно мощную атаку Гвардии Смерти, по-прежнему скрывавшейся в городе. Поступили доклады о демонических сущностях, появлявшихся рядом с сыновьями Мортариона.


14.641 пост – Вестник Осквернителя


В каждой ульевой агломерации и трущобе Вигилуса загремел чарующе-темный голос. Он принадлежал Хааркену Покорителю Миров, именуемому некоторыми как Вестник Апокалипсиса. Он передал свое сообщение равно людям, оркам и культистам-генокрадам, неведомым образом сделав так, чтобы оно достигло каждых ушей. Благодаря духовной связи зараженных демонами вокс-установок с системами связи Рапторов-аколитов, эскадрилий устрашения Хелдрейков и даже громкославителями на захваченных им шпилях ульев, Покоритель Миров сумел доставить свое зловещее послание до самых дальних уголков Вигилуса:

«Планета захвачена во имя Абаддона, Разорителя Миров. Знайте, что либо вы склонитесь перед ним, либо сгорите».


Возвышение Хаоса

Пока армии Империума боролись с угрозами орков, альдари и культистов-генокрадов, силы Хааркена Покорителя Миров и Черного Легиона уже проникли в верхние шпили планеты. Они торили путь для чего-то гораздо худшего.


Когда Сенат Вигилуса собрался на чрезвычайный военный конклав, чтобы обсудить появление нового врага, откуда-то сверху донесся жуткий рокочущий грохот. Сводчатый потолок зала совета прогнулся, когда гигантский золотой колосс, стоявший прежде на верхушке дворца Гавани Святых – высеченная фигура Люсьен Агамемн IX – обрушился сквозь витражное стекло.

Статуя была настолько большой и тяжелой, что раздавила под собой дюжину помощников и разнесла в щепки антикварный переговорный стол, сбив при этом с ног Калгара и двух его гвардейцев-виктриксов. Сразу после этого зал совета захлестнула мощная струя демонического огня, своим жаром убившая горстку гвардейцев-примарисов, после чего демонический Хелдрейк проревел бессловесный вызов в чертоги внизу.

Марней вместе с гвардейцами-виктриксами открыли ответный огонь, прикрывая глаза от горящего Великого Разлома, однако зверь уже скрылся. Калгар мгновенно принял решение, отправив в облака «Громовой ястреб» и эскорт из «Грозовых когтей». Между стремительно вылетевшим отрядом и Хелдрейками, кружившими вокруг разрушенной вершины улья, быстро разгорелся воздушный бой. В ходе тяжелой схватки Адептус Астартес одержали верх, однако ни один член Сената не был так глуп, чтобы полагать, будто это конец. Хаос совращал планету дюжиной разных способов.

Погибель Кэлака далеко на юге приобрела еще большее значение, поскольку источники воды на планете иссякали один за другим. Семь имперских бронетанковых групп выдвинулись из Солора, сторожевого улья в агломерации Отэк, через зараженные орками пустоши в сторону Тундрового периметра на Погибели Кэлака. Они миновали сеть бастионных силовых полей, временно отключенных жрецами-технопровидцами, и соединились с потрепанными остатками континентального гарнизона. Передышка была недолгой. В снегах скрывались не только рейдеры-друкари, но также ковены автоматонов Тысячи Сынов. Рубрика в черных, а также бирюзовых и золотых цветах Планеты Колдунов, озарила снега очередями инферно-болтов. Лорд-комиссар Бартольд Дорст, занимавшийся поддержанием боевого духа бронетанковой роты, послал свои танки в лобовую атаку, в ходе которой те раздавили нескольких автоматонов. Тем не менее, колдовской варп-огонь в конечном итоге расплавлял даже «Леман Руссы», и до ледниковых шахт по ту сторону удалось добраться всего горстке машин.

Правители Мортвальда, крайне встревоженные слухами о вспышке геллероспы на северных границах своих завидно-плодородных земель, заперлись в крепостях, перед этим, однако, отдав приказ изъять и доставить к себе всю доступную стерилизованную пищу и воду. В течение следующих нескольких месяцев они истощили рабочих Мортвальда до предела, заграбастав провизии больше, чем смогли бы съесть даже за тысячу лет. Весть о столь предосудительном поведении достигла пропагандистов и священников среди трудового населения, и уже через неделю на границах континента вспыхнул мятеж, никак не связанный с ксеносами-культистами или демагогами Хаоса.

Вокс-волны и комм-сети имперских вооруженных сил, и без того капризные и перемежаемые статическими помехами из-за губительного влияния Великого Разлома, наполнились шепотами, что описывали тысячи будущих ужасов. Иногда шелест голосов перерастал в кошмарный оглушительный визг, давивший на нервы всех, кто его слышал. Со временем шумовые атаки начали сказываться на защитниках Вигилуса из Астра Милитарум все ощутимее, так что в итоге многие полки полностью отказались от воксов дальнего радиуса действия. После обрыва линий коммуникации, поставившего в еще большую опасность связность военных действий на планете, Сенату Вигилуса пришлось буквально разрываться между несколькими фронтами. Измученный мир приблизился к переломному моменту.

И худшее еще ждало впереди.


Vig128.jpg


14.782 пост – Воинство Рапторов спускается


Следовавшие за Вестником Апокалипсиса банды Рапторов на огненных крыльях спустились с огромных кораблей Хаоса на темную сторону планеты. Они укрылись среди облаков, откуда затем атаковали верхние районы ульевых агломераций Вигилуса. Они явились тысячами, инверсионными следами из прыжковых ранцев исполосовав небо так, что ночной воздух стал походить на кишащее червями гнездо. За одну ночь погибли целые аристократические династии, когда Рапторы обрушились на лидеров и будущих правителей континентов, стремясь максимально дестабилизировать планету, прежде чем за ней не явится их истинный повелитель – Абаддон Разоритель.


14.912 пост – Война среди шпилей


На высочайших уровнях ульев-шпилей, которые пока еще возвышались над погрязшими в войнах городами Вигилуса, штурмовые специалисты Ястребов Некрополя, Крыла Смерти и Ультрадесантников объединились, дабы принести войну захватчикам Хаоса, что закрепились в верхних башнях. С неба нескончаемым ливнем посыпались закованные в керамит трупы, падая на здания и в гущу сражавшихся на земле смертных. Теперь, когда орки прорывались через городские окраины, культисты-генокрады выплескивались из подземелий, а Рапторы Хаоса атаковали сверху, всем стало ясно одно: безопасно больше не было нигде.


Военные зоны

На Вигилусе стремительно разгорелась полномасштабная война, и защитники планеты дрогнули от ужаса и смятения, узрев истинное лицо Империума-Нигилус.


Первые вторжения на Вигилус, долгое время считавшийся оплотом здравомыслия и порядка в неспокойной вселенной, открыли страшную правду. Фасад мирной жизни планеты легко раскололся, и выяснилось, что ее структура уже дала трещину из-за неуемных амбиций Аквиларианского совета и подземных работ Адептус Механикус.

Враги, тайно плодившиеся в недрах планеты, достигли колоссальной численности, а в пустошах Вигилуса бесконтрольно бушевали орки. Между тем бич Хаоса, явившийся из космической пустоты для завоевания планеты, обоснованно представлял большую опасность, чем орды чужаков. Даже космодесантники, прибывшие защитить Вигилус, оказались втянуты в тяжелейшие бои не на победу, но на само выживание.

Из-за взаимосвязанности континентов Вигилуса вся устоявшаяся система обладала врожденной уязвимостью. Вместо автономного существования каждый из обширных планетарных регионов полагался, по крайней мере, еще на один, снабжавший его жизненно-важными ресурсами.

Большинство людей, которыми повторно заселяли пострадавшие от землетрясений территории либо пополняли полки вроде Вигилянтской Стражи, были выходцами из Донтории. Управление, стратегическая координация и дела веры осуществлялись из Гавани Святых, что в Гиперии. Мегаборей производил и обслуживал бастионные силовые поля, которые (по крайней мере, в теории) защищали остальные континенты. Усеянный огромными геотермальными генераторами Сторвал служил энергетической житницей планеты. Мортвальд выращивал и экспортировал большую часть пищевой продукции, тогда как из Погибели Кэлака и ульевой агломерации Отэк поступала практически вся вода. Даже луна Нео-веллум играла важную роль, передавая информацию с планеты остальному Империуму. Одна только ульевая агломерация Диркден так и не сумела найти себе место в этом мироустройстве, что, возможно, и повлияло на ее слабое развитие и низвело до статуса самой маленькой и бедной метрополии планеты.

Пока существовали пути снабжения – будь то трубопроводы, танковые колонны, перевозившие грузы через пустоши, или воздушные эскадрильи транспортников и вертолетов для быстрой доставки товаров, – континенты удовлетворяли свои нужды. Однако там, где противник нарушал, разрывал или захватывал подобные линии, планетарная инфраструктура, от которой критически зависела обороноспособность мира, страдала самым быстрым и тяжелым образом.

Ситуация на Вигилусе во многом являлась микрокосмом того, что происходило во всем Империуме. Там, во мраке, отрезанные от снабжения, связи и света веры Астрономикана, миры Империума-Нигилус падали один за другим. Робаут Гиллиман дал клятву, что Вигилус не войдет в их число, и отправил своего доверенного магистра ордена, лорда Калгара из Ультрадесанта, сделать все от него зависящее, чтобы этот обет не был нарушен.


3.539 пост ВЦМ, Война Зверей: фаза 2 (пост Ноктис Этерна)


С вступлением Войны Зверей во вторую фазу завоевания ксеносов стали видны по всей планете. После отключения силовых полей войска орков ворвались в ульевые агломерации, а культисты-генокрады активизировались, перейдя от скрытого саботажа к полномасштабной войне.


Империум

Адептус Механикус

Культы генокрадов

Налетчики-друкари

Трассы орков

Хаос

Рукотворный мир Сайм-Ханн


Паласа припятствий скапления ульев

Мортвальд

Паласа припятствий Мортвальда

Паказушный рулеж

Ульевая агломерация Донтория

Кратерная шикана

Мегаборей

Лава-скачок

Сторвал

Дакка-трасса

Гипертрасса Гиперии

Ульевая агломерация Отэк

Смерть-участак

Мековы вилы

Ульевая агломерация Гиперия

Варп-срез Крулдакки

Вулианский Вихрь

Ульевая агломерация Диркден

Кэлакская трасса

Погибель Кэлака


Ульевая агломерация Гиперия

На момент вторжения ксеносов Гиперия являлась столичной ульевой агломерацией планеты Вигилус, местом, где располагался дворец планетарного губернатора и обступавшая его твердыня Министорума.


Вместе крепости династии Агамемнов и Министорума формировали город-государство Гавань Святых, с высокими, ощетинившимися орудиями, стенами, и окруженный огромной, похожей на ров пропастью, известной как Кольцо Пустоты. Поговаривали, что у этого провала нет дна, хотя те, кто выглядывали с мостов, пересекавших его на восьми координатных точках света, утверждали, будто глубоко во тьме внизу они видят огни.

Со временем разношерстное собрание сановников и капелланов Министорума в Гиперии разрослось до мощной военной силы с правом управления регионом. Большинство людей мнило Министорум фракцией, стоявшей за троном, и с которой приходилось считаться каждому – как-никак, она исполняла волю Императора, и власть ее была неоспоримой.


Vig130.jpg


Западнее этого города внутри города раскинулись Промышленные Анклавы – бесконечный лабиринт мануфакторумов, где производилась большая часть военной продукции планеты. Район Отрицание, также на западе, в прошлом был красивым готическим кварталом, служившим нейтральной территорией, где континентальные группировки могли обсуждать судьбы мира. Однако к тому времени как Великий Разлом расколол небеса, он превратился в трущобы, населенные только изгоями и отшельниками. На севере находились Двойные Провалы, где с момента их образования после Величайшего Гиперианского Землетрясения в 882.292 превио велась обширная добыча аметиста. Рядом высился Санктифи-Ультима – колоссальный спиралевидный улей с опоясывавшими его огромными концентрическими кольцами амарантовых мануфакторумов. Эти винокурни, перегонявшие низкосортный спирт, изрыгали густой дым пурпурного оттенка, что расползался над северными границами континента, окрещенными как Пурпурные Покровы. Говорили, что местное население жило недолгой, исполненной пороков жизнью.


Троичные ульи


Перед началом войны Министорум фактически правил тремя массивными ульями – Санктифи-Ультимой, ульем-шпилем Пурпуром и Костром Мученика. Из этих крепостей представители Министорума и Адепта Сороритас отправлялись карать тех, в чьей вере они сомневались, а также воодушевлять и укреплять отвагу тех, кто оставался верным. Легион крестоносцев и Адепта Сороритас, возглавляемый старшей канониссой Темперенс Блейз и базировавшийся в аббатстве Септима ордена Нашей Святой Девы-Мученицы, держал местных жителей в железном кулаке, искореняя изменников и еретиков, а также не позволяя недостойным личностям тревожить свое высокое начальство в Гавани Святых.

Главным представителем Экклезиархии был понтифекс Слин Галлюк, человек настолько тучный, что его приходилось транспортировать на парящих носилках. Он утверждал, будто Вигилус оставался в безопасности так долго лишь благодаря неустанным молитвам Министорума, и что пока Троичные ульи стоят, будет стоять и сама планета.

Министорум контролировал поставки жителям Гиперии воды, аква санктус, которая подвергалась химической обработке и благословлялась святым писанием. Монополия над столь ценным ресурсом позволила ему сосредоточить в своих руках даже еще большую власть. Более того, любой член династии Агамемнов, который решал пойти наперекор Министоруму, вскоре обнаруживал, что его финансовое положение начинало заметно ухудшаться.


Район Макроверфей к северо-востоку от Гавани Святых занимался утилизацией списанных космолетов, из-за чего там процветал черный рынок. На ранних этапах войны губернатор Агамемн выслала для его защиты войска, и власть над районом перешла к суровому проктору Венедару из Вигилянтской Стражи Астра Милитарум. Венедар успешно отбивал вторжения орков из Ураганового Чада, несмотря на постоянные налеты Черепов Смерти и безрассудные атаки под началом штормбосса Топточерепа. К сожалению, хотя сами Макроверфи и остались нетронутыми, боеприпасы в них поставлялись через прилегающий Бастионный узел Восточных Ворот, который впоследствии захватили орки камандира оравы Гроккера. На фоне голословных обвинений, будто катастрофа стала результатом дипломатической вражды между Венедаром и лордом-комиссаром Асданом, Отпрыски Темпестуса из 23-го полка Бетикских Кентавров и 12-го полка Каппикских Орлов провели серию безжалостных контрударов с целью отвоевать узел.

Юго-восток ульевой агломерации, включая улей Костер Мученика, субагломерацию Хубридон и плато Триадин, подвергался вторжениям орков на протяжении всей войны. Благодаря контролю над макрошоссе Ван Голлика, позволявшему быстро перебрасывать технику Астра Милитарум и Адепта Сороритас, самые крупные нападения орков удавалось блокировать и отражать. В то же время неутомимые истребительные команды Адепта Сороритас Темперенс Блейз быстро ликвидировали прорывы ксеносов до того, как они успели бы закрепиться на местности.

Самая южная точка Гиперии, известная как мыс Безнадежности, стала оплотом для боевых отрядов, просачивающихся в город по фортовой стене Гиперия-Диркден. Невзирая на то, что Медные Когти регулярно вычищали широчайший участок мыса зажигательными средствами, его оконечность все еще оставалась во вражеских руках к моменту прибытия Ультрадесантников и схватке с альдари, ставших одной из сторон борьбы в Гавани Святых.

Мегаборей

Адептус Механикус получили Мегаборей по условиям древнего договора, и к началу войны добыли из его недр практически все полезные ресурсы. Нужды ненасытных мануфакторумов техножрецов стали идеальным прикрытием для загадочных подземных работ.


Еще перед началом войны Мегаборей являлся одним из самых опасных континентов Вигилуса. Частично причиной этому служила тектоническая нестабильность и испещрявшие его многочисленные вулканические гряды. Однако по-настоящему Мегаборей прокляла длань Машинного бога.

За тысячу лет до Войны Зверей маги Стигии VIII заключили пакт с тогдашним планетарным губернатором Вигилуса, Донсором Агамемном, который дал им абсолютную власть над Мегабореем. Согласно этому договору, техножрецы взамен должны были усилить оборону планеты войсками Адептус Механикус и союзными рыцарскими домами. Соглашение, известное как Пакт Огня и Стали, было незамедлительно ратифицировано. Адептус Механикус сразу же приступили к развитию горнодобывающей промышленности.

Несмотря на громадные размеры тех частей буровых ульев Мегаборея, которые возвышались над землей, внизу они были даже еще больше. Там, где без устали работали невероятно большие экскаваторы и макробуры, во все стороны, словно корни дерева, разветвлялись туннели, забои, подземные блоки и мануфакторумы. Добытые в ходе подземных работ руды и минералы, драгоценные камни и нефть-сырец нескончаемым потоком направлялись на обеспечение нужд как самих буровых ульев, так и многочисленных армий Вигилуса.


Vig131.jpg


Глубоко внизу, ниже даже остриев священных буров и сточных ям Углубленной Бездны и агломерации Елей, находились Черные Уровни. В этих шахтах исхлестываемые нейроплетьми сервиторы под надзором таинственных магосов добывали из залежей в коре Вигилуса черный камень. Руда, собранная в благословленные вагонетки-реликварии, складировалась в глубинах буровых ульев, поскольку техножрецы скорее отдали бы собственные жизни, чем снизили темпы добычи столь драгоценного ресурса.

Под землей на службе Машинному богу жили и умирали миллиарды работников. В подземных городах обитали бессчетные шахтерские кланы, не ведавшие иного света, кроме сияния нефтехимических фонарей, и не видевшие иного будущего, кроме вечного труда среди главных выработок и буровых шахт. Именно среди этих кланов начали ширить свое влияние Нищие Принцы, ответвление культа генокрадов, под ширмой надежды принеся с собой скверну.

Первые корни заражение пустило в глубинах улья Анкхар Терций после того как единственный трепыхающийся генокрад выбрался из выработанного астероида. В наполовину обрушенном подземном районе Поршневая Пустота вырос катедрум, где часто гнездился генокрад-патриарх, пращур Чорв. Патриарх вселял трепет даже поклонявшимся ему культистам, однако он был пауком в центре паутины заражения, и его воле подчинялись миллионы.

Под влиянием деспотичного чужака во власть культа попала большая часть шахтерского ополчения Анкхара Терция. Более двадцати шахтерских кланов, которые обитали в окрестностях мятежной крепости Тектон, последовали за ними, пряча свою скверну от хозяев-техножрецов под личиной прилежного труда и неуклонно растущей производительности.

Но под корой Вигилуса скрывалась далеко не только эта геносекта. Лишь сам пращур Чорв знал масштабы распространения своего наследия, тайно распространявшегося по буровым ульям и за их пределами. Долгие годы они накапливали боеприпасы и ресурсы, занимали высокие посты, воровали коды доступа и составляли планы на день своего вознесения. Это тщание дало им решительное преимущество, когда на Вигилусе начались первые этапы войны.


Буровые ульи


Изначально буровые ульи представляли собой буры длиною в несколько миль. Они были настолько огромными, что их пришлось транспортировать на Вигилус внутри специальных космических барж. Заняв точные позиции на низких орбитах, корабли сбросили буры на поверхность Мегаборея, словно гигантские гарпуны, после чего те начали прокладывать себе путь к скальному основанию, чтобы закрепиться глубоко в планетарной коре Вигилуса. Последовавшее за столь монументальным событием тектоническое смещение было настолько мощным, что облик мира изменился навсегда. От извержений вулканов земля содрогалась еще долгие годы. Землетрясения феноменальной силы открывали провалы, в которых исчезали целые города, а небо над континентом поднявшаяся пелена пепла и дыма. Масштабы разрушений посчитали приемлемыми, поскольку в глубинах планеты находились полезные ископаемые, представлявшие, по мнению ксенаритов со Стигии VIII, невероятную ценность.

С того дня, ставшего известным как День Когтя Омниссии, буры росли ввысь, пока не превратились в исполинские буровые ульи. Над землей поднялись тысячи уровней и районов, в которых расположились лаборатории, литейные, святилища, инфостэки, мануфакторумы, диссекционные часовни биологус, генераторумы, орудийные батареи, когитационные сети и бессчетное множество других загадочных комплексов. Буровые ульи вознеслись так высоко, что их верхние уровни пронзили атмосферу, соединившись с космическими доками, где бросали якорь неповоротливые баржи-рудовозы и корабли-мануфакторумы.


Мортвальд

Мортвальд был главным производителем пищевых продуктов и житницей Вигилуса, а также центром реювенантных операций, но, невзирая на жизнь, что он дарил, его орудия обещали смерть всякому, кто приближался к нему без спросу.


Большинство земель Мортвальда были отданы под выращивание гиперфлоры, и представляли собой бескрайние просторы кактусов и прочих сукуллентов, что образовывали вырабатывающие кислород леса. Их ускоренно выращивали в огромных количествах для нейтрализации вредных веществ, которые выбрасывали в атмосферу мануфакторумы Вигилуса. На первых порах кислородное насыщение Восточных Кактусовых лесов, Вечной Чащи, Зеленых лесов и Изумрудной Черты давало планете приток чистого воздуха, достаточного для выживания ее неуклонно растущего населения. К сожалению, вскоре очистительное воздействие лесов Мортвальда было сведено на нет из-за безудержного загрязнения ульевых агломераций – росли не только другие метрополии, но и северная треть самого Мортвальда, который, подобно его соседям, превращался в один сплошной город.

Состоятельные и влиятельные жители Мортвальда обитали в обособленных анклавах вдали от северной столицы, улейной звезды Дьодролев, и ее меньшего, но не менее перенаселенного близнеца, улья Электрос. Эти анклавы богачей состояли из специально спроектированных биокуполов, внутри которых располагались зеленые оазисы благоденствия, наполненные журчащими водопадами, сверкающими озерами и статуями прошлых и нынешних представителей династической знати. Их по праву называли райскими уголками.

Тем не менее, снаружи эти купола усеивали грозные орудийные гнезда и сторожевые укрепления, всегда готовые отразить атаку с воздуха. Ради безопасности биокуполов не жалели никаких средств, поскольку этими комплексами правил гранд-кастелян Дейнос Агамемн, брат губернатора Люсьен, и он привык жить на широкую ногу. Кастелян слыл известным знатоком имперской истории, коллекционировавшим разрушительное археотехное оружие, и при любой подвернувшейся возможности он был готов часами рассказывать о каждом из своих экземпляров. Поговаривали, что в его личной коллекции насчитывалось не менее шести ракет «Смертельный удар».


Vig132.jpg


В немалой степени из-за недоверия, которое Дейнос Агамемн питал к Адептус Механикус, периметр Мортвальда защищали не только силовые щиты, но также сеть приземистых бастионов, окопов и линий «Эгида». Самым ярким тому примером служила траншейная система Дейноса на северо-восточной границе континента – настоящий лабиринт земляных насыпей, орудийных укреплений и рокритных дорог, окруженный сторожевыми башнями высотой в несколько сот футов. Система неуклонно расширялась, постепенно покрыв большую часть восточной окраины Мортвальда и соединившись с линией Целлера на юге для защиты наиважнейших территорий: Доков Нью-Витэ, принимавших самых состоятельных клиентов; агломерации куполов Парадизиак, в которой проводилось большинство высококлассных операций; опорного порта Реювенус, где мелкая аристократия избавлялась от бремени нескольких прожитых лет с помощью более доступных хирургических вмешательств.

Те, чьи тела более не подлежали восстановлению, с личного позволения Дейноса допускались к посещению Биосанктических фабрик плоти. Ходили слухи, будто биомаги и элитные анатомагистры этого комплекса не чурались крайних методов реювенации, вроде пересадки голов стариков на юные тела.


Вечная элита


Свое легендарное богатство правящая знать Мортвальда обрела в основном благодаря реювенантным клиникам и славящимся по всей звездной системе адептам, которые в них работали. Проводившиеся там биорегрессивные процедуры и неообновляющие операции считались настолько передовыми, что так называемые «паломничества за бессмертием» были некогда повсеместным явлением.

Привилегированные обитатели миров под светом Астровигилы совершали длительные вояжи к Вигилусу, чтобы по прошествии лет покинуть его, выглядя на десятилетия или даже на столетия моложе. На планете работали реювенантные клиники, осмеливавшиеся заявлять, будто они способны омолодить не только тело, но и саму душу, дабы почтить тем самым многовековую традицию, начало которой положил сам Повелитель Человечества. По их утверждению, планета была благословлена Императором, и доказательства этому чудесному расположению можно найти в безмятежности биокуполов. То же умиротворение могла обрести и душа клиента – за достойную плату, разумеется.

Появление Великого Разлома быстро положило конец безопасным космическим перелетам и навсегда покончило со столь прибыльной индустрией.


«Посетите Мортвальд, что на Вигилусе, и познайте рай! Пролетите на персональном самолете над акрами цветущих кактусовых лесов, прежде чем приземлиться в Доках Нью-Витэ. Затем, по прибытии в один из наших знаменитых биокуполов, позвольте музыке сфер убаюкать Вас. Когда Вы пробудитесь, то будете чувствовать себя так, словно с Ваших плеч сняли целые годы. Новая жизнь взаймы ждет Вас!»


Текст из рекламного пикт-планшета, обнаруженного среди обломков челнока «Эхо величия»


Ульевая агломерация Отэк

Источник воды для миллиардов жителей Вигилуса, ульевая агломерация Отэк в первую очередь была известна своими пятью громадными резервуарами, за которые в ходе войны развернулись ожесточенные бои. Мятеж культа генокрадов в подземельях и пять Мусорных городов орков по соседству стали угрозой для Отэка не только извне, но и изнутри.


Отэк, как и другие ульевые агломерации, состоял из жилых блоков и мануфакторумов, что возвышались над уровнем земли всего на несколько десятков этажей, но простирались на огромные расстояния. Ограничение высоты строительства помогало зданиям выдерживать тектоническую дрожь, вызываемую горнодобывающими операциями на Мегаборее. Несмотря на то, что в Отэке стоял крупный гарнизон, в огромных макрорайонах делами заправляли Адептус Арбитрес, державшие в повиновении рабочие массы.

Водоснабжение Отэка осуществлялось из Пустот – пяти гигантских резервуаров, больше похожих на внутренние моря, чем на привычные водохранилища. Эта вода, собранная из планетарных недр посредством сложной системы насосов, капиллярных пластов и трубопроводов, постоянно наполняла резервуары через похожие на острова осадительные комплексы Царьдоники, острова Лютврена и Цепи Ленкотза.

Система макроканалов гнала воду в самые дальние уголки континента и даже за его пределы. Обратно по ним шла загрязненная жидкость, промышленные сливы и утилизированная биомасса, которые можно было переработать в пригодную к употреблению жидкость. Большую часть чистой воды, что Отэк поставлял главным потребителям, транспортировали вооруженные колонны – никто не видел ничего необычного в том, чтобы «Адские гончие» и «Дьявольские псы» Астра Милитарум вместе с баками летучего топлива везли в хвосте конвоя еще две цистерны чистой воды. Помимо обеспечения безопасности доставки, это также негласно подразумевало, что экипаж танковой колонны не умрет от обезвоживания в долгом пути от одного континента к другому.


Vig133.jpg


Пять резервуаров Отэка были известны как Пустоты Греигана, Мисандрена, Тревига, Оставира и Агамемна. Последний был назван в честь династии планетарных губернаторов, и играл роль вспомогательного источника воды на случай, если собственные запасы в Гиперии окажутся под угрозой. Пустоты были соединены Районами обработки Аквадин III, и надзор над ними осуществлял улей Дагда на юге. Дагда ожесточенно соперничала с ульем Пневмос, который генерировал колоссальный напор, требовавшийся для прогонки воды по всей планете.

К юго-западу от Пустот раскинулся улейный пояс Эллерофосус – агломерация средних ульев, классифицировавшихся как единая крупная конурбация. На дальнем востоке располагался Солор, сторожевой улей, откуда велось наблюдение за свалками и лачугами, находящимися ближе всего к морозной Погибели Кэлака. Улей Зонтанус и районы Сточных Залов были также поглощены агломерацией Отэк, что тянулось до самой реки Сильтид на севере.

Возможно, наиболее заветным местом во всем Отэке (помимо резервуаров) были инфоульи Погибели Тьюринга, основание которых предшествовало имперской колонизации планеты. Поговаривали, что на самых нижних их уровнях находился богатейший клад данных столь объемных и значимых, что они заставили бы техномагосов умыться слезами.

Династия Агамемнов прекрасно знала, как сильно Адептус Механикус жаждали заполучить древние данные из катакомб Погибели Тьюринга, поэтому планетарный губернатор использовала доступ к криптам данных как наживку, с помощью которой ловко манипулировала своими соперниками из Адептус Механикус на Совете шестеренок. В соответствии с Пактом Огня и Стали жрецы Мегаборея не имели права входить в архивы без сопровождения, но, согласно некоторым свидетельствам, маги все же отыскали способ, как тайком получить удаленный доступ к данным.


Дорогие собратья-лорды ульев,

Наша родная планета подверглась нападению со сторон столь многочисленных, что мне даже страшно их перечислять. Вероломное вторжение чужаков на нашу родину, будь то беженцы с бездольных миров, не сумевших себя оборонить, или нелицеприятная солдатня, которой предстояло погибнуть ради нашей защиты, затмили угрозы еще ужаснее и непригляднее. Самая явная из них – презренные орки. Нам не следует бояться этого зверья, ибо хотя они донимают постоянными нападениями окраины наших владений, в шпили им не проникнуть вовек.

Точно так же слухи о паукообразных тварях, бегающих по канализациям и нижним уровням, не должны тревожить нас слишком сильно. Я полагаю, что в случае необходимости нам должно бросить простой люд на произвол судьбы и собрать вокруг себя те вооруженные силы, на которые можем положиться. Благодаря неограниченному доступу к планетарным запасам воды мы имеем все шансы и далее вести привычную для нас жизнь.

Я уверен, нам по силам потерпеть блеяние остальных ульевых агломераций до неизбежного победного окончания войны, но равным образом я уверен также в том, что мы можем не только пережить ее, но извлечь из нее выгоду, если перераспределить водные ресурсы таким образом, чтобы нашим соперникам их почти не доставалось.

Ваш вечный слуга,

Данст Т. Малагус

Лорд-аквариан


Пергамент с посланием из Шпилевых Высот улья Дагда, извлеченный изо рта его покойного автора


Погибель Кэлака

Погибель Кэлака представляла собой пустошь, скованную вечной мерзлотой, айсбергами и ледниками. Здесь жили только ледяные шахтеры, арктические звери и погребенные глубоко под снегом секреты.


Погибель Кэлака была одним из последних источников натуральной воды на Вигилусе, но к моменту открытия Великого Разлома континент сильно уменьшился в размерах, и Тундровый периметр, очерчивавший его границу, с каждым годом отодвигался все глубже.

Жить на Погибели Кэлака было практически невозможно, лучшим свидетельством чему служит судьба знаменитого вигилянтского пионера Йонста Кэлака. Впрочем, континент представлял большую ценность в качестве источника пресной воды, известной как аква глациус, и клады Адептус Механикус, оптимизированные для выживания при отрицательных температурах, проводили в ледниках обширные добывающие работы.

В огромных, протянувшихся через весь континент забоях на солнечной половине Погибели Кэлака, гигантские машины с лазерными резаками отсекали идеальные кубы от фронтов ледников и стен континентальных кратеров. Из них самыми большими были Венстранский и Гелиоударный метеоритные кратеры, в которых расположились макрокарьеры Глация Бетус и Глация Омикроид соответственно.


Vig134.jpg


Ежедневно на отвесные ледяные стены этих метеоритных кратеров взбирались сервиторы-шахтеры, работники карьеров и дроны-ледолазы с рюками-крючьями. Там они забивали штифты и подготавливали лазерные сети, которые, хоть и работали на минимальной мощности, могли постепенно проплавить даже заледеневшую скалу. Каждый киборг-рабочий был ноосферно связан со своими товарищами, и они трудились с абсолютной синхронностью, будто в некоем танце, отточенном до совершенства безустанным повторением. Оттуда гигантские глыбы и монолиты льда доставлялись в Мортвальд, Гиперию и другие места, которые могли их себе позволить.

На Погибели Кэлака добывали не только воду – кое-где в вечной мерзлоте находились пласты ценных минералов и руд. Здесь Адептус Механикус также занимались бурильными работами. Поговаривали, ледяные и пустынные участки земли, огражденные силовыми полями и известные как Иномирная Петля, имели богатые залежи таинственного камня, который добывался здесь в значительных объемах. Со временем эти островки превратились в настоящие панорамы смертоносных ледяных расселин.

Горнодобывающая деятельность была сопряжена с немалым риском. Помимо логистических трудностей из-за суровых морозов, регион населяли белесые высшие хищники, отличавшиеся не только бесшумностью, но и жестокостью. Особой яростью славились гигантские ледяные богомолы, нередко уволакивавшие работников в свои логова; кроме того, страшную угрозу представляли практически невидимые белые черви, которые, привлеченные теплом, проникали в плоть тех, кто был слишком медлительным или занятым, чтобы спастись от них.

Однако в снежных бурях скрывались еще худшие хищники. Официальных имперских документов, определявших их природу, не существовало, и это влекло за собой самые разные слухи, а факта исчезновения многих ледниковых шахтеров было достаточно, чтобы вызвать среди руководителей шахтерских клад серьезные опасения насчет продуктивности работы.


Портал на другую сторону


В западной части Погибели Кэлака располагались древние врата Паутины альдари, хотя об их существовании догадывались только самые высокопоставленные адепты и лидеры Вигилуса. Они простояли там десятки тысяч лет. Сокрытые вечными метелями, что поднимались бьющими из портала эмпирейскими энергиями, врата эти раскрывали свои тайны лишь тем, кому удавалось преодолеть барьер сильнейшего холода, что окружал их подобно рву. Через этот вход, ведущий в измерение-лабиринт, на Погибель Кэлака, Отэк и Диркден совершали стремительные и смертоносные рейды друкари.

После вылазки Караула Смерти в Диртландскую вечную мерзлоту регион в восемнадцать сотен квадратных миль, в центре которого находились арочные строения ксенопортала, был объявлен Карантином Криофернус. За этот кордон не допускался ни один имперец, кроме самих космодесантников в черной броне, которые сообщали о результатах своей работы исключительно магистрам орденов из Сената Вигилуса. Впрочем, даже Караул Смерти не подозревал, что меньше чем за год из врат Паутины нагрянет совершенно другой враг.


Настоящая природа Иномирных Участков на севере Погибели Кэлака остается загадкой, как и большой дисбаланс в ресурсах, направляемых на обеспечение безопасности этих, на первый взгляд, непримечательных территорий, а также существенное количество защищающих их бастионных силовых щитов. Все мои попытки их изучить и проанализировать потерпели полный крах. На основании этого я могу лишь сделать вывод, что они представляют особую ценность для некоего высокого чина на Погибели Кэлака, а может даже и самом Мегаборее.


Отрывок из журнала метагеолога Ксантрана Тарендоса


Мусорные города

Появившиеся в глухих регионах планеты Орочьи поселения и свалки были известны как Мусорные города. Из них выплескивались бесконечные волны ксеноварваров и их военной техники.


В год 1.192 пост огромное скопище орочьих космических кораблей, каждый из которых был оборудован нехарактерно массивными и мощными двигателями, тараном прошло сквозь наспех организованный имперский кордон и направилось прямиком к поверхности Вигилуса. Большинство космолетов целилось не в метрополии ульевых агломераций, а в дикие регионы между ними, которые стали бы идеальными плацдармами для вторжения.

Скарасному лорду Крулдакке и его вожакам хватило ума понять, что непосредственная атака на города разобьется о плотный зенитный и лазерный огонь, и даже если им чудом удастся высадиться среди умопомрачительных городских шпилей, арок и статуй, их почти наверняка окружат и перебьют до того, как они успеют организовать воинство. Некоторые военные лидеры орков просто интуитивно догадались, что вторжение из пустошей даст им больше шансов на победу. Другие, прежде чем ввязаться в настоящий бой, хотели еще какое-то время погонять на своих любимых фурах – после долгих лет заточения внутри космических кораблей горячие ветра и открытая пустыня были для них манящей перспективой.

Когда первая волна вторжения не сумела прорвать силовые поля, зеленокожие возвели вокруг аварийно севших кораблей временные лагеря. Они занялись покорением близлежащих территорий, попутно нападая на проезжавшие мимо имперские колонны. Эти маневренные бои постепенно набирали обороты, и получившаяся в итоге флотилия орочьих машин стала известна как скарасная Вааа!.

Большая часть изначальной армады приземлилась в одном районе Вигилуса, к северу от ульевой агломерации Отэк. Эта территория получила название Западное скопище Мусорных городов. Эти скопления орочьей техники, в центре каждого из которых находился капитальный корабль, положили начало четырем Мусорным городам, крупнейшим из которых была твердыня самого Крулдакки, Форт-дакка. Остальными тремя правили могучие орочьи вожаки, чьи взаимная вражда вскоре заставила их заняться укреплением своих баз. Они стали ядром примитивной, но эффективной экономики, основной которой служил металлолом, топливо и детали двигателей.


Vig135.jpg


Западнее всего находился Танка-разлив. Этот город с огромными озерами нефтехимических жидкостей, вытекавшими из поврежденных топливовозов и грузовых машин, был вотчиной мекбосса Большого Танки. На севере располагался Мелкоулей, поселок, развалюхи которого кишели сквигами и гротами-торговцами ломом, и где заправлял прославленный вожак Змей-Укусов Огрокк Паукокус. Южнее находился Кратер Дрогзота, куда запасный босс Черепов Смерти Дрогзот и его покупатели из Дурных Лун складировали горы трофеев в попытке наполнить металлоломом огромный метеоритный кратер. Форт-дакка был самым восточным городом, и представлял собою гигантскую мусорную метрополию, ощетинившуюся орудиями и артиллерийскими установками, которые Крулдакка и его меки сумели прибрать к своим вымазанным в масле лапам.

Глубже в Аквафобных пустошах находилась база Гоффов, Мусороград – свалка истлевших построек, лязгавших друг о друга на горячем пустынном ветру. К северу от Сторвала располагался знаменитый Калесный Хаб, обслуживавший машины тех скарасных фриков, которым хватало терпения там задержаться. Рядом были Раккуковы Мекодебри, куда многие начинающие гонщики заезжали на своих фурах, только чтобы выйти оттуда с одним лишь рулем, небольшой сумкой с зубами и непонимающей физиономией. Далеко на юге от ульевой агломерации Отэк раскинулся Мекстоп-град, главная станция модификации машин. Его огромные конструкционные поля служили домом легендарному Дрокку и его атряду Клепарей. Восточнее Гиперии находился Ураганов Чад, раннее поселение, практически заброшенное после того как вырвавшийся из Вулианского Вихря шторм разрушил его ржавые сооружения и лачуги.


Из кораблей в крепости


План нашествия орков был довольно прямолинейным – большинство их космолетов попросту прошили стратосферу, несколько последних миль задирая носы и выравниваясь, чтобы при посадке не разбиться среди пустынных дюн. Такая тактика вторжения была сопряжена с немалой опасностью, но, тем не менее, однако она сработала.

Многие корабли при падении развалились, кувыркаясь и выбрасывая во все стороны обломки горящего металла. Ударные волны от столкновений прокатились по пустыням, повреждая станции дальнего мониторинга и разрывая трубопроводы очистительных заводов. В воздух, подобно атомным взрывам, взметнулись громадные пылевые облака, затуманив небо на много дней.

Выживших оказалось достаточно, чтобы оправиться от первых потерь и найти новое применение мусорному металлу, которым их обеспечили менее удачливые товарищи, возведя из него огромные, хоть и непрочные, крепост.

Некоторые корабли, защищенные мощными энергетическими щитами, приземлились практически неповрежденными. Уцелели также и их генераторы силовых полей, проецировавшие своеобразный материофобный купол, известный как пузырное поле. После адаптации для защиты мусорных крепостей они продолжали работать на протяжении всей Войны Зверей и отбросили немало имперских рейдов. Эти щиты, как и укрепления, которые они защищали, служат ярким свидетельством странного врожденного гения создавших их орков-меканьяков.

Нео-веллум

Единственная луна Вигилуса, Нео-веллум представлял собой шар из белого камня и зеленых завихрений газовых бурь. Он был цитаделью Администратума – ветви Империума, занимающейся координацией, анализом, оценкой и передачей данных.


Нео-веллум являлся информационным нервным центром системы Вигилуса, в теории независимым от разрозненных фракций на планете, которые, ведомые собственными замыслами и предубеждениями, могли в корыстных целях запретить или взять под контроль связь с остальным Империумом.

Среди кислотных топей и изумрудных газовых бурь луны возвышались массивные, герметично закрытые скрипторумы, медленно, но безостановочно выдававшие логистические анализы. Каждый из них служил центром связи и информационной промежуточной станцией, где трудились легионы согбенных писцов с автоперьями и лексикограферов, буквально прикованных к своим столам и спавших по несколько часов под деревянными рабочими местами, прежде чем вернуться к работе. Эти троглодиты с вымазанными чернилами пальцами ежедневно обрабатывали сотни тысяч инфопланшетов, пергаментных свитков и инфоцилиндров. Лишь крошечная толика посланий достигала адресатов, но для старших писцов это не имело значения – главное, чтобы чернила текли, а как и для чего их мало заботило.

По протоколу отправки свитков с посланиями, написанных в скрипторумах Нео-веллума, их упаковывали в оборудованные гравишютами аблятивные пакеты, после чего через гиперпневматические трубы выстреливали ими в планету. Каждый свиток в металлической оболочке запускался по маршруту, просчитанному сложным шестереночным механизмом, известным как Инфосвятой, – чудом древних технологий, что вычисляло траекторию полета сообщения на основании вращения и орбит луны и планеты, чтобы оно попало прямо в руки получателю в самое подходящее время.


Vig136.jpg


Несмотря на сложнейшие расчеты, Инфосвятой был столь древним, что за тысячелетия энтропии его системы успели основательно проржаветь. Из-за этого многие отправленные с Нео-веллума сообщения сильно отклонялись от курса и не достигали адресатов. Не были редкостью и инциденты, связанные с падением случайного сообщения на огромной скорости. В одном подобном случае послание было нацелено настолько точно и летело с таким ускорением, что мгновенно убило своего получателя. Сам тубус с сообщением разрушился при столкновении, и все свидетельства его существования были быстро уничтожены Администратумом, но история, тем не менее, сохранилась.

На Нео-веллуме также поддерживалось постоянное астропатическое присутствие для случаев, когда послание обладало таким высоким приоритетом, что ради его отправки требовалась предпринять попытку психического общения. Эта структура, известная как Лунный Хор, состояла из сильных астропатов с многовековым опытом; говорили, что до появления Великого Разлома они могли посылать к звездам поразительно четкие видения.

После открытия Цикатрикс Маледиктум отправлять и получать психические послания стало даже еще опаснее, чем прежде. Десятки сотрудников Хоралиума, тороидного здания, откуда одаренные псайкеры луны отправляли в пустоту сообщения, в месяцы после возникновения разлома стали жертвами припадков, судорог и безумия. Хуже того, в самом комплексе начали проявляться ужасные сверхъестественные феномены. В итоге Хоралиум пришлось изолировать, а к астропатической связи прибегали только в самых крайних случаях – псайкеры прекрасно знали, как опасно было открывать свои разумы варпу в столь неспокойные времена.


Проникновение братства


Вторжение орков обошло Нео-веллум стороной. Возможно, причиной было то, что чужаки жаждали богатых трофеев на планете внизу, возможно то, что луна попросту находилась на дальней стороне Вигилуса, когда орочья Вааа! высадилась на поверхности. Впрочем, спутник все же не избежал бича ксеносов. Среди инфостэков и гнезд гримуаров в хранилищах Администратума прятался секретный культ, а в портиках монашеских жилых блоков из одного темного закутка в другой перебегали странные существа, разрубая на куски всякого, кто осмеливался забрести в их логово.

Вскоре после закрепления в Мегаборее культ Нищих Принцев счел первоочередной задачей заражение Нео-веллума. Энсрод Гхауль, примус выводка, посланный покорить луну-скрипторум, спрятался вместе с парой спящих чистокровных генокрадов в конденсаторном трюме элетрогрузовоза «Рьяное суждение», что держал путь на Нео-веллум для штатного пополнения припасов. С помощью поддельных документов, обаяния и убийственной решимости он контрабандой перевез один контейнер в район Скрипторум-Примус, а еще один – в цитадель Буревой Разрухи. В итоге среди угнетенных рабочих масс Нео-веллума возникли сразу две небольшие геносекты. После того как перьевому рабу Гхорроду едва удалось спастись от напавших на него ксеносов, а в Инквизицию поступило анонимное сообщение, прибывший Ордо Ксенос выследил и сжег чистокровных генокрадов, однако их темное наследие уцелело.


Пустоши

Пустоши Вигилуса представляли собой гигантскую бескрайнюю пустыню, которая перемежалась разрастающимися ульевыми агломерациями. Они были засушливыми и пыльными, испещренными ущельями и пропастями, и обитали в них только самые закаленные выживальщики.


Пустоши Вигилуса являлись анафемой для жизни. Они не были ни ядовитыми, ни кислотными – в них попросту не было ничего, кроме останков глупцов, что пытались их покорить. Там практически отсутствовала растительность, поскольку уровень воды был настолько низким, что на неплодородной пыльной земле не могло расти ничего, кроме самой стойкой флоры. Жидкости в пустошах было совсем немного, помимо рек лавы, извергаемых при сейсмических сотрясениях, да застойных грязевых ям. Из-за того что тамошнюю землю ничего не скрепляло, пустоши представляли собой одну сплошную пылевую чашу, и каждый шторм срывал их верхний слой, создавая мощные циклоны из камней.

Невзирая на враждебность пустошей, кое-где там все же теплилась жизнь. Некоторые метеоритные кратеры, шрамами покрывавшие поверхность Вигилуса, играли роль яров, что собирали в своих затененных глубинах чуть больше влаги, и тем самым давали рудиментарной экосистеме небольшое подспорье. Так же, как коралловый риф позволяет подводной фауне обитать на безликом морском дне, эти углубления давали самым цепким видам шанс выжить.


Vig137.jpg


Возвышенности и пропасти вокруг Сторвала служили домом для колонии амбулей – эти когтистые подземные великаны охотились на путешественников, выслеживая их с помощью слуха и теплового чутья. Они научились избегать лязгающих гусениц орудийных сервиторов и строевого шага скитариев с металлическими ногами, и вместо этого нападали из вырытых туннелей на более мясистых и менее опасных существ. Некоторые Адептус Механикус верили, что через амбуллей вселенная выражала свое недовольство теми, кто больше полагался на плоть, нежели на металл.

Единственными другими видами, способными существовать в радиационных пустошах к западу от Бездны Дреджера, были гигантские песчанаканы, которыми, в свою очередь, питались наземные кротокрысы, жившие в северных регионах планеты. Эти злобные безволосые кроты, выраставшие до размеров поезда и обитавшие в огромных ульях по несколько сот особей, дырявили туннелями огромные гребни метеоритных кратеров между Донторией и Мегабореем, известных как кратерная система Кенсера. Иногда они устраивали засады на тех, кто преодолевал пустоши своим ходом, поскольку человеческая плоть была для них настоящим лакомством. Впрочем, следует заметить, что они не трогали колонны, перевозившие особей с мутировавшей ДНК Нищих Принцев.


«Обитатели пустошей нападают на недостойных. Они чуют в них гордыню. Братья веры – дело другое. Мы, Нищие Принцы, можем странствовать по самым гладным охотничьим угодьям и оставаться невредимыми из-за почтения, что испытывают к нам земные существа. Как еще Великий Вигилус может дать нам понять, что мы – истинные наследники его царствия?»


Инсиардин Гохар, магус Первого выводка

Вулианский Вихрь

Вулианский Вихрь был, возможно, самым опасным местом на всем Вигилусе. Этот огромный шторм из пыли и острых осколков порождал циклоны и ураганы, что безостановочно терзали пустоши.


Восточнее Гиперии простирался пылевой шторм столь огромный, что если смотреть на него из космоса, то он занимал целую четверть поверхности мира. Ближе к центру он бушевал настолько яростно, что крошечные камушки, пыль и осадочные частицы могли легко снять с человека кожу. Затем шторм постепенно сдирал подкожный жир, мышцы, жилы и, в конечном итоге, кости, пока от незадачливой жертвы не оставалось ни следа. Жители Вигилуса и их скрытные визави из Нищих Принцев отлично знали об опасности Вихря, поэтому старались избегать его любой ценой и ни при каких обстоятельствах не пересекали Периметр Экстремис, который тысячелетия назад очертила открывшая планету Астра Картографика. Даже орки-завоеватели обходили его десятой дорогой, поскольку иногда Вихрь неистовствовал так сильно, что опрокидывал их орудийные вагоны и поднимал в воздух легкие багги, которые затем разбивались оземь, когда его ярость стихала.


Vig138.jpg


От Вулианского Вихря отделялись меньшие циклоны и торнадо, которые врывались в пустоши по собственным, на первый взгляд, случайным маршрутам. Горячие ветра, что поднимались пирокластическими выбросами Сторвала, сносили их на восток. Эти бродячие штормы опустошали в основном незаселенную территорию планеты, и именно они по большей части были ответственны за то, что эту половину Вигилуса так и не удалось освоить. Иногда странные погодные явления направляли их к ульевым агломерациям, однако бастионные силовые поля, когда те еще работали, рассеивали их до того, как они успевали нанести серьезный ущерб. Путешественники, выходившие за силовые поля, постоянно рисковали попасть в один из удушающих песчаных ураганов, которые могли в любой момент обрушиться на них словно из ниоткуда. И даже если подобный шторм не содрал бы с них кожу, он мог в считанные минуты повредить двигатель или сбить антигравитационный транспорт.


По общему мнению, пустынная сторона Вигилуса, известная как Смурная Пустошь, не представляла особой ценности, а ее пылевые бури отличались еще большей свирепостью, чем даже те, что бушевали между ульевыми агломерациями. В то же время из-за роста добычи ценных ресурсов под поверхностью планеты медленно расширяющийся Мегаборей все глубже запускал в Смурную Пустошь щупальца промышленных агломераций. Перенаселенная Донтория росла схожим образом, однако обитавшие на стороне пустоши люди часто страдали от токсичных циклонов.


«Там внутри что-то есть, уж поверьте мне. Нет бури без ока, а эта буря никак не рассеивается, и ее проклятое Императором око остается на месте. Могу поспорить, там что-то есть, в самом центре, и оно-то вздымает всю бурю. Но узнавать, что именно, точно буду не я».


Старейшина Гхара Джайне, за день до исчезновения

Ульевая агломерация Диркден

Ульевая агломерация Диркден со своими нищими городами была по-настоящему проблемной метрополией. Знать Вигилуса покинула ее, а под поверхностью обитало столько же полудиких изгоев, сколько на поверхности – работающих жителей.


Диркден давным-давно достиг границы расширения, после чего династия Агамемнов фактически бросила его на произвол судьбы. И все же, втайне от всех, кроме культа Нищих Принцев, этот покинутый город снабжал остальные псевдоконтиненты кое-чем важным – мутировавшим геном, известным как Поцелуй Генокрада.

Самой высокой и величественной конурбацией Диркдена был Ашенидский не-улей, недостроенный остов города-улья, который, хоть и кишел жизнью, оставался открытым звездам. Его так и не закончили, поскольку возводившие улей архитекторы, имена которых исчезли в анналах истории, развернулись на полпути и принялись рыть вниз, в сеть пещер естественного происхождения. От Острия Глефы на севере до Нормализированных Забоев на южной оконечности, ульевую агломерацию пронизывали подземные уровни. Под конец Войны Зверей там водилось столько культистов генокрадов, что если бы каким-то образом удалось провести перепись, то выяснилось бы, что в Диркдене обитало гораздо больше рабов Пращура Чорва, нежели Императора Человечества.


Vig139.jpg


Фортовые стены Вигилуса


Диркден соединялся с южной окраиной родительской ульевой агломерации массивной фортовой стеной Гиперия-Диркден – двойным рядом огромных зубчатых укреплений с проходящим между ними рокритным макрошоссе. Таким же образом с целью развития экономики и транспортного сообщения Мортвальд связывала с соседом фортовая стена Мортвальд-Отэк, а линия Донтория-Мегаборей соединяла два северных континента. Соединять между собой ульевые агломерации первым решил Дейнос Агамемн вскоре после своей четвертой реювенации. Ущерб, который естественные опасности Вигилуса наносили торговле, раздражал его все сильнее, и, посчитав потери своих транспортных колонн неприемлемыми, он поручил Аквиларианскому совету создать более стабильные маршруты.

Правительство питало надежду, что если пустить верующих с Гиперии по шоссе в Диркден, они поднимут его промышленность и, однажды, если все пойдет хорошо, две ульевые агломерации сольются в одно целое, что еще сильнее возвысит Гиперию. Впрочем, макрошоссе лишь высосало из столицы Вигилуса рабочую силу и ресурсы, и, в ответ, заразило Мыс Безнадежности генетически оскверненным ксенокультом, который уже заполонил подземные уровни многих районов Диркдена.

Тем не менее, сама фортовая стена пережила Войну Зверей, несмотря даже на то, что мародерствовавшие в соседних пустошах орки иногда устраивали на нее налеты.


Ульевая агломерация Донтория

Донтория была крайне перенаселена даже по меркам остальных ульевых агломераций. Плотно спрессованные районы давали доступ к невообразимым людским ресурсам, однако когда среди местных жителей вспыхнул недуг, сдержать его оказалось невозможно.


Донтория превысила стандартную плотность населения метрополии, рекомендуемую Администратумом, в 943 превио. Спустя тысячелетие она продолжала утрамбовывать неуклонно растущее количество людей в трущобы, то и дело опустошаемые землетрясениями. Окружавшие ее многочисленные ульи бесконечные мануфакторумы и сборные бараки тонули в таких густых облаках химических выбросов, что их наружные стены почернели и облупились, а внутренние пожелтели как пальцы заядлого курильщика лхо. Там повсеместно раздавалось сухое покашливание и отхаркивание – земли дельты Меши, Смоговые Поля и Большую Заслонку окутывал густой черный саван, который буквально разъедал легкие без дыхательной аугментики.

Единственный источник воды на всем псевдоконтиненте – внутреннее море, известное как озеро Донтор, – был настолько загрязнен, что в нем ничто не могло выжить, а любого, кто осмеливался из него выпить, начинало мутить. Впрочем, это не останавливало людей от строительства на нем лачужных городов. Население так отчаянно стремилось найти новое место для жилья, что большую часть озера покрыли мостики, ряды лодок, списанные баржи, батареи флоры и корабли-мусоровозы, кишевшие орущими купцами, толкающимися торговцами, безжалостными авантюристами, татуированными громилами и смоговодными беспризорниками.


Vig140.jpg


Лачужные субагломерации Цимитрия, Стамп и Востоев не отличались богатством, но, как и в случае со многими отчаявшимися людьми, они отличались силой веры. Министоруму не составило труда обратить к лихорадочному, безоглядному поклонению Императору массы черных от дыма рабочих, истово жаждущих обрести надежду под светом пылающего Великого Разлома. День за днем они изготавливали автосанкционирующиеся реликвии и святое оружие, которым Экклезиархия вела свои войны, а самые сильные из святцев-бандитов нередко начинали новую жизнь в Вигилянтской Страже. Гродхолев, Правдус, Халлордуайт и Востоев были старее – считалось, будто из этих агломераций и возникла Донтория – поэтому они облагались большей десятиной. Крайний север континента, оптимистически нареченный Новым Горизонтом, медленно наступал на пустошь ради расширения жизненного пространства. Таким же образом Миссионерский Пункт на юге разрастался в сторону Мортвальда. Лорд Таренст, улейный маршал дельты Меши, желал соединить свою провинцию с северной оконечностью Мортвальда, но все его прошения и предложения наталкивались лишь на стену презрения, пока начало войны на Вигилусе не превратило их в призрачную мечту.


«Их набилось туда, что кожекрыс в консерву огрина. Натуральное столпотворение, скажу я вам. Просто послушайте истории о тамошнем насилии и преступности – да по сравнению с ним даже Диркден покажется цивилизованным. Но Донтория рождает крепких бойцов. Клянусь, половина Вигилянтской Стражи родом оттуда. Мне жалко любого, кто сунется в Большую Парилку – он обнаружит, что против него поднялись миллиарды ее сыновей»..


Сержант Гоаган из 342-го полка Иммерситских Небесных Драконов


Сторвал

Расположенный близ экватора Сторвал генерировал невероятное количество энергии из вулканических цепей и геотермальных провалов. Он служил домом многочисленным приверженцам Машинного бога, однако в его тенях обретались гораздо более темные культы.


Вулканические земли Сторвала занимали относительно небольшую территорию, но обладали исключительной ценностью для планетарной инфраструктуры. Специально основанный на схождении линий разломов, он с самого начала должен был стать придатком Адептус Механикус после подписания Пакта Огня и Стали. Он служил основным источником энергопитания Вигилуса, с помощью вулканических ферм и генераторных систем сковывая энергию, что создавалась в результате частых извержений вулканов планеты. Фабрикатор Вош заявлял, что лично адаптировал, проверил и оптимизировал использовавшуюся на фермах технологию – естественно, в своих трудах основываясь на святом базисе Стандартных Шаблонных Конструкций.

Вместо того чтобы страдать от сейсмических колебаний из-за бурильных операций в Мегаборее на севере, Сторвал пожинал богатые плоды из каждого тектонического смещения и вулканического извержения. Несмотря на то, что при любом геоспазме гибли сотни рабочих, магма-сервиторов и патрульных скитариев, извержения вулканов, от Насыпи Фэстос на юге до Ступени Омниссии на севере, вызывали значительный приток энергии. Фабриктор Вош считал подобный размен более чем выгодным.


Vig141.jpg


Если конденсаторы и генераторумные ниши на уровнях-хранилищах геоулья Вулканид, улья Магматермид и Насыпи Фэстос заполнялись до предела, избыточная энергия направлялась в Вошианские каналы, а оттуда – в сеть подземных кабелей и макропучков, идущих к Мегаборею. В том случае, если этот континент уже не нуждался в мощностях, излишки поступали в ульевые агломерации, которые были готовы предложить за нее наилучшую цену.

Сторвал, земля огня и ярости, породил множество религиозных субкультур. Члены некоторых культов, возникших в Пирокластических районах, верили, что пламенные извержения родины – дело рук Императора, и для умилостивления вулканов требовались жертвы. Другие видели в угнетении со стороны повелителей из Адептус Механикус то, чем оно было на самом деле, и искали воздаяния. Вспыхивавшие в итоге беспорядки и гражданское недовольство еще больше подогревались отступниками, работающими против Империума. Из-за бесчеловечных условий жизни агенты, тайно работавшие с Сторвале, без труда сеяли среди его порабощенных обитателей различные огненные культы, мятежные секты и пироманов. Некоторые проповедовали учение, согласно которому вулканические огни возможно изменить так, чтобы они превращали верующих в божественных сущностей – фениксов апофеоз из пепла к величию. Вдобавок к этому, немалое могущество приобрел подпольный демагог, известный как Ваннадан Подстрекатель, и не во имя освобождения, но Хаоса.


«Считайте поцелуй вулкана не проклятием, но благословением! Пусть кожа ваша стянется от его жара, омойтесь в аромате испепеления, пока на членах ваших сгорают волосы, возрадуйтесь хрусту плоти, познающей изменяющее пламя. Нам дарована особая услада – стать единым целым с лавой, той природной силой, которую нельзя по-настоящему укротить! В огне – свобода! В огне – истина!»


Буклет, обнаруженный на симпозиуме рабочих Вулканида


Кран Омниссии

Великий Кран Омниссии был настоящим творением гения Адептус Механикус. С помощью невообразимо огромного подъемного блока техножрецы захватывали и перерабатывали закованные в лед и богатые ценными ресурсами астероиды.


Над Стигийскими Шпилями – в некотором смысле высочайшего улья Мегаборея – возвышалась гигантская конструкция, известная как Великий Кран Омниссии. Это сооружение служило свидетельством невероятной силы воли и видения магов Адептус Механикус, и славилось по всему сектору за воплощение на практике гипотезы, что тысячелетиями занимала умы техножрецов.

Кран со своими вспомогательными структурами тянулся так высоко, что для невооруженного глаза его вершина терялась в небесах. Он соединял Стигийские Шпили с Ходебством Сакрус Тора, колесообразной космической станцией на геосинхронной орбите. Делалось это посредством сложной системы микроволоконных карбоновых цепей и дюрапласовых труб. Частично раздвижные и модульные, они в промышленных масштабах создавались в мастерских главного улья Мегаборея и поднимались в стратосферу с помощью череды низкоорбитальных буксиров.

На протяжении целого столетия карбоновые цепи росли и укреплялись, пока они не только дотянулись до Ходебства Сакрус Тора, но прошли сквозь него через специально сконструированные двигательные жернова и спустились обратно к поверхности планеты. Эти цепи были уравновешены секциями изначальной космической станции для того, чтобы поднять наверх сменные части из улья внизу, а Перевалочная станция Медиан Сакрус, расположенная посередине, обеспечивала безопасное прохождение каждого лебедочного узла.


Vig142.jpg


Это стало первой транспортировочной операцией, проведенной между ульевой агломерацией и космической станцией над ней, и она открыла дверь для десятков тысяч других последующих обменов. Мегаборей посылал рабочих, пищу, сменные части и другие нужные ресурсы. В ответ, Ходебство Сакрус Тора спускало астероиды, закованные в прочный ледяной щит, – жизненно-важный источник воды для планеты.


Астероиды, которые собирало Ходебство Сакрус Тора, происходили из крупного поля космических обломков, известного как Октилиновый Пояс. Согласно ранним показаниям авгуров, дрейфующие в том поясе скалы были закованы в обледеневшую воду, поэтому практически сразу был разработан план по захвату и разработке ресурса – изнывавших от жажды обитателей Мегаборея мало заботило то, откуда происходила вода. План по овладению на первый взгляд, бездонными запасами Октилинового Пояса казался таким амбициозным и невообразимо масштабным, что воплотить его в жизнь мог осмелиться лишь тот, кто обладал обрабатывающими мощностями архимагоса. Но с помощью самых близких своих коллег фабрикатор Вош проконтролировал программу Крана от начала до конца, адаптировав и установив модули гусеничных лучевых пушек, что могли взять на прицел астероиды в пределах досягаемости и медленно подтянуть их к зацепным когтям космической станции. С того дня доставка льда с орбиты на перерабатывающие заводы Стигийских Шпилей, где талая вода «очищалась» с добавлением священных масел и благословленной смазки, из настоящего чуда стали серой обыденностью.


Вооруженные силы

«Вся планета проклята. Я в этом уверен. Только так можно объяснить разрушение, что на нее обрушилось».


Верховный кастелян Дейнос Агамемн


Силы Империума

На ранних фазах войны армии на Вигилусе представляли собой срез защитников Империума. Наиболее многочисленными среди них были бойцы Астра Милитарум, хотя Адепта Сороритас и подоспевшие Адептус Астартес также внесли немалый вклад.


Оборонявшие Вигилус неулучшенные солдаты были известны под коллективным названием Империум Бдительный. В состав войск, которые преодолели целые звездные системы только чтобы достичь стратегической планеты, входили как зеленые новобранцы и призывники, так и закаленные Адепта Сороритас.

Как правило, армии разных континентов перемещались между конурбациями только с целью перевозки жизненно важных ресурсов. Правители ульевых агломераций ревностно оберегали защищавшие их батальоны и полки, хотя делали они это скорее из чувства гордости, нежели необходимости. Благодаря бастионным силовым щитам, что охраняли континенты Вигилуса, численность вооруженных сил рассматривалась сугубо как показатель статуса, а не средство реагирования на теоретические вторжения.

Эту самоуверенность олицетворяли Люсьен Агамемн и понтифекс Галлюк, настолько погрязшие в борьбе за власть, что не всегда находили время уделить должное внимание защите планеты от нападений извне, не говоря уже об угнетенных массах, в которых они видели прежде всего покорные отары, а не граждан, на чью верность не всегда можно положиться.

Неспособность правящей знати увидеть в постоянно существующей угрозе чужаков, еретиков и мутантов реальную опасность раздражало многих командиров Астра Милитарум, приданных для обороны ульевых агломераций, но, не имея возможности покинуть планету, они мало что могли поделать. Впрочем, они постарались как можно лучше защитить вверенные им территории, и удостоверились, чтобы их бойцы ознакомились с географией планеты, и знали, как поступать в случае частых землетрясений, которые могли в считанные минуты разрушить подготовленную оборону. По всему Вигилусу начала формироваться неформальная структура, в которой лорд-командующий одного боевого подразделения всегда находился на связи с несколькими другими командирами, благодаря чему Астра Милитарум получила собственную защищенную сеть на тот случай, если правители планеты станут мешать ходу военных действий.

Наступление Ноктис Этерна безвозвратно уничтожило обширную паутину кооперации и координации. После того как связь повсеместно нарушилась, а местное население попало под удар извне и изнутри, всем стало ясно – теперь каждый континент сам за себя.


На поздних этапах войны Марней Август Калгар из Ультрадесанта восстановил на Вигилусе подобие порядка, однако для многих территорий было уже слишком поздно.


Фабрикатор Вош из Адептус Механикус считал войну логической задачей. Его безжалостный подход лишь подлил прометия в костры многих тлеющих мятежей.


Темперенс Блейз из ордена Нашей Девы-Мученицы считалась суровым и мрачным командиром, но те, кто видел ее в бою, отзывались о ней с большим уважением.


Непреклонный проктор-командующий Венедар из Вигилянтской Стражи был командиром боевой группы Гиперианской Гвардии Агамемнов из Астра Милитарум.


Империум Бдительный

Из-за стратегической значимости Вигилуса разрозненные силы Астра Милитарум стеклись к нему из десятка военных зон. В годы перед появлением Великого Разлома между полками иногда случались конфликты интересов, но с началом вторжения орков все они объединились ради общей цели, и с тех пор оставались на службе Империуму.


Гиперианская Гвардия Агамемнов

Сонастийская Королевская Гвардия – 8 полков

Вигилянтская Стража – 32 полка

Вигилянтские Поборники – 19 полков

Драгуны Демонстратус – 6 эшелонов

Виациновые Адепты – 2 полка

Адамантовые Стрелки – 4 полка

Дагмарская Стража – 8 полков

Норд-Лотанский Авангард – 1 полк

Экспедарские Венжеры – 2 полка

XII Голохастуский полк, «Обезглавливатели» – 1 полк

Разведывательные роты Черного Торуса – 3 роты


Адепта Сороритас

Орден Нашей Девы-Мученицы – 11 прецепторий

Орден Кровавой Розы – 7 прецепторий

Орден Эбеновой Чаши – 3 прецептории

Орден Серебряного Покрова – 5 прецепторий


Танковые части Вигилуса

Сондоранские Шестеренки – 4 танковых полка

Кадийский тяжелый бронетанковый – 6 танковых полков

Устеноранские Стрелковые Псы – 9 танковых полков

Хабрисская Железная Кавалерия – 4 танковых полка

44-й Востокский полк, «Сокрушители» – 1 танковый полк


Группировка обороны Отэка

Вигилянтская Стража – 12 полков

Вигилянтские Поборники – 7 полков

Утикская Речная Стража Копейщиков – 2 полка

Палладионские Стрелки – 6 полков

Талларнские Налетчики – 6 кавалерийских полков

Миазманские Красные Плащи – 7 полков

Гидростанционные Водяные Гончие – 5 кастеляний

Экспедрины Вастадта I – 2 диверсионные группы

Гартийские Волонтеры – 7 полков

Текарнские Железные Люди – 2 железные фаланги

Врешские Гренадеры – 11 полков

Ауксилия быкогринов Анарк Зеты – 2 полка громил


Адепта Сороритас

Орден Последней Приориссы – 7 прецепторий

Орден Савана Мученика – 3 прецептории


Группировка отвоевания Диркдена

Вигилянтские Подулейщики – 13 полков

Даранские Кровавые Кулаки – 5 полков

Ауксилия недолюдей Анарк Зеты – 2 подразделения

Канакские Собиратели Черепов – 1 полк

Хтонольские Девятистражники – 7 полков

Миазманские Красные Плащи – 3 полка


Агломерационная стража Донтории

Вигилянтская Стража – 8 полков

Вигилянтские Поборники – 3 полка

Мордианская Железная Гвардия – 2 полка

Ганторские Наездники – 3 кавалерийских полка

Индиганские Префекты – 5 полков

Эзелтийские Копейщики (8-й) – 7 эшелонов

Окананские бойцы рад-пустошей – 9 полков


Резерв Мортвальда

Кадийские ударные части – 12 полков

Катачанские Джунглевые Бойцы – 4 полка

Вигилянтская Стража – 34 полка

Вигилянтские Поборники – 32 полка

Вентриллийские Аристократы – 14 полков

Сонастийская Королевская Гвардия – 15 полков


Тактическая группировка Погибели Кэлака

Трусканские Снежные Гончие – 19 полков

Катачанские Джунглевые Бойцы – 2 полка

Вальхалльские Ледяные Воины – 4 полка


Оффицио Ассасинорум

Имперские ассасины – засекречено


++ Продолжение в файле IMP.VIG/PGS2/1-12

Участники второго и третьего этапов конфликта на Вигилусе, обозначенного как «Война Зверей», перечислены во вспомогательном инфопланшете Imp.Vig/PGs3/13-119


Молот и наковальня


Медные Когти магистра латницы Шаррака обрушились на ксеносов в южной Гиперии двумя разветвляющимися атаками и сокрушили чужаков о стену Имперской Гвардии.


Зона высадки Медных Когтей

Многоклиновый танковый штурм Медных Когтей

Орда Кровавых Топоров танкобосса Дизулфиста

Орден Нашей Девы-Мученицы Сестер Битвы

8-й Кадийский, «Наследие Крида»

122-й Кадийский, «Штыковые бароны»

Удерживаемый культом выступ (обозн. Фортовая стена Гиперия-Диркден)

Боевая орда Дурных Лун


Герои рядом

Хотя решающие битвы Войны Зверей происходили на земле, победить в них не удалось бы без поддержки Аэронавтики Империалис. После того как орки построили свои Мусорные города и наладили выпуск военной продукции, созданные на скорую руку сборочные линии начали десятками производить дакка-истребители, налеталы-бомбилы и другие самолеты зеленокожих. Волны гудящих боевых самолетов ксеносов наполнили небеса над ульевыми агломерациями Вигилуса, обстреливая транспортные колонны и бомбя мануфакторумы длинными зажигательными снарядами.

В ответ имперские командующие подняли в небо все имевшиеся в распоряжении воздушные силы. Звенья истребителей «Гром» и «Молния» бешено кружили вокруг орочьих армад, расстреливая из орудий одного пилота-зеленокожего за другим. Над пустошами пролетали авиакрылья тяжелых «Мародеров», сбрасывая разрывные бомбы на аэродромы орков. Несмотря на большие потери среди летных экипажей, постепенно они лишили орков господства в воздухе, и тем самым не позволили превратить отчаянную битву в безжалостную резню.

Центром воздушных сил зеленокожих на Вигилусе были Раккуковы Мекодебри – лабиринт хибар из металлолома, в глубине которых скрывались четыре аэродрома. Раккук возглавлял союз племен летчиков, который по численности многократно превосходил любые другие воздушные армии орков на планете, и не раз проводил налеты на Мегаборей.

Тени налетал-бомбил стали внушать настоящий ужас имперским солдатам, сопровождавшим колонны снабжения Мегаборея. Впрочем, какой бы страх они не испытывали перед орочьими леталами, он не шел ни в какое сравнение с восторгом при виде самолетов Аэронавтики Империалис. Отряды героичных пилотов сцеплялись в неистовых дуэлях с роями самолетов зеленокожих, чтобы дать несущимися по пустошам макротанкерам и быстрым «Тауроксам» безопасно достигнуть мест назначения.

Имперская машина пропаганды поспешила ухватиться за эти на первый взгляд манящие и авантюрные подвиги рыцарей воздуха. Пилоты вроде капитана авиации Брандина МакЭлроя, Лукреции «Красной Маркизы» Йенст и капитана-бомбометателя Брукмана Галлистера в одну ночь стали настоящими знаменитостями среди солдат Вигилуса, и их имена появились на всех комиссарских плакатах от Отэка до Гиперии. Тот факт, что ни один из этих прославленных героев не пережил ужасов воздушной войны на Вигилусе, впрочем, освещался не столь подробно.


Молот и наковальня

Астра Милитарум часто сравнивают с молотом, однако на Вигилусе она стали наковальней. В силу обстоятельств ей приходилось держать большую часть своих армий внутри ульевых агломераций, и поэтому на ранних стадиях конфликта она вела в основном оборонительную войну. Когда к звездам устремился зов о помощи – ради чего многие астропаты дорого поплатились – никто не надеялся, что на него откликнутся в тот же момент. Хотя никто из имперских командиров не озвучивал своих подозрений во всеуслышание, почти все боялись, что бастионные силовые поля сдадутся быстрее орков. А даже если они и выдержат, то бороздившие пустоши ксеносы фактически взяли города Вигилуса в осаду, которая в конечном итоге изморит защитников и вынудит их вступить в открытую войну. То, что они, по всей видимости, сделали это ненароком, служило слабым утешением.

А затем прибыли космодесантники. Внезапно заняв позиции над пеленой смога, крейсеры Адептус Астартес обрушили на планету ливень десантных капсул.

Медные Когти высадились на юге Гиперии, ибо хотя фортовая стена Гиперия-Диркден имела мощный гарнизон, было лишь вопросом времени, когда диверсанты культа поднимут мятеж, а орки из Мекстоп-града принесут войну вглубь территории. Если бы космодесантники приземлились на удерживаемых орками окраинах города, зеленокожие быстро бы их окружили, поэтому Медные Когти провели разветвляющуюся танковую атаку, обрушившись на арьергард орков и погнав их на орудия окопавшейся Имперской Гвардии. Оказавшиеся между неодолимой силой и неподвижным предметом орки были рассеяны, выслежены и уничтожены.

Развернувшиеся за Мегабореем Белые Шрамы и Крыло Ворона использовали в качестве оружия свою мобильность, затупляя атаки орков точными охватывающими маневрами и отрезая им путь к отступлению. На севере Погибели Кэлака, десантники-примарисы из Пустотных Трезубцев и Кастелянов Разлома действовали схожим образом, разделив свои роты для того чтобы измотать орков – а в одном регионе и друкари – просчитанными атаками, которые не давали врагам опомниться и вынуждали постоянно отступать под страхом тотального истребления в шквале болт-винтовочного огня. Вигилус ненадолго обрел надежду.


Vig148.jpg


Отступающие с Погибели Кэлака колонны скитариев и рабочих карьеров были бы перебиты свернувшими с Кэлакской трассы скарасными маньяками, если бы не своевременное вмешательство космодесантников из крестового похода Индомитус.


Зона высадки Кастелянов Разлома

Зона высадки Пустотных Трезубцев

Колонна скитариев/Астра Милитарум

Штурм ударной группировки космодесантников

Рейд друкари

Атаки скарасных маньяков орков


Силы Ультрадесантников

Воины Ультрамара явились на Вигилус во всеоружии. Они прибыли одними из последних, но внесли столь значительный вклад в войну, что обоснованно вывели планету из полного коллапса в патовую ситуацию, и, на время, подарили шанс на победу.


Ультрадесантники переняли макраггские традиции лидерства, и растят в равной мере великих воинов и государственников. На Вигилусе именно благодаря дипломатическим талантам им удалось коренным образом изменить военную машину планеты.

Мало кто в Империуме мог потягаться в стратегическом видении с лордом Калгаром, вырезавшим скверну Аквиларианского совета и воссоздавшим его по подобию Сената Макрагга. За одну ночь он расправился со всеми неугодными и порочными, сохранив при этом хрупкий баланс между династией Агамемнов, жречеством Марса и Экклезиархией. Реформированный Сенат смог сосредоточиться на настоящих врагах, а не старых соперниках и распрях. Из стен Аквиларианского дворца он возглавил новую войну, отменив статус кво, согласно которому каждый континент сам отвечал за свою оборону, и создав сложную, взаимосвязанную военную машину, которая объединила в себе все доселе разрозненные силы на Вигилусе. Благодаря его командованию планетарные армии начали работать сообща, имперским молотом сокрушая орды зеленокожих и неисчислимые очаги заражения культистов генокрадов.

Под конец третьей фазы войны Калгар не уводил свои силы далеко от Гиперии, или, если точнее, от Гавани Святых. Вместо этого три роты и две полуроты Ультрадесантников укрепили оборону внутренней метрополии. Его воины выходили в рейды из Гавани Святых только когда мятеж культистов генокрадов, авианалет орков или толпа бунтовщиков непосредственно угрожали стабильности внутренней Гиперии, поскольку безопасность операционной базы имела для Калгара первостепенное значение. Любая покинувшая столицу ударная группировка возвращалась сразу после окончания задания, чтобы лорд Макрагга всегда имел под рукой главные силы Ультрадесантников для защиты сената.

Постоянное назначение имели только пять отделений 9-й роты, приписанных к мостам через Кольцо Пустоты вокруг Гавани Святых. Любой, кто пытался по ним пройти, подвергался строжайшей проверке, а рискнувший прорваться враг попадал под шквальный огонь опустошителей и «Центурионов». Благодаря этим укрепленным позициям к Аквиларианскому дворцу было теперь не добраться пешком или на колесном транспорте.

Тем не менее, несмотря на все меры предосторожности, мстительные альдари с Сайм-Ханна провели на сенат убедительную атаку, на реактивных мотоциклах и антигравитационных транспортных скиммерах с тревожной легкостью обойдя позиции 9-й роты и пронесшись через Кольцо Пустоты. Они нанесли тяжелый урон Милитарум Темпестус и убили немало Ультрадесантников, но в конечном итоге благодаря решительным действиям лейтенанта Эотра с ними удалось справиться.

Некоторые представители имперского военного командования обвиняли Калгара в намеренном удерживании своих сил в резерве. Гвардия Виктрикс, составлявшая внутренний круг защитников Калгара и остального Сената Вигилуса, редко когда вступала непосредственно в бой, а остальные Ультрадесантники ограничивались только операциями по поиску и ликвидации целей. Имеется запись, в которой лейтенант Эотр утверждает, что у него складывается впечатление, будто Калгар чего-то ждет.

Лишь после того как шпили ульев Вигилуса усеяли изувеченные трупы, все узнали о новой угрозе, и планета вступила в новую фазу войны. Ультрадесантники первыми отреагировали на изменение, отправив свои ударные отряды на шпили для схватки с Рапторами, Варповыми Когтями и Хелдрейками, что заполонили небеса над городами. Будь силы Калгара рассеяны по другим фронтам, они никогда не смогли бы выступить против сил Хаоса с такой скоростью и слаженностью.

Только настоящий лидер-визионер мог видеть планету, объятую войной не с одной, а с тремя ксенорасами, и понимать, что на мир могла упасть тень еще более страшной угрозы. Каждое спорное решение Калгара в итоге оказывалось просчитанным ходом, будь это смертный приговор целым военным зонам во имя большей войны, или жертвование ценными владениями ради уничтожения подлого врага. Кажущиеся безжалостными власть и приказы Калгара оставили пятно на чести Ультрадесантников в глазах планетарной знати, но в действительности они были необходимы. Благодаря мудрости Калгара бич Хаоса не смог набрать неудержимую скорость.

Только ближайшие сподвижники лорда Макрагга догадывались, что существовала еще одна, личная причина для нежелания Калгара выходить на бой самому – он по-прежнему восстанавливался после испытания Рубикона Примарис.


Рубикон Примарис


Внедрение десантников-примарис в ряды Адептус Астартес – непростой по всем меркам процесс. Космодесантники – стойкие традиционалисты, и некоторые из них настолько консервативны, что тысячелетиями придерживались неизменных обрядов. Конечно, прямой приказ Робаута Гиллимана, лорда-командующего Империума, существенно облегчил переход в новую эру. Для Ультрадесантников и большинства их наследников слова воскресшего примарха вполне хватило, и многие ордены приняли братьев-примарис с распростертыми объятиями. Тем не менее, существовали особо скрытные и своевольные капитулы, которые расценили появление в своих рядах десантников-примарис как разжижение своей крови и предательство древней культуры.

Некоторые Адептус Астартес подозревали, что десантники-примарис, которые были сильнее, выносливее и по происхождению ближе к самим примархам, постепенно вытеснят традиционных боевых братьев на обочину истории. Никакие доводы о том, что примарисы отличались способностями, но не опытом и адаптивностью, не могли залечить душевную рану, которую нанес им вид новоприбывших воинов, носящих их цвета и символику. Десантников-примарис из основания Ультима быстро внедрили в братства, куда годами стремились попасть другие принятые в орден аспиранты. В воздухе повисли судьбоносные вопросы. Заменят ли в конечном итоге десантники-примарис традиционных космодесантников? Отразится ли на идентичности орденов то, что многие тысячи рекрутов были выходцами не с их родных миров, а из стазисных хранилищ на Марсе? И смогут ли сами космодесантники стать примарисами, приняв плоды передовой таинственной науки Адептус Механикус, но сохранив при этом свою личность и накопленный опыт?

Последний вопрос Адептус Астартес по всей Галактике подняли особо остро. Сам лорд Калгар задавал его Велизарию Коулу и обсуждал с теми магистрами орденов, с которыми смог встретиться лично. Никто не мог сказать наверняка, удастся ли подобный эксперимент без смертельных последствий для реципиента, поскольку собранные архимагосом Коулом по этому вопросу данные указывали на то, что риск неудачи составлял 61,6%, прежде чем процесс удастся отточить, для чего потребуется время. Кроме того, существовала еще и этическая сторона вопроса, следует ли проводить подобный эксперимент вообще.


Vig149.jpg


Вставшая во весь рост дилемма разделила космодесантников. Некоторые утверждали, что эта судьба ждет каждого Адептус Астартес, тогда как из другого лагеря слышались шепоты отрицания, даже крамолы. Повелители Ультрадесантников пришли к выводу, что для упрощения перехода космодесантников от тысячелетних имперских традиций к новому миропорядку предмет яростных споров необходимо воплотить на практике. Сам Марней Калгар вызвался стать первым тестовым объектом своего прославленного ордена. Процесса он не пережил, но, как и примарх до него, Калгар вернулся из-за порога смерти.

Операция по превращению Калгара из традиционного космодесантника в десантника-примарис проводилась в автостерилизованном медицинском отсеке. В центре помещения, наполненного густым запахом антиспетиков, в окружении сложных медицинских сервиторов высилась огромная мраморная плита с желобами для отвода крови, которая обильно потечет во время процедуры. Сама операция станет всеобъемлющей и мучительной, как Марней уже отлично знал по утомительно-подробному описанию Коула. На додачу к девятнадцати вживленным органам, что вшиваются и хирургическим путем имплантируются в аспиранта-космодесантника, десантники-примарис получают еще три новых. Они известны как Магнификат, который внедряется в мозг для усиления работы остальных органов; Велизариево Горнило, что впрыскивает дозу гиперстероидов и кортикостимуляторов при получении десантником-примарис смертельного удара, чтобы тот мог биться дальше; и Жильные Катушки – прочные как тросы мотки дурастали, которыми оплетается каждое сухожилие и связка, придавая воину потрясающую выносливость и силу.

В ходе вживления этих продвинутых органов Марнея Калгара вскрыли от макушки до пят. Ему раздробили грудную клетку, а в кульминационный момент операции практически остановили работу организма. Хоры киберхерувимов блаженно распевали реквиемы и махали кадилами, словно священные курения могли вернуть дух Калгара обратно в тело. Разрезанный и вскрытый труп лежал неподвижно как будто целую вечность. Прошло десять долгих минут. Двадцать. Череполикие хирургеоны о чем-то скрежетали и бормотали, ставя уколы в истерзанную плоть. Наблюдатели у стен апотекариума в ужасе затаили дыхание.

Наконец, когда разрезы зашили тысячью острых игл, а в могучее сердце подали заряд, чтобы оно забилось снова, перекованный лорд Калгар вернулся к жизни. С натужным ревом, от которого на устах выступила кровавая пена, он сорвал свои оковы, постепенно отживая благодаря заработавшему Велизариевому Горнилу. Калгар вырвался из объятий смерти, и тем самым доказал всему ордену, что трансформация возможна. Рубикон Примарис был пройден, и для Адептус Астартес открылся новый путь.


Силы Темных Ангелов

Если Белые Шрамы и Багровые Кулаки тесно сотрудничали с Сенатом Вигилуса, то Темные Ангелы, которые ответили на зов Вигилуса, по большей части следовали по своему пути. Тем не менее, на многих театрах планетарной войны они сражались с неожиданной яростью и эффективностью.


Представителем Темных Ангелов, прибывшим на сенат, стал юный лейтенант-примарис Кодден. Подобного поворота не смог предвидеть даже Марней Калгар, ожидавший, по меньшей мере, старшего ветерана Крыла Смерти. Кодден выказал совету все положенное уважение, прежде чем отбыть восвояси. Его следование протоколу и правилам этикета было безукоризненным, однако нежелание лейтенанта углубляться в стратегию своих братьев говорило лучше любых слов. Только магистры Калгар и Кантор догадывались о настоящей причине – Кодден попросту не знал планов Темных Ангелов.

Среди представителей Сената Вигилуса пошел слух, что Темные Ангелы обычно держат контингенты примарисов отдельно от традиционных подразделений своего легендарного братства. Хотя некоторые космодесантники-примарис занимали ветеранские должности, менее опытные бойцы редко когда действовали сообща с быстрыми ударными силами Крыла Смерти и Крыла Ворона. Вместо этого они шли на острие атак, вонзаясь непосредственно во вражеские ряды, пока их братья наносили удары в других местах по своему усмотрению. Познакомившись с Кодденом ближе, Калгар понял, что Темные Ангелы использовали офицера-примариса и его почетную гвардию заступников похожим образом – чтобы скрыть свои настоящие намерения.

В чем заключались эти намерения, никто не мог сказать наверняка. В ранние месяцы третьей фазы войны до Сената дошло известие, что ударная группировка Крыла Ворона действует странным образом. Поддержав охватывающую атаку Форта-дакки Белых Шрамов во главе с Олуджин-ханом, Крыло Ворона нанесло сокрушительный удар по городу-крепости орков, но затем, когда битва достигла кульминации, резко свернуло на восток. Брошенные союзниками Белые Шрамы были вынуждены отступить до того, как смогли уничтожить штаб орков. Кодден мало что смог добавить к этому докладу, заявив, что Крыло Ворона перед ним не отчитывается. И лишь Калгар заметил в его словах едва уловимую горечь.

В ходе третьей фазы он начал складывать воедино части головоломки, которую представляли собой действия Первого. Где бы ни сражались Темные Ангелы, они никогда не удалялись от Вулианского вихря – огромного пылевого шторма на востоке планеты. Калгар понимал, что если начнет докапываться до причин, то только посеет на своем военном совете раздор, тогда как ему больше всего требовалось единство, и поэтому решил не вмешиваться.

Как только выяснилось, что на вершинах шпилей началось вторжение Хаоса, Темные Ангелы послали все свои силы в бой подле Ультрадесантников. Крыло Смерти и Крыло Ворона, упоминания о которых доселе подозрительно отсутствовали во всех боевых сводках, ворвались в гущу сражения с такой зрелищной мощью, что всего за час выбили захватчиков сразу из нескольких шпилей. После боя Калгару поступили странные доклады о том, что некоторых врагов Темные Ангелы увезли в странных крылатых кораблях-гробницах, которые Кодден назвал «Темными когтями», однако он вновь не стал выпытывать правду. Если ситуация продолжит ухудшаться, лорду Макрагга потребуются Сыны Льва и их преданность задаче, и неважно, какие еще цели они могли преследовать.


Непрощенные

Клинки Мщения, капитул-наследник примарис, сражался независимо на севере Донтории.


Благословители без предупреждения прибыли в ульевую агломерацию Отэк, нанеся мощный удар, прежде чем исчезнуть снова.


Ангелы Искупления находились под следствием за небрежность в выполнении долга, однако дрались так же стойко, как все остальные.


Адептус Астартес

Все присутствовавшие на Вигилусе капитулы Космодесанта сражались на нескольких фронтах, при необходимости передислоцируясь по запросу Сената Вигилуса, но большинство билось в определенных районах планеты. После того как за вторжением орков началось восстание генокульта, рядом всегда было какое-то поле битвы, из-за чего Адептус Астартес постоянно соединяли и разделяли свои силы.


Гиперия

База в Гавани Святых


Ультрадесантники – 3 роты, 2 полуроты

Белые Консулы – 5 рот

Черные Храмовники – 1 рота

Преторы Орфея – 2 роты

Серебряные Черепа – 1 рота

Орден Генезиса – 2 роты

Ястребиные Повелители – 2 роты

Воющие Грифоны – 3 роты

Новадесантники – 1 рота


Отэк

Космические Волки (Хальдор Ледяная Шкура) – 1 ударная группировка

Космические Волки (Бранд Черный Волк) – 1 ударная группировка

Мортификаторы – 2 роты


Мортвальд

Имперские Кулаки – 3 роты, 1 полурота

Мортификаторы – 2 роты

Повелители Огня – 2 роты


Мегаборей

Железные Руки – 6 клановых рот

Медные Когти – 2 роты


Донтория

Железные Руки – 2 клановые роты

Ястребы Некрополя – 7 рот

Посеребренные Клинки – 4 роты


Диркден

Багровые Кулаки – 5 рот

Сыны Медузы – 5 рот


Странствующие силы

Сыны Льва

Темные Ангелы – 4 роты

Части Крыла Смерти (не включены в перечень)

Части Крыла Ворона (не включены в перечень)

Благословители* – 1 рота

Клинки Мщения* – 2 роты

Ангелы Искупления* – 1 рота


* Обратите внимание, что это приблизительные расчеты, а не точные цифры


Сыны Хана

Белые Шрамы – 4 роты

Солярные Ястребы – 3 полуроты

Жнецы Бури – 2 полуроты

Истребители – 1 полурота


Силы крестового похода Индомитус

Сыны Феникса – 6 рот

Пустотные Трезубцы – 3 роты, 1 полурота

Кастеляны Разлома – 2 роты


++ Продолжение в файле IMP.VIG/AAS9/I-5

Участники второго и третьего этапов конфликта на Вигилусе, обозначенного как «Война Зверей», перечислены в секретном инфопланшете Imp.Vig/PGs1/1-19


Темные Ангелы носят цвета своей роты не на наплечниках, а на левом наколеннике. Эта практика восходит к рыцарским традициям Калибана, разрушенного во время трагических событий после Ереси Гора.


Силы Белых Шрамов

Даже среди Адептус Астартес Белые Шрамы считались мастерами высокоскоростной войны. Большая часть поверхности Вигилуса представляла собою пустошь, что как нельзя лучше подходило для схваток со скарасной Вааа! Их стиль ведения боевых действий оправдал себя на десятке военных театров.


Белые Шрамы наслаждаются боем. Их возбуждают звуки боевых песен, брызги горячей крови и свистящий в ушах ветер, когда они разгоняют до предела свои мотоциклы и транспортники. После связанных с Великим Разломом событий они стали проблемным капитулом, рассеянным по всей Галактике, когда ему как никогда прежде требовалась слаженность и концентрация сил. Невзирая на эти проблемы или, возможно, из-за необходимости их предолеть, Белые Шрамы с похвальной решимостью откликнулись на зов Вигилуса.

Белые Шрамы сражались на Вигилусе под началом Олуджин-хана, капитана, известного своей харизмой и ретивостью. Ученик прославленного магистра охоты Кор’сарро-хана, Олуджин получил командование над экспедицией, состоявшей из сынов Хана и их капитулов-наследников. Орден снарядил две полные роты Белых Шрамов, а также полуроты трех наследников: Солярных Ястребов, Жнецов Бури и Истребителей. Такой поступок Белых Шрамов свидетельствует об их благородстве, поскольку в то же время они сражались еще на нескольких фронтах в других уголках Галактики.

Пополнение десантниками-примарис из крестового похода Индомитус усилило капитул и позволило ему сбросить удушающую хватку Хаоса со своего родного мира Чогориса, однако вся остальная звездная система по-прежнему оправлялась от урона, нанесенного ей Гуроном Черное Сердце. Их Великий хан Джубал все еще числился пропавшим без вести после рейда на «Сетнар», войска капитула понесли тяжелые потери в боях с т’ау в Дамокловом заливе, а их крепость Квань-Жу заново освящали после нападения сил Хаоса. Хоть Олуджин и хотел помочь своим братьям защищать систему Чогориса, он понимал, что Белые Шрамы не вправе отринуть свой долг перед остальным Империумом.


Штурм на мотоциклах (зеленый бриллиант)


Неудавшаяся атака имперских рыцарей на Мусорные города орков послужила идеальным отвлечением для атаки мотоциклистов-космодесантников


Атака мотоциклистов Белых Шрамов

Атаки мотоциклистов Крыла Ворона

Путь отхода Крыла Ворона

Последние рыцари Дарровара

Вольные клинки-рыцари из Клинков Искупления

Путь отступления орков

Мусорный город (уцелевший)

Мусорный город (разрушенный)


Грозовые пророки, игравшие в капитуле роль библиариев, в своих видениях узрели, что сторожевой мир Вигилус вскоре накроет волна анархии, и во главе этого прилива шел зеленокожий зверь. Олуджина порадовало то, что им предстояло схватиться с орками, к тому же скарасными маньяками, ибо он питал особую страсть к мотоциклетному бою. Более того, орки были решительными, стойкими и предсказуемыми врагами по сравнению с искажающими рассудок воинствами, против которых он сражался во время последнего крестового похода на Вондрел Магнификат, культовый мир Слаанеш. На Вигилусе он смог бы завоевать честную славу, заслуженную болт-снарядом и клинком. Некоторые Костяные Клинки – ветераны Олуджина – даже высказали мнение, что если капитан сыграет ключевую роль в спасении Вигилуса, то его, возможно, даже назначат Великим ханом, если Джубал на самом деле погиб.

Лучше всего Белые Шрамы проявили себя не в защите имперских городов, а в быстрых ударах возмездия. Высадившись со своей 2-й ротой севернее Форта-дакки, Олуджин повел войска на территорию самого Крулдакки, ураганом болтов и лазерных лучей уничтожая промышленные зоны и сметая недостроенные сооружения. Орки ответили без промедления, с ревом выплеснувшись из мастерских и ангаров за Белыми Шрамами, а орудия Форта-дакки даже смогли выбить из седел и разорвать на куски нескольких сынов Хана.

Впрочем, молниеносность в сочетании с поднявшимися клубами пыли хорошо защитили танковый клин Белых Шрамов. Пока большинство орков бились с мотоциклистами, «Лэндрейдеры», «Репульсоры» и «Хищники» уничтожили корабль-врата «Лупящий кулак», и, ворвавшись в Форт-дакка, опустошили всю северную часть города.

Почти одновременно 3-я рота Белых Шрамов присоединилась к штурму с запада, едва взяла Мелкоулей в собственное кольцо огня. Их громогласная атака совпала во времени с атакой на юге города Крыла Ворона, которые обрушились на Форт-дакку и Кратер Дрогзота, чтобы посеять еще большее смятение. Мотоциклисты в черной броне, скрытые огромными клубами дыма и пыли от атаки с севера, ежеминутно уничтожали сотни орков. Попав под атаку со всех сторон, многие низшие зеленокожие бросились прочь из Форта-дакки по юго-западному скоростному шоссе. Капкан был готов закрыться, заживо испепелив дрогнувших орков в их же крепостях. А затем, без предупреждения, Крыло Ворона развернулось и устремилось на восток, позволив оркам сосредоточиться на оставшихся в одиночестве Белых Шрамах. Олуджин-хан вынужденно прекратил атаку, причинив базе Крулдакки значительный урон. Он так и не простил Крыло Ворона за то, что те лишили его шанса нанести действительно ощутимый удар.

Следующие несколько месяцев Белые Шрамы тесно сотрудничали с Астра Милитарум, добывая информацию касательно диспозиции вражеских сил на планете. Олуджин-хан посетил новый сенат Марнея Калгара в Гавани Святых, где заключил сделку с главнокомандующим Имперской Гвардии, проктором-командующим Венедаром. Сторожевые роты разведки Вигилянтской Стражи, патрулировавшие пустоши между ульевыми агломерациями, и даже добиравшиеся до серого пылевого океана на противоположной стороне планеты, будут предоставлять данные о гоночных трассах и следах орков, если это будет позволять им комм-связь. Олуджин-хан, в свою очередь, делился собственными находками с Венедаром и еще двумя офицерами – танковым командующим Йесманом из Вигилянтских Бронетанковых Клиньев и командиром Отпрысков Темпестус на планете, темпестором-примом Галлаганом. Последний не снисходил до ведения дел с простыми офицерами Астра Милитарум, но всегда находил время, чтобы связаться по воксу с Адептус Астартес. Олуджин-хан помог командирам сплотиться, чего им прежде так остро не хватало, поскольку там где Ультрадесантники решали стратегически-важные задачи из Гиперии, Белые Шрамы странствовали по всему Вигилусу, и всегда оказывались в пределах вокс-контакта, даже когда на каналах царили помехи из-за варп-бурь.

Благодаря Олуджин-хану десяткам механизированных полков Астра Милитарум, сопровождавшим колонны с водными танкерами и военными ресурсами из одной ульевой агломерации в другую, удалось достигнуть конечных точек без происшествий, несмотря на направленные против них рейды орков. Эта сделка не раз окупилась во второй половине войны, позволив Белым Шрамам наносить по оркам стремительные и действенные удары, а затем отступать, прежде чем противник успевал собраться с силами. Таким образом, Олуджин заслужил столь желанную славу и почет, но не за выигранные битвы, а за мудрость, дипломатичность и стремление к единству во имя Императора.


Силы Имперских Кулаков

Сыны Дорна – классические защитники Империума, которые на Вигилусе раз за разом доказывали свое мастерство. С тех пор как их примарху Рогалу Дорну доверили оборону Императорского Дворца на Терре, они слыли умелыми сокрушителями осад и стойкими кастелянами владений Империума.


Капитан Дравастис Фейн из 5-й роты Имперских Кулаков возглавил силы своего капитула на Вигилусе. Он одним из первых начал работать с Марнеем Калгаром над восстановлением порядка на планете, как некогда его примарх Дорн и Робаут Гиллиман вместе возвращали здравомыслие в раздробленную Ересью империю человечества.

Большинство Имперских Кулаков Фейна вскоре после высадки расположились в западных окопах Мортвальда. Они обороняли псевдоконтинент на протяжении почти всей второй и третьей фазы войны, тем самым выполняя главную свою задачу – не дать оркам опустошить кактусовые леса Мортвальда, которые были единственным крупным источником пищи на планете. Имперские Кулаки, действующие не только вместе с подразделениями кадийцев и катачанцев, но и рыцарями дома Тэррин и вольными клинками с проклятого Дарровара, заставили орков дорого платить за каждый свой шаг.


Vig155.jpg


В ходе обороны траншей Дейноса Кадийские полки намеренно отступили, чтобы заманить орков в зону поражения между Имперскими Кулаками и рыцарями Тэрринов. Лишь вольные клинки с Дарровара нарушили строй и направились в пустоши.

Бойцы Имперских Кулаков в траншеях

Штаб Фейна

Кадийские ударные войска

Адамантиевое копье вольных клинков

Рыцари дома Тэррин

Скарасная орава Дроксжиги

Орава дредов Танки

Орава таптунов убойного босса Крушикулака


Система траншей

Бункеры

Связные окопы

Вспомогательные траншеи

Орудийные точки


Многие бойцы Астра Милитарум в шутку называли Имперских Кулаков «тонкой желтой линией», поскольку они действительно сильно выделялись на фоне землисто-коричневого камуфляжа траншейной сети Дейноса, но в их скабрезностях не было ничего, кроме глубокого почтения.

Имперские Кулаки рассматривали осаду как лучшее испытание своих воинских умений, отваги и решимости, и их упрямый, неуступчивый характер делал их идеальными окопными бойцами. Где бы ни атаковали оравы дредов орочьего авнгарда, они наталкивались на опустошителей и «Центурионов» 5-й роты, готовых разобрать их по винтику. Где бы Астра Милитарум ни отступала под напором неистовствующей оравы зеленокожих, которых не могла остановить ни одна человеческая армия, Имперские Кулаки удерживали строй. Где бы орки ни прорывали имперскую оборону, они обнаруживали, что угодили в клещи между Имперскими Кулаками и их союзниками с другой стороны. Заманив своих врагов в ловушку, сыны Дорна, не теряя времени, расстреливали их безостановочным шквальным огнем. Когда боеприпасы подходили к концу или иссякали окончательно, Имперские Кулаки обрушивались на ксеносов с клинками наголо, опрокидывая одну их волну за другой. Если и существовал способ защитить траншеи от орды или огромной машины ксеносов, то Имперские Кулаки непременно его найдут.


Ротное знамя 7-й роты Имперских Кулаков, поднятое над крепостью Искупления на линии Целлера в южном Мортвальде.


Капитан Дравастис Фейн резко изменился после своего первого столкновения с Хаосом. Даже на этапе выслеживания ксеносов его озабоченность еретиками граничила с откровенной паранойей.


Силы Багровых Кулаков

Имперские Кулаки были не единственными сынами Дорна, что защищали Вигилус от чужаков. Вместе с ними прибыл их главный капитул-наследник, Багровые Кулаки, сильно пострадавшие от зеленокожих, которые атаковали их родную планету, Мир Ринна. На Вигилусе они поквитались с орками сполна.


Багровые Кулаки были одним из самых многочисленных орденов на Вигилусе. Уже одно это стало немалым достижением, учитывая их трагическое прошлое. После взрыва ракеты, в один ослепительный миг уничтожившей крепость-монастырь и большинство воинов капитула, от Багровых Кулаков осталось менее сорока процентов от их изначальной численности. Впрочем, не в их природе было опускать руки. Лишившись крепости, большей части техники и даже своего генетического семени, они продолжили отражать вторжение орков. Под руководством непоколебимо решительного магистра ордена Педро Кантора они переформатировали свои отделения и использовали каждый акр родной земли в качестве оружия, пока вновь не стали представлять боеспособную силу. В дальнейшем Багровые Кулаки понесли еще много потерь, однако они вернули в свой мир некое подобие порядка.

Крестовый поход Индомитус принес с собой в Мир Ринна новое поколение воинов. Узнав о злоключениях ордена, Гиллиман передал ему более пятисот десантников-примарис. Момент оказался настолько эпохальным, что впоследствии его стали называть не иначе как днем Возрождения.

Радости Багровых Кулаков не было предела, ибо они почти потеряли надежду восстановить орден. Увеличение своих сил вдвое всего за одну ночь и обретение реального шанса на возмездие стало для них исторически важным событием. Они приложили все усилия, чтобы внедрить собратьев-примарисов в свои ряды, обучая их ритуалам битвы и тренируясь с ними денно и нощно, пока новые воины и старые не стали сражаться как одно целое. Каждый рекрут прошел испытание Окровавленного Кулака, согласно которому он должен был вернуться с руками, покрытыми кровью шипастого дракона, за что получал право носить багрянец на правом кулаке. В капитуле оставалось несколько традиционалистов, считавших, что вступление в ряды Багровых Кулаков стольких иномирян навсегда изменило дух братства, но поскольку Гиллиман и Кантор разделяли видение будущего для Империума, они решили держать свое мнение при себе.

Vig158.jpg

Багровые Кулаки также услышали мольбу Вигилуса. Решив закрепить братские узы между новоприбывшими и ветеранами, Кантор вместе с пятью полными ротами – целой половиной капитула – отправился на войну в Протоку Нахмунда. Эти действия стали своеобразным заявлением, громким, как возвестивший об их прибытии трубный глас и яркие сине-красные цвета на доспехах. Багровые Кулаки вернулись во всеоружии, готовые сражаться и умирать не только за родной мир, но и за далекие планеты, без которых Империуму не выжить.

Багровые Кулаки высадились в Гавани Святых не в десантных капсулах, сразу ринувшись в бой подобно многим другим космодесантникам. Они приземлились в «Громовых ястребах», многие из которых пока не имели ни единой царапины, ибо по милости крестоносцев Гиллимана орден пополнился не только новыми воинами, но и техникой. Педро Кантор явился на Сенат Вигилуса, чтобы посоветоваться с военными лидерами этого августейшего собрания и выслушать мудрость самого Марнея Калгара. Он прибыл, чтобы служить, а не искать славы, и намеревался оправдать доверие примарха Гиллимана.

К вящему разочарованию и скрытому гневу многих Багровых Кулаков, роты с Мира Ринна послали не на войну с орками. Вместо этого им приказали пополнить ряды защитников Диркдена. Им поручили остановить культистов генокрадов, которые вырывались из местных подземелий в таких невероятных количествах, что многие уже считали этот несчастный континент безвозвратно потерянным.

Кантор без возражений поспешил к фортовой стене Гиперия-Диркден, где попал под атаку подразделений Нищих Принцев, и вошел в истерзанные войной Нормализированные Забои. Его благородные воины без устали сражались с чистокровными генокрадами, что кишели на улицах подобно жутким насекомым, вычищая гнезда злобных созданий пламенем и непрерывными болтерными очередями. Их главная задача заключалась не в тотальном уничтожении, поскольку даже с новыми бойцами они не смогли бы выстоять против всех культистов генокрадов. Вместо этого Багровые Кулаки развернули взаимосвязанные битвы, чтобы дать имперским жителям время эвакуироваться.

Население Диркдена, погрузившееся в кошмарное существование, где каждый дом, блок или бункер мог скрывать мутанта-чужака, почти лишилось надежды. Багровые Кулаки в союзе с кадийцами смогли спасти десятки тысяч людей, выведя их в пыльные южные пределы Гиперии, откуда Медные Когти недавно выбили вторгшихся орков. Когда Министорум заявил, что Гиперия исчерпала возможности приема новых людей, и что Диркден под маской беженцев покидают агенты Нищих Принцев, Педро Кантор выступил за введение на южных воротах фортовой стены строжайшей процедуры проверки. Он говорил так страстно и многословно, что Министорум согласился пойти на компромисс, и создал пункты проверки под надзором кадийцев-ветеранов. Тем не менее, даже этого оказалось мало – в конечном итоге фортовая стена и весь Диркден пали под натиском культистов генокрадов, давно торивших путь к своему возвышению. Впрочем, без эффективности, убежденности и сострадательности Багровых Кулаков псевдоконтинент пал бы задолго до кульминации Войны Зверей, забрав с собой миллионы безвинных жизней.


Поднятое знаменосцем капитула Эндигио Гомарексом знамя Багровых Кулаков гордо развевается на Вигилусе. На нем увековечены имена павших в кошмарной войне на Мире Ринна.


Капитулы-примарис

Среди Адептус Астартес на Вигилусе были как представители орденов Первого основания и их прямых наследников из Второго, так и нескольких капитулов из основания Ультима. Хотя им едва исполнилось столетие, но за свое боевое мастерство они уже успели заслужить уважение других космодесантников.


Кастеляны Разлома

Сам Робаут Гиллиман поручил Кастелянам Разлома их мрачную обязанность. С самого прибытия в Протоку Нахмунда по приказу примарха они отражали атаки орд демонических машин и рыцарей-отступников, обитавших в этом космическом канале. Когда на Вигилусе разгорелась война, капитул как раз бился с войсками еретиков на Дарроваре. Тем не менее, две их роты присоединились к войне на Сангва Терре, а две другие отправились на Вигилус. Преуспев в сражениях против коварных сил Хаоса, они с похвальной эффективностью и решимостью выслеживали темные культы на Сторвале в ходе третьего этапа Войны Зверей.


Символ капитула Кастелянов включает в себя скрещенные цепи – символическая преграда против зла, с которым борются эти космодесантники.


Боевой брат


Сержант


Ветеран-сержант


Лейтенант


Кастеляны Разлома используют альфа-цифры высокого готика, чтобы показать свое родство с Ультрадесантом. Номер отделения у них изображается на правом наплечнике, а номер роты – на правом, выкрашенным в черный цвет, наколеннике.


Ястребы Некрополя

Ястребы Некрополя – стойкие и умелые войны, прошедшие обширную подготовку по тактике ведения ближнего боя и ставшие настоящими ветеранами десятков городских битв. Они несут отметки своей полевой специализации не только на наплечниках, но и на ранцах, чтобы товарищам было проще различать их в дыму и пыли городской войны.

На Вигилусе Ястребы Некрополя сумели сдержать волну восстания ксеносов и заражения геллероспой, которая пошатнула Донторию до основания. Постепенно они взяли под контроль весь город и создали несколько безопасных плацдармов, которые мастерски обороняли и безжалостно разрушали, если не могли их больше удерживать.


Старшие офицеры Ястребов Некрополя часто украшают свои наплечники белым символом капитула.


В Донтории знак меча и нимба носили бойцы, которые убили еретика из печально известного легиона Гвардии Смерти.


Эмблема Ястребов Некрополя символизирует стремительность и зоркость, которые делают их столь грозными городскими бойцами.


Боевой брат


Сержант


Ветеран-сержант


Лейтенант


Иссиня серые и белые цвета Ястребов Некрополя позволяют им сливаться с разрушенными зданиями, провонявшим кордитом дымом и смогом – обычными явлениями в условиях плотной городской застройки.


Сыны Феникса

Непоколебимо верные Императору Сыны Феникса следуют строгим боевым ритуалам и гордятся тем, что сражаются в самом пламени битвы. Своими впечатляющими крестовыми походами они торят путь для Имперской Гвардии, поэтому за ними всегда следует огромное количество разнообразных святых. Их присутствие в Гиперии положительно повлияло на Вигилянтскую Стражу и Адепта Сороритас, которые давно ждали их прибытия. Сыны Феникса – относительно новая армия Императора, однако во время войны Неприязни они уже успели прославиться тем, что обрушивали на противника внушительный огненный шторм, а также тем, что без колебаний продолжали в этом же пламени сражаться.


Наплечники Сынов Феникса часто богато украшены, иногда мощами святых и другими благословенными реликвиями.


Обычно сержанты носят номер своего отделения на левом наплечнике, нередко обрамляя его лавровым венком победы.


На левом наплечнике носится знак полевой специализации, а на правом символ капитула – окруженный нимбом шлем с орлиным крылом.


Боевой брат


Сержант


Лейтенант


Белые доспехи Сынов Феникса символизируют чистоту воинов. Вместо того чтобы обозначать свою роту с помощью цветной каймы на наплечнике, они выводят номер роты, а зачастую и знак полевой специализации, золотым цветом на левом наколеннике.


Пустотные Трезубцы

Пустотные Трезубцы, родом из океанического мира Талассар, блюдут флотские традиции империи Ультрамара. Они быстро прославились своими умениями в космоходстве и пустотной войне. Пустотные Трезубцы во главе со своим магистром ордена, лордом-коммандером Теодроном Ветрусом, стали первым капитулом, который пересек Протоку Нахмунда от Сангва Терры до Вигилуса. Срезав путь у Омис-Приона, они смогли обойти демонический флот кузнеца войны Цунгдана. Если бы не перехваченный библиарием сигнал бедствия с Вигилуса, Пустотные Трезубцы, скорее всего, смогли бы опередить Цунгдана и уничтожить его базу. Однако они свернули к Вигилусу и взяли на абордаж корабли из орочьего кордона.


Ветераны Пустотных Трезубцев часто украшают свои наплечники аквилой за каждое десятилетие службы.


Звездный ореол, изображенный рядом с венком, носят воины, которые в составе абордажной партии уничтожили вражеский корабль.


Пустотные Трезубцы изображают свою специализацию и полевые отметки на правом наплечнике, а трезубец капитула – на левом. Ротный номер носится на левом наколеннике.


Сержант


Лейтенант


Боевая броня Пустотных Трезубцев цветом напоминает синеву южных талассарских океанов. Эти воины придерживаются ультрамарских традиций, и на Вигилусе они с радостью воспользовались шансом сразиться в бою подле самого Марнея Калгара.


Силы Адептус Механикус

Когда началась Война Зверей, на Вигилусе базировалось несколько десятков макроклад Адептус Механикус. Они не ограничивались одними только представителями Стигии VIII, хотя силы культа Механикус в ливрее этого мира-кузницы защищали свои владения упорнее других.


После того как Пакт Огня и Стали закрепил Мегаборей за Адептус Механикус, который они считали своим по божественному праву, техножрецы приступили к выполнению таинственного плана. Их репутация затворников временами приводила в ярость, чему ничуть не способствовало поведение их представителей на Аквиларианском совете. Эти персоны были в равной мере политиками и жрецами, и легко спутывали карты любому, кто пытался разгадать истинные причины появления Адептус Механикус на Вигилусе.

Техножрецы со Стигии VIII считались крайне подозрительными и странными личностями даже по меркам остальных Адептус Механикус. Историю их мира-кузницы предопределили события Ереси Гора, когда планету спасли самоотверженные альдари, и с тех пор адепты Стигии испытывают противоречивый интерес к чужакам и их реликвиям. Впоследствии эта готовность изучать ксенотехнологии сильно повлияла на восприятие посторонними любых планов жрецов со Стигии VIII.

Адептус Механикус с Мегаборея и Сторвала хранили в строжайшем секрете то, что они бурили кору планеты ради залежей ценного минерала, известного как ноктилит, или, на обычном языке, черный камень. Это вещество представляло определенный интерес для всего культа Механикус, особенно после открытий на Амонтепе II и начала добычи Велизарием Коулом этого странного минерала в десятке мест по всей Галактике. Тем не менее, необычность залежей черного камня на Вигилусе приводила в смятение даже тех, кто утверждал, будто знал его свойства.


Битва за гору Колоссид (Сторвал)

Засада культа генокрадов

Когорта пирокластов Стигии VIII

Союз мятежных рабочих из Сынов Ваннадана


Гора Колоссид, действующий вулкан, что являлся жизненно-важным энергетическим узлом Вигилуса, попал одновременно под атаку культа ксеносов и наступление секты пирокластов, созданной покойным демагогом Ваннаданом. Скитарии со Стигии VIII перенаправили на свои загадочные орудия достаточно геовулканической энергии, чтобы вести огонь на полную мощность, и целый день отбрасывали как завоевателей, так и мятежников. Впрочем, присутствуй там сам Ваннадан со своими союзниками-тзинчитами, оборона, скорее всего, не устояла бы.


Среди жрецов Марса ходили слухи, что залежи чистого черного камня можно было изменять и поляризовать не только для притягивания энергий Эмпиреев, но также для их отторжения. На основе этих диких теорий родилась гипотеза, что усеивавшие Галактику чернокаменные структуры были частично в ответе за усиление барьера между материальным пространством и варпом. Никто из ксенаритов со Стигии VIII не мог их воспроизвести, однако это не мешало им изучать их с ненасытным интересом.

Именно эта неутолимая жажда знаний заставила техножрецов-первооткрывателей зарыться под кору Вигилуса, когда их оборудование засекло странные сигнатуры в определенных геомантических точках. Находка привела их в смятение – линейные, похожие на копья осколки черного камня, что удерживались внутри неведомо как сформировавшихся полостей, наполненных вязкой черной суспензией. Пока планета вращалась вокруг своей оси, копья из черного камня всегда оставались направленными в одном направлении – на Сангва Терру в Империуме-Санктус.

Это открытие заставило ксенаритов со Стигии существенно укрепить свои владения на Вигилусе. Какой бы космический феномен не находился у них под ногами, его следовало защитить любой ценой. Полных шестнадцать макроклад – каждая состоявшая из четырех когорт, разделенных на три манипулы – присоединились к восьми, что уже охраняли Вигилус. Несколько других миров-кузниц выслали собственные макроклады для «усиления» войск на планете, хотя в действительности их мобилизовали сугубо с целью выяснить, почему Стигии VIII считала Вигилус таким важным. Поначалу жрецы Стигии наотрез отказались от подобных «подкреплений», но когда Война Зверей подвела планету к краю катастрофы, мирам-кузницам пришлось объединить свои усилия.


Символ Стигии VIII является меткой верности Омниссии, и известен в тысяче миров. Иногда он носится вместе с выведенным ниже числом VIII, и означает знание, приобретаемое любой ценой.


Рейнджеры-скитарии из Черной Гвардии Кулакса были посланы на Вигилус в качестве наказания за то, что их священный подопечный, дуговой реактор LCVII, был уничтожен во время случайного орбитального удара. Они сражаются, дабы очистить свое имя.


Силы Астра Милитарум

Вигилус обороняло множество бригад и полков, в том числе известных по всему Империуму. Самые лучшие из них базировались в Мортвальде и успешно отразили не один десяток волн атакующих орков.


Из-за своей стратегической значимости Вигилус не раз усиливали полками Кадийских ударных войск. Они как нельзя лучше подходили для сражений в условиях агломераций, и вскоре приступили к обучению местных бойцов искусству ближнего боя, городских конфликтов и поквартального умиротворения. Города Кадии были милитаризированы до такой степени, что больше напоминали лабиринты траншей, чем конурбации – факт, давно известный Дейносу Агамемну, поскольку в молодости он посещал мир-крепость.

Пока кадийцы в окопах защищали северные границы Мортвальда, лорд Дейнос занялся обеспечением безопасности внутренней части своего драгоценного псевдоконтинента. Когда на Вигилус высадился полк катачанцев, он поспешил разместить их в казармах возле сукуллентных кактусовых лесов Мортвальда. Каждое растение усеивали толстые, твердые как сталь футовые шипы, но расположившимся там катачанцам они нисколько не мешали. После того как эскадрилья бомбил орков, известная как Леталы-дакканауты, прорвалась сквозь шквальный зенитный огонь «Икаров» в траншейной сети Дейноса и сбросила из бомболюков сотни штурмавиков, внизу их уже поджидали катачанцы. Бой в кактусовых лесах стал коротким и кровавым, и уже вскоре самые высокие растения украсили орочьи головы.

Востроянские Первенцы в основном базировались в Донтории. Эти благородные и жертвенные солдаты добровольно согласились обеспечивать там карантинные меры, за что в итоге заплатили страшную цену. Когда кордон прорвали, от недуга умерла почти половина Первенцев, а остальных заключили под стражу.


Вигилянтская Стража


Астра Милитарум набирается в сотнях тысяч миров по всей Галактике, и в результате каждый полк имеет собственные ритуалы и традиции. Гвардейцы с Вигилуса в первую очередь славились своей непоколебимой верой в Императора. Еще до вступления в Гвардию они уже были неразрывно связаны с Имперским Кредо, поскольку большинство из них происходило с Гиперии, где религия являлась образом жизни. Назначенные в их ряды жрецы Министорума помогали поддерживать веру солдат в Бога-Императора на уровне постоянно полыхающего пожара. Не одну сотню раз они ходили в бой вместе с размещенными на Вигилусе орденами Адепта Сороритас, и за годы повидали столько чудес, что твердо уверовали в старую гвардейскую поговорку: «Император защищает» (по словам гиперианских тыловиков, вполне обоснованно). Ходило немало историй о том, как медальоны верующих вигилянтов отводили смертельные выстрелы, как свет в небе приводил их к заплутавшим товарищам, или как разрушенные здания внезапно обваливались на головы ксеносам, прежде чем те успевали ворваться в строй солдат.

Эта пылкая вера проявлялась несколькими путями. Во-первых, Вигилянтская Стража была гораздо суевернее и богобоязненнее, чем их прагматичные сослуживцы из других полков. В начале М41, когда нескольким переброшенным с Кадийских Врат на Вигилус батальонам поручили обучить его защитников по высочайшему разряду, это стало причиной для конфликта между более приземленными кадийцами и верующими из Вигилянтской Стражи. Нескончаемые обряды, богослужения и преклонения, которых верховное командование требовало от своих бойцов, раздражали многих офицеров-кадийцев. Проктор-командующий Халлатар из 23-го полка Вигилянтской Стражи был настолько твердым в неукоснительном следовании всем традициям и ритуалам, что некоторые пехотинцы-кадийцы даже прозвали его Маленьким Понтифексом. Все это казалось им пустой тратой ресурсов, отвлекающим фактором в обучении и потаканием религиозности, что в итоге принесет больше вреда, чем пользы.

Все изменилось с открытием Великого Разлома. Бойцов Вигилянтской Стражи не мучили кошмары, которые донимали остальных людей, и они всегда просыпались отдохнувшие и полные сил. Вигилянты храбро сражались, и, когда это было нужно, без колебаний примыкали штыки и кидались на генетически проклятых аберрантов и даже чистокровных генокрадов. Сначала кадийцы исполнились уважения к своим союзникам, а затем и сами начали присоединяться к ним на богослужениях. Хотя Вигилянтская Стража была странной братией, воспринимавшей каждый гимн как непреложную истину, что-то в ней внушало надежду в час войны.


Силы Милитарум Темпестус

Несколько прославленных полков Милитарум Темпестус действовали на Вигилусе в качестве элитных подразделений для выполнения приоритетных задач. Кроме того, в случае исчезновения, похищения или необходимости обеспечения безопасного прохода знати они выполняли также функции спасателей, специалистов по эвакуации или отрядов сопровождения.


Милитарум Темпестус славятся тремя вещами – абсолютизмом, исключительной подготовкой и высококлассным снаряжением. Их не слишком жалуют простые солдаты из Имперской Гвардии и презирают те, кто не имеет столь же привилегированного положения и экипировки. Все это мало волнует Отпрысков Темпестус, поскольку они отправляются в бой тогда, когда сил Астра Милитарум оказывается недостаточно, и сражаются в наихудших военных зонах Галактики. На Вигилусе они позволили своим действиям говорить вместо себя.

Схола Прогениум, работающая сообща с вигилянтским лордом Ваарганом из Аквиларианского совета, признавала, что боевой дух имперских сил имеет первоочередное значение. Под ульевыми агломерациями усиливался культ генокрадов, по улицам ширились мятежи, а слухи о катастрофе вызывали среди горожан панику.

Темпестор-прим Лиокардус из Бетикских Кентавров решил, что лучше всего его Отпрыски послужат для защиты первых лиц мирового порядка на Вигилусе. Отразив попытки убийства культистов генокрадов и эвакуировав бегущих чиновников, Антрелльские Львы и Зетикские Тигры под началом лорда-комиссара Асада спасли жизни трем членам Аквиларианского совета, на которых напала орда неуклюжих аберрантов лидера культа Холлуна Деша. Тем же временем, когда на улей-шпиль Пурпур напали скарасные маньяки в попытке обрушить его снизу, Капикские Орлы остановили их атаку и сопроводили понтифекса Галлюка в безопасное место. Его смерть нанесла бы по Министоруму серьезный удар.


Эвакуация понтифекса Галлюка (Гиперия)


Орки, атаковавшие Гиперию в надежде разрушить улей-шпиль Пурпур и убить понтифекса Галлюка, были заблокированы с помощью хрестоматийной операции по «щитовой эвакуации» Милитарум Темпестус.


14-й полк Дельтикских Львов

41-й полк Каппикских Орлов

3-й полк Лямбданских Львов

43-й полк Йотанских Драконов

Орден Нашей Девы-Мученицы

Маршрут атаки орочьего культа скорости

Понтифекс Слин Галлюк

Маршрут эвакуации эскадрильи «Пикового крыла»


Силы Адепта Сороритас

Сражавшиеся на Вигилусе Сестры Битвы были важной составляющей обороны планеты. Без их веры, убежденности и стремительности ульевая агломерация Отэк почти наверняка бы пала, как и, скорее всего, сама Гиперия. Некоторые жители считали проявленную ими на поле битвы доблесть не иначе как чудом.


Адепта Сороритас гордятся тем, что их основатели лично общались с самим Богом-Императором. Сестры Битвы это больше, чем военная организация, поскольку они олицетворяют Имперское кредо, а также поддерживают его огнем и яростью. На Вигилусе они защищали ульевые агломерации от неисчислимых угроз, разнившихся от обыкновенных мятежей до сверхъестественных проявлений.

Орден Нашей Девы-Мученицы оборонял Вигилус от бича Хаоса на протяжении почти четырех тысяч лет. Они стояли гарнизоном в Гавани Святых еще во времена, когда она была простым базиликанумом, и патрулировали сотни миль алебастровых укреплений и усеянных башнями бульваров. Из-за масштабной урбанизации им приходилось сражаться почти исключительно в плотно застроенных районах ульевых агломераций, поэтому гиперианские Адепта Сороритас стали по большой части механизированной армией. Они имели в своем распоряжении множество единиц техники, и хорошо умели справляться с населением во время беспорядков – настолько, что одного вида их полуночно-черных машин обычно хватало, чтобы жители Гиперии разбегалось у них с дороги. Каждая канонисса и старшая сестра досконально знала городские улицы, изучая их во время прохождения тренировки. Благодаря жатве данных ордена Диалогус, предсказывающего вероятные опасные зоны и прокладывающего оптимальный маршрут из одного района агломерации в другой, Сестры Гиперии стали настоящими хозяевами своей вотчины. Какой бы неверующий, еретик или монстр не угрожал городскому району, Сестры Битвы были скоры на ответ. Именно знание родного дома помогало им раз за разом отбрасывать орков на начальных стадиях Войны Зверей.


Vig192.jpg


Пока Космические Волки Хальдора Ледяной Шкуры несли смерть ксеногибридам, отравлявшим Пустоту Греигана, Адепта Сороритас карали те части культа, что вышли из укрытий вокруг Пустот Тревига, Агамемна и Мисандрена. Улицы озарились огнем, когда сотня снаряженным огнеметами истребительных команд превратила многочисленных злобных мутантов в пепел, а остальных прогнала назад под землю. Позже они объявились в других местах, однако три жизненно-важных источника воды удалось защитить в критический момент.


Орден Нашей Девы-Мученицы (миссия по возвращению данных)

14-й Вигилянтский полк «Скорбящие Звезды»

Цитадель Нищих Принцев

Коготь Жаждущего Чорва

Ударная группировка Хальдора Ледяной Шкуры

Надземная водопроводная труба

Подземная водопроводная труба

Укрепленный резервуар

Vig194.jpg

Министорум пользовался на Вигилусе таким влиянием, что Сестры Битвы имел приорства и аббатства в каждой ульевой агломерации. Изначально они расквартировались ради усиления власти Гавани Святых – или, если точнее, для закрепления там присутствия Экклезиархии, - к большому недовольству Люсьен Агамемн. Но когда орки постепенно окружили метрополии планеты, а из-под улиц в умопомрачительных количествах полезли культисты генокрадов, все осознали истинную ценность Адепта Сороритас. Там, где ступали Сестры Битвы, милость Императора останавливала противоестественное колдовство и прогоняла ночные кошмары подобно восходящему солнцу. Там, где они сражались, население билось вместе с ними.

Старшая канонииса, командующая Адепта Сороритас на Вигилусе, пламенная и неукротимая женщина по имени Темперенс Блейз, внушала всем такой трепет, что Аквиларианский совет выдал ей разрешение вести кампанию на Вигилусе так, как она сочтет нужным. Под ее началом находились доверенные канониссы и старшие целестинки, так называемые Святые Шипы, которым была доверена защита интересов Министорума в отдельно взятых ульевых агломерациях.

После высадки на Вигилусе космодесантников именно Темперенс Блейз вела переговоры с магистрами орденов. В первые несколько недель войны Блейз приняла вторжение на свою планету настолько глубоко, что лично возглавляла многие контратаки и обрушивала праведный гнев как на встреченных ею несогласных и трусов, так и на угрожавших городам чужаков. Лишь когда война достигла патовой ситуации, она вернулась к роли лидера, и, оставив убийства своим сестрам, со смертоносной эффективностью взялась за координацию обороны Гиперии.

Адептус Астартес, привыкшие игнорировать офицеров Астра Милитарум, с Блейз, напротив, тесно сотрудничали, поскольку видели в ней сильного союзника с важными знаниями о каждом театре войны, на которых они бились. Действуя сообща, они стали чем-то большим, нежели суммой частей. Хотя Сестры Битвы по большей части не покидали ульевых агломераций, они удерживали позиции там, где отступали целые полки имперских гвардейцев, и обороняли внутренние районы болтером, огнеметом и мелтабомбами.


Символ ордена Нашей Девы-Мученицы повсеместно встречался по всей Гиперии.


Рыцари Вигилуса

На Вигилусе сражались десятки имперских рыцарей, одни в составе Квестор Империалис, другие в качестве отпрысков Механикус, а третьи – как вольные клинки с проклятой планеты Дарровар. Некоторые из них прибыли аж из самого Волториса, родного мира Тэрринов, и эти благородные ветераны внесли существенный вклад в уничтожение Мусорных городов орков.


С началом войны на окраинах городских агломераций защитники Вигилуса мало что могли противопоставить многочисленным, хорошо защищенным машинам войны, сконструированным орками-механьяками, что заправляли промышленностью Мусорных городов. Обратить вспять волну орочьей техники удалось лишь имперским рыцарям, но до конца неослабевающей, безжалостной Войны Зверей дожило всего четыре такие машины.

Первыми лязгающими пузатыми шагоходами, что напали на ульевые агломерации, управляли гретчины и мелкие орки, и их машины уступали в размерах даже оруженосцам, сражавшимся в качестве сил поддержки знати имперских семейств. Орочьи машины гибли десятками в опустошительных атаках копий, и не раз обращались в паническое бегство. Но чем дольше шла война, тем большими становились эти машины, пока в итоге не начали затмевать даже рыцарей-доминусов.

После того как на горизонте замаячили гарганты военных племен орков, несколько подразделений квесторов Механикус с Мегаборея посчитали, что понесут неоправданно высокие потери, если вступят с ними бой, поэтому просто передислоцировались в другие места и стали нести смерть скарасным маньякам, которые осмеливались забрести вглубь их родных континентов. Вольные клинки с Дарровара горели желанием сразиться с самыми крупными машинами орков, поэтому своевольно покинули имперские позиции. Бесстрашные рыцари вклинились глубоко в территории зеленокожих, но, в конечном итоге, их окружили и перебили по одному.


«Честь рождается внутри, а не в силу обстоятельств. Она не требует награды, но создает самый прочный щит от скверны».


Тавр из дома Тэррин


Легендарная атака (Мортвальд, западные Мусорные города)


Атака вольных клинков на Танка-разлив была отважной и впечатляющей, но обреченной на поражение. Дом Тэррин отправился им на выручку, но после подхода орды Крулдакки бой долго не продлился.


Атака вольных клинков

Первый этап штурма вольных клинков

Второй штурм вольных клинков

Дом Тэррин

Наступление дома Тэррин

Отступление дома Тэррин

Контрнаступление орков

Мусорный город (уцелевший)

Мусорный город (разрушенный)


Рыцаря типа «Странник» под названием «Неуступчивая честь» пилотировал Тавр, привратник дома Тэррин. Он редко покидает родную систему, но если выступает на войну, то сражается как истинный герой.


Барон Дарий, пилотирующий «Нетерпимого», – мастер правосудия дома Тэррин и его палач. На Вигилусе он умело ведет в бой острие собственных вассальных рыцарей.


Сир Селвин – прирожденный мечник. Он мастерски орудует цепным тесаком «Жнец», разрубая бродячих по пустошам Вигилуса смертодредов.


Аларб пилотирует рыцаря типа «Доблестный», известного как «Почетное бдение». С уничтожением большого таптуна орков он добавил к своему списку поверженных на Вигилусе врагов еще одну машину класса титана.


Силы орков

На Вигилус в том или ином виде прибыл каждый клан, каста и субкультура орков. Поначалу зеленокожие набирали темп медленно, но на поздних этапах войны они стали по-настоящему неудержимыми.


Империум, воспользовавшись передышкой, которую ему во время первой фазы Войны Зверей подарили бастионные силовые поля, опознал и составил данные о различных силах зеленокожих, что добрались до планеты. Принимая во внимание, что на заре конфликта на Вигилус спустилась целая армада орочьих космолетов, удивительно уже то, что эти силы вообще удалось каталогизировать. Тем не менее, на основании информации, добытой транспортными колоннами, эвакуационными кораблями и низкоорбитальной разведкой, имперским стратегосам удалось приблизительно сосчитать основные присутствующие на планете орочьи армии.

Далее эту информацию сопоставили со сведениями полевой разведки, собранной на основании свидетельских показаний, пикт-снимков сервочерепов и трущобных шпионов, действовавших в районе каждой зоны конфликта. Некоторым агентам даже удалось заключить сделки с наемниками из клана Кровавых Топоров. Достигли они этого ценой жизни многих имперцев, однако их данные оказались точными, после того как их сравнили с информацией, полученной дознавателями от плененных орков, которые в красках рассказывали, кто вот-вот придет за них мстить. В конечном счете Аквиларианский совет – а позже Сенат Вигилуса – выстроили подробный образ ксеноврага, с которым они столкнулись, и, отталкиваясь от него, расставили соответствующие оборонительные приоритеты. Это стало первым шагом на пути к отвоеванию имперцами пустошей.

После падения силовых полей в городские агломерации Вигилуса вторглись миллиарды зеленокожих. Благодаря беспримесной, шокирующей жестокости им удалось опустошить огромные территории каждого континента, за исключением Погибели Кэлака и Диркдена. Это завоевание стало известно как Бальшой Грабеж среди орочьих вожаков, что возглавляли разрушительные штурмы. Все это время планету в поисках битвы бороздили флотилии стремительной ксенотехники и моторизированных орудий войны, обрушиваясь на окраины городских агломераций, едва местные силовые поля давали сбой. Эти извергающие дым, терзающие поверхность механизированные орды получили название скарасная Вааа!

Специализация многих усеивавших пустоши так называемых Мусорных городов основывалась на промышленных мощностях, что находились внутри флагмана-крепости – самого крупного звездолета, который упал на планету и притом не развалился на куски. Если в таком флагмане-крепости находились цеха механьяков и ангары для строительства орочьих шагоходв, такой Мусорный город становился центром для армий смертедредов, морканаутов и таптунов. Если это была база культов скорости, она превращалась в парковку и ремонтную мастерскую для скарасной Вааа! Как заведено у орков, каждый Мусорный город подмял под себя один боевой лидер, хотя зачастую таким вожаком становился большой мек.


Злое Солнце скарасного лорда Крулдакки украшало каждую машину его блиц-бригады.


Богатей Дракк был одним из Дурных Лун. Он имел доступ к металлолому из Кратера Дрогзота.


Боесвин и его Кровавые Топоры славились своими многочисленными дакка-истребителями и другими самолетами.


Все немного боялись бешеного гоффа Мурка, за исключением его союзника, Рагзакки.


Змей-Укусы с Вигилуса под началом Огрокка Паукокуса владели целой кучей погонщиков и сквигов.


«Пака силавые паля не пускали нас в гарада ‘юдишек, я думал, на планете не будет виселья. Я праехал на бронефуре всю планету, пабедил в огненнай гонке, патерял три пальца и грабанул здаровый форт с книжками, што гарят прям атлична. Круть!»


Дрокк Жалила, Черные Топоры


Орды зеленокожих

Сочетание хорошо защищенных городов-крепостей, быстрых флотилий транспортников и армий сотрясающих землю шагоходов при поддержке бесконечных орд орков-пехотинцев доказало свою исключительную смертоносность. Лишь бастионные силовые поля позволили защитникам Вигилуса организовать крепкую оборону – без них городские агломерации планеты, скорее всего, превратились бы в золу за считанные месяцы.


Vig205.jpg


Форт-дакка

Силы скарасного лорда Крулдакки

Блиц-бригада Крулдакки – 12 орав бронефур

Культ скорости Озгрога – 54 скарасных орав

Скарасной культ босса Нарки – 17 скарасных орав

Масляные Газзлы – 7 скарасных орав

Блокопрыговы Свежевалы – 2 скарасные оравы


Танка-разлив

Силы мек-босса Большого Танки

Орава дредов Танки – 54 шагохода класса дредов

Нобы-зубоплюи – 13 шагоходов класса рыцарей

Орава таптунов убойного босса Крушикулака – 54 шагохода класса таптунов

Дурные гарганты Танки – 5 шагоходов класса гаргантов

Ремонтный флот Хуладакки – 53 боевых танков

Двойные Черепомолоты Чудномека – 2 сверхтяжелых танка

Скарасная орава Дроксжиги – 14 скарасных орав


Кратер Дрогзота

Силы большого мека Дрогзота

Штурмавики-механьяки – 22 оравы-орды

Скарасные звезды Богатея Дракка – 17 скарасных орав

Магильные рейдеры Дрогзота – 12 орав

Танка-ползуны Большого Ремонтилы – 53 боевых танков

Гофф-роккеры Даффа – 1 забойная орава


Мелкоулей

Силы Огрокка Паукокуса

Сквиговы разводилы Буглурка – 2 оравы погонщиков

Племена погонщиков Олдена – 3 оравы погонщиков

Палки Дурногрота – 94 оравы гротов

Каманда Прыгунов – 63 оравы гротов

Мятежные погонщики Красношляпа – 3 оравы гротов

Бальшие Пушки Смертепалил – 6 артиллерийских орав

Ищо Большие Бальшие Пушки – 2 макроартиллерийские оравы

Табун Змей-Укусов – 41 сквиггот

Большое Зверье – 12 сквигготов-гаргантов


Мекстоп-град

Силы большого мека Лугнаца

Блиц-парни Лугнаца – 8 орав бронефур

Давилы Зубчатого племени – 33 оравы сборщиков хлама

Свалочные Псы – 12 орав сборщиков хлама

Наемные парни камандира Гроккера – 12 наемнических орав

Танкисты Гроккера – 2 механизированные оравы

Корпус летучих поджигал штурмового босса Топточерепа – 12 орав

Атряд Клепарей Дрокка – 1 скарасная орава


Гавань Горка

Силы большого мека Зогбага

Убивцы Зогбага – 34 мековы большие оравы

Мекова каманда морканаутов – 4 шагохода класса рыцарей

Декова орава горканаутов – 17 шагоходов класса рыцарей

Давильная орава Зогбага – 12 шагоходов класса таптунов

Гарганты Мекокулака – засекречено


Калесный Хаб

Силы большого мека Танкорвача

Орава дредов Танкорвача – 34 сверхтяжелых шагохода

Мек-орава Калесного босса – 2 скарасные оравы

Скарасной босс-культ – 12 скарасных орав

Бродячие сквиги Мурка – 1 вспомогательная скарасная орава

Блиц-бригада босса Деккита – 1 орава бронефур

Большой гаргант-горкзилла – 1 шагоход-мегагаргант


Раккуковы Мекодебри

Силы большого мека Раккука

Илита скарасных маньяков Раккука – 44 скарасные оравы

Роковая эскадрилья Наккадакки – 31 небесная орава летунов

Даккалеты Боесвина – 12 небесных орав летунов

Бах-орава Жмиморды – 1 скарасная орава

Шоккапарни босса Шокка – 1 скарасная орава

Парни Крогочерепа – 1 забойная орава


Мусороград

Силы бешеного гоффа Мурка

Гоффы-крушилы Смертодава – 41 орава

Чиста забойная каманда – 11 орав

Черные Топоры – 19 орав

Крепкие Курки – 8 орав


Ураганов Чад

Силы дурного мека Рагзакки

Мародеры-обиралы – 3 орды трафейщиков

Быстропальцы – 2 орды гротов

Куражные Гонщики – 2 орды трафейщиков

Большая орава жгунов – 3 орды поджигал

Поджигалы Крогзака – 1 забойная орава

Ездуны-пиромеканьяки – 1 скарасная орава

Большие Штуки – 14 сверхтяжелых шагоходов


++ Продолжение в файле XENO81/pi/43

Примечание: базовый словарь глифового письма орков прилагается в файле 44-48, на период 34.22 пост неоконченный.


Гонки скарасных маньяков

В начальные фазы войны на Вигилусе скарасные маньяки не могли ворваться в городские агломерации из-за бастионных силовых полей. Орки изнывали от желания сразиться в настоящем бою, но все, что им оставалось, это нарезать круги вокруг Сторвала, Вулианского Вихря и даже Погибели Кэлака, хотя для последних гонок приходилось запасаться сквиговым огненным пойлом, чтобы не замерзнуть насмерть. Бескрайние пустоши покрыли колеи от шипованных колес и гусениц машин скарасной Вааа!, и некоторые следы были настолько широкими, что просматривались даже из космоса. Тем не менее, фортовые стены, связывавшие главные псевдоконтиненты, оказались для орков неприступными препятствиями.

Фортовые стены состояли из двойного ряда феррокрита толщиной в несколько ярдов, и их нельзя было просто так разнести из убойных пушек и смертоганов. Каждую стену охранял гарнизон пехотинцев Астра Милитарум, а проходившие через них макрошоссе позволяли быстро перебрасывать из ульевых агломераций подкрепления и даже материалы для ремонта, благодаря чему имперским защитникам не составляло труда отражать атаки орков.

Эти барьеры сильно мешали гонкам по Вигилусу, делая полный объезд Отэка, Донтории, Мегаборея, Гиперии и Диркдена невыполнимой задачей. Или, по крайней мере, так считали вожаки скарасной Вааа!

Во время первой фазы Войны Зверей Крулдакка, к потрясению соперников, сумел доказать обратное, чем прочно укрепил свою репутацию на Вигилусе. Заключив сделку со спятившим водилой боссом Шокком и его патроном, бешеным меком Гунгуббинзом, Крулдакка решил проблему фортовых стен.

Приблизившись к массивной стене, Крулдакка позволил боссу Шокку обогнать свою бронефуру (к немалому изумлению соратников), а затем подал меку Гунгуббинзу сигнал осветительной ракетой. Перед гоночными машинами орков появилось огромное поле-пузырь, защитив их от огня выстроившихся на стене кадийцев. В этот момент босс Шокк запустил установленный в корме машины модифицированный шокк-привод. Усиленный с помощью варп-эмиттеров двигатель проделал в реальности варп-туннель достаточно широкий, чтобы пропустить бронефуру. Машина босса Шокка исчезла во вспышке, а мгновением позже появилась по другую сторону фортовой стены. В оставшийся за ним пылающий портал устремилась и вся остальная скарасная Вааа!, преодолев укрепление и проехав полный круг вокруг псевдоконтинента. Так на свет появился Варп-срез Крулдакки, который стал одной из нескольких новых открытых на Вигилусе гоночных трасс.

Пока ульевые агломерации защищали силовые поля, скарасным маньякам оставалось развлекать себя постоянными гонками. В них они могли доказать превосходство своих фур, похвастаться последними разработками меков или выиграть на ставках пару-тройку зубов – участие в чем-то настолько грандиозном, как Кроссгиперианский полумесячный заезд, привносило хоть какое-то разнообразие. Впрочем, в первую очередь орки ездили просто ради веселья, и не прекратили гонять, даже когда Война Зверей началась всерьез.


Война Зверей: фаза 3 (14.912 ВЦМ)


Прибывшие Адептус Астартес помогли имперским силам на Вигилусе отбросить ксеносов, хотя чужаки были еще далеко не повержены. Тем не менее, когда Война Зверей вошла в заключительную фазу, появилась еще одна, куда более страшная угроза.


Силы вожака Крулдакки, главного скарасного лорда

Крулдакка командовал скарасной Вааа! на Вигилусе. Именно он первым вышел из корабля-крепости и первым пересек всю планету (просто убивая тех, кто подъезжал к нему слишком близко), благодаря чему стал неоспоримым лидером культов скорости, что правили пустошами Вигилуса.


Форт-дакка

Первый закон орков гласит: «Кто сильный, тот и прав», и гигантский босс Крулдакка, рассекающий на самой большой бронефуре, которую только можно приобрести за зубы, внушал всем огромное почтение. Скарасные маньяки шептались (у него за спиной, разумеется), что он мог и не быть самым быстрым, но уже точно самым задиристым. Любой, кто без спросу приближался к блиц-бригаде Крулдакки, неизбежно оказывался у него в лапах. Флот его бронефур был настолько мощным, что мог издалека уничтожить целый эскадрон имперских танков, как не раз и случалось на протяжении Войны Зверей.

Крулдакка отличался злопамятностью и быстро расправлялся с теми, кто его подвел, - десятифутовый цепной топор вожака всегда был готов отведать жилистого орочьего мяса. Всякий, кто обгонял его чудовищную рычащую бронефуру «Планетомолку», чтобы первым прийти к финишной линии или к передовой, попадал под шквальный обстрел из большого стреляла или получал несколько снарядов из убойной пушки. Тех, кто выжил в этом шторме, Крулдакка давил под колесами «Планетомолки» или позже выслеживал в Форте-дакке и избивал до смерти. Почти все орки на Вигилусе усвоили, что вставать на пути Крулдакки себе дороже, если он хотел первым попасть в бой. Тот, кто во всеуслышание заявлял, будто гоняет быстрее всех, нередко обнаруживал, что его товарищи внезапно испарились по неотложным делам, а на него самого упала чья-то большая тень.

Уважение Крулдакки могли заслужить лишь особо жестокие орки. Так, он столкнул лбами маньяка Озгрога и злобного босса Нарку за право стать его заместителем, больше десяти лет вынуждая их идти на все большие хитрости и подвиги. Масляные Газзлы, состоявшие исключительно из орков-нобов на смертециклах, боевых байках, модифицированных фурах и даже навороченных самолетах, играли роль личного полигона Крулдакки – те из них, кому удалось пробиться на вершину, могли вскоре оказаться в бронефуре подле самого скарасного лорда (или, технически, сразу за ним). Почти у всех скарасных орав из Форта-дакки водилось до безобразия много зубов, как выращенных, так и выбитых из пастей менее удачливых орков. Исключения из их числа сбивались в банды, известные как Блокопрыговы Свежевалы – бедняки, продолжавшие жить исключительно потому, что Крулдакка пока не успел до них дотянуться.


Кратер Дрогзота

Западнее Форта-дакки находился Кратер Дрогзота. Этот огромный кратер почти до краев был наполнен миллионами тон металлолома, собранного трафейщиками большого мека Дрогзота. Для быстрого перемещения между грудами ржавеющих богатств большая часть легиона Дрогзотовых меков пользовалась ракетными ранцами, работающими на топливе из их развалившегося флагмана, «Космолеталы». Это же топливо текло в танках оравы Скарасных звезд Богатея Дракка, гордости и радости большого мека. Принимая во внимание исключительное качество их ракетных турбоускарителей и броскую расцветку, если кого на дорогах Вигилуса и можно было назвать понторезами, то только их. Скарасные звезды никогда не останавливались благодаря двум краулерами Большого Ремонтилы, что заправляли их на ходу, а также Магильным рейдерам Дрогзота, которые сливали топливо и разбирали на детали подбитую Звездами технику.


Танка-разлив

Босс-мек Большой Танка, соперник Дрогзота, делал ставку не на скорость и стиль, а на грубую силу, в надежде поразить скарасного лорда Крулдакку своим могуществом. В его городе, Танка-разливе, строились массивные шагоходы, которые атаковали Мортвальд. Ремонтный флот Хуладакки мог похвастать более пятьюдесятью боевыми танками – эти мощные бронефуры имели вместительные топливные баки, позволявшие им гонять целые недели кряду и за вознаграждение дозаправлять сверхтяжелые машины союзников. К числу последних относился Чудномек, гордый владелец двух трафейных «Гибельных клинков», некогда принадлежавших Вигилянтской Страже.


Рейды ксеносов (Диркден)


Территория Нищих Принцев

Имперская территория

Скарасная Вааа! Крулдакки

141-й Кадийский пехотный полк, Снайперы

192-й Кадийский пехотный полк, Пожиратели Снарядов

105-й Кадийский пехотный полк, Хозяева Касра

Рейд друкари (оппортунисты)

Шокк-аномалия Чудномека

Колонна беженцев


Рейд на Диркденский исход

Восстание Нищих Принцев повлекло за собой исход обитателей Диркдена, которые устремились через северные пустоши к безопасной Гиперии. В третью фазу войны разлетелись новости, что бегущих из Нормализированных Забоев на юге Диркдена жителей прогоняют от фортовой стены Гиперия-Диркден. По слухам, чтобы восстановить порядок, кадийцам и Багровым Кулакам пришлось даже открыть огонь. В этих словах была правда – после того как выяснилось, что среди солдат и мирных жителей скрываются агенты культа, Комиссариат начал действовать жестко и без колебаний. Диркденцев перестали пускать на фортовую стену, и пока центр ульевой агломерации находился в руках культа, а по улицам свободно бегали генокрады, ситуация быстро достигла точки кипения. В итоге десятки механизированных колонн и конвоев беженцев, состоящие из военной техники и гражданских машин, покинули северную окраину Диркдена и двинулись параллельно закрытой фортовой стене. Диркденский исход, который раньше представлял устойчивый ручеек, превратился в настоящее половодье.

Летчики-шпионы из Роковой эскадрильи Наккадакка незамедлительно донесли об этом Крулдакке, и его скарасная Вааа!, атаковавшая север Гиперии, стремительно развернулась. Скарасной лорд понесся от Ураганового Чада к северной агломерации Диркдена, и снова пробился в авангард скарасной Вааа! Если его план сработает, он сможет одновременно подарить своим парням хорошую драку и быструю гонку. Крулдакка выбрал наилучшее время, и, оглашая пустоши утробным смехом, что есть мощи устремился к своей добыче.

Несмотря на то, что сопровождавшая беженцев Вигилянтская Стража издалека заметила клубы дыма, которую поднимала приближавшаяся Вааа!, несмотря на то, что она слаженно построилась эшелонированным порядком, и, несмотря на то, что многие гвардейцы защищали свои семьи, им просто не хватило сил, чтобы сдержать неукротимых орков.

Множество передовых машин скарасной Вааа! погибло под артиллерийским огнем, и тысячи беженцев получили достаточно времени, чтобы успеть добраться до Гиперии. Затем клинья Крулдакки прошлись сквозь военизированные колонны беженцев подобно косе жнеца. Его блиц-бригада легко расправилась с брошенными наперехват «Химерами» и «Тауроксами», и понеслась дальше, даже не задержавшись для сбора трофеев. Когда показалась фортовая стена, Крулдакка без колебаний приказал своим мекам открыть шокк-туннель. Скарасная Вааа! промчалась прямо сквозь стену и вышла уже на другой стороне.


Силы бешеного гоффа Мурка

Бешеный гофф Мурк был повелителем империи праха. То, что прах этот был из костей его врагов, Мурка вполне устраивало, ибо он жил не ради того, чтобы возводить статуи, строить военных истуканов или становиться легендой войны на Вигилусе. Он жил лишь ради уничтожения.


Гоффы всегда славились тем, что думали своими кулачищами и забивали до смерти любого, кто им не по нраву. Тем не менее, Мурк внушал неподдельный страх даже другим гоффам. Его красные глаза блестели такой всепоглощающей ненавистью, что чудилы бормотали, будто он выбрался из штормов Оскала Горка с чем-то жутким внутри себя.


Мусороград

Мурк правил убогим Мусорным городом, который он требовал называть не иначе как «Мощный Босс-Форт с Пушками и Убойными Топорами Вожака Мурка». Впрочем, остальные называли его просто Мусороград. Естественно, делали они это за глаза, поскольку тот, кто говорил подобное Мурку в лицо, вполне мог лишиться своего собственного.

Мусороград представлял собой не более чем скопление развороченных кораблей, чьи пустые корпуса и фюзеляжи валялись по округе подобно костям мертвых металлических зверей, а также заброшенных лачуг и племенных хижин, меж которых скорбно стенал ветер. Из-за отвращения Мурка к любым новшествам, за исключением оружия, его владения считались самыми бедными на всем Вигилусе, кроме, пожалуй, Мелкоулья. Те немногие, кто навещал Мурка (так как он обладал настоящим талантом превращать союзников во врагов), старались не комментировать жалкий вид его города, ведь это сулило верную смерть – отсутствие воображения Мурк с лихвой восполнял чистой психопатической яростью.

Именно Мурк последовал за парнями Крогчерепа по рухнувшему шпилю Мегаборея, и его Гоффы-крушилы, Чиста забойная каманда и Черные Топоры атаковали захваченные генокрадами Стигийские Шпили. Его союзники-трафейщики, Крепкие Курки, обеспечивали Мурка необходимой огневой мощью и уничтожали угрозы, справиться с которыми не могли многочисленные орды зелено-черных пехотинцев.


Битва за Стигийские Шпили


Рейд гоффов на Стигийские Шпили помешал имперцам выбить оттуда культ генокрадов, что захватил нижние уровни и проник на вершины улья.


Орбитальный обстрел «Темного копья» и мобильные артиллерийские удары Железных Рук

Штаб техножрецов скитариев

Скитарии-стражники улья

Когорта скитариев П16-А

Когорта скитариев В125-Ɵ

Когорта скитариев 616&

Подземный катедрум выводка

Атака чистокровных генокрадов

Восстание культа

Трубопровод

Зона высадки Железных Рук

Черные Топоры бешеного гоффа Мурка

Гоффы-крушилы Смертодава


Северное скопище Мусорных городов


Четыре северных Мусорных города были объединены в процветающую зону военной экономики. Здесь кланы и племена продавали, похищали, поджигали и в гневе бросали трофейное снаряжение и металл. Хотя бешеный гофф Мурк заявлял о своей независимости, в действительности все здешние лидеры подчинялись Крулдакке.


Западное скопище Мусорных городов


В сущности, Форт-дакка являлся столицей орочьих поселений на Вигилусе. Он служил базой Вааа! Крулдакки, и в его центре находились крупнейшие из более-менее уцелевших звездолетов. На протяжении войны он стал целью нескольких рейдов космодесантников, однако знамя Крулдакки по-прежнему реет над его высочайшей точкой.


Силы большого мека Зогбага

Большой мек Зогбаг был ключевым звеном военной машины Крулдакки. Именно он создал многие технологические новшества, которые позволили скарасной Вааа! тягаться даже с Адептус Астартес.


Гавань Горка

Сторонники Крулдакки утверждали, что гений-механьяк Зогбаг, босс Гавани Горка, куда больше интересовался постройкой новых машин, чем их использованием. Возможно, в этом была толика правды, поскольку Зогбаг являлся очень одаренным меком, хотя, как истинный зеленокожий, при случае он был не прочь втоптать своих врагов в землю. Он первым начал строить на Вигилусе гигантских военных истуканов, позднее породивших сотни имитаций. На основании его чертежей создали оравы дредов, которые во время Войны Зверей обрушивались на ульевые агломерации, как, к примеру, те, что с легкостью прорвали оборону Донтории. Сам Крулдакка в этом никогда бы не признался, но успех этих нападений сделал большого мека почти такой же уважаемой фигурой, как самого главного скарасного лорда.


Калесный Хаб

Большой мек Танкорвач, старый ученик Зогбага, упал на Вигилус в огромном макрогрузовозе «Здаровый тягач». Признанный специалист по бронефурам, Танкорвач строил в первую очередь прочные и выносливые машиноподобные конструкции, пусть даже с эстетической точки зрения они выглядели совершенно неприглядно. Немало своих машин он соорудил по пути к Вигилусу, и наилучшим свидетельством его мастерства служит то, что самые крепкие из них пережили крушение и стали авангардом скарасной Вааа!, устремившейся к Мегаборею и Донтории. Переделанный «Здаровый тягач» стал главной точкой Мусорного города, получившего название Калесный Хаб.

Каждый уважающий себя скарасной маньяк обслуживал и снаряжал свою машину только у дорогостоящих механьяков Танкорвача. Партнеры большого мека по высокооктановому бизнесу – престарелый гонщик, известный как Калесный босс, и железнорукий Меколомала Дракк из Скарасного босс-культа, – были единственными, кто не уступал Танкорвачу в умении создавать технику.

Господствовавший в Калесном Хабе Танкорвач обратил свои таланты на сооружение крупных шагоходов. Вдохновившись гигантскими военными истуканами Зогбага, механьяк создал собственную ораву дредов, в которую вошло почти три десятка сверхтяжелых шагоходов. В заключительные годы Войны Зверей он вместе с другими большими меками занимались строительством самого крупного и мощного подношения Горку и Морку – большого гарганта Горкзиллы. Они надеялись, что если этот монстр когда-либо сотрясет землю Вигилуса своей поступью, то против него не устоят даже титаны Мегаборея.


Зогбаг паехвший, как сам бешеный гофф Мурк, эта все знают. Но его парни не только ганяют, но и работают, а эта уже немало. У Зогбага есть видение. Ты видишь эта, кагда видишь гаргантов, что он пастроил. Или видишь, кагда он думает – у него из башки аж искры летят.


Могга Ротастый, погонщик


Зогбаг, одаренный большой мек, происходил из клана Черепов Смерти. У него был талант к строительству больших шагоходов.


Большой Танка скопировал немало чертежей Зогбага, но помечал их собственным глифом.


Скарасной босс-культ состоял из нобов, ничего не любивших больше, чем бои во время гонок.


Машины воздушных корпусов орков были выкрашены в сомнительный камуфляж Кровавых Топоров.


Крепкие Курки были гоффами, но в навыках мародерства они не уступали любому Черепу Смерти.


Раккуковы Мекодебри

Раккуковы Мекодебри представляли собой сплошной лабиринт орочьих лачуг. Очень многие пытались проехать вглубь поселка в надежде добыть богатые трофеи, но мало кто возвращался назад, не лишившись по дороге чего-то ценного. В самом сердце Мекодебрей находилось подлинное сокровище Мусорного города, возвышавшее его по значимости даже над Танка-разливом и Гаванью Горка – четыре взлетные полосы. Раккук тщательно ухаживал за этими площадками и даже обособил их от заводов, разросшихся вокруг пробитых трюмов его флота вторжения. Аэродромы служили домом для Роковой эскадрильи Наккадакки, Даккалетов Боесвина и его собственных Раккуковых летунов, что входили в состав более крупного флота скарасных маньяков. Однако Раккук не подозревал, что Наккадакк был орком самого Крулдакки, и был готов отколоться по первому же его кивку.

Вместе эти три летные племена формировали воздушные силы орков, в несколько раз крупнее любых других на Вигилусе. Пусть орки уступали в мастерстве имперским пилотам, которые сражались с ними за господство в затянутых смогом небесах, зеленокожие постоянно ремонтировали, восстанавливали и усиливали свои машины, в то время как имперские силы испытывали острую нехватку самолетов.


Ураганов Чад и Стигийские Шпили

Дурной мек-пироманьяк Рагзакка врезался своим флагманом «Боссов клык» в опасной близости от Вулианского Вихря. В третью фазу войны Вихрь сильно увеличился в размерах, и его шквальные ветра начали разрушать выросший вокруг корабля Рагзакки хлипкий городок-крепость. Это был знак, который чудилы интерпретировали как быстро близящийся рок.

Рагзакка смог спастись и оставить свой след в истории планеты лишь благодаря союзу, своевременно заключенному с бешеным гоффом Мурком. Рагзакка сконцентрировался на Мегаборее, и вместе со своими одержимыми пламенем оравами вклинился вглубь континента, опрокинув по пути легионы скитариев и культистов генокрадов. Только Железные Руки смогли остановить орков и не дать им разграбить Стигийские Шпили, хотя улей все равно вскоре пал под ударом культистов-генокрадов.


Рейд на Мекстоп-град


Мекстоп-град был ключевым элементом южного вторжения орков. Атака, организованная на него домом Тэррин, закончилась катастрофой, когда большой мек Лугнац телепортировал в самую гущу боя свои оравы таптунов.


Префектура дома Тэррин

Фланкирующее адамантовое копье

Бомбардировочная фаланга

Начальный путь наступления

Атака дома Тэррин

Заводы гаргантов большого мека Лугнаца

Орки-гоффы штурмового босса Топточерепа

Атакующий маршрут скарасных маньяков

Тиллипорт-атака орав таптунов