Властелины болот / Lords Of The Marsh (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Властелины болот / Lords Of The Marsh (рассказ)
Hammer and bolter 20 cover.jpg
Автор Джош Рейнольдс / Josh Reynolds
Переводчик Serpen
Издательство Black Library
Серия книг Рыцари Мананна
Источник Hammer&Bolter #20
Предыдущая книга Зубы Штромфелса / Stromfel’s Teeth (рассказ)
Следующая книга Вечеринка мертвеца / Dead Man’s Party (рассказ)
Год издания 2012
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

- Я был пьян, - заявил Эркхарт Дубниц, делая шаг назад, чтобы избежать кончика рапиры. Палуба перекатилась под его ногами, и поручни речной баржи ткнулись ему в бедро. Он поднял большие руки ладонями вверх, пытаясь казаться одновременно невиновным и раскаивающимся. Будучи истинным сыном ордена храмовников Пресвятого Мананна, Дубниц одинаково плохо изображал и то и другое, и его выражение скорее соскальзывало в сторону сдобренной лёгкой паникой вины. Он не испугался, но определённо испытывал некоторое волнение. Это был просчёт с его стороны. Это было приятно, но, оглядываясь назад, неразумно.

- Это не повод оскорблять мою сестру, ты… ты - хам! - рявкнул Стернхоп Сарк. Одежда аверландца больше подходила для Аверхайма, но рапира в его руке оставалась достаточно реальной и острой. Кончик клинка царапнул по покрытому зелёной эмалью нагруднику Дубница, перечеркнув лик Мананна тонким шрамом. Облачённая в латную перчатку ладонь рыцаря схватила лезвие и дёрнула на себя вместе с рукой Сарка. Когда кончик рапиры воткнулся в поручень за спиной рыцаря, второй кулак Дубница опустился на лезвие в том месте, где оно соприкасалось с крестовиной. Раздался треск, и рапира переломилась.

- Упс, - хмыкнул Дубниц, выбрасывая отломанное лезвие в Рейк. На реке лежал тяжёлый густой туман, и когда Дубниц снова развернулся к Сарку, показалось, будто белесая мгла протянула щупальце и вцепилась в поручень баржи. - Какой я неуклюжий, прошу простить меня, - от собравшихся неподалёку членов экипажа, наблюдавших за поединком, раздался смех. На барже было мало развлечений и стоило использовать любую возможность отвлечься.

Сарк на мгновение уставился на Дубница, а затем, зашипев, ткнул ему в лицо обломком рапиры. Дубниц схватил его за запястья, завёл ему руки за спину и прижал намного уступавшего ему в росте и ширине плеч парня к поручням. Лоб рыцаря на краткий миг встретился со лбом Сарка и руки аверландца обмякли. Дубниц хмыкнул и отпустил его, со лба рыцаря стекала тонкая красная струйка, скользя по щеке и впитываясь в бороду. Трезвые, по его опыту, аверландцы были весьма колючими. Конечно, в этом они, пожалуй, уступали рейкландцам, но к решимости парня сложно было придраться.

- И я вряд ли бы назвал то, что сделал - грабежом, - заявил Дубниц, хватая молодого аверландца за плащ и помогая ему подняться. - Это была просто более мирная передача военной помощи, скажем так.

- Неужели все мариенбуржцы столь же плохи в эвфемизмах, Эркхарт?

Дубниц развернулся и посмотрел на женщину, которая растолкала толпу моряков, собравшихся, чтобы поглазеть на драку. В её чертах было некое сходство с молодым парнем, которого он держал в руках, что неудивительно, учитывая, что они были братом и сестрой. Саша Сарк была одета в лучшее платье для улицы, которое могло быть предложено женщине её класса, и держала в руках покрытый изящной резьбой, изумительной работы арбалет, приклад которого она упёрла в обильный изгиб бедра. Девицу окружали два телохранителя, лучшее, что можно купить за деньги.

- Мы простые люди, Саша. Даже, пожалуй, слегка простоваты, - ответил Дубниц. - Однако же, нам удаётся оставлять личные дела личными, - свет, отбрасываемый развешенными на мачтах фонарями, был приглушен накрывшим баржу вечерним густым туманом. Белесые щупальца скользнули через поручень и потекли между ног собравшихся, растекаясь по кораблю. Что-то кольнуло его инстинкты, но он отогнал их, больше озабоченный текущим вопросом.

- Мы на лодке, - бойко ответила Саша.

- В Нульне мы не были на лодке. На самом деле я, пожалуй, вспоминаю мягкую постель и… - начал Дубниц на миг забывшись в приятных воспоминаниях. Это была не его идея, но разве мог он сказать «нет» даме.

- Злодей, - простонал Сарк, хватаясь за Дубница. Туман скользнул по полуоглушённому аверландцу и Дубниц смахнул его прочь. Он пах Рейком, что само по себе не очень приятно, но кроме этого было там и что-то ещё… возможно, вонь стоячей воды или замшелого камня.

- Рыцарь, - поправил Дубниц, всё ещё глядя на Сашу. - Зачем ты ему рассказала?

- Зачем ты переспал со мной? - парировала она.

Дубниц фыркнул.

- Ладно, но ты могла бы подождать хотя бы пока дела ордена с вашей семьёй не будут завершены.

Дело, о котором вёл речь Дубниц, заключалось в обучении боевых коней, в чём особенно нуждался орден Мананна, а семья Сарков владела одними из лучших образчиков породы во всём Старом Свете. Дубниц был отправлен магистром ордена Оггом, чтобы наладить отношения с Сарками и договориться о ведении дел, что он и сделал. «Ну, более или менее», пробормотал себе под нос рыцарь. Туман поднялся перед ним и на мгновение он увидел образ приготовившегося к удару змея. Он махнул рукой и разорвал картинку. Что-то многовато тумана для этого времени года.

- Что это было? - спросила Саша.

- Ничего, миледи, - ответил Дубниц, просияв. - Я верю, что это не испортит наши расцветающие взаимоотношения, - Сарки настояли на том, чтобы отправить в Мариенбург своих представителей для встречи с Оггом и магистрами ордена. Из этих представителей, по очевидным причинам он нашёл Сашу более желанной компанией. Брат же был больше для того, чтобы сердито зыркать во время переговоров.

Саша рассмеялась. Это не было вежливым или женственным смехом. Он был груб и полон намёков. Дубниц вдруг вспомнил, что именно такой смех и привёл его в нынешнее затруднительное положение.

- Я имел в виду лошадей, которые требуются моему скромному и благочестивому ордену, чтобы мы служили добрым людям, как, во всей своей пенистой мудрости, и предназначил нам Мананн.

- Ты бандит в доспехах, Эркхарт, и больше ничего, - это было правдой, по большому счёту: орден ещё находился в стадии становления, как любил говаривать Огг. Орден представлял собой лежащую где-то на полпути к профессионализму боевую силу, собранную из лучших из худших и предназначенную для, грубо говоря, распространения слова бога морей. - Тем не менее, мы будем рады продать вам лошадей, если мой брат договорится, - Саша с милой улыбкой указала на своего брата.

Дубниц посмотрел на приходящего в себя молодого человека и вздохнул.

- Чудесно.

Саша была хитра. Спустя несколько недель, проведённых с ней столь близко, Дубниц с неохотой осознал, почему послали именно её. Он не стыдился признать, что она обвела его вокруг пальца спустя всего лишь час после их встречи. В Нульне он делал всё возможное, чтобы несколькими проверенными и точными методами злоупотребить гостеприимством своих хозяев, и одним или двумя, которые он не рассматривал, пока Саша ему их не предложила. Это была игра, в которую Дубниц знал, как играть. Однако обнаружить, что оппонент играл ещё лучше, было не очень приятно.

Оггу, пожалуй, и впрямь стоило послать кого-то другого, кого-то более… благочестивого.

- Разве я не могу убедить вас рассказать ему, что он всего лишь поскользнулся? - с надеждой спросил он.

Прежде чем Саша успела ответить, раздался хруст. Это был громкий звук, и лица матросов стали пепельного цвета, когда они услышали его. Дубниц тоже узнал его. В днище речного корабля что-то врезалось. Зазвонил тревожный колокол, но толстое одеяло тумана, накрывшее корабль сделало звон едва слышным.

- Что это было? - спросила Саша.

- Похоже, мы на что-то напоролись, - ответил Дубниц. Он выглянул за поручень, снаружи что-то плеснуло. Потом ещё, плески стали громче, их количество - больше, а затем к ним добавился стук. Туман вскипел над поручнем, как поднимающийся занавес. Рыцарь прищурился, когда ему показалось, что за его пеленой он увидел огни. Неожиданно насторожившись, Дубниц потянулся к мечу на бедре. Сарк забился сильнее, и он толкнул торговца к его сестре. - Саша, верни своего брата в вашу каюту и оставайся там.

- Что случилось? - спросила Саша. Её телохранители заозирались, внезапно встревожившись. Как и он, они почувствовали, что что-то не так. Оба были ветеранами печально известного полка Нульнских Черноногих, и в фехтовании только Дубниц был им ровней. Они достаточно повидали на своём веку, чтобы понимать, когда дела принимали скверный оборот.

- Возможно, ничего, - ответил Дубниц, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть за туманным покрывалом. Но всё, что ему удалось рассмотреть - смутный силуэт возле ватерлинии. Они на что-то наткнулись. В редкие прорехи в тумане он видел напоминающие скелет деревья и жирную траву, отмечавшие границу Проклятых болот. Рейк от тёмной воды болота отделяли только густые скопления земляных кочек и холмиков и влажные участки полусухой почвы, из которой они и состояли.*

Каждый раз, когда он проходил по этим узким местам, он вызывал в разуме тысячи вариантов, из-за которых вся поездка могла полететь к чертям. Что ж, сейчас, похоже, худшее таки произошло. Но, как подозревал рыцарь, не по воле стечения обстоятельств. Он ослабил меч в ножнах. О Проклятых болотах ходило столько историй, что на самом деле трудно было понять чего стоит бояться на самом деле. Обитель мутантов, хаосопоклонников, гоблинов, и иных угроз, не столь плотских, но не менее опасных. Призраки цеплялись за забытые строения, а болотные гоблины каждое полнолуние устраивали засады на Болотный дозор.

Но тут было что-то иное.

- Эркхарт, что это? - снова спросила Саша. Туман, казалось, проглотил её слова.

- Возвращайся в каюту, - повторил Дубниц. Его глаза прищурились, а затем расширились.

- Леди Сарк, вам стоит вернуться в вашу каюту, - заговорил один из телохранителей, взяв её за руку. Она ожгла его взглядом, и он со вздохом отступил.

- Сарки не сидят в каютах, Хельмут, - отрезала она.

- Что это? Что ты увидел? - бросив взгляд на Дубница, потребовал Сарк, чей гнев как рукой сняла тревога. Горячий, возможно, но все аверландцы были практичными до мозга костей.

- Ничего, но это не значит, что… - Дубниц остановился. Его глаза уже резало от напряжения, с которым он пытался разглядеть что-то в тумане, и он моргнул. Но что-то там точно двигалось. Впрочем, намёки и расплывчатые призрачные пузыри, набухающие в белесой мгле - вот и всё, что ему удалось разглядеть. Послышались удары и царапанье, и он опустил взгляд вниз, туда, где мутная похлёбка тумана вцепилась в корпус баржи.

Что-то поднялось на поверхность. Острое и жёсткое оно с шумом впилось в дерево обшивки. Дубниц моргнул. Это ещё что такое? Ещё больше острых предметов вонзилось в корпус. Затем нечто пролетело прямо перед его носом и воткнулось в мачту за спиной - крюк для захвата. Дубниц чертыхнулся и отшатнулся.

- Что это? - спросила Саша высоким от волнения голосом.

- Назад! - огрызнулся Дубниц.

Лица пронзили туман, скалясь, как волки. Палаши, абордажные сабли, копья и топоры не замедлили появиться вслед за леденящими кровь воплями, которые изверглись из глоток нападавших. Дубниц отшатнулся, когда копьё скользнуло по его паулдрону и резануло по мочке уха, послав волну тепла по горжету. Он ругнулся и взмахом меча перерубил копьё. Его обладатель споткнулся, потеряв равновесие, и рыцарь вспорол его глотку до самых костей.

Но на место первого уже лезло ещё больше. Дубниц был вынужден отступить от борта. «Пираты!», закричал кто-то. «Берегись, пираты!», пошёл крик от матроса к матросу. В этой части Старого Света пиратство не ограничивало себя морями. Большая торговля облюбовала воды Рейка, а там, где было что-то ценное, всегда находились люди, считающие, что это по праву должно принадлежать им. И всё же для пиратов нападение на баржу с полным экипажем было не очень характерно. Речные шакалы обычно более осторожны, перекрывая реку волноломными цепями и затем выбирая из воды всё, что удавалось вытащить. Возможно, туман сделал их амбициознее.

- Прикончим здоровяка первым! - завопил выскочивший на палубу разбойник, и ринулся на Дубница, замахиваясь дубинкой. Дубниц принял удар на наруч, и дубинка с хрустом переломилась. Пока пират застыл, разинув рот, меч рыцаря опустился, и голову мужичка разделила трещина до самого подбородка. Дубниц пнул труп в живот и выдернул меч. Ещё больше клинков, копий и дубин уже поджидали его, так что Эркхарт схватил мертвеца и швырнул в его подбегающих дружков, а затем и сам ринулся на них, с именем Мананна на устах и несущим смерть мечом в руках.

- Штромфелс, - выкрикнул кто-то в ответ, обращаясь к богу пиратов и бурь. Туман расчистился, и вперёд выступила фигура с обнажённым клинком и сверкающими в свете факела золотом зубами. Шириной плеч он не уступал Дубницу, но был стройнее, на лице отпечатались следы тяжёлой жизни. По его знаку пираты отступили.

Дубниц напрягся, его глаза сузились, узнавая как лицо, так и голос новичка.

- Фульмайер, - прорычал он. - Я слышал, рейкландцы повесили тебе пеньковый галстук.

- Ба, неужели это мой старый друг Дубниц, - ответил тот. - По-прежнему мешаешь жить честным речникам.

- Кто этот дьявол? - требовательно спросил Сарк, вцепившись в рукоять сломанной Дубницем рапиры. Обе группы напряжённо смотрели друг на друга, экипаж с одной стороны, пираты - с другой, и только туман разделял их, словно тонкая завеса, волнуемая ветром.

- Покойник, - был краток Дубниц.

- Квинт Фульмайер, - ответил вожак разбойников, взмахнув рукой. - Некоторые называют меня «болотный пёс», впрочем, редко кому удаётся сделать это дважды, - его тёмные глаза злобно сузились. - Дубниц же отправлял меня на виселицу.

- Несколько раз, - ответил рыцарь, сжимая рукоять меча с такой силой, что скрипнула кожаная оплётка. - Надо было просто всё сделать самому.

Фульмайер рассмеялся.

- Да, пожалуй тут ты прав. Ну что ж, вот он я, - пират ухмыльнулся. - Кажется, сами боги работают на тебя, - Фульмайер был одной из тех заноз в боку, о которых вы даже не вспоминали, пока не становилось больно. Он был проклятым пиратом, а Дубниц ненавидел пиратов, особенно тех, кто трижды умудрился избежать правосудия Мананна.

- И то правда, - в тон ему ответил Дубниц и шагнул вперёд. Фульмайер быстренько отступил, подняв меч.

- У меня больше двух десятков людей, Эркхарт. А с тобой на этот раз нет отряда конных рыцарей. Всего лишь парочка никчёмных матросов да аристократишки. Сдавайся, Дубниц. Сдавайся, ибо мы не хотим убивать без особой причины. Мы можем обойтись с тобой честно и справедливо, - рыкнул пират. - Не стоит превращать всё в кровавую баню.

Дубниц уже приготовил едкий ответ, но в этот миг из тумана вылетел арбалетный болт и устремился к Фульмайеру. Вожак скривился и отступил, болт лишь чуть-чуть разминулся с тушей сутулившегося пирата. Дубниц оглянулся на перезаряжавшую арбалет Сашу.

- Что это было? - недоверчиво спросил он.

- Вы, мариенбуржцы, слишком много болтаете, - ответила та, поднимая заряженный арбалет. До того, как Дубниц успел сказать хоть слово, пираты взревели и ринулись в атаку. Схватка была жестокой… и быстрой. Экипаж был небольшой, а пираты превосходили их два к одному. И всё же моряки дрались, как урождённые дебоширы. Да и телохранители Саши тоже взяли свою ужасную дань.

Но у пиратов оказались и другие, куда менее естественные союзники. Дубниц почувствовал, как кожа покрылась мурашками, когда туман сгустился и окутал его, словно помогая речным шакалам. Витки тумана вцепились в руку с мечом, замедляя удары рыцаря и заставляя его оступаться. Сырой воздух вторгся в разум, и взор застлала пелена, а лёгким стало трудно дышать. «Колдовство», догадался Дубниц. В конце концов, он не первый раз сталкивался с демоническим туманом.

Воспоминания вызвали в нём тоску по отсутствующим спутникам. Неплохо если бы Эсме сейчас была здесь. Молитвы жрицы Мананна могли легко рассеять этот, казалось, обладавший собственной злобной волей туман. А он меж тем становился всё гуще, мешая и так всё более отчаянному сопротивлению защитников баржи. Однако Фульмайер ни разу в предыдущих столкновения не проявлял какой-то склонности к магии. Это было что-то новенькое… что-то опасное. Возможно, пират нанял какого-нибудь тайного мага или бродячего некроманта. Подобное вполне могло прийти в голову такому бандиту как Болотный Пёс.

Дубниц чертыхнулся, увидев, что один из охранников Саши споткнулся, как будто кто-то схватил его за лодыжку. Мгновение спустя Фульмайер достал его мечом и бывший солдат рухнул на палубу, кровь хлестала из его глаз и ушей. Его напарник дико взревел и ринулся на пирата, но тот лишь отступил в туман, избегая яростных взмахов клинка.

Вместо него из мглы возник квинтет копий, проткнувших несчастного воина. Туман слегка отступил, когда разбойники вытащили оружие из тела погибшего бойца. Миг спустя Дубниц уже был среди них, пронесясь по окровавленной палубе с ловкостью, рождённой немалым опытом. Двое из пятёрки рухнули, прежде чем остальные отступили, оставив Дубница в окружении тумана.

- Саша, - позвал он. - Сарк, - попробовал снова. Тишина. Тревожный колокол смолк. Звуки борьбы стихли. Кожу Дубница закололо. Раздался слабый, едва слышимый звук, как будто двигающиеся по воде тяжёлые тела.

- Всё кончено, Дубниц, - раздался голос Фульмайера. Раздался рядом. - Брось оружие.

- Или что? Убьёшь меня? - вглядываясь в туман, ответил Дубниц. Интересно, живы ли Сарки. Если нет - Огг точно его прикончит.

- Мы так или иначе сделаем это, вопрос лишь в том, как, - сказал пират.

Дубниц облизнул губы, напряжённо вглядываясь в завихряющийся туман. Ему всё это определённо не нравилось. Он прочистил горло.

- Если хочешь мой меч, Болотная Шавка - приди и возьми его.

Шаги скрипнули по палубе. Абордажная сабля обрушилась на спину, послав импульс боли в грудь. Он, спотыкаясь, шагнул вперёд и упёрся в поручень, а затем, оттолкнувшись, ткнул мечом за спину. Крик сменился бульканьем.

- Нужно было стараться лучше, - тяжело дыша, сказал рыцарь.

Раздался сдвоенный крик и из тумана выскочили два бандита. Меч Дубница срезал топор с топорища первого и тем же ударом вспорол бок второго, а затем швырнул тело умирающего разбойника в оставшегося без оружия и без лишних сожалений добил пирата.

Тело ещё падало, когда из-за него вырвался багор и врезался в нагрудник Дубница. Броня рыцаря была достаточно крепка, чтобы спасти его, но вот поручень, в который он отлетел, оказался не столь прочным. Раздался треск, и Дубниц, махнув руками, полетел в реку. Его взгляд затуманился, когда головокружение захватило его разум в эти несколько ужасных мгновений, прежде чем его поглотил туман. А миг спустя то же сделал Рейк.

Объятия Рейка были холодны. Дубниц мог ощутить грязь и порчу, пока тщетно бил руками по поверхности. Чувство было, как будто его давил в кулаке великан. Его взор помутился, когда вода обожгла глаза, а затем запылали болью горло, ноздри и уши.

Рыцарей ордена учили плавать в доспехе. От подобного знания зачастую зависела ваша жизнь, особенно если большую часть вашей службы вы проводили на палубе корабля. Но у реки на сей счёт было своё мнение. Он ощутил дно Рейка под ногами, и вверх поднялся ил и грязь. Лёгкие горели. Он ни черта не видел.

Даже люди без доспехов и отличные пловцы тонули на мелководье Рейка. Оно было столь же убийственно, как и водовороты. Часть Дубница подумала, что, может, ему стоило смириться с судьбой и принять свою участь? И всё же он пошёл вперёд. Его тело горело и пульсировало от боли, но он упорно толкал себя дальше, пока не увидел наверху рябь оранжевого света. И тогда рыцарь оттолкнулся от дна и вынырнул. Его лицо раскололо поверхность воды, и он жадно схватил воздух полным ртом, прежде чем доспех утянул его обратно.

Дубниц отбросил панику, как нечто несущественное. Берег был недалеко, иначе бы лодка просто не села на мель, и к тому же Мананн, будь благословенны его чешуйчатые гениталии, не позволил бы утопнуть одному из его избранных воинов. Пока когти кислородного голода превращали его разум в постоянно сокращающийся чёрный шар, Дубниц заставил себя идти дальше, сражаясь с собственным весом и течением, используя меч, как якорь.

Что-то тёмное накрыло его тенью несколько полных муки мгновений спустя, и какая-то штука, вроде костлявых пальцев царапнула его лицо и доспехи, и он вцепился в это изо всех сил. Обманчивая прочность прогнившей болотной древесины встретила его ладонь, и Дубниц потянулся наверх, наполненный надеждой. Со спутанными, мечущимися мыслями, он, наконец, выбрался из воды с помощью запутанных корней упавшего дерева. Дерево покоилось в излучине реки, и было срублено недавно. Походу именно в него врезалась их баржа и пробила обшивку.

Когда зрение Дубница слегка прояснилось, он смог разглядеть, что это было за свечение, которое он увидел, бредя по дну. Корабль пылал, подожжённый видимо после того, как с него было забрано всё ценное. Сердце его сжалось. Но столь же быстро как появилось, отчаяние сгинуло, сменившись азартом. Несколько фигур бродили по берегу, что-то ища среди того, что не могло быть ничем, кроме груза. Судя по виду, пираты просто свалили его в кучу.

Будучи прагматиком, Дубниц рассмотрел варианты, которые у него были. Он мог попытаться добраться до Мариенбурга и вернуться с подмогой из рыцарей и даже Болотной стражей Амброзия. С другой стороны, если он вернётся в Мариенбург, Огг съест его с потрохами, как кильку на завтрак, а Огг был куда страшнее, чем любой демонический туман или дикий пират.

Да, немного у него оказалось вариантов. Так что, похоже, обстоятельства вновь вынуждали Эркхарта Дубница сыграть в героя. Это была не та роль, которой он наслаждался, но другие варианты…

Осторожно, пытаясь производить как можно меньше шума, Дубниц вскарабкался по ветвям и тихонько полез к сомнительной безопасности берега. В Проклятых болотах сухими называли участки представляющие собой скопления мерзкой жижи, но как бы то ни было, находится над ней, было лучше, чем под. Вода ручьями стекала с его зелёного, цвета моря, доспехов, пока он пробирался на свет пылающего корабля. Пока, вроде бы, его никто не заметил.

Основной части пиратов нигде не было видно, только эти трое сборщиков отходов, которых он видел. Отставшие, решил Дубниц. Он прищурился. Туман исчез, и нигде не было видно ни единого признака выживших из команды или Сарков, хотя они могли находиться на борту охваченного огнём корабля. Воздух был густым от вони палёной плоти. Он бросил взгляд на костёр, и его тряхнуло от смеси различных эмоций.

- Бросьте это в огонь, - сказал один из пиратов, пиная ящик и прерывая раздумья Дубница. Разбойник был крупным и бородатым, с глазами, напоминающими уродливые угли. - Фульмайер хочет, чтобы всё было сожжено к тому моменту, когда он доставит пленников к камням, - на последнем слове голос разбойника слегка дрогнул, что вызвало любопытство Дубница. Но что было ещё более важно, Сарки, скорее всего, живы. Фульмайер присматривал за своими пленниками. Выкуп был неотъемлемой частью его ремесла и раньше.

- Это позор, - заявил один, поглаживая рулон катаянского шёлка. - Были времена, когда мы забрали бы себе корабль и всё, что на нём было.

- Отличное время, - добавил третий.

- Захлопните пасть, - прикрикнул на них первый. - Мы заключили сделку и это было хорошо.

- Фульмайер заключил сделку, а не мы, - проговорил третий. - Мы можем свалить.

- И увидеть, как этот туман подползает к тебе, чтобы справить поминки? Ты не сможешь кинуть порченых властелинов болот и свалить безнаказанно, - ответил первый, качая головой.

- Ну, или ты так утверждаешь.

- Хочешь назвать меня треплом? - взвился тот, потянувшись к висевшему на поясе кинжалу

Дубниц не дал пирату ответить. Он вскочил на ноги, вытащил меч и, выскочив из воды, перерезал третьему пирату глотку. Человек булькнул кровью и рухнул на влажную землю. Прежде чем второй успел даже подумать о сопротивлении, Дубниц высвободил меч и воткнул его бандиту в грудь… где тот благополучно и застрял в кости. Первый завопил и прыгнул, остриё кинжала устремилось к кишкам рыцаря.

Дубниц врезал ему в солнечное сплетение, а затем погрузил согнувшегося от боли пирата по пояс в воду. Прижав его коленями, рыцарь пару мгновений продержал разбойника под водой, после чего вытащил обратно.

- Где остальные? - небрежно спросил он, жадно ловящего ртом воздух человека.

- И…иди н…на… - выдавил тот.

- Неверный ответ, - бодро заметил Дубниц и снова погрузил пирата под воду, несмотря на отчаянно хватавшиеся за его наручи и кирасу пальцы. Когда пузырей стало поменьше, Дубниц снова вытащил его к воздуху. - Итак?

- В…в б…болотах, - прохрипел пират.

- Можешь ли показать мне, куда именно?

- Нет!

- Жаль, - ответил Дубниц, пригибая несчастного к воде.

- Стой! Погоди! - выдохнул бандит.

- Друг мой, я буду честен с тобой, я нахожусь в прескверном настроении и с радостью отправлю твою душу в царство Мананна. Будешь играть со мной в дурачка, я так и поступлю, - Дубниц встал, потянув за собой пирата. - Но если ты проведёшь меня к Фульмайеру, то, возможно, проживёшь достаточно, чтобы успеть станцевать джигу на нок-рее.

- Какой-то хреноватый выбор, - прохрипел пират.

- Лучше, чем ты заслуживаешь, - Дубниц слегка встряхнул его. У ордена Мананна была особая ненависть к пиратам, поклоняющимся, как и они, богу морей и рек. Дубниц повесил больше, чем планировал, но это было одно из немногих мероприятий ордена, в которых он имел что-то вроде профессиональной заинтересованности. **

- Я отведу тебя к ним, - закрыв глаза, сдался пират.


Его звали Шафером и он был штирландцем по рождению, и моряком - по выбору. Первые несколько лет он служил на торговце, прежде чем ему это не наскучило, и он сошёл на берег, перерезав глотку первому помощнику и прихватив с собой ларец с казной. Когда он пропил до последнего пфеннинга содержимое ларца, то подписал контракт с Фульмайером.

Всё это он поведал добровольно, и даже слегка защищаясь. Дубниц мог рассказать, что слыхал и похуже, но не хотел тратить дыхание и успокаивать человека, которого всё равно был твёрдо намерен повесить. Вместо этого он попытался направить разговор в более интересующее его русло, пока они пробирались по болоту.

- Что за камни ты имел в виду?

Шафер оглянулся на него. Пират был связан множеством тонких цепей, которые Дубниц собрал среди того, что осталось от груза.

- Какие?

- Камни, те, про которые ты сказал, что к ним забрал Фульмайер пленников.

Шафер нахмурился.

- Это просто камни. На болотах много камней.

Дубниц замолчал. Это было правдой, в общем и целом. На болоте действительно было множество камней, сложенных в достаточно высокие образования, чтобы сомневаться в их естественном происхождении.*** Проклятые болота имели древнюю историю, уходящую даже в долюдские времена, и Дубниц определённо чувствовал себя неуютно, когда представлял этот временной промежуток. Он огляделся. Деревья стали реже с тех пор, как они отошли от реки. Земля под ногами была мягкой, а следы мгновенно заполнялись водой. Воздух - густым от влаги, серая миазматическая пелена скрывала солнце.

Вода поднималась здесь высоко, затекая под корни кривых деревьев и заболачивая проваливающуюся землю. По словам Шафера пираты использовали плоскодонки, чтобы пробираться через болота. Дубниц бы тоже не отказался от чего-нибудь подобного, но приходилось обходиться тем, что было.

Он моргнул, стряхивая с ресниц бисеринки пота. Тепло - вот что всегда его удивляло. Вода в болотах не замерзала даже в студёные зимы, согреваемая теплом гниения и распада. Но сейчас, в самый разгар лета, жара была просто невыносимой. Пот катился с него ручьями, заставляя зудеть кожу под доспехом, который к этому времени уже почти весь был покрыт грязью и начал ржаветь. Шаферу же, казалось, было всё нипочём, впрочем, за эти годы он мог и привыкнуть к болотной духоте.

Некоторое время они путешествовали в тишине. Дубниц в своих тяжёлых доспехах старался идти так быстро, как мог.

- Что вы собирались сделать с пленниками? - прервал молчание Дубниц. - Забрать выкуп?

Шафер не ответил. Он шёл, сгорбившись, вжав голову в плечи, как будто думал о чём-то неприятном. Его камзол был весь мокрый от пота. Дубниц прищурился и дёрнул цепь, едва не сбив пирата с ног.

- Я задал тебе вопрос.

Шафер гневно посмотрел на него, но в глубине таился страх. И, как понял Дубниц, не его боялся пират. Глаза бандита слегка расширились, и Дубниц на всякий случай положил руку на рукоять меча. Туман стелился позади них, выползая на тропу и обволакивая низкие деревца. Он уловил намёк на движение, но ничего не услышал и никого не увидел. Рыцарь напрягся, ощутив внезапный, беспричинный страх.

- Что это было? - снова дёрнул он Шафера.

Пират облизнул губы, но промолчал. Дубниц решил, что небольшая взбучка приведёт того в чувство, но, поразмыслив ещё немного, просто шагнул вперёд и подтолкнул пирата.

- Веди, друг, и для тебя же будет лучше, если ты не заведёшь меня в ловушку.

Шафер продолжил упорно молчать в ответ на любые вопросы, которые задавал ему Дубниц, пока они углублялись в Проклятые болота. Но чем дальше они уходили, тем более вороватыми становились манеры Шафера. Наконец, Дубниц остановил его.

- Если это место так тебя пугает, то, во имя Мананна, почему Фульмайер устроил логово именно здесь?

Шафер уставился на него.

- Никто не говорил о святилище, - тихо ответил он.

- Таак, а теперь, друг, куда они всё-таки идут? - Дубниц обнажил меч и приставил кончик лезвия к горлу разбойника.

Шафер сплюнул и отвернулся.

- Они идут отплатить дар, - ответил он.

- Что ещё за дар? - рыцарь сильнее надавил на меч. Бусинка крови скатилась на небритую шею Шафера. - О чём ты говоришь? - внезапно ему в голову пришла мысль. - Кто такие властелины болота? - спросил Дубниц, вспомнив слова Шафера на берегу, когда тот спорил с другими грабителями.

- Скоро увидишь, - выпалил Шафер. - Они и сейчас смотрят на нас. Никто не может чувствовать себя в безопасности. Никто, кроме Фульмайера и тех, кто рядом с ним. И даже они не столь уж защищены, как любят притворяться, проклятье, - Шафер издал звук, напоминавший то ли рычание, то ли всхлипывание. - Проклятье! - повторил он.

- Кто смотрит на нас? Больше пиратов, что ли? Неужели Фульмайер на кого-то работает?

Шафер грубо рассмеялся, но не ответил. Темнело, и вечерний туман поднимался из воды. Под поверхностью болотных вод зажглись огоньки. Дубниц вздрогнул. Самые блестящие умы лучших университетов заявляли, что призрачные огни Проклятых болот всего лишь запертые газы. И всё же сейчас Дубницу не хватало их уверенности.

Вместе с цепями, сковывающим Шафера, он стащил из груза фонарь и фитиль, и теперь достал их и зажёг. Уже почти стемнело. Шафер, казалось, был даже рад находиться рядом с рыцарем, его глаза нервно бегали по сторонам, как у испуганного кролика.

- Мы должны остаться здесь до утра.

- Нет, Мы идём дальше.

- Я не могу отыскать дорогу в темноте, - запротестовал Шафер.

- Тебе лучше постараться, - недвусмысленно постучал по мечу Дубниц.

- Ты безумец. Если бы ты только знал… - он резко замолчал.

- Если бы я знал, что - больше об этих властелинах болот, которых ты, похоже, так боишься?

Туман скользил по земле. Что-то плеснулось в воде. Шафер пошёл вперёд. Дубниц поднял фонарь повыше, но туман, казалось, поглощал свет.

- Кто они такие? Не люди, иначе ты бы не вёл себя так странно…

Шафер пронзительно рассмеялся.

- Нет, не люди! Впрочем, можешь сам спросить у них, кто они такие!

Огромные фигуры двигались в тумане. Влажная земля проседала под тяжёлыми шагами. Дубниц махнул фонарём, но ничего не увидел. Только звуки из-за пределов круга света, даваемого фонарём, да ещё он мельком уловил нечто, что могло быть чешуйчатой кожей.

- Вот он! - закричал Шафер. - Возьмите его! Не меня!

- Умолкни, - прорычал Дубниц. Он чувствовал, что нечто наблюдает за ними. Огни, что равно могли быть глазами и болотными огоньками, мигали и вспыхивали во тьме. Он наполовину вытащил меч. Видимые им силуэты не вызывали ни единой ассоциации ни с чем, что он встречал в жизни. Это были не люди, не звери и не деревья. Он не мог сказать, что это было такое.

Неожиданно Шафер прыгнул с громким воплем. Он врезался в Дубница, вынудив рыцаря оступиться. Он отшатнулся и врезался во что-то твёрдое. Боль пронзила его, и он выронил фонарь. К счастью тот не разбился и рыцарь быстренько нагнулся, поднял его и развернулся, чтобы увидеть, с чем столкнулся.

Когда-то давно, очень давно, камню была придана форма. Не руками людей, и даже не старшими расами, а чем-то другим. Дубниц разглядывал его, пока туман сгущался вокруг. Странные изображения были вырезаны в камне, вызвав слабые воспоминания о побрякушках, которые он видел у одного из братьев-рыцарей, который побывал на маленьком, окутанном тумане острове на западе. Очертания напоминали человеческие, но намекали на нечто гораздо большее и ужасное. Он смотрел на то, что могло быть грубым изображением стоячих камней, на которых висело что-то, что определённо напоминало человеческие тела, словно на каких-то доисторических виселицах.

Впрочем, что бы не означали символы, они вызвали у Дубница отвращение, и он выпрямился, обнажив меч. Шафер исчез. Рыцарь выругался и поднял фонарь повыше. Пират не мог уйти далеко, не с цепями, сковывающими его. Когда туман взвихрился, Дубниц увидел ещё больше камней. Идя в их сторону, он снова услышал плеск на краю слышимости, словно кто-то двигался вместе с ним.

Шафер закричал.

Дубниц рванул в туман. Тело пирата лежало у подножия одного из больших камней. Тёмное пятно обозначало место, где пират, похоже, на бегу врезался в камень. Только приблизившись, Дубниц понял, что пятно было слишком высоко для подобного объяснения. Впрочем, что бы ни случилось, Шафер был мёртв, его череп раскололся, словно яичная скорлупа.

Дубниц замер и прислушался. Сквозь туманное одеяло он услышал шлепок дерева по воде. Лодки! Забыв Шафера, он ринулся на звук, разбрызгивая воду. Его нога провалилась, и на мгновение Дубниц пожалел, что не послушал совета пирата переждать ночь и отправиться дальше в путь на рассвете. Кто знает, на что он может наткнуться в темноте, даже с фонарём.

Заставляя себя быть более осторожным, он замедлил шаг. Деревья стали расти гуще, их покрытые мхом ветви мягко касались его доспехов и головы. И у него создалось впечатление, что огромные твари идут с ним в ногу. Свет фонаря мерцал и трепыхался, как будто фитиль промок. Дубниц встряхнул его, но тот издал заключительное шипение и погас, оставив рыцаря во тьме. Но лишь на мгновение: пятнышки танцующего призрачно-зелёного света пронзили ночь, почти игриво пронесясь по его пути.

Отбросив бесполезный фонарь, он последовал за огоньками, и вскоре обнаружил, что это были искры от странного изумрудного цвета пламени, что скользило по нескольким камням, отбрасывая странные тени на укрытую туманом воду. Дубниц колебался. Он мог узнать магию, когда видел её воочию, и знал что, в отличие от бардовских песен, мало кто из людей, сколь бы ни был он чист сердцем или силён, мог хоть что-то противопоставить ей.

Деревья расступились, оставив лишь воду на камнях да странные травы, что росли вокруг них. Луны не было, но ползающие по камням огни и туман, что, казалось, поглощал и усиливал их свет, позволяли увидеть достаточно. Было светло почти как днём, хотя этот свет и не был столь же успокаивающим.

Впереди было три очищенных от коры долблёнки, мягко покачивающихся на воде. В них расположились более дюжины вооружённых людей и жавшаяся в кучку группка, в которой Дубниц узнал пленников. На передней лодке поднялся рулевой и вскинул свой шест. Фульмайер встал на ноги и перебрался на нос, а затем снял с пояса странный предмет и поднял его к губам. Остальные две плоскодонки тоже остановились.

Горн был не больше обычного рога по размерам. Он закручивался подобно бараньему и не имел украшений, кроме нескольких знакомых символов. Фульмайер выдул одну громкую ноту и огоньки на камнях, казалось, заполыхали ярче. Он выдул другую, и туман начал сгущаться и подниматься. Дубниц застыл в своём укрытии. Страх скользнул в него, древний ужас, что тёк в крови и наполнял кости. Детские кошмары оскалились в его разуме.

- Властелины болот, - пробормотал он. Кому - или чему - принадлежал этот титул?

- Куда ты притащил нас? - рявкнула Саша. Её голос разорвал гнетущую тишину на болоте. - Мой отец узнает об этом! Он близкий друг курфюрста Аверланда!

- Он разве здесь? - Фульмайер не казался особенно впечатлённым. Дубниц сдержал смешок.

- Он скормит тебя медведям!

- Это что-то новенькое. Напомни, чтобы я держался подальше от Аверланда, - ответил Феульмейер и несколько его людей подобострастно хихикнули. - Вы не в том положении, чтобы что-то требовать, - продолжил он, усмехаясь, его золотые зубы сверкнули в свете огней, когда он взял Сашу за подбородок и наклонил голову. Аверландка плюнула, и он ударил её, с руганью отшатнувшись.

Сарк вскочил на ноги и бросился на пирата. Остальные тут же повалили его на палубу и начали избивать, пока Фульмайер с усмешкой наблюдал за происходящим. Дубниц скривился и посмотрел по сторонам.

Вдоль воды туман густел и поднимался, накрывая деревья, словно волна, а затем так же резко опускался, открывая… что? Это тоже были камни, но не одиночные. Это были башни, сложенные из камней, которые поднимались на твёрдых участках земли, словно могильные метки великанов.

Они выглядели хрупкими и сложенными кое-как, но при этом казались куда более прочными, чем самая лучшая усадьба мариенбургской аристократии. На них росли мох и плесень, укрывая тускло-чёрный, коричневый и серый оболочкой зелёного и жёлтого цветов, а на них, и внутри их и снаружи перемещались какие-то фигуры, словно вызванные рогом Фульмайера.

На лодке Сарк всё ещё боролся, когда вожак пиратов вздёрнул Сашу на ноги и толкнул на нос. Затем он схватил её за волосы и, отдёрнув её голову назад, что-то выкрикнул, но туман поглотил его слова. Затем лодки остановились, и пираты сошли на землю, волоча пленников за собой.

«Они идут платить дар». Так сказал Шафер. Но платить за что? Дубниц колебался. Туман срастался, словно какая-то ожившая тварь, а внутри него, казалось, задвигались неясные, титанические силуэты, когда стихли отголоски рога. Что ж, похоже, он вскоре получит ответ на свой вопрос. Туман рассеивался. Теперь он мог видеть кучи камней более чётко, отмечая обилие странных тёмных пятен, которые омрачали скалы на верхних уровнях.

Что-то в этих пятнах заставило его желудок взбунтоваться. Они выглядели слишком похожими на выплеснувшуюся кровь Шафера, на том камне. Страх зашевелился в кишечнике Дубница. Сейчас он мог ускользнуть. Никто бы не узнал. Он не был героем, чтобы умереть от стыда. Битва, которую вы не могли выиграть, была не славной, а глупой.

- С другой стороны, я уже здесь. Да и, кроме того, удача любит смелых, - пробормотал Дубниц, а затем с криком вскочил на ноги, обнажил меч и побежал к ближайшему пирату. Человек развернулся, его челюсть отвисла. Меч Дубница опустился, прорезав кровавую борозду через лицо и грудь бандита.

Первый пират ещё падал, когда Дубниц оказался среди остальных. Удивление и скорость были огромными преимуществами, если вы оказывались достаточно смелы, чтобы воспользоваться ими. К сожалению даже небольшая промашка может отнять это преимущество. Он вонзил меч в татуированную грудь следующего разбойника… и меч застрял в кости. Дубниц чертыхнулся и упёрся ногой в безжизненное тело, пытаясь быстро вытащить клинок.

Однако пираты не атаковали его, даже несмотря на затруднительное положение в котором он оказался. Дубниц ухнул и, наконец, освободил меч. Позади него плеснула вода.

- Эркхарт, - закричала Саша, борясь со своими похитителями.

Дубниц обернулся. Запах древних глубин и сырых подвалов омыл его. Единственный циклопический глаз загорелся на широком лице, кожистый клюв раскрылся в том, что очевидно было усмешкой, обнажив клыки-кинжалы. Создание стряхнуло туман, как воду, и его чешуйчатая плоть взбугрилась нечеловеческими мышцами под древними бронзовыми доспехами, что скрывали мало какие детали его искажённого тела. Броня была покрыта гравировкой в форме закручивающихся узоров, от взгляда на которые у Дубница заболели глаза. Каменная кувалда, которую существо держало двумя руками, поднялась. Поток грязной воды стекал с оголовья.

- Мананн сохрани, - прошептал Дубниц, как только некоторые истории из детства поднялись на поверхность его мечущегося сознания. Рассказы о страшных болотных демонах, свергнутых в туман Зигмаром и Мариусом Болотным Волком во времена, когда Мариенбург был не большим, чем сон.

Кувалда поднялась, а затем опустилась с чудовищной завершённостью. Всё, что оставалось Дубницу, просто отпрыгнуть в сторону, когда каменное орудие с плеском вспороло влажную землю. Он повернулся и тут же получил удар в бок оканчивающимся костяным шишаком хвостом, от чего опустился на одно колено. Тварь кружила вокруг него на кривых ногах, его тяжёлая туша посылала расходящуюся рябь по воде. Кожаная морда сморщилась и звук, похожий на журчание воды по скалам, скользнул меж зубов.

- Что ты за дьявол? - прошипел рыцарь.

Звуки, что возможно, были словами, вытекли из-за бивней твари и ударили по ушам Дубница. Даже если оно и хотело ответить на его вопрос, рыцарь всё равно его не понял. Да это и не выглядело таким уж важным. Дубниц встал на ноги, опёршись на меч. Другие существа присоединились к первому, туман цеплялся к ним, как какой-то широкий, общий плащ. Они наблюдали за ним, и первый двинулся вперёд, занося кувалду. Дубниц выставил меч и отступил на шаг.

Их были десятки. Возможно, даже сотни. Откуда они взялись?

- Туман, - выкрикнул Фульмайер, словно прочитав его мысли. - Они живут в тумане. Туда они скрылись, когда Зигмар и Мариус предали их мечу. Хорошее укрытие, если хочешь знать моё мнение.

- О да, ты дока в прятках, - пробормотал Дубниц.

- Если ты положишь меч, они сделают это быстро. Они не такие плохие, как некоторые, - продолжил Фульмайер. Пиратский капитан поставил одну ногу на нос лодки и опёрся на колено, рог повис на ремешке на его руке. Дубниц бросил взгляд через плечо.

- Когда это ты стал поклоняться демонам, Фульмайер? Я всегда думал, что ты честный жулик…

Фульмайер рассмеялся.

- Я никогда не упускал возможностей. Ты же знаешь, Эркхарт, - на лицо пирата легла тень. - Правда, иногда возможности сами находят тебя, а не наоборот.

- И в какой же грязной дыре ты отыскал эту конкретную возможность? - спросил Дубниц. Создания ходили вокруг, расплёскивая воду, но никогда не приближаясь слишком близко. Он подумал, не одно ли из них расправилось с Шафером.

- Собственно, вот, - разговорчиво ответил Фульмайер. Он всегда любил поговорить, этот Болотный Пёс, и Дубниц был не против терпеть его лай, пока не придумает, как выбраться из этой ситуации. - Я искал святилища проклятого речного патруля Альтдорфа. Я нашёл их, и вместе с ним союзников.

- Союзники, говоришь? Что-то я не видел, чтобы они особенно помогали тебе.

- Да неужели? - ответил Фульмайер и взмахнул рогом. - Тогда ты слеп, а, кроме того - глуп. Я же сказал, что они живут в тумане, и он приходит по их повелению. И они делают так, как я попрошу…

- А взамен, что - человеческие жертвы?

Веселье Фульмайера растворилось в мгновение ока.

- Лучше они, чем мы, - прорычал он. - У всего есть цена!

- Ах, знакомые вопли каждого начинающего культиста. Договор, заключаемый во тьме, конечно, Болотный Пёсик. Ты получаешь добычу для своего чёрного сердца, а всё, что тебе надо сделать - превратить невинных в бесчеловечных чудовищ.

- Я плачу необходимую цену, Дубниц. И это твоя неудача, что сегодня этой платой станешь ты, - сказал Фульмайер и дал знак. Пираты выстроились вокруг лодки и, подняв оружие, пошли на Дубница. Они выглядели не столько торжествующими, сколько испуганными. Вытащив Сашу и её брата из лодки, разбойники бросили их в воду, а затем с проклятиями и руганью подтолкнули их и других выживших в сторону Дубница.

- Я уже говорил раньше - брось меч, Дубниц. Смирись, и они сделают это нежно. Нежно, насколько это может быть в их случае… - снова заговорил Фульмайер. Дубниц проигнорировал его, оценивающе разглядывая пленников. От экипажа осталось лишь четыре человека, и двое выглядели весьма неважно. Саша и её брат, впрочем, казались вполне целыми, если исключить ужас.

- Ты не торопился, Эркхарт, - напряжённым голосом заявила Саша.

- С лошадью было бы быстрее, - ответил рыцарь.

- Вытащите нас из этого, и у вас будет больше лошадей, чем вы сможете поставить на конюшню, - сказал Сарк, его лицо побледнело.

Дубниц не ответил. Он посмотрел на пиратов. Их было больше дюжины, но они выглядели так, словно в любой миг готовы дать дёру. В противовес заявлениям Фульмайера, его люди, похоже, не были столь же довольны «союзниками».

- Держитесь вместе, - сказал Дубниц. Создания, кажется, начинали терять терпение, а некоторые из них уже пошлёпали вперёд, наросты на концах их хвостов с плеском били по лужам.

- Может, нам лучше попробовать убежать? - спросила Саша, хватая Дубница за руку.

- Не думаю, что нам удастся уйти далеко, - пробормотал рыцарь.

Как будто поняв их, одно из существ издало громкий крик и остальные последовали его примеру, забив хвостами по лужам и затопав ногами. От этого зрелища один из матросов отделился от группы и отошёл в сторону, его лицо было напряжено и побледнело от страха.

- Не надо, - сказал ему Дубниц. Моряк развернулся и побежал прочь, шлёпая по лужам и выкрикивая молитвы Таалу, Мананну и Зигмару. Туман, казалось, застыл перед бежавшим человеком, а затем из него выскользнуло одно из существ, двигаясь с невероятной скоростью. Когти почти нежно коснулись головы мужчины, оборвав его крики. Создание подняло брыкающегося человека и остальные твари издали громкий крик.

- Дьявол, отпусти его! - взревел Дубниц, прыгая вперёд. У него было мало шансов, помочь матросу, но будь он проклят, если хотя бы не попытается. Его клинок опустился на эластичную конечность, и существо вскрикнуло, причём больше от удивления, чем от боли. Оно отмахнулось от рыцаря, сбив его с ног.

Каменная кувалда первого из существ, с которым он столкнулся, ухнула вниз и вошла в землю, разбрызгав воду и едва не расплющив голову рыцаря. Оно отогнало его от создания, которое он атаковал, серией коротких и яростных ударов. Казалось, монстр больше стремился не дать ему вмешаться в дела своего собрата, чем прикончить.

- Эркхарт, осторожней! - закричала Саша и подалась вперёд, прежде чем её брат не оттащил её обратно.

- А что, выглядит, как будто я не осторожен? - выкрикнул в ответ Дубниц. Кувалда упала, едва не размозжив ему ступню. Мгновенно среагировав, он наступил на рукоять булавы, а затем полупрыгнув, полубросив себя вперёд, ударил мечом в сверкающий единственный глаз. Существо отшатнулось, и меч на волосок разминулся с его мордой. Затем монстр без особого труда выдернул булаву из-под Дубница, свалив рыцаря в воду.

Массивная трёхпалая нога опустилась на грудь, придавливая его к земле. Существо посмотрело на него с чем-то, что могло быть уважением и замахнулось своим оружием.

Другое создание меж тем вприпрыжку подбежало со своим пленником к одному из камней. А затем с ловкостью, не соответствовавшей его неуклюжему телу, взобралось на камень. Когда монстр достиг вершины, нечто сгорбленное и укрытое толстыми промокшими шкурами выползло из скал ему навстречу. Несмотря на укрывавшие его шкуры, Дубниц мог с уверенностью заявить, что они были одной расы, только этот был высохшим и, возможно, искалеченным. Он опирался на посох и что-то прокаркал сородичу. Крики моряка были заглушены державшим его чудовищем.

Согбенный зверь вытащил что-то, что напоминало верёвку, и захлестнул петлю вокруг шеи хнычущего матроса. А затем с журчащим рёвом первое создание скинуло матроса с камня. Верёвка натянулась на твёрдой руке, тело рванулось назад, и матрос ударился головой о камень, оставив новое пятно, присоединившееся к старым, которые ранее заметил Дубниц.

Создания завыли, рубя когтями воздух или потрясая оружием. Удерживающий Дубница монстр убрал ногу, позволив рыцарю подняться на ноги. Потирая ноющую грудь, он отступил. Тело матроса закрутилось на мутном ветру, и его каблуки забарабанили по камню.

За спиной Дубница Саша всхлипнула и прижалась к брату.

- Вы все, держитесь рядом, - приказал Дубниц, присоединяясь к пленникам. Сглотнув, он встал между людьми и монстрами, которые выжидающе сидели на корточках.

Почему они не атакуют? Чего они ждут?

- Собираешься сразиться со всеми, Дубниц? - выкрикнул Фульмайер наполовину насмешливо, а наполовину восхищённо. - Это не сработает. Поверь мне.

- И как же ты выбрался из этой петли? - выкрикнул Дубниц в ответ. - Сторговался, не так ли?

- А если и так? Разве моя - наша жизнь - стоит меньше, чем жизнь этого небольшого, причудливого народа?

- Да, - ответил Дубниц. - Тебя же ждёт петля, связанная человеческим палачом или кем-то другим, если хочешь знать моё мнение.

- Хорошо, что ты этого не сделаешь, - рассмеялся Фульмайер. - Властелины болот сделают это для тебя!

Когда пират рассмеялся, существо, с которым первым столкнулся Дубниц, указало своей булавой и что-то ворчливо проквакало. Фульмайер перестал смеяться. Из тумана возникло ещё больше созданий, появившись позади пиратских лодок. Вожак болотных корсаров начал поднимать рог к губам, и тут существо взревело. На высоких камнях его сгорбленный сородич воздел посох и крикнул в ответ. Пират вздрогнул, как побитая собака.

- Сделают, говоришь? - ухмыльнулся Дубниц. - Что-то, кажется мне, ты слишком поторопился, Фульмайер.

Дубниц видел достаточно, чтобы понимать, что обряд и ритуал - главное в жертвоприношении. Если существа потрудились торговаться с Фульмайером, то они будут соблюдать правила, которые сами установили. Казалось, они хотели, чтобы жертвы доставлялись им, а не просто сваливались на пороге.

Фульмайер сглотнул и спрыгнул с лодки. Обнажив меч, он пошлёпал вперёд, после чего вытянул руку с рогом.

- Взять их, - прорычал пиратский вожак.

Его подручные мрачно двинулись вперёд, и не один из них боязливо озирался на своих ужасных союзников. Дубниц понял, что ошибался. Это был не союз: речные пираты были простыми охотничьими собаками и теперь их натравливали на убийство.

На Дубница наступали Фульмайер и огромный татуированный нордландец.

- Не убивай его, - прорычал вожак. - Им это не нравится. Просто выбей этот меч из его руки, - он усмехнулся. - Можешь с ней вместе.

Нордландец взревел и атаковал, его лодочный топор опустился на рыцаря. Здоровяк был больше и носил осыпанную ржавчиной безрукавку. Дубниц скользнул вперёд, лезвие топора скользнуло по изогнутому краю кирасы, проделав в металле борозду и вызвав вспышку боли в груди. Миг спустя поммель меча Дубница врезался в лицо разбойника, выбив зубы. Здоровяк со стоном отшатнулся, и Дубниц тут же жестоким ударом оставил бандита без ноги. Нордландец с воплем свалился на землю, а Дубниц, переступив через него, направился к Фульмайеру.

Однако ещё больше пиратов окружили его, оставив пленников без присмотра. Вооружённый, с испорченным настроением Дубниц выглядел куда опаснее кучки перепуганных матросов. Фульмайер пролаял приказы, пытаясь восстановить контроль над ситуацией, но без особого толка. Меч Дубница просвистел по широкой дуге, и красным окрасилась вода. Пират завопил и упал в воду, сжимая раздробленную руку. Тяжёлый меч рыцаря был всего лишь дровоколом с острым концом, а сам Дубниц мужал в районе сыромятен Мариенбурга, измельчая мышцы и кости животных на скотобойнях.

Спустя пару тяжёлых минут, пираты отступили, оставив мёртвых и умирающих. Существа закричали, и туман, казалось, завибрировал в такт разочарованию, наполнявшему их вопли. Глаза Фульмайера выпучились, и он снова начал поднимать рог.

- Ну же, - прохрипел Дубниц. Пот покрывал его лицо, а плечи подрагивали от напряжения. - Дунь в него, Фульмайер. Отправь их обратно. Разрушь свою проклятую сделку.

- Всё не так просто, - лицо Фульмайера застыло.

- Нет, и никогда не было, - ответил Дубниц. Броня словно стала тяжелее. Он поднял глаза. Тьма на краю тумана исчезла, сменив цвет от пурпурного до розового. Одно из существ прорычало что-то непонятное и махнуло когтями в сторону Фульмайера. Пиратский вожак вздрогнул и взмахнул мечом.

- Я сделаю это, будь ты проклят! Наша сделка в силе! - завопил пират и неловко пошлёпал по лужам в сторону Дубница. - Подавись им, болотная собака! Забери его или всех нас ради того, чтобы наши мозги растеклись по этим проклятым камням! Забери его прежде чем запоёт петух! - его меч ударился о поспешно поднятый клинок Дубница. Ещё несколько пиратов подошли к ним, явная паника заострила их лица до коварной свирепости.

Существа, казалось, подошли ближе. Их неуклюжие тела обступили людей. Дубниц пнул Фульмайера в живот и развернулся.

- Бегите! - заорал он. - Бегите, яйца Мананна!

Морякам не нужно было повторять дважды. Они мгновенно рванули к лодкам, помогая раненным. Саша, впрочем, выхватила топор из мёртвой руки одного из пиратов и тут же угостила им попавшегося под руку его дружка. Её брат врезал другому и выхватил клинок из ножен пошатнувшегося разбойника. Дубниц ругнулся.

- Отходите к лодке, глупцы, - прорычал он, хватая пирата за грудки и подтаскивая к себе, а затем врезав ему лбом.

- Только с тобой! - ответила Саша, пока её брат выпотрошил ещё одного речного шакала.

- Я сразу за вами.

- Тогда нет причин торопиться, - заявил Сарк, отбрасывая пирата быстрым взмахом своего ворованного клинка.

- Вы, аверландцы - упрямая компания, - прохрипел Дубниц. Теперь монстры двигались к лодкам. Раньше им хватало наблюдения, теперь же они решили действовать - почему? С чего такая внезапная спешка, подумал Дубниц, заблокировав удар, который поставил бы его на колени. И почему пираты вдруг так отчаялись? - Петушиный крик, - внезапно сказал Дубниц.

- Что? - удивилась Саша.

- Утро близко! - ответил рыцарь. - Вот почему они так нетерпеливы. Если мы сможем продержаться до утра…

- Не думаю, что они нам позволят! - выкрикнул Сарк. Он отскочил, когда одно из существ попыталось сцапать его. Саша завизжала. Дубниц обернулся и увидел, как она отступает от нависшей над ней чешуйчатой туши. Прежде чем он успел шагнуть к ней, дорогу ему заступил Фульмайер с диким взглядом. Пират атаковал, словно безумный. Дубниц был отброшен назад, его рука и плечо запульсировали болью, когда он кое-как отразил дикие удары пиратского вожака.

- Я не пойду в туман! - взвыл Фульмайер. - Не я, слышишь!

- Слышу, - хмыкнул Дубниц. а его взгляд меж тем отыскал рог, который Фульмайер по-прежнему маниакально сжимал в руке. Движением запястья он выбил меч из руки пирата, а затем врезался в него бронированным плечом. Фульмайер пошатнулся, и Дубниц выхватил рог из хватки разбойника.

- Нет! - закричал Фульмайер.

Дубниц не стал тратить на него дыхание. Вместо этого он приложил рог к губам и дунул изо всех сил. Нота всколыхнула воздух и эффект проявился почти мгновенно. Туман, казалось, застыл, словно окаменев, а затем упал, как занавес, у которого обрезали крепления. Он опускался и отступал подобно отливу. Странные скальные сооружения вздрагивали и исчезали, когда их касался отступающий туман Восходящее солнце сверкнуло, и взгляд Дубница неожиданно более не застилал демонический туман.

Как один существа издали громкий вопль, в котором отчаяние смешалось с яростью. Они зашатались и побрели прочь, старясь как можно лучше укрыть луковичные глаза и головы. Дурно пахнущий дым поднялся от тех, кто оказался недостаточно быстрым, чтобы догнать туман, и от криков существ сердце каждого человека содрогнулось. Только один не отступил - первый, он сжимал свою каменную палицу, как талисман. Монстр завис над Сашей и потянулся к ней. По крайней мере, этот решил, что не собирается возвращаться в туман без хоть какой-нибудь жертвы. Саша закричала и подняла свой топор.

- Хей, зверь! Это не то, что ты хочешь, - взревел Дубниц. Треугольная голова палицы взлетела. Дубниц схватил Фульмайера и пихнул его в воду рядом со зверем. Пират закричал и попытался сбежать, но палица опустилась, и ноги разбойного вожака превратились в кожаные мешки, наполненные костяными осколками. Он кашлял, выл и разбрызгивал воду, пока существо стояло над ним, словно что-то подсчитывая. Взгляд монстра отыскал Дубница.

- Проваливай, забирай с собой этого одноглазого лягушачьего сына и уходи, - сказал Дубниц. Его конечности мелко дрожали и всё, что он сейчас хотел - упасть и не шевелиться. Но он заставил себя остаться на ногах. Рыцарь указал мечом. - Забирай то, что тебе дают, и убирайся.

Во взгляде существа вспыхнуло что-то, что могло быть обещанием, а затем оно нагнулось и схватило Фульмайера за волосы. Пираты, которые не успели сбежать, не минули той же участи. Чешуйчатые, необычайно длинные руки выстрелили из отступающего тумана, вцепившись в лодыжки, локти, головы и руки и втягивая испуганных бандитов в белесую хмарь, которой они раньше столь охотно защищались.

Существо подняло Фульмайера, который уже не вопил, а лишь едва слышно постанывал, и указало палицей на Дубница. От его мощного тела валил дым, пока он несколько мгновений не отрывал взгляда своего единственного глаза от рыцаря, а затем монстр развернулся и пошлёпал прочь, за своими сородичами, нарост на конце его хвоста послал волны, от которых закачались лодки.

Дубниц смотрел, как он уходит, а когда создание исчезло, и вместе с ним растаял туман, он опустил рог на землю и разрубил его.

- Эркхарт… - начала Саша.

- Быстро в лодку, - прервал её Дубниц. - К вечеру мы должны быть как можно дальше отсюда.

Саша и её брат поднялись на борт, и Дубниц устало последовал за ними, оглядываясь назад. Создания могли и не прийти за ними, но он не собирался рисковать. Он чувствовал себя больным и вымотавшимся. У него не было выбора, и он не стал бы плакать о Фульмайере и его команде, но всё равно, то, что он сделал с ними, было плохо. Они получили, что заслужили, но всё-таки ему хотелось бы, чтобы способ, которым им воздалось, был другим.

Даже пираты заслуживали лучшей участи, чем это.

В рассеивающихся сгустках тумана Дубницу казалось, что он может видеть размытые, борющиеся силуэты и слышать отдалённые крики и хруст черепов, разбивающихся о камень. А затем всё стихло и остались только звуки Проклятых болот и плеск шестов в воде, когда лодки начали своё путешествие назад к чистым водам Рейка.