Высшая точка / The Apex (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Высшая точка / The Apex (рассказ)
The-Apex.jpg
Автор Тоби Фрост / Toby Frost
Переводчик Str0chan
Издательство Black Library
Год издания 2014
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Тугие струи дождя хлестали поместье помощника губернатора Сигниса VII. Стоя в бывшей столовой, ныне заставленной ящиками боеприпасов и комплексами следящих устройств, полковник Стракен слушал, как ливень барабанит по заколоченным окнам. Вскоре должна была начаться новая атака тиранидов – твари всегда приходили во время дождя. Возможно, они считали, что шум скрывает их приближение.

Стратеги называли противника «флотом-осколком», словно вторжение было мелким и незначительным. Но здесь лучше бы подошло «нашествие саранчи».

«Им бы пройтись по джунглям, увидеть, как оно на самом деле, — подумал Железная Рука. Затем, окинув взглядом роскошную обстановку защищенного дома, он дополнил: — Да и мне бы не помешало».

Открылась дверь, за которой стоял солдат в идеально чистой полевой форме.

— Генерал сейчас примет вас, — сообщил боец, и Стракен последовал за ним в бывший большой банкетный зал.

По крыше стучал тропический ливень, в углах помещения гудели и поблескивали ряды приборов обнаружения. Сервиторы возились с оборудованием, словно крестьяне, хлопочущие возле костра. За столом в центре комнаты ждали офицеры из командования сектора, напоминавшие полковнику не солдат, а лакеев в шикарных ливреях – слишком уж хлипкими и вычурно наряженными казались они в сравнении с катаканцами.

Свет канделябров отразился от золотой тесьмы на эполетах генерала Мари Делакур, вставшей поприветствовать Стракена. Худощавая темнокожая женщина лет шестидесяти, она молчала, будто призывая полковника рискнуть и подойти ближе.

Катаканец отсалютовал рукой из плоти и крови.

— Полковник Стракен, — произнесла Делакур, глядя на него суровыми глазами. — Добро пожаловать.

— Слышал, у вас есть работенка для меня, генерал.

На экране, расположенном позади стола, от центра к краям двигались отметки авиакрыла «Валькирий», совершавших стандартный противотиранидский облёт. Подняв стальную клешню, один из сервиторов покрутил ручку настройки.

— Верно, — ответила Делакур. — Как я понимаю, Второй Катаканский в последнее время вел тяжелые бои…

— Ага, только два часа назад это прекратилось.

Генерал взглянула на одного из адъютантов.

— Что произошло два часа назад?

— Мне приказали явиться сюда, — ответил Стракен. — Потом я только ждал.

Что-то сверкнуло за окнами банкетного зала, контрастно осветив комнату. Полковник не решил, что это было – то ли разряд молнии, то ли залп далеких орудий ПВО, открывших огонь по какой-нибудь крупной летучей твари.

— Обстановка здесь сложная, — сказала женщина. — Пока не придут подкрепления, мы придерживаемся оборонительно-сдерживающей тактики.

Стракен постарался сохранить прежнее выражение лица и не выдать свои мысли. «Сдерживание» означало лишь попытки отсрочить неминуемое. Железная Рука слышал, как чужаки каждую ночь атакуют периметр имперской «зоны безопасности», вставал за турели рядом с другими катаканцами и жаждал убраться из укрепленного лагеря – проскользнуть в джунгли, сразиться с тиранидами среди деревьев.

— Нужно быть реалистами, — продолжила Делакур. — Мы должны удерживать то, что фактически способны защитить и не давать ксеносам обратить себе на пользу то, что они уже захватили.

Кто-то из свиты генерала налил вина в небольшую чашу и поставил на стол перед ней. Сделав паузу, Мари немного отпила.

— Мы теряем много офицеров – командиров отделений, сержантов, лейтенантов, — рот Делакур дернулся, словно она попробовала на вкус что-то горькое. — Некоторые считают, что тираниды целенаправленно охотятся на них. Вы сражались с этими ксеносами раньше, скажите, возможно ли такое?

— Вероятно, да, — ответил Стракен. — Люди говорят, что тираниды вроде животных, но… они умнее. Такие же организованные, как и мы, а то и лучше.

Генерал кивнула.

— Капитан Уилкс?

Офицер поднялся с места на дальнем конце стола и помог сервитору выдвинуть экран на длинном металлическом кронштейне.

Железная Рука заметил, что Уилкс носит начищенные сапоги для верховой езды.

«И это в джунглях, — подумал полковник. — Штабные никогда не меняются».

На экране засветилась карта, и капитан начал водить пальцем в перчатке по очертаниям районов.

— В девяноста пяти километрах на северо-восток от зоны безопасности расположена застава Н-93. С момента первой высадки тиранидов её занимает гарнизон в составе двух отделений 39-го Массадарского стрелкового полка. Под их защитой находится стратегически важный объект. Ваше основное задание – взять его под контроль, прежде чем противник овладеет заставой.

— А дополнительное?

— Выбраться живыми.

Стракен довольно хмыкнул.

— И что там за «объект»? Я хочу знать, за что будут драться мои люди.

Уилкс взглянул на Делакур.

— Магос-биологис из Ордо Механикус, по имени Ярв Бардекс, — ответила генерал. — Он изучал, как тираниды действуют во время атак. Последний раз мы связывались с магосом три недели назад, после этого коммы, видимо, вышли из строя. Бардекса необходимо вытащить.

Железная Рука кивнул, спрашивая себя, кто инициировал эту миссию – командование сектора, желавшее получить собранные данные, или сами механикумы, потребовавшие назад своего иерарха. Сейчас, когда Гвардия отчаянно нуждалась в пушках и технике, жрецов Марса нельзя было расстраивать от слова «совсем».

— Что насчет отделений, охранявших заставу?

Снова взглянув на Делакур, капитан повернулся обратно к Стракену.

— Не волнуйтесь, о них позаботятся, — набрав воздуха, Уилкс продолжил. — Эвакуационная команда будет доставлена по воздуху в точку сброса, в тридцати двух километрах к югу от H-93.

Капитан показал маршрут на карте.

— Дальнейшее передвижение пешком – ксеносы, судя по всему, отслеживают перемещения нашей авиации. Узнав, что к заставе направляются люди, они соберут силы и попытаются захватить её, поэтому вы без лишнего шума пройдете через джунгли. Мы рассчитываем, что переход от точки высадки до Н-93 займет у ваших людей два дня.

Полковник взглянул на карту.

— Двадцать миль-то? За одни сутки.

— Что ж, — поднял бровь Уилкс, — тогда им придется как-то убить лишний день на заставе. После прибытия они будут обеспечивать охранение, пока магос не приготовится к эвакуации. Затем подадут сигнал, и мы вышлем за ними транспортник – как только исследования Бардекса окажутся в безопасности, Н-93 следует покинуть.

— Понятно, — ответил Железная Рука.

По крыше барабанил дождь.

— Чудесно, — объявила Делакур. — Это очень тяжелое задание, полковник. Ваши люди, возможно, смогут рассчитывать только на самих себя, пока не прибудет транспортник. Можете предложить кого-нибудь подходящего для командования группой эвакуации?

— Могу, — отозвался Стракен. — Себя.


В зоне безопасности было тихо, но не совсем… безопасно. Вокруг неё возвышались гигантские отлогие стены, напоминающие утесы из синего сланца. Солдаты поедали пайки или урывали несколько минут сна, пока подменявшие их товарищи дежурили у амбразур. Резкий искусственный свет выделял детали окружения – небольшое святилище; насаженную на кол голову охотника-убийцы; клочок земли, где поблескивали вонзенные в почву катаканские ножи, обернутые красными банданами вокруг рукоятей. Тридцать клинков, тридцать их павших хозяев.

На стене ждал капитан Бен Коррис, вглядываясь в теплую ночь. Нечто кричало среди деревьев, то ли птица, то ли раненый зверь, и гвардеец знал, что бойцы других полков, стоявших дальше по периметру, уже начали бы палить во все стороны. Никто из его людей не станет так растрачивать боекомплект – если ты вырос на мире смерти вроде Катакана, то знаешь простое правило: «задергался – погиб».

Как и все его сородичи, Коррис был крупным, широкоплечим и крайне мускулистым человеком. Капитан носил только разгрузку и перчатки без пальцев, так что звания и награды приходилось татуировать на руках; голову же, как и всё катаканцы, Бен повязывал красной банданой, символом клятвы на крови, данной при вступлении в Имперскую Гвардию.

Коррис повернулся, чувствуя, что кто-то идет, и увидел живую глыбу – Стракена. Металлическая рука и глаз полковника сверкали в лучах фонарей.

— Всё в порядке? — спросил Стракен.

— Тихо, — ответил Бен, — более-менее.

— Собери полсотни хороших парней, — приказал полковник. — Мы выступаем.

— В джунгли?

— Да, на заре. Сейчас заправляют наш транспорт. Отряд проинструктирую в полёте.

— Хорошо, — вытянутое, морщинистое лицо Корриса хранило мрачное выражение. В сравнении с большинством солдат под его началом, капитан был задумчивым и набожным человеком. — Самое то для джунглевых бойцов. Меня уже достало торчать за этой проклятой стеной.

Нагнувшись вперед, через парапет, Стракен увеличил разрешение в механическом глазу, и заросли отобразились в зловещих, бледно-зеленых тонах.

— Пора запачкать руки, — произнес он. — Чем раньше вернемся в джунгли, тем лучше.


Транспортник оказался настоящим летучим кирпичом, выглядевшим ещё увесистее из-за листов импровизированной бронезащиты. Сразу же после посадки воздушного судна полковник приказал бойцам забираться на борт.

— Шевелись! — кричал он, перекрывая рев турбин, в котором тонул даже грохот сапог по десантной рампе. — Я что, всё должен делать сам? Лезьте внутрь!

Вскоре весь отряд скрылся в тёмном трюме транспортника. Тем временем над лагерем уже появились «Вендетты» сопровождения, нервно кружившие над стеной в ожидании атак тиранидов, будто дуэньи юной девушки.

«Охрененно тупая идея», — подумал Стракен. Как ещё нагляднее показать ксеносам, что происходит нечто важное, чем подвесить штурмовик над базой? У чужаков имелись летающие существа, достаточно крупные и быстрые, чтобы в мгновение ока сбить «Вендетту» с небес.

— Готово! — объявил Коррис. — Все внутри.

— Поехали, — полковник махнул рукой, повернувшись к восточной стене. В ответ Стракену улыбнулся и отсалютовал другой его заместитель, капитан Таннер, которому предстояло командовать оставшимися бойцами II-го Катаканского. Сам офицер не скрывал, что хотел бы снова оказаться в джунглях, а не таращиться на стены базы.

Завыла сирена, и вдруг зазвучали голоса, такие же громкие и тревожные, как вскрики джунглевых птиц. Тут же завизжала и затрещала вокс-установка.

— Внимание, западная сторона! — произнес женский голос. — Всем солдатам на западной стороне приготовиться к атаке ксеносов!

Бойцы поспешили к своим постам, топая сапогами по верхушке стены. Завращались турели, выискивая цели в джунглях, а священник хриплым и напряженным голосом затянул благословение.

Повернувшись, Таннер начал выкрикивать приказы своим людям, которые неподвижно стояли, вглядываясь в заросли и зная по опыту, что атака на западе, скорее всего, окажется ложной. Затем с дальней стены донесся треск лазганов – сначала одного-двух, но вскоре зазвучало крещендо лазерного огня. Полковник взбежал вверх по рампе, и дверь в корпусе захлопнулась вслед за ним. Вынужденно ссутулившись, Стракен пробрался в тесный трюм, содрогавшийся от рокота турбин.

Транспортник содрогнулся и, одним мощным усилием двигателей, поднялся в воздух. Посмотрев в маленький иллюминатор, установленный в хвостовой двери, Железная Рука увидел, что западная часть лагеря превратилась в стену огня. Зелень джунглей пульсировала телами чужаков, и через заросли, круша деревья, пробивалась огромная тварь, поблескивающая жучиным панцирем. Передние конечности существа оканчивались подтекающими трубками, и, пока самолет Стракена набирал высоту, полковник увидел, что ксенос окатывает стену каким-то фиолетовым кислотным студнем. Из укреплений тут же повалил густой дым.

Затем транспортник повернул к северу, а Железная Рука, заметив первые выстрелы катаканцев на восточной стене, задумался, действительно ли атака на западе была отвлекающим маневром.

Тираниды в самом деле действовали разумно – может, магос Бардекс разгадал, в чем причина. С такими мыслями Стракен сел и пристегнулся.


В брюхе самолета отдавался вибрирующий грохот двигателей, а отсек казался тесным для здоровяков-катаканцев. В свете красных ламп капитан Коррис вытащил инфопланшет из набедренного кармана и как будто бесцельно понажимал кнопки. Где-то с минуту внимательно поизучав экран, офицер наконец кивнул, словно только что понял увиденное.

Полковник пересел напротив Бена.

— Что-то важное?

— Это псалтырь, — наклонился к нему Коррис, показывая инфопланшет. — Один миссионер показал мне, как гадать наудачу. Надо прочесть случайный отрывок, и, если Император окажется с тобой, можно узнать будущее.

«Суеверие, — подумал Стракен, — но порой без этого никуда».

Бен был верующим человеком ещё на Катакане; однажды капитан рассказал полковнику, что, увидев на одной из планет собор Императора, он на всю жизнь убедился, что Повелитель Человечества приглядывает за ним. Учитывая, что единственными крупными зданиями на родине Корриса являлись крепости, неудивительно, что гвардеец так впечатлился. Железная Рука вспомнил первый увиденный им космический корабль – тогда, будучи ещё полудикарем, недавно призванным в Имперскую Гвардию, Стракен никак не мог поверить, что человечество способно построить такую громадину.

— И что там говорится?

Коррис передал инфопланшет командиру.

«У них есть глаза, но они не видят, — прочел полковник. — Они говорят, но никто их не слышит. Они явятся во множестве, но ты пройдешь среди них».

— Тираниды, — объяснил капитан.

«Ага, или штабные», — подумал Стракен.

Затрещал вокс-канал, и в трюме раздался громкий голос пилота.

— Подходим к зоне высадки.

«Пора двигаться», — Железная Рука отстегнул ремни и поднялся. — «Пора двигаться».

— Пять минут, гвардейцы! Не зевай! Как только окажемся на земле – немедленно рассредоточиться! — он повернулся к заросшему бородой флаг-сержанту, дикому с виду мужику. — Гальда, развернешь знамя. Твое отделение идет на левый фланг. Фарранис?

Сержант Фарранис, с бритой, иссеченной шрамами головой, посмотрел на Стракена, сжимая в могучих руках плазмаган – так, словно пытался удушить оружие.

— Твои ребята возьмут правый. Я иду по фронту.

Полковник ощутил, что транспортник начинает снижение, и стрелка манометра, установленного возле двери, быстро закрутилась. Поведя пальцами металлической руки, Стракен крепко обхватил дробовик.

— Две минуты, катаканцы! — объявил он.


Самолёт коснулся земли, отошла десантная рампа, и полковник первым выскочил наружу. Сбежав по полотну навстречу яркому солнечному свету, Стракен спрыгнул на землю и быстро осмотрелся влево-вправо, отыскивая врагов. Оглядев деревья и никого не найдя за крупными бирюзовыми листьями, он повернулся к бойцам, вылезающим из трюма.

— Шевелись! — гаркнул Железная Рука. — Разойдись по отделениям!

Катаканцы построились, как уже делали много раз прежде: отряд Стракена двинулся вперед по центру, две фланговые команды, прикрывая края, направились к границе джунглей.

— За мной! — скомандовал полковник, переходя на бег.

Добравшись до леса, катаканцы просочились в него, словно река, обтекающая стволы. Заросли внезапно оказались совсем близко – огромные листья папоротников касались плеч и рук солдат, джунгли словно наседали на бойцов своей жарой и растениями. Раздался рёв улетающего транспортника, приглушенный лесным пологом, и гвардейцы остались одни.

Железная Рука засек время по хрону и положение солнца на небе. До этого он в точности запомнил здешний ландшафт, но теперь линии на карте превратились в опасности на земле.

Видимость резко упала до десятка метров, древесные стволы мешали обзору, словно прутья двери в тюремной камере. Стракен впивался взглядом в «зелёнку», отыскивая блестящую броню тиранидов, настоящих мастеров охоты. То, что данная территория ещё не была помечена как находящаяся под контролем ксеносов, вполне могло означать, что их просто ещё никто не заметил – или заметил, но не выжил, чтобы сообщить об этом.

К югу в вершинах деревьев прозвучал птичий крик, странно похожий на плач ребенка. Снайпер отряда, мужчина по имени Серрадус, с покрытым шрамами лицом, поднял оружие и осмотрел ветви у верхушек через телескопический прицел. Увидев, что боец покачал головой, Железная Рука жестом приказал бойцам двигаться быстрее.

Катаканцы пробирались по густому кустарнику; там, где не удавалось пройти незамеченными, они доставали ножи-клыки и прорубали путь острыми, как бритва, лезвиями. Гвардеец Логан, новобранец полка, порезал руку о край листа, словно о битое стекло, но тут же, не замедляя шаг, вытащил из вещмешка лоскут ветоши и перевязал рану.

Эвакуационная команда углублялась в джунгли, а температура всё повышалась. На красных банданах проступал пот, и несколько солдат уже сделали по глотку из фляжек.


Опустилась ночь, хотя под плотным пологом джунглей почти ничего не изменилось. Катаканцы продвигались по сумрачному лесу, перелезая через упавшие ветви, пробираясь сквозь переплетенные занавесы свисающих лиан. С верхушек деревьев за ними следила семейка маленьких обезьян, большеглазых и клыкастых, словно вампиры.

Стракен услышал шум воды; заросли вскоре расступились, и полковник оказался на берегу широкой, пенящейся реки.

На мелководье, сгорбившись, сидела какая-то бледная рептилия с остистым спинным хребтом, сжимая в когтистой лапе бьющегося угря толщиной с человеческую ногу. Тварь, размером с быкогрокса, оглядела катаканцев и с вызывающе презрительным видом откусила рыбе голову.

Железная Рука уставился в мелкие желтые глаза ящера.

— Отвали, — прорычал он.

Рептилия, ещё раз смерив Стракена и остальных катаканцев долгим взглядом, утопала прочь.

— Хартиган, Риз, — полковник повернулся к своим людям, — установить тяжелый болтер для прикрытия того берега. Остальным следовать за мной.

Стракен шел первым, благодаря тяжелой бионике сохраняя равновесие в ревущем потоке. Люди Железной Руки ждали на берегу, держа оружие наготове и наблюдая за рекой, словно рыбаки. Когда полковник, тянувший за собой моток веревки, перебрался на другой берег, то сразу учуял нечто скверное – смрад гниющего мяса.

Быстро обвязав канат вокруг толстого корня, Стракен скользнул в джунгли, идя на запах. Спустя некоторое время полковник обнаружил под грудой ветвей разлагающуюся тушу другого крупного белого ящера – и, рядом с ней, человеческие останки.

Следующим, придерживаясь за веревку, реку пересек Коррис. Капитан подошел к Стракену, изучавшему мертвеца.

— Кем он был? — спросил Бен.

Полковник поднялся, держа в металлическом кулаке именные жетоны.

— Похоже, одним из солдат, охранявших заставу. Должно быть, вышел в патруль.

— Или искал помощи.

— Возможно. Он и эта ящерица погибли одинаково – от длинных резаных ран, и на лезвиях клинков, скорее всего, был яд.

— Тираниды?

Стракен кивнул.

— Тела прикрыты ветками, белые ящеры так бы не сделали. И ещё, посмотри-ка на это.

Нагнувшись, Железная Рука поднял череп гвардейца – оказалось, что тот заканчивается у висков.

— Их не просто убили, ими воспользовались.

Сев на корточки, полковник снова пристроил голову рядом с прочими останками бойца.

Джунгли хранят то, что забирают. Ладно, — добавил Стракен, поднявшись, — пошли.


Отряд двигался дальше, отыскивая в зарослях огоньки глаз чужаков. Над головами кричали летучие создания, и, хоть вопли звучали мерзко, это был хороший знак – ведь тираниды пожирали всё, что могли поймать. Значит, территория ещё не полностью наводнена ксеносами, собравшимися вокруг главного лагеря, и, если повезет…

Вперед что-то шевельнулось. Полковник тут же вскинул руку, и катаканцы замерли, пригибаясь для пущей незаметности, поднимая лазкарабины и задерживая дыхание.

Стракен лишь мгновение спустя понял, почему остановился – он сделал это неосознанно, руководствуясь инстинктом, выработанным за целую жизнь боев в джунглях. Теперь же катаканец четко распознал звук шагов, быстрых и неравномерных. К отряду приближалось нечто размером с человека.

Железная Рука сделал быстрый жест в сторону Корриса, и капитан отступил в тень.

«Стандартный прием, — подумал полковник. — Дадим врагу пройти, потом ударим с тыла».

Шаги становились всё громче, они раздавались уже в десяти метрах, затем в пяти. Вдруг существо остановилось – Стракен услышал его дыхание, – но затем двинулось дальше, и между раздвинутыми листьями блеснули в тусклом свете пластины брони.

Бен Коррис кашлянул рядом с плечом создания.

В тот же миг Железная Рука шагнул к ним и толкнул вверх лазган резко повернувшегося гвардейца.

— Тихо, — произнес Стракен.

Солдат носил аккуратную бородку и собирал волосы в «конский хвост», но его глаза оказались воспаленными, а дыхание – быстрым и тяжелым.

— Мы твои друзья, — добавил полковник. — И нас больше.

Попавшийся гвардеец медленно выдохнул. Железная Рука отметил его тёмно-серую форму c крапчатым «городским» камуфляжем и темный нагрудник, а боец тем временем на пару секунд закрыл глаза. Открыв их снова, он вроде как совершенно успокоился.

— Виноват, — произнес солдат. — Я не знал… не думал, что здесь кто-то окажется. Кто-то из людей, то есть.

Заметив знаки различия на металлической руке Стракена, гвардеец вытянулся в струнку и отсалютовал – формальное приветствие в джунглях выглядело почти нелепым, и Бун, один из катаканцев, ухмыльнулся за спиной новоприбывшего.

— Лейтенат Баррет Диллон, — представился тот. — 38-ой Массадарский стрелковый полк.

— Полковник Стракен, Второй Катаканский. Вы с заставы?

— Так точно, сэр.

Теперь, преодолев потрясение, Диллон выглядел крепким бойцом, пусть даже скверно экипированным для джунглей.

«Слишком тяжелая броня, — подумал Железная Рука, — слишком большой и плохо уложенный вещмещок».

— Нас было двое, я и Лаль, — Баррет оглянулся туда, откуда пришел. — Рядовой Лаль, мы вместе патрулировали территорию. Он шел прямо…

Стракен вскинул дробовик, и мгновение спустя то же самое сделал Коррис.

— О, нет, — прошептал Диллон. — Вы, наверное… да он же шел прямо за мной! Лаль!

Лейтенант шагнул в сторону кустов, но полковник, выбросив вперед металлическую руку, дернул его обратно и толкнул в сторону катаканцев.

— Заткнись и не дергайся, — прошипел Стракен. — Коррис, Торн, Мейер – за мной. Остальным держать позицию, и ни звука.

Бойцы отряда отступили в тени под свисающими листьями, укрылись за стволами деревьев и лежащими бревнами. Массадарец быстро последовал их примеру.

Внезапно к жаре и неподвижности джунглей добавилась тишина. Железная Рука осторожно, но очень быстро пробирался вперед с дробовиком наготове. Пригнувшись под листом папоротника, полковник указал рукой влево, и Мейер с Торном свернули вбок, готовясь атаковать противника с фланга. Тут же Стракен услышал, как Коррис движется вправо, мягко и неравномерно ступая по сырой лесной подстилке.

Далеко впереди и выше закричала птица, хлопая крыльями по листьям. Полковник почувствовал, как по щеке скатывается одинокая капелька пота.

Видимость снизилась почти до нуля; отодвинув папоротник в сторону стволом дробовика, Железная Рука увидел под согнувшимся листом десятки мелких лягушек, скучковавшихся возле ствола. Тела малюток блестели красным.

«Чем ярче цвет, тем смертоносней яд».

А затем полковник услышал медленный, растянутый, всасывающий звук, словно кто-то допивал остаток напитка через соломинку. Пульсируя, он повторялся через равные промежутки времени, примерно в десяти метрах впереди. Вслед за каждым всхлюпом содрогались папоротники; облизав губы, Стракен двинулся вперед.

Из лесной подстилки показался дергающийся сапог.

Выскочив из укрытия, полковник рванулся к нему, вскидывая дробовик. Мгновение спустя катаканец увидел небольшой открытый участок между деревьями, на котором лежало распростертое тело – а над ним сгибалось складчатое, длинное и тонкое создание, напоминающее помесь насекомого с высохшим трупом.

Дробовик рявкнул в руках Стракена, и чужак развернулся, словно ловчая сеть. Выпрямившись в одно мгновение, он превратился в огромную, трехметровую массу шипов и когтей. Железная Рука бросился вперед, передернув затвор и ещё раз выстрелив на бегу.

Из бока твари хлестнула струя фиолетового ихора, и ксенос кинулся на полковника, взмахнув клешней, похожей на лезвие косы. Извернувшись, Стракен блокировал выпад металлической рукой, но сила удара сотрясла всё тело, заставив его пошатнуться. Вокруг раздавались крики подбегавших гвардейцев.

— Не могу прицелиться! — заорал Мейер.

Отбросив дробовик, Железная Рука потянулся к катаканскому клыку, и, выхватив его из ножен на бедре, тем же движением полоснул противника. Клинок, ударившись о хитиновую броню, скользнул в щель между двумя пластинами и вонзился в плоть. Завизжав, ксенос сорвался с клинка и отскочил в сторону, позволив людям Стракена открыть бешеный огонь из лазганов. От панциря чужака полетели куски, пластины раскололись, и дымящаяся фиолетовая кровь оросила листья. Верещащая тварь задергалась, метнулась прочь и исчезла среди деревьев. Джунгли скрыли убегающего тиранида зеленым занавесом.

Подбежал рядовой Торн с лазганом наизготовку.

— Пропал! Куда он делся?

Стракен и бойцы, стоящие прямо у него за спиной, внимательно смотрели в заросли. Скрываясь, ксенос изменял цвет тела, но полковник мысленно представлял голову тиранида, замеченную лишь на секунду – ряды сверкающих желтых глаз над пучками влажных щупалец, каждое из которых заканчивалось маленьким клинком, похожим на бритвенно-острый зуб, истинным биологическим скальпелем.

Присев, Железная Рука изучил тело, и оказалось, что Лаль не просто погиб: он лишился части головы выше бровей, а вскрытая черепная коробка опустела.

— Фигово, — произнес рядовой Мейер, когда Стракен выпрямился. — Оно слопало его мозги.

— О, Император, — тихо откликнулся на это Бен Коррис, наблюдавший за лесом.


Застава Н-93 оказалась желтовато-серой пластобетонной коробкой трех этажей в высоту и семидесяти метров в ширину. Мрачные стены и украшавшие их тусклые медные орлы покрылись какой-то пленкой, результатом атмосферного воздействия – странный слой коробился при высыхании и отражал свет, будто старые рога. Здание располагалось в центре круглой низменности, напоминавшей тарелку, вдавленную в землю. В диаметре более чем пятидесяти метров вокруг форпоста ничего не росло.

— Они как будто разбомбили джунгли и сбросили форт в воронку, — пробормотал Мэйн, поудобнее устраивая на спине вокс-установку.

— Наверное, так и было, — заметил Стракен.

Примерно в шестидесяти метрах, на вершине небольшого холма, стояла металлическая вышка, усеянная параболическими и директорными антеннами. Строение напоминало маяк, возвышающийся над морем зелени.

Над верхним этажом заставы выступала деревянная балка, при виде которой у полковника мелькнула мысль о виселице. На конце перекладины висел серо-фиолетовый флаг, неподвижный в горячем и безветренном воздухе джунглей. На крыше обнаружились несколько солдат, стоявших за турелями – кто-то замахал было катаканцам, но тут же перестал и скрылся из виду.

— Увидел, что Лаля с нами нет, — сказал Диллон и, чуть помедлив, спросил: — Полковник?

— Что?

— В общем, нас осталось немного, — Баррет неопределенно обвел рукой заросли. — Тираниды могут прятаться так здорово, что их едва заметишь. Мы отбили несколько нападений – пробных атак, я думаю, – но рано или поздно чужаки захватят форпост.

— Теперь вы получили помощь, — заметил Стракен. — Так или иначе, мы все выберемся отсюда.

— Мои бойцы – хорошие парни. Им здорово досталось, не хочется, чтобы вы решили, будто мы сидели здесь, сложа руки.

— Если бы вы сидели, сложа руки, в окружении тиранидов, — ответил Железная Рука, не глядя на Диллона, — то уже погибли бы все до последнего.

— Да, верно, — облегченно произнес лейтенант. — Знаете, 38-й Массадарский в городском бою – скверная новость для любого врага. Это просто здесь всё так…

С крыши их путь отслеживал сервитор за тяжелым болтером; кроме того, подход катаканцев прикрывала мультимелта на турели.

Выйдя из зарослей, гвардейцы вступили на мертвое, открытое пространство между заставой и деревьями.

С грохотом открылись двери, за которыми ждали шестеро массадарцев, опустивших оружие, но всё равно готовых открыть огонь. При виде катаканцев угрюмые лица солдат расплылись в улыбках, зазвучали радостные возгласы, бойцы смеялись и потрясали кулаками.

— Слава Императору, наконец-то вышел из джунглей, — произнес Диллон.

— Смотреть в оба, катаканцы! — гаркнул Стракен. — Открытый участок!


Все собрались в главном зале, холодном и пахнущем пылью. Над лестницей, будто сломанная люстра, нависал комплекс системы обнаружения; в нише, обернутые в молитвенный пергамент, лежали святые кости почитаемого первоколониста; жужжали генераторы, а с каждой стены, словно фамильные гербы, смотрели символы Адептус Механикус – черепа-и-шестерни.

Длинными, уверенными шагами к бойцам приблизился человек в красном балахоне. Метрах в трех техножрец откинул капюшон, под которым оказалось лицо болезненного бело-фиолетового цвета, из-за которого механикум напоминал дохлую рыбу. Вместо правого глаза на гвардейцев смотрели линзы камеры, окруженные латунной шестерней, плотно прижатой к коже. Тонкие провода, словно косички, опускались со скальпа под ворот одеяния. Несколько секунд техножрец без всякого выражения смотрел на Стракена, стоя прямо перед ним, а затем улыбнулся, показав зубы – словно продемонстрировал выученный трюк.

— Добро пожаловать.

— Магос Бардекс?

— Да, а вы?

— Полковник Стракен, Второй Катаканский.

— Стракен, я бы пожал вам руку, но, увы…

Бардекс поднял правую конечность, и под соскользнувшим рукавом обнаружилась «ладонь», состоящая из жутковато выглядящего набора лезвий, манипуляторов и шприцов.

— Добро пожаловать, полковник, — повторил механикум с угасшей улыбкой. — Всегда приятно встретить кого-то, получившего благословение Бога-Машины.

В первое мгновение Железная Рука не понял, о чем говорит магос, но затем сообразил, что Бардекс восторгается его бионикой.

— Я провожу здесь исследования значительной важности, — продолжил техножрец, видя, что Стракен молчит, — которые чрезвычайно заинтересуют Адептус Механикус. Как бы объяснить так, чтобы вы поняли... Моя работа включает в себя натурное изучение наземной тактики тиранидов и её воздействия на боевой дух солдат. Разумеется, это требует проведения экспериментов на близком расстоянии, и сложилось так, что количество моих охранников значительно сократилось. Настолько, что это ставит исследования под угрозу, поэтому ваше появление оказалось весьма кстати – теперь остается только передать собранные данные…

Наступила пауза, и полковник взглянул на магоса.

— … Имперской Гвардии, разумеется.

— Хорошо. Мы вызовем транспортник и доставим вас в штаб-квартиру.

— Меня? — Бардекс покачал головой. — Боюсь, всё не так просто, полковник.

«Как и всегда», — подумал Стракен.

— О чем это вы?

— Мне нужно время, чтобы собрать результаты исследований – то, что я смогу унести, точнее говоря.

— Значит, всё вы забрать не сумеете? — уточнил полковник.

— Нет, никак, — ответил техножрец. — Но я смогу передать остальное. Основные положения моей работы, переведенные на двоичный язык, можно отправить с вокс-станции – и здесь мне очень пригодится ваше содействие.

«Данные для тебя на первом месте, — понял Железная Рука, — а сам ты на втором».

Катаканец оглядел немногочисленных бойцов, оставшихся от охраны магоса.

«Готов поспорить, этих людей ты даже не замечаешь».

На лице Бардекса возникла прежняя, ни о чем не говорящая улыбка.

— Возможно, вам стоит выйти наружу, осмотреть станцию, как говорится, во плоти…

— Верно, — хмуро ответил Стракен. — Ведите нас.


Полковника сопровождали Коррис и Диллон, а механикум взял с собой огромного сервитора с мертвенно неподвижным лицом. Вместо руки у создания был установлен тяжелый болтер со снятым кожухом.

Пока они взбирались по желтовато-серой лестнице, гидравлика механического раба постоянно подвывала. Наконец, добравшись до верха, Бардекс распахнул двери, и комната внезапно приобрела мрачно-зеленый оттенок джунглей.

Стракен вышел на крышу, и жара джунглей, словно ловчая сеть, окутала полковника. К востоку из лесного полога кричал какой-то зверь, будто заливаясь долгим, неразборчивым смехом.

По краю крыши шла парапетная стенка с бойницами, с каждого зубца смотрела потускневшая латунная аквила.

— Настоящий маленький замок, — сделал вывод Коррис.

— Ага, — отозвался Диллон, — но ты ещё попробуй его защитить.

Подойдя к краю стенки, магос поднял руку в указующем жесте, и металлические пальцы зашевелились, словно ноги краба.

— Вышка связи, — произнес техножрец.

По пути сюда Стракен уже видел это строение, и решил, что его возвели на вершине холма. Однако же, при взгляде с крыши заставы оказалось, что мачта стоит на высшей точке двадцатиметрового утёса с отвесным северным склоном.

— Падать будем долго, — заметил Коррис.

— Примерно 27.5 метров, — ответил Бардекс. — Я сам разместил дополнительные антенны – вышку необходимо было установить на возвышении, чтобы добиться требуемой чистоты сигнала. К сожалению, единственное подходящее место в округе…

— Утёс, — заключил Железная Рука, и сервитор, приняв это за команду, повернул тяжелый болтер в сторону скалы.

— Вышка перестала функционировать после атаки ксеносов. Из здания под нами ведет дорога, уходящая вверх по склону, — добавил магос. — К сожалению, она несколько заросла – видите ли, я уделял основное внимание исследованиям. Незадолго до отправки запроса о помощи у меня возникло предположение, что на тропу проникли тираниды, и последующая убыль персонала, пользовавшегося дорогой, подтверждает правильность теории.

Баррет смотрел на мачту связи из-под ладони.

— Другими словами, куча моих людей пыталась пробиться туда, и им оторвали головы. Скорее всего, та же штуковина, что достала Лаля.

— Звучит разумно, — согласился Стракен.

— Хотите подняться к башне – будьте любезны. Может, даже сумеете добраться до вершины…

— Оставьте нас, лейтенант, — обернулся Бардекс.

Отсалютовав, Диллон направился к лестнице.

— Здешний гарнизон уже не может действовать в пределах заданных параметров, — сказал техножрец. — Хотя нам ещё предстоит столкнуться с полномасштабным нападением тиранидов, проникновение ксеносов в окрестности базы оказало на солдат определенное психологическое воздействие.

Магос помолчал.

— И весьма пагубное, — добавил он.

— Это тоже звучит разумно, — произнес Железная Рука.

— Сам по себе ремонт вышки достаточно прост, но я подозреваю, что без вашего содействия уцелевшие бойцы не захотели бы даже приближаться к ней.

— Благодарю, — кивнул Стракен. — Это всё, что мне нужно было знать на данный момент.

— Нельзя знать всё… — техножрец на мгновение запнулся, сообразив, что имел в виду полковник. — Я буду у себя в лаборатории, продолжу заниматься исследованиями.

Повернувшись, Бардекс направился прочь; полы красного балахона вздымались от его шагов. Выждав, пока не захлопнутся лязгнувшие двери, Железная Рука повернулся к Бену.

— Что думаешь, капитан?

Коррис облокотился на стену.

— Ну, мне не особо понравился наш друг-механикум, а насчет остального гарнизона пока не знаю – думаю, что им Бардекс тоже не по душе. Если спросишь меня, я скажу, что парни вот-вот слетят с катушек, не от одного, так от другого.

Стракен посмотрел на холм.

— Это место напоминает мне о башнях, которые строили на Катакане. Неважно, насколько большими были форты, рано или поздно джунгли поглощали их.

Полковник вспомнил города-крепости, единственные места на Катакане, где могли выжить жители других планет. Ему представились ежедневные патрули «Валькирий», низко летевших над пологом джунглей и распылявших мощные дефолианты[1], способные разъесть человеческую плоть. Растения просто вырастали по новой, и форты казались песчаными замками, на которые обрушивается зеленый прилив.

Затем Железная Рука взглянул на хрон.

— Ладно, план такой: отыщи все опорные точки и огневые позиции в этом здании. Если сможешь – вытащи из нашей шестеренки чертежи. Это место нужно полностью подготовить к обороне, у меня нет особого желания принять тут последний бой.

— Аналогично, — сухо улыбнулся капитан.

— Выступаем завтра на рассвете, — продолжил Стракен. — Я пойду на разведку к вышке связи вместе с отделением Гальды. Парни Фарраниса будут охранять главную базу. Поставь здесь, на крыше, пару минометов и позаботься о расчётах – они прикроют нас, если дела пойдут скверно.

— Будет исполнено.

— И размести тут часовых, пусть сообщают о любой активности ксеносов. Так, снаружи надо установить несколько ловушек – гранаты на растяжках в подходящих для засад местах, чтобы на них подорвался любой, кто решит броситься на нас, — полковник повернулся к дверям. — Сообщу гарнизону, чтобы готовились к отходу с заставы.

— Это входит в наше задание? — нахмурился Коррис.

— Хрен его знает. Но я здесь никого не брошу.


Светало, и потоки солнечного сияния пробивали полог джунглей, словно лучи лазганов. Рядовой Тайт подал сигнал с крыши форпоста, и створки дверей разъехались в стороны.

— Пошли! — рявкнул Стракен. — Шевелись, поживей!

Железная Рука первым выскочил наружу, не дожидаясь, пока проход откроется полностью, и рванулся к границе зарослей. Внизу всё ещё было темно, мертвую землю усеивали высохшие пеньки и погибшие корни – последствия применения дефолианта. Полковник лавировал среди убитых растений, слишком привычный к подобному ландшафту, чтобы позволить чему-либо поставить ему подножку. Ворвавшись в лес, Стракен нырнул за искривленное дерево с морщинистой корой и жестом приказал остальным поторапливаться.

Тридцать бойцов почти бесшумно пронеслись по расчищенному участку и заняли позиции на краю джунглей. Железная Рука знал, что всё катаканцы, как и он сам, счастливы будут уйти с открытого места.

Отсюда нельзя было разглядеть комм-вышку, но дорога – полоса грязи, вьющаяся среди деревьев – оставалась на виду. На фоне зарослей она прямо-таки притягивала к себе.

«Хорошее место для засады», — решил Стракен.

— Рассредоточиться, — прошептал он. — Идем по обеим сторонам тропы.

Бойцы начали неторопливый подъем. Склон оказался крутым, но не настолько, чтобы пришлось карабкаться, а не идти. Пробираясь по бокам дороги через подлесок, катаканцы обходили корни и острые сучки, присыпанные листьями, словно ловушки. Через сорок пять метров на полковника с кряжистого дерева прянула ядовитая змея, но Стракен, поймав гадину в воздухе, раздавил ей башку механическим кулаком. На Катакане ему, как и всем остальным бойцам, доводилось сталкиваться с худшими тварями, но расслабляться всё равно не стоило.

Гвардейцы продвигались дальше, и вокруг заметно светлело. По расчетам Железной Руки, отряд уже прошел треть пути; оглядевшись, командир заметил, как сержант Гальда определяет маршрут, повесив лазкарабин на плечо.

Стало жарче, и у Стракена вспотела шея, а металлическая рука покрылась конденсатом. Встретившись взглядами с флаг-сержантом, полковник сделал несколько резких жестов на охотничьем языке катаканцев.

Добыча близко?

Покачав головой, Гальда быстро ответил знаком:

Ничего не вижу.


Бойцы продолжали движение – Стракен шел в передних рядах, – преодолев уже полпути до вышки связи.

«Ещё немного», — подумал полковник…

И перед ними возникла металлическая башня высотой в три человеческих роста, округлую верхушку которой обвивали гирлянды комм-оборудования. Основание оказалось коричневым от грязи, ползучие стебли взобрались наверх до половины стены – но уже засохли. Растительность вокруг станции опрыскали тем же веществом, что и у главного здания.

Увеличив разрешение бионического глаза, Стракен рассмотрел, что дверь слегка приоткрыта, а по косяку сбегает тёмно-красная полоса. Железная Рука надеялся, что видит обычную ржавчину, но подозревал, что это кровь.


Из джунглей за гвардейцами следили холодные глаза. Эти будущие жертвы отличались от солдат из гарнизона – менее боязливые, более умелые – но тоже оставляли следы: еле слышные звуки, запахи, тепловые пятна, отпечатывающиеся в разуме ликтора. Во главе стаи шел человек, сумевший ранить хищника, тот, кто видел мертвым глазом и сражался рукой не из плоти.

Тиранид размышлял о нападении на лидера. Он был достойной добычей – воспоминания, высосанные из черепа этого создания, наверняка окажутся ценными, – но и смертельно опасной при этом, даже страшнее окружающих сородичей. Если ликтору и удастся убить вожака, остальная стая прикончит хищника прежде, чем тот сумеет пожрать мозг жертвы. Они так же хорошо знали секреты джунглей, как и охотник.

Нет, в одиночку с ними не справиться. Но, если ликтору помогут, то добыча долго не протянет.


Жестом приказав Гальде остановиться, Стракен указал вверх по склону, и бородатый, дикого вида сержант кивнул.

Полковник быстро подбежал к нему, петляя между стволами и пригибаясь для пущей незаметности.

— Мы близко, — прошептал Железная Рука. — Установи оцепление, а я проверю башню.

Оглянувшись, Стракен махнул Мэйну, вокс-оператору.

— За мной.

Вдвоем они начали пробираться вперед, придерживаясь тропы, но не выходя на неё. Позади, наблюдая и выжидая, занимали позиции остальные катаканцы.

Первым шел полковник, и Мэйн не отставал – даже если вокс-установка на спине и мешала рядовому, он ничем этого не выказывал. Боец, покинувший Катакан всего несколько месяцев назад, был новобранцем Имперской Гвардии, но при этом настоящим ветераном выживания. Лицо Мэйна казалось юным, но острые глаза парня смотрели твердо.

Джунгли кончились.

— Прикрой меня, — скомандовал Стракен и, вылетев из зарослей, пересек мертвую землю, отделявшую его от башни. С разбегу налетев на дверь, полковник распахнул её настежь и ворвался в здание.

Несколько мгновений Железная Рука стоял в центре первого этажа, внимательно прислушиваясь и зная, что он не один. Затем катаканец поднял голову – и с потолка словно посыпались пасти, десятки ртов из клыков и слюны.

Выругавшись, Стракен отпрыгнул назад, а создания с мягким стуком попадали на пол – длинные, как питоны, извивающиеся подобно червям. Полковник выскочил из здания, видя бессчетные пластины брони и челюсти, слепо тянущиеся к нему – одна из гибких тварей кинулась на катаканца, но тот выхватил дробовик и отстрелил ксеносу башку. Обезглавленный потрошитель шлепнулся обратно в башню, а его сородичи поползли через трепыхающееся тело.

Сорвав с пояса гранату, Железная Рука зашвырнул её в комнату и захлопнул дверь. Чужаки пытались выбить преграду с той стороны, кто-то впивался в металл когтями или зубами. Стракен напряг мышцы, и секунду спустя прогремел взрыв – дверь ударила полковника по плечам, словно башня собралась лопнуть, а затем всё стихло. Подняв дробовик, катаканец заглянул внутрь.

Истерзанные, разодранные тела потрошителей валялись в луже ихора, напоминающего пролитый клей. Один из чужаков сдох не до конца и теперь с трудом подползал к Стракену, механически двигая челюстями. Посмотрев на существо со смесью отвращения и странного уважения к такому упорству, полковник добил его ударом сапога.

Внутри башня напоминала полый цилиндр, только вдоль стен поднималась винтовая лестница.

Подойдя к ступенькам, Железная Рука вскинул дробовик и осмотрел первый пролёт, а затем двинулся к вершине, внимательно глядя вперед.

Лестница тихо скрипела под весом Стракена, а он быстрыми шагами поднимался к цели, пока не добрался до откидной двери на следующем этаже. Помедлив, катаканец открыл люк и забрался внутрь.

За дверью обнаружилась круглая комната с куполообразным потолком и мерцающими огоньками на стенах. Комм-станция выглядела отключенной, но не уничтоженной, и полковник быстро проверил помещение. Осмотрев бионическим глазом потолок, вентиляционные решетки и даже переговорную трубу для общения с нижним этажом, Стракен не обнаружил ничего особенного.

Снова выйдя на лестницу, Железная Рука подозвал Мэйна, и рядовой бегом присоединился к командиру.

— Да, — объявил вокс-оператор, осматривая оборудование, — всё вырублено, но запустить заново проблем не составит. Только дайте мне пару минут.

— Работай шустрее, — ответил Стракен. — Как-то здесь слишком тихо.

Пока полковник сторожил дверь, Мэйн за его спиной что-то тихо бормотал – частью комментировал свои действия, частью взывал к машинным духам этого места. Железная Рука сжал-разжал пальцы: он никогда не любил ждать, это напоминало отступление.

— Готово! — объявил рядовой. — Легкотня, оно и сломано-то не было, скорее просто отключено.

— Так, — добавил Мэйн, протягивая руку к пульту управления, — теперь я смогу открыть обзорный купол…

На экране, который ближе всего располагался к голове Стракена, вспыхнул пучок световых пятен – похоже, с севера к башне приближался какой-то крупный объект.

— Давай, — приказал полковник, — сейчас!

Рядовой что-то нажал, и загромыхали скрытые в стенах механизмы; затем раздался сухой металлический скрип, и крыша над гвардейцами раздвинулась. Внутрь хлынул свет, и тут же на фоне неба возникло нечто огромное и крылатое, с гибким туловищем, удлиненной, увенчанной гребнем головой и округлыми цистами, висящими, словно бомбы, вдоль всего тела.

— Гарпия! — крикнул Стракен, видя, как тиранид пикирует на башню. Чудовище врезалось в крышу, будто ястреб, ловящий кролика, и вышка содрогнулась от удара.

Железная Рука ударил по пульту, и купол начал задвигаться обратно.

— Уходим! — скомандовал полковник, и вокс-оператор пронесся мимо него, стуча сапогами по металлическим ступеням.

Башня непрерывно громыхала от яростных ударов – купол почти закрылся, но летающая тварь просунула в щель здоровенную лапу. Пока Стракен бежал вниз по лестнице, гарпия начала раздирать наблюдательный пост на части.

Когда полковник преодолел половину ступеней, чудовище вдруг завизжало, и звук ураганом разнесся по башне. Железная Рука пошатнулся и чуть не потерял равновесие, чувствуя себя так, словно засунул голову под колокол в соборе.

Снаружи затрещали лазганы, плюясь огнем. Добравшись до выхода, Стракен увидел, что склон холма усеян вспышками пламени, будто сами джунгли обстреливали тиранидов. Чужаки всё прибывали – не по земле, а по небу, проносясь на кожистых крыльях над верхушками деревьев.

Ошеломленный Мэйн замер возле двери.

— Горгульи! — рявкнул полковник. — Шевелись, гвардеец!

Вокс-оператор вздрогнул, словно от оплеухи, и тряхнул головой.

— Есть, сэр!

— За мной! — гаркнул Стракен, устремляясь через открытый участок к своему отряду.

Ксеносы налетели, как пучок брошенных дротиков, и Железная Рука услышал звуки пальбы из био-орудий. Вокруг полковника вздымались фонтаны земли, шипящей от кислоты, а он продолжал во весь дух мчаться к зарослям.

Добравшись до деревьев, Стракен нырнул в укрытие за стволом, пригнулся и открыл огонь по твари, взгромоздившейся на комм-башню. Тем временем Мэйн на полном ходу вбежал в лес и немедленно залег.

Полдюжины лазерных очередей, пронзив «зелёнку», вонзились в одну из горгулий, и тиранид, войдя в штопор, рухнул с небес. Падая, словно сбитый истребитель, чужак пробил лесной полог и упал замертво среди деревьев. Выстрел другого ксеноса снес голову рядовому Лаке, но гвардейцы тут же разорвали врага на куски ответным огнем.

Со стороны заставы послышалась стрельба – остальные катаканцы, стоя на крыше, палили из лазганов и тяжелого вооружения. Минометный расчет вел огонь, посылая заряды над вершинами деревьев. Взорвавшись в пологе джунглей, одна из мин мгновенно убила горгулью, свалившуюся наземь со сложенными, будто сломанный зонтик, крыльями. Гарпия, по-прежнему цеплявшаяся за вышку, огляделась кругом и завизжала, должно быть, выражая ярость. Получив несколько лазерных лучей в морду и шею, тварь отшатнулась и пропала из виду за комм-модулями.

Железная Рука заметил сгорбленных созданий, мелькавших в зарослях; лучи света, пронзавшие листву, отражались от клыков и бронепластин. Наведя дробовик, полковник выждал, пока чужак не выскользнет из укрытия, и пальнул в него. Тиранид повалился на спину, шипя и дрыгая лапами; тут же что-то врезалось в ствол рядом со Стракеном, издав неопределенный влажный стук, похожий на шлепок комка сырой глины. Секунду спустя дерево, разъедаемое кислотой, треснуло и начало испускать пар. Где-то в глубине джунглей раздался человеческий крик.

— Отступаем! — рявкнул Железная Рука. — Назад к заставе! Шевелись!

Отряд на крыше главного здания обеспечивал смертоносный прикрывающий огонь. Пока катаканцы отходили к базе, вокруг них, будто метеоры, сыпались подбитые горгульи. Несколько хитиновых осколков вонзились в бедро рядовому Харперу; боец вырвал их и заковылял по открытому участку, опираясь на плечо Торна.

Имперцы стремились в тень форта – добравшись до цели, Стракен мгновенно развернулся и присоединился к прикрывающему огню, стоя в дверном проеме. Другие катаканцы занимали позиции рядом с командиром, отстреливая ксеносов, пока их товарищи старались опередить преследователей.

— Шевелись, гвардейцы! — орал полковник. — Давай, давай!

Джунглевые бойцы врывались на заставу, словно спринтеры, пересекающие финишную черту. Оказавшись в укрытии, они немедленно присоединялись к Железной Руке и открывали огонь по врагу.

Несмотря на всю заградительную стрельбу, тираниды собирали свой урожай. Одно из чудовищ, получив мелта-заряд в колено, с воем понеслось к земле, но, беспомощно потрепыхавшись секунду, вдруг обрело странное спокойствие. Прицелившись, ксенос выстрелил из био-оружия и попал прямо в затылок капралу Веласко. Боец из команды Стракена зашатался, окруженный ядовитым облаком зеленого дыма, и через пару мгновений свалился с растворившейся головой и правым плечом. Ещё одного гвардейца, всего в паре десятков метров от заставы, схватил хлопающий крыльями монстр.

— Вали его! — крикнул полковник, указывая на цель, и тварь накрыл вихрь лазерного огня. Два попадания из плазмагана сбили тиранида, но до этого он успел разорвать жертву надвое когтистыми лапами.

— Вот так, — выдохнул Железная Рука, когда последний катаканец вбежал в дверь.

Пока бойцы занимали места у амбразур в нижней части стен, Стракен оставался в проеме, направляя их стрельбу.

— Сбивайте их, вот так! Хоббс, следи за левым краем. Горрик, слишком высоко целишь, мать твою! Вот так, угостите этих тварей лазогнем!

Постепенно рой становился всё разреженнее, горгульи падали с неба, словно ударяясь о невидимую стену. Но, даже изломанные, лежащие на земле, они пытались ползти к заставе.

— Продолжать стрельбу! — скомандовал полковник. — Их всё меньше!

И потом у катаканцев вдруг кончились цели, участок вокруг заставы устлали трупы тиранидов, а земля пропиталась их кровью. Бойцы на крыше разразились радостными возгласами, кто-то даже заулюлюкал.

— Точно, парни, — произнес сержант Гальда, облизав губы, будто после вкусного обеда, — вот так это и делается.

Одинокая горгулья пыталась подползти к зданию – её ноги и хвост были растерзаны в клочья, но безумно разъяренная тварь даже не чувствовала боли. Выйдя из укрытия на освещенное место, Железная Рука прикончил чужака выстрелом из дробовика, а затем вернулся обратно и нажал кнопку возле двери. Загрохотав, тяжелые створки сдвинулись за спиной Стракена, который потерял девять человек из тридцати, отправившихся с ним к вышке связи.


Когда полковник вошел в главный зал форта, туда как раз спускался по лестнице Коррис, сопровождаемый Диллоном.

— Твои парни в порядке? — спросил Стракен.

— Неплохо держатся, учитывая обстоятельства, — кивнул капитан. — Один из этих летучих чертей достал двоих ребят, а у Дженкса сломана рука. Остальные в норме.

— Не могу поверить, — покачал головой массадарец. — Мы их всех перебили!

— Нет, — возразил Железная Рука, — потом придут новые. Диллон, у вас тут есть взрывчатка?

— Кое-что имеется, полковник, но немного.

— Ладно, соберите всё, что найдете, и сложите у входа в здание. Коррис, назначь бойцов в отряд, который займется укреплением периметра – мины, гранаты на растяжках, ямы с кольями, всё, что получится соорудить. Ксеносы вернутся, и нам нужно задержать их как можно дольше. Ещё проследи, чтобы орудия на крыше перезарядили. Так, и где этот техножрец?

Лейтенант указал направление, и Стракен зашагал по длинному, снижающемуся под небольшим углом коридору. Дуновения воздуха подсказали катаканцу, что он спустился ниже уровня земли, а в конце пути обнаружилась тяжелая взрывозащитная дверь, украшенная черепом-и-шестерней механикумов. Сервитор, охранявший вход, немедленно ожил и направил на подошедшего человека тяжелый болтер.

— Данная зона является исследовательской лабораторией Адептус Механикус, — проскрежетал он. — Пожалуйста, авторизуйтесь и сообщите цель своего визита.

Полковник стукнул металлическим кулаком по кнопке возле двери.

— Это Стракен, откройте.

— У вас отсутствует… — начал сервитор, но тут затрещал динамик над кнопкой.

— Доступ предоставлен, — объявил магос. — Входите.

Двери раздвинулись, выпустив поток воздуха, пахнущего химикатами.

Стракен вошел в просторную и чистую комнату с полками, заваленными инфосвитками. В жужжащей стазис-тубе висела лапа крупного тиранида, а на столе обнаружился небольшой ксенос, в тушу которого внедрился десяток суставчатых манипуляторов. Композиция напоминала какое-то пыточное приспособление.

Бардекс стоял перед комплексом мониторов, на которых мелькали изображения синего неба и зеленой листвы, пересеченных лазерными очередями.

— Магос? — позвал Железная Рука.

— Я пересматриваю вид-захваты последней атаки противника, — не оборачиваясь, ответил техножрец. — Мне понадобится, гм… восемнадцать минут.

Он махнул рукой в сторону двери.

— Приходите после.

— Комм-линк восстановлен, — сказал полковник. — Чем скорее вы сделаете то, что должны, тем быстрее мы выберемся отсюда.

— Знаю, мои приборы зарегистрировали это, — Бардекс целиком ушел в созерцание мониторов.

— Займитесь связью сейчас, — не отступал Стракен. — Я не хочу, чтобы кто-то из моих людей погиб из-за вашей занятости. Думаю, что и вы не желаете этого. Я направляюсь в вокс-рубку, так что собирайтесь и будьте готовы уходить к моменту прибытия транспорта.

Теперь механикум повернулся, и на мгновение катаканец решил, что Бардекс разозлился. Однако же, голос магоса прозвучал спокойно, как и всегда.

— Поверьте, я тоже не собираюсь здесь задерживаться. Собранная информация слишком ценна, чтобы потерять её.

Железная Рука смотрел, как механикум приступает к работе, передвигая рычаги и стуча по клавишам длинными металлическими пальцами. В итоге Стракен решил позже проверить, использовался ли канал связи. Он не был уверен, как поступит, если окажется, что магос зря потратил время, но знал – Бардексу придется несладко. Повернувшись, полковник бегом направился к своим людям.


— Запрос отправлен, — доложил Мэйн, отключая вокс-установку. — На том конце сказали, что на базе напряженка с авиацией и транспортник доберется до нас часа через три.

— Ясно, — отозвался Стракен.

Время шло, но он не расслаблялся. Солнце, висевшее над заставой, раскаляло скалобетон, а полковник оглядывал джунгли с крыши здания и тщательно проверял механическую руку, зная, что враг может вернуться в любой момент. Мимо проковылял сервитор, тащивший металлический контейнер. Очевидно, в ящике лежали результаты исследований магоса, и катаканец понадеялся, что их окажется не очень много.

«Слишком долго ждать», — подумал он. Одно дело – терпеливо выслеживать противника, и совсем другое – считать минуты до момента, когда кто-то вытащит тебя из опасного положения. Если бы гвардейцы могли утащить груз Бардекса, Железная Рука с радостью отозвал бы запрос об эвакуации и просто повел бы отряд через джунгли. Лучше погибнуть в наступлении, чем позволить застать себя врасплох.

Полчаса назад что-то пролетело у горизонта, хлопая крыльями, и скрылось в чаще. Ксеносы не показывались на глаза, но это лишь сильнее убеждало Стракена, что противник собирает силы.

Один из катаканских часовых похлопал по тяжелому болтеру.

— Первый тиранид, который высунется из джунглей, получит полдюжины болтов прямо в харю, — заявил он, и стоявший рядом гвардеец ухмыльнулся.

«Так-то оно так, — подумал Железная Рука, — но что насчет сотого или тысячного? Чужаки проверили нашу оборону на прочность, и теперь знают, чего ожидать».

Он слишком долго ждал.

Сбежав по ступеням, Стракен поспешил в лабораторию. На этот раз охранник впустил его, но Бардекса внутри не оказалось – видимо, магос ушел куда-то вглубь комплекса.

— Информация выгружена на 86%, — сообщил сервитор.

Полковник оглядел экраны когитаторов. На одном из них, слишком быстро, чтобы прочесть, мелькали непонятные символы – судя по всему, двоичный язык жрецов Бога-Машины. На другом отображалась эмблема Адептус Механикус, медленно светлея по мере того, как продвигалась выгрузка данных. Третий монитор тоже полнился техноречью, но Стракен заметил в нижнем правом углу маленькое изображение.

На нем оказался человек в темном мундире, бегущий между деревьев – съемка велась с расстояния в 69 метров. Солдат взбирался вверх по склону, и Железная Рука мгновенно опознал тропу, ведущую к вышке связи: следовательно, за гвардейцем наблюдали из главного здания. Тем временем вокруг тела бойца возникли последовательности цифр, обрывки информации.

Нечто скользнуло через кустарники у него за спиной – размытое, едва различимое пятно, похожее на игру светотени. Но камера знала, что оно здесь, и отслеживала приближение объекта к солдату.

«Почему все бездействуют? — удивился Стракен. — Если вы видите врага, то почему не стреляете в него?»

— Сервитор, что это такое?

Механический раб помедлил, изучая монитор.

— Натурное исследование, ставящее целью выяснение уровня стресса на поле боя среди представителей Гвардии, в течение продолжительного времени находившихся под угрозой нападения вражеских диверсантов.

Полковник продолжил наблюдать за человеком на экране – теперь тот лихорадочно петлял туда-сюда среди деревьев, дергая в разные стороны стволом лазгана. Железная Рука видел, как подобный безумный страх охватывал загнанных зверей, и, пару раз, людей. Джунгли вытворяли такое с неподготовленными. Знал ли солдат, что за ним наблюдают?

Стракен сомневался в этом.

— Данный фрагмент озаглавлен «Анализ утраты рационального поведения», — добавил сервитор.

— Кто бы мог подумать, — злобно взглянул на него катаканец.


Полковник нашел магоса в глубине лаборатории, тёмном участке, отгороженном тяжелым пластековым занавесом. Бардекс возился с терминалом, тщательно что-то настраивая, и Стракен, подойдя прямо к техножрецу, схватил его за плечо механической рукой, не переживая, окажется в захвате плоть или металл.

— Сколько человек ты отправил на этот холм?

— Простите, полковник? По-моему, вы не…

— Это несложный вопрос. Сколько?

— Шесть отдельных попыток отремонтировать станцию связи. Что касается патрулей…

— Ты их снимал?

Механикум попытался выскользнуть из хватки катаканца, но оказался слишком неловким.

— Не понимаю, что вы…

— Ты снимал, как их выслеживали и убивали?

Пол слегка содрогнулся, и стенные балки низко проскрипели.

Помолчав секунду, Бардекс ответил.

— Целью моего исследования было реалистично оценить, как долго наши солдаты способны сохранять боеспособность под угрозой атаки тиранидов. Данная станция, по сути своей, микрокосм, и психологическое воздействие одного-двух высокоопасных организмов на небольшой гарнизон можно сравнить с длительным эффектом влияния целой армии ксеносов на все имперские силы.

— И ты отправлял их на смерть.

— Эти люди – исследуемая группа, полковник. Несколько контролируемых потерь всегда лучше, чем значительный расход ресурсов.

— А ты сказал им об этом?

— Разумеется, нет.

— Как я и думал, — Стракен покачал головой. — Пожалуй, мне стоит рассказать.

Комната судорожно вздрогнула, имперцы скорее ощутили, чем услышали это. С полсекунды магос и гвардеец смотрели друг на друга.

— Тираниды, — произнес полковник, и Бардекс кивнул.

Тряска возобновилась, сопровождаемая легким дрожащим шумом, который вдруг разорвало нечто более зловещее – треск раскалываемого скалобетона.

— Они под нами, — прошептал техножрец.

Свет погас, помещение будто бы дернулось, стены и потолок застонали. Подойдя к комм-модулю, Железная Рука схватил вокс-вора.

— Внимание всем бойцам! Говорит Стракен. Немедленно приготовиться к отражению атаки! — он повернулся к магосу. — Где ещё они могут пролезть?

— Возможно, по сливным трубам, — ответил механикум, и тут что-то врезалось в угол комнаты снизу. Рухнуло несколько шкафов, упавшие банки с образцами разбились или укатились прочь. — Но там всё заблокировано стальными решетками.

— Они раскромсают преграды, а затем крупные твари просто прогрызут фундамент, — полковник направился к выходу. — Заканчивай выгрузку – сейчас же!

Когда Стракен добрался до главного зала, там сновали бойцы, встревоженные, но не понимающие, где искать врага.

— Здесь ничего! — сообщил один из катаканцев, отступая от смотровой щели.

— Полная боевая готовность, гвардейцы! — рявкнул Железная Рука. — Они могут попытаться пробурить туннель – мне нужна огневая команда на каждом…

В восточном крыле что-то рухнуло, затрещали и застучали выстрелы.

— Столовая! Они прорываются! — раздался чей-то крик.

Вломившись в дверь столовой, Стракен оказался в полностью запыленном помещении с огромной дырой в полу. Рядом с отверстием, поглотившим столы и стулья, дергалось в предсмертных судорогах длиннотелое создание, которому стреляли в грудь четверо солдат. С виду тварь, стегающая хвостом по стенам и полу, напоминала помесь змеи, многоножки и тиранида-воина.

Над краем дыры появилась голова, затем широкие лапы в форме заступов, и второй проходчик начал выбираться наружу. Подбежав к нему, Железная Рука навел дробовик и выпалил прямо в морду ксеноса, с визгом свалившегося обратно в яму. Затем, собираясь швырнуть ему вдогонку гранату, полковник уже выдернул чеку, но тут что-то хлестнуло катаканца сзади по ногам.

Стракен рухнул навзничь, а раненый тиранид, невзирая на полудюжину кровоточащих ран в груди, пытался подтащить себя к врагу. Подбежавший катаканец ударил чужака ножом в спину; всё это время взведенная граната катилась по полу.

Отчаянно бросившись к ней, полковник сжал стальной корпус в металлических пальцах, и, махнув рукой, отшвырнул прочь. Простучав по полу, граната разок подпрыгнула и свалилась в отверстие.

Секундой позже раздался смачный, громкий треск, и к потолку взлетели ошметки биоброни.

Поднявшись на ноги, Стракен зашагал обратно в главный зал и добрался туда как раз в тот момент, как начали стрелять орудия на крыше.

— Противник идет из-под земли! — закричал полковник.

Внезапно загромыхала вся застава – пол уборной обвалился, увлекая за собой лавину кафеля, и бойцы принялись поливать лазвыстрелами тиранидов-копателей, пытавшихся выбраться наружу. Ещё один проходчик вылез из дыры в столовой и прикончил троих солдат, прежде чем сержант Фарранис расстрелял его в упор из плазмагана. Железная Рука направлял огневые команды на крышу к амбразурам, чтобы катаканцы могли обстреливать прорывающихся врагов сверху вниз.

Пятеро гвардейцев укрепляли переднюю дверь, подтаскивая к створкам мебель и разное барахло. Для верности Стракен вырвал пульт управления из стены металлическими пальцами.

Со стороны одной из спален донесся вопль, за которым последовали глухие хлопки гранат. В комнате, смежной с главным залом, цепью стояли солдаты, палящие из выставленных в амбразуры лазганов; как только полковник вошел туда, пол под ними обвалился, и рядовой Таун, соскользнув в дыру, мгновенно завопил, булькая кровью. Железная Рука тут же схватил бойца и выдернул его обратно – но только верхнюю половину тела. Вслед за этим катаканцы забросали яму осколочными гранатами.

Вбежал Бен Коррис, с белым от пыли лицом и длинным лиловым порезом на скальпе.

— Полковник, мы потеряли южный зал – пол просел прямо под амбразурами, и никто не выбрался. Теперь там полно ксенопогани, — катаканец покачал головой. — Император, да это место просто уходит у нас из-под ног!

Стракен кивнул, понимая, что схватка за первый этаж проиграна. Оставшись здесь, они позволят тиранидам не только захватить нижнюю часть форта, но и окружить его защитников. Храбрость не должна быть самоубийственной.

— Веди всех наверх, примем бой там.

— Сэр, возможно, если несколько из нас останутся прикрывать, то…

— Нет. А теперь рванул вверх по лестнице, капитан, это приказ!


Бойцы пронеслись по ступенькам, остановившись на площадке. Двое катаканцев тем временем устанавливали фраг-мину на главных дверях.

«Уже скоро», — подумал Стракен.

Приковылял сторожевой сервитор Бардекса, жужжа встроенным орудием.

— Обнаружено присутствие ксеносов, — проинформировал он.

— Что, правда? — пробормотал полковник, срывая крышку с аварийного комплекта на стене. Выдернув чеку, Железная Рука засунул гранату под огнетушитель высокого давления, так, чтобы её могло задеть и сбросить любое пробегающее рядом создание.

— Поживей, бойцы! — крикнул он солдатам у дверей, и те, закончив работу, поспешно взбежали по ступенькам.

— Вторжение врага неизбежно, — сообщил сервитор, занимая позицию лицом ко входу.

Солдаты, столпившиеся на лестничной клетке, опустились на колени или продолжали стоять, готовые встретить огнем всех, кто пойдет в атаку с нижнего этажа.

Бегом поднявшись на крышу, Стракен пинком распахнул дверь и тут же оказался посреди форменного дурдома. Крупные летучие тираниды пикировали и кружились в небе, словно геральдические звери, а люди, заполонившие крышу, рассекали небо лазерными лучами. Из-за грохота стрельбы полковник едва слышал вопли разрываемых на куски ксеносов, но воздушная атака была всего лишь отвлекающим маневром на фоне огромной волны хитина, рвущейся из джунглей. Катаканцы, стоявшие за турелями, пытались сдержать прилив, и град пуль терзал туши чужаков, превращая их в месиво изодранной плоти и осколков брони. Сбитые с ног тираниды продолжали ползти, пока сородичи не затаптывали их насмерть. В середине орды наступали воины, прикрываясь другими тварями и без суеты ведя огонь из биооружия.

На самом верху здания стоял флаг-сержант Гальда, высоко державший знамя II-го Катаканского в левой руке и стрелявший из автогана в правой. Непокрытую грудь и лохматую бороду гвардейца заляпали потеки чужацкой крови. В целом, сержант напоминал полного безумца.

«Отлично», — подумал Стракен.

Рядом с ним возвышался штабель железных ящиков, за которым укрывались четверо катаканцев. Заметив череп-и-шестерню на боках контейнеров, полковник спросил себя, не собирается ли магос забрать всё это? Одни только коробки едва влезут в транспортник.

Что-то спикировало на него сверху, и Железная Рука, пригнувшись, выстрелил в брюхо тиранида, передернул затвор, выпалил ещё раз и летучая тварь завизжала. Кубарем рухнув с высоты, ксенос свалился в толпу собратьев.

Выпрямившись, Стракен увидел, как биоснаряд попадает в солдата, стоящего за мелта-турелью. Человек пошатнулся, окруженный облаком шипящего, фыркающего газа, схватился руками за лицо – и его ладони тоже начали плавиться. Мгновение спустя боец рухнул с разъеденной головой.

— Что с транспортником? — рявкнул полковник, обращаясь к Мэйну.

— Не могу чётко разобрать, сэр, — ответил рядовой, сгорбившийся над воксом. — Он, вроде, уже летит к нам…

С лестницы шагнула фигура, блестящая металлом сквозь прорехи в красном балахоне. Расталкивая обороняющихся, магос выбрался на крышу.

— Выгрузка завершена, полковник, — Бардекс указал на гору ящиков. — Всё собрано, я готов отправляться.

— Магос! — заорал на него Железная Рука. — Ваше барахло не влезет в транспортник, там же ещё будут мои люди!

— Ну, потеснитесь немного…

— Хрена с два мы по…

Снизу донесся могучий грохот, и передняя часть заставы содрогнулась.

Подбежав к краю крыши, Стракен увидел огромную нескладную тварь, от брони которой отражались выстрелы. Схватившись за дверной проем гигантскими жвалами, тиранид ударил клыкастой башкой в ворота. Бросившись к турели, Железная Рука нацелил мультимелту и выпалил в бок чудовищу, которое тут же развернулось и заревело на него.

— Давай, иди сюда! — крикнул полковник.

Тварь снова разинула пасть, и Стракен опять навел оружие.

«Прямо в твою вонючую глотку», — успел подумать он перед тем, как увидел в горле великана многочисленные ряды клыков и костяные пластины, трущиеся друг о друга.

«Крикун-убийца!»

Полковник отпрыгнул в сторону, а из глотки чудовища вылетел шар биоплазмы. Угодив в мультимелту, заряд превратил оружие в груду шлака, а волна жара опалила бок Стракена.

Тираниды выбили переднюю дверь; катаканцы швыряли гранаты в лестничный проем, пытаясь остановить наступающих врагов. Выкрикивая проклятия на диалекте родного мира, пал смертью храбрых лейтенант Диллон. Личинки-сверлильщики, словно пули из автогана, изрешетили рядового Тайта, который перегнулся через край крыши, чтобы лучше прицелиться.

Возле главного входа росли груды чужацких трупов, но теперь ксеносы проникли внутрь, и времени у имперцев осталось немного.


Магос Бардекс смотрел, как погибают гвардейцы, и думал о том, с какой примечательной яростью сражаются люди, спасая свои жизни. Даже последние уцелевшие массадарцы, измотанные донельзя, не опускали руки. Возможно, окажется необходимым внесение поправок в сделанные выводы о падении боевого духа. Определенно, появилась новая переменная, которую следует…

Он засек ликтора, опоздав на полсекунды, и монстр, забравшийся на крышу, пронзил техножреца когтем-косой. Подняв размахивающего конечностями Бардекса, хищник крутнулся, будто толкатель ядра, и швырнул магоса в круговорот клешней на земле.


Южная стена заставы начала оседать. Бросившись к лестнице, Железная Рука принялся стрелять по врывающимся в здание тиранидам и остановился, только когда дробовик опустел. Кинув им парочку осколочных, Стракен перезарядился – металлические пальцы мелькали, словно размытое пятно, пока он вгонял новые патроны в магазин.

С трудом удерживая равновесие, к нему подскочил Бен Коррис.

— Магос мертв, — доложил капитан. — Если мы не выберемся отсюда прямо… Полковник, смотрите!

Посмотрев, куда указывает Бен, Стракен увидел тёмное пятнышко на горизонте. Оно снижалось, росло, и, вместо чужацкой плоти, поблескивало сталью. Транспортник!

— Двигаем! — крикнул Железная Рука, а здание вздрогнуло у него под ногами. — Коррис, заводи сначала своих людей, остальным – прикрывающий огонь!

Бен бросил взгляд на груду контейнеров, возле которых стоял, подергиваясь, сервитор Бардекса – смерть хозяина заблокировала его разум.

— Забудь о гребаных ящиках! — рявкнул Стракен. — Сажай своих ребят!

Заложив вираж, транспортник снизился под огнем тиранидов. Попадания оставляли воронки на корпусе, разъедая борта, и самолёт словно ржавел на глазах. Дверь хвостового отсека опустилась, словно разводной мост.

Первое отделение бросилось к транспортнику, прикрываемое огнем остальных. Стреляя на бегу, гвардейцы отступали с лестницы, и в этот момент ксеносы попали в кого-то из бойцов Фарраниса. Пошатнувшись, солдат рухнул, не выпуская лазган; веер лазерных лучей пронесся по крыше, и Мэйн упал, проклиная все на свете – случайный заряд опалил ему бедро.

Следующими в корабль погрузились люди Гальды. Шедший замыкающим флаг-сержант угрожающе махнул знаменем в сторону тиранидов, потряс кулаком и тоже влез внутрь.

Настал черед отделения Стракена – сам полковник обстрелял первых чужаков, перебравшихся через укрепления на крыше, и сбросил нескольких обратно. Мимо него пробегали последние катаканцы; оглушительно, почти невыносимо ревели турбины. Взобравшись на рампу, Железная Рука обернулся, желая в последний раз взглянуть на заставу Н-93 перед тем, как её захватит противник.

Он увидел, что там остался один из катаканцев, вокс-оператор Мэйн – рядовой лежал на спине и поливал огнем из лазкарабина тиранидов, целой ордой лезущих по стене.

Стракен посмотрел на Корриса.

— Прикрой меня!

Спрыгнув с рампы, полковник пронесся по остаткам крыши, а скалобетон словно разваливался на куски у него под ногами. С лестничной клетки выбегали бесчисленные охотники-убийцы, и катаканцы стреляли по ним из десантного отсека, отбрасывая врагов.

Пригибая голову, Стракен проскочил вдоль края стены к лежащему Мэйну. Схватив вокс-оператора за протянутую руку, полковник помог раненому подняться и, наполовину неся, наполовину таща его за собой, рванулся обратно. Мимо них проносились лазерные лучи, кругом шипели и визжали ксеносы.

Сбежав по рампе, Коррис втянул Мэйна на борт.

— Отлично! — объявил Железная Рука. — А теперь сваливаем.

В этот момент что-то запрыгнуло на край пандуса – бионическому глазу Стракена оно показалось размытым пятном, многоруким образом, одновременно твердым и неосязаемым, словно туман. И всё же, повернувшись и выбросив вверх металлическую ладонь, катаканец ощутил, что пальцы сомкнулись на невидимой броне.

Сжав кулак, Стракен услышал, как раскалывается и крошится хитин. Перед ним возник ликтор, больше не нуждавшийся в камуфляже – и прянул к полковнику.

Ткнув дробовиком в грудь чужака, Железная Рука выстрелил, и тиранид, оступившись, зашатался на краю рампы и полетел вниз. Рухнув в скопление сородичей, он пропал из виду.

Набирая высоту, транспортник лег на обратный курс. Здание потерянной заставы Н-93 окончательно осело и вскоре полностью скрылось под телами ксеносов.

Вокруг катаканцев дрожал корпус самолёта; под ними расстилался лесной полог, напоминающий глубокое зеленое море.

Прислонившись к стенке, Стракен позволил себе перевести дыхание. Напротив сидел с закрытыми глазами Бен Коррис – возможно, капитан спал или молился. Рядовой Мэйн шерудил в аптечке; сержант Фарранис, достав фляжку, сделал большой глоток и передал её дальше.

Транспортник содрогнулся, заставив Гальду выругаться; в глубине отсека послышались голоса других катаканцев. Затем самолёт выровнялся, но рев турбин явно звучал тоньше, а колебания корпуса усилились. Наконец, полковник ощутил медленное шевеление в кишках, признак начавшегося снижения.

— Плохие новости, гвардейцы, — затрещал вокс. — Мы получили повреждения и теперь идем на вынужденную посадку. Я постараюсь приземлиться как можно удачнее, но мы снова окажемся в джунглях.

Рассыпаясь в ругательствах, катаканцы как будто ожили – сели прямее, начали проверять оружие, отложили в сторону фляги и батончики сухпайка. Переговариваясь, солдаты готовились к возвращению во внешний мир.

— Назад в джунгли, да? — улыбнулся Стракен. — А мне показалось, что ты сказал «плохие новости»!

  1. Дефолианты - химические вещества, используемые для уничтожения растительности; массово применялись армией США во Вьетнаме.