В чреве зверя / In the Belly of the Beast (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
В чреве зверя / In the Belly of the Beast (рассказ)
Vig9.1.jpg
Переводчик Летающий Свин
Издательство Games Workshop
Серия книг Истории c Вигилуса / Tales from Vigilus
Предыдущая книга Начало операции / Commencing Hostilities
Следующая книга Гонец / The Messenger
Год издания 2019
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Двери адской кузни распахнулись с глухим лязгом. Звук стал похоронным звоном по одному из рабов-оружейников, о чем по горькому опыту хорошо знал Эхотрель Пять-Три. Хозяева не ставили их жизни ни во что.

— Ты. — Искаженный рев донесся с другой стороны стоявшего перед ним механического монстра — демона-ядоползуна, ради умиротворения которого отряд Эхотреля жертвовал своим здоровьем, кровью и рассудком. — Твоя очередь.

Душу Эхотреля стиснули когти ужаса, но с соседнего рабочего места за шею выдернули Даунту Девять. Ее проволокли через гексограмматичный узор, выведенный на рокрите вокруг дьявольского механизма, а затем грубо кинули к пылающим аркам кузни Инфернус.

С резким, болезненным для слуха вскриком женщина попыталась отползти прочь. Когда-то, несмотря ни на что, Эхотрель испытывал к ней чувства. Он часто воображал, как бьется ради нее со своими хозяевами. Но прямо сейчас раб-оружейник чувствовал только нескрываемое облегчение, что на ее месте оказался не он. С гулом примитивной бионики Эхотрель еще больше опустил голову, игнорируя пронзившую шею острую боль, и постарался слиться с корпусом и трубками машины с паучьими лапами.

Раб-оружейник увидел свое отражение в отполированном до блеска черном брюхе машины войны. Человек, посмотревший на него в ответ, был худым, облепленным грубой усилительной кибернетикой и покрытым восьмиконечными шрамами. Он ненавидел это зрелище, как ненавидел подходить к существу, даже сейчас. Иногда его отражение улыбалось, хотя сам Эхотрель ничего подобного не делал. Это было последнее, что ему вообще хотелось делать.


Vig9.2.jpg


Все инстинкты кричали ему убираться отсюда, несмотря на то, что он трудился над чудовищным существом долгие недели. Его когда-то ловкие пальцы, теперь опаленные и огрубевшие настолько, что казались перчатками из обгоревшей плоти, дрожали от незамутненного страха. Но Эхотрель заставил себя податься ближе. Он бы скорее предпочел полностью прижаться к горячей металлической шкуре дьявольского механизма, чем рискнул привлечь внимание фигур у себя за спиной.

«Да, — заговорил в голове у Эхотреля сидевший внутри корпуса демон. — Подойди ближе. Всего раз отпусти цепь, дорогой мой раб. Всего раз».

Абсолютная чуждость существа подняла в нем волну отвращения, но Эхотрель через силу проглотил подкатившую к горлу теплую желчь. Он крепко зажмурился. Нужно оставаться собранным. Если его стошнит, если он проявит слабость, то сам подпишет себе смертный приговор. В следующий же миг керамитный кулак раздробит ему череп и обречет гнить среди куч трупов под мостиками.

Краем глаза Эхотрель заметил что-то массивное и услышал металлический грохот силовой брони подошедших хозяев.

«Соберись, — промолвила демоническая машина. — Освободи меня. Время на исходе».

Двери в кузню распахнулись настежь, и издалека докатилась череда гулких взрывов, на сей раз куда громче прежнего. Больше стрельбы. Имперцы пока что не отдали Немендгхаст. Раб ощущал желание демона вырваться на свободу, чтобы присоединиться к убийствам. Нечто внутри него чувствовало то же самое, с трепетом осознал Эхотрель. По крайней мере, если он пойдет в бой, то быстрая смерть подарит ему избавление от кошмарной реальности.

— Вот этот, — раздался искаженный басовый голос у него за спиной. На плечо Эхотреля опустилась тяжелая перчатка, отчего шею и ключицу раба пронзило болью. — Кажется, он помечен.

Он почувствовал, как один из хозяев наклонился, и жар от его вокс-решетки омыл макушку Эхотреля.

— Возьми цепь, раб. Сломай печать и выведи зверя наружу. Он нам нужен.

«Да, — возопил дьявольский механизм. — Наружу! Наружу!»


Vig9.3.jpg


Не в силах справиться с дрожью, Эхотрель повернулся к раздувшейся машине. Большую часть ее уродливого мясистого лица занимала пара гигантских стеклянных глаз, с безумием глядевших рабу в саму душу. Кошмарные жвала подрагивали и лязгали, пуская к его ногам вязкие нити машинного масла.

«Возьми цепь!»

Эхотрель поднял руническую цепь. Ее чугунные звенья были тяжелыми и такими горячими, что опалили кожу на руках. Раб заставил себя оглянуться. Он осторожно стер носком часть выведенного мелом гексограмматичного узора и сделал несколько шагов, молясь богам Темной кузни, чтобы дьявольский механизм не раздавил его сразу после освобождения из сковывающего шестигранника. Эхотрель живо представил себе, как тот врезается в него сзади, забавы ради впрыскивая в тело ихор-яд или ломая кости о растрескавшийся бетон оскверненного мануфакториума.

Раб-оружейник зашагал к дверям кузни, с трудом передвигая подкашивающиеся ноги. Если он даст хоть малейшую слабину, то вызовет у демона хищный инстинкт и сделает себя в его глазах мясом, а не ключом к побегу.

Эхотрель прошел под огромными балками дверного проема, и у него перехватило дух. Вид охваченного огнем неба был слишком сильным для его рассудка, и он ощутил, как острая мигрень проталкивает свои пальцы в его лобные доли. Небесный феномен был ужасающим, величественным, довлеющим и разрывающим разум в своей пронзительности, как будто сами боги взирали на него из Великого Шрама.

Оранжевые взрывы расцвели во тьме по обе стороны гигантского купола, что возвышался над пейзажем из промышленных сооружений, и над головой, оставляя клубящиеся инверсионные следы, пронеслись угловатые синие самолеты псов Императора. По сравнению со Шрамом это зрелище было ничем. Эхотрель зачаровано застыл на месте.

Демон пронесся мимо раба шквалом конечностей, вырвав цепь из его трясущихся рук. Один из зазубренных шипов на ногах машины мимоходом распорол Эхотрелю грудную клетку, выведя его из транса. Он пошатнулся и с тонким хриплым вскриком, донесшимся сквозь бульканье кровавой пены, рухнул на колени, прежде чем свернуться на полу калачиком, будто младенец. Монстр уже мчался к видневшемуся впереди переплетению труб. Он издал зловещий рев, походивший на нечто среднее между паровым свистком и победным воплем терзаемой души, наконец, выбравшейся из чистилища.


Vig9.4.jpg


Внутри Эхотреля забурлили эмоции, когда на его глазах кошмарное создание заскочило на приземистую крышу — облегчение, боль, страх и даже своеобразная отцовская гордость. Орудия на боках машины, которые он смазывал всего пару часов назад, плавно завращались и принялись поливать горящими пулями космодесантников, спускавшихся из грязных облаков. Один из лоялистов оказался слишком близко, и многорукий демон прыгнул на свою добычу подобно блохе, сбив ее в воздухе.

Раздался тонкий свист падающего снаряда, и верхнюю часть гребенчатого купола впереди разнесло в буре вращающихся обломков. Изнутри вырвался клубящийся столб пламени, как будто там, в своем логове, сидел гигантский разгневанный дракон. Причина взрыва стала ясна, когда в небе с ревом пронеслась тройка кораблей космодесантников, и выпущенные ими новые ракеты обрушили еще одну часть громадной полусферы.

На разрушенный купол вскарабкались три дьявольских паучьих механизма, затем еще три, а потом целая дюжина, выплескиваясь подобно насекомым из тайного гнезда. Между ними на поршневых лапах шагали даже еще более крупные демонические звери. Эхотрель смотрел с потрясенным возбуждением, не в силах оторвать глаз, и не обращая внимания на заливавшую пальцы кровь. Сотни существ текли по улицам навстречу клину атакующих космодесантников.

Слава Темным богам, подумал Эхотрель, хозяева все же были правы. Немендгхаст принадлежал демонам и только им одним.