Гвардия Смерти (Age of Darkness) (статья)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гвардия Смерти (Age of Darkness) (статья)
AoD-DG1.jpg
Переводчик Luminor
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook
Предыдущая книга Ультрадесант
Следующая книга Тысяча Сынов
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

XIV Легионес Астартес

ГВАРДИЯ СМЕРТИ


Воины XIV легиона прославились как непримиримые герои Объединения. Они были суровыми бойцами, почитавшими выносливость под вражеским огнём за величайшую добродетель и побеждавшими самых кошмарных противников на ужаснейших театрах военных действий. Их порядковый номер превратился в синоним стойкости и непоколебимой отваги, яростной решимости и готовности добиться победы любой ценой. Они низвергли инопланетных тиранов тысяч миров и обрекли на вымирание десятки воинственных ксенорас. Немногие из легионов начали так же славно – и закончили столь же трагично, как Гвардия Смерти. Низвергнутые с высоты своего величия воины легиона стали тем, против чего они некогда неустанно сражались: лишёнными человечности, чуждыми разуму и бездушными чудовищами, подлинным воплощением ночных кошмаров.


Прародитель: Мортарион Жнец.

Прозвище (в прошлом): Сумеречные Рейдеры.

Замеченные стратегические предпочтения: наступление тяжёлой пехоты, война на истощение, война в опасных / мёртвых зонах, истребление ксеносов и операции по зачистке.

Примечательные владения: Барбарус.

Верность: Трэйторис Пердита.


Сумеречные Рейдеры

Львиная доля генных рекрутов молодого XIV легиона была набрана из числа представителей воинственных кланов Альбии, более того – сами традиции внушающих страх местных военачальников способствовали формированию характера легиона. Первые рекруты Четырнадцатого отличались выдержкой и стоицизмом, а также демонстрировали врождённые таланты к боевым действиям в качестве тяжёлой пехоты. Они были экспертами по выживанию и отличались крайней выносливостью, и благодаря сочетанию всех вышеперечисленных черт быстро завоевали репутацию безжалостных и дисциплинированных бойцов. В обороне они демонстрировали упорство и несгибаемость, могли непоколебимо противостоять огню самого тяжёлого вооружения и удерживать позицию до последнего человека и последнего болтерного снаряда. В наступлении они методично уничтожали заданную цель, разрывая неприятеля в кровавых перестрелках на ближней дистанции и боях на истощение.

Легион отдавал заметное предпочтение использованию стародавней альбийской тактики проведения массированных наземных атак с приходом ночи, когда смещение света сбивало с толку вражеских дозорных, а сгущающаяся тьма скрадывала продвижение атакующих по открытой местности, за что легионеров Четырнадцатого, собственно, и прозвали Сумеречными Рейдерами. Репутация легиона в годы Объединительных войн и Великого крестового похода была такова, что получившие от Сумеречных Рейдеров ультиматум враги зачастую утрачивали всякую решимость, а их ряды постепенно таяли по мере приближения сумерек. Впрочем, сколь бы безжалостными они ни были в атаке, легионеры Четырнадцатого также славились как достойный противник. Однако их исполненное чести поведение распространялось исключительно на врагов-людей – вырожденцам, мутантам и ксеносам пощады ждать не приходилось, и в тех случаях, когда требовалось тотальное истребление врага, ничто не сдерживало руку легиона.

Сумеречные Рейдеры стойко сражались на фронтах Великого крестового похода на протяжении практически целого столетия, демонстрируя самодостаточность и испытывая спокойную гордость за свои многочисленные боевые триумфы. Когда же, наконец, Четырнадцатый встретился со своим генетическим отцом, это событие не стало для его бойцов счастливым воссоединением, но накрыло легион, подобно савану. В его мрачной тени Сумеречные Рейдеры переродились в Гвардию Смерти.


Жнецы

Гвардия Смерти неустанно билась во имя освобождения человечества, демонстрируя пыл, прежде невиданный Великим крестовым походом. Мортарион даровал легиону непоколебимую решимость, что человечество должно быть свободным от угнетения и террора и что победа, заработанная без ограничений, полумер или милосердия, будет оправдана. Кроме того, он никогда не останавливался перед ценой, которую требовалось заплатить за победу. Таково было мрачное кредо войны Барбаруса. Неукротимый флот легиона беспрестанно бороздил холодную пустоту от одной кампании к другой, пополняя припасы в пути и не отвлекаясь ни на какое иное дело, кроме ведения войны. Его воины не становились гарнизонами на страже миров и не строили – только разрушали и убивали, хладнокровно, решительно и с неумолимой скоростью эпидемии или волны цунами, пока миры один за другим падали под их ударом.

Гвардейцы Смерти мало заботились о геральдике, почётных знаках или ранговой символике, предпочитая воспринимать в качестве своеобразного украшения боевые повреждения на своих доспехах – своего рода символ стойкости Четырнадцатого. По мере того, как Великий крестовый поход продолжался, внешний облик легиона становился всё более зловещим, равно как и его репутация. Странные ритуалы вдыхания или распивания токсинов стали привычным явлением. Легионный библиариум был распущен из-за лютой ненависти Мортариона к колдовству (которым, как известно, владели былые хозяева Барбаруса), вдобавок Повелитель Смерти выступил с обличающей речью против псайкеров на Никее. Кроме того, XIV легион никогда не пренебрегал использованием повсеместно ненавидимого алхимического вооружения и рад-боеприпасов, регулярно выпуская против вражеских миров всепожирающий фосфексный огонь и уничтожая жизнь на целых планетах вирусными боеголовками, которыми пренебрегала большая часть Империума. В скором времени запасы этого «оружия последней надежды» стали резервом XIV легиона, чей безжалостный повелитель безнаказанно сеял смерть и опустошение на просторах целых звёздных систем. Однако Великий крестовый поход был направлен на спасение миров, а не на их уничтожение, так что связавшийся с подобным вооружением легион Гвардии Смерти был обречён сражаться лишь на тёмных окраинах и в самых кошмарных кампаниях.


AoD-DG2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Тактический взвод с номером подразделения – наплечник Mk III.

2)    Легионная геральдика – наплечник Mk IV.

3)    Легионный штандарт – изготовлен на заказ в память о погибших во славе при приведении Альвены к Согласию.

4)    Легионер Соллан Гас. 33-е тактическое отделение, Шестая великая рота, Терзание Доминики-Минор. Гибридная силовая броня Mk III «Железный» со специфичными ремесленными модификациями легиона.

5)    Ветеран-разрушитель – шлем Mk IV.

6)    Ветеран – специальный вариант шлема для XIV легиона.


Мрачные когорты

Мортарион обладал острым как бритва интеллектом, а также склонностью к простой и эффективной организации. Гвардия Смерти сражалась как единое целое, зачастую во главе со своим примархом. Подчинение приказам и порядок были ожидаемы и абсолютны, а чёткая и непрерывная цепочка подчинения струилась по жилам легиона, словно кровь. В формальной иерархии Гвардии Смерти присутствовало не так уж много званий: не считая специалистов узкого профиля, это были разве что командиры семи великих рот, а также подчинённые им капитаны и сержанты. Когда офицер погибал в бою, его преемник быстро, решительно занимал его место, не нуждаясь в каких-либо приказах извне, в связи с чем командная цепочка XIV легиона оставалась безупречной даже в случае самых тяжёлых потерь.

В основной своей массе легион был организован вокруг многочисленных пехотных подразделений, где каждый отдельно взятый воин носил утилитарную броню, необходимую для сражений в любых условиях, удержания любой территории и уничтожения любого врага со стойкостью и решимостью. Каждый из космодесантников Гвардии Смерти был экипирован настолько хорошо, насколько это вообще возможно, чтобы на протяжении длительного времени действовать безо всякого пополнения припасов и поддержки, имея при себе сочетание болтера и клинка для ближнего боя, в число которых входили широкие траншейные кинжалы, рубящие кукри и боевые косы Барбаруса. Привычка полагаться на простое, но жестокое и эффективное оружие являлась визитной карточкой XIV легиона.

Элитных формирований в рядах Гвардии Смерти было совсем немного – за редким исключением. Легион активно использовал в бою дредноутов и подразделения, оснащённые терминаторской бронёй. В число бойцов Савана Смерти входили ветераны, избранные самим Мортарионом за мастерское владение оружием и демонстрацию стойкости – они составляли безмолвный круг телохранителей примарха, и по крайней мере двое из них всегда оставались на расстоянии не более сорока девяти шагов от своего повелителя. Могильные Стражи, в свою очередь, представляли собой специализированные отделения алхимиков-разрушителей, которые сеяли на своём пути особо гнусную и медленную смерть. Однако подобные подразделения редко можно было увидеть в массовом порядке среди боевых формирований Гвардии Смерти, поскольку Мортарион был убеждён, что даже один легионер в силовой броне способен уничтожить население целого мира, если у него будет достаточно времени и выносливости.


AoD-DG3.jpg

ПРИМАРХ

МОРТАРИОН


Барбарус, мир, на который упал юный Мортарион, был зловещим и смертоносным местом, его исполинские горы постоянно окутывал ядовитый туман, способный содрать плоть с костей, в то время как долины внизу представляли собой царство вечного мрака. Таковы были владения диких чужеродных Властителей, которые правили пойманным в ловушку и преследуемым человеческим населением словно безжалостные, внушающие страх боги. Мортарион был пленён ещё в младенчестве и обучен самым ужасным из Властителей, дабы стать его живым оружием. В конечном итоге сбежавший из своего узилища Мортарион узнал, что он сам – родич вовсе не державшим его в плену чудовищным существам, но людям, на которых те охотились. Поклявшись отомстить, примарх организовал дикарское человеческое население Барбаруса в могучие армии и обрушил на головы Властителей смерть и уничтожение, что впоследствии, воссоединившись со своим легионом, повторит на сотне других миров.

Мортарион являл собой долговязую и молчаливую фигуру, его плоть была измождённой и бледной, а в запавших чёрных глазах мелькали отблески кошмара, в котором он жил прежде. Будучи молчаливым и безжалостным господином, примарх не терпел разногласий и превыше всего стремился к правосудию и возмездию. Каждому из Сумеречных Рейдеров впервые представший перед их взором владыка показался ожившим образом терранского Мрачного Жнеца. Его обращение к своим новообретённым сыновьям было простым, и услышал его каждый, невзирая на негромкий шёпот примарха: «Вы – мои несокрушимые клинки, мои Гвардейцы Смерти. Вашими руками свершится правосудие, и погибель постигнет тысячи миров». После этого Сумеречные Рейдеры как легион ушли со страниц истории, переродившись в Гвардию Смерти.