Глаз дракона / Eye of the Dragon (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Глаз дракона / Eye of the Dragon (рассказ)
Eye-of-the-Dragon.jpg
Автор Стив Лайонс / Steve Lyons
Переводчик Str0chan
Издательство Black Library
Серия книг Легенды Темного Тысячелетия: Космические Волки / Legends of the Dark Millennium: Space Wolves
Предыдущая книга Волк в клетке / The Caged Wolf
Следующая книга Темный Город / Dark City
Год издания 2015
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Давление на грудь Ульрика внезапно исчезло.

Тень колоссального боескафандра, возвышавшегося над ним, – тень смерти, – неожиданно пропала.

Волчий жрец почти ничего не видел и не слышал из-за сигналов тревоги в шлеме. Перегруженные авточувства определяли урон, нанесенный броне и телу космодесантника, по большей части сообщая Убийце уже известные ему вещи. Единственной важной новостью было то, что он остался в живых. Волчий амулет не позволил врагу раздавить Ульрика, хотя долго бы он не продержался.

Верховный волчий жрец и почтенный лорд Убийца уцелел, чтобы сражаться вновь. Пробормотав благодарную молитву Всеотцу, космодесантник осмотрелся в поисках орудия, избранного Им для осуществления своей воли.

Небо над безотрадным чуждым миром кричало, а земля содрогалась. Сквозь облака неслись десантные капсулы в серо-синих цветах Космических Волков, врезаясь в грунт подобно метеорам. Одна из них, как оказалось, приземлилась точно позади боескафандра, и враг потерял равновесие от внезапного толчка.

Усилием воли Ульрик заставил двигаться пострадавшую броню и настолько же пострадавшее тело. Прежде чем шас’эль, пилотирующий БСК, справился с управлением и вновь занес ногу, чтобы вышибить дух из волчьего жреца, космодесантник выбрался из ямы и заковылял в сторону. Фенрисиец с трудом хватал воздух, каждый глоток которого терзал поврежденные легкие.

Боескафандр выпустил ему вслед очередь плазменных сгустков. К счастью, они прошли довольно далеко от цели, хотя Убийца всё же ощутил волну тепла.

Первые капсулы начали раскрываться, извергая на поле боя вновь прибывших Космических Волков. Ульрик узнал нескольких воинов, заметил символ Солнечного Волка на их наплечниках и понял, кто привел сюда подкрепления; впрочем, он заранее подозревал, что так и случится.

Из всех двенадцати волчьих лордов только один мог нарушить приказы верховного жреца и последовать за ним. Только один пылал такой жаждой показать себя в деле – уже в тысячный раз.

И он только что спас жизнь Ульрика Убийцы.


Кром Драконий Взор, облаченный в развевающийся красный плащ, вышел из десантной капсулы. От её жесткой посадки в твердом грунте остались трещины, но сработанный мастером доспех с позолоченными обводами легко поглотил силу удара.

Волчий лорд объявил о своем прибытии, выпустив в небо очередь разрывных болт-снарядов. В другой руке Кром сжимал знаменитую Лапу Змея, огромный инеистый топор с двумя лезвиями. Мгновение спустя Драконий Взор уже выбрал цель.

– Завалим БСК! – проревел он в комм-бусину.

Боевая машина тау, возвышавшаяся над полем сражения, оказалась для него неудержимо заманчивой целью, особенно потому, что уже получила урон. Голова боескафандра была проломлена, и пилоту для обзора пришлось распахнуть грудной люк. Приятным дополнением стало то, что чужак, кажется, одолел верховного волчьего жреца. Когда Кром представил, как победит врага, с которым не справился Ульрик Убийца, у него слюнки потекли.

Приказ командира услышала и поняла его Волчья гвардия, составленная из наиболее неистовых воинов роты. Если не считать Королевской гвардии Старого Волка, элитный отряд Драконьего Взора был самым большим среди всех великих рот. Бойцы быстро стекались к Крому, вдохновленные его личным примером в битвах.

Выскочив из десантной капсулы сразу за своим господином, воины рассредоточились и начали окружать врагов, паля из грохочущих болт-пистолетов и штормболтеров.

– Держите дистанцию, – предостерег их по вокс-сети вожак стаи. – Такая штуковина может одним ударом расколоть силовую броню, но за нами преимущество в скорости и ловкости. Лучше ослабить защиту БСК огнем издали, а затем сблизиться для убийства.

Это был Беорик Клык Зимы, вечно спокойный голос разума. Кое-кто указывал, что его года и мудрость стали полезным противовесом вспыльчивости Драконьего Взора, но воин оставался последователем Крома, таким же верным, как и все прочие.

– Иногда мне кажется, что в тебе вообще нет волчьей крови, – буркнул себе под нос волчий лорд, и уже не в первый раз. Впрочем, он обязан был выказывать уважение Беорику, имевшему за плечами столетия превосходной службы.

Хотя боескафандр содрогался и отступал под сосредоточенными залпами Волчьей гвардии, он был далеко не беззащитен. Вскинув огромную руку, – точнее, многоствольную пушку, укрепленную в плечевом суставе, – он обрушил на противников шквал ослепительных сгустков плазмы.

Укрытий вокруг почти не имелось, поэтому Космические Волки практически не могли уйти от раскаленного добела пламени, что охватило их. Воинам оставалось только превозмогать атаку ксеноса, пока символы и украшения на силовых доспехах шли пузырями и выгорали.

Йормунд Громовой Коготь, бывший на голову выше остальных космодесантников в своей более прочной терминаторской броне, растолкал боевых братьев. Оказавшись впереди всех, он уперся ногой в землю и навел на БСК установку «Циклон». Несколько бронебойных ракет с воем пронеслись над плечами фенрисийца и, пылая огнем, устремились по подсвеченному лазером пути к могучей цели. С грохотом врезавшись в энергетический щит боескафандра, они окутали машину ксеносов облаком дыма и огня. Враг продолжал стрелять, но уже почти вслепую.

Многие воины из ударного отряда Ульрика тем временем пришли в себя, и уцелевшие тау начали поспешно отступать, видя, что им не под силу одолеть неприятеля. Остальные Убийцы Змиев, Кровавые Когти, Серые Охотники и Длинные Клыки Крома, гнались за врагами по пятам, ускоряя их бегство. Сам верховный жрец, несмотря на раны, вернулся в сражение.

Сощурившись, Драконий Взор вгляделся в БСК через муть, окружавшую противника. Ноздри фенрисийца подергивались от запаха горящей проводки. Орудие боескафандра умолкло; как решил Кром, теперь пилот в любой момент мог попытаться удрать, пробиться через сжимающееся серо-синее кольцо. Увидев в этом свой шанс, волчий лорд воспользовался им.

Не прислушавшись к мудрому совету Беорика – на что он имел полное право – Драконий Взор бросился в атаку, оскалив клыки и вращая топором над головой.

По лезвиям Лапы Змея шел ряд нижних когтей фенрисийского ледяного змея, и клинок резал лучше алмаза; дополнительную силу оружию придавали таинственные резные руны. Кром рубанул топором по правому колену боескафандра, куда до этого попадала ракета. На мгновение лезвие застряло там, исторгнув новые клубы дыма и фонтаны яростных искр. Но этого было недостаточно.

Пилот, сидевший в грудной полости БСК, пристально смотрел на космодесантника черными, нечеловечески холодными глазами. Драконий Взор изо всех сил, всей массой тела, облаченного в полный доспех, навалился плечом на правую опору боевой машины. Противник, уже потерявший равновесие, наконец-то упал. Пока боескафандр валился навзничь, Кром с хрустом вырвал топор.

Тут же к нему присоединилась Волчья гвардия под командованием Беорика. Фенрисийцы, окружив рухнувшую машину, начали прорубаться через потрескивающие щиты ударами инеистых и силовых клинков. Выдернув беспомощного пилота из кабины, они щелкали клыками и завывали, оспаривая друг у друга честь вырвать ему глотку.

Через несколько минут после прибытия Крома Драконьего Взора битва была выиграна. Гордо выпятив грудь колесом, волчий лорд повернулся к Ульрику.

– К вашим услугам, – ухмыльнулся Кром.

– Я тебе сказал оставаться на Клыке! – рявкнул Убийца.

– У меня возникло ощущение, что я понадоблюсь здесь, – довольно нагло ответил Драконий Взор.

Ульрик хорошенько посмотрел на него из-под жуткого шлема. Большинство людей, даже фенрисийцев, вздрогнули бы в страхе перед осуждающей личиной – но не Кром. Его не просто так называли Драконьим Взором или Свирепым Глазом.

Воин стоял с обнаженной головой, и светлые красновато-коричневые волосы, заплетенные в косы, как и борода того же цвета, ниспадали на горжет. Волчий лорд встретил опаляющий взгляд Убийцы столь же неистовыми красными глазами; судя по легкому подергиванию губ, он наслаждался противостоянием. Тотем с черепом волка, закрепленный на спине космодесантника, нависал у него над головой. Казалось, что мертвый зверь тоже с ухмылкой посматривает на волчьего жреца глазницами, полными высокомерия.

– Мы слишком долго бездельничали в Клыке, – сказал Кром. – Мои Убийцы Змиев жаждут вновь обагриться кровью после того, как пропустили Великую охоту.

В глотке Ульрика начал зарождаться рык, но он решил закрыть тему. Волчий жрец отдал ясный приказ, – к добру или к худу, невзирая на последствия, – и неповиновение Драконьего Взора, как-никак, спасло Убийцу. Его смерть нанесла бы сынам Русса тяжелейшую рану, особенно учитывая пропажу Великого Волка.

К Ульрику неслышно подошел Олав Бранн.

– Верховный жрец, хотя сейчас тау зализывают раны, они, несомненно, перегруппируются и атакуют снова. Если мы хотим найти здесь Великого Волка…

– Гримнар прибыл сюда, на эту планету? – перебил Кром.

– Чтобы, как мы считаем, исследовать развалины здешнего города, – подтвердил лорд Убийца. – И Олав прав, у нас, возможно, немного времени на его поиски.

Кивнув, Драконий Взор резко отвернулся. Он впился глазами в заплесневелые стены зданий, разбросанных по плато, словно ждал, что строения расступятся перед его пылающим взглядом, как делало большинство людей. Одновременно с этим Кром гаркнул приказ в комм-бусину, подтолкнув великую роту к действию.

Ульрик отдал те же распоряжения своему небольшому отряду. Убийцы Змиев, впрочем, были более голодными до дела и менее уставшими, чем боевые братья верховного жреца, и, подстегиваемые волчьим лордом, возглавили продвижение.

Скомандовав Волчьей гвардии построиться вокруг него, Драконий Взор и сам помчался к осыпающимся городским воротам. Он с запасом опередил верховного волчьего жреца.


От запаха пыли и разложения, стоявшего в городе, у Крома засвербело в носу. Улицы, обрамленные каркасами полуразрушенных зданий, оказались узкими и извилистыми. Космодесантнику было тесно на них; серое небо казалось далеким, а угрюмая тишина быстро заполняла пустоту, возникшую после окончания битвы. Этот город покинули задолго до того, как катастрофа на Дактиле привела к планетарной эвакуации. Он ощущался безжизненным, бездушным, стерильным. Плохим местом для охоты. Мало кто, осознавал Драконий Взор, ходил по этим улицам на протяжении последних десятилетий, даже столетий.

«Мало кто, – подумал он, – но всё же ходил…»

Кто-то потревожил пыль, и не так давно. Следов оказалось слишком много, чтобы отличить один от другого, поэтому Кром отбросил попытки разобраться в них. Его рота рассредоточилась среди развалин, и, если здесь можно было найти что-либо, – подсказку о местонахождении Великого Волка или самого Гримнара, возможно, раненого и нуждающегося в помощи – то Убийцы Змиев отыщут это или будут иметь дело с Драконьим Взором.

Кром обошел кругом огромный ветхий купол, давно подкосившийся из-за шипастых корней, что разрослись под ним и победно вырвались в разбитые двери и окна, лишь затем, чтобы самим сгинуть под тяжестью времени и болезней.

Впереди виднелся перекресток, от которого расходились по спирали пять узких дорог. Разбив Волчью гвардию на стаи, Драконий Взор выбрал для себя центральную улицу: по его мнению, она с наименьшей вероятностью могла завернуть обратно к стенам.

Однако же, считанные минуты спустя ветерок принес знакомые запахи, и фенрисиец столкнулся лицом к лицу с шестью боевыми братьями, шагавшими по той же дороге, что и он, только в противоположном направлении.

«Настоящий лабиринт», – кисло подумал космодесантник. Человек, лишенный волчьих инстинктов Крома, – и, что менее важно, авточувств его доспеха, – уже заблудился бы здесь.

Первым кое-что обнаружил новичок из Кровавых Когтей. Его голос ворвался в вокс-сеть, полный гордости и жажды произвести впечатление. Мгновением позже Беорик Клык Зимы, находившийся дальше к востоку, передал более взвешенное сообщение. Содержание его доклада оказалось почти таким же, как у молодого собрата: оба нашли места недавних сражений. Оба нашли погибших бойцов.

Опознал Ури Грозового Молота, – воксировал Беорик. – Верный воин Королевской гвардии Старого Волка. Мертв уже несколько дней.

– Значит, Гримнар был здесь, – отозвался Драконий Взор.

«Возможно, он до сих пор тут».

Мой лорд, я вижу другой труп, – вклинился пылкий Кровавый Коготь. – Это космодесантник, мой лорд, но не с Фенриса. На нем символ Калибана.

Кром скривил верхнюю губу при упоминании древних недругов Космических Волков.

Мы тоже нашли Темных Ангелов, – подтвердил Клык Зимы. – Один из них, несомненно, сражен цепным мечом – и, мой лорд, я не вижу тау. Чужацких тел здесь нет.

Этому могло быть только два объяснения. Невероятно, чтобы Космический Волк погиб, не забрав с собой хотя бы одного врага. Значит, ксеносы просто забрали своих мертвецов для погребения? Возможно, но при этом они атаковали отряд Ульрика за пределами города, и до сих пор Драконий Взор не учуял внутри свежих запахов тау.

Волчий лорд сжал кулаки в латных перчатках. Уже давно Кром не сходился нос к носу с Темным Ангелом, но в прошлый раз уверенно доказал свое превосходство. Он с радостью воспользовался бы шансом – поводом – доказать это вновь.

Какое-то время фенрисиец обдумывал такой приятный сценарий, пока новое вокс-сообщение не потребовало его внимания. Драконий Взор узнал голос Эгиля Красного Кулака, вожака Кровавых Когтей.

Потерял контакт с тремя моими Волками, – прозвучал зловещий доклад. – Направляю тебе координаты их последней известной позиции и выдвигаюсь туда со стаей.

Значит, в городе всё ещё оставались враги, живые враги. Темные Ангелы? «Нет, – подумал Кром, – они не стали бы прятаться в тенях». Тау? «Возможно…» Но волоски на шее и вдоль хребта стояли дыбом – волчий лорд осознал, что это началось одновременно с тем, как он вошел в осыпающиеся ворота. У воздуха был собственный запах, вкус, который фенрисиец не мог точно определить, хотя тот цеплялся ему за ноздри и пощипывал глотку.

Инстинкты никогда не подводили Крома Драконьего Взора. Здесь скрывалось некое зло.


– Этого ещё можно спасти, – произнес Всюр Огненная Шкура.

Он говорил о седом Длинном Клыке, которого откопал из-под груды камней, заметив торчавшую оттуда руку.

Раны воина были глубокими, но его улучшенная физиология остановила кровотечение и замедлила метаболизм до почти неощутимого уровня. До пробуждения Длинного Клыка могли пройти недели или более того, – порой космодесантники оставались в коме на протяжении столетий, – но рано или поздно Волк проснется.

– Если он и расскажет нам, что здесь произошло, то нескоро, – проворчал Ульрик.

Приказав, чтобы боевого брата отправили на «Канис Пакс» для оказания необходимой помощи, он зашагал прочь, хмуря густые брови под шлемом.

Связавшись по воксу с Драконьим Взором, волчий жрец узнал, что Убийцы Змиев нашли ещё несколько тел. «Недостаточно, чтобы назвать это резней, – прикинул Ульрик, – но призадуматься стоит». Что могло помешать Логану Гримнару позаботиться о раненых или похоронить мертвых?

«И вообще, что изначально привело его – и Темных Ангелов, не говоря уже о тау – в эти гниющие развалины?»

– Вон там ещё один Темный Ангел, – пробурчал Бранн.

Этому космодесантнику уже ничто не могло помочь. Воин в обожженном и пробитом доспехе лежал, привалившись к основанию винтовой лестницы, что вела в никуда.

Лорд Убийца осмотрел труп опытным взглядам, ища разгадку тайны. Темные Ангелы и Космические Волки были давними недругами, но не до такой степени, чтобы сражаться насмерть. Если только, подумал Ульрик, калибанцев не затронула порча Хаоса. Внимательнее изучив тело, волчий жрец убедился, что космодесантник – именно тот, кем кажется, и не более того.

Сообщив Крому новости, Убийца получил грубый ответ:

Значит, семеро их на пятерых наших! – кичливо произнес волчий лорд.

«Даже так», – подумал Ульрик. В отличие от Драконьего Взора, он не смотрел на мир как на череду соревнований.

До этого волчий жрец приказал госпоже капитану «Канис Пакс» вести постоянное сканирование планеты. Вполуха выслушав вокс-доклад с орбиты, он передал информацию Крому:

– Тау перегруппировываются на плато, замечена ещё дюжина БСК. Возможно, их передовые отряды уже ведут поиски в городе.

«Может, пропавшие Кровавые когти попали в засаду ксеносов?» – спросил себя лорд Убийца.

Хорошо, – прорычал Драконий Взор, – пусть приходят!

– Нет! – огрызнулся Ульрик, чувствуя, как в нем снова разгорается ярость. – Нельзя позволить тау задержать нас здесь. Сразишься с ними в другой раз. Нужно найти то, ради чего мы явились на этот мрачный мир, и убраться отсюда. Ты меня понял, Кром?

Как скажешь, – нехотя выдавил волчий лорд и разорвал связь.

Вздохнув, Убийца напомнил себе о более достойных качествах Свирепого Глаза (ему, в самом деле, довольно часто приходилось их перечислять). Великий Волк то и дело грозился изгнать Крома из ордена или вырвать ему горло, и каждый раз верховному жрецу выпадала неблагодарная задача – просить Гримнара передумать.

Именно Ульрик, который уже тогда был старым Волком, завербовал Драконьего Взора и наблюдал за его обучением. Он увидел в воинственности и вспышках пламенной ярости Крома оружие, достойное закаливания. Множество великих побед, одержанных с тех пор Свирепым Глазом, окровавленные тела врагов под его ногами, несокрушимая верность, вселяемая им в Убийц Змиев – всё это доказывало, что верховный волчий жрец сделал правильный выбор.

«А теперь я обязан ему жизнью…»

В уши Ульрика внезапно ворвался шквал вокс-докладов. Одновременно с этим он услышал характерный звук стрельбы на северо-востоке, приглушенный рядами каменных зданий, а затем точно такой же перестук с юга.

На Космических Волков напали.


Как только раздался первый выстрел, Драконий Взор бросился в бой.

Он пронесся по узким улочкам мертвого города, сквозь остовы разрушенных зданий, по грудам обломков и мусора. До цели Кром не добрался – перед ним внезапно возникла цельная стена, перекрывшая путь. Издав раздосадованный вой, фенрисиец развернулся и побежал обратно, расталкивая волчьих гвардейцев в поисках обходной дороги.

В итоге Свирепый Глаз опоздал к месту сражения. Всё уже закончилось.

Полустая Серых Охотников застала врасплох разведотряд тау. Шесть ксеносов против троих Космических Волков, но чужаки не имели навыков ближнего боя, и космодесантники добрались до врагов прежде, чем те успели воспользоваться импульсными винтовками.

Четверых тау практически разорвали на куски, двое уцелевших сбежали в разные стороны, спасая жалкие жизни. Фенрисийцы, недолго думая, погнались бы за ними, – и Кром, скорее всего, присоединился бы к своим бойцам, – если бы появившийся в тот момент Беорик Клык Зимы не повелел им держать позицию.

– Верховный жрец сказал, что нельзя позволить тау задержать нас, – спокойно напомнил он Драконьему Взору в ответ на убийственный взгляд. – Так же неразумно будет ещё более распылять наши силы, пока мы точно не знаем о природе угрозы.

Понимание, что Беорик прав, нисколько не остудило гнев Крома, и он сорвал зло на ближайших доступных целях – Серых Охотниках. Волчий лорд выругал их за то, что они упустили чужаков, оказались недостаточно быстрыми, сильными и внимательными.

– Когда вернемся в Клык, – поклялся Драконий Взор, – все вы проведете неделю на тренировках с Кровавыми Когтями, обучаясь работе с клинком. И, если ещё хоть раз так же облажаетесь, я лично измордую вас до кровавых соплей! Никаких оправданий! Я не позволю…

Кром замолчал, осознав, что его заглушает какой-то новый звук.

Одновременно с тем, как волчий лорд крутнулся на месте, с небес позади него устремился завывающий летательный аппарат. Маленький и черный, схожий по форме с наконечником стрелы, он не походил на имперские машины. Не принадлежал он и тау, судя по резким линиям и углам. Скиммер несся прямо на Драконьего Взора, и, решив, что им управляет самоубийца, Кром прорычал бойцам приказ рассыпаться и занять укрытия.

Аппарат вышел из пикирования прямо над землей, отклонившись в сторону и на волосок разминувшись с окрестными зданиями; он оказался более маневренным, чем мог представить волчий лорд. Драконий Взор заметил пилота под фонарем кабины и ещё двоих членов экипажа, высунувших головы из-за орудийной установки на корме.

– Что за варпня? – выкрикнул фенрисиец.

И тут же бортстрелки взялись за дело, накрыв улицу перед Волками тысячами крошечных острых зарядов, выпущенных из длинноствольной пушки. Пригнувшись, Кром нырнул под арку, укрывшись от атаки за каменной кладкой, покрытой замысловатой резьбой. Впрочем, часть метательных снарядов всё равно рикошетировала от доспеха, а несколько застряли в нем: это были тонкие, дрожащие осколки кристаллов, поблескивающие нейротоксинами. Теперь космодесатник понял, с чем столкнулся.

Беорик, с его столетиями опыта, мгновенно распознал врага.

– Эльдар!

Тень скиммера промелькнула над Волками; он почти коснулся брюхом голов космодесантников. Вслед за этим бортстрелки развернули пушку и выпустили новую очередь осколков, заставив Убийц Змиев поспешно сменить оборонительные позиции.

Пригибаясь под аркой, Драконий Взор выпустил полный магазин болт-пистолета в направлении врагов. Он целился в неприкрытые головы стрелков, но на таком расстоянии и через пургу отравленных игл попасть было почти невозможно.

– Стреляйте, собачьи дети! – взревел Кром, обращаясь и к Волчьей гвардии, и к Серым Охотникам. – Свалите эту чертову хреновину, и, может, я ещё поверю, что у вас есть железо в крови!

Черная машина ксеносов, следуя изгибу дороги, скрылась за куполом; это хотя бы избавило фенрисийцев от залпов осколочной пушки, дало им драгоценное время на перегруппировку. Впрочем, Драконий Взор слышал шум её антигравитационных двигателей – тихий по любым обычным нормам, но громкий в безмолвии города. Ксеносы оставались поблизости.

Волчий лорд вытащил две кристаллических иглы из нарукавника, одну из нагрудника и бросил на землю; осколки раскрошились. Перезарядив пистолет, Свирепый Глаз услышал в вокс-бусине настойчивый голос верховного волчьего жреца.

Получил доклады о стрельбе на твоей позиции. Что там происходит? Кром?!

Драконий Взор собрался было ответить, но промолчал. «Ульрик может и подождать немного, – решил он, – пока не будет новостей получше». В любом случае, в вокс-сети уже звучали наперебой доклады других космодесантников. Эгиль Красный Кулак, занятый поисками своих Кровавых Когтей, тоже наткнулся на корабль ксеносов; ещё три стаи Космических Волков в разных точках города неожиданно оказались под обстрелом.

«Русс, да они повсюду одновременно! – подумал Кром. – Как такое возможно?»

Черный скиммер взмыл над лабиринтом улиц и сделал резкий круговой разворот, после чего вновь понесся в атаку на бреющем полете, сбив по пути шпиль квадратной башенки. Фенрисийцы вторично оказались на прицеле его орудия, но на этот раз имелось одно важное отличие.

На этот раз Кром Драконий Взор знал, что враг приближается, и был готов к встрече.


Противники выскочили из разрушенных зданий за арочными проходами, возникли на балконах, парапетах и в пустых оконных проемах осыпающихся башен.

Лорд Убийца выругал себя за ошибку, достойную новичка. Ветер доносил до волчьего жреца запах врагов, но он неверно определил расстояние до них, переживая за братьев, к которым спешил на помощь. От полного окружения стаю Ульрика – шесть бойцов в настоящий момент – спасло только предупреждение, выкрикнутое им одновременно с тем, как захлопнулась ловушка. Тем не менее, Волки значительно уступали врагу числом.

Верховный жрец насчитал более двадцати воинов темных эльдар в гибких черных доспехах. Их плечи, колени и локти были усыпаны шипами, из конических шлемов вырастали рога. По незащищенным лицам некоторых из них было видно, что кожа чужаков, как и всех ксеносов этого вида, имеет бледный, «скучающий-по-солнцу» оттенок. Несмотря на это, враги были гибкими и мускулистыми; Убийца видел их острые уши и подбородки, заточенные зубы и шелковистые гривы черных или белых волос.

– Их оружие сильно, но броня слаба! – взревел Ульрик. – Ударим по ним быстро и мощно! За Русса!

Тем не менее, возглавив атаку, волчий жрец воксировал просьбу любым фенрисийцам, ещё не связанным боем, прийти к нему на помощь.


Черный летательный аппарат развернулся для очередного захода, третьего по счету.

Кром опасался, что его не будет: Волчий лорд уже разместил своих бойцов в дверных проходах и окнах по обеим сторонам улицы, на хороших снайперских позициях. В прошлый раз они раскололи фонарь кабины и, не сомневался Драконий Взор, зацепили одного из бортстрелков. Он думал, что темные эльдар могут изменить тактику, возможно даже, показать им хвост.

Но чужаки уже пролили кровь и не собирались на этом останавливаться.

До этого Ульвар Острый Клык слишком далеко высунулся из укрытия, пытаясь произвести идеальный выстрел. Осколочная пушка в мгновение ока дернулась в его сторону, и кристаллические осколки изрешетили космодесантника. Волка отбросило обратно в дверь и сильно ударило о стену – он так и стоял, приникнув к ней, и не шевелился уже больше минуты.

Ещё трое Космических Волков, включая самого Драконьего Взора, получили ранения. Как и Ульвар, он решил рискнуть и поплатился за это. На сей раз, сказал себе Кром, он будет проворнее. Никаких оправданий.

Пригибаясь под каменной аркой, он определил траекторию скиммера по завыванию двигателей. Когда враг оказался прямо над волчьим лордом, так близко, что не смог бы сразу выйти из пике и навести орудие, Свирепый Глаз сделал свой ход.

Теперь взбираться было легче, поскольку Кром опирался на заранее подготовленные выбоины в камне. Правда, онемение в левом плече расползалось по руке и уже дошло до пальцев. Драконий Взор вслух обматерил осколок, который нашел просвет между горжетом и наплечником и сумел за счет разгона пробить силовой доспех. Волчий лорд вырвал основание кристалла, но острие глубоко засело в мышце.

«Что, если яд дойдет мне до основного сердца?»

Об этом Крому думать не хотелось. Он взобрался на самый верх арки и в этот раз идеально угадал со временем. Скиммер оказался совсем рядом, чуть ли не на расстоянии руки; если бы Свирепый Глаз поднял голову секундой раньше, её вполне могло оторвать. Другой летательный аппарат, с обычными двигателями, поджарил бы космодесантника реактивной струей.

Бортстрелки темных эльдар его не заметили. Они стояли спиной к Драконьему Взору, сосредоточившись на целях, разбросанных по улице перед ними.

Обычный человек, или даже кое-кто из Космических Волков, подобных Беорику Клыку Зимы, помедлил бы на мгновение, чтобы разобраться в ситуации, и наверняка запоздал бы с действием. Кром доверял инстинктам, которые никогда его не подводили, поэтому вновь положился на них и прыгнул к цели. В течение опьяняющей секунды волчий лорд летел над городом.

«Слишком медленно!»

Черный скиммер ускользнул из-под него, будто тень. Взвыв, Свирепый Глаз вытянул руки в попытке зацепиться за боевую машину, но внезапно потерял равновесие из-за онемевшей левой руки и уже не летел, а падал. Он ощутил внезапный укол – не страха, нет, но стыда.

И, поскольку Кром Драконий Взор не желал испытывать стыд, поскольку он не мог упасть на глазах у своей стаи, его шарящие пальцы всё же каким-то образом нашли опору. Фенрисиец уцепился за ловчую цепь, свисавшую с левого крыла скиммера, и едва не завыл снова, уже от боли – раненое плечо почти вывернулось из сустава.

Внезапная прибавка массы в виде рухнувшего на корпус космодесантника бросила чужацкую машину в штопор. Один из бортстрелков, застигнутый врасплох, свалился за борт и пролетел мимо Крома. Аппарат летел недостаточно высоко, чтобы падение оказалось смертельным, но девять Космических Волков на земле готовы были исправить положение.

Свирепый Глаз изо всех сил держался на цепи, но ему требовалось взобраться по ней: болтаясь под скиммером, он оставался легкой мишенью. Выровнявшийся аппарат задел законцовкой крыла мраморную отделку башни, с визгом выбив фонтан искр. Кром не знал, произошло это случайно или же пилот отчаянно пытался стряхнуть космодесантника.

Усилием воли Драконий Взор заставил руку ожить и, подтянувшись на цепи, влез на короткое крыло вражеской машины. Как только фенрисиец поставил на него сабатон, скиммер вздрогнул, а из-под кожуха двигателя повалил черный дым. Уцелевший стрелок заметил волчьего лорда и развернул к нему орудие; Кром уставился на чужака убийственным взглядом и наполовину побежал, наполовину похромал к турели.

Они схватились за контроль над осколочной пушкой. Темные эльдар были быстрыми и ловкими созданиями, но в силовом противостоянии на стороне космодесантника имелось сервомоторное преимущество. Бортстрелок выпустил орудие и потянулся вместо этого за цепом у пояса.

Топор Драконьего Взора висел у него за спиной, поэтому фенрисиец схватил ксеноса и прижал его тонкие руки к бокам. Чувствуя, как легкая броня трещит в клещах могучей хватки, он очень хотел бы увидеть перепуганное лицо врага вместо черного безразличного шлема.

Каким-то образом чужак сумел вывернуться из «объятий» космодесантника, но с трудом хватал воздух. Он снова попытался выхватить цеп, но Кром нанес ему жестокий удар наотмашь латной перчаткой, едва не оторвав голову. Ксенос отшатнулся, и волчий лорд бросился на него, выставив вперед здоровое плечо. Неприятель попытался собраться и принять удар, но случайный маневр скиммера подвел его, и бортстрелок полетел вниз вслед за сгинувшим товарищем.

Темный эльдар совершил кувырок в воздухе; вероятно, он сумел бы приземлиться на ноги, но чужацкая машина уже набрала высоту, и при ударе о землю ксенос должен был переломать кости.

Пилоту тем временем удалось поднять нос аппарата и вытащить его выше уровня крыш, но скиммер с трудом удерживался там. Драконий Взор вытащил топор, собираясь прорубиться в запертую кабину, но тут ему пришлось вцепиться в орудие. Черная машина свалилась в почти неуправляемое пике и с креном понеслась вдоль узких улиц, то царапая крылом здание, то пробивая мачтовые опоры.

Из-под кожуха двигателя уже вылетали языки пламени, и Кром видел через фонарь, что пилот проигрывает отчаянную борьбу за управляемость скиммера. Только милостью Всеотца они ещё не разлетелись по кусочкам в разные концы города.

У волчьего лорда не осталось выбора. Ему придется прыгать.


«Русс, как же быстры эти ксеносы – или меня замедляют раны?»

Ульрика окружила троица темных эльдар. Они атаковали фенрисийца клинками, которые по мгновенному движению запястья вытягивались в цепы, делая парирование невозможным. Чужаки, в свою очередь, увертывались от всех ударов крозиуса, окруженного силовым полем, и как будто наслаждались этим танцем. Глаза противников ярко пылали в прорезях конических шлемов, и на лбу у каждого из них виднелся зазубренный символ воинского кабала. Убийце этот знак известен не был.

Он начал описывать более широкие дуги булавой, пытаясь держать врагов на расстоянии, но ксеносы подскакивали вплотную между взмахами и вновь полосовали космодесантника. Пока что силовое поле, создаваемое амулетом, принимало на себя большую часть выпадов, но волчий жрец уставал, и его дыхание вновь становилось напряженным. Если Ульрик не хотел уступить в этом бою, ему следовало поменять тактику.

Когда чужак вновь замахнулся цепом, лорд Убийца подставил крозиус так, что оружие эльдар обмоталось вокруг него, и резко дернул булаву к себе. Космический Волк хотел вырвать раскладной клинок у неприятеля, но тот упрямо вцепился в рукоять, что вылилось в краткое «перетягивание каната» с заранее известным победителем. В итоге ксенос потерял равновесие и врезался в космодесантника, и тот ударом свободной руки отбросил его на другого эльдар.

При этом Ульрик открылся для третьего противника, цеп которого прорезал отороченный мехом плащ и содрал слой керамита с нарукавника.

Тем не менее, Убийца открыл себе проход в круге темных эльдар. Опустив голову, волчий жрец ринулся туда, пока враги не успели перегруппироваться, выхватил плазменный пистолет, крутнулся на месте и открыл огонь по чужакам. Все трое погнались за фенрисийцем, но тот уже прижался спиной к стене, чтобы вновь не оказаться в окружении.

Перевес по-прежнему был на стороне ксеносов, но Ульрик чувствовал, что ситуация вот-вот изменится.

Он насчитал троих братьев, упавших под ударами цепов и отравленных клинков; ещё двое рухнули, когда из теней в них понеслись очереди осколков, но намного больше космодесантников ответили на призыв верховного жреца. В основном это были Убийцы Змиев.

«Возможно, я снова буду обязан Крому жизнью!»

Битва расширялась, охватывая целый квартал, и сыны Русса больше не стояли в пассивной обороне. Они уже успели записать несколько убийств на свой счет.

Но некоторым стаям в городе приходилось намного тяжелее. Подкрепления не могли добраться до них вовремя, и некоторые вокс-каналы, только что забитые сообщениями бойцов, один за другим зловеще умолкали. Ульрик не слышал вестей от Крома, но, связавшись с Беориком, узнал, что Волчья гвардия тоже была атакована.

«Они появились так внезапно, вообще без предупреждения, – думал Убийца, – и сканирование с моего корабля их не обнаружило. Что, если это?..»

Темные эльдар тоже вводили в бой дополнительные силы. К рукопашной схватке присоединились две огромные слюнявые твари, рядом с которыми человекоподобные воины выглядели карликами. Волчий жрец уже сталкивался с подобными созданиями, напоминавшими колоссальных обезьян фиолетового цвета, с множеством глаз и зубов, шипастыми хвостами и мощными бритвенно-острыми когтями.

Над этими когтистыми извергами парила стройная фигура на антигравитационном скайборде: темный эльдар-укротитель, который гнал подопечных вперед продуманными ударами щелкающего кнута. Грудь чужака была обнажена, на поясе у него висели звериные черепа, а лицо скрывалось под шаманской маской, напоминавшей морды самих чудовищ – возможно, в том числе и таким загадочным способом погонщик удерживал власть над ними.

В битву с тварями вступили две стаи Серых Охотников Крома. Заметив это через поле боя, Ульрик обратился к ним по воксу.

– Если раните их, они разъярятся, как берсеркеры, – предупредил волчий жрец. – Сначала убейте укротителя, и звери, вполне возможно, набросятся на темных эльдар.

«Сказать легче, чем сделать», – понимал лорд Убийца.

Трое чужаков тем временем снова атаковали его цепами. Ульрик обратил на них красноглазую, оскаленную личину волчьего шлема Русса; один из противников на мгновение оступился, и фенрисиец проломил ему череп крозиусом.

Из невнятной мешанины сообщений Убийца выудил отдельный голос:

– …увидели, что нас больше, и сбежали. Нескольких удалось догнать, но остальные будто растворились в тенях. У нас потери – четверо Кровавых Когтей. Когда мы заметили их… ксеносов, они грузили наших боевых братьев на черный скиммер.

«Чужаки используют тактику быстрых ударов, – осознал волчий жрец, – дезориентируют и разделяют наши основные силы, одновременно нападая на изолированные отряды, по одной стае за раз. И забирают их… куда?»

Ульрик боялся, что знает ответ на этот вопрос. Пора было переходить в наступление.

Трое воинов темных эльдар могли сковать его боем, но двое – совсем другое дело. Лорд Убийца бросился на них, принимая удары цепов и вращая священным крозиусом, – своим оружием, но и символом исполняемой им службы. Один из ксеносов успел отпрыгнуть с дороги, но второй опоздал. Да, эти создания были быстры, однако сыны Русса не уступали им.

Рыча, волчий жрец беспрерывно обрушивал на неприятеля силовую булаву. Не давая чужаку опомниться, Ульрик расколол его шлем и повалил наземь. Закончив с этим, Убийца развернулся к последнему врагу – и обнаружил, что тот сбежал.

И не только он, как понял Космический Волк. На поле боя осталась лишь горстка темных эльдар, – да, часть ксеносов погибла, но не так много, – а головы их снайперов исчезли из окон зданий вокруг.

Боевые братья ещё не заметили перемены, или были слишком заняты, чтобы обратить на это внимание. Когтистые изверги, учуяв запах собственной крови, впали в неистовство (что и предсказывал Ульрик), и для их сдерживания требовались все оказавшиеся рядом бойцы.

Укротителя нигде не было видно. «Застрелили или сбежал с остальными, бросив своих подопечных?»

Лорд Убийца попытался связаться по воксу с Драконьим Взором, но, снова не получив ответа, вызвал Беорика.

– Я так понимаю, «Железная шкура» на орбите? – спросил он, имея в виду ударный крейсер Убийц Змиев.

Да, верховный жрец, – подтвердил Клык Зимы.

– Свяжись с капитаном корабля. Пусть командует взлет «Громовым ястребам».

Верховный жрец, но тау…

– Знаю, мы увидели то же самое после сканирования. Мне не нужно, чтобы они приземлялись, пусть только сделают вид. Мои штурмовые корабли присоединятся к вашим.

Отвлекающий маневр, – понял Беорик.

– Пусть займут ПВО тау на десять минут, а потом отступают.

Чтобы избежать дальнейших вопросов, Ульрик переключился на другую частоту и отдал ряд приказов госпоже капитану Асгир. Одновременно с этим фенрисиец вновь зарядил плазменный пистолет, а затем издал ревущий боевой клич, уже не по воксу. Получив ответный вой от всех услышавших его Космических Волков, лорд Убийца вернулся в сражение.


Повсюду вокруг Крома валялись дымящиеся обломки черного скиммера.

Драконий Взор уже не мог пошевелить левой рукой и вообще её не чувствовал; к тому же, врезаясь при падении в стены и выступы зданий, он повредил спину и пробил доспех. Отверстия в броне были закрыты ремонтной смесью, но раны самого космодесантника требовали более длительного и заботливого ухода.

Волчий лорд связался по воксу с Беориком, на частоте, где его слышали все Убийцы Змиев.

– Разобрался с аппаратом чужаков. Его экипаж мертв, – Крому удалось почти небрежно похвалиться успехом. – Возвращаюсь обратно, нужны координаты твоей позиции.

Свирепый Глаз не раскрыл, насколько близок был к смерти, как скоро после его прыжка со скиммера боевая машина врезалась в почти целую каменную стену башни.

Возможно, подумал фенрисиец, пилот умышленно разбил аппарат: зная, что всё равно погибнет, он решил забрать врага с собой. Затем Кром поразмышлял, не стоит ли выкопать труп темного эльдар из-под обломков скиммера, чтобы плюнуть на него.

В результате неожиданного перелета Драконий Взор оказался в глубине разрушенного города. После того, как стих грохот крушения, воцарилось безмолвие, но космодесантник опасался, что долго оно не продлится. Беорик и все остальные находились более чем в пяти милях от него. Слишком далеко. Хотя теперь фенрисиец знал, в какую сторону идти, ещё нужно было отыскать дорогу через руины улиц.

Это нам надо прийти к тебе, – предложил Клык Зимы. – Нас больше, так будет безопаснее. Ты лучше найди укрытие, пока мы…

Волчий лорд оборвал его презрительным фырканьем.

– Если ты ждешь, что Кром Драконий Взор будет прятаться, как хнычущий…

Он замер, почувствовав, как волоски на шее встают дыбом, и услышав слишком хорошо знакомый ему подвывающий звук сверху-сзади.

Мой лорд? – прошептал Беорик в наушнике. – Что случилось?

– Другой скиммер, – сквозь зубы ответил Кром. – Меня засекли.

На мгновение Свирепый Глаз готов был встать и сражаться. Он не заметил, как выхватил болт-пистолет и коснулся правым указательным пальцем спускового крючка. Воззрившись на черную машину, приближающуюся к нему, волчий лорд подумал, что уже сбил сегодня один эльдарский корабль, почему бы не разобраться со вторым?

Но тогда он не был ранен, и рядом сражались другие Волки.

У Крома не имелось выбора, но это не значило, что ему должно понравиться решение. Космодесантник медлил с ним так долго, насколько мог, и, возможно, потратил лишнюю секунду. Он опустошил магазин в направлении врагов и отправил туда же череду яростных проклятий; и то, и другое оказалось тщетным, разве что дало выход бессильной ярости. Черный скиммер, выйдя из пикирования, быстро пронесся между каменными трупами зданий и открыл огонь из пушки. Отравленные осколки начали вонзаться в дорогу перед Драконьим Взором.

Волчий лорд поджал хвост и побежал, спасаясь от гибели.


Один из когтистых извергов наконец-то рухнул.

Даже содрогаясь в агонии, чудовище продолжило обагрять кровью лапы и клыки, сбив с ног не меньше двух Космических Волков. Правда, всех оно одолеть не могло, и дюжина цепных мечей рубила тварь, пока та не замерла, дернувшись в последний раз; её фиолетовый мех покрылся пятнами темного ихора.

Ульрик оставался на краю рукопашной схватки, стреляя по любой открывавшейся цели и постоянно отслеживая общую ситуацию. В небе, на большой высоте, распускались яркие цветки – единственные признаки решительного космического сражения. Порой один из кораблей, участвующих в битве, погружался в атмосферу, и тогда улучшенный слух Убийцы различал тончайшие отзвуки рева двигателей.

Наконец он услышал то, чего ждал.

«Раскат грома» – верховному волчьему жрецу Ульрику, – прогромыхало у него в ухе. – Прорвался через блокаду тау. Спускаюсь в направлении заброшенного города.

Одновременно с этим над головой лорда Убийцы раздался низкий грудной рев турбин, и он увидел в небе сияющий инверсионный след.

Второй когтистый изверг был смертельно ранен, но оказался слишком тупым и злобным, чтобы смириться с этим и издохнуть.

«Убийцы Змиев достаточно умелы и многочисленны, чтобы покончить с ним, – рассудил Ульрик, – и их командир настаивал бы на этом, будь он здесь».

Волчий жрец обратился по широкополосному вокс-каналу к собственным бойцам, которые сражались с чудовищем возле Убийцы или находились дальше в городе. Он приказал Волкам выйти из боя – тем, кто мог – и быть готовыми соединиться с ним в точке, координаты которой собирался передать позже.

Затем с Ульриком вновь связался пилот «Раската грома», сообщивший:

Обнаружил возможную зону посадки на плазе, вектор нуль-семь-четыре градуса, в двух точка одной миле от вашей позиции по вокс-сигналу. Втиснуться будет непросто, но думаю, что смогу…

– Встретимся там, – оборвал его волчий жрец.


«Русс, не дай мне погибнуть вот так!»

Кром пронесся по очередному крутому повороту дороги, заметил узкий проход между двумя зданиями и бросился туда. Проулок выходил на круглую плазу, где на треснувших постаментах до сих пор упрямо стояли покрытые патиной ноги бронзовых статуй. Драконий Взор оказался там как на ладони.

Обернувшись через плечо, фенрисиец не заметил черный скиммер, но понял по скулящему звуку двигателей, что ксеносы приближаются к нему. Развернувшись обратно, волчий лорд снова втиснулся между зданиями, надеясь сбить преследователей с толку.

Но, как только Кром выбрался на дорогу, темные эльдар атаковали его. Свирепый Глаз взвыл, почувствовав, как отравленные осколки вонзаются в наспинную часть кирасы.

«Не дай мне погибнуть сраженным в тыл, убегающим подобно испуганному человечьему щенку. Не позволь, чтобы меня запомнили таким. Помоги мне увидеть моего убийцу лицом к лицу и умереть с кровью на когтях».

На этот раз Драконьему Взору повезло: доспех спас его, остановив кристаллические иглы до того, как они вонзились в плоть.

Заметив впереди окно, Кром без раздумий бросился в него. Поврежденная спина подвела фенрисийца, и он упал на онемевшее левое плечо, так, что прилив боли прокатился по всему телу. Броня автоматически начала вводить ему медикаменты, но волчий лорд отменил команду, поскольку нуждался в остроте чувств. Осколки с глухим стуком вонзились в дальнюю часть стены, за которой распластался космодесантник; по крайней мере, он нашел временное укрытие.

Но оставаться здесь нельзя.

Свирепый Глаз заковылял в сторону от окна, избегая потоков серого света, которые проникали через отверстия в крыше. Пригнувшись в тенях, он понюхал затхлый воздух купола. Острый взгляд Крома пронзил сумрак, различив обстановку в здании: хотя внешние стены были относительно целыми, внутренние уже обвалились. Здесь имелось достаточно точек выхода, запланированных и не очень.

Судя по звуку, машина темных эльдар кружила над ним. Несомненно, чужаки направят к этому месту пехотинцев, чтобы выгнать космодесантника наружу. Нужно было двигаться, убираться отсюда прежде, чем появятся новые противники.

Выбрав окно, Драконий Взор понесся к нему по щебню, избегая освещенных мест. Прижавшись к стене, он подождал какое-то время и, решив, что скиммер находится в самой далекой точке круга, ринулся вперед. Кувырком вылетев из окна, Кром приземлился на ноги и бросился бежать. Он рассчитывал застать преследователей врасплох, надеялся, что его рефлексы окажутся быстрее чужацких.

Но волчий лорд оказался недостаточно проворным – или враги оказались слишком резвыми. Не успел фенрисиец сделать и шести шагов, как скиммер вновь сел ему на хвост, снижаясь, будто гигантская хищная птица, и стреляя из орудия. На этот раз несколько игл пробили доспех Крома и вонзились в спину.

Драконий Взор споткнулся и чуть не упал. Осознав, что ближайшее укрытие слишком далеко впереди, он повернул обратно, пока было ещё не поздно, и забрался в то же самое окно, из которого выпрыгнул. Теперь космодесатник понимал, что спастись не удастся. Он оказался в ловушке.

С одной здоровой рукой Кром не мог дотянуться до осколков в спине. Броня впрыскивала ему в кровоток целые реки противоядий, пытаясь справиться с токсином чужаков, но единственной вещью, удерживающей фенрисийца на ногах, была раскаленная добела ярость, пылающая в жилах. Волчий лорд не сомневался в этом и принимал гнев, как родного брата.

Он не позволил ногам подогнуться, и вместо этого проломил пинком остатки стены, разрушив их и создав новое отверстие в боковине купола. Затем Драконий Взор вызвал по воксу Беорика, поскольку ему требовалось на кого-нибудь наорать.

– И где ты? – требовательно спросил он. – Я что, один должен перебить всех ксеносов на этой планете? Русс свидетель, зачем мне тогда Волчья гвардия?!

Ответа не последовало. Оба сердца Крома колотились у него в ушах, будто состязаясь друг с другом. Скиммер по-прежнему описывал круги над куполом, и вскоре, как понимал фенрисиец, должны были появиться пешие воины темных эльдар. Космический Волк думал только о том, что необходимо встретить их стоя.

Найдя темное местечко, из которого был виден каждый вход в здание, космодесантник пригнулся и сжал болт-пистолет в правой руке; ему пришлось сосредоточиться, чтобы оружие не дрожало. Так можно будет уложить двоих, возможно, троих чужаков до того, как они поймут, где находится стрелок. Затем, когда заряды кончатся, остальные атакуют Крома и познакомятся с Лапой Змея.

Волки найдут его, окруженного выпотрошенными трупами врагов, и поймут, что здесь бушевала битва, достойная легенд. Сыны Русса будут поминать этот день на многих грядущих пирах.

Они долго будут рассказывать сагу о последнем сражении Крома Драконьего Взора.


Узкие улицы вновь опустели, чего и ожидал лорд Убийца. Для темных эльдар типично было провести внезапную атаку, а затем отступить с добычей, пока их жертвы ещё не поняли, что происходит.

«Не в этот раз», – поклялся Ульрик.

Он не слышал ничего, кроме рева турбин «Раската грома»; тень летательного аппарата в форме волчьей головы на мгновение затмила свет, промелькнув над космодесантником. Это был «Грозовой волк», транспортно-штурмовой корабль, способный нести в битву шестнадцать Космических Волков.

Лорд Убийца, за которым следовали пятеро волчьих гвардейцев, бегом завернул за угол очередного разрушенного жилблока. Там их уже ждал приземлившийся «Грозовой волк», почти заполнивший собой тесную плазу. Окутанный клубами собственных выхлопных газов, он выглядел потрепанным, но непреклонным; таким же, как и всегда.

Его пилот, Роган Погибель Медведей, – краснолицый и грузный железный жрец, отрастивший грандиозную бороду, – ухмыльнулся Ульрику из кабины, опуская десантную рампу. Жестом приказав боевым братьям подниматься на борт, волчий жрец с радостью увидел, что на плазу стекаются все новые космодесантники, больше, чем он рассчитывал.

Трое из них носили эмблему Солнечного Волка: это были волчьи гвардейцы Крома Драконьего Взора, но среди них не оказалось ни самого Свирепого Глаза, ни Беорика Клыка Зимы.

Один из воинов, Берегельт, подошел вплотную к верховному жрецу.

– Ты отправляешься на корабле выручать пленников темных эльдар, – утвердительно произнес он.

– Здесь был Великий Волк, – напомнил Ульрик. – Если они забрали его…

Берегельт дерзко перебил Убийцу.

– Мы летим с тобой.

– У меня столько Волков, сколько нужно! – зарычал на него волчий жрец.

– Они прижали нашего волчьего лорда, – упрямо продолжал воин. – Беорик ведет стаю ему на помощь, но я боюсь, что братья не доберутся туда вовремя, особенно если в этих руинах имеются врата в эльдарский лабиринт.

– Возможно, именно это привело сюда Великого Волка, – кивнул Ульрик. Его не удивило, что Берегельт знает о подобных вещах. Волчьи гвардейцы служили долго и видели множество разных диковин.

– Ты собираешься последовать за темными эльдар через эти врата, – воин снова говорил утвердительно. – Лорду Крому хотелось бы, чтобы его Волчья гвардия оказалась на твоем корабле.

«И как же так вышло, что Кром оторвался от своей Волчьей гвардии, – хотел прорычать Убийца, – даже после того, как я предостерег его от опрометчивости?»

Впрочем, Ульрик сдержался, решив, что сейчас неподходящий момент.

– Ну, ладно, – угрюмо согласился он и отвернулся.

Поднявшись на борт ждущего «Грозового волка», верховный жрец предоставил Берегельту и другим Убийцам Змиев поступать по собственному усмотрению.


Они набросились на Крома из ниоткуда.

Драконий Взор проклинал их, проклинал осколки в спине и нейротоксин в крови, но больше всего проклинал самого себя за все свои слабости. Он невольно закрыл глаза, лишь на секунду, но врагам хватило этого для удара.

Стеснение в груди, вызванное ядом, затрудняло дыхание. Пульс стал неровным, вторичное сердце лихорадочно стучало, пытаясь компенсировать отказывающее основное. Волчий лорд молился, чтобы чужаки нашли его поскорее, иначе он мог умереть и лишиться момента яркой славы.

Кром не помнил, как привалился лбом к полуразрушенной стене. Авточувства предупреждали о резком падении температуры в куполе, но облаченный в броню фенрисиец почти не заметил этого. Он откинул голову и судорожно вздохнул лишь после того, как холод проник в легкие. Резко открыв глаза, космодесантник обнаружил, что его окружили ксеносы.

Они отличались от всех темных эльдар, виденных им прежде.

Эти создания обладали таким же телосложением и чертами лица, но кожа их была эбеново-черной, а не молочно-белой. Её покрывали татуировки, текучие, как масло, сливающиеся в один омерзительный узор за другим. Существа были обернуты в палевые одеяния, запятнанные кровью и воняющие смертью; Кром понял, что они сшиты из нескольких слоев содранной кожи.

Чужаки рубили и кололи Свирепого Глаза клинками в форме серпов, действуя ими, как хирурги скальпелями, но также вцеплялись в него когтями и зубами.

Драконий Взор выронил пистолет, так и не сумев им воспользоваться, зная, что шанса, скорее всего, больше не представится. Он выхватил топор, не зная точно, сколько ксеносов ему противостоит – в один момент казалось, что их только трое, в другой Кром был уверен, что врагов пятеро или больше. Казалось, что они появляются из теней, окружающих фенрисийца, и пропадают в них.

Тени

Когда-то давно волчий лорд всё же слышал рассказы о таких созданиях. Кажется, это Ульрик упоминал их во время обучения Крома?

«Басни простых смертных, – подумал тогда фенрисиец, – которыми они пугают своих детей».

Как же верховный жрец называл этих полумифических существ? Теперь Драконий Взор вспомнил: ночными извергами!

Ходили слухи, что они могут выпрыгнуть из тени любого человека. «Может, и ко мне так подобрались?» – предположил Свирепый Глаз. Глядя, как вокруг чужаков сгущается тьма, словно они высасывают свет из окружающего мира, космодесантник готов был в это поверить.

Кром чувствовал холод, излучаемый их душами; когда он рубил ксеносов Лапой Змея, на них зачастую не оставалось следов, даже когда топор определенно проходил через плоть. Враги не уступали в быстроте обычным темным эльдар, и Драконий Взор опасался, что яд в крови замедляет его, но дело было не только в этом. Казалось, что эти создания и есть тени.

Волчий лорд ревел на них, пока не охрип, швырял в чужаков все известные ему проклятия. Фенрисиец называл их трусами, требовал, чтобы они сражались один на один, как подобает воинам. В ответ раздавалось только гнусное шипение, а клинки и когти продолжали рассекать плоть космодесантника леденящими касаниями.

Он сражался неистово, как никогда в жизни, почти забыв об усталости и затрудненном дыхании. Броня накачивала Крома стимуляторами, но ничто не могло сравниться с естественным экстазом битвы. И всё же, его усилия оставались тщетными; хуже того, Свирепому Глазу представлялось, что существа с кожей из теней сдерживают себя. Ксеносы уже могли бы убить Волка, но вместо этого забавлялись с ним.

Разъяренный этой мыслью, Драконий Взор с новыми силами закрутил инеистым топором и расхохотался, ощутив наконец, как оружие врубается в плоть и раскалывает кости. После этого шипение чужаков изменилось, они казались оскорбленными, словно имели на это какое-то право. Несколько врагов исчезли, остались лишь трое, вставшие полукругом перед космодесантником. Подняв когтистые руки, они направили их на Крома, будто копья.

Волчий лорд успел сделать ровно один шаг навстречу, прежде чем на него обрушилась новая волна леденящего холода.

Свирепый Глаз попытался закрыть лицо свободной рукой, но понял, что не может. Ночные изверги вновь окружили парализованного космодесантника всей толпой, даже более многочисленной, чем прежде. Ксеносы вырвали Лапу Змея из его беспомощных пальцев, и на мгновение Кром подумал, что ему отрубят голову собственным топором, но враги задумали нечто похуже.

Чужаки окружили фенрисийца, схватили его и наклонили назад, после чего подняли грузное тело в доспехах на плечи. Драконий Взор завыл бы от такого унижения, если бы у него не были заморожены легкие.

Холод – или яд? – уже заползал в мозг, лишая волчьего лорда одного чувства за другим. Космодесантник мысленно проклинал жалкую судьбу, собственное унижение и превращение в ничтожного пленника. Помимо этого Кром Драконий Взор ничего поделать не мог, и ледяные тени сомкнулись над ним.


Ульрик сидел в пассажирском отсеке «Раската грома» рядом с Олавом Бранном, Берегельтом и Леориком Рваным Ухом, руническим жрецом. Последний присоединился к отряду по распоряжению Убийцы, на случай, если возникнет нужда в его уникальных талантах. Отфильтровав оглушительный рев двигателей «Грозового волка», космодесантник связался с Асгир на орбите. До этого он приказал госпоже капитану «Канис Пакс» непрерывно сканировать заброшенный город и сообщать ему о результатах.

Вижу их, верховный жрец, – доложила женщина. – «Яды», скиммеры темных эльдар, во всех секторах. То пропадают, то появляются… Не могу на них навестись…

«Славься, Всеотец, – подумал Ульрик, – у нас ещё есть время».

Визуальный контакт, скиммер, – воксировал из кабины Роган Погибель Медведей, – осуществляю погоню. Но в маневренности нам с ним не сравниться, он постоянно пролетает возле зданий, даже сквозь них. Если захочет уйти от нас, то просто…

Верховный жрец, – вмешалась Асгир. – Ещё кое-что. Три сигнала приближаются… нет, занимают позиции вокруг вас, выравнивают курс и скорость относительно ваших.

– Тау? – предположил лорд Убийца.

Определяю их как штурмовые корабли «Манта», – подтвердила госпожа капитан.

«Темные эльдар для них такие же враги, как и для нас, – решил волчий жрец. – Тау наблюдают за нами, ждут наших действий. Скорее всего, они предполагают, что мы скоро перестанем быть для них проблемой».

Зубы Русса! – внезапно вскрикнул Роган, резко бросая «Грозового волка» в разворот с креном.

В ту же секунду Асгир сообщила о новом сигнале, возникшем на её тактическом гололите. Сопровождающие данные, впрочем, казались совершенно бессмысленными.

Поднявшись с сиденья, лорд Убийца приник к узкой смотровой щели в переднем выходном люке. Разумеется, он уже не успел разглядеть ничего важного в столь ограниченном секторе обзора.

– В чем дело? – рявкнул Ульрик пилоту. – Что ты заметил?

– Там, в руинах, – ответил Роган, – какой-то… какой-то ксеноартефакт. У него были три изогнутых пилона, напоминающих когти. А потом вдруг, между ними… Нечто… Как будто я посмотрел в сердце самого варпа!

– А где скиммер?

– Влетел прямо туда… Верховный жрец, что это такое?

– Врата, – произнес Убийца. – И твои приказы остаются прежними. Наши захваченные боевые братья на борту тех кораблей. Когда следующий из них приблизится к порталу…

Ульрик переключил вокс на общую частоту, чтобы его услышали остальные Волки.

– Ты последуешь за ним туда.

Роган впервые поколебался.

– Верховный жрец, ты уверен?..

– Возможно, они забрали туда лорда Крома, – подавшись вперед, тихо произнес Берегельт.

Этот аргумент, кажется, стал решающим. Несколько Космических Волков обменялись неуверенными взглядами, но вслух никто не протестовал. Погибель Медведей тоже промолчал, но лорд Убийца ощутил, что «Грозовой волк» разворачивается.

– Мы не знаем, что ждет нас там, – предупредил Леорик.

Волчий жрец обернулся к Берегельту.

– Воксируй остальным бойцам твоей роты. Передай им, что мы входим в портал и можем не вернуться. Пусть ждут шесть часов, и затем, если кто-нибудь из нас не выйдет на связь, возвращаются в Клык.

Скорее всего, в этом приказе не было никакого смысла. После исчезновения темных эльдар и в отсутствие командира Убийцы Змиев, наверное, отыщут повод для нового сражения с тау.

«Пусть так, – подумал Ульрик. – Это уже не моя забота».

Он снова приник к узкой смотровой щели. Впереди возвышался портал, в точности совпадавший с описанием Рогана. Казалось, что артефакт ксеносов прорвал дыру в поверхности самой реальности – и даже глубже…

Даже лорд Убийца едва мог смотреть на злобное, ослепительное сияние врат, хотя его глаза были защищены dолчьим шлемом Русса. Осенив себя аквилой, Ульрик мысленно попросил Всеотца направить его. Верховный жрец, решившийся на невероятно отважный или невероятно безумный поступок, не знал, что из двух окажется верным.

«Но там может найтись Великий Волк…»

Ульрик Убийца произнес ещё одну молитву, на этот раз вслух, чтобы слышали все. Волчий жрец просил Всеотца, чтобы Он проследил за боевыми братьями там, куда они направляются, вдали от всех известных им земель. А затем в его поле зрения возник скиммер темных эльдар, нырнул в сияние и исчез там.

– Давай! – воксировал Ульрик пилоту. – Пошел! Пошел!

«Раскат грома» ворвался в извивающийся портал.

И пропал из реальной вселенной.