Гонец / The Messenger (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гонец / The Messenger (рассказ)
Vig10.1.jpg
Переводчик Летающий Свин
Издательство Games Workshop
Серия книг Истории c Вигилуса / Tales from Vigilus
Предыдущая книга В чреве зверя / In the Belly of the Beast
Следующая книга Голос в шпиле / The Voice in the Spire
Год издания 2019
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Лекс-адепт Венастра Горрод шла по узкому крытому мостику из стеклорита вместе со следовавшим за ней по пятам помощником, перьевым сервитором. Они свернули к блоку южного колесного узла между астропатическим хором и чертогом знаменитого Инфосвятого Нео-веллума. Венастра сосредоточилась, стараясь думать о переходе, а не о булькающем внизу кислотном болоте, и о шагах шедшего нога в ногу Ромбду-5ли. Несмотря на отвлеченность, Венастра совершенно не волновалась насчет доставки вверенного послания — она была адептом скрипторума, поэтому могла забыть его с тем же успехом, что и собственное имя. Песнопения и предостережения астропата, который принял внутрисистемное сообщение с Немендгхаста, до сих пор эхом отдавались у нее в голове.

Темный Король идет. Его клинок обоюдоострый.

Венастра поморщилась, затем в пятый раз напомнила себе сосредоточиться на службе и о том, чтобы достичь Инфосвятого вовремя. Не ей предстояло расшифровывать послание, отсеивать правду или реагировать на него каким-либо образом, кроме как доставить сенату Вигилуса в посыльном цилиндре. Впрочем, даже по прошествии стольких лет, она все же пыталась.

Часовые не должны пасть. Кровь Терры должна остаться неоскверненной.

Внезапно Венастра услышала быстрые, тихие шаги. Она наклонила голову. Они принадлежали чему-то покрупнее макроскита или помойной крысы, это как пить дать. В голове невольно всплыли мысли о клинках еретиков во тьме. Битва на Вигилусе, едва различимом сквозь вечную пелену болотных газов Нео-веллума, перешла в новую фазу, и ходили слухи, что в игру вступили силы Разорителя. Теоретически агенты врага могли уже проникнуть и на Нео-веллум. Крайне маловероятно, но возможно.

Путь должен остаться открытым.

Венастра тяжело вздохнула и вошла в огромный чертог. Его ошеломляющее величие наполнило адепта чувством собственной ничтожности, и важность послания померкла перед громадностью щелкающего, гудящего сердца Нео-веллума. На высоком помосте рычал Инфосвятой, недовольный количеством информации, которую ему приходилось обрабатывать, и некомпетентностью обступивших его просителей.


Vig10.2.jpg


В последнее время массивное когитационное устройство стало даже еще более раздражительным, подумала Венастра. Она ковырнула измазанный чернилами заусенец на мизинце, когда трубы машины, напоминающие органные, исторгли трель машинного канта. На холодных плитках под его гигантским корпусом собирались лужицы чернил и машинного масла. Нутро Инфосвятого представляло собой переплетение пневмотруб и мостиков, походивших на вывалившиеся внутренности смертельно раненой богомашины. Венастра знала исполинскую конструкцию достаточно хорошо, чтобы угадывать ее настроение по тембру работы механизмов. Инфосвятого не на шутку встревожил феномен, что расколол небеса, и с тех пор он пребывал в чудном расположении духа.

Венастра огляделась, удостоверяясь, что ее назойливого начальника, проктора ван Скрасса, нет поблизости, после чего подняла глаза на заволакивавшее звезды сияющее фиолетовое пятно. Это был ее грешок — смотреть на Разлом, — совершенно противозаконный, но странным образом притягательный. Хотя он едва просматривался сквозь клубящийся под стеклянным потолком дым от благовоний, Разлом ее пленял. Пленял и тревожил в равной мере.

Кошмары начались вскоре после того, как Великий Разлом помутил небеса над Нео-веллумом. Они мешали сосредоточиться, что для писцов скрипторумов было совершенно недопустимым. Луна Администратума играла критически важную роль в войне на Вигилусе. Прокторы толмачили им, что один-единственный посыльный цилиндр Инфосвятого, упавший в правильное место и в правильное время, мог поколебать чаши весов на целых театрах военных действий. Если кто-то из адептов получал астропатическое сообщение для верховного командования на Вигилусе, то отмахнуться от него они не имели права — оно получало наивысший приоритет, для чего требовалось принести положенную жертву. Один человеческий ноготь, сорванный с подушечки пальца.

Подставленный правильным образом аккуратно подстриженный ноготь будет с корнем вырван механизмами Инфосвятого, что вызовет продолжительный всплеск агонии, которая постепенно ослабнет до болезненной пульсации. Такова была цена покорности машины. Исчезнувший среди внутренних систем и шипящих поршней кусочек кератина на время успокоит машинный дух устройства. Крошечные платиновые шестеренки Инфосвятого заново откалибруют модель звездной системы и рассчитают верное огневое решение с учетом вращения планеты и ее спутника. После приснопамятного Послания с Сангва Терры адепты усвоили, что только так можно было добиться настоящего подчинения Инфосвятого. В М39, до того как в календарях появились пометки «превио» и «пост», цилиндр со свитком упал в зал Аквиларианского совета прямо к ногам адресата именно в тот момент, когда обсуждение прав на судоходные маршруты через Протоку Нахмунда накалилось до предела. Благодаря посланию удалось предотвратить дорогостоящую и потенциально еретическую войну, и с тех пор писцы Нео-веллума приносили за самые важные послания ту же небольшую жертву. У Венастры оставалось еще два ногтя, и она планировала распорядиться ими с умом.


Vig10.3.jpg


Сегодня был именно такой день. Некий «Темный Король» нес огонь и проклятье, это становилось все очевиднее. Но его можно было остановить, кем бы он ни был, а его «обоюдоострый меч» — затупить. Послание не отличалось особой точностью, как и любое чтение Императорского Таро, однако Венастра передала достаточно сообщений, чтобы догадаться — речь шла не об одной атаке, а о двух. «Часовые» упоминались во множественной форме, а Вигилус, как известно, являлся часовым миром. Как бы туманно не звучали эти слова, они все же могли скрывать в себе важное зерно.

Венастра вместе с идущим следом перьевым сервитором Ромбду-5ли почтительно приблизилась к огромному уродливому Инфосвятому и сделала почтительный реверанс. Во время подъема по спиральной лестнице, вившейся вокруг его необъятного корпуса, она почувствовала, как вся конструкция содрогнулась, будто в припадке. Выровнявшись, адепт обеспокоенно оглянулась на Ромбду-5ли. Бездумное выражение на лице сервитора совершенно не изменилось; его постоянство каким-то неведомым образом успокаивало.

Венастра одолела остаток пути к кафедре передачи и зажгла черные свечи, как делала это множество раз прежде. И вновь она услышала тот самый топот на самом краю слышимости — странный скребущий звук, а также шелест одежды — и ускорилась. Прищурившись, она поочередно нажала соответствующие смысловые руны на многофланцевом наборном аппарате когитатора, пока перед ней в черно-белых цветах не появилось первое предложение сообщения с Немендгхаста.

Внезапно шорох раздался совсем рядом. Скрежет, стук и натужное дыхание, как будто что-то ползло прямо под мостиком.

Она посмотрела вниз и увидела настоящий ужас.

Фиолетовое большеголовое существо с гребнями вдоль черепа глядело на нее чернильно-черными глазами. Оно вскинуло пару лап с тремя когтями и скинуло сервитора Ромбду-5ли вниз, в работающие механизмы когитационной машины. Той ночью Инфосвятой попировал не одними только ногтями. Слишком напуганная, чтобы кричать, Венастра Горрод соскочила на нижний мостик и бросилась наутек.

Оставшийся позади Инфосвятой зарычал, послание с Немендгхаста замигало, и ярко вспыхнула руна неактивности отправки. Затем сообщение сбросилось, и машина стала столь же неподвижной и безмолвной, как сама пустота.