Даже в смерти / Even Unto Death (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Даже в смерти / Even Unto Death (рассказ)
Bringersofdeath.jpg
Автор Майк Ли / Mike Lee
Переводчик Seraf
Издательство Black Library
Входит в сборник Несущие смерть / Bringers of Death
Год издания 2005
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Как призраки, Волчьи скауты неслись во тьму запутанных лесных троп, их усиленное восприятие было острым как лезвие бритвы. Алый луч луны играл на кромках их клинков, и смерть следовала за ними.

В ночи гортанные завывания и ревущие взрывы орудийного огня вокруг них отражались от стволов огромных деревьев. Орки были везде, вылезая из скрытых туннелей как рой муравьёв и продираясь сквозь подлесок в поисках Космических Волков. С каждой секундой какофония грохота, казалось, петлёй всё плотнее затягивалась вокруг небольшой группы космических десантников. Скафлок Слепящий Взор крепче сжал силовой меч и повёл Волчьих скаутов вперёд к зоне посадки примерно в пятнадцати километрах на восток. Орочьи рейдеры терроризировали миры сектора Вольтурна начиная с конца Второй войны за Армагеддон, вырезая десятки тысяч верных Императора и предавая огню целые континенты. Их лидер, военачальник, известный как Скаргутз Разделыватель, был так же хитер, как и жесток. Он никогда слишком долго не задерживался ни на одном мире, собирая свои силы и отступая обратно в пустоту до того, как могла бы прийти помощь. Имперскому Военному Флоту оставалось преследовать тени, и с каждым успешным набегом росли репутация военачальника – и его баивая банда. Когда орки атаковали три системы в течении стольких же лет, губернатор сектора обратился к Космическим Волкам за помощью. Команда для стремительного удара была собрана и тайно проскользнула в сектор. Быстроходные эскортные корабли патрулировали вероятные цели, ожидая приказа. Скафлок и его люди были на одном из таких фрегатов, Кровавом Орле, когда астропаты с мира-кузни Камбион сообщили, что атакованы. Они и примерно дюжина других малых отрядов скаутов спустились на планету в десантных капсулах, чтобы точно выявить вражеские позиции для дальнейшего молниеносного штурма. Скауты прокрались к множеству посадочных площадок и орочьих опорных пунктов и устанавили дистанционно активируемые маяки-целеуказатели, которые позволили бы флоту начать разрушительный начальный артобстрел сразу после прибытия.

Операция прошла согласно плану – флот достиг орбиты и начал десантирование. Затем всё полетело к чертям. Ночной воздух вибрировал от рёва турбореактивных двигателей: десантно-штурмовой корабль «Грозовой Ястреб» пролетел над лесом на малой высоте, но не стрелял, не способный отличить друга от врага при такой тьме внизу. Скафлок воздержался от варварского проклятья и снова попробовал вокс, но все каналы были заглушены резким скрипом искусственного шума. Он почти не сомневался, что флот не сможет уловить маяки-целеуказания сквозь интенсивное вокс-глушение, может быть и флотские наблюдатели также слепы. Он не мог связаться с флотом, не говоря уже о штурмовых силах, с которыми его команда по идее должна быть в соединении – все были отрезаны. Вместо того, чтобы застать орочьих рейдеров врасплох, они сами угодили в ловушку.

«Как?» – взбешённо думал Скафлок, – «Как мы могли быть настолько слепы?»

Добыча, по следу которой шли Волчьи скауты, спустилась вниз в узкий, извилистый овраг, разделённый мелким ручьём. С ветром в спину и грохотом штурмового корабля над головами, Волчьи скауты без опаски прыгнули в овраг и оказались в центре охотничьего отряда орков.

Минуту орки в таком кромешном мраке не понимали, кто оказался среди них. Нерешительность оказалась фатальна. Нервы Скафлока загудели от жажды крови и адреналина – ему и оставшимся Волкам казалось, что зеленокожие двигались как в замедленном кино. Не сбавляя темп, Космический Волк обезглавил двух орков одним взмахом своего меча и с сокрушающей кости мощью врезался бронированным плечом в грудь третьего. Воздух наполнился криками изумления и визгами боли, когда остаток группы присоединился к бою, и внезапно запаниковавшие орки начали палить куда попало и рубить всё, что движется.

Два тяжёлых орочьих снаряда сплющились о силовую броню Скафлока. Как член Волчьей гвардии великой роты он был лучше защищён, чем скауты под его командованием, и попадания лишь раздражали. Кровь шипела в энергетическом поле силового меча, когда он прыгнул на скопление орков внизу оврага. Первый из зелёнокожих поднял грубый топор, целясь Скафлоку в голову, но космический десантник пригнулся и рассёк рейдера пополам. До того, как тело коснулось земли, Скафлок уже занялся следующим орком – ударил болт-пистолетом по шишковатому черепу твари и пронзил его грудную клетку насквозь. Орк, корчась на обжигающем клинке, зажал его в предсмертных судорогах и со стоном наклонился вперёд. Скафлок упёрся в орка, пытаясь выдернуть клинок, и едва успел уклониться от взмаха третьего зеленокожего. Грубый топор скользнул по его правому наплечнику и нанёс длинную, рваную рану на задней стороне незащищённой шеи. Второй удар вгрызся ему в бок – острие топора прошло сквозь нагрудник и впилось в плоть под ним. Оскалив зубы от боли, Скафлок крутанулся на пятках, вырывая свой меч, и круговым взмахом клинка, превратившегося в сияющую дугу, снёс орку голову с плеч. В течение нескольких ударов сердца труп стоял прямо, пар шёл от прижженного обрубка шеи, потом топор выпал из бесчувственных пальцев, и мёртвый орк растянулся на земле.

За считанные мгновения битва была закончена. Шестеро Волчьих скаутов под командованием Скафлока были ветеранами более чем десятка кампаний, искусные как в обращении с мечом и топором, так и в скрытности и хитрости. Около двух дюжин орков лежали мёртвыми или умирающими в овраге, окрашивая ручей своей кровью. Пока Скафлок окидывал взглядом поле боя, Гуннар Бич Драконов, гигант даже по стандартам космических десантников, с помощью могучих взмахов своего топора валил наземь орков.

Один из зеленокожих угодил на отвал, после чего перевернулся на спину, сжимая в каждой окровавленной руке по гранате. Без раздумий Гуннар достал свой болт-пистолет и выстрелил орку в голову.

Скафлок заворчал, как только характерный звук выстрела болт-пистолета эхом прозвучал в лесу.

– Я сказал никакой стрельбы! – завопил он. Словно в ответ лес изверг жаждущие крики – орки искали стрелявшего

Гуннар издал грохочущий рык, сплёвывая пару чёрных, блестящих косточек в окрашенный тёмно-красным ручей. Огромный скаут имел привычку жевать ягоды личи, и где он только находил их в течение долгих миссий вне Фенриса – это было загадкой для всех в команде. Одна ягода была достаточно ядовита, чтобы убить нормального человека за десять секунд полных агонии. Гуннар заявлял, что их вкус улучшает ему характер.

– Пусть приходят, – огрызнулся он, поигрывая топором. – У нас отличное укрытие и тьма на нашей стороне.

– Мы здесь не охотимся на орков, Гуннар! – выкрикнул Скафлок. – Мы должны связаться со штурмовой группой и направить их от посадочных зон к более защищённым позициям – если только тем временем мы не увязнем в сражениях с орочьими патрулями. Теперь – выдвигаемся.

Не став ждать ответа, Волчий гвардеец, лидер маленького отряда, помчался вперёд, вынуждая скаутов следовать за собой.

Орки наступали им на пятки. Скафлок слышал, как позади зеленокожие задержались в овраге на несколько минут, после погоня продолжилась. Взрывы дикой пальбы бушевали вокруг по всему лесу, разбрасывая струйки грязи или разрывая на части ветви, превращая их в град щепок. Волчий гвардеец ускорился, напрягая аугментированные мышцы до предела. Только его улучшенное зрение и проворство позволили ему избежать предательских корней и низко висящих веток, что были у него на пути. Медленно, но верно Волчьи скауты начали отрываться от своих преследователей, растворяясь как призраки во мраке.


Звуки битвы взывали к Космическим Волкам как песня Сирены, всё громче и громче. Каждые несколько мгновений Скафлок закрывал глаза и полностью концентрировался на вихре звука, натренированным ухом различая звучание непохожего оружия: штурмболтеры, болтганы, плазменное оружие и характерное грохотание грубых орочьих пушек. Через пятнадцать минут имперское оружие начало замолкать. Скафлок с беззвучным рычанием оскалил клыки и заставил себя бежать дальше. Спустя ещё две минуты он больше не различал выстрелы плазменного оружия. Ещё через четыре минуты после этого всё, что он слышал, была дробь беглого болтерного огня. А потом, медленно, минута за минутой, и она сошла на нет. Вскоре ветер переменился, дуя с северо-востока, и принёс с собой запах крови. В лесу стало тихо. На последних двух километрах Скафлок окончательно перестал таиться и сорвался на спринт, молясь Руссу о том, чтобы чувства каким-либо образом его обманывали.

Волчьи скауты на полной скорости ворвались на широкий луг, что был намечен как зона высадки для штурмовой группы. Слегка покатое, травянистое поле теперь было пустошью, полной разорванной плоти и пролитой крови, смешанными с грязью. Чёрные силуэты десантных капсул торчали как покосившиеся надгробья в кровавом лунном свете, искривлённые столбами маслянистого дыма от горящего остова орочьей баивой фуры Смерть была повсюду. Рассудок Скафлока помутился от бойни. Орки атаковали со стороны деревьев, целясь в огни выхлопных устройств десантных капсул, пока они приземлялись. Отряды Космических Волков были отрезаны друг от друга ещё до того, как успели сработать аппарели.

Остаток команды собрался вокруг своего вожака, уныло смотря широко открытыми глазами на кровавую резню. Гогун вышел вперёд, угрюмо качая головой.

– Это катастрофа, – уныло прошептал он.

– Это поражение, – откровенно сказал Скафлок. – Орки использовали наше же оружие против нас, но таков путь войны. Мы видели и худшие вещи, Гогун. Каждый из нас.

– Скафлок прав, – заявил Гуннар. Его лицо было искажено злобой, но он торжественно кивнул.

– Мы проходили через более тяжёлые неприятности, чем это и, в конце концов, побеждали. Мы просто скроемся в горах и дождёмся остававшуюся роту...

Не успел Волчий гвардеец закончить, как ночь задрожала от удалённого воя ярости и боли, что отразился от брошенных десантных капсул.

Как один скауты-ветераны посмотрели на своего лидера. Скафлок жестами послал быстрый набор условных сигналов, и отряд развернулся в построение для перестрелки, молча направляясь к источнику звука. Вой донёсся с дальней стороны посадочной зоны. Пока скауты прокрадывались ближе, Скафлок поймал взглядом дюжину Космических Волков – Кровавых Когтей, судя по юной внешности и по отметкам на их окровавленной броне. Они шли, пошатываясь и спотыкаясь о сваленные трупы, пиная тела зеленокожих слева и справа, исступлённо ища не до конца сдохших тварей. Многие из молодых десантников сняли свои шлемы, и лица их исказились от горя. Скафлок махнул своим скаутам остановиться и сделал шаг вперёд.

– Рад встречи, братья Волки, – позвал он. – Мы боялись, что никто не выжил.

Головы повернулись в направлении Скафлока. Некоторые зарычали, оскалив зубы. Один Кровавый Коготь, тот, что припал к земле за грудой трупов, вскочил на ноги. Высокий, бледный от ярости с тянущимся от правого виска к спутанной, окровавленной бороде наискосок незажившим шрамом. Болт-пистолет был в кобуре, но деактивированный силовой кулак на правой руке угрожающе сжимался, пока он пристально смотрел на Скафлока и его отряд.

Кровавый Коготь шагнул навстречу Волчьим скаутам.

– Слишком мало, – ощерился он, – Благодаря таким как вы!

Слова утонули в зверином рыке – Космический Волк с пылающими от ненависти глазами бросился на Скафлока. Неожиданная атака застала вожака скаутов врасплох. Прежде чем он успел среагировать, Кровавый Коготь преодолел расстояние между ними и поразил Скафлока в грудь со звуком, подобным удару молота о колокол. Волчий скаут распластался на земле, оглушённый столкновением. Если бы поле силового кулака было активно, то его грудная клетка треснула бы как яйцо.

Красноволосый Космический Волк быстро набросился на Скафлока, снова опрокидывая его на землю.

– Трусы! – рычал он, практически обезумевший от ярости.

Прижатый телом Кровавого Когтя, Скафлок едва успел откатиться в сторону от огромного кулака десантника, ударившему в грязь в сантиметрах от его головы.

– Вы вылезли из леса, чтобы увидеть плоды своих трудов, или чтобы порыться в трупах как омерзительные вороны?

Скафлок почувствовал, что Кровавый Коготь левой рукой схватил его за горло. Удивление прошло, уступив жажде убийства, поднявшейся в его груди чёрным потоком. Его рука сама собой сжалась на рукояти силового меча, нащупывая большим пальцем кнопку активации.

– Помни свои клятвы, муж Фенриса! Русс не потерпит братоубийства, и Император следит за тобой!

Возглас донесся из тени одной из посадочных капсул, окружённой телами огромных бронированных орков. Узнавание ошеломило Скафлока как удар молотом, но именно Кровавый Коготь первым произнёс имя.

– Ротгар! – молодой десантник неуклюже встал на ноги, не обращая внимания на силовой меч, направленный ему в грудь.

Волчий жрец великой роты медленно вышел на лунный свет. Скафлоку сразу стало ясно, что жрец серьёзно ранен. Терминаторский доспех Ротгара был пробит в полудюжине мест, зазубренный обломок силовой клешни мёртвого орка торчал у него из груди. Лицо было смертельно бледным, красные капли блестели в его серой бороде. То, что он вообще до сих пор не умер, само по себе было свидетельством легендарной доблести Волчьего жреца.

– Рад встрече, Слепящий Взор, – сказал Ротгар, обнажая блестящие, окровавленные зубы, – поздновато для битвы, хвала примарху. Что можешь сказать?

– Нас заманили в ловушку, – просто ответил он. – Как только штурмовая группа приступила к десантированию, чёртовы орки начали как-то глушить все вокс-частоты. – Волчий скаут воздержался от проклятья. – Вы и эти Кровавые Когти по-видимому всё, что осталось от команды, чьё место посадки было здесь.

– Наша капсула дала сбой во время спуска, и мы приземлились около десяти километров севернее посадочной зоны, – сказал красноволосый Кровавый Коготь. – Лес кишел орочьими патрулями. Нам пришлось бороться на каждом шагу, чтобы добраться сюда. Двое наших братьев и наш командующий Волчий гвардеец были убиты.

– У орков было больше времени для исследования местности, чем у нас. Если мы смогли найти лучшие посадочные зоны в секторе, значит и они тоже, – предположил Скафлок. – Но я никогда не видел, чтобы орки демонстрировали такое терпение и осмотрительность. Здесь нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Глаза Ротгара заговорщицки сузились.

– Думаю, этот Скаргутз честолюбив. Он не Газкулл, но и не простой военный вождь. Я думаю, что у него есть свой план объединения орочьих банд в этом секторе под своим флагом. Сумей он доказать, что может атаковать куда ему вздумается и побеждать всё, что Империум сможет обрушить в ответ, то они присоединятся без колебаний.

– И теперь, когда он пустил нам кровь, он отступит с Камбиона со всеми собранными трофеями и начнёт подстрекать другие банды, – надо признать, что ход довольно умён, хотя признавать это было для Скафлока как нож в сердце.

Скафлок заставил свой гнев и чувство вины уйти в сторону и попытался придумать, как спасти ситуацию.

– Хорошо, – сказал он Волчьему жрецу. – Орки пока нас отрезали, но наш флот не сидит без дела. С каждым пролётом, что они делают над планетой, их наблюдатели получают более чёткую картину того, где у орков скрыты посадочные площадки. Орки не могут глушить вокс вечно – им нужен канал для собственной координации почти также как и нам. Наверняка они будут выжидать пока силовые ячейки на наших маяках-целеуказания иссякнут, после чего начнут собственный вывод войск. Тем временем, Къярл присмотрит за вами в одном из наших палаточных лагерей, а мы со своим отрядом определим местонахождение главной орочьей базы. Когда глушение прекратят, мы сможем связаться с Лордом Халданом и скоординировать ответный удар до того, как Скаргутз сбежит.

Къярл в отвращение покачал головой.

– Ты до сих пор не понял?

– Да откуда ему знать? – угрюмо сказал Ротгар. Когда он повернулся к Скафлоку, выражение его лица было более скорбным, чем раньше. – Ты когда-либо слышал, чтобы Халдан Железный Молот дозволял другому возглавлять штурм вместо него? Он высадился вместе с нами в первой волне, мальчик. Твой лорд лежит где-то в куче трупов. Скафлок подавил свой гнев и чувство вины и задумался, как спасти ситуацию.


Последний рубеж лорда Халдана и его Волчьих гвардейцев был на низком бугорке около своей посадочной капсулы. Они бились как волки, загнанные в угол, как герои древности, но их победили одного за другим.

Терминаторская броня Халдана не была разрублена на куски, как ожидал Скафлок. Она была вскрыта. Самого же тела Волчьего Лорда поблизости не было видно.

Къярл не скрывал слёз ярости, текущих по лицу.

– Что они сделали с нашим лордом?

Космические Волки разделились, так как Ротгар медленно и болезненно следовал за ними. Боль в его глазах от представшей картины не имела ничего общего с болью от ранений.

– Они забрали его, – прохрипел жрец.

– Почему? – спросил Къярл.

– Должно быть, орки намериваются отдать его как трофей своему главарю, – отвечил Скафлок, сдерживая свою ярость. – Голова Волчьего Лорда будет грандиозным подарком для такого амбициозного военного вождя, как Скаргутз.

– Это означает кровавую месть, именем Русса! – Къярл вскинул кулак и вызывающе завыл в небеса. Остальные Кровавые когти последовали его примеру, от мощи их криков волосы на загривке Скафлока встали дыбом.

– Мерзкие зеленокожие попрали честь нашего лорда, – орал Къярл. Он повернулся к Ротгару. – Услышь меня жрец, клянусь, что я и моя стая найдём лорда Халдана и вернём честь нашей роте и горе любому орку, что встанет у нас на пути.

– Не будь идиотом, – холодно возразил Скафлок. – Ты пройдёшь не больше километра, прежде чем орки убьют тебя.

Кровавые Когти заворчали в бессловесном гневе. Къярл повернулся к лидеру скаутов и поднял силовой кулак.

– Оставь своё бесхребетное нытьё при себе, – прорычал он. – Это вопрос чести, о которой ты ничего не знаешь.

Скафлок придвинулся к Кровавому Когтю.

– Я знаю, что вы на этой планете меньше часа, а я здесь уже три месяца. Я примерно знаю, сколько орков в этом секторе. Я знаю их тактику, их снаряжение, местоположение их баз и маршруты, которыми они вероятней всего будут следовать. Я точно знаю твои шансы, если ты будешь бросаться на всех в удерживаемом орками мире и преследовать каждого врага, попавшегося тебе на глаза.

Горячность в голосе Скафлока заставила Къярла на мгновение отступить.

– И что же ты тогда нам прикажешь делать? Скрываться в кустах и дать им уйти с телом? Как насчёт твоего долга Халдану?

– Не читай мне лекции о моём долге, щенок, – хмуро возразил Скафлок. Поймав взгляд Ротгара, он преклонил колени перед бронёй Халдана и молча поднял топор Волчьего Лорда. – Если мы надеемся отбить тело Халдана, то нам придётся сдержать наш гнев и поставить честь нашего лорда выше собственной. – Он поднял топор перед Волчьим Жрецом. – Я клянусь на этом топоре, что я найду Халдана и сделаю то, что должно.

Волчий жрец долго и пристально смотрел на Скафлока, после чего медленно кивнул.

– Я слышу тебя, Скафлок Слепящий Взор, – сказал он. – и засвидетельствовываю твою клятву.

– А я клянусь, – прошипел Къярл, – что оторву тебе голову, если ты потерпишь неудачу.

Скафлок невесело ухмыльнулся.

– Если я не справлюсь, то вряд у тебя будет такая возможность... Впрочем, да будет так, – добавил он. Теперь ты и твои люди заберёте оружие и амуницию у покойников: огнемёты, гранаты и запасные патроны к болт-пистолетам.

Къярл сердито посмотрел на Волчьего скаута, но под угрожающим взглядом Волчьего жреца проглотил свою гордость.

– Мы не задержимся, – проворчал он и пошёл раздавать приказы своему отряду.

Скафлок повернулся к Ротгару, но Волчий жрец поднял закованную в латную перчатку руку. – Я буду ждать здесь, Слепящий Взор. Не беспокойся за меня. Знает Русс, я бывал и в худших передрягах, – другой рукой он достал Клык Моркай из-за пояса. – Чтобы ни произошло, у меня ещё есть долг перед мёртвыми.

– Как и у нас, Ротгар, как и у нас...


Запах крови Халдана позволял легко идти по его следу. Даже там, где бессчетное количество орочьих ног вытоптала его, острый глаз Гогуна вычленял тёмные багровые пятна указывающие, куда несут их павшего вожака.

Скафлок приставил пару Кровавых Когтей к каждому скауту, оставив Къярла и ещё одного молодого Кровавого Когтя себе. Через несколько километров след вышел из леса и нырнул в узкую, извилистую долину, где преобладали разрозненные группки чахлых, искривлённых деревьев. Здесь по орочьему следу было легко идти, и Скафлок сразу понял, куда он ведёт.

– Там база, – сказал он Къярлу, пока они незаметно бежали по дну долины. – Маленькая. Мы нашли её пару недель назад. Вероятно, отсюда они организовывают все патрули в этом секторе, так что там наверняка будет весьма оживлённо. Я предполагаю, что орки, несущие Халдана, возьмут транспорт для доставки своего трофея Скаргутзу.

Къярл сердито уставился на Скафлока.

– Увидим, – мрачно ответил он.

За полкиллометра до базы Скафлок подал знак скаутам сойти со следа и помчался по тропе, что вела на возвышенность и позволяла хорошо осмотреть лагерь орков. Гогун и Къярл лежали по обе стороны от Скафлока, пока он изучал базу с каменистого выступа с помощью магнокуляров.

– Никаких признаков Халдана. Если бы он был всё ещё там, то орки выставили бы напоказ его тело, – сказал Скафлок, передавая магнокуляры Гогуну. – Тем не менее, есть кое-что интересное, а именно колонна крупных грузовиков, выгружающая свежие силы. И я не узнаю символику их клана.

– Как это касается Халдана? – нетерпеливо прошипел Къярл.

– В этом секторе наибольшее количество главных орочьих посадочных зон на планете, – объяснил Скафлок, – и мы всегда подозревали, что Скаргутз собственной персоной был где-то неподалёку. Хотя мы так и не смогли найти его. Тогда это казалось нам довольно странным, но теперь всё совершенно ясно – орки должны были организовать скрытую базу, чтобы спрятать глушители вокса и защитить массу своих резервных войск от начальной артподготовки. – Волчий гвардеец задумчиво изучил грузовик орков. – Держу пари, что он всё ещё там – ждёт сообщение, что засада была успешной и те грузовики приведут нас прямо к нему.

– И куда же эти грузовики нас приведут, когда мы убьём водителей? – фыркнул Къярл.

– Убьём водителей? – насупился Скафлок.

– Ты же не думаешь, что они выживут при штурме базы, не так ли?

– Мы не будем штурмовать базу, Къярл. Мы проникнем на те машины, когда они будут возвращаться на базу.

– Проникнем, – губы Къярла скривились от неприязни. – Звучит как «трусливо проползём». Не так поступают сыны Русса.

– Я не буду упрашивать тебя, Кровавый Коготь, но я буду делать всё, что приблизит меня к цели. И ты тоже, пока я здесь за главного, – взгляд Скафлока был твёрд как адамантий. – Скажи своим людям, что мы собираемся прокрасться через северные ворота базы. Пистолеты держать в кобурах, а огнемёты потушенными. Избегать боя любой ценой. Понятно?

– Понятно, – презрительно сказал Къярл и скользнул по откосу к остальным.

Гогун смотрел вслед молодому Космическому Волку.

– Хорошая трёпка приведёт мальчишку в чувство. – проворчал он.

– Сейчас на это нет времени. Я хочу, чтобы ты собрал мелта-бомбы и устроил диверсию в восточной части этого лагеря.

– Будет исполнено, – сказал Гогун, забирая магнокуляры и направляясь к откосу.

Скафлок собрал космических десантников и они направились единой рассредоточенной группой к дороге на севере базы. Космические Волки достигли грунтовой дороги почти на километр севернее базы, потом двигались на юг, пока им осталось менее ста метров до грубых ворот лагеря. Они разделились в группы по трое и залегли в укрытия возле обочины.

Сам по себе опорный пункт был коряв и прост. Неровный периметр вала из утрамбованной земли метров пять высотой был покрыт колючей проволокой и усеян маленькими минами. Грубые и неровные дозорные башни, сделанные из металлолома и разобранных транспортных контейнеров и ощетинившиеся смертельным арсеналом тяжелого оружия и прожекторами, высились за валом. Внутри же периметра стоял ужасный гвалт: разногласные вопли, рычание моторов, шум станков и, изредка, беспорядочная стрельба.

Через считанные минуты после того, как Волки заняли позицию, Гогун чуть ли не прямо из воздуха появился около Скафлока.

– Три минуты, – доложил он, после чего занял своё место.

Къярл ожидающе уставился на орочью базу.

– Что теперь?

– Когда бомбы сработают, орки подумают, что их атаковали. Кто бы ни командовал этим сбродом, полагаю, он отправит эти грузовики за подкреплением к Скаргутзу.

Не успел Къярл ответить, как цепочка бело-голубых вспышек, сопровождаемая резким треском сработавших мелта-зарядов, пробежала по южному периметру базы. Беспорядочные вспышки трассеров прорезали воздух.

– Приготовиться, – окликнул Скафлок десантников.

Прошло буквально несколько мгновений и сделанные из железного лома северные ворота открылись с мучительным скрипом гнущегося металла; восемь огромных орочьих грузовиков загрохотали по дороге в клубах иссиня-чёрного выхлопного газа.

Скафлок повернулся к Къярлу.

– Мы дождёмся последних трёх грузовиков, затем я подам сигнал и...

Инструктаж Волчьего скаута оборвал поток тяжёлых орочьих снарядов, прорезавших воздух над их головами. Сердце Скафлока замерло, когда он пригнулся и взглянул на левую часть лагеря.

Трёх космодесантников, находившихся в дальнем конце линии, каким-то образом заметили с дозорных вышек. Лучи прожекторов захватили Космических Волков с трёх разных направлений, и орки в башнях открыли огонь из всего, что у них было. Скафлок видел, как один из Волчьих скаутов встал, пригнувшись, и одним плавным движением вытащил болт-пистолет. Он двумя быстрыми выстрелами уничтожил два прожектора, превратив их в облако искр, но пока он поворачивался к третьему, выстрел орочьей пушки превратил его голову в месиво из крови, мозга и костей. Два оставшихся Кровавых Когтя одновременно вскочили на ноги, доставая оружие, и бросились к вражескому лагерю.

– Нет, – прорычал, поднимаясь, Къярл. Скафлок схватил его до того, как он успел полностью встать.

– Удерживай позицию, – требовал Скафлок, перекрикивая бурю.

– Мои люди...

– Уже мертвы, Къярл, – сказал Скафлок. Около базы Кровавым Когтям удалось залечь в укрытие вне досягаемости пушек, но толпа орков уже выбегала из ворот с высоко поднятыми, грубыми топорами.

– Ты можешь умереть вместе с ними или вспомнить о своём долге перед лордом. И что же ты выберешь?

Бессловно огрызнувшись, Къярл оттолкнул Скафлока, но остался, приготовившись двигаться.

Последние три грузовика не заставили себя ждать. Скафлок оценил скорость и расстояние, после чего крикнул – Сейчас! – и выбежал на дорогу.

Космические Волки растянулись в неровную линию и стремительно бросились на транспорты орков, прыгая на стойки и борта бронированных боков. Къярл легко приземлился справа от Скафлока, и оба устремили озлобленные взгляды назад, на уменьшающуюся в размерах базу.


Орочьи грузовики около двух часов рычали, двигаясь по грязевым дорогам и разбитым тропам, после чего внезапно повернули на старое, крутое шоссе, заваленное камнями и каким-то мусором. Маленький конвой в течение нескольких минут неуклонно поднимался в гору, а потом резко заехал прямо в скалу. Огромные двигатели грузовиков грохотали в тесном туннеле, пока конвой спускался всё глубже и глубже. Машины наконец-то остановились в гротах – полутёмных залах, заполненных выхлопными газами и эхом бедлама работающей банды орков.

Скафлок медленно отцепился от шасси автомобиля и спустился на землю. Оглянувшись направо и налево, он увидел огромную площадку, под завязку заполненную другими машинами, штабелями ящиков и группами гретчинов-механиков, заляпанных маслом. Скудное освещение создавало полосы тени от стоек с ящиками и размытые пятна от виднеющихся вдали машин. Скафлок выкатился из-под правого борта грузовика и нырнул в укрытие между двумя стеллажами с краденными транспортными контейнерами. Волчий гвардеец продолжал двигаться к самой широкой части пещеры, надеясь, что его братья смогут его учуять.

Тёмные призраки появились из теней, держа оружие наготове. Первым догнал Скафлока Къярл, внимательно следящий за тенями.

– Где это мы?

– Мы в старой шахте, где-то южнее посадочной зоны, – сказал Скафлок. – В горах этого региона таких полно. Орки, вероятно, подключились к брошенным реакторам шахты, чтобы запитать свою систему создния помех.

Волчий гвардеец нашёл Гогуна.

– Ты всё ещё можешь чуять его след?

– Его кровь как маяк. Думаю, осталось ещё немного.

– Хорошо, – обратился Скафлок с собравшимся десантникам, – Разделитесь на команды. Не стрелять без моего сигнала. Гогун, мы следуем за тобой. Гуннар, ты прикрываешь наши тылы. Идём.

Двигаясь быстро и тихо, Космические Волки оббежали пещеру по периметру и спустились в грубо вытесанный проход, уходящий вглубь склона горы. Лишь несколько шахтных ламп всё ещё работали, и темнота хорошо послужила им в широких туннелях. Они прошли мимо бесчисленных боковых ответвлений, заброшенных лифтов и галерей; несколько раз космическим десантникам приходилось искать обходные пути, чтобы избежать толп орков, попадающихся им. Каждый раз Гогун безошибочно выводил их обратно к дороге.

Эта часть шахты была отдана под офисы и спальные корпуса для работавших здесь в нижних туннелях шахтёров. Космические Волки услышали доносящиеся сверху звуки бурного веселья, и Скафлок почувствовал, как в его сердце закипает ледяная, чёрная ярость.

Коридор впереди заканчивался двойными дверями, ведущими в огромный прямоугольный зал, вырезанный в скале. Когда-то он был шахтёрской столовой, но сейчас его заполняли орки, празднующие разграбление Камбиона. Несколько сотен зеленокожих отрывали куски кровавого мяса и пили эль из железных бочек, громко хвастаясь своей боевой удалью.

В дальнем конце комнаты располагалась кафедра, откуда жрецы Экклезиархии проповедовали верующим во время еды. Теперь там стоял грубый трон из чёрного железа, где сидел невероятно огромный орк, закованный в броню и окружённый телохранителями.

У подножия трона лежало окровавленное человеческое тело, раздетое до чёрного исподнего космодесантников. Под пристальными взглядами Волков Скаргутз Разделыватель наступил бронированным сапогом Халдану на грудь, как охотник, позирующий со своим трофеем.

Десантники не издали ни звука, но Скафлок чувствовать их ярость, раскаляющую воздух как кузнечный горн. Къярл, обнажив клыки, неотрывно смотрел на Скаргутза.

– Здесь всё и закончится, – сказал он, пробуждая силовой кулак.

Скафлок молча кивнул.

– В конце концов, время скрытности подошло к концу, – ответил он, переходя на язык своей родины. – И пришло время сломанных мечей и разбитых щитов, кровавой гибели и скорбной песни стали. Халдан следит за нами, его честь в наших руках. И пусть никто не дрогнет, пока не исполнен долг.

Высоко подняв морозный топор Халдана, Скафлок бросился в открытые двери, и в то же мгновение зал наполнился воем Космических Волков.

Орки около дверного проёма тупо таращились на Космоволка, поражённые его внезапным появлением. Скафлок прыгнул вперёд, взмахнув морозным топором по широкой дуге и кромсая туловища трёх зеленокожих перед собой. Гранаты пролетели над его головой, и множество болтов взорвались в плотном ряду орков. Со злобным шипением полдюжины потоков жидкого огня сожгла десятки визжащих зеленокожих; их гранаты и боеприпасы взрывались от перегрева, внося свою лепту в бойню.

Орк с топором в руках забрался на стол и тут же получил пулю в рожу от Скафлока. Дистанция была настолько близкой, что реактивные снаряды не успевали прийти в боевую готовность и, пробивая голову одному зеленокожему, взрывались в груди другого, находящегося за ним. Ещё одна тупая тварь атаковала его справа; Волчий скаут поднырнул под дикий замах зеленокожего и отрезал ему ноги косым ударом топора.

Смятение пронеслось по залу. Толпа зеленокожих отшатнулась от огня и бойни к дверному проёму, многие исступлённо стреляли в спины тех, кто пытался устроить драку. Тяжёлая пуля попала Скафлоку в плечо, отскочив от его брони и наполовину развернув его, но попадание лишь слегка замедлило его бешеную атаку. Орки расступались перед ним, а те, кто был недостаточно быстр, расстреливались в упор или разрубались как дыни ударом топора. Скафлок смутно ощущал, что Къярл сражается около него, прикрывая ему спину и стреляя в отступающую толпу.

Внезапно отступление орков прекратилось и море зеленокожих хлынуло назад, а Скафлок оказался лицом к лицу с телохранителями Скаргутза.

Рыча, бронированные орки открыли огонь по наступающим Космическим Волкам. Ещё две пули попали Скафлоку в грудь, сплющившись о нагрудник, и идущие за ним кричали, когда остальные снаряды нашли себе более уязвимые цели. Скафлок вскинул свой болт-пистолет и выстрелил в приближающегося телохранителя, но заряд отскочил от бронированного черепа орка, не причинив ни малейшего вреда. Затем две стороны смешались друг с другом, и хоть какая-то видимость порядка уступила хаосу рукопашной.

Скафлок прыгнул к ближайшему телохранителю, взмахивая морозным топором в сторону орочьей силовой клешни. Острый клинок прорезал соединения металла и плоти, отсекая руку по локоть с фонтаном крови. Орк согнулся от боли, и Волчий скаут вогнал болт ему в раскрытую глотку, вышибая мозги. Он выскользнул из-под падающей бронированной туши, но тут же получил удар в грудь, выбивший воздух из лёгких и затопивший его сознание волнами испепеляющей агонии. Скафлок упал на землю и конвульсивно дёргался от боли, пока гибкая фигура в чёрных доспехам перешагивала его, целясь пистолетом с длинным дулом ему в голову. Лицо ксеноса было спрятано под личиной ухмыляющегося черепа. Его чёрная хитиновая броня была покрыта рунами из свернувшейся крови и квадратами профессионально содранной кожи, шелестящими как листы пергамента на острых крюках, висящих у него на талии. Бесстрастная часть мозга Скафлока узнала в обрывках плоти освежёванные лица человеческих детей.

Разум Волчьего гвардейца закрутился. Тёмный эльдар? Здесь? Он слышал истории об изгнанниках из скрытого мира – Коморры, предлагающих свои навыки воителям в обмен на награбленное – обычно в виде живой плоти, для утоления жажды ксеносов-садистов. Теперь-то Скафлок понял, откуда у Скаргутза такое мощное устройство для глушения вокса и ужаснулся мысли о том, сколько невинных жизней поганый ксенос потребовал за это.

– Вы так..плохо меня позабавили, – сказал тёмный эльдар. Слова выходили булькающими, как влажный скрип из изувеченных лёгких. Ксенос хлестнул в воздухе длинным шипастым бичом из тёмной блестящей стали. – Но не переживайте. У вас будет ещё много возможностей развлечь меня за грядущие месяцы.

Внезапно на тёмного эльдара обрушился шквал болтерного огня – снаряды летели к его груди и голове, но буквально растворялись в мерцающем воздухе, будто бы поглощённые самой пустотой. Из свары ближнего боя Гогун и шестеро Кровавых Когтей с высоко поднятыми, окровавленными цепными мечами набросились на воина ксеносов.

Чужой проскользнул сквозь Космических Волков как ртуть, стегая своей шипастой плетью. Одного по-змеиному быстрого удара было достаточно, чтобы парализовать космического десантника волнами боли, а второй раздирал нервы и нёс мучительную смерть. Три Кровавых Когтя пали, не нанеся ни единого удара, остальные набросились на тёмного эльдара, выпустив в ксеноса такое количество болтов, что разодрало бы обычного человека в клочья. Но, несмотря на их скорость и ловкость, тёмный эльдар лёгко уклонялся от выстрелов или поглощал их своим мощным силовым полем. Гогун разрядил свой болт-пистолет в голову ксеносу, но каждый болт был поглощен его сверхъестественной защитой. Тёмный эльдар небрежно приставил пистолет к лицу Волчьего скаута и выстрелил ему в глаз. Один из Кровавых Когтей с воем прыгнул на ксеноса, но чужак без усилий ускользнул из-под удара. Быстрее, чем можно уследить взглядом, он ударил хлыстом один раз, потом и второй, а потом космический десантник умер на полувзмахе.

Усилием воли Скафлок заставил работать повреждённые мышцы, поднимая собственный пистолет и посылая болт за болтом, в то время как тёмный эльдар обвил кнутом горло ещё одного Кровавого Когтя. Каждый снаряд исчезал также, как и предыдущие, пока ослепительная вспышка не окутала чужака, и силовое поле со звуком раската грома в конце концов не перегрузилось. Тёмный эльдар пошатнулся, и Волчий скаут увидел рваную дыру в его нагруднике.

Мерзкая тварь извергла вопль ярости и булькающий, визжащий поток проклятий, а Къярл вырос у неё за спиной, сжимая её шлем в силовом кулаке и отрывая голову ксеноса от бронированных плеч.

Скафлок перевернулся на живот и попытался встать на ноги. Его мускулы дёргались и сокращались от воздействия хлыста, невыносимая боль терзала его грудь. Потом огромный кулак сжал его руку и поставил на ноги.

– Всё ещё...не...повержен, – еле переводя дух, сказал Къярл, показывая волчий оскал. Его броня была пробита в дюжине мест и покрыта свежей и запёкшейся кровью, но его глаза свирепо сияли.

Волчий скаут постарался сфокусироваться и оглядеться. Более половины зала пылало, и груды трупов лежали от дверей до кафедры. У подножия своего трона Скаргутз и горстка орков билась с потрёпанными остатками отряда Скафлока. Пока он наблюдал, Гуннар обезглавил одного орка ударом своего цепного меча, а затем бросился в атаку на Скаргутза, целясь тому в колено. Высекая искры, острые зубья меча соскользнули с бронированного сочленения. Волчий скаут отскочил для очередной атаки, но недостаточно быстро. Военный вождь поймал Гуннара силовой клешнёй на середине прыжка и перекусил пополам.

Скафлок зарычал от боли и ярости, отталкивая Къярла, и нетвёрдой поступью направился к Скаргутзу, ускоряясь с каждым болезненным шагом. Его болт-пистолет громыхнул и дёрнулся в его руке; два орка упали с неровными дырами в груди, а третий снаряд пробил ногу Разделывателя, прежде чем кончились боеприпасы. Он отбросил пустой пистолет и взял морозный топор двумя руками.

– Скаргутз Разделыватель, пред тобой твоя погибель, – прокричал он, – Ты навлёк на себя праведный гнев Всеотца и возмездие грядёт!

Военный вождь повернулся с удивительной скоростью, отбрасывая двух десантников взмахом своей клешни. Скафлок бросился вперёд, прокатываясь между массивных ног орка и подрезая его колени. Поршни и гидравлические линии взорвались; суставы и мускулы не справились – Скаргутз с грохотом упал. Огромный орк пытался перевернуться и ударить клешнёй, но Къярл поймал её окровавленные лезвия силовым кулаком. Мгновение воины сражались, и ни один не мог побороть другого, пока, наконец, с мучительным скрипом гнущегося металла силовая клешня не заискрилась и поддалась.

Скафлок бросился вперёд, держа двуручным хватом морозный топор.

– Когда родня Моркаи потащит твою душу мимо Зала героев, скажи им, что именно топор Халдана Железного Молота убил тебя! – Орочий рёв оборвался, как только опустился морозный топор, и голова Скаргутза укатилась с кафедры к ногам Волчьего Лорда.

Къярл посмотрел вниз на мёртвого Разделывателя, его плечи тряслись от напряжения.

– Свершилось.

– Ещё не совсем, – сказал Скафлок. Он махнул выжившим Космическим Волкам – одному скауту и двум Кровавым Когтям. – Следите за дверью, – потом он обратился к Къярлу, – Давайте расчистим стол, чтобы положить тело нашего лорда, а трупы его врагов свалим у его ног.

Они поставили стол на кафедру и возложили на него лорда Халдана,затем раскидали мёртвых врагов вокруг. Когда Къярл положил труп тёмного эльдара к остальным, то неожиданно нахмурился.

– Это ещё что?

Скафлок смотрел, как Кровавый Коготь вытащил из пояса чужака маленький серебряный предмет, поверхность которого мерцала бледно-синим.

– Какой-то пульт управления? – предположил он.

– Возможно, – сказал Къярл и раздавил его силовым кулаком. Внезапно Кровавый Коготь напрягся, его рука потянулась к уху.

– Статика! – сказал он, – я слышу статику в своей вокс-бусине! Это устройство контролировало глушитель вокса.

Один из Кровавых Когтей крикнул из дверного проёма.

– Зеленокожие собираются в конце коридора! Они будут здесь через несколько минут.

Быстро размышляя, Скафлок начал рыться в своих сумках. У него всё ещё было три маяка-целеуказателя, которые скауты не успели установить.

– Пара минут это всё, что нам нужно, – сказал он, доставая маяки и нажимая руны активации. – Скоро эта база будет погребальным костром для нашего лорда и концом вторжения орков на Камбион.

Тень упала на Волчьего гвардейца, пока он работал. Скафлок мельком взглянул вверх и увидел оценивающе смотрящего Къярла. Через мгновение Кровавый Коготь поборол себя и заявил, – Видимо, я недооценил тебя, Скафлок. Ты более храбрый человек, чем я о тебе думал, и настоящий сын Русса.

Скафлок ухмыльнулся и устало вскинул руку, салютуя. – И ты хорошо дрался, Къярл Тёмнокровный. Я обязан тебе своей жизнью. Я надеюсь, что скальды будут петь о наших подвигах долгие годы.

– Как и я, да будет на то воля Русса, – сказал Къярл, улыбаясь. – Говоря о которых – полагаю, у тебя нет плана отхода? – Почти вся комната пылала, по каменным стенам бежали потоки огня. Жара и дым всё усиливались, начиная действовать даже на Космических Волков.

– Слушай, – Скафлок оскалился.

С огромной высоты донеслись тяжёлые удары, как стук в огромный барабан. Каждый был громче, чем предыдущие.

– Бомбы, – сказал Волчий гвардеец.

Из дверного проёма один из Космических Волков выкрикнул, – Орки отступают!

– Я не сомневаюсь, что они хотят быть похороненными заживо не больше, чем мы, – Скафлок взглянул на Къярла, – Готов?

Глаза Къярла расширились. – Ты хочешь пробиться сквозь толпу паникующих орков наружу, чтобы попасть под бомбы?

– Конечно, – Скафлок поднял морозный топор. – Я лучше попытаю счастья с бомбардировкой, чем рискну встретиться с яростью Ротгара, не вернув ему вот это. Он проклянёт мою душу до конца времён!

Къярл Тёмнокровый запрокинул голову и завыл, смеясь, – Веди, брат, – сказал он, похлопав Скафлока по плечу. И с последним салютом своему падшему лорду Космические Волки бросились за убегающими орками, наполняя воздух леденящим кровь и пробирающим до костей воем.