Двенадцать волков / Twelve Wolves (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Двенадцать волков / Twelve Wolves (рассказ)
Twelvewolves.jpg
Автор Бен Каунтер / Ben Counter
Переводчик Летающий Свин
Издательство Black Library
Входит в сборник Легенды Космического Десанта / Legends of the Space Marines
Год издания 2010
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

Сыны Фенриса смотрят не только в будущее, но также и в благородное прошлое, что делает мою задачу очень сложной. Не думайте, что эта сага легко сходит с моих уст или что заставить упившегося медовухой Кровавого Когтя слушать ее менее достойно, нежели болтером и цепным мечом нести погибель врагам Императора! Нет, воистину, рассказывать повести минувших лет и принуждать слушать их Братьев Волка – задача, тяжесть которой сравнима лишь с грузом моего долга.

Я слышу вас, охрипших и шумных, требующих сагу о каком-то великом сражении или подвиге, которая наполнит ваши сердца огнем. Вы кричите, что хотите услышать о том, как владыка Русс бился с одноглазым предателем! Вы требуете историй о злодеяниях Темных Ангелов, чтобы мы могли пить, есть и вспоминать наши обиды! Но я здесь не для того, чтобы по первому же зову пирующей толпы рассказывать кровавые истории. Нет, я собрал вас у этого ревущего огня в великом зале Клыка, где поколения Космических Волков праздновали победы и поминали павших, чтобы преподать урок.

Мне не нужны усиленные чувства Астартес, чтобы слышать ваши вздохи. Вы шепчете про себя, зачем нужна сага, в которой не проливается кровь врагов, и ревущие цепные мечи не разрывают плоть еретиков? Не бойтесь! В ней будет кровь. Мог бы столь старый трелл как я, разбитое и уставшее существо, которое Орден принял лишь из жалости после того, как в юности я не сумел достигнуть его стандартов, выжить здесь, сказывай я не о битвах и славе полной комнате Астартес? Мне поведали эту историю сами Волчьи Жрецы, хранители ваших душ, а им известно, как лучше всего передавать уроки, к которым в ином случае не прислушались бы.


Наша история берет начало в одной из великих битв прошлого. Умным щенкам наверняка известно об Эре Отступничества, одном из страшнейших уроков, которому когда-либо училось Человечество, когда развращенное духовенство Имперской Веры решило силой захватить власть. Это длинная и мрачная история, которую я не буду сейчас рассказывать. Достаточно сказать, что это была эпоха слепоты, страха и хаоса, когда Империум Человека находился на краю гибели, как когда-то в темные времена Гора. Среди множества печальных сказаний того времени мы остановимся на Чуме Неверия, во время которой подлец по имени кардинал Бухарис, отринув власть Императора, создал собственную империю, дабы единолично править в ней!

Хитрый и бесстрашный человек, Бухарис, тем не менее, был глупцом. Расширяя свою империю благодаря отступникам из Имперской Гвардии и армиям головорезов-наемников, он остановился на пороге Фенриса. Высокомерный до невозможности Бухарис не отступил в страхе перед Космическими Волками, называвшими эту планету, как и вы, своим домом. Нет, он послал на Фенрис свои армии, дабы завоевать его диких обитателей и изгнать Космических Волков!

Ах, да, вы смеетесь. Кто бы мог подумать, что кардинал-отступник вместе с воинством обычных людей смог бы победить Космических Волков на их родном мире? Но тогда в Клыке было очень мало Космических Волков, так как большинство из них воевало вместе с Волчьим Повелителем Кирлом Жестоким в крестовом походе на другом конце галактики. Космическим Волкам пришлось встретить армии Бухариса силами всего одной великой роты вместе с новобранцами и треллами, обитавшими в Клыке. И, тем не менее, чтобы заполонить Фенрис солдатами и осадить его крепость, Бухарис был вынужден обескровить гарнизоны своей империи. Не думайте, что Клык неприступен! Любая крепость, даже столь древняя и огромная горная твердыня как эта, может пасть.

На третьем месяце осады в одну из долин в предгорьях Клыка проникли два Космических Волка. Они должны были наблюдать за вражескими силами и устраивать диверсии, чем часто занимались Сыны Фенриса во время войны. Один из них звался Даегаланом, и был он Длинным Клыком, подобно тому опытному, облаченному в кожаные одеяния Астартес, который даже сейчас присматривает за вами с другого конца зала. Он слышал эту историю множество раз, но учтите, юные Кровавые Когти и новобранцы, он слушает ее до сих пор, так как прекрасно понимает важность сего урока. Другой же был очень похож на вас. Имя ему было Хротгар, и был он Кровавым Когтем. Мудрый и строгий Даегалан взял Хротгара себе в ученики, дабы обучить искусству войны, но из-за того, что Клык и весь Орден находились в огромной опасности, научиться ему нужно было очень быстро.

Представьте себе горную гряду в ночи – острый, как нож, голый кремень, покрытый сверкающим под звездами и лунами Матери Фенриса льдом. С нее открывался вид на широкую каменистую долину, танками очищенную от снега и укрепленную инженерами, которая подобно черной змее вилась между кремнистыми клинками предгорий Клыка. Теперь, когда вы уже там, я начинаю рассказ.

Двое Астартес приблизились к краю гряды. Один из них был облачен в плащ из волчьей шкуры, и на спине у него висела ракетная установка. Это был Даегалан. Его лицо походило на маску из дубленой кожи, изборожденное столь глубокими морщинами, что казалось, будто они были вырезаны ножом, а убеленные сединами волосы развевались на холодном ночном ветру. На наплечнике он носил символ Волчьего Повелителя Хефа Ледяное Сердце, который из гранитных залов Клыка командовал обороной крепости. Другой же, с нарисованными на наплечнике красными рваными знаками, был Хротгаром. На его бритой голове все еще краснели шрамы, оставшиеся после имплантации органов Астартес. В руке он держал цепной меч, который до того редко покидал ножны, и доспехи его все еще не украшали отметины минувших войн.

- Смотри, щенок, - сказал Даегалан. – Здесь, подобно паразитам, ползают враги, полагая, будто спрятались от наших глаз. Посмотри туда, и скажи, что ты видишь.

Хротгар выглянул из-за края гряды в долину. Темнота ночи не была помехой для глаз Астартес. Он увидел проложенную по дну долины дорогу, по которой смогли бы проехать огромные осадные орудия и военные машины, на которые возлагала огромные надежды армия Бухариса. Рабы из захваченных кардиналом миров построили бессчетное количество подобных машин, которые теперь на борту космических кораблей направлялись на Фенрис для снабжения войск. Двум Астартес предстояло не дать этой технике доехать до места, откуда бы та смогла вести огонь по Клыку.

Путь охраняло множество гвардейцев из предательских ригеллианских полков, знавших, что по нему вскоре проедут драгоценные машины.

- Я насчитал двадцать врагов, - сказал Хротгар. – Все они имперские гвардейцы и хорошо обучены - не ровня, конечно, Космическому Волку, но достаточно опасны, если откроют по нам огонь. Смотри, Длинный Клык, они возвели укрепления из мешков с песком и ящиков из-под боеприпасов, и, судя по всему, готовы к нападению. Они знают о важности своей задачи.

- Хорошо, - произнес Даегалан, - на первый взгляд это так. Но нам предстоит уничтожить их. Что, по-твоему, обеспечит нам победу?

- Вон тот, - сказал Хротгар, - это командующий ими офицер. Видишь медали и лычки на его форме? Кардинал-еретик вручает серебряный крест лишь тем последователям, которые показали себя безжалостными лидерами. На его рукаве есть знаки различия. У него в руке полевой планшет, в котором наверняка есть схема маршрута. Этот человек должен умереть первым, так как после гибели командира остальные впадут в замешательство.

Даегалан улыбнулся услышав это, явив большие волчьи зубы – отличительную черту настоящих Длинных Клыков. Да отрастят и себе подобные острые и белые клыки слушающие сию сагу и пусть рассказывают истории о сражениях вместе с остальными сынами Русса!

- Юный Кровавый Коготь, - сказал Даегалан, - как так может быть, что ты остаешься слеп, даже обладая взором Астартес? Тебе следует выучить уроки Двенадцати Волков Фенриса – великих зверей, по сей день охотящихся по горам и заснеженным равнинам нашего мира. Каждая великая рота избрала в качестве тотема одного из этих Волков, и тому есть свои причины.

Даегалан пальцем постучал по символу своей великой роты на наплечнике.

- Я ношу символ Волчьего Повелителя Ледяное Сердце. Он выбрал в качестве своего тотема Торвальда Далекоглядного, Волка, который замечает все. Сей Волк Фенриса учит нас следить за врагом, прежде чем победить его, схватив когтями за горло. Взгляни еще раз. Увиденный тобою человек действительно офицер, и без сомнения безжалостный. Но среди них есть еще кое-кто. Вон тот, который сидит на ящике из-под боеприпасов, и прислонил к нему лазган. Видишь его? Он читает в голос книгу. Даже мои старые глаза видят ее название. Это «Собрание Видений» - книга, написанная самим кардиналом-отступником, в которой собраны его безумства и ересь. Лишь наиболее посвященные его последователи, в столь же холодные ночи и перед таким же важным заданием будут читать эту книгу с подобным выражением. Может этот человек и не офицер, который в теории должен вести солдат, но он тот, кто возглавляет их на самом деле. Он их духовный стержень, тот, к кому они обратятся ради истинного руководства. Этот человек должен умереть первым, ведь когда выяснится, что даже самые посвященные из них созданы лишь из бренной плоти, тогда у них не останется никакой надежды.

Хротгар подумал над этим и увидел истину в словах Длинного Клыка.

- Тогда в бой, - сказал Кровавый Коготь. – Читающий книгу умрет первым от этих самых рук!

- Увы, но у меня остались всего две ракеты, - молвил Даегалан, - иначе я бы обрушил на них огонь и смерть отсюда. В таком случае я буду сражаться рядом с тобой. Когда ты вырвешь из него сердце, я начну убивать остальных, включая того офицера, которому ты уделил столько внимания.

Хротгар соскочил с гряды и с ревом бросился в гущу врагов. Он ринулся к духовному лидеру и оказался возле него раньше, чем гвардейцы даже успели поднять лазганы! В то время Космические Волки остро нуждались в боеприпасах для болтеров и источниках питания для цепных мечей, поэтому Хротгар собственными руками поднял читающего книгу в воздух и разбил ему голову об скалу.

- Он мертв, - раздался крик гвардейцев. – Тот, кто уверял нас, что божественный кардинал направит нас, тот, чья жизнь доказывала неминуемость нашей победы! Он мертв!

И возопили они в великом страхе.

Среди них оказался Даегалан. Он был не столь быстр, как Кровавый Коготь, но превосходил его в силе и хитрости. Он воткнул свой нож по самую рукоять в череп первого попавшегося под руку гвардейца. Еще одному он размозжил голову кулаком, а другому проткнул живот. Офицер, криками пытавшийся воодушевить людей, погиб следующим – Даегалан кинул его на землю и раздавил бронированным ботинком.

Тем, кто не был Астартес, могло показаться, что прошло всего пару мгновений, когда враги были разбиты и рассеяны. Выжившие, прокляв свою участь, бежали в заснеженную пустошь, готовые скорее встретиться с зубами и когтями Матери Фенрис нежели провести еще хотя бы миг в этой залитой кровью долине.

Двое Астартес дышали подобно пресытившимся охотой хищникам, их теплое дыхание было белым от холода. Но охота еще не закончилась. Со стороны дороги донесся звук ступающих по камням стальных ног и рев двигателя. И, прежде чем Астартес успели приготовиться, к ним тяжелой поступью вышел шагоход «Часовой».

Многие из вас наверняка видели подобные машины, и, возможно, даже сражались рядом с ними, так как они повсеместно используются в армиях Имперской Гвардии. Но этот же был совершенно другим. Две его ноги были укреплены прочными бронированными листами, а кабина, в которой прятался водитель-изменник, полностью покрыта пластинами брони. Его создали с использованием технологий, ныне позабытыми повелителями миров-кузниц, и оружием ему служили две автопушки. Его едва ли можно было назвать тщедушной разведывательной машиной. Скорее это было орудие разрушения.

- Не отчаивайся! – воскликнул стойкий Хротгар, когда перед ними возникла машина. – Тебе не нужно будет сражаться с ней, старик, ведь ты и так уже иссох и одряхлел. Я сделаю так, чтобы предатель следил лишь за мною. Тебе, почтенный, нужно будет только выстрелить из ракетной установки!

Даегалан хотел выругать Кровавого Когтя за дерзость, но у них не было времени на подобные мелочи.

Хротгар выбежал навстречу "Часовому". Он отстрелял в машину последние снаряды из болт-пистолета, и она повернулась в его сторону, пытаясь выследить в тенях долины. Но Хротгар был быстр и отважен, и даже когда могучие пушки «Часового» открыли огонь, он продолжал перебегать от скалы к скале, от кремнистого разлома до глубокой тени, и каждый снаряд бессильно попадал в камень. В это время ледяное дыхание Матери Фенрис взметнуло снежный вихрь, и Хротгар осмелился нырнуть между металлических ног шагохода. Кровавый Коготь знал, что был слишком быстр и непредсказуем для того, чтобы пилот машины мог вести прицельный огонь.

Водитель «Часового» пришел в такое бешенство, что позабыл, как это любят делать обычные люди, о настоящей угрозе, подстерегавшей его. В это время Даегалан Длинный Клык уже целился из ракетной установки – единственного оружия у двух Астартес, которое могло пробить броню машины. Вылетевшая ракета взорвалась с ужасным звуком. Задняя часть «Часового» была целиком оторвана, а пилот – смертельно ранен. На ночном холоде кровь из ран мгновенно замерзала. Но водителю не пришлось долго страдать – Хротгар Кровавый Коготь взобрался на шагоход и голыми руками вырвал хребет предателя.

- Ты мог бы подумать, - сказал Даегалан, - что своей дерзостью возмутил старого Длинного Клыка, но на самом деле ты понял урок еще одного Волка Фенриса, или, точнее, сразу двух – Фреки и Гери, Волков-Близнецов, которые были спутниками самого Лемана Русса. Видишь, как враг, сильнее нас обоих, был уничтожен благодаря нашему братству! Когда волки сражаются как одна стая, они могут повергнуть противника, который наверняка победил бы их, бейся они поодиночке. Ты хорошо выучил, даже не ведая этого, урок Волков-Близнецов!

Затем двое Астартес занялись уничтожением дороги, в результате чего стены Клыка множество дней не обстреливались военными машинами Бухариса и были спасены жизни многих Космических Волков.

В это же время сам кардинал-отступник, проклятый Бухарис, летел к Фенрису, дабы лично командовать осадой Клыка. Вы уже знаете, что это был человек, наделенный огромным высокомерием и слепой яростью, от которого страдали завоеванные миры. Он был очень жестоким и обожал в гневе давать экстравагантные наказания и совершать ужасные деяния. Услышав от подчиненного, что военные машины (которые должны были уничтожить Клык вместе со всеми его обитателями) из-за действий Астартес опаздывали к месту назначения, он впал в бешенство. Он думал, что это совершила не иначе как огромная армия Космических Волков, и, уничтожив их, он значительно ослабит защитников Клыка. «Глупец», я слышу ваши выкрики. Воистину это так, но он были также и очень опасным человеком, его глупость состояла не в неспособности достичь намеченных целей, но в неведении последствий своей жестокости. Вам, конечно, известно, что в конечном итоге Бухарису довелось встретиться с достойным соперником, но это уже другая история.

Для разгрома армии Астартес, по предположению Бухариса находившейся в предгорьях Клыка, было выслано множество подразделений Имперской Гвардии. Этих солдат отступнический полковник Гасто, главнокомандующий кардинала, отобрал из собственных ригеллианских полков. Все они верили в учение Бухариса, кои были крайне еретическими и не должны произноситься этим ничтожным языком. Солдаты верили в ложь кардинала о том, что Империум пал, и лишь подчиняясь ему, они надеялись пережить разруху. Гасто дал им танки, тяжелое оружие и командиров-наемников, которых Бухарис перетянул на свою сторону.

Эта армия покинула осадный лагерь ригеллианской гвардии и направилась к Клыку, с приказом под страхом смертной казни уничтожить Астартес.


Тем временем, закончив задание, Даегалан Длинный Клык и Хротгар Кровавый Коготь возвращались в Клык. Хотя уже наступил день, вокруг свирепствовала снежная буря, и Мать Фенрис ледяными иглами дышала на скалистые холмы. Выла ужасная метель, и ледяной град был подобен кинжалам.

- Запомни, - произнес Даегалан, ведя Хротгара по скользкому склону голого холма, - что всякая непогода делает любое суровое и неприветливое место обителью Хаегра, Горного Волка. Он воистину может выдержать все и посему обитает в столь безрадостных землях. Мы должны равняться именно на него, так как не является ли физическая выносливость Астартес оружием самим по себе, и, вставая на этот опасный путь, разве не дойдем мы быстрее до Клыка и не запутаем наших врагов?

Хротгар ничего не ответил, ведь он был еще юным и энергичным, в то время как Длинный Клык был столь приучен к тяготам и закален ледяными ветрами Фенриса, что не ощущал холод так сильно как Кровавый Коготь. Но он воззвал к Горному Волку, и со знанием того, что Сыны Фенриса были выносливыми существами, быстро помчался по холмам.

На вершине следующего холма в разрыве бури они заметили Клык. Они увидели его впервые за множество дней. Даегалан предложил спутнику остановиться и на мгновение полюбоваться Клыком.

- Этот зуб изо льда и камня, это копье, пронзающее белые небеса, не наполняет ли он твое сердце радостью, юный Кровавый Коготь?

- Воистину, - сказал Хротгар, - теперь я поражен его величественностью. Я радуюсь мыслям о том, какое отчаяние испытывают наши враги, глядя на него, ведь им нужно взбираться по этим склонам! Эти стены им предстоит пробить! Каждый из вас видел Клык, и, не сомневаюсь, представляет себе, как сложно заставить замолчать усеивающие его стены орудия или карабкаться по гладким склонам, которые охраняют врата лучше любой армии.

- Тогда ты чувствуешь, - молвил Даегалан, - вой Тенгира в своих венах! Он – Король-Волк, монарх Фенриса, и все, что находится в его власти, сияет славой и величественностью! Видишь, наглый неопытный щенок, еще один Волк Фенриса преподал нам сегодня урок.

Хротгар действительно слышал Тенгира, подобно отдаленному вою, говорящему о королевском величии Клыка, который возвышается над всеми горами Фенриса.

- И отметь также Волка, Который Крадется Меж Звезд, - продолжил Даегалан, - если взглянешь в небо над Клыком, где висят луны. Крадущийся Меж Звезд был тотемом самого Лемана Русса, и по сей день его символ носит стая Великого Волка. Отпечатки наших лап можно найти даже на самых дальних мирах Империума. Поэтому, пока мы, как и этот волк, будем охотиться меж звезд, Фенрисом будет не только эта земля, но и всякое место, где когда-либо прокладывали тропы Сыны Фенриса, где Космические Волки несли клык и огонь врагам!

Сердца Хротгара наполнились гордостью, когда он подумал о следах, которые Космические Волки оставили за пределами Фенриса. Но Астартес не могли долго оставаться на одном месте и поэтому пошли дальше. Вскоре Даегалан заметил поблизости белые клубы машинных выхлопов и понял, что недалеко отсюда были предатели из Имперской Гвардии. Он повел Хротгара в продуваемую всеми ветрами глубокую долину, остававшуюся покрытой тьмой даже тогда, когда солнце пробивалось сквозь метель. В предгорьях Клыка было множество подобных долин, в которых таились многие смертоносные твари, которыми Мать Фенрис населила свой мир.

- Я бы сказал, - молвил Даегалан некоторое время спустя, - что ты расстроен, юный Кровавый Коготь. Ты желаешь схватиться с врагом и обагрить доспехи их кровью! Но запомни, что рядом с тобой крадется еще один Волк. Ранек, Скрытный Волк, ходит повсюду невидимый, тихий и хитрый. Не презирай Скрытного Волка, юнец! Его когти столь же остры, как у остальных Волков, и, когда он выпрыгивает из теней, то наносит куда более глубокие раны!

Хротгара несколько утешили эти слова, пока он прислушивался к шуму двигателей вражеской техники и окрикам солдат. Они не могли пересечь предгорья Клыка так же уверенно, как Космический Волк, и многие из них срывались в ущелья или проваливались под тонкий лед. Ведомые страхом перед Бухарисом, они двигались довольно быстро, но платили за это собственными жизнями, и с каждым шагом армия становилась все более и более раздробленной. Хротгар представил себе, как выскакивает на них из укрытия, и улыбнулся.

- Теперь ты думаешь о том, как будешь убивать их, - продолжил Даегалан, так как он никогда не упускал возможность научить чему-то молодого Астартес. – Но спроси себя, будет ли в той бойне место для меня, твоего боевого брата? Не нужно отвечать, я ведь знаю, что нет. Я не виню тебя за это, Кровавый Коготь. Скорее наоборот, я хочу обратить твое внимание на Локъяра, Одинокого Волка. В то время, как Волки-Близнецы учат нас братству, Локъяр напоминает нам, что иногда мы должны сражаться одни. Он является тотемом Волчьих Скаутов, одиноких убийц, и теперь он может стать также и твоим символом. Каждый раз, когда ты нападаешь на врага в одиночку, ты идешь тропой Локъяра.


Наши Астартес вышли к краю долины, где она выходила на поверхность. Они увидели перед собою возведенные гвардейцами-изменниками устрашающего вида укрепления. Штыки еретиков сверкали на солнце, пробивавшегося сквозь грозовые облака. Они с дрожью ждали Астартес, думая, что из темной долины на них хлынет целая армия.

- Воздадим же хвалу Матери Фенрис, - молвил Хротгар Кровавый Коготь, - ведь она направила нам навстречу друзей! Какое это должно быть великое воссоединение! Я обниму их своими окровавленными руками и одарю счастливой смертью!

- Теперь я вижу, что битва благоволит юным и презирающим смерть, - сказал в ответ Даегалан, - и с радостью бросает старых и хитрых. Иди, брат Хротгар! Поприветствуй их, как того жаждет твое юное волчье сердце! И не забывай о Железном Волке, присматривающем за ремесленниками кузницы Ордена, в которой были выкованы твои доспехи. Верь, что твоя броня отвратит от тебя лазерный огонь и пули, и беги вместе с ним битву!

Хротгар действительно вспомнил о Железном Волке, чью шкуру не могли пробить даже зубы кракена, обитавшего в океанах Фенриса. И выскочил он из мрака долины. Солдаты тут же открыли огонь, болты и красные лучи пролетали мимо Кровавого Когтя подобно дождю из горящей крови. Но его доспехи были прочны – учение Железного Волка сослужило хорошую службу ремесленникам Клыка.

Ах, как жаль, что у меня нет подходящих слов, дабы описать Хротгара в тот кровавый час! Его доспехи были красными по грудь, а крики врагов были подобны воющей в горах снежной буре. Он перепрыгивал через возведенные предателями укрепления, и вокруг него постоянно умирали люди. Он достал цепной меч, и его зубья вгрызлись в мускулы и кости. Одному еретику он рассек горло и отбросил взмахом руки, а мгновением позже одетым в перчатку кулаком размозжил череп другому. Он разрезал их пополам и крушил ногами. Он расшвыривал их в стороны и кидал о скалы. У одного из них Хротгар отобрал лазган и вонзил в живот штык. Некоторые предатели падали от огня своих же, когда люди начали слепо палить во все стороны – им в ужасе казалось, будто из каждой тени их атакуют Астартес.

Даегалан последовал за Хротгаром в сечу. Какой-то командир предателей собрал людей для контратаки и заставил нескольких бойцов с примкнутыми штыками атаковать Хротгара. Даегалан приземлился посреди них и его боевой нож начал пожинать кровавый урожай. Он отсекал конечности и головы, а столкнувшись с офицером, схватил глупого еретика обеими руками. Он сокрушил человека, стиснув в крепких объятиях.

Гвардейцы побежали, но Хротгар еще не закончил. Нескольких он настиг за голой скалой, где те думали спрятаться. Он вытащил их оттуда, подобно гончей, достающей из норы упирающуюся добычу, и убил на месте. Когда другие начали стрелять по нему из укрытия на возвышенности, он всецело положился на свои доспехи и, презирая пули, начал лезть к ним. Хротгар поднимал предателей над головой и сбрасывал на скалы внизу.

Кровь предателей замерзала каплями вокруг ран, так как Мать Фенрис подарила Астартес день столь же холодный и яркий, как все остальные. Кровь капала подобно замороженным рубинам. Даегалан и Хротгар отдыхали посреди поля кровавых драгоценностей, столь блестящих и многочисленных, что казалось, будто это кровоточила сама Мать Фенрис. Они были измучены и тяжело дышали, подобно волкам после убийства, их дыхание было белым на холоде. Они были покрыты кровью, их лица забрызганы ей, а метки стаи и тотемы великой роты стали почти не различимы. Каждый из них тихо воздавал хвалу Матери Фенрис за охоту и даже кардиналу Бухарису за его глупость и высокомерие, ведь именно он послал сюда эту добычу.

Над ними вырисовывался Клык, в котором их боевые братья ждали новостей об успехе. Возле них лежала добыча, и все вокруг было пропитано величественностью Фенриса. Чего еще мог хотеть Космический Волк? Воистину, это был прекрасный день, и пусть у вас, щенков, будет впереди еще множество подобных охот.

- Ты хорошо сражался, брат мой, - сказал Даегалан, - меня радует то, что кардинал-отступник натолкнулся на Фенрис, ведь не будь он столь неудачлив, нам бы никогда не удалость так поохотиться прямо у порога своего дома!

- Ему стоит поставить статую в Зале Эхо, - согласился Хротгар. – Кому из обычных людей удалось сделать больше для вящей славы Космических Волков? Думаю, когда мы будем отмечать эту охоту, я подниму в его честь кружку медовухи. Они рассмеялись, и тогда до них донесся грохот двигателей, и на них упала тень. Наемники, возглавлявшие гвардейцев, были упорными людьми с отвратительным нравом, отлично разбиравшиеся в военных хитростях, и они приготовили ловушку для Астартес.

Войска, вырезанные Космическими Волками, были всего лишь авангардом той армии, которая была послана на их уничтожение. Бухарис в великом страхе послал вдесятеро больше человек, растянув до предела осаждавшие Клык силы. У них были танки – боевые машины класса «Жнец», которые больше не могут производить миры-кузницы Механикус. Шести подобным танкам удалось пережить путешествие, и теперь их орудия были нацелены в то место, где стояли Астартес.

Гвардейцев, очень уставших после тяжелой дороги через предгорья, были многие сотни, и они несли с собою тяжелое вооружение, предназначенное для уничтожения Астартес издалека – они боялись встречаться с когтями и зубами Космических Волков вблизи, и эти опасения не были лишены оснований. Их сильные и грубые командиры, избранные наемники Бухариса, были облачены в части форм и доспехов с десятков разграбленных ими планет, и каждый из них носил боевые шрамы подобно знаменам, подчеркивавшим их дикость. Они также боялись Астартес, но сумели обратить свой страх в наглость, и люди под их командованием в страхе подчинялись им.

Один из наемников обратился к Астартес через вокс-установку танка. Для подобных людей это был действительно отважный поступок!

- Астартес! – воззвал он к ним. – Благородные Сыны Фенриса! Почтенный лорд Бухарис, монарх галактической империи, не желает ссоры с Космическими Волками. Он лишь стремится защитить тех, кто находится под сенью его великодушия. Теперь, когда Империум пал, а Терра объята пламенем разрухи, лорд Бухарис обещает безопасность и жизнь тем, кто склонится перед ним! Но мы не просим вас преклонять колени! Как смеем мы, обычные люди, требовать подобного от Астартес? Нет, мы просим лишь, чтобы лорд Бухарис мог считать Фенрис одним из миров своей империи. Зачем вам нужна эта мрачная замерзшая планета, его дикие люди и штормовые океаны? Конечно, мы оставим Космическим Волкам Клык и право на самоуправление, не считая необходимой дани уважения к лорду Бухарису. Видите, вам больше не нужно сражаться. Вам больше нечего доказывать. Отступитесь и примите нашу опеку, и мы доставим вас в безопасности к Клыку, где вы сможете передать слова несравненного великодушия лорда Бухариса.

Астартес, конечно же, насквозь видели эту ложь. Космические Волки знали, что Империум был вечен и не мог пасть, и более того, они, как и вы, догадались, что Бухарис хотел уничтожить Орден и оставить Клык себе. Он без сомнений желал поселиться в нашей великой крепости и использовать, как тронный зал, палату, где восседал сам Русс вместе со свитой! На такие слова существовал лишь один ответ, и он лежал на кончике волчьих когтей и в скрежете клыков!

- Теперь, юный волк, - сказал Даегалан, - мы встретились со смертью. Мы должны радоваться, что можем взглянуть ей в лицо. Более того, мы умрем на Фенрисе, земле, на которой были рождены, где впервые бежали со своей стаей. Здесь мы превратились в сильных свирепых Астартес и были приняты в ряды Космических Волков. Теперь же мы отплатим за эту честь, избрав местом своей смерти эту землю! Как же нам повезло, Кровавый Коготь, и как повезло мне, что в мой последний час вместе со мною будет брат. И не думай, что мы умрем наедине. Я слышу рычание Лаккана, Рунного Волка, на ветру. Когда-то Лаккан ходил по Фенрису, и мудрые люди читали символы, которые он оставлял своими лапами. Это были первые Рунные Жрецы, и даже сейчас те, кто пошел по этому пути, смотрят за нами с Клыка. Они наблюдают за нашими деяниями и записывают их, так воздай же хвалу, нас ожидает достойная смерть.

Даегелан достал болт-пистолет. У него осталась всего одна обойма болт-снарядов, так как с осадой Клыка Астартес начали испытывать сильную нехватку в снабжении боеприпасами. Хротгар, в свою очередь, вновь вынул цепной меч. Его зубья были покрыты замерзшей кровью предателей, но юный Астартес знал, что вскоре они вновь обагрятся.

- Я не ищу смерть, - сказал Кровавый Коготь, - так легко, как ты, старик.

- Твоя сага будет хорошей, - ответил Даегалан, - хотя и короткой.

- Возможно, ты прав, - молвил Хротгар, и в этот миг орудия танков нацелились в то место, где посреди усеянного рубинами крови поля стояли двое Астартес. – Ты, Длинный Клык, мудр. Но боюсь, ты кое о чем забыл.

- И о чем же, Кровавый Коготь? – спросил Даегалан. – Какое же это должно быть досадное упущение, что я должен услышать о нем в момент смерти?

Теперь на Хротгара Кровавого Когтя снизошло странное спокойствие. Его зубы обратились в клыки, а глаза стали остекленевшими черными сферами охотящегося волка.

- Ты говорил о следовавших за нами Волках Фенрис и передавал мне их уроки. Ты описал двенадцать из них, каждый из которых представляет часть нашего мира или учений Волчьих Жрецов. Я все это усвоил, брат Даегалан. Но я знаю нечто еще.

- Что же это, пес! – с нетерпением потребовал Даегалан, в то время как орудия танков и тяжелое оружие гвардейцев уже было нацелено на них, ожидая лишь приказа открыть огонь.

- Я насчитал двенадцать Волков Фенрис, каждый из которых был взят в качестве тотема для одной из великих рот Космических Волков. Но здесь ты ошибаешься. Я точно знаю, что Волков было не двенадцать. Их тринадцать.

Боюсь, мне пришло время замолчать и глотнуть медовухи, чтобы согреть старые кости. Вы жаждете продолжения истории? Не сомневаюсь, вы предчувствует великое кровопролитие из тех, о которых так любите слушать. И правда, тогда случилась великая сеча. Она была ужасной, возможно, худшей из всех, что видела Мать Фенрис за все время осады Клыка. Но не мне говорить о ней. Я слышу ваш стон и вижу, как вы скалитесь от злости! Но взгляните на Длинных Клыков, сидящих в другом конце зала. Рычат ли они от неудовлетворения? Нет, ведь им известна истина. Треллу не пристало говорить о подобном. Даже древнейшие из детей Русса, могучие дредноуты, шагавшие на войну тысячелетия назад, не расскажут вам об этом.

Но, тем не менее, среди людей Гаталамора, мира, где возвысился отступник Бухарис, ходит одна легенда. Эти люди боязливы и религиозны, ведь на них пало бремя очищения своей планеты от пятна Отступничества. Но иногда они рассказывают запрещенные кардиналами своего мира истории, и среди них есть одна, которую, как говорят, привезли туда выжившие из числа сражавшихся на Фенрисе армий.

Однажды Бухарис послал войска, дабы уничтожить Космических Волков, сеявших смерть и беспорядок среди осадных сил. Армия сумела загнать Астартес в угол и к своей радости обнаружила, что это была не рота или стая, но всего один Космический Волк.

В других же источниках указывается, что их было двое. Без разницы. Вражеские танки нацелились на Астартес. Их экипажи ждали лишь приказ открыть огонь, который наверняка должен был последовать с минуты на минуту. Но затем их обуял сильнейший звериный страх, который не всегда испытывают даже очень трусливые. Стоявший перед ними Космический Волк больше не был Астартес. Практически, он был уже даже не человеком. Звериная сущность внутри него пересилила, и кругом завыли ветра, будто сама Фенрис отпрянула от него в отвращении. Из его пальцев выросли когти. Его доспехи трещали и раскалывались, когда тело внутри начало менять форму, плечи расширяться, а хребет по-звериному изгибаться. Солдаты завопили, что это был сам демон, и в великом ужасе побежали. Даже стрелки внутри танков не считали себя в безопасности от представшего перед ними кошмара.

А затем началась резня. Каждым ударом окровавленных когтей оно убивало людей. Оно вскрывало корпуса танков и разрывало на куски сидевших там бойцов. Оно пировало ими в своем безумии, и с его нечеловеческих клыков свисали куски окровавленной кожи и мяса. Солдаты обезумели от страха. Командиры армии стреляли по своим же, чтобы не дать им сбежать, но зверь избрал их своими следующими жертвами, и последний момент их жизней был наполнен ужасом и страданием.

Солдат растерзали и оставили на поживу ветрам Фенриса. Некоторые сказывают, что не выжил никто, все они были либо разорваны зверем, либо же замерзли до смерти, пытаясь спрятаться от него. Другие настаивают на том, что одному человеку все же удалось выжить, но он был безнадежно безумен, и легенда о Звере Фенриса было последним, что сошло с его дрожащих губ.

Но сия история была рассказана другим человеком, далеко от Клыка и обитающих там гордых Сынов Фенриса, поэтому больше я не буду к ней возвращаться.

Теперь же, по прошествии многих дней со времени битвы, из Клыка вышла стая Серых Охотников, чтобы отбросить гвардейцев-изменников, которые, как считали, стояли лагерем в предгорьях. Они вышли на будто бы усеянное рубинами поле, где замерзшая кровь лежала на заснеженных скалах, и братья из стаи поняли, что здесь прошла великая битва.

- Смотрите! – крикнул один из Космических Волков. – Здесь кто-то жив! Он облачен в доспехи космического десантника, но он не один из нас – у него звериная осанка и в лице его нет ничего человеческого.

Вожак стаи приказал боевым братьям прикрывать его и пошел посмотреть, кого они нашли. Приблизившись, он увидел множество разорванных на куски тел, некоторые лежали в обломках танков. На замерзшей плоти некоторых из них виднелись следы зубов.

Фигура посреди поля действительно была в доспехах Астартес, но они были разорваны на части и разрушены изнутри. Согнувшись, она тяжело дышала на холоде, будто бы только закончив охоту. Это существо уже не было человеком.

- Его коснулся Вульфен, - сказал вожак стаи. – Здесь был тринадцатый Волк Фенриса, и его жестокость нашла себе обитель в этом Кровавом Когте. Некий изъян в его генном семени должно быть остался незамеченным в процессе инициации, и теперь во время этого кровопролития он вышел наружу.

Вдруг еще один Космический Волк воскликнул.

- Здесь есть еще один боевой брат, но он мертв! Сколь же ужасны его раны! Какой чудовищной силой нужно обладать, чтобы вскрыть его доспехи, и острыми когтями, чтобы разорвать его плоть!

- Действительно, - сказал вожак стаи, - этот благородный брат был одним из разумных и выносливых Длинных Клыков, и нам нужно с надлежащими почестями перенести его тело в Клык. Увы, я знал его – это брат Даегалан, я узнал его по знакам стаи. Но посмотрите, эти раны были нанесены зверем. Его зубы пробили доспехи павшего Астартес и добрались до кости.

Вся стая была встревожена.

- Какой Космический Волк мог пойти против брата? – вопрошали они.

- Так мог поступить Вульфен, - строго ответил вожак стаи. – Это путь одиночества и безумного кровопролития. Пока охота идет хорошо, его не заботит, чья льется кровь, и этот невезучий Длинный Клык тому доказательство – когда Кровавому Когтю стало уже некого убивать, под влиянием Вульфена он бросился на брата.

Стая воздала молитвы могучему Руссу, предкам Ордена и всем погребенным в Клыке, дабы они уберегли их от участи двух Астартес. Вы могли бы подумать, что они убили зверя, но представьте себе на мгновение, что вы сами столкнулись с подобным. У вас бы точно не поднялась рука сразить подобного Хротгару, ведь несчастное уродливое существо все еще оставалось Сыном Фенриса, и убить его все еще означало лишить жизни собственного брата. Поэтому стая перенесла тело Даегелана и все еще живого Хротгара обратно в Клык. Одни рассказывали, что его вели в цепях подобно дикому зверю, тогда как другие говорили о том, что вожак вызвал Волчьего Жреца, который при помощи сильнодействующего зелья успокоил вульфена на достаточное время, чтобы привести его в Клык.

И вышло так, что Даегалан длинный клык обрел законное место среди товарищей по стае, которые погибли за долгие годы войны, и лежит там до сих пор. Что же касается Хротгара, то он был погребен схожим образом, но в келье, выдолбленной в середине самого Клыка, из холодного мрака которой ему никогда уже не сбежать.


Тихо! Прекратите звенеть пивными кружками. Не обращайте внимания на потрескивание огня. Слышите этот скрежет? Это брат Хротгар царапает стены кельи, ведь он теперь всего лишь зверь, который жаждет охотиться на животных и братьев в снегах Фенриса. Но иногда он вспоминает, кем однажды был, а также Длинного Клыка, вместе с которым сражался, и издает ужасный жалобный вой. Вы можете услышать его рев, эхом раздающиеся в самом сердце Клыка, в самые протяженные ночи Фенриса. Теперь моя история подошла к концу. Возможно, теперь вы понимаете, почему эту мрачную сагу поручили рассказывать низкому треллу, а не одному из почтенных Волчьих Жрецов или покрытых шрамами Длинных Клыков. Что может вынести из этого настоящий Космический Волк? Возможно, некоторые из вас даже поняли скрытый урок. Остальным же придется прислушаться к скрежетанию Хротгара, его вою, и тогда, наверное, вас озарит откровение. Помните, охотитесь ли вы в глуши Матери Фенриса или крадетесь меж звезд, тринадцатый Волк всегда рядом с вами.