Дело вкуса / A Question of Taste (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дело вкуса / A Question of Taste (рассказ)
QuestionOfTaste.jpg
Автор Дэнни Флауэрс / Denny Flowers
Переводчик Brenner
Издательство Black Library
Год издания 2019
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Сюжетные связи
Предыдущая книга Salvation's Crucible
Следующая книга  

Темпес Сол улыбнулся, чувствуя Движущую Силу, исходящую от старинной машинерии факторума. Даже после стольких лет на службе в Меркатор Люкс это казалось ему маленьким чудом – грубая мощь далекого шторма или пылающей звезды обуздана, чтобы зажигать мерцающий люмен или запускать химический процессор.

Пока факторум оживал, Сол бросил взгляд на начальника цеха, ища на его осунувшемся лице признаки одобрения. Однако старший мужчина выглядел кисло, как будто жевал протухший стейк из крысы.

– Вот, стало быть, и все? – произнес он. Похоже, рева машин было недостаточно, чтобы убедить его в подаче энергии.

– Да, – ответил Сол, сохраняя нейтральную интонацию. – Контракт Фундас выполнен.

Старик насупился.

– Вы уверены?  У нас уже случались перебои.

– Это было во время действия вашего прошлого контракта с Меркатор Пирос. Теперь же, когда энергию вам предоставляет Меркатор Люкс, недостатка в ней не будет. При условии оплаты счета.

– А как нам пополнять резервы?

– Вам не нужно пополнять резервы, – вздохнул Сол. В его голос закрадывалось раздражение. – Теперь факторум запитан от солнечного коллектора. Пока солнце горит, машины будут работать.

Начальник цеха что-то пробурчал, явно не удовлетворившись ответом. Он оперся на перила, глядя вниз, на ленту конвейера, куда рабочие начали загружать первую партию шлака. Сол поймал себя на том, что его взгляд сползает на середину спины человека. Было бы так просто слегка толкнуть и приятно, пусть и резко, завершить разговор.

Начальник цеха обернулся, глянув на гильдийца через плечо.

– Что, если солнца не будет? – сказал он.

– Простите?

– Я знаю, что солнце уходит по ночам, – продолжил старик, расплывшись в самодовольной улыбке. – Возможно, я и не бывал за пределами улья, но слыхал рассказы. Что прикажете мне делать, когда солнца нет?

– Солнце не… По ночам факторум будет работать на резервах, накопленных в дневное время, – ответил Сол, проглотив свое раздражение.

– А если оно не вернется?

– Если солнце останется темным?

– Вот именно.

Сол вздохнул.

– Могу лишь заверить вас, что в случае исчезновения солнца работа этого завода не будет вашей основной заботой.

Начальник цеха что-то проворчал в ответ, отвернувшись.

Сол сделал шаг вперед, опершись на перила и устремив свой взгляд на ленту конвейера внизу.

– Контракт Фундас был согласован и завизирован, – произнес он. – Если вас в чем-либо не удовлетворяют оказанные услуги, предлагаю вам адресовать свои соображения моим представителям. Но если вы не видите реальной проблемы, я полагаю вопрос закрытым.

– Гильдия Пламени снабжала это место энергией на протяжении целого поколения, – пробормотал начальник цеха. – Каждую четверть цикла нам приходилось пополнять резервы. Мы знали вес каждой бочки, сколько она может гореть, сколько можно сделать. А потом все поменялось. Никто с нами не разговаривает. Никому нет дела до людей, которые здесь работают.

Сол повернул голову, встретившись с цеховиком взглядами. Видимо, выражение его лица что-то выдало, поскольку старик отступил на шаг, нервно проведя рукой по редеющим волосам.

– Послушайте, я не хотел проявить неуважение… – начал было он, но Сол прервал его взмахом руки. Пальцы поблескивали от вживленных под кожу полосок микроцепей.

– Вы недовольны новыми договоренностями?

– Я просто не пойму, почему…

– Вы очень многого не понимаете в договоренностях, – продолжил Сол. – Поэтому я вам сочувствую. Как и вам, мне не разрешается рассуждать о решениях вышестоящих. Это может раздражать. Однако мне было поручено завершить подключение энергии, и я буду делать то, что необходимо для обеспечения успешного результата. Если вы не считаете себя способным в этом участвовать, могу лишь сказать, что восхищен вашей преданностью принципам, и протянуть вам руку.

Он вытянул правую руку, блеснув микроцепями.

Старик на мгновение уставился на нее.

– Нет… – проговорил он. – Я сознаю свое место. Не хотел обидеть.

– Если бы только Бог-Император отвечал на все подобные желания, – с натянутой улыбкой отозвался Сол. – На этом должен откланяться. У меня есть первоочередная задача, и я уже опаздываю.


Креденс Сорроу обосновался в белоснежном жилом блоке, который назвал «Мементо Мори». Большая часть строения была отведена под его плановые работы, однако тридцать третий этаж он оставил сугубо для личного пользования.

Когда запыхавшийся Темпес Сол прибыл ко главному входу в здание, его уже ожидал привратник. Было нелегко сказать, встречал ли он его прежде. Все рабы Меркатор Паллидус имели определенное сходство. Ониксово-черное одеяние и ошейник цвета кости не могли скрыть громоздких размеров тела носителя. А еще у него было что-то с глазами. Солу казалось, будто эти глаза пронзают его насквозь, глядя на мясо и кости под кожей, однако его встретили весьма радушно. Отвесив низкий поклон, здоровяк указал ему на основной лифт. И все же нельзя было не обратить внимания на отчетливый багрянец под ногтями человека – напоминание о его менее куртуазных обязанностях

Лифт беззвучно заскользил вниз, давая Солу достаточно времени, чтобы поправить свой наряд и хотя бы попытаться принять презентабельный вид. Когда полированные стальные двери открылись, его уже ждал Креденс Сорроу. Как и всегда, тот выглядел безукоризненно – каждый волосок идеально уложен, ряса безупречна. Он был облачен исключительно в полуночные цвета, исключение составляло лишь золотое кольцо-печатка с аметистом, надетое на левой руке.

– Мой дорогой Темпес, – произнес он, наклонившись вплотную и исполнив церемонный поцелуй в дюйме от щеки Сола. – Я уже начинал беспокоиться, не случилось ли с вами чего-то ужасного.

– Мои извинения, я задержался в нижнем улье.

– Это видно по состоянию вашей обуви, – отозвался Креденс. – Должно быть, вы бродили по самому дну подулья. Прошу, входите.

Сол переступил порог, и его шаги звучно отдались от полированного пола. Он бросил взгляд вниз, нахмурившись при виде незнакомого материала.

– Что-то новое?

– Дерево. Иномировой импорт, – с вымученной улыбкой ответил Сорроу. – Теперь уже понятно, что выбор ужасен: грабительски дорого и требует постоянного ухода. Но мне хотелось побаловать себя. Уверен, вы понимаете.

Он поманил Сола за собой, беззвучно заскользив через вестибюль к внутренним покоям. Сол с трудом поспевал за ним, стараясь не обращать внимания на собственные лязгающие шаги и прижимая к груди инфопланшет.

– Аврора уже здесь, – продолжил Сорроу, пока они петляли через мириад дверей. – Она только что закончила подчищать то грязное дело в Спасении и очень хочет повидаться с вами. Мы уже целую вечность не обедали вместе.

– Был же Симпозиум в Пылепадах.

– Да, но наши старшие партнеры настояли на том, чтобы самим вести разговор. Мне больше по душе, когда мы можем собраться втроем в более приватной обстановке. Потрепать языками, если позволите мне так выразиться.

Он свернул за угол. Впереди располагался главный обеденный зал, сбоку от дверей которого стояли слуги в строгих одеяниях. Ни один из них не обладал габаритами привратника, однако на каждом лице был отголосок того же выражения, что и у него. При приближении гильдийцев они поклонились, взялись за белые костяные ручки дверей и распахнули их.

Комната за ними выглядела почти по-семейному, скромный стол из полированного серебра был освещен лишь висевшим сверху изукрашенным костяным подсвечником. Однако Сол знал, как Сорроу умеет играть с пространством, используя освещение и переставные перегородки, чтобы переоборудовать комнату под свои нужды. Здесь проводились банкеты, где плотными рядами стояло по две дюжины стульев. Сейчас же их было всего три, и все они пустовали.

Нахмурившись, Сол обвел взглядом комнату. В свете свечей мало что было видно, но он все же смог различить у окна силуэт женщины, обрамленный неоновым заревом, которое исходило из Города Улья.

Когда он вошел, Аврора Дрифт обернулась и приветственно кивнула, однако ее глаза ничего не выдали. Остальную часть лица скрывал золоченый респиратор, серебристые шланги которого тянулись к емкости, незаметно закрепленной сзади на корсете. Руки покоились на церемониальном жезле, украшенном эмблемой Меркатор Темпериум.

– Рада встрече, лорд Сол, – произнесла она. – Надеюсь, вы в добром здравии?

– И я рад, леди Дрифт, – отозвался Сол, слегка поклонившись. – Как идет торговля воздухом?

– На взлете, – без тени веселья сказала та. – Я только что закончила очистку равнин Спасения. Слышала, вы отбили у Меркатора Пирос контракт Фундас? Мои поздравления.

– Они решили не подавать на него заявку. Удивлен, что вы об этом не слышали.

– Я была занята и не удосуживалась следить за вашими делами, – она спокойно пожала плечами. – Мои извинения, если обидела.

Прежде, чем Сол успел ответить, Сорроу встал между ними.

– Между друзьями обид быть не может, – с улыбкой произнес он. – Итак, не присядете ли? Я раздобыл вина из личных виноградников Хельмавра. Не спрашивайте, как я его достал. Скажем лишь, что для таких пройдох, как вы, мне ничего не жалко.

Хлопнув Сола ладонью по плечу, он развернул его к столу. Дрифт двинулась следом за ними. Сол хотел было сесть, но хватка Сорроу вдруг стала тверже, и его кольцо врезалось Солу в плечо.

– Не туда, – сказал он. – Уж поверьте, вам не хочется разбудить спящего зефа.

Рядом со стулом что-то покачивалось – омерзительный летучий мешок с зубами и коротенькими конечностями. Он храпел одновременно полудюжиной ртов, и по звуку казалось, будто в гармонике задыхается стая крыс.

Дрифт уселась рядом с тварью, рассеянно похлопывая ту, видимо, по голове. Сол сел, устроившись так, чтобы осталось место для инфопланшета, и проигнорировав слегка уязвленное выражение лица Сорроу. Из теней беззвучно возник слуга, наполнивший их бокалы. Сорроу поднял свой.

– Если позволите, я хотел бы произнести тост. За добрых друзей и вящую выгоду.

Повторив его жест, Сол глотнул бордового напитка. Тот был возмутительно безупречен. Он бросил взгляд на Дрифт. Так и не сняв респиратор, она пила через серебряную трубочку, напоминавшую хоботок какого-то гротескного насекомого. Его взгляд переместился на Сорроу, который изо всех сил старался не обращать внимания на хлюпанье.

– Ну что ж, – произнес Сорроу, устремив взгляд прямо на Сола. – Наше первое блюдо – это нечто новое. Не буду много говорить, и мы все еще играем с рецептурой, но вкус восхитителен.

Из тени вокруг стола появились другие слуги, расставившие перед ними тарелки из полированного оссеина, на которых выжидательно подрагивали крошечные порции ярко-розового мусса. Каковы бы ни были прочие прегрешения Сорроу, но его никак нельзя было обвинить в том, что он закармливает своих гостей.

Дрифт бросила взгляд на закуску, оценивая ту и слегка поправляя пальцами свой лицевой щиток.

– Жаль, что мне не убедить вас снять это устройство, – вздохнул Сорроу. – Воздух в этой комнате совершенно пригоден для дыхания. Об этом позаботились ваши же люди.

– Увы, но я должна отказаться в силу чувствительного здоровья, – отозвалась Дрифт. – Однако я очистила аромат от примесей и могу подтвердить, что остаток вполне приятен.

– Что ж, это отрадно, – улыбнулся Сорроу, а затем вновь повернулся к Солу. – А вы, друг мой? Что думаете?

– Я думал о контракте Каталла. Полагаю, вы контролируете заявки?

Сорроу цокнул языком, помахивая пальцем так, словно укорял беспутного малолетку.

– Мой дорогой друг, я пригласил вас сюда отведать некоторые из разрабатываемых нами деликатесов. Мне нужно, чтобы вы сосредоточились на вашем утонченном вкусе и дали мне конструктивный отзыв. По завершении обеда я с удовольствием обсужу ваше предложеньице, но пока что, прошу, сконцентрируйтесь на еде. Итак, как вам консистенция? Слишком плотная?


Смех Дрифт вывел Сола из ступора.

Он моргнул, концентрируясь на своем бокале. Он уже выпил слишком много: вино идеально сочеталось с основным блюдом – обожженным стейком из грокса в сливовом соусе. Пришлось признать, что тот превосходен. Ему всего раз в жизни доводилось есть настоящее мясо грокса, однако, насколько он мог припомнить, синтетическая еда была фактически идентична. Едкий привкус, характерный для трупной муки, практически не ощущался.

Он не собирался пить. Возможно, всему виной были нервы. Ему хотелось подать себя безупречно, точно попасть в такт. Впрочем, сотрапезники как будто не заметили его оплошности. Они были заняты обсуждением интерьера.

– Мне так нравится ваша люстра, – сказала Дрифт, глядя на мерцающие наверху свечи. – Это подлинный Ги-Гер[1]?

– У вас верный глаз. Ну, то есть глаза, – с улыбкой ответил Сорроу. – Да, мне посчастливилось приобрести это произведение и самому наблюдать, как художник устанавливает свое творение. Его репутация гения полностью заслужена: поистине удивительно, что он способен изготовить из человеческого позвоночника.

– Это единственная основа, которой он пользовался?

– Именно так, каждый элемент сработан вручную, – кивнул Сорроу. – Дорого, но я чувствовал себя в моральном долгу после доходов от того прискорбного инцидента в Сланцевом Городе.

– Там была утечка азота, не так ли? – вмешался Сол. – Насколько я помню, десять тысяч погибших из-за неисправного регулятора.

На лбу Дрифт появилась едва заметная морщинка.

– Я полагаю, что проблема заключалась не в регуляторе, – коротко сказала она. – Рабочие неверно рассчитали перерабатываемый объем.

– Разумеется, – кивнул Сорроу. Его лицо на миг стало мрачным, а затем вновь просветлело. – Как бы то ни было, к моей удаче, в том районе находилась размольная бригада, так что ничего не пропало.

– А эти взяты с тел? – поинтересовалась Дрифт, указывая на люстру.

– Если бы, – отозвался Сорроу. – Это было бы по-настоящему поэтично. К сожалению, плотность костей тех рабочих не подходила для такого изделия. В основном, это дом Голиаф, хотя мне кажется, что некоторые розетки вырезаны из позвонков дома Делак. Они явно лучше годятся для тонкой работы.

– Удивительно, – произнесла Дрифт. – У меня не сложилось впечатления, что у дома Делак бывают хребты.

Оба разразились неприятным смехом.

– А вы, Темпес? – поинтересовался Сорроу, поворачиваясь к нему. – Как вам главное блюдо?

– Сытно, – сказал Сол. – Итак, касательно контракта Каталла, мне бы…

– Сперва десерт, – улыбнулся Сорроу. – Позвольте, я освежу вам бокал.

– Мне хватит, – ответил Сол, но слуга оставил его возражение без внимания и долил ему напитка.

– Что на десерт? – спросила Дрифт. – Не могу поверить, что вы сможете перебить главное блюдо.

– Ах, а вот это – действительно моя гордость, – произнес Сорроу. – Думаю, оно окажется популярно среди наиболее процветающих граждан улья Прим. Изысканная мягкость и сладость, совсем чуть-чуть хрустит. Старинный терранский рецепт, возможен лишь с очищенной трупной мукой категории А.

– Отрадно слышать, – отозвался Сол. – Мне доводилось слышать весьма тревожные истории о том, как в нижнем улье всплывали зараженные партии.

– Боюсь, я понятия не имею, о чем вы, – ответил Сорроу с застывшей улыбкой. – Несомненно, всего лишь очередная выдуманная сказка из подулья. Впрочем, меня уже не слишком привлекает бизнес, ради которого надо отправляться в нижний улей. Это вы прислушиваетесь к подполью.

– Если вы хотите сказать, что я слушаю, то вы правы. Признаюсь, несколько уязвляет, что вы не оказываете мне той же любезности.

– Хорошо, – вздохнул Сорроу. – Если вы так хотите быть занудой, можем сперва заняться делами, а затем уже десертом.

Он откинулся на стуле, держа в руке бокал.

– Итак? – произнес он, кивнув Солу.

– …мы одни?

Закатив глаза, Сорроу встал со стула и направился к двери. Он ввел последовательность на неприметной панели управления, пристроенной возле косяка, после чего вернулся на свое место.

– Вот так, комната герметично заперта, – сказал он. – Прошу вас, мы можем не тянуть?

– Я хочу подать заявку на контракт Каталла, – ответил Сол. Его пальцы плясали на инфопланшете.

– Понятно, – кивнул Сорроу, откинувшись на спинку. – Увы, заявки уже приняты, и контракт почти наверняка достанется представителям Меркатор Пирос.

– Я могу выполнить его эффективнее и надежнее, – продолжил Сол, вручая Сорроу планшет. – В среднем я смогу сэкономить шесть процентов за первый же год, и это без учета возможных перебоев со снабжением. Прометиевые трубопроводы, снабжающие этот сектор, древние. Вам следует быть готовым к существенным задержкам самое меньшее трижды за цикл для их обслуживания и прочего. Если же вы будете работать со мной, я могу гарантировать надежность питания.

– Ясно, – отозвался Сорроу, мельком глянув на полоски данных. – Что ж, не стану ставить под сомнение ваши выкладки, однако с этим контрактом дело не только в цифрах. Необходимо также принимать во внимание некоторые политические сложности.

– Непотизм[2], – пробормотал Сол, осушая бокал.

– Ну, это несправедливо, – сказал Сорроу. – Если я отдам контракт вам, Меркатор Пирос могут решить перенести часть своего остального бизнеса в другое место. Половину моих хранилищ снабжает энергией семья Пьюрберн. У вас нет инфраструктуры, чтобы выполнить те контракты, а у них есть.

– Пьюрберны! – бросил Сол, грохнув бокалом. – Они худшие из всего Меркатор Пирос. Их возглавляет старик, цепляющийся за свое привилегированное положение и тем самым обрекающий улей Прим на стагнацию.

Сорроу пожал плечами.

– Может и так, однако они все еще мои деловые партнеры.

– Какое несчастье. Полагаю, одна неудачная сделка неизбежно приводит к другим.

Сорроу слегка напрягся. Это заметила даже Дрифт, которая в этот момент скармливала закуску своему дремлющему зефу. Сол уловил в ее глазах проблеск веселья.

– Я не заключаю неудачных сделок, – угрожающе спокойным голосом произнес Сорроу. – И отчасти потому, что знаю: бизнес не сводится к одним цифрам. Мой бизнес – это люди.

– А мой – энергия.

– И все же вам не хватает даже ее.

– Думаю, вы правы, – вздохнул Сол. – Возможно, мне следует поразмыслить над тем, как вести дела. Я никогда не пробираюсь наугад в поисках возможностей, как вы двое.

– Наугад? – переспросила Дрифт, приподняв бровь. – Я ничего не ищу наугад. Умный торговец создает возможности сам.

– Ах, я, должно быть, не так понял ваш предшествующий разговор, – произнес Сол, переводя взгляд с одного гильдийца на другого. – Мне показалось, это была просто удача, что размольная бригада лорда Сорроу оказалась возле сланцевого Города до – как вы там это назвали? – прискорбного инцидента?

Представитель трупной гильдии нахмурился.

– В каком-то смысле. Однако я слежу за тем, чтобы мои бригады меняли свои маршруты и глядели в оба. Так и создаются возможности.

– И ведь какая возможность выдалась, – продолжил Сол. – Низкопроизводительная станция, подверженная задержкам, с недовольными рабочими. Но стоит создать небольшой дисбаланс азота, как эти рабочие попадают, будто мухи. Сомневаюсь, понимали ли они вообще, что что-то идет не так, пока не стало уже слишком поздно. Чрезвычайно удобно.

Сорроу уже не улыбался. Выражение лица Дрифт под дыхательным аппаратом было сложно разобрать.

– Полагаю, вы хотите что-то этим сказать? – поинтересовался Сорроу.

– Всего лишь задаюсь вопросом, были ли эти смерти возможностью, на которую наткнулись наугад, или же созданной посредством соответствующих связей, – задумчиво сказал Сол, адресуя свою ремарку Авроре Дрифт. – Я так надеюсь, что это не второй вариант. Вообразите, если бы в рамках некоего гнусного заговора нечистоплотный работник Меркатор Темпериум отравил бы целый завод исключительно для того, чтобы лорд Сорроу смог собрать свои трупные квоты. Подумайте, каков скандал. Я имею в виду, этими рабочими же кто-то владел. Их гибель могла бы навлечь на Меркатор Паллидус немалый позор. Смею сказать, ведь могли бы быть наложены строгие санкции?

Сорроу откинулся на стуле, неспешно подняв глаза на костяную люстру и медленно гаснущие свечи.

– Звучит весьма похоже на угрозу.

– Это размышление. По крайней мере, пока что.

– Угрожать члену Меркатор Паллидус в его же собственном доме? – продолжил Сорроу, приподняв бровь. – Полагаю, это демонстрирует определенную решительность. Но стоит ли этот контракт риска?

– Дело не в контракте, а в том, чтобы улей Прим наконец-то проснулся и осознал, что мы можем предложить. Меркатор Люкс превосходят Меркатор Пирос, а я лучше любого из Пьюрбернов. Однако меня лишают этой возможности из-за мутных политических дел и изживших себя альянсов. Сорроу, я же знаю, что вы не глупец – вы же наверняка понимаете, что я прав?

Сорроу ответил неискренней улыбкой.

– Возможно, – согласился он. – Но вам уже следовало бы понять: не нам решать, что правильно. Верховным судьей в этических вопросах является лорд Хельмавр. Это он разрешает соперничества и конфликты, поддерживающие силу нашего народа.

– Значит, он бы одобрил мои методы.

– Вы чересчур привязаны к логике и цифрам, – пожал плечами Сорроу. – Меркатор Пирос занимает господствующее положение в бизнесе улья Прим, поскольку они уже выиграли войну идей. Важно не то, оказывают ли они услуги наилучшим образом, а лишь то, что так считается. Мнение – это истина. Статистика энергетических флуктуаций – просто статистика.

– Мнение, которое вы могли бы помочь изменить, – отмахнулся Сол. Его голос стал звучать невнятно.

– Может быть, возможно прийти к компромиссу, – предположил Сорроу. – Забудьте о контракте Каталла. В будущем найдутся и другие возможности. Если мы сделаем соответствующие шаги, то, уверен, вам можно будет предоставить столь же выгодное дело.

– Дело не в кредитах, – пробормотал Сол. Ему хотелось сказать больше, но становилось трудно думать.

– Ну, теперь уже я вас не понял, – пожал плечами Сорроу, ставя свой бокал. – Возможно, мне вино в голову ударило. Не душно ли здесь?

Сорроу попытался встать, но пошатнулся и схватился рукой за стол, чтобы сохранить равновесие.

– Почему… – произнес он сиплым голосом и повалился на пол. Сол тоже попробовал подняться, но оступился и упал, и комната завертелась вокруг него. Он захрипел, силясь сделать вдох. Что-то было не так.

На дальнем конце стола Дрифт поднялась на ноги, сжимая в руке свой церемониальный скипетр. Позади нее из-под стола вырос зеф. Он увеличился в размерах почти вдвое и продолжал раздуваться, будто опухоль. Многочисленные рты жадно всасывали воздух, лишая комнату кислорода.

– Мои извинения, дорогой лорд Сорроу, – произнесла Дрифт, глядя на упавшего представителя трупной гильдии, – но боюсь, вы размякли. С угрозами разбираются всего одним способом.

Она зашагала к Солу, постукивая жезлом по красному дереву пола, пока не оказалась перед ним, а раздувшийся зеф не повис у нее над плечом.

– Что же до вас, господин Сол, мои соболезнования. К сожалению, неудачи – это часть жизни. Но, сказать по правде, именно ваше нежелание идти на компромисс нас к этому и привело. Нам всем пойдет на пользу, если столь несговорчивого игрока убрать от стола.

Сол не ответил. Ему было нечем дышать. Свет в его глазах мерк, кольцо темноты сжималось. Он лишь смог заметить, что Дрифт склоняется над ним, возможно, желая лицезреть его последний вздох.

Его трясущаяся рука сомкнулась на ее церемониальном жезле. Он почувствовал гудение в плече, когда по нейронным цепям, нанесенным вдоль конечности, разлилось напряжение. Пальцы защипало, и ток пошел сквозь жезл.

Вопль Дрифт ласкал слух. Респиратор искрился от проходящей сквозь нее энергии, ток не давал ей разжать руку на скипетре. Сол почувствовал знакомый запах горящей плоти, но не ослаблял хватку, пока не разрядил все до последнего ампера.

Безжизненная Дрифт упала, а над ним навис ее зеф. В глазах уже все почти совсем погасло, и было трудно разобрать, какого размера зверь. Тот как будто заполнил собой всю комнату, опускаясь к нему. Многочисленные рты растянулись, и в остатках света свечей блеснули пожелтевшие зубы.

Сол знал, что у него больше ничего не осталось.

Жгучий луч света пронзил тварь, и она лопнула, будто прыщ. Кожистый мешок сморщился, выпустив в комнату похищенный воздух. Сол судорожно вдохнул и посмотрел на дальний край стола, где стоял Сорроу в элегантном респираторе, прикрывавшем рот. От лазера, встроенного в аметистовую печатку, поднимался дымок.

Он бросил на Сола взгляд, словно взвешивая варианты. Затем пожал плечами, переступил через распростертую представительницу гильдии и простучал пальцами по панели управления. Стекло открылось, и в комнату ворвался порыв прохладного воздуха.

Стиснув рукой спинку своего стула, Сол сумел подняться на ноги. Сорроу снял респиратор и глядел на Сола.

– Не хотите ли выпить рекафа на балконе? – непринужденно произнес он. – Комнату необходимо проветрить, да и я потерял аппетит.


Сол наблюдал за тем, как тело Дрифт утаскивают прочь вместе с останками ее зефа. Сорроу стоял к ним спиной, устремив взгляд на неоновый свет Города Улья.

– Вы можете от нее избавиться?

Сорроу глянул на него, вскинув бровь.

– Избавиться от тела? Думаю, это может входить в мою компетенцию.

– Я имею в виду, незаметно.

– Ну конечно, – произнес тот, прихлебывая из своей чашки с рекафом. – Перемелем ее и скормим останки народу. Впрочем, в зависимости от нанесенного вами ущерба, ее кожу я, возможно, и оставлю. Весь этот насыщенный кислородом воздух сделал ее такой мягкой. Я подумываю обзавестись новыми туфлями. Вам не нужны туфли?

– Нам нужна история для прикрытия?

– Не думаю. У нас всего лишь вышли разногласия по поводу инцидента в Сланцевом Городе. Потом она ушла, вероятно в подулье. Пусть за ней гоняется кто-нибудь другой, мы свою часть выполнили.

Сол кивнул, и его взгляд тоже переместился на неоновое зарево городских огней.

– И что же теперь между нами? – спросил он.

Сорроу пожал плечами.

– Не вижу выгоды в соперничестве. Как по мне, вы правы – Пьюрберны пережиток прошлого, причем не из хороших. Вы слышали, что они устроили в Спасении? Две банды конкурентов сожжены в пепел.

– Явно их стиль работы.

– Такое бессмысленное расточительство, – вздохнул Сорроу. – За пепел никто не заплатит.

– Я так понимаю, контракт вы мне все равно не дадите?

Секунду Сорроу молчал. Сол бросил на него взгляд, пытаясь разгадать выражение его лица. В конце концов, тот вздохнул, и его маска чуть-чуть сползла. Он выглядел уставшим.

– Это не мне решать, – тихо произнес он. – Фактически лорд Антропофа уже отдал его Пьюрбернам.

– Стало быть, все это было впустую.

– Не знаю, – пожал плечами Сорроу. – Новые туфли всегда повод для радости. Жаль, что так вышло с Авророй, впрочем.

– Она пыталась меня убить. И вас.

– Конечно, – улыбнулся Сорроу. – Дерзкий шаг. Но опять же, оценка рисков никогда не была ее сильной стороной. И вашей тоже, если уж на то пошло.

– Я всего лишь хотел донести серьезность своих намерений.

– Я не имел в виду вашу маленькую вспышку, – сказал Сорроу. – Меня беспокоит эта зацикленность на Пьюрбернах. Если вы будете напирать, они дадут ответ.

– Я их не боюсь.

– Вы не видели, что они сделали в Спасении.

Сол приподнял бровь.

– Никогда не думал, что вас можно шокировать.

– Там нечем было шокировать, – отозвался Сорроу. – Все выгорело дочиста, остались только камни. Аврора заработала лишь потому, что подделала отчеты о чистоте воздуха. Там даже дыма не было.

– Что за оружие способно такое сделать?

– Дорогое, – вздохнул Сорроу. – По крайней мере, для меня. Испепелять плохо для бизнеса.

Мгновение оба молчали. Сорроу глотнул рекафа и аккуратно поставил чашку на балюстраду.

– Вы постоянно упоминаете о произошедшем в Спасении, – нахмурился Сол, пристально глядя на представителя трупной гильдии.

– В самом деле? – поразился Сорроу, поправляя воротник. – Возможно, эта тема сама собой всплывает в разговоре.

– Вы могли бы попытаться выражаться прямее.

– С моей точки зрения, действовать можно либо прямо, либо незаметно, – пожал плечами Сорроу, облокотившись на балюстраду. – К примеру, когда Аврора подавала отчеты о чистоте воздуха, я вел себя незаметно, а когда она предоставила подходящую компенсацию, то вела себя прямо.

– У вас с Авророй были и другие незаметные дела?

– Одно-другое, – улыбнулся Сорроу. – А также кое-какие разногласия. Однажды едва до драки не дошло.

– Жаль, что я этого не видел, – произнес Сол. Сорроу сделал вид, будто не услышал.

– Большинство бандитов обратились в пепел, – продолжил он. – Однако я наткнулся на одного выжившего. Ну, как сказать «выжившего» – он едва цеплялся за жизнь. При нормальных условиях я бы отправил его душу в объятия Бога-Императора, а плоть в мясорубки, но Аврора подумала, что живой он может принести больше пользы.

– Дрифт забрала его?

– И выплатила мне соответствующую компенсацию. Но то, что он выжил, в записи не попало. На этом она крайне настаивала.

– Он еще жив?

– Понятия не имею. Он едва реагировал, но такое возможно.

Сол нахмурился.

– Моему начальству нужны новости по контракту Каталла. Похоже, их очень занимают активы Пьюрбернов. Этот человек может их заинтересовать.

– Тогда, возможно, по пути к выходу вам следует взять инфопланшет Авроры и посмотреть, что получится узнать.

– Возможно, так я и сделаю, – кивнул Сол, отворачиваясь. Он оглянулся на дверь. – Боюсь, грядет война.

Сорроу стоял к нему спиной, не отводя глаз от далекого города.

– Мой дорогой друг, – по голосу было слышно, что он улыбается. – Я на это весьма рассчитываю.


Медицинский блок был вне системы – автоматическая установка, спрятанная под зданием склада в Городе Улья. Пациент внутри ни на что не реагировал, жизнь в его обугленном теле поддерживала сеть из трубок и проводов, а боль еле подавлялась чередой инъекций. Вместо кожи были наложены пропитанные маслом повязки, но их прикосновение не смягчало жжения. Лицо было точно так же замотано, глаза сварились в глазницах. И все же в краткие мгновения прояснений он видел свет, лишивший его зрения и изуродовавший тело – палящее зарево, поглотившее равнины Спасения и пожиравшее своих и чужих.

Но он видел и тень, стоящую в центре вихря огня и света – фигуру, не тронутую пламенем.

Она выглядела почти как человек.


Примечание переводчика:

Герои рассказа носят достаточно «говорящие» фамилии, относящиеся к сфере их деятельности. Возможно, это какая-то специфика гильдий Некромунды, информации о которой найти не удалось.

Поскольку смысл фамилий никак не обыгран в тексте и не влияет на сюжет, сохранено их оригинальное звучание.

  1. Разумеется, отсылка к художнику Хансу Гигеру, творчество которого некоторые называют некро-готикой.
  2. Вид фаворитизма, предоставление привилегии родственникам или друзьям независимо от их профессиональных качеств.