Избранный Императора / The Emperor's Chosen (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Избранный Императора / The Emperor's Chosen (рассказ)
Advent-emperors-chosen.jpg
Автор Ник Кайм / Nick Kyme
Переводчик Хелбрехт
Издательство Black Library
Входит в сборник Advent calendar 2012
Год издания 2012
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

Флотилии крестового похода оставалось восемь часов до Сефарис Ультры, когда Император заговорил с братом Рейнхартом.

Храмовник провёл долгий день среди братьев: сначала совершенствовал воинские умения в тренировочных залах ударного крейсера, затем под бдительным присмотром технодесантника Амальта почтил духов оружия и брони. Потом батальная рота собралась на вечернюю молитву, а после завершения службы капеллан Карст отпустил воинов в кельи, читать литании ненависти и размышлять о грядущем сражении.

Рейнхарт со всем пылом исполнил его приказ, столь же ревностно он относился ко всем своим обязанностям в ордене. Он стал посвящённым меньше года назад и стремился доказать свою ценность Карсту и кастеляну Ворхальту. Несколько часов брат простоял на коленях, сложив руки в виде аквилы, и изгоняя из разума малейшие намёки на слабость и сомнения. Только после того, как мысли стали чисты, а душу наполнило праведное рвение, он вознёс единственную молитву Богу-Императору человечества:

– Даруй мне храбрости среди врагов моих. Даруй мне мудрости в час решения. Даруй мне сил пред ликом смерти.

И там во тьме Император ответил ему.

Спустя какое-то время Рейнхарт вышел из кельи. Широко открытые глаза всё ещё оставались наполовину ослепшими от благоговения перед увиденным. На мгновение посвящённый остановился на пороге, успокоился, а затем быстро зашагал по древним коридорам крейсера.

Он нашёл капеллана Карста в реклюзиаме корабля, духовный наставник стоял на коленях напротив алтаря святого Сигизмунда.

– У меня было видение, – не переводя дух, выпалил Рейнхарт.

Воин-жрец ответил не сразу, он не поднял покрытую шрамами голову и не прервал молитву. Потом глубоко вздохнул, расправил облачённые в броню плечи и встал.

– Говори.

Посвящённый замялся. Хотя образы запечатлелись в памяти так, как будто их выжгли лазерным лучом, оказалось, что совсем непросто выразить произошедшее словами.

– Я молился и мне явился Император. Он был в золотых доспехах, а в руке держал пламенный меч. Его броня и оружие сияли, словно солнце.

Карст никак не отреагировал, только взор его тёмных глаз впился Рейнхарту в самую душу.

– Ты рассмотрел Его лицо, брат?

Храмовник склонил голову.

– Я не смог, я не посмел.

Казалось, что ответ понравился капеллану.

– Что ещё ты видел?

– Я видел… столько всего. Врага, который ждёт нас на Сефарис Ультре. Отступников, которые служат ему и демонов, что исполняют его приказы, – посвящённый покачал головой. Он всё ещё не мог принять остальное. – Я… видел, что я должен сделать, чтобы победить его.

Это казалось невероятным. Он по-прежнему не мог заставить себя поверить в увиденное.

– Я только посвящённый, как такое возможно?

Капеллан положил руку на плечо молодого Храмовника.

– Deus Imperator vult, – серьёзно ответил Карст. – Потому что так хочет Император.



На зелёной иконке визора шлема Рейнхарта отсчитывались секунды до столкновения. За миг до удара десантной капсулы о поверхность Сефарис Ультры он выдохнул и расслабился в привязных ремнях. Такой посадки вполне достаточно, чтобы убить обычного человека даже невзирая на всевозможную защиту, а Храмовник даже не замешкался. Он начал двигаться сразу же, как отсоединились ремни безопасности, и устремился по опускавшейся штурмовой рампе в водоворот войны.

На него обрушились волны образов и звуков. По всему полю битвы метались потоки трескающего лазерного огня, пробивая клубы охряной пыли и оставляя позади себя шлейфы статического электричества. Болтеры грохотали, выплёвывая огненные молнии ракетных снарядов, которые взрывались небольшими раскатами грома, когда попадали в цель. Солдаты изменников, многие одетые в плохо подогнанные бронежилеты, бежали во все стороны и палили на ходу. Орбитальная высадка стала для врагов полной неожиданностью, посеяв панику и неразбериху в их рядах.

Из-за видения Рейнхарта Чёрные Храмовники изменили стратегию. Вместо того чтобы приземлиться в горах над позициями предателей и атаковать их обычным способом кастелян Ворхальт решил десантировать роту в самую гущу врагов. Цель была всего одна – создать молодому воину наилучшие условия для выполнения задачи, которую поставил перед ним Император. Если он потерпит неудачу – братья заплатят страшную цену.

Остаток ночи Рейнхарт провёл в реклюзиаме крейсера, пока стоявший над ним Карст читал литании ненависти. За час до высадки к ним подошёл технодесантник Амальт и торжественная процессия сервиторов, которые несли священные оружие и броню чемпиона Императора.

Доспехи веры были великолепны – изумительный шедевр военного искусства, на его поверхности со всей тщательностью выгравировали символы, защищавшие владельца от зла. Узкие полоски пергамента, чей возраст достигал нескольких столетий, прикрепили к нагруднику и наплечникам красными или золотыми восковыми печатями. На них написали священные клятвы, которые принесли предыдущие чемпионы в прошлые века. Молодой Храмовник добавил свою, закрепив красным воском прямо напротив первого сердца.

Любой ценой я защищу честь Императора.

Но, несмотря на всё великолепие, броня не шла ни в какое сравнение с оружием в его руках. Двуручный меч выковали девять тысяч четыреста двадцать восемь лет назад в кузницах далёкого Марса и освятили у подножия самого Золотого Трона. Лезвие и двуручная рукоять были чернее ночи, контрастируя с венчавшим навершие эфеса пламенным рубином величиной с яйцо хищной птицы. Драгоценный камень символизировал кровь, которую пролил Император в Битве за Терру. Этот клинок – правосудие Императора. Беспристрастное, неумолимое, абсолютное.

– Предатели называют себя Повелителями Опустошения, – поведал ему Карст. – Их возглавляет колдун Несущих Слово Кс’хал Урус. Он - чёрное сердце во вражеском теле, древнее, злобное и недоступное пониманию людей. Тысяча миров пылала под его поступью. Возьми этот меч, брат Рейнхарт, и положи ему конец. Император указал тебе путь.

Так и есть. Образы из видения всё ещё ярко сияли в разуме Храмовника. Император показал, как будет развиваться поединок. Кс’хал Урус умрёт – чёрный меч рассечёт пополам облачённое в броню тело. А мгновение спустя погибнет и Рейнхарт – клинок колдуна вонзится ему в бок и жизнь чемпиона погаснет, как свеча.

– Ты избран, брат. Как только чернокнижник падёт – демоны вернутся в варп. Победа над предателями станет неизбежной. Судьба Сефарис Ультры в твоих руках.

Храмовник крепче сжал рукоять чёрного меча. За ним по пятам, стреляя из болтеров, следовали боевые братья. Он увидел, как впереди сквозь вихри пыли стали проступать зловещие фигуры в броне – космические десантники-предатели, Повелители Опустошения. Их вёл за собой высокий воин-колдун в роскошно украшенных силовых доспехах, на его широких плечах и непокрытом уродливом черепе плясали языки мерцающего нечестивого пламени.

Кс’хал Урус приближался к Чёрным Храмовникам, подняв огромный зазубренный меч из тёмно-серого металла – открытый вызов слугам Императора, приглашение испытать свои умения в поединке.

В ответ брат Рейнхарт вскинул чёрный меч. Он не испытывал страха – только мрачную уверенность и что-то похожее на свирепую радость.

Deus Imperator vult! – закричал чемпион Императора и оборвал жизнь губителя тысячи миров.