Инквизитор Чевак к Темной Башне пришел / Czevak to the Dark Tower Came (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Инквизитор Чевак к Темной Башне пришел / Czevak to the Dark Tower Came (рассказ)
DarkTower1.jpg
Автор Роб Сандерс / Rob Sanders
Переводчик Йорик
Издательство Black Library
Серия книг Инквизитор Чевак
Год издания 2012
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

То была Арк-де-Туиция – одна из многих триумфальных арок, украшавших проспекты и террасы коридоров соборной луны. Мудрецы университета считали, что она была построена в доимперский период, но почти столь же древние охранные эдикты запрещали дальнейшее исследование осыпающейся кладки. Если бы не они, мудрецы бы узнали, что арка гораздо, гораздо древнее.

Посреди пустого бульвара под древним сводом Арк-де-Туиции вспыхнуло бесплотное пламя. Оно едва успело собраться в мозаику реальности, нужную для перехода меж мирами, как из небытия появился гравицикл.

Он ворвался в бульвар словно коготь из психокости, неся на себе инквизитора Бронислава Чевака. Чевак, похожий в арлекиновом плаще на размытое, переливающееся пятно, петлял туда-сюда, проносясь мимо статуй через монументальные врата и церемониальные сады. Вокруг к мирным, пурпурным небесам Савиньора тянулись коллегии, хранилища и университеты. Здания были выстроены из местного тёмного камня. Чевак мчался мимо многоколонных храмов, утопленных в земле амфитеатров – культурной жемчужины в короне сегментума. Многие из влиятельнейших семей сектора посылали своих сынов и дочерей завершать обучение на Савиньор, хоть тот и находился в опасной близости от Ока Ужаса. Чевак и сам учился в коллегиях луны.

Инквизитор пролетел немного на холостом ходу, а затем плавно остановился на эспланаде между исполинским архивом и высоченным библиариумом. Чевак огляделся. Что-то было не так. Не было видно ни академиков в мантиях, ни публицистов, ни ораторов на пьедесталах. Улицы опустели.

Чевак спешился и провёл рукой по бронированной обложке «Атласа Преисподней», покачивавшегося на плече. Фолиант стал бы достойным пополнением древних архивов и собраний Савиньора. Подул лёгкий ветерок. Что-то заскрипело.

Посмотрев наверх, Чевак увидел, что с окружавших эспланаду декоративных деревьев свисали тела повешенных академиков. Инквизитор перешёл улицу, чтобы взглянуть на дворик внизу. Теперь он видел. На гравицикле – на скорости – он не заметил тела. Они были повсюду. Одни свисали с арок и балконов. Другие, обескровленные, с порезанными запястьями, сидели у водостоков. Третьи вообще просто спрыгнули с колоколен и шпилей реликвиариев и разбились об эспланады. Даже не-учёные – гвардейцы и Адептус Арбитрес – представители закона и порядка на Савиньоре, вставили во рты стволы пистолетов и вышибли себе мозги на тёмные камни.

Здесь случилось что-то ужасное. Чевак надеялся, что это произошло лишь в центральном квартале, хотя и понимал горькую правду. Не звонили колокола академий, не было видно дирижаблей, которые обычно плыли над крышами схол, транслируя по воксу лекции и музыкальные произведения.

Взгляд скользнул наверх – прочь от безмолвной бойни, засохших луж крови и качающихся трупов. В мрачном небе над безмолвными и мёртвыми коллежами Чевак увидел причину, из-за которой прибыл на Савиньор. Над городом мудрецов возвышалась цитадель-реклюзиам Университета Империалис, известная по всей планете как Тёмная Башня. Нет, так её называли не потому, что башню высекли из того же камня, что и всё на Савиньоре. Там, под надзором отдельного гарнизона Имперской Гвардии, хранилось то, что архиканцлер провозгласил запретным для обучения. Все прочие архивы на планете были посвящены просвещению, но доступ к фолиантам и экспонатам в цитадели-реклюзиаме был закрыт.

Это не остановило Бронислава Чевака, когда он учился на Савиньоре. Не остановит и теперь.

Промчавшись по пустому проспекту, Чевак подъехал к огромному зданию Университета Империалис. Оставив гравицикл парить среди статуй на обычно многолюдной площади, инквизитор пошёл к церемониальным вратам. Герсы были подняты.

Инквизитор вошёл и направился к Тёмной Башне, вздымающейся к пурпурным небесам.

В башне, как и во всём Университете Империалис, не было подъёмников, поскольку обучение проводилось не только в дормиториях и библиариумах. От мудрецов и учеников ожидалось, что они будут ходить и разговаривать, а не сидеть на месте. Тысячи, тысячи ступеней были обычным делом. Ещё студентом Чевак радовался спиральным лестницам в башнях гораздо меньше, чем архивам наверху. Однако инквизитор пересёк столько световых лет, чтобы добраться до коллегиальной луны, и несколько сотен жалких лестничных пролётов его не остановят.

Лестницы поведали ему свою историю. Люди в университете покончили с собой, как и в квартале внизу. Клерки, послушники, педагоги, автосаванты, лингвисты и сёстры орденов Диалогус… все убили себя. Одни свисали с балюстрады на мантиях. Другие забрызгали мраморную лестницу драгоценной кровью. Но история изменилась, когда тяжёлые шаги привели Чевака через охраняемые врата цитадели-реклюзиама в Тёмную Башню. Здесь резня была другой. Стены были изрешечены болтами. Мраморные перила разбиты вдребезги. На ступенях лежали тела: архивисты, прокторы башни архиканцлера и гвардейцы в церемониальном облачении. Они были разорваны в клочья болтерным огнём или размозжены о безжалостные мраморные стены и ступени.

Чевак видел такое уже не раз. То была работа рубрикаторов Айзека Аримана – оживших древних доспехов, в которых были заточены измученные души ангелов Императора, давно отвернувшихся от Его света и мудрости. Неудержимые словно ожившие статуи рубрикаторы Аримана ворвались в Тёмную Башню и пробились к строго охраняемым экспонатом и томам запретного знания.

Инквизитор прекрасно понимал, куда приведёт путь разрушения, и бежал. За этим он и сам прибыл на Савиньор. Ещё студентом, проникнув в цитадель-реклюзиам, Бронислав Чевак увидел нечто, чего не смог понять – кристаллическую статую ксеномерзости, столь же древнюю, сколь и еретическую. Она была отмечена как изваяние представителя одной из древних рас галактики, рассвет цивилизации которой закончился ещё до возникновения Империума и крестового похода человечества к звёздам.

Лишь теперь, благодаря знаниям, полученным в Чёрной Библиотеке, Чевак понял, что надпись на запретном экспонате была неточной. Это не было изваяние древнего существа, но оно само. В Чёрной Библиотеке инквизитору показали священный зал в самом сердце мира-ковчега. Биокупол, под которым цвели деревья леса из психокости. Место духовного покоя и безмятежности. Именно там из драгоценных камней души усопших эльдаров переходили в круг бесконечности мира-ковчега. Сюда приходили пастыри душ, чтобы говорить с мёртвыми, и здесь провидцам совершали самые важные предсказания. Чевак узнал и то, что туда приходили самые древние мудрецы мира-ковчега, чтобы стать единым целым с кругом бесконечности, застыть и пустить корни среди деревьев. Инквизитор знал это прибежище как Купол Кристальных Провидцев. И он понял, что видел в Тёмной Башне одного из них – древнего чужака, давно превратившегося в психически чувствительный кристалл.

Когда же Чевак вошёл в разбитый выставочный зал, то понял, что опоздал. Пол усеяли тела стражей и мудрецов, посвятивших свои жизни охране и исследованиям запретных экспонатов. Они не остановили Айзека Аримана.

Инквизитор глядел на разбитый кристалл, мелкие осколки мерцали в полумраке. Они были повсюду. От некогда величественного провидца осталось лишь неровное основание, кусок тускло светившегося кристалла. Повсюду лежал тонкий слой мелких осколков. Войдя в разбитый выстрелами зал, Чевак увидел свою судьбу и многое другое.

Окутанному всё ещё витавшими в зале психическими отзвуками инквизитору пришло сводящее с ума видение его заклятого врага. Айзека Аримана: воина, колдуна, честолюбца. Падшего ангела Императора, обретающего проклятую божественность. Чевак не знал, когда и как это произойдёт. Инквизитор пал на колени среди кристальных обломков. Присутствие уничтоженного провидца раскрыло его величайшие страхи. Айзек Ариман разбил кристального провидца, чтобы испить его тайны и узреть грядущий ужас. Но в миг разрушения по поверхности Савиньора прошла психическая ударная волна. Тёмная Башня словно маяк судьбы открыла всем до единого людям на коллегиальной луне тайны их рока. Это было слишком для простых людей, и они покончили с собой.

Бронислав Чевак заставил себя подняться на ноги. Он чувствовал на своих плечах вес целой галактики – такое привычное, но оттого не ставшее легким бремя. Оглушённый и неуверенный инквизитор опёрся на стену. Придя в себя от психической отдачи кристальных обломков, инквизитор побрёл обратно к лестнице. Да, Ариман опередил его в Тёмной Башне и узнал что-то о своей судьбе... Чеваку оставалось только надеяться, что они увидели лишь один вариант будущего из многих, а не неизбежность. Но он всё равно поклялся остановить колдуна.