История кампании на Таросе (кампания)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
История кампании на Таросе (кампания)
Ia03.jpg
Автор Уорвик Кинрейд / Warwick Kinrade
Переводчик ShaoLin Monkey, guns-linger, tanto, Бета-Бобер, Pandora, Dart Korvinus, KAT, Granite, Track13, Йорик, Летающий Свин
Издательство Forge World
Серия книг Имперская техника / Imperial Armour
Входит в сборник Имперская техника, том 3: Кампания на Таросе / Imperial Armour Volume Three, The Taros Campaign
Следующая книга Боевой корабль «Рыба-молот»
Год издания 2005
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Содержание

Глава 1: Дорога к войне

Империум под угрозой

Войска тау продвигаются по улицам Тарокина, занимая город во славу Империи Тау.


Империум Человека состоит из более чем миллиона миров, разбросанных по всей Галактике. Это величайшая империя в истории человечества, и стороннему наблюдателю может показаться, что Империум достаточно силен, чтобы подавить и уничтожить любую угрозу. Но это не совсем так.

На самом деле Империум слабеет. Галактика – темное и опасное место, полное кровожадных чужаков, злых сил и ужасов, которые страшно даже называть. Охваченный непрекращающимися внешними и внутренними войнами Империум Человека борется за существование. За его жизнеобеспечение и защиту отвечает Адептус Администратум, огромнейшая бюрократическая организация с центром на Терре, которая осуществляет управление всеми сегментумами, секторами, субсекторами и звездными системами. Работа эта сложная и запутанная, и Администратум не смог бы контролировать каждую мелочь, поэтому существуют суборганизации, каждая со своим назначением. Одна из наибольших таких организаций – Департаменто Муниторум, который отвечает за снабжение припасами и новобранцами крупнейшей военной машины Империума – Имперской Гвардии. Это тяжелейшая задача, поскольку Астра Милитарум состоит из миллиардов людей и миллионов единиц бронетехники, а ее гарнизоны и армии рассеяны по всей Галактике. Она может участвовать в тысячах, даже десятках тысяч войн одновременно, и необходимо обеспечить своевременные поставки на каждый театр боевых действий. Департаменто Минуторум стремится удовлетворить эти требования, однако угроза Империуму лишь продолжает расти.

Под конец сорок первого тысячелетия начали появляться знамения ужасной новой угрозы. В Оке Ужаса, где переплетаются реальное пространство с Имматериумом и властвуют последователи богов Хаоса, магистр войны Абаддон, архипредатель и Разрушитель Миров, планировал новый удар по Империуму и его ложному Императору. Ведомый беспощадной волей безумных богов и жаждой мести, которую он не мог утолить вот уже десять тысяч лет, Аббаддон собирал Тринадцатый черный крестовый поход. Этой буре предстояло стать величайшей из всех, ибо магистр войны отправит свои войска на захват самих Кадийских Врат.

Кадийские Врата – единственный устойчивый проход из Ока Ужаса, а также прямая дорога к центру Империума, Святой Терре. Конечная цель Абаддона, как и Гора до него, заключалась в свержении Императора и разрушении Империума. Для этого ему требовалось взять штурмом Терру, и захват Кадийских Врат стал бы большим шагом на пути к реализации этих замыслов.

Но Кадийские Врата также являются ключевым звеном обороны Святой Терры. Кадия – это бастионный мир и самая военизированная планета в целом Империуме. Она представляет собой невероятно могучую крепость, которую на орбите защищает Имперский Флот и грозные боевые станции, а на поверхности – неприступные твердыни с целыми полками закаленных солдат. Соседние миры также могли похвастаться хорошей защитой. Захват Кадийских Врат потребует огромных усилий и погрузит Империум в войну, равных которой не было со времен появления на Восточной окраине улья-флота Кракен. Когда Абаддон нанесет удар, Империуму потребуются все его ресурсы, чтобы победить. Это будет противостояние поистине титанических масштабов.

Подготовка к столь мощному вторжению не могла остаться незамеченной. Империум старается следить за тем, что творится в Оке Ужаса, а мудрецы и провидцы пророчили страшные предупреждения задолго до начала крестового похода Абаддона. Императорское Таро также предсказывало угрозу. Вокруг Ока участились набеги. Эксплораторы Адептус Механикус послали в Око Ужаса нуль-корабли с целью выяснить, что же там происходит, и их открытие повергло правителей Империума в шок. Двенадцать Верховных лордов Терры – совет, правящий Империумом от лица Императора, – долго спорили, что им следует предпринять. Было ясно, что необходимо укрепить оборону, отыскать ресурсы, а также нарастить запасы оружия, боеприпасов и провизии во всех мирах-арсеналах сегментума Обскурус. Ордены Космодесанта должны подготовиться к немедленному реагированию на атаку. Тем не менее, куда бы ни пришелся первый удар последователей Хаоса, принять его на себя предстояло Имперской Гвардии. Все войска Империума должны были быть готовы сражаться до последнего снаряда и человека, чтобы защитить Кадийские Врата.

Если Верховные лорды Терры прикажут, то так и будет, ибо говорят они от имени Императора, и их слово – закон. Администратум начал подготавливать Империум к новой великой войне.


Мир-кузница Стигии VIII

Тринадцатый черный крестовый поход Абаддона косвенно затронет каждую планету Империума, будь то требованием новых полков Имперской Гвардии, ростом десятины или увеличением выпуска продукции миров-кузниц. Планы Абаддона можно было сравнить с брошенным в воду камнем – один его удар рябью прошелся по всей Галактике.

Это влияние ощутят даже на Восточной окраине, в сегментуме Ультима – крупнейшем из пяти великих сегментумов, на которые разделен Империум. Стигии VIII – одна из наибольших тамошних миров-кузниц, а также важнейший научно-промышленный центр Адептус Механикус. По продуктивности он относится к мирам-кузницам второго уровня, где на первом находится только сам Марс. Кузница, расположенная в звездной системе Вулканис и занимающая всю поверхность восьмой луны газового гиганта Стигии, является самой производительной в сегментуме Ультима и имеет огромное значение для всего Империума.

Администратум не собирает налоги со Стигии VIII, так как мир-кузница поставляет Департаменто Муниторум оружие, боеприпасы и снаряжение для дальнейшего использования Имперской Гвардией. Это очень важная задача, и за тем, чтобы продуктивность точно соответствовала прогнозируемому спросу (расчет которого сам по себе является непостижимым искусством, практикуемым логисами Адептус Механикус) осуществляется строжайший надзор. Если мир-кузница не выполнит норму, в будущем это может привести к серьезным последствиям, когда в какой-то удаленной зоне боевых действий внезапно может прекратиться снабжение. Львиную долю времени и ресурсов Департаменто Муниторум тратит как раз на то, чтобы не допускать подобных инцидентов. На Стигии VIII прибыл чиновник Муниторума, наделенный полномочиями самим магистром Администратума, с обновленными установками касательно производства. Прогнозы о грядущем Черном крестовом походе означали, что потребуется создать много новых полков Имперской Гвардии, и всех их нужно будет снарядить. Правители Стигии VIII и верховный префект Департаменто Муниторум долго обсуждали изменение требований.

По словам представителей мира-кузницы, для увеличения выпуска продукции придется найти новые источники сырья. Ресурсы – кровь любой кузни, и для полноценной работы Стигии VIII требовались огромные количества минералов и химикатов. За обеспечение миров-кузниц всем необходимым отвечают добывающие планеты по всему Империуму. Поиск новых материалов был сложной задачей, и чиновники Департаменто вернулись на Терру, чтобы начать решать возникший вопрос. Аудиторы Администратума приступили к изучению миров с наличными резервами, и где, судя по данным планетарных анализов, заводы могли производить еще больше сырья.

Именно в ходе процесса оценивания внимание чиновников впервые привлекла планета Тарос. Это был небольшой шахтерский мирок в глубине сегментума Ультима, ничем непримечательный за исключением двух вещей: во-первых, ориентировочным количеством неразведанных минеральных ресурсов, и, во-вторых, тревожной близостью к границам расширяющейся Империи Тау. На эту планету Департаменто Муниторум отправил делегацию, вооруженную старыми рапортами и отчетами о Таросе, сделанными еще в М38 как раз на случай подобных обстоятельств. Аудитор-прим Наймус Дри вместе со свитой писцов и архивистов должен был известить планетарного губернатора Тароса о необходимости увеличить добычу ресурсов и посоветовать, как лучше всего этого добиться. Дри был наделен правом применять высшую санкцию Департаменто – в соответствии с Пакс Империалис, если планетарный губернатор не сможет или не захочет обеспечить рост производительности, его заменят тем, кто сумеет.


Делегация Департаменто Муниторум

Человеком, избранным возглавить делегацию на Тарос, был аудитор-прим Наймус Дри, функционер из высшего руководства Департаменто Муниторум. Также с ним отбыла команда стенографистов и шифровальщиков. Покинув Терру, он первым делом направился к Стигии VIII, чтобы взять на борт представителей от этого мира-кузницы, в частности, верховного магоса-металлургикуса, эксперта в изучении металлов. Кроме того, перед путешествием к Таросу Дри требовалось сопоставить собственные выводы и расчеты с нуждами мира-кузницы. Учитывая местонахождение планеты, он запросил эскорт Имперского Флота для сопровождения делегации, который был незамедлительно предоставлен.

Власти Тароса узнали о делегации с Терры и Стигии VIII лишь тогда, когда транспорт и два фрегата Имперского Флота неожиданно прибыли в звездную систему. Дри намеренно решил не предупреждать планетарного губернатора, чтобы делегация смогла увидеть, насколько эффективно в действительности проводится текущий процесс разработок.

После долгого и изматывающего варп-перелета три корабля благополучно вышли на орбиту Тароса. Делегаты во главе с Дри погрузились в несколько челноков «Аквила» и отправились к космопорту Тарокина – единственного поселения на планете. Губернатор со своими советниками и чиновниками уже ждал их и поприветствовал со всеми положенными церемониями. Делегацию доставили во дворец губернатора, где была запланирована официальная встреча Дри и губернатора касательно пересмотра планов Администратума.

После переговоров Дри начал последовательное посещение шахт, чтобы самому разобраться, как управляются отдельные рудники, и побеседовать с их владельцами лично. В это же время представители Адептус Механикус проведут оценку качества и чистоты руды, на данный момент добываемой Таросом.


Империя Тау расположена на далекой Восточной окраине Галактики, что в сегментуме Ультима. Ее центром является Т’ау, и она состоит приблизительно из 100 колонизированных миров, включая родные планеты нескольких меньших рас чужаков. С самого первого контакта с Империумом тау последовательно стремились к расширению своей сферы влияния.


Империя Тау

Империум знал о расе чужаков под названием тау еще с М35. Пять тысяч лет назад эксплораторский корабль обнаружил и каталогизировал их родной мир, Т’ау. Планета, расположенная на Восточной окраине далеко от Терры, была описана как засушливый мир с районами буйной растительности и большой популяцией наземных ксеноморфов, которые только-только изобрели примитивное оружие и научились добывать огонь. Их сочли не представляющими угрозы для Империума, но мир все равно решили зачистить и повторно заселить.

Дикарей с Т’ау спасло лишь то, что отправленный Империумом флот погиб во внезапном и яростном варп-шторме, который заодно оградил планету от всех дальнейших контактов с человечеством. Имериуму ничего не осталось, кроме как двинуться дальше, на долгие годы позабыв о новой мелкой расе чужаков.

Тау, избежавшие гибели благодаря слепой удаче, начали стремительно развиваться. Всего за пару тысяч лет они эволюционировали и создали сложную культуру и кастовую систему, основанную на динамичной экспансии и философии «все работают сообща ради достижения единой цели». Ведомые идеалом «Высшего Блага» тау делали гигантские и быстрые шаги в развитии науки и технологий. К 41-му тысячелетию они стали космической расой с небольшой, но растущей империей.

Учитывая амбициозные стремления тау к дальнейшему расширению в космосе, рано или поздно они неизбежно встретились бы с Империумом Человека, что в конечном итоге и произошло, когда один из их звездолетов, вероятно, случайно, вошел в звездную систему Девлан на тихих задворках Восточной окраины.

Судно тау, не обращавшее внимания или неверно интерпретировавшее все предупреждения, было атаковано оборонительными кораблями Девлана и, не сумев сбежать, погибло под огнем Имперского Флота. Новости об инциденте не на шутку встревожили флотское командование. Что за ксеносы будто из ниоткуда появились в Девлане, да еще с продвинутым звездолетом? Генеторы Адептус Механикус, изучив взятые из уничтоженного корабля образцы ДНК, выяснили, что генетический материал полностью соответствовал обнаруженному на Т’ау шесть тысячелетий назад. По всей видимости, примитивные чужаки, которые едва избежали уничтожения, успели за это время сильно развиться.

Вольные торговцы и капитаны-купцы, посланные на Восточную окраину для сбора новых данных, обнаружили, что тау уже покинули родной мир и начали осваивать другие планеты небольшого, но плотного скопления звездных систем вокруг своего дома. В состав этой маленькой, однако быстрорастущей империи входило и несколько других меньших рас. Хуже того, некоторые миры Империума также начали торговать с чужаками, чьи переговорщики выучили имперские языки, традиции, и даже наладили дипломатические связи с соседями. Такую угрозу игнорировать было уже нельзя, и Империум, опасаясь ксенозаражения и угрозы, которую представляла для власти Императора новая раса, начал готовиться к уничтожению тау.

В 742.М41 начался Дамоклов крестовый поход. Он потерпел неудачу. Имперским силам удалось захватить несколько миров-колоний чужаков, но благодаря передовым военным технологиям, яростным союзникам-ксеносам и непоколебимой вере в «Высшее Благо» тау ценой большой крови смогли остановить крестовый поход. Империя Тау пережила свою первую великую войну, и в последующие годы продолжила расширяться.


Общество тау

Общество тау очень однородно и отличается сильным чувством общности, что является одной из сильнейших сторон их расы. Они неизменно трудятся сообща ради блага всех тау. Их общество поделено на пять каст, каждая из которых имеет собственную специализацию и сферу ответственности. Так, члены касты Воды в основном служат дипломатами, политиками и администраторами. Каста Земли – это ремесленники, инженеры и работники. Каста Воздуха – пилоты, посланники и экипажи звездолетов. Каста Огня – воины и защитники. Благодаря селекционному разведению представители последней касты немного крупнее и сильнее остальных тау. Последняя и наименьшая каста – это Эфирные, группа советников и наставников, которые, как представляется, обладают огромной, почти религиозной властью над всеми прочими тау. На них смотрят с трепетом и почтением все члены остальных каст. Эфирные руководят лидерами других каст.

В отличие от многих рас чужаков, с которыми сталкивалось человечество, тау от природы не являются враждебными или агрессивными. Динамическое, молодое и энергичное общество тау в своей стремительной экспансии уже встретилось с другими ксенорасами. Так, известно, что их войска отразили несколько крупных орочьих нападений. Кроме того, они недавно столкнулись с флотами-ульями тиранидов, которые начинают угрожать границам их империи. С самого первого контакта с Империумом их взаимоотношения не отличались теплотой. Империум расценивает Империю Тау как угрозу (хоть и далеко не самую большую), и его повелители не собираются позволять чужакам легко захватывать миры Императора и порабощать их жителей. Империум всерьез намерен пресечь на корню любые попытки расширения тау. Без сомнения, со временем Верховные лорды Терры решат окончательно сокрушить эту мелкую, но раздражительную расу чужаков. Скорее всего, тау ждет геноцидный крестовый поход, который закончится их полным истреблением. Более того, Экклезиархия уже сочинила несколько нравоучительных проповедей по данной теме. Тем не менее, на сегодняшний день такой крестовый поход не представляется возможным. Империя Тау, хоть и небольшая по меркам Империума, все же состоит из сотни планет, и для их завоевания потребуются громадные силы. Войска тау уже доказали, что не уступают Имперской Гвардии, а, кроме того, из Империума тянут соки множество других безотлагательных войн, и не в последнюю очередь угроза флотов-ульев тиранидов. Наконец, есть еще Тринадцатый черный крестовый поход Абаддона. В свою очередь, тау всегда готовы ответить огнем на огонь. Когда дипломатические усилия не приносят плодов, они с растущей решимостью и эффективностью прибегают к использованию войск для достижения своих целей. Рейды, взрывоопасные конфликты, вторжения и удары возмездия становятся все более частыми явлениями на границах космического пространства тау.


Телосложение тау

Тау – гуманоидная, двуногая раса чужаков, по большей части уступающих людям в росте, весе и мышечной массе. Их кожа имеет серовато-зеленый или синий окрас, у них есть пара глаз и рот, но при этом отсутствуют явственные органы обоняния и слуха. На каждой руке у тау по три пальца и один отстоящий большой палец. Главное их отличие от людей заключается в костном строении нижних частей ног, лодыжек и ступней. У тау гораздо более короткие большие и малые берцовые кости, но их ступни имеют вытянутую таранную и трехгранную кость, а также два крупных, расположенных по центру больших пальца, принимающих на себя основную массу тела. Тау научились стоять и двигаться без помощи пяток.

Судя по всему, воины Огня тау во многом почти не уступают обычным людям, как, например, в выносливости и переносимости боли.


Начало расследования

Губернатор планеты, лорд Аулис, согласился, что с помощью Муниторума уровень производства действительно возможно повысить, и что новые планы снабжения, требуемого для обеспечения бесперебойной работы кузниц Стигии VIII, вполне достижимы. Он пообещал сделать для этого все, что в его силах, и во всех отношениях показался чиновникам Империума верным и гостеприимным человеком. С самого начала его поведение не вызывало у делегации никаких подозрений.


Делегация Департаменто Муниторум во главе с аудитором-примом Наймусом Дри прибывает в Тарокин на челноках «Аквила». Расследование Дри станет той причиной, по которой Тарос начнет соскальзывать в войну.


Так было до тех пор, пока аудитор-прим не начал посещать отдаленные шахты, где его все больше стали удивлять определенные аспекты горнодобывающей отрасли на Таросе. Во-первых, в пустыне оказалось большое количество заброшенных рудников, что свидетельствовало о бурной деятельности. Каждый раз ему говорили, что рудная жила или пласт были выработаны, и торопились отправиться дальше. По мнению владельцев шахт, это служило доказательством тяжелой и усердной работы, однако для аудитора это означало, что планета выработала почти все резервы, либо они были не настолько крупными, как об этом утверждалось в отчетах за М38.

Тур Дри продолжался, и складывалось впечатление, что на каждой шахте велась активная разведка и полномасштабная разработка новых жил. Добытую руду отделяли и в огромных количествах отправляли в космопорт Тарокина, где она дожидалась прибытия пустых транспортников, которым предстояло доставить ее на перерабатывающие заводы. На первый взгляд все казалось в полном порядке, но аудитор Дри решил копнуть глубже.

С каждой шахты был затребован отчет за последние десять-двадцать лет. Некоторые владельцы отказали, так как их записи были неполными, но большинство ответили, и по их рапортам Дри начал составлять полную картину о количестве руды, вывезенной с Тароса за последнее время. Потом он провел анализ геологических отчетов о новых разведанных залежах и их размерах. Благодаря этой информации он получил хорошее представление о количестве оставшихся ресурсов. Цифры не сходились с теми, что указывались в древнем аудиторском отчете. При текущем уровне добычи, основываясь на данных с перерабатывающих заводов и Стигии VIII, их должно было быть больше, чем указывали текущие подсчеты. Между разными источниками данных явственно просматривалось несоответствие, что не на шутку обеспокоило Дри. Если запасы ресурсов на Таросе были истощены, то где накопленные резервы? Находившейся на складах Тарокина продукции не хватало, чтобы покрыть недостачу. Или ошиблись правители Стигии VIII, и в таком случае прогнозы также были ошибочными, что в будущем могло повлечь за собой острую нехватку ресурсов. Пока что аудитор оставил свои подозрения при себе.

За несколько недель Дри собрал интересующую его информацию с Тароса. В конце осмотра его посетила мысль о том, что здесь все-таки происходит. Перепроизводство. Долгие годы Тарос добывал гораздо больше руды, чем требовалось. Вся она отправлялась в порт Тарокина, и хотя квоты для перерабатывающих заводов и Стигии VIII выполнялись, остальные ресурсы бесследно исчезали. Поскольку поставки не прерывались, ошибки никто не замечал. Здесь след обрывался. Куда делась пропавшая руда? Перед тем как покинуть Тарос, Дри решил встретиться с губернатором планеты и потребовать объяснений, хотя тот мог и не подозревать о проблеме.

И впрямь, губернатор Аулис заявил, что ни о чем подобном не знает. По его сведениям, квоты выполнялись, и транспорты с грузом приходили вовремя. Он не занимался ежедневной проверкой рудников, это была забота владельцев. Губернатор посоветовал Дри спросить у них самих.

Дри обратился к крупнейшим владельцам шахт за объяснениями, которых ни у одного из них не оказалось. Они просто копали, взрывали, и копали дальше. Они находили новые залежи и разрабатывали их настолько быстро, насколько это позволяла рабочая сила. Их защитой было незнание. Наткнувшись на стену молчания, и заподозрив некий сговор, Дри решил предпринять более решительные действия.


Заговор на Таросе

Сам того не подозревая, аудитор-прим начал соприкасаться с паутиной событий, которая формировалась на Таросе на протяжении двух последних десятилетий. Невооруженному взгляду могло показаться, что прибытие аудитора было воспринято любезно; фактически же, его появление породило много беспокойства у руководящей элиты Тароса.

Тау имели давний интерес к планете. По мере расширения их империи звездные системы методически исследовались на предмет возможной колонизации. Среди множества найденных миров оказался и Тарос. Он имел пригодную для дыхания атмосферу, и, даже будучи пустынной планетой с суровыми условиями (сами тау более привычны к жаркому климату, чем к холодному), все же имел небольшие запасы воды и мог поддерживать жизнь. Однако важнейшим его достоинством являлось изобилие минеральных ресурсов. Это отметили как хорошую перспективу для будущей экспансии и быстрой колонизации, но здесь скрывался один большой недостаток. Заключался он в том, что Тарос был миром Империума, и это значило, что захватить его будет непросто. С момента первого контакта с Империумом в звездной системе Девлан и уничтожения корабля-разведчика, тау успели узнать, что Империум не оставит просто так мир, провозглашенный своим во имя Императора. Любая атака повлечет за собой быстрый ответ. Захват Тароса приведет к большой войне, и Эфирные на Т’ау не верили, что игра стоит свеч. Пока были и другие, более легкие цели. Все первоначальные планы быстрого вторжения положили под сукно, но о Таросе не забыли.

Вместо того чтобы завоевать Тарос с помощью войск касты Огня, совет обратился к касте Воды. Дипломатические ходы могли дать результат, если послы проведут тихую и терпеливую игру. Обычно миры Империума чурались любых контактов с чужаками, и представители касты Воды узнали, что многие планетарные губернаторы боялись в первую очередь накликать гнев своих собственных владык. Однако сделки и торговля в небольших объемах могли проводиться, если все держалось в секрете. Мастера торговых гильдий и лидеры торговых картелей были богатыми и жадными людьми, и шанс торговать с динамично развивающейся Империей Тау предлагал им богатства, равных которым они не смогли бы найти на всей Восточной окраине.

Делегация наиболее опытных и хитроумных дипломатов касты Воды была послана на Тарос для встречи с его правителями. Команда включала в себя человеческих представителей с миров, уже сотрудничающих с тау. Вооруженные заверениями, что Империя Тау не имеет планов постоянного расширения в этом регионе, и что Таросу не грозит вторжение, дипломаты должны были только заключить несколько мелких торговых контрактов. В обмен на очень небольшие объемы марганцевой руды тау могли предложить технологии очистки и рециркуляции воды, гидропонное оборудование для выращивания пищи, а также предметы роскоши. Эти вещи могли сделать тяжелую жизнь на Таросе куда проще для местных элит.

Поначалу губернатор игнорировал попытки касты Воды установить контакт. Он хорошо знал, что торговля с чужаками строго воспрещена… но Тарос был лишь одной планетой из миллиона, и небольшие объемы руды никто не стал бы искать. Аулис переговорил с владельцами шахт и торговцами, и те, в свою очередь, увидели шанс получить лишнюю выгоду для себя. Квоты Империума не менялись целыми поколениями. Рудники работали эффективно. Администратум был удовлетворен. Кто узнает, да и кому интересно, если немного лишнего марганца или ванадия будет добыто и продано этим тау? Другие миры богатеют на этом, послы чужаков привели доказательства, а долговременные торговые отношения, возможно, смогут сдержать экспансионизм тау.

Переговоры прошли около двадцати лет назад, и тау сделали первый шаг в двери Тароса. Вначале соглашение было очень небольшим, не более одной поставки марганца и ванадия в год, но, постепенно, после того как губернатор и владельцы шахт вошли во вкус, объемы поставок возросли. Положенная десятина по-прежнему уходила Администратуму, но шахтеры начали искать новые жилы для разработки. За последующие десять лет тау получали все больше и больше влияния на процесс разработки, несколько делегаций касты Земли посетили планету, чтобы предложить помощь и совет. Тау платили за руду технологиями и предметами роскоши, такими как драгоценные камни с Таш’варра и экзотические фрукты с Ау’таала. Высшие слои общества Тароса начали богатеть на незаконной торговле. На протяжении почти двух десятков лет чиновники Администратума оставались в неведении, а влияние тау только росло.

Внезапное прибытие делегации Адептус Муниторум не на шутку встревожило внутренний круг правящей элиты Тароса. Те владельцы шахт, которые получали прибыль от сделки, стали нервничать. Губернатор Аулис призывал к спокойствию. Он говорил, что они могут блефовать, прикинуться, будто ничего не знают, врать, прикрывать свои дела, что угодно. Он верил, что делегация сделает свою работу, Тарос по-прежнему сможет отдавать даже увеличенную десятину, и никто ничего не узнает. Если же действовать необдуманно, тайна будет раскрыта, и их всех арестуют. Впрочем, планетарный губернатор не принял в расчет скрупулезность Дри.

Вскоре аудитор-прим обнаружил дыры в прикрытии и ложь, и у него зародились подозрения. Чем глубже копал Дри, тем сильнее росла тревога. Для заговорщиков ситуация стала принимать отчаянный оборот. Некоторые владельцы шахт даже предложили устранить всю делегацию и свалить вину на тау. Губернатор запретил подобное: если делегации навредят, впоследствии будет только хуже для них всех. Возможно, ему удастся найти какой-то способ дискредитировать отчет аудитора. Лорд Аулис продолжал врать и блефовать до самого отбытия делегации. Тем не менее, события в далекой звездной системе Денеб откроют правду…


Инцидент в системе Денеб

Путевая станция тау, спрятанная на границе астероидного пояса в системе Денеб. Она была уничтожена Имперским Флотом после своего случайного обнаружения патрульным отрядом «Раванор».


А в это время, независимо от событий вокруг Ока Ужаса и Тароса, патрульный отряд Имперского Флота «Раванор» проводил обычный рейд против пиратов в звездной системе Денеб – пустынному региону космоса на границе Дамоклова залива. Патруль в составе пяти кораблей, имевший приказы атаковать и захватывать подозреваемые в пиратстве корабли, а также нападать на любые встреченные силы тау, находился под командованием капитана Дариллиана с «Лорда Раванора», легкого крейсера типа «Неустрашимый». Патрулирование продолжалось несколько месяцев без особых результатов, и капитан Дариллиан уже собирался возвращаться на базу и сообщить, что активность пиратов в регионе была минимальной, когда «VCS-6», фрегат типа «Меч» из эскадры «Скадрин», двигавшийся далеко впереди основных сил, сообщил о том, что его сенсоры засекли три неопознанных транспортных судна. Подозревая, что это могут быть пиратские корабли, за которыми он охотился, капитан Дариллиан начал незаметное преследование.

Патрульный отряд осторожно крался за тремя кораблями через пояс астероидов системы Денеб, выдерживая дистанцию, чтобы не выдать своего присутствия, и максимально используя астероиды в качестве прикрытия. Три дня они продолжали погоню в надежде, что транспортники выведут их к пиратской базе или месту встречи пиратов – и куда большему призу. По всей видимости, капитан Дариллиан не ошибся – конвой вышел к небольшой станции в глубоком космосе на краю астероидного пояса системы Денеб. Однако когда корабли приблизились, стало ясно, что это была вовсе не пиратская база – вместо этого сканеры флагмана определили ее как путевую станцию тау. Капитан Дариллиан имел опыт работы в Дамокловом заливе и встречал такие базы раньше, разбросанные по удаленным районам космоса. Но зачем трем торговым кораблям идти к станции ксеносов? Оставив один из эскортов продолжать наблюдение, капитан приказал отходить и сообщил о странных событиях командованию флота.

Пока «Лорд Раванор» отсутствовал, фрегат «VCS-6» стал свидетелем тому, как троица состыковалась со станцией, а вскоре после этого от нее отчалил корабль тау типа «Эмиссар». Спрятавшись в поясе астероидов, «VCS-6» наблюдал и ждал…

Тем временем астропатическое сообщение капитана Дариллиана достигло верховного командования Имперского Флота, которое точно также не поняло сути происходящего. Запросы относительно злополучной троицы кораблей не дали ровным счетом ничего. Однако кому бы ни принадлежали эти корабли, они определенно якшались с ксеносами. Патрульный отряд «Раванор» получил новый приказ – уничтожить путевую станцию тау и захватить транспортники. Также требовалось взять пленных для последующих допросов.

«Лорд Раванор» возвратился к «VCS-6» и начал подготовку к нападению. Команды боевых станций были подняты по тревоге, и капитаны эскортов получили инструкции. Отряду предстояло медленно приблизиться к станции через пояс астероидов, а затем атаковать на полном ходу, чтобы не дать мерзавцам шанса уйти. «Лорд Раванор» должен будет ударить по станции, а корабли-эскорты – исключить любую возможность побега, либо преследовать тех, кто все же попытается. После уничтожения станции «Лорд Раванор» возьмет один из транспортов на абордаж и захватит его команду в плен. Последний приказ капитана Дариллиана звучал так: «По моему сигналу, прямо на них. Полный вперед, и да поразит Император гнилью сердца предателей!»

По его команде огромные плазменные реакторы всех пяти кораблей Имперского Флота ожили, унося корабли из пояса астероидов к станции. Имея на своей стороне фактор неожиданности, патрульный отряд прошел мимо базы и дал по ней полный бортовой залп в упор. Лэнс-батареи и макропушки взревели в пустоту, и станция утонула в мощных взрывах. С базы тау попытались открыть ответный огонь, но все было тщетно. В первые же мгновения один из транспортников получил прямое попадание и лег в дрейф, а остальные, как и предполагалось, попытались скрыться. Эскадра «Скадрин» немедленно пустилась в погоню. Казалось, внезапная атака сработала, однако затем сюрприз преподнесли и самому капитану Дариллиану – наблюдатели на мостике сообщили о том, что к ним приближаются другие корабли тау. На экранах сканеров появился второй конвой – транспортники и сопровождение из легких боевых кораблей, идентифицированных как тип «Кастелян». Тау быстро приближались. Внезапно вместо атаки из засады патруль «Раванор» угодил в самое настоящее сражение. Видя изменившуюся ситуацию, капитан отозвал эскорты и проложил новый курс на перехват приближающихся кораблей тау.

«Рулевой, разворачивай нас бортом, как только подойдем поближе. Мы посостязаемся с этими псами в стрельбе, и, держу пари, мы их сделаем!», - бросил старый и угрюмый капитан. Он вновь приказал атаковать, подсчитав, что его огневой мощи хватит, чтобы отогнать конвой тау или полностью уничтожить его, если потребуется. «Лорд Раванор» со следовавшими сзади четырьмя эскортами прошел сквозь конвой тау как нож сквозь масло, паля из всех бортовых орудий. От ответного обстрела кораблей тау щиты крейсера запестрели вспышками, а палубы затрясло от огня рельсовых и ионных пушек. Это была безжалостная схватка лицом к лицу, и обе стороны причинили друг другу тяжелый ущерб. Фрегаты типа «Меч» «VCS-6» и «VCS-7» были выведены из строя, а сам «Лорд Раванор» едва плелся из-за повреждений двигателя и пожаров на нескольких палубах. Впрочем, конвой тау был разбит: на поле боя остались дрейфовать повреждённый транспортник и обгоревшие остовы двух «Кастелянов», обстрелянных самыми мощными орудиями крейсера. По торжествующим возгласам канониров патрульного отряда можно было понять, что они превзошли противника, и, несомненно, выиграли сражение. В ходе битвы два неопознанных транспортника смогли улизнуть.

Капитан Дариллиан собрал своих уставших, но победивших офицеров, и сообщил им план дальнейших действий. Абордажные партии должны приготовиться к захвату станции и выведенного из строя транспортника. Всех пленников необходимо доставить непосредственно к капитану. Второй партии предстояло захватить транспортник тау и заполучить его груз. Тем временем «VCS-8» и «VSC-9» подберут выживших из экипажей двух подбитых эскортов. После завершения всех операций потрепанный флот ляжет на обратный курс, прочь из системы Денеб.

На борту транспортника тау абордажная партия нашла только пустые трюмы. Станция получила тяжелейшие повреждения, и финальная бомбардировка перед отходом уничтожит ее окончательно. Экипаж из подбитого транспортника был взят в плен после короткой схватки с выжившими на борту. По видимому, они не имели понятия о том, какой груз находился на борту, но судя по бортовому журналу, последним портом, в который они заходили, был Тарос. Члены экипажа утверждали, что не знали, зачем они здесь, и почему их груз отгружали для тау. Они просто выполняли приказы, но чьи? Пленники отправятся к дознавателям Инквизиции, как только «Лорд Раванор» вернется в порт, и там их лживые языки развяжутся.


«Лорд Раванор» со своими эскортами на рутинном патрулировании. Участники инцидента в системе Денеб так и не узнают о том, что невольно раскрыли правду о происходящем на Таросе и спровоцировали возмездие Империума. Это небольшое столкновение в итоге выльется в полномасштабное вторжение.


По возвращении капитан Дариллиан был награжден орденом Рыцарей Дамокла и получил под свое командование крейсер «Молот Фракии». Он составил полный доклад об «инциденте в системе Денеб», но истинные причины событий оставались тайной для Имперского Флота.

Правда оставалась неизвестной лишь до тех пор, пока доклад о стычке не обнаружил аудитор-прим Дри в ходе расследования пропажи минералов на Таросе. Для него открытие патрульного отряда «Раванор» стало доказательством предательства. Его подозрения подтвердились – тройка транспортных кораблей везла с Тароса груз марганца, ванадия и рения, который изначально предназначался для перерабатывающих заводов, в свою очередь снабжавших Стигии VIII. Но затем конвой получил приказ отгрузить часть руды на станцию чужаков, откуда ее перевезут на их корабли и доставят для дальнейшего использования в Империю Тау. Это был не первый случай передачи, а, вернее, продажи ценных ресурсов ксеносам. Отряду повезло случайно натолкнуться на конвой и станцию, что дало чиновнику Департаменто Муниторум обличающее доказательство, которое ему так требовалось. Таросцы заключили секретную сделку с Империей Тау для выкачивания минеральных ресурсов, что принадлежали Империуму. Дри не сомневался, что во главе заговора стоял ни кто иной, как сам планетарный губернатор. Лорд Аулис мог выглядеть совершенно лояльным со стороны, но в его груди билось черное сердце предателя Империума. Губернатор нарушил священный Пакс Империалис, и за это его ждала расплата.


Тяжелый корабль сопровождения тау «Стражник» принимает на себя полный бортовой залп «Лорда Раванора». Легкий крейсер получил большой урон, но благодаря своей огневой мощи в итоге сумел выиграть сражение.


Скорое возмездие

Аудитор-прим передал свой рапорт в Кабинет магистра Адептус Муниторум на Терре для обсуждения дальнейших действий. Дри завершил расследование на Таросе, и теперь не мог на что-либо повлиять. Не в его власти было решать, что делать с планетой. Право вмешаться имелось лишь у инквизитора, а Дри был простым чиновником.

Кабинет магистра Адептус Муниторум невероятно огромный, и в его обязанности входит надзор за работой всех многочисленных подслужб Департаменто. Пройдет несколько месяцев, прежде чем отчет Дри просмотрит кто-то, обладающий реальными полномочиями. Его рапорт был всего лишь одним из тысяч.

Дри вернулся к своим ежедневным обязанностям. Шестеренки бюрократического аппарата Администратума вращаются медленно, но в конечном итоге ситуация на Таросе все же привлекла внимание магистра Адептус Муниторум. К отчету, в котором говорилось о серьезных нарушениях Пакс Империалис и сговоре с ксеносами, требовалось отнестись со всей серьезностью. Аудитора-прима вызвали для объяснений по поводу его отчета. По словам Дри, Тарос прогнил насквозь, и в сердце заговора стоял сам планетарный губернатор.

Для устранения проблемы следовало предпринять решительные действия. Высшие чины Адептус Терра решили заменить губернатора более надежной персоной. Администратум принялся обдумывать варианты. Первой и самой очевидной мыслью было связаться с Официо Ассасинорум и тайком отправить на Тарос одного из самых смертоносных убийц Империума. Может, служителя храма Виндикар, чтобы тот казнил губернатора за преступления точным выстрелом в голову, или представителя храма Каллидус, который мог бы проникнуть в его свиту и подобраться достаточно близко, чтобы решить дело одним ударом из темноты. Но смерть Аулиса не решала проблемы. Тарос находился слишком близко к границам тау, которые имели на счет планеты свои планы. Империуму требовалось дать чужакам четкий сигнал, что он не потерпит их вмешательства в дела Тароса. Проблема заключалась не столько в планетарном губернаторе, сколько в самих тау. Простое убийство лорда Аулиса не положит конец их амбициям.

От услуг убийцы из Официо Ассасинорум пришлось отказаться ради куда более решительного и масштабного плана – насильственной смены власти. Губернатора и его сторонников ликвидирует ударная группировка. Применение крупных сил покажет наблюдателям тау, что Император намерен удержать Тарос. По завершении операции ударные силы переквалифицируются во временный гарнизон для отражения контратак чужаков. И выполнить подобную миссию в кратчайшие сроки могла только одна сила – Адептус Астартес.

Космодесантники станут инструментом божественной кары на Таросе. Во время Дамоклова крестового похода тау научились бояться лучших воинов человечества, и наземная ударная группировка пошлет ксеносам недвусмысленный сигнал – Империум пойдет на все ради удержания Тароса. Если тау хотят заполучить планету, сначала им придется сразиться с космодесантниками!

Для миссии по смене власти быстро нашелся подходящий капитул, и в крепость-монастырь Мстящих Сынов была немедленно направлена делегация со всей необходимой информацией, а также велеречивым письмом с просьбой о помощи, подписанным магистром Администратума. Позднее в официальных хрониках операция получит название «Первая интервенция на Тарос».


Taros007.jpg

Планетарный обзор: Тарос

Звездная система Тароса: 4 планеты (I-IV), 1 обитаемая (Тарос III)

Размер: экваториальный диаметр: 16000 миль

Гравитация: 0,96G

Спутники: 2 луны

Население: около 12000000 (людей и недолюдей)

Скорость вращения: 1200 миль/час

Тип климата: экстремальный – гиперзасушливый

Состав тропосферы после терраформирования: 76% азота, 20% кислорода, 2% аргона, 1% озона, 0,2% углекислого газа.

Планетарный губернатор: лорд Уфир Аулис, 19-й правитель из дома Аулисов

Климат: исключительно жаркий. Самый холодный климат наблюдается в высокогорных полярных регионах, хотя даже там никогда не формируется лед. Наиболее жаркий – в пустынях.

Среднегодовая температура в прибрежном морской регионе составляет +35° (95F), и поднимается до +50°С (122F) в пустынях. Минимальный уровень осадков – менее 1мм в год.

Ночи довольно холодные, облачный покров практически отсутствует. Большая часть испаряемой влаги конденсируется и возвращается на поверхность по ночам.

Климатические регионы: Тарос делится на четыре основные климатические зоны: горы, засушливые пустыни, полузасушливые пустыни и моря. Пески и скалы покрывают 95% поверхности планеты.

Наибольшим регионом являются горы. Холмы покрывают 40% поверхности Тароса. Они невысокие и подверглись существенной эрозии, но притом крайне негостеприимные. В горных регионах отсутствуют какие-либо дороги и поселения. Они остаются неисследованной территорией.

Второй по величине регион – это засушливые пустыни. Великие песчаные моря необитаемы, и хотя под ними могут скрываться огромные минеральные ресурсы, работа в столь враждебной среде при крайне высоких температурах, без источников воды, с сильными ветрами и постоянной угрозой песчаных бурь (см. «Песчаные дьяволы»), делают такую затею непрактичной. Большая часть пустынь остается неизученной.

Полузасушливые регионы, сосредоточенные близ побережий, в основном представляют собой голые каменистые скалы. На уровне поверхности часто дуют сильные песчаные ветра.

Моря помогают уравновешивать экстремальные температуры на Таросе. Вокруг небольших морей располагаются обитаемые участки полузасушливых пустынь (см. Эстус). Эти регионы – вотчина местных гидрофермеров.

Два наибольших моря на Таросе известны как Ак-Сай и Эм-Сай. Эти небольшие, окруженные со всех сторон землей водоемы являются единственным источником воды на Таросе, и, вероятно, были созданы искусственно в процессе терраформирования планеты в Темную эру технологий. На сегодняшний день эти моря отличаются повышенной щелочностью, но после гидропереработки обеспечивают местное население двумя третьими запасов питьевой воды.

Климатический феномен: высокоскоростные воздушные потоки и «Песчаные дьяволы».

Горячий воздух, исходящий из глубоких пустынь, сталкивается с более холодным воздухом из полярных взгорий. Перепад давлений создает в верхних слоях атмосферы высокоскоростной поток воздуха, который способен достигать невероятных 400 миль/час, что и определяет весь планетарный климат. Если практически везде на Таросе небольшие запасы воды в воздухе конденсируются в легкие облачка, то в самых жарких районах они начинают формировать грозовые тучи, которые движутся на теплых ветрах. При встрече с другим потоком воздуха их верхушки начинают закручиваться с неуклонно растущей скоростью, постепенно превращая всю тучу в циклон. Такие бури могут достигать громадных размеров и длиться днями напролет. Из-за втягивания в себя огромных количеств песка эти ураганы стали известны как «Песчаные дьяволы» (местное название). По большей части они бушуют в пустынях, но время от времени Песчаные дьяволы могут разрушать водные фермы и рудники.

Терраформирование: в далеком прошлом Тарос был мертвым миром, и представлял собой необитаемую, выжженную пустыню. После обнаружения минеральных залежей планеты во времена Темной эры технологий ее терраформировали с помощью добавления воды и генетически выведенной флоры для выработки достаточного количества кислорода. Благодаря этому удалось создать среду, в которой смогло бы выживать небольшое количество людей.

Флора и фауна: местная флора отсутствует. В полузасушливых зонах растут генетически выведенные кустарники и кактусы. В морях водятся токсичные водоросли, которые вырабатывают большую часть кислорода на планете. Известная местная фауна также отсутствует.

Экономика: на Таросе живет почти 12 миллионов людей, по большей части в городе Тарокине и полузасушливых регионах вокруг небольших морей. Тарокин расположен в регионе Эстус, где находится единственный источник питьевой воды на Таросе. Вода здесь отличается высоким содержанием щелочей, но гидрозаводы на побережьях превращают ее в пригодную к употреблению. Этому процессу способствуют немногочисленные водные фермы, которые собирают влагу из воздуха. Водные фермеры продают добытую жидкость планетарному губернатору по эксклюзивным контрактам. Губернатор и его чиновники контролируют всю воду на Таросе, а через нее – всю жизнь.

Тарокин – крупнейшее поселение городского типа, где также располагается единственный космопорт на планете.

Большинство рабочих – это шахтеры-вахтовики, трудящиеся в карьерах и рудниках в пустыне. Другие основные отрасли промышленности представлены обработкой воды и гидрофермерством. Рабочие выращивают пищу на гидропонных фермах с контролируемым климатом. Транспортировка руды – еще одна важная отрасль промышленности, заключающаяся в доставке руд из шахт в пункты сбора в городе перед вывозом за пределы планеты. Для транспортировки на короткие расстояния используется человеческая сила (рабочие в буквальном смысле тащат мешки на плечах) или тракторы с прицепами. Перевозки на дальние расстояния осуществляются с помощью больших грузовых самолетов.

Огрины-рабочие: в М34 тогдашний планетарный губернатор решил повысить продуктивность, для чего запросил завезти огринов с колоний на Йопалле. На Тарос доставили несколько тысяч крупных недолюдей, которые стали трудиться на рудниках в самых негостеприимных пустынях. Сильные и выносливые огрины как нельзя лучше подходят для изнурительных физических работ, связанных с погрузкой, разгрузкой и перевозкой руд. Во многих шахтах на Таросе огрины по-прежнему используются в качестве основной рабочей силы. По данным последней переписи Администратума, проведенной около 400 лет назад, планетарная популяция огринов составляла 10000 особей.

Общество: в основном нищие шахтеры и рабочие, состоящие в «рабочих бандах». Поддерживается высокий уровень технологического развития с автоматизацией многих видов деятельности. Миссионеры Министорум Галаксия не докладывают о каких-либо существенных генетических мутациях.

Водоснабжение: из-за сильной засушливости вода является главным ресурсом на планете. Гидрофермерство – важная отрасль экономики, заключающаяся в переработке морской воды, в результате чего она становится пригодной в употребление. Вся торговля жидкостью контролируется планетарным губернатором через его «водных агентов». Заводы по переработке расположены на побережье, и очищают воду в ходе трехэтапного процесса. Гидрофермы разбросаны по всей территории региона Эстус.

Главные статьи экспорта: минеральные руды для ферросплавов, свинец, ванадий, рений, марганец.

Ванадий: токсичный серебристо-белый металл, содержащийся в ванадиевокислом свинце – красном, желтом или коричневатом минерале, что формируется в процессе выветривания свинцовых руд в пустынных условиях. Используется в стальных сплавах для придания им дополнительной твердости, а также как катализатор в прочих сплавах.

Рений: плотный, серебристо-белый металл с высокой температурой плавления. Содержится в гадолините и молибдените. Используется в вольфрамовых сплавах для жаропрочных термоэлементов.

Марганец: хрупкий серовато-белый металл, содержащийся в манганите – черноватом минерале с примесями оксида марганца. Используются в некоторых сталях (марганцевые стали), а также прочих ферромагнитных сплавах. Марганцевая сталь с содержанием 11-14% марганца отличается большой твердостью и используется для производства высокопрочных промышленных инструментов, вроде камнедробилок, тяжелых поршней и пушечных стволов.

Свинец: тяжелый, токсичный, синевато-белый металл, содержащийся в галените (синевато-черный минерал, состоящий из сульфида свинца). Он очень мягкий, и используется в сплавах для аккумуляторов, кабельных оплеток и противорадиационной защиты.

Кобальт: хрупкий и твердый ферромагнитный металл. Содержится в кобальтине и добавляется в стальные сплавы для защиты от коррозии.

Главные статьи импорта: продовольствие и вода.

Пищевые ресурсы: выращиваются на огромных гидропонных плантациях с контролируемым климатом. Многие здания имеют собственные гидропонные фермы, но крупнейшие расположены вокруг Тарокина и в прибрежных регионах. Они обеспечивают население 80% пищи, остальные 20% завозятся с соседних планет. В основном выращиваются разновидности проса и сорго, представители семейства злаковых, которые обеспечивают людей высокопитательным зерном. Арахис, родственный соевым бобам, является наибольшим источником белка и дает необходимое пищевое разнообразие. Также выращиваются некоторые экзотичные «иномировые» фрукты. Все злаковые культуры способны выживать при минимуме воды, к тому же проходящей через гидропонные плантации по многу раз для предотвращения избыточных трат. Еще одним источником витаминов и белков являются водоросли и морские микроорганизмы, которые проходят химическую обработку и перемалываются в съедобную кашу, именуемую местными «креми». Это – основная пища шахтеров и рабочих. Другие виды пищи, мясо, молочные продукты и предметы элитного потребления приходится импортировать, и они идут исключительно на стол представителей высших слоев общества, чиновников, владельцев шахт и т.п.

Урбанизация: существует один большой город – Тарокин с населением в 4 миллиона человек. Он служит главным пунктом сбора руды, центром планетарного правительства, а также местом распределения воды и пищи. В нем же сосредоточена прочая мелкая промышленность. Окружающие территории (см. Эстус) имеют наибольшую плотность гидроферм, водоперерабатывающих заводов и рудников, но другие крупные поселения практически отсутствуют. Те же, что встречаются, в основном являются небольшими городками, построенными вокруг крупнейших шахт и карьеров.

Эстус: (отмечен на карте). Регион Тарокина и населенный район вокруг морей известен как «Эстус», и здесь проживает около 6 миллионов людей. Местные жители обитают на гидрофермах и во временных шахтерских поселках вокруг рудников, как например станция Тунгуста, Форнакс, Тиндарис, Гиадамарк, станция Сарич, Девкалион и Эреб. Из-за близости морей и благоприятной ветровой обстановки в этом регионе наблюдается самый умеренный климат на всей планете, поэтому большинство людей живут именно здесь.

Прочие геологические объекты:

Иракундский перешеек: участок земли между Ак-сай и Эм-сай, где расположен Тарокин. Он входит в состав региона Тарокина, и является наиболее плотно заселенной частью за чертой города.

Великое песчаное море: бескрайние пустыни, где нет ничего, кроме постоянно движущихся барханов. Великое песчаное море необитаемо, здесь отсутствуют какие-либо дороги. В его глубинах могут находиться неоткрытые гигантские залежи минералов.

Горнило: пустыня, со всех сторон окруженная горами. Попасть сюда можно только на самолете. В этой тепловой ловушке наблюдаются самые высокие температуры на всем Таросе.

Фиирские высоты: каменистые пустоши и взгорья, где процветает бандитизм, но также находятся самые прибыльные рудники.

Известная история Тароса: в имперских архивах отсутствуют точные сведения относительно колонизации Тароса. Скорее всего, планета была обнаружена в ранние годы Темной эры технологий. Данных конкретно по звездной системе Тароса нет, но известно, что многие планеты на Восточной окраине были открыты именно в это время.

Изначально Тарос был мертвым миром, покрытым бескрайней раскаленной пустыней. Если жизнь здесь и присутствовала, то только в форме примитивных микроорганизмов. Планета не имела поверхностной воды, и очень малое количество атмосферной влаги. Воздух не был пригоден для дыхания. Здешние условия были слишком суровыми для выживания.

Тем не менее, первые исследователи заметили, что хотя планета являлась безжизненной, ее экосистема вполне смогла бы поддерживать жизнь. Температуры на Таросе были высокими (в великих пустынях – очень высокими), но не настолько, чтобы сделать планету полностью непригодной для обитания. В атмосфере присутствовала определенная влага, и, кроме того, планета была богата минералами. В ней таились гигантские залежи полезных ископаемых, большая часть из которых находилась у самой поверхности, и добраться до них не составляло труда. Атмосфера отличалась стабильностью, и ее состав при желании можно было изменить. Тарос не был безнадежен в плане колонизации.

Наличие рудных залежей сделало планету перспективным кандидатом на терраформирование. В Темную эру технологий человечество обладало техникой и знаниями для изменения атмосферы и экосистемы планет, чтобы создавать подходящие для обитания людей миры. Трансформация не должна была стать каким-то чудом, здесь собирались сотворить не райский мир с журчащими ручьями и буйной растительностью, а всего-навсего климат, в котором колонисты могли бы жить и работать.

С помощью давно забытой передовой науки и технологий люди взялись превращать безжизненный мир-пустыню в нечто пригодное для жизни. Это случилось не за одну ночь. Потребовалось более 5000 лет безустанных трудов, однако в итоге на поверхности планеты образовались моря. В экосистему ввели специально выведенные растения и водоросли, которые начали вырабатывать кислород. Тщательнейший контроль и забота постепенно изменили атмосферу. То, как именно это удалось, остается загадкой, однако в итоге на Таросе появилась жизнь.

Первое упоминание Тароса в имперских архивах датируется М30, после эры Раздора. Планета была заново открыта покинувшими Землю армиями нового Империума, которые отвоевывали Галактику и воссоединяли человеческие колонии, отрезанные варп-бурями и войнами. Люди едва сумели выжить на Таросе, деградировав до уровня дикарей Каменного Века. Население, которое и раньше вряд ли было большим, сократилось почти до миллиона. Скорее всего, еще за тысячу лет люди на планете вымерли бы полностью.

Повторное открытие минеральных залежей на планете заставило Империум заново колонизировать Тарос. Регрессировавшие колонисты были истреблены, а на их место заселили новых жителей, которые построили шахтерские посты и звездный порт. За десять тысячелетий под имперской властью население Тароса неуклонно росло, пока не достигло нынешнего уровня в 12 миллионов человек. Вокруг звездного порта вырос крупный город. Добыча металлических руд по-прежнему является основным видом деятельности местного населения.

Набор в Имперскую Гвардию: согласно записям Департаменто Муниторум, за 10000 лет (при этом следует помнить, что записи неполные), на Таросе было набрано всего восемь полков Имперской Гвардии. Первый Таросский был уничтожен в ходе 3-го Черного крестового похода, 2-й и 3-й Таросский принимали участие в крестовом походе святого Саена и впоследствии были распущены, а выжившие бойцы определены в другой полк Имперской Гвардии. Участь 4-го и 5-го Таросских неизвестна, данные о них отсутствуют. Шестой Таросский сражался в тяжелых боях с орками, отражая Вааа! Бадуна, и позднее был распущен, а его уцелевшие бойцы восполнили потери 15-го Кадийского полка. Седьмой полк пропал в ходе третьей экспедиции вольного торговца Фулвея Тора вглубь Восточной окраины. Восьмой полк ныне стоит гарнизоном на Геллионе IV.


Шахтерский поселок в пустыне. Рабочие банды обитают в небольших пещерах, пробитых в склоне холма. / Административное здание или штаб рудника. Постройка стоит на колоннах, чтобы создать затененное место для встреч внизу, и частично врыта в склон холма. Многие таросцы живут в подземных домах.


Обычная улица Тарокина. Часто входы ведут под землю.


Резиденция планетарного губернатора и дворцовая территория.


Посадочная яма в космопорте Тарокина. Здесь производилась загрузка челноков рудой, которая затем доставлялись на ждущие над планетой транспортники.


Глава 2: Первая интервенция на Тарос

Десантные капсулы Мстящих Сынов опускаются на Тарос, чтобы предать суду Императора мятежного планетарного губернатора.


Мстящие Сыны быстро откликнулись на просьбу Администратума о карательной операции на Таросе. После встречи с делегацией Администратума магистр ордена собрал своих ротных командиров и объяснил цели миссии.

«Услышьте эти слова: до нас дошла весть, что губернатор системы Тарос преступил священный Пакс Империалис. Он тайно сговорился с ксеносами и посягнул на власть нашего Императора. За эти преступления ему вынесен смертный приговор, и мы, Мстящие Сыны, избраны стать орудием казни! Для нас честь принять на себя эту роль.

Выполнить долг ордена поручается второй роте капитана Армароса. Собирай своих воинов, брат-капитан, но знай, что вы не отправитесь в этот поход одни – магистр кузни пробудит машинных духов Оружейной, и братья из первой и десятой рот протянут вам руку помощи. Магистр флота подготовит ударный крейсер «Проксима Юстсус», и к закату следующего дня вы должны подняться на борт. Да будет ваш путь к Таросу сквозь течения варпа безопасным, и да не отвратится взор Императора от вас в грядущей битве.

Вы избраны обрушить священный гнев Его на этих еретиков. Сокрушите любое сопротивление. Не щадите никого, кто встанет на нашем пути. Пусть судьба Тароса станет посланием всем: Император здесь, и он не отступит! Прочтем же вторую молитву Возмездия, прежде чем наши братья покинут нас».

Вторая рота начала готовиться к войне. Болтеры и силовые доспехи были освящены и благословлены ротным капелланом, а технодесантники пробудили из дремы дредноутов Хакаэля и Кейма. Их системы проверили и признали полностью рабочими. Двадцать четыре часа в крепости-монастыре царила суматошная деятельность, пока вторая рота вместе с ветеранами из первой и скаутами десятой собирали свои силы.

Капитан Армарос и его бойцы погрузились на ударный крейсер капитула «Проксима Юстус» и в сопровождении одного эскорта на полной скорости устремились к границе звездной системы, прежде чем запустить варп-двигатели. За месяц путешествия у них будет достаточно времени для инструктажа и тренировок. Силы интервенции на Тарос отправились в путь.


Планирование

По пути к Таросу капитан Армарос начал планировать атаку и инструктировать своих офицеров и сержантов отделений. Цель миссии была проста – найти и уничтожить планетарного губернатора Аулиса. Процесс выполнения операции также должен послужить серьезной демонстрацией силы. Атака должна стать быстрой, жестокой и беспощадной. Все сопротивление необходимо сокрушить. Это был тот вид задания, в котором космодесантники превосходили любые другие силы. Вооруженный информацией, которую смогли предоставить Администратум и аудитор-прим Дри, капитан спланировал нападение до мельчайших деталей.

Сначала им следовало найти Аулиса. Первой и наиболее очевидной целью будет дворец губернатора, его резиденция. Армарос имел детальные планы огромного здания, чтобы подготовить атаку. Если же губернатор ускользнет, или его вообще не окажется во дворце, атака перейдет во вторую фазу – операцию по поиску и уничтожению. Для этого им придется перебросить на поверхность тяжелое вооружение и технику, и начать прочесывать город. Другие возможные места, где мог бы спрятаться губернатор, также были отмечены для немедленных рейдов сразу после высадки. Во время второй фазы Армаросу также потребуется поддержка «Проксимы Юстус» на низкой орбите с ее мощнейшими сенсорами и другими системами наблюдения, а также, если потребуется, орудиями для орбитальной бомбардировки. Готовность превратить Тарокин в руины станет отличной демонстрацией силы, а также поможет усмирить местное население. Если жители начнут понимать, что все они страдают из-за преступлений губернатора-мятежника, то, возможно, отвернутся от него и сообщат о том, где он скрывается. Это была жестокая тактика, но капитан Армарос был космодесантником, всю свою жизнь подвергавшийся индоктринации и гипнообработке, поэтому его это совершенно не волновало. Единственно-важное – его долг перед Императором. Для него на Таросе больше не было невиновных.

Дворец губернатора был не отдельным сооружением, а целым комплексом правительственных зданий, но первой целью станет личная резиденция Аулиса. Чтобы получить преимущества скорости и неожиданности, Армарос решил воспользоваться десантными капсулами. Все бойцы второй роты, а также терминаторы-ветераны из первой, которые телепортируются на поле боя, сыграют отведенные им роли.


Организация ударной группировки Мстящих Сынов под предводительством капитана Армароса.


Первым делом капитан определил задачу четырех из шести тактических отделений: под покровом тьмы каждое из них установит блокирующую позицию. Приземлившись рядом с целью, они перекроют пути подступов, чтобы не дать подкреплениям быстро добраться до дворца губернатора. Эта часть операции пройдет под руководством ветерана-сержанта Айнима. Он будет отвечать за удержание позиций, при необходимости перебрасывая людей, если одна из них подвергнется мощному удару. Инструктируя Айнима, Армарос находил это крайне маловероятным, поскольку операция планировалась как быстрый удар. Капитан не собирался сидеть и ждать, пока враг опомнится и соберет крупные силы.

Пока четыре отделения будут блокировать район, два штурмовых и два оставшихся тактических отделения приземлятся в самом дворцовом комплексе сразу за десантной капсулой «Ветер смерти», которая упадет первой и даст ракетный залп по всем, кто окажется рядом. Штурмовые отряды сокрушат возможное сопротивление и обыщут весь дворец в поисках лорда Аулиса. Эту атаку возглавят сам капитан Армарос и капеллан Баракэль.

Терминаторы первой роты станут главным инструментом правосудия. Как только отряд капитана Армароса обнаружит губернатора, он использует свой маячок, чтобы вызвать ждущих на крейсере терминаторов. Телепортировавшись, терминаторы появится в нужном месте и с помощью своей огромной огневой мощи ликвидируют цель.

Сразу после успешного завершения задания по связи будет передано кодовое слово «Правосудие», и операция перейдет к фазе эвакуации. Если кодовое слово не поступит в течение часа или будет передан сигнал «Неудача», то цель будет считаться сбежавшей или не присутствовавшей во дворце. «Неудача» будет означать, что план переходит ко второй фазе – поиску и уничтожению.

Во время первой фазы атаки останется небольшой резервный отряд – оба отделения опустошителей, два дредноута и отделение скаутов. Их основная задача будет заключаться в прикрытии отступления роты с последующим формированием боевого охранения вокруг дворца губернатора, пока «Громовой ястреб» будет проводить эвакуацию.

Кроме того, этот отряд потребуется на тот случай, если придется отражать мощное наступление противника. По приказу капитана Армароса резерв выдвинется на перехват – со своим тяжелым вооружением он сможет сразу причинить врагу серьезный урон и дать остальным время, чтобы завершить миссию и либо отойти, либо перейти ко второй фазе операции.

Даже учитывая то, что капитан Армарос собирался высадиться в самом сердце вражеской территории, имея с собой всего 120 боевых братьев, без тяжелой поддержи, техники и предварительной бомбардировки, у его плана имелись три преимущества.

Первое и самое главное – неожиданность. Противники могли ожидать нападение, но они не знали, откуда, когда или каким образом их атакуют. Второе – защитники были всего лишь местными Силами Планетарной Обороны, отнюдь не самыми лучшими и дисциплинированными бойцами, к тому же, по стандартам Космодесанта, крайне плохо вооруженными. Их боевой дух также будет не на высоте, и Армарос ожидал, что после внезапной и быстрой атаки организованное сопротивление рассыплется. Третье – превосходящая концентрация сил. Ударная группировка Мстящих Сынов будет держаться вместе, и сражаться плечом к плечу. Врагу придется вызывать подкрепления с других позиций, и если они задержатся, это даст отряду время завершить задание. Успех потребует сочетания храбрости, точности и быстроты, но космодесантники были готовы продемонстрировать все три качества.


Перед началом главного штурма десантная капсула «Ветер смерит» открывает шквальный огонь по дворцу губернатора, сея панику и смятение среди ничего не подозревающих защитников.


Битва за дворец губернатора

Дворец губернатора – центр правительства на Тарокине. Главное здание – это личная резиденция самого губернатора, представляющее собой просторный дворец, большая часть которого заглублена в каменистый холм. Другими важными сооружениями являются Чертоги Правосудия, Верховный Суд, Зал Сената, совещательный зал советников губернатора, Торговый Зал, где встречаются члены купеческой гильдии, и часовня Божественного Императора – дворцовое святилище имперского культа. Кроме того, здесь расположена Терранская башня – самая высокая точка Тарокина, которая тянется к Святой Терре.


Дворец губернатора


1. Главные ворота

2. Внешняя площадь

3. Кабинеты Администратума

4. Служебные помещения

5. Гидропонные сады

6. Насосная станция и генераторум

7. Резервные баки с водой

8. Станция переработки воды

9. Посадочная площадка для челноков

10. Тарранская башня

11. Часовня Божественного Императора

12. Чертоги Правосудия

13. Зал Сената

14. Внутренний двор

15. Личная резиденция губернатора (большая часть под землей)

16. Дворцовые шпили

17. Казармы СПО

18. Торговый Зал

19. Парадная площадь

20. Крытый переход

21. Командный центр СПО


Ударный крейсер Мстящих Сынов «Проксима Юстис» выключил варп-двигатели и вынырнул в реальный космос на самой границе системы Тарос. Он незамедлительно перешел в полную боевую готовность и взял курс на Тарос II.

Звездные системы большинства имперских миров защищены до той или иной степени, и Тарос не был исключением. На планете располагались ракетные установки класса «земля-орбита», а в космосе находилась эскадра из трех мониторов. Они не шли ни в какое сравнение с тяжеловооруженным и бронированным ударным крейсером Космодесанта, и когда мониторам отдали приказ атаковать приближающихся Адептус Астартес, экипажи всех трех кораблей предпочли ослушаться его и взбунтоваться, чем связываться с Ангелами Смерти. Репутация космодесантников шла впереди них. «Проксима Юстус» подошла к Таросу, не встретив по пути никакого сопротивления.

Когда ударный крейсер выйдет на орбиту, единственную угрозу для него будут представлять ракетные установки. Им потребуется некоторое время для подготовки, наводки и запуска ракет, но по прибытию к планете Адептус Астартес уже будут готовы к сбросу десантных капсул. После их приземления «Проксима Юстсус» со своим эскортом отойдет от Тароса на безопасное расстояние до завершения штурма. Впрочем, при первой необходимости он бы вернулся.

«Проксима Юстус» встала на низкую орбиту, и капитан Армарос приказал запускать первую волну, прежде чем сесть в свою десантную капсулу, которая возглавит вторую волну.

Начало операции прошло идеально. Уносящиеся прочь от крейсера капсулы на скорости вошли в атмосферу и начали снижаться, с помощью тормозных двигателей направляя свой полет к заранее заданным координатам для посадки.

Первым приземлится «Ветер смерти», нацеленный на саму резиденцию губернатора и вооруженный ракетами для зачистки территории беспорядочным огнем. После этого высадятся четыре блокирующих тактических отделения, которые займут оборонительные позиции.

С внутреннего дворика перед резиденцией губернатора Аулиса можно было увидеть, как небо прочертили огненные следы падающих десантных капсул. Далекий рев двигателей и свист ветра становились все громче. Внезапно раздался шипящий вой включившихся на полную мощность тормозных ракетных двигателей, чтобы замедлить стремительное снижение капсул. Затем землю сотряс сильнейший удар, выбивший окна в соседних домах и поднявший столб пыли, сквозь которую безошибочно угадывались очертания десантной капсулы, упавшей прямо в дворик. За кратким мгновением тишины и неподвижности последовал электронный вой задвигающихся болтов, и аппарели начали опускаться. Наконец, пыль улеглась, и потрясенные наблюдатели увидели смертоносный груз «Ветра смерти».

Разлетевшиеся во все стороны ракеты превратили внутренний дворик в пекло. Дворец содрогнулся от какофонии последовательных взрывов, разрушивших здания и вынудивших наблюдателей кинуться в укрытия. После недолгого, но мощного обстрела от дворика остались дымящиеся, объятые пламенем руины. Но это было только начало. Из-за внезапного ракетного удара никто не заметил огненных следов следующих десантных капсул. Разрядив боезапас, «Ветер смерти» умолк, но воздух вновь наполнился ревом тормозных двигателей. С ужасающим грохотом капсулы упали одна за другой, открылись подобно цветкам смерти и выпустили из себя закованных в силовую броню гигантов, целеустремленно двинувшихся сквозь пыль, дым и пламя. Битва за дворец губернатора началась. Первая атака ввела защитников в ступор. Резиденция охранялась одним-единственным караульным отрядом, который принял на себя весь удар. Некоторые погибли на месте, их тела подобно тряпичным куклам перелетели через весь двор и рухнули на усеянный обломками пол. Гарнизон дворца уже среагировал на атаку и покидал казармы, чтобы встретить атакующих во всеоружии.

Капитан Армарос отдал приказы по встроенному в шлем комм-устройству и направился к резиденции. Впереди него побежали штурмовики, приготовившие болт-пистолеты, цепные мечи и осколочные гранаты для атаки главного входа. Послышались характерные звуки выстрелов и разрывы болтов. Караульные попыталась оказать сопротивление космодесантникам, стреляя из лазганов, впрочем, без особого результата.

Достигнув резиденции, штурмовые отделения Мстящих Сынов безжалостно вырезали защищавших вход людей. Затем Астартес взорвали бронированные двери мелтазарядами и ворвались в здание. Увидев то, что случилось снаружи, никто из оставшейся охраны не решился дать им бой. Все они предпочли сбежать, чем встретиться лицом к лицу с печально известными Ангелами Смерти.

Капитан Армарос со своими отделениями принялся обыскивать дворец, зачищая комнату за комнатой осколочными гранатами и очередями из болт-пистолетов. Тактические действия были для космодесантников второй натурой. Те, кто не успел унести ноги, уничтожались. Наконец, передовые отделения ворвались в совещательный зал, где нашла убежище группа чиновников и охраны. Стражники открыли огонь, скорее из отчаяния, чем в надежде на победу. Губернатор Аулис должен находиться среди них, ведь остальная часть здания была уже зачищена. Укрывшись от лазганного огня за дверным косяком, Армарос активировал телепортационный маячок. Сигнал достиг «Проксимы Юстсус», на борту которой в телепортационной комнате уже ждали пятеро тяжелобронированных терминаторов.

Каждый из них был вооружен штормболтером и силовым кулаком, за исключением того, что нес штурмовую пушку, а также ветерана-сержанта Фораса с цепным кулаком, способным пробить практически любой материал. Комната завибрировала от колоссальных энергий. По комнате заплясали молнии, когда техножрецы закончили настраивать телепорт и лихорадочно вознесли молитвы духу древней машины. Ритуалы не подвели.

Отделение терминаторов исчезло в ослепительной белой вспышке, на краткий миг пересекши варп, прежде чем появиться уже в совещательном зале далеко внизу.

Сражение продлилось всего долю секунды. Штурмовая пушка с диким воем обрушила на помещение огненный вал, разнеся столы и стены на куски. К грохоту присоединились штормболтеры, разрывая тела чиновников и охраны. Когда дым рассеялся, в комнате не осталось ни одного живого человека. Планетарный губернатор умер.

Капитан Армарос велел апотекарию Акциуму сверить образцы ДНК погибших людей с генетическим кодом представителей дома Аулисов, хранившимся у ордена Фамулус. Этими данными Администратум снабдил Мстящих Сынов еще до начала миссии. Тест подтвердит, увенчалась ли успехом их операция. Тем временем штурмовики и терминаторы заняли оборону против солдат, которые слишком поздно покинули свои казармы, чтобы успеть спасти командира.

Апотекарий приступил к работе, с помощью нартеция проверяя одно разодранное и окровавленное тело за другим. Результаты всех генетических тестов оказались отрицательными. Акциум сообщил капитану, что губернатора среди мертвых нет. Либо он сбежал, либо по удачному стечению обстоятельств был как раз в другом месте. Армарос выругался и передал по воксу кодовое слово «Неудача». Операция провалилась, и настало время переходить ко второй фазе.


Блокирующая позиция 3

Тем временем за дворцовыми стенами космодесантники обустроили четыре блокирующие позиции. Отделения под началом ветерана-сержанта Айнима действовали четко и слажено. Во время высадки сопротивления не встречалось, но затишье продлилось недолго. Спустя пару минут послышался рёв реактивных двигателей. На город упала огромная черная тень «Манты» тау, летящей над самими крышами зданий. Космодесантники на позициях крепче стиснули болтеры и взяли улицу на прицел. Долго им ждать не пришлось.

Капитан Армарос предвидел, что враги попытаются пробиться к дворцу губернатора, однако не ждал их так скоро, и, кроме того, он не думал столкнуться с хорошо экипированными бойцами армии тау. Появившаяся над ночным городом «Манта» стала первой машиной чужаков, которую Мстящие Сыны увидели на Таросе. А вскоре к блокирующей позиции 3 уже устремились боевые корабли «Рыба-молот», за которыми следовали боескафандры «Кризис» и воины Огня на «Рыбах-дьяволах». На космодесантников несся целый охотничий кадр, стремясь укрепить оборону дворца.

Улицу перед блокирующей позицией 3 внезапно исчертил огонь болтеров и импульсных винтовок. Выпущенная из гранатомета ракета, оставляя дымный след, просвистела над землей и врезалась в лоб «Рыбе-молоту». Ослепительный взрыв прогнул и опалил броню, однако не остановил надвигающийся на воинов гравитанк. Машина открыла ответный огонь, насквозь прошивая здания снарядами из длинноствольной рельсовой пушки и засыпая улицу обломками камней.


Вид с «Громового ястреба». Силы тау собираются для атаки дворца губернатора.


Исход боя был предрешен, но Мстящие Сыны держались до конца, продолжая поливать врагов огнем и отказываясь отходить с позиций. Сержант Айним приказал отряду со второй оборонительной точки – ближайшей к третьей позиции – прийти на помощь своим боевым братьям. Бойцы тактического отделения побежали по улицам на звуки развернувшегося сражения, которые уже эхом отражались от стен домов Тарокина. Ситуация на позиции 3 с каждой минутой становилась все хуже. Силы тау, пользовавшиеся поддержкой тяжелой техникой и сильно превосходившие Адептус Астартес в численности, неуклонно продвигались по улице. Воины Огня перебегали от одной двери к другой под прикрытием боескафандров и «Рыбы-молота». Напор был силен, но Мстящие Сыны понимали, что должны выстоять. Чем дольше они сдерживали ксеносов, тем больше времени давали капитану на выполнение задания. Несколько братьев уже погибли под огнем тяжелых орудий, некоторые получили серьезные ранения, однако продолжали сражаться. Сержант третьего тактического отделения Андура был мертв, и его искалеченное тело лежало наполовину погребенным под каменной кладкой, обрушенной выстрелом рельсовой пушки.

Прибытие второго тактического отделения не помогло исправить ситуацию. Охотничий кадр тау был слишком сильным – ксеносы ураганным огнем вытеснили космодесантников с улицы и заставили укрыться в зданиях. Финальную атаку возглавили боескафандры «Кризис», которые на реактивных ранцах приземлились посреди улицы и накрыли дома пламенем из огнеметов и фузионными зарядами. Выжившие воины второго и третьего отделений получили приказ выйти из боя и отступить к дворцу губернатора. Оставшиеся отряды на первой и четвёртой позициях были также отозваны для перегруппировки под началом капитана Армароса. В перестрелке погибли десять из двадцати братьев, принявших бой на оборонительной позиции 3; еще шестеро были ранены. Для сержанта Айнима это были тяжелые потери. Тау прорвали кордон и, оставив несколько отрядов охранять тылы, устремились к новой цели – дворцу губернатора.


Оборона дворца – День 1

Заблаговременно предупрежденный о наступлении охотничьего кадра, капитан Армарос реорганизовали свои силы для защиты дворца. Губернатора Аулиса до сих пор не нашли, а времени становилось все меньше. Присутствие мощного контингента тау на Таросе оказалось совершенно неожиданным и непредвиденным. Их контратака была столь быстрой, что противник с легкостью перехватил инициативу, заставив космодесантников обороняться. Теперь Мстящие Сыны только реагировали на действия врага. Капитан четко понимал текущую задачу – отразить контрудар имеющимися в распоряжении силами. Вторая фаза операции по поимке губернатора пока что отходила на второй план.

Предвестником следующей атаки тау стал рев реактивных двигателей «Барракуд». Самолеты пролетели над Тарокином и выпустили ракеты по дворцу губернатора. Некогда красивые здания, уже поврежденные в результате нападения космодесантников, стремительно превращались в руины. Стены и опорные колонны рушились под непрекращающимся огнем. Кое-где полыхали и быстро распространялись пожары, в небо поднимался густой черный дым. Залегшие среди развалин Адептус Астартес приготовились к отражению приближающейся атаки.

Капитан Армарос не питал иллюзий – он знал, что этот бой станет серьезным испытанием для его людей. Тау имели большой численный перевес, и их удар будет мощным и кинжально точным. Воинов Императора ждет безжалостная схватка с противником за каждый дом и комнату. Впрочем, ближний бой играл на руку космодесантникам, ведь каждый брат мог с легкостью дать отпор ксеносу. Битва началась сразу же после авиаудара – наземные силы тау проникали в здания, а снайперы с рельсовыми винтовками занимали позиции на любых возвышениях, с которых открывался вид на дворец. Наконец, по охранявшим периметр отрядам защитников открыли огонь из импульсных винтовок. Подъехавшие с соседних улиц транспортники «Рыба-дьявол» высадили отделения воинов Огня, чтобы те попытались выкурить космодесантников фотонными гранатами и огнем скорострельных пушек. Казалось, каждый отряд ввязался в свою собственную небольшую, но безжалостную битву. Солдаты тау пытались прорвать оборону, однако космодесантники упорно сопротивлялись, всякий раз отбрасывая врагов с тяжелыми потерями. Самую большую жатву собирали отделения терминаторов и штурмовиков. Перебираясь из комнаты в комнату пустующего и горящего здания казармы, они раз за разом сцеплялись с врагами под аккомпанемент рева цепных мечей и грохота штурмболтеров. Воины Императора бились настолько свирепо, что тау ничего не оставалось, кроме как отступить, бросив своих убитых и раненых в комнатах и коридорах казармы.


Мстящие Сыны покидают десантные капсулы в ходе молниеносного штурма дворца губернатора.


Опустилась ночь. Армарос и его люди по-прежнему удерживали позиции, но понесли большие потери, а ситуация со снабжением скоро грозила перерасти в новую проблему. Капитан провел учет. У них заканчивались боеприпасы, особенно осколочные и бронебойные гранаты, однако в строю еще оставался восемьдесят один воин, включая всех терминаторов и обоих дредноутов. Для тау бой также не обошелся без тяжелых последствий – решительный отпор космодесантников изрядно потрепал охотничий кадр. После целого дня сражений стороны, наконец, взяли паузу. Впервые после приземления десантных капсул Тарокин не содрогался от грома орудий и взрывов. Казалось, противники остановились, чтобы отдышаться и продолжить бой снова.

Вторая ночь не обошлась без стычек. Тау высылали небольшие отряды, чтобы под покровом ночи закрепиться на удобных огневых точках. То и дело в темноте вспыхивали короткие перестрелки, когда патрулировавшие местность Мстящие Сыны натыкались на группки тау и откидывали их назад.

Именно сейчас Адептус Астартес начали демонстрировать свои наилучшие качества. В отличие от имперских гвардейцев им не требовался сон, а силовая броня продолжала снабжать их питательными веществами и жидкостью, позволяя биться в полную силу. Благодаря выносливости и невероятной способности к восстановлению они оставались такими же готовыми к бою, как непосредственно после высадки. Многие из них получили раны, которые убили бы обычного человека, однако продолжали сражаться, несмотря ни на что.


День 2

Восход второго дня залил красным заревом черное задымленное небо над Тарокином. Исключая несколько случайных столкновений между патрулями, ночь прошла спокойно. Но с рассветом все изменилось. После того как вчерашнюю атаку их пехоты отбили, тау решили бросить на врагов тяжелую технику. Под рев реактивных двигателей «Рыбы-молоты», «Рыбы-дьяволы» и боескафандры медленно двинулись по улицам. Пока контролируемые дронами скорострельные пушки следили за окружающими домами, техника выдвинулась на позиции для обстрела дворца губернатора. Казалось, тау решили, что если они не смогут выдавить оттуда космодесантников, то сравняют весь комплекс с землей.

Для Мстящих Сынов битва стремительно превращалась в изнурительную борьбу за выживание, но так как их миссия была далека от завершения, капитан Армарос намеревался держаться до конца. Чтобы выстоять, ему требовались подкрепления, и он запросил их с «Проксимы Юстус». На борту ударного крейсера находилось множество десантно-штурмовых и транспортных «Громовых ястребов» с бронетехникой, только и ждущих приказа к вылету. Однако из-за того, что под контролем имперских сил находился лишь маленький клочок земли, посылать транспортники сочли слишком рискованной затеей. Снаряженные для наземной атаки «Громовые ястребы» могли бы стать значительным подспорьем для защитников, но кружившие над полем боя «Барракуды» могли втянуть их в воздушное сражение. Пока что самолеты следовало оставить в резерве на случай, если ударной группировке потребуется эвакуация. Армарос вызовет «Громовые ястребы» только тогда, когда положение космодесантников на поверхности станет отчаянным.

Битва, развернувшаяся в первый день, была жестокой, на второй же день ее накал только усилился. Тау использовали затишье, связанное с наступлением темноты, для переброски подкреплений к своим потрепанным охотничьим кадрам. Теперь они собирались кинуть в горнило боя все, что у них имелось, дабы сокрушить Адептус Астартес. К рассвету все «Барракуды» были готовы нанести удар с воздуха, после чего возобновится наземное наступление. Штурм пройдет с разных направлений, но основным вектором сегодняшней атаки станут ворота. Если их защиту удастся сокрушить, то силы космодесантников окажутся расчлененными на маленькие группы, которые позже придется ликвидировать, однако к тому времени битва уже будет выиграна.

Как и в первый день, наземному штурму предшествовал налет «Барракуд», чьи ракеты и скорострельные пушки захлестнули огнем позиции космодесантников среди руин. У Мстящих Сынов не было зенитного оружия, поэтому единственное, что они могли сделать, это хорошо укрыться и ждать конца авианалета. После нескольких заходов на бреющем полете «Барракуды» отправились на перевооружение, и тогда начался обстрел из наземных орудий. С характерным хлестким звуком по зданиям забили снаряды рельсовых пушек. Импульсы от скорострельных пушек срикошетили от стен и обломков. Дворец накрыл мощный и безжалостный огонь из тяжелых орудий. Тау уничтожали Мстящих Сынов издалека, разваливая одно здание за другим. Крыши рушились, стены рассыпались, снаряды прошивали постройки насквозь и разрывались внутри. С оглушительным рокотом здания дворца губернатора падали одно за другим. Над полем боя повисла удушающая дымка из пыли, резко сократившая видимость.


Почтенный брат Кейм шагает по руинам дворца губернатора. Погребенный в дредноуте боевой брат позднее погибнет при обороне дворцовых врат.


Тем временем две «Рыбы-молота» медленно приближались к воротам, на ходу посылая в них снаряд за снарядом, что в конечном итоге привело к их обрушению. Засевшее внутри отделение опустошителей открыло ответный огонь из ракетных установок и лазпушек, но плотный огонь не давал им высунуть головы. Подобной бомбардировки долго выдержать не смогли бы даже космодесантники. Казалось, что в своей ярости тау хотели превзойти Адептус Астартес. Обстрел продолжался все утро и большую часть дня. Капитан Армарос не имел что им противопоставить, кроме тяжелых переносных пушек, но они не могли сравниться в мощи с вооружением ксеносов. За неимением другого выбора капитан вызвал авиаподдержку с «Проксимы Юстсус». «Громовые ястребы» по-прежнему оставались в полной боевой готовности и ожидали команды к вылету. Они подвергали себя огромной опасности, но ситуация внизу только ухудшалась. Армарос быстро спланировал операцию с участием десантно-штурмовых кораблей. «Барракуды» все еще патрулировали небеса, однако «Громовые ястребы» должны были рискнуть, чтобы поддержать своих братьев на земле.


Мстящие Сыны пытаются удержать дворцовые врата под обстрелом тау. Чуть позже в яростной схватке космодесантникам ценой больших потерь все же удастся отбросить ксеносов.


Все пять «Громовых Ястребов» вылетели с ударного крейсера и направились к дворцу губернатора. Они представляли собой внушительный ударный кулак, достаточный для сдерживания тау, но сначала им предстояло прорваться мимо «Барракуд».

Пока подготовившаяся к схватке эскадрилья стремительно спускалась к Тарокину, «Барракуды» начали набирать высоту и ложиться на курс перехвата. Десантно-штурмовые корабли прошли сквозь заслон истребителей, открыв огонь из тяжелых болтеров в ответ на выстрелы скорострельных пушек. Несмотря на многочисленные попадания импульсных снарядов, «Громовые ястребы» сохранили построение и курс, полностью положившись на защиту прочной керамитной брони. Обстрел «Барракуд» не дал никакого результата. Пилоты-космодесантники без особых проблем достигли города, в то время как наводчики обнаружили цели и приготовились к стрельбе из основных пушек.

Звено «Громовых ястребов» с ревом налетело на город, дав залп из боевых орудий, турболазеров и тяжелых болтеров, прежде чем сбросить ракеты. Управляемые снаряды начали падать и детонировать в окрестностях дворца. От взрывов рушились стены и крыши зданий, а шрапнель и пламя захлестывали целые кварталы. От ударных волн затряслись здания по всему городу. Теперь разрушение вышло за пределы дворцовых стен.

По всей видимости, авианалет вызвал среди командующих тау серьезную тревогу, так как после него их атака превратилась в серию нескоординированных боев. Точно оценить причиненный ими урон не представляется возможным, но когда рев «Громовых ястребов» стих, чужаки отступили снова. Затишье в битве не продлилось долго, однако подарило людям капитана Армароса столь необходимое время для реорганизации обороны.

В конечном итоге главный удар обрушился на ворота. Возглавившие атаку «Рыбы-молоты» и боескафандры на полной скорости прорвались через руины дворцовых врат. Ведущая «Рыба-молот» тут же получила прямое попадание из лазпушки и взорвалась в шаре оранжевого огня, но выстрел второго гравитанка уничтожил стрелка. Бронебойная ракета разнесла один боескафандр «Залп», однако после скоротечной схватки три оставшихся опустошителя отступили вглубь дворца. За авангардом из бронетехники последовала пехота в «Рыбах-дьяволах».

Капитан Армарос понял, что теряет контроль над ситуацией, и его оборону вот-вот сокрушат. Не имея других вариантов, он послал в бой отделение терминаторов. Преодолевшие огонь и дым ветераны сошлись с «Кризисами» в ожесточенной перестрелке. Обе стороны понесли тяжелые потери. Космодесантники бились за каждый клочок земли, но ничего не могли противопоставить более тяжелому вооружению чужаков. В схватке погибло трое ветеранов-терминаторов, а также четверо пилотов боескафандров. Присоединившиеся к битве братья Хакаэль и Кейм совместно уничтожили вторую «Рыбу-молот», прежде чем брату Кейму оторвало выстрелом ногу. Дредноут рухнул на землю, где превратился в идеальную цель для ксеносов.

Бой у врат бушевал целый час. Ведомые капелланом Баракэлем защитники героически сражались. Давление усиливалось, и после вступления в бой терминаторов и дредноутов у капитана больше не осталось резервов. Болт-снаряды и ракеты свистели в воздухе, сдерживая воинов Огня. Тем временем тау возобновили атаки по всему периметру, сковывая боем отделения Мстящих Сынов, которые можно было бы перебросить для усиления обороны ворот.

Капитан Армарос понял, что положение безнадежно. Тау обескровили его силы, и тяжелые потери вкупе с нехваткой боеприпасов вынуждали капитана признать, что отступление было теперь единственным способом сохранить роту. Ему этого не хотелось, однако против такого противника его бойцам не сдюжить. Он понятия не имел, сколько у ксеносов на планете войск. Армарос знал, что они бы продержались еще несколько дней, но итогом все равно бы стало тотальное уничтожение подавляющими силами врага, и ради чего? Губернатор Тароса был вне досягаемости, а его Мстящие Сыны могли погибнуть все до единого. Капитану требовалось эвакуировать выживших воинов, чтобы не провалить задание окончательно и бесповоротно.

После короткого совещания с командным составом среди руин резиденции губернатора Армарос вызвал «Проксиму Юстус» и сообщил о своем намерении эвакуироваться. С наступлением ночи «Громовые ястребы» отправятся за уцелевшими воинами. Все командиры, а также те, кто временно исполнял обязанности погибших лидеров, получили соответствующие приказы. Ночью отделения Мстящих Сынов начнут отступать во внутренний дворик дворца, где их один за другим подберут «Громовые ястребы» и доставят на борт ударного крейсера. Подобная операция была сопряжена с огромной сложностью: ее требовалось провести максимально быстро, чтобы не дать тау времени на ответные действия. Капитан Армарос решил лично возглавить арьергард и стать последним, кто взойдет на трап «Громового ястреба».


Эвакуация

Как только на поле боя опустилась тьма, командир Космодесанта окинул взглядом остатки своих войск. Его рота уменьшилась до сорока боеспособных братьев и одного дредноута. Для перевозки подобных сил потребуется не больше двух «Громовых ястребов». Остальные десантно-штурмовые корабли будут обеспечивать прикрытие с воздуха приземлившимся транспортам. Заправленные и полностью вооруженные «Громовые ястребы» отправились выполнять новую задачу.

Апотекарий Акциум тем временем начал извлекать прогеноидные железы из павших братьев, многие из которых были погребены под завалами. Это было очень важным заданием, поскольку капитул понес серьезные потери, и их требовалось восстановить. Капеллан Баракэль прочитал молитву по погибшим, стоя над безжизненным остовом брата Кейма. В прошлом грозная машина войны и герой капитула, теперь он представлял собой дымящуюся груду искореженного металла и проводки. Его смерть стала самой тяжелой утратой для 2-й роты.

Капитан Армарос взял на себя командование остатками тактического отделения и оставшимися скаутами, и приказал первым отрядам, включая брата Хакаэля, апотекария Акциума и капеллана Баракэля, быть готовыми отступить к «Громовому ястребу», едва тот приземлится. Как только первая группа вылетит, вторая волна космодесантников начнет отход к месту эвакуации под прикрытием арьергарда. Вся операция должна была занять не более десяти минут, чтобы тау не успели на нее отреагировать должным образом.

Рев подлетевших «Громовых ястребов» возвестил о начале эвакуации. Медленно продвигаясь во тьме, кроша под ботинками мусор и разбитое стекло, посеченные, обожженные и израненные выжившие бойцы погрузились в десантный отсек ждущей машины. Над головами кружили четыре оставшихся корабля. Брат Хакаэль последним взошел по аппарели, после чего та поднялась. Первый «Громовой ястреб» отбыл на орбиту, уносясь с поля боя. Встревоженные шумом двигателей патрули тау осторожно отправились на разведку. Позиции, с которых космодесантники прежде встречали их шквальным болтерным огнем, опустели.

Тем временем приземлился второй транспорт, на который быстро погрузились оставшиеся отделения. Капитан Армарос начал отступать к посадочной зоне, с болтером наизготовку прикрывая отход своих бойцов. Он последним взбежал по аппарели и нажал кнопку закрытия люка. Три двигателя с грохотом ожили и вновь подняли «Громовой ястреб» в небо. Битва закончилась, но свое задание Мстящие Сыны провалили.


Операции Адептус Арбитрес на Таросе


Каждый мир, находящийся под управлением Империума, имеет участки или укрепленные здания суда Адептус Арбитрес. Арбитры исполняют функции полицейских и силовиков, в обязанности которых входит борьба с преступлениями против Империума и осуждение виновных. Незадолго до атаки Мстящих Сынов магистр, управляющий участком Адептус Арбитрес в Тарокине, получил секретное астротелепатическое сообщение с предупреждением о предстоящих событиях. В послании также содержался приказ, предписывающий арбитрам провести операцию по аресту богатейших владельцев шахт. Эти люди принадлежали к потомственному благородному сословию, управлявшему рудниками на протяжении многих поколений. Они были признаны виновными в сговоре с планетарным губернатором и тау, и должны были понести наказание. Их требовалось арестовать, заключить в тюрьму участка, а затем передать командиру Адептус Астартес.

После получения инструкций магистр Скалька понял, что его участок находится в огромной опасности. Если губернатор замыслил мятеж против Империума, то от арбитров, как от наиболее очевидных представителей власти, следовало избавиться в первую очередь. Нападения можно было ожидать в любой момент. Командующий арбитров не знал, когда космодесантники нанесут удар, но приготовился действовать быстро и решительно, когда атака все же начнется.

Пока Адептус Астартес бились в губернаторском дворце, арбитры отправились за владельцами шахт. Грозные отряды арбитров, закованных в черные панцирные доспехи и вооруженных дробовиками, булавами и щитами, продвигались вглубь пустыни с целью окружить и арестовать владельцев рудников. Достигнув шахт, арбитры натолкнулись на банды разозленных шахтеров. Люди отказывались разойтись, и сопротивление очень быстро переросло в неуправляемый бунт. Рабочие оставались преданными своим шахтам, товарищам и хозяевам. На каждом руднике попытка ареста перерастала в ожесточенную стычку с вооруженными первым, что придется под руку, шахтерами. Когда к сопротивлению стало присоединяться все больше и больше мятежников, арбитрам пришлось отступить. Пока что, защищенные своими рабочими, хозяева шахт избежали имперского правосудия.

Большая часть потрепанных в сражении арбитров вернулась в участок уже после эвакуации космодесантников с Тароса. Люди магистра Скальки оказались в ловушке на мятежной планете, к тому же против численно превосходивших войск тау. Им не оставалось ничего, кроме как держаться во имя Императора и ждать избавления.

Участок в Тарокине был атакован и уничтожен спустя три дня после эвакуации Мстящих Сынов. Информация о выживших арбитрах отсутствует.


Последний «Громовой ястреб» покидает планету. Несмотря на невыполненное задание, капитану Армаросу пришлось оставить свои позиции во дворце. Благодаря защите тау планетарному губернатору удалось выжить, но править долго ему не судилось.


Последствия

Первая интервенция на Тарос закончилась тяжелым поражением для Империума. За два дня боев с тау Мстящие Сыны понесли серьезные потери. Урон, причиненный ксеносам, неизвестен, но также, скорее всего, был значительным. У космодесантников было много подтвержденных убитых со стороны ксеносов, а поле битвы усеивали остовы гравитанков и боескафандров.

Мстящие Сыны остро восприняли свое поражение. Адептус Астартес гордятся титулом «Щита человечества», и поражение от рук чужаков-захватчиков сильно било по их репутации. За смерть брата Кейма следовало отомстить. В крепости-монастыре ордена оплакали павших воинов, и Великий колокол ударил по разу за каждого погибшего на Таросе брата.

События на Таросе, провал вторжения и подтвержденное присутствие значительных сил тау, выступивших в защиту губернатора, вынудили Администратум пересмотреть свое отношение к планете. Как если бы одного поражения было мало, тау еще и заявили о своем праве на господство над одним из миров Императора. То, что раньше считалось пограничной стычкой, теперь переросло в серьезную угрозу. Поэтому, несмотря на то, что события вокруг Ока Ужаса требовали значительных имперских ресурсов, проблему Тароса решили не оставлять без внимания.

Планету официально объявили Экс Империус Ребеллис или той, что восстала против божественной власти Императора. Губернатор Аулис попрал священный Пакс Империалис. Из-за своих действий он стал не просто преступником, но изменником. Магистр Администратума подписал документ, в котором описывались все злодеяния губернатора (более 100, и более чем половина из них каралась смертной казнью). Документ, названный Таросской декларацей, стал разрешением на еще одну, уже более масштабную операцию против восставшей планеты.

В следующий раз это будет не хирургический удар одних только космодесантников, а полноценная атака с участием всех видов имперских войск, желающих поучаствовать в уничтожении ксеноугрозы. Вторжение на Тарос началось...


Брат Хакаэль, дредноут MkIV ордена Мстящих Сынов, вооруженный силовым кулаком и спаренным тяжелым болтером. На правой ноге он несет знак 2-й роты, а также литанию преданности и печать чистоты.


Брат Кейм, дредноут MkV ордена Мстящих Сынов, вооруженный силовым кулаком и спаренной автопушкой. На левой ноге он несет знак участия в кампании на Таросе. Брат Кейм погиб в ходе битвы за дворец губернатора.


Десантная капсула, использованная силами Первой интервенции на Тарос во время атаки дворца губернатора. Данная капсула несет на себе знак первого штурмового отделения роты.


Данная десантная капсула несет на себе командный символ – череп. Возможно, именно в этой капсуле высаживался капитан второй роты Армарос, либо же это «Ветер смерти», с которого началась атака.


Десантно-штурмовой корабль «Громовой ястреб» ордена Мстящих Сынов. Это третий корабль, входивший в состав сил интервенции на Тарос. Он проводил авиаудары, прикрывая эвакуацию роты с планеты.


Боевой корабль «Рыба-молот», вооруженный рельсовой пушкой. Он принимал участие в бою за блокирующую позицию 3, и закамуфлирован для ночных операций.


Бронетранспортер «Рыба-дьявол», использовавшийся в ходе битвы за дворец губернатора, снова в ночной раскраске. Данная машина была уничтожена во время боя.


«Манта». Появление этого самолета над городом стало полной неожиданностью. Он доставил первые силы, которые ответили на вторжение космодесантников, а в дальнейшем перевозил подкрепления тау во время битвы за дворец.


Глава 3: Планирование вторжения

Враг на прицеле. Система наведения захватила «Рыбу-молот» тау.


Высший командный состав

Решение Адептус Администратум о возвращении звездной системы Тарос было продиктовано соображениями, что ее захват облегчит положение на Стигии VIII и, в некоторой степени, других зависимых мирах-кузницах. Именно поэтому возвращение заблудшего населения Тароса обратно в лоно Империума стало теперь целью любого лояльного слуги Императора. Первым шагом стало назначение командования, которое займется планированием и организацией операции.

Начальником штаба и командиром сил вторжения был выбран лорд-главнокомандующий Отто Иван Густавус: офицер Имперской Гвардии с богатым послужным списком, поднявшийся до самых вершин военной машины Империума. Первым делом ему требовалось назначить людей в свой штаб и начать подготовку к вторжению. Перед Густавусом поставили два главных вопроса: когда он будет готов к вторжению, и где должна произойти планетарная высадка? Данные ему инструкции немного проясняли дело: вторжение должно начаться как можно скорее. По меркам Адептус Администратум это могло означать до пяти лет включительно. Густавус же намеревался подготовиться за один стандартный терранский год.

Назначение на штабные должности было нелегким делом. Высшие эшелоны командования Имперской Гвардии буквально кишмя кишат политиканами, которые плетут интриги, находятся во взаимозависимости и пекутся о собственных интересах. Густавус никогда бы не поднялся так высоко, не нажив себе при этом пару-тройку врагов, как и не воспользовавшись помощью, за которую он теперь мог отблагодарить сполна.

На выборы офицеров штаба ушло несколько недель кропотливой работы и сложных переговоров. Самый первый пост был занят без учета мнения лорда-главнокомандующего. Комиссар-генерал Мордред Ван Хорчич станет тенью и правой рукой Густавуса на время проведения кампании. В обязанности высокопоставленного комиссара входило наблюдение за тем, чтобы все офицеры войска Густавуса выполняли свой долг, либо же расплачивались за бездействие. Ван Хорчич, сам по себе внушающий страх человек, был тем, кто держал в своих руках жизни многих слуг Императора, задействованных в кампании.

В течение следующих недель либо самостоятельно, либо вынужденно, лорд-главнокомандующий назначил всех офицеров штаба. Некоторых он не любил, многим даже не доверял, а часть из них была просто навязана ему разным политическими фракциями. Теперь перед Густавусом стояла задача заставить всех этих людей работать вместе на победу.

В состав верховного штаба вошли следующие лица: почитаемый высший магос Задакин Вольта, высокопоставленный представитель мира-кузницы Стигии VIII. Адмирал Котто, назначенный властями Кар Дуниаша на должность командующего флотом вторжения. Лорд-маршал Де Сталь, общевойсковой командир всех полков Имперской Гвардии, на чьи плечи ляжет руководство наземным вторжением. Поставщик-прим Наймус Дри, чиновник от Муниторума, который получил место в штабе после того, как провел расследование событий на Таросе. Также в штаб вошли: маршал авиации Денвельт, штаб-полковник Шейя, дьякон Готц, назначенный представитель кардинала Астрала Веласа, и куратор-адепт Скель. Помимо них были и многие другие, включая командиров Космодесанта и принцепсов легионов титанов, которые также участвовали в кампании.

В задачи штаба входила организация и планирование вторжения, и каждый его член имел собственную сферу ответственности, а также свой личный штаб с помощниками и свитой. В общем и целом верховный штаб командования вторжением, включая субдепартаменты и чиновников, насчитывал около трех тысяч человек.


Подготовка к вторжению

Перед тем как приступить к планированию военной операции Густавусу и его штабу требовалось точно знать, с чем им предстоит столкнуться. Никто из штаба, за исключением Дри, до этого даже не слышал о Таросе, не говоря уже о том, чтобы знать что-либо о планете и звездной системе. Густавус затребовал самую подробную и полную информацию о мире. Он хотел знать все: климат, население, промышленный потенциал, правителей, топографические данные, историю. Для этого адептам Администратума требовалось провести огромный объем работ. За сбор информации отвечал куратор-адепт Скель, чиновник Администратума из Архива Историкус. Он имел доступ к тысячам хранилищам данных по всему сегментуму и даже Империуму, включая великие архивы на самой Терре. Тысячи кураторов, префектов, архивистов и простых служащих принялись искать любые упоминания о Таросе. Из древних и разрозненных сведений постепенно вырисовался портрет планеты и ее обитателей. Благодаря информации о десятине и налогах удалось составить картину добывающей промышленности мира. По данным старых переписей был выстроен график роста населения. Любая, даже самая крохотная крупица информации подвергалась самому пристальному изучению.

В сборе информации также участвовала команда лексмехаников и логисов под руководством магоса Вольты. Они работали со скоростью когитаторов, обрабатывая найденные Скелем данные. Полумеханические служители Адептус Механикус выдавали прогнозы относительно роста населения, погоды, климата, вулканической активности, атмосферных условий, орбитальных циклов. В ходе поисков удалось обнаружить информацию, восходившую к временам Великого крестового похода, и даже обрывки первого отчета эксплораторов о пригодности планеты для терраформирования и последующей колонизации. Из этих бесчисленных фрагментов данных была создана целостная картина. Снимки со спутников, лингвистические исследования, доклады миссионеров, дневники давно погибших путешественников, посещавших или живших на Таросе. Исследования ДНК населения и правящих семейств, проведенные Ордо Фамулус в поиске следов генетических отклонений или мутаций. Данные Адептус Арбитрес об уровне преступности, отчеты о геологической и сейсмической активности. Из виду не упускалась ни одна деталь, которая только могла представлять интерес для Густавуса. В общем и целом на сбор всей необходимой информации ушло шесть месяцев, прежде чем верховный штаб смог приступить непосредственно к планированию вторжения.

После шести месяцев напряженной работы Адептус Терра лорд-главнокомандующий имел четкую картину ситуации. Он знал тип планеты, ее население, и, следовательно, возможности местных СПО по набору рекрутов, а также список поставок вооружения на Тарос за последние годы. Он знал все о снабжении местных вооруженных сил и их способности создавать новые отряды. Он даже имел прогноз по росту преступности на планете (чаще всего первый источник восполнения боевых потерь). Единственной неизвестной в этом уравнении была численность и мощь сил тау на Таросе.

Найти информацию о планах чужаков было гораздо сложнее, и здесь Адептус Терра ничем помочь не могли, поэтому задачу поручили штаб-полковнику Шейе, главе разведуправления Густавуса. Будучи скрытной личностью, Шейя имел собственную разветвленную сеть шпионов, и в прошлом даже успел поработать с Инквизицией. Тау с их философией «Высшего Блага» были крепкими орешками. У Империума имелось всего лишь несколько информаторов внутри Империи Тау, а также несколько людей, в основном торговцев и наемников, чью верность Империум мог просто купить, но большинство людей в Империи Тау были обычными изменниками, отвернувшимися от Императора. Изучая информацию с других планет на границах Империи Тау, а также предыдущие оценки мощи вооруженных сил чужаков и исторические прецеденты, полковник Шейя смог приблизительно рассчитать численность войск ксеносов на Таросе, однако без полевых наблюдателей он никак не мог подтвердить свои догадки.

Пока шел сбор и анализ информации, другие члены штаба также не сидели сложа руки. Чиновники Департаменто Муниторум приступили к длительному процессу поиска сил и средств, необходимых для вторжения.

Предстояло создать, подготовить и доставить с разных уголков Империума полки Имперской Гвардии, и задача эта не отличалась легкостью. Потребность в войсках у Кадийских Врат была огромной, особенно сейчас, когда вокруг Ока Ужаса начала шириться так называемая Чума Неверия. Конечно, Имперская Гвардия – огромная организация, но спрос на новые полки неизменно превышал возможность их набора.

Для того чтобы ему выделили хоть сколько-нибудь войск, Густавус решил намеренно завысить силы, необходимые для проведения операции. Он прекрасно понимал, что не получит всех затребованных полков, но так их количество могло хотя бы приблизиться к минимально нужному. Точных цифр лорд-главнокомандующий назвать не мог, однако он велел своим логисам провести первичный статический анализ, который и стал отправной точкой. Конечно, в последующие месяцы цифры изменятся и в итоге приобретут свой окончательный вид, но сейчас ему хватало и грубой оценки, на основании которой Департаменто Муниторум смог бы приступить к работе, и, наконец, привести в движение шестеренки медленного бюрократического аппарата Империума.


4621-я армия Имперской Гвардии

Все полки Имперской Гвардии, требуемые для вторжения на Тарос, вошли в состав 4621-й армии. Ее командиром стал лорд-маршал Де Сталь, которому было присвоено звание «командующего армией». Под его начало поступят все наземные силы Имперской Гвардии на Таросе. Генералы, полковники и прочие офицеры 4621-й армии будут подчиняться непосредственно Де Сталю и его штабу.

Совместно с лордом-маршалом Густавус начал составлять более подробный перечень сил, которые понадобятся для успешной войны. Конечно, Имперская Гвардия огромна, но, учитывая текущие потребности в войсках, даже она не была бесконечной. Ни один командир никогда не имеет достаточно войск, и Густавус с Де Сталем не были исключением. Первый запрос лорда-маршала, в котором указывался двадцать один полк, лорд-главнокомандующий вернул обратно, назвав его излишне осторожным. Найти столько войск за столь короткий период, который отвел себе Густавус, не представлялось возможным. Лорда-главнокомандующего и самого подгоняли с началом вторжения: каждый день задержки означал потерянные ресурсы, которые Империуму приходилось восполнять из других мест. Де Сталю было велено пересмотреть свои расчеты.

Лорд-маршал вернулся вновь, на сей раз с более скромным запросом в двенадцать полков, который Густавус уже принял, и, в свою очередь, передал Департаменто Муниторум. Тем не менее, там ему отказали, предложив рассчитывать не больше чем на десять полков. И даже тогда у него ушло еще много времени на препирательства с чиновниками Муниторума, чтобы те согласились раздобыть для него эти полки. Густавус согласился начать вторжение с десятью полками только после того, как получил обещание высшего магоса Вольты, что в армию вторжения войдет, по меньшей мере, один легион титанов. Утешенный этой клятвой, Густавус сообщил Де Сталю, что 4621-я армия будет состоять из десяти полков, для удобства в управлении разделенных на две части: Х и XI корпус.

После длительных переговоров с Муниторумом относительно размера армии вторжения, Густавус и Де Сталь перешли непосредственно к выбору войск. В первую очередь лорд-главнокомандующий затребовал полки с планеты Талларн. Беря во внимание специфику климата Тароса, выходцы с Талларна (также пустынного мира) смогут быстро адаптироваться к местным условиям, а благодаря своим навыкам выживания в условиях пустыни и умению экономить воду они станут незаменимыми бойцами. Конечно, рано или поздно любой гвардеец приспособится к тамошнему климату, однако знаменитые Пустынные Налетчики все равно представлялись самым логичным выбором.

Но Талларн – всего один мир, причем с ограниченным количеством людей. Большинство набранных с него армий уже сражались в других войнах, и десять новых полков так легко оттуда не взять. Уровень десятины, выплачиваемой планетой, не допускал столь внезапного и большого оттока людей. На Талларне можно было создать только один новый полк, и такой приказ незамедлительно отдали. Талларнский 331-й полк будет создан, снаряжен и доставлен на Тарос, где и произойдет его боевое крещение. Кроме того, на Тарос можно было перебросить еще три других талларнских полка, хотя все они еще недавно принимали участие в боях и нуждались в пополнении бойцами и техникой. Пятый полк, 3-й Талларнский бронетанковый, в текущий момент нес гарнизонную службу на Балле-Приме. Если ему отыщут замену, то он также присоединится к армии вторжения. В общем и целом половина полков Имперской Гвардии, которые отправятся на Тарос, будут с Талларна. Они сформируют Х корпус.

В состав XI корпуса войдут другие полки Имперской Гвардии, которые Адептус Муниторум решат задействовать в кампании на Таросе. Требовалось найти еще пять полков. Первым из них стал 23-й Элизианский воздушно-десантный полк. Он отличался от остальной 4621-й армии, в первую очередь тем, что был аэромобильным подразделением, имеющим в своем распоряжении множество десантно-штурмовых транспортов «Валькирия». Мобильность будет иметь ключевое значение в боях с тау, поскольку благодаря своим «Мантам», а также засилью гравитанков, дронов и боескафандров они являлись быстрыми и очень маневренными врагами. Простая пехота и техника Имперской Гвардии не могли и надеяться потягаться с ними в скорости, и из-за этого им пришлось бы постоянно биться на условиях чужаков. Легкий воздушно-десантный полк поможет сбалансировать чаши весов и позволит лорду-маршалу Де Сталю не уступать тау в мобильности.

Второе подразделение было выбрано по просьбе самого Де Сталя. Сареннианские штурмовые саперы, по его мнению, являлись одним из самых полезных боевых подразделений в целом сегментуме. Они были экипированы для ближнего боя и штурма укрепленных позиций, расчистки минных полей и прорыва обороны. Сареннианцы были немногочисленными, но им и не придется сражаться как один полк – перед началом вторжения их разделят на взводы и роты и распределят по всем остальным полкам 4621-й армии. Так они обеспечат ядро из штурмовых войск, когда придет время сражаться на улицах самого Тарокина.


Копай во имя победы! «Троянец» роет бульдозерным отвалом огневую точку. После планетарной высадки Имперской Гвардии потребуются мощные оборонительные укрепления.


Помимо них, в состав 4621-й армии вторжения на Тарос вошел также 114-й Кадийский ударный полк, полностью механизированное подразделение под командованием полковника Странски. Далее шел 8-й полк Бримлокских Драгун, имеющий опыт борьбы с налетчиками тау в районе Дамоклова залива. Найти последний полк оказалось сложнее – несколько кандидатов были либо отвергнуты, либо оказалось, что их уже не существует. Так, после доставки 12-го полка Манниненских Рейнджеров выяснилось, что его уцелевших солдат хватало всего на одну усиленную роту. По приказу комиссара-генерала Ван Хорчича полк был распущен, а его бойцы смешаны с талларнцами. К Таросу также послали 42-й Мордианский полк, но его пришлось срочно перебросить для отражения атаки улья-флота Кракен на Восточную окраину. Крайний срок Густавуса становился все ближе, а десятый полк все не находился. В конечном итоге был запрошен 19-й Кригский бронетанковый полк, но на то, чтобы установить его текущее местоположение, передать новые приказы и доставить на Тарос уйдет время. В начальном вторжении он участия не примет.

Также Х корпус усилят двумя ротами штурмовиков. Эти отлично обученные и снаряженные бойцы были элитой Имперской Гвардии. Им предстояло укрепить фронтовые полки, поэтому, как и в случае с сареннианцами, их отделения распределят по остальным подразделениям Имперской Гвардии.

По плану Де Сталя XI корпус будет оказывать поддержку X корпусу. Талларнские полки возьмут на себя основную тяжесть первых боев, а также возглавят высадку. Второй корпус будет следовать за ними и втянется в наземную кампанию, как только та начнется. Флот вторжения доставит в звездную систему Тарос только Х корпус, и в задачи талларнцев входило создание безопасного плацдарма для XI корпуса. После того как весь Х корпус закрепится на планете, первыми спустятся элизианцы, которые дадут 4621-й армии возможность наносить удары в любом месте и в любое время. За ними прибудут кадийцы, Бримлокские Драгуны и, в конечном итоге, кригцы.


Прочие силы

Имперская Гвардия – не единственные вооруженные силы человечества. После того как Администратум взялся за планирование операции, он также разослал запросы по остальным военным организациям. Адептус Терра обеспечит лорда-главнокомандующего полками Имперской Гвардии – основой армии вторжения – однако у Империума имелось множество других боевых сил, и каждая из них вполне могла выполнить свой долг.

Во-первых, Адептус Астартес. Орден Мстящих Сынов уже успел поучаствовать в конфликте, и после тяжёлых потерь восстанавливал свои силы. Увы, им придётся отложить месть тау за свое поражение. Другим капитулом, предоставившим своих воинов, были Рапторы - ударная группировка из двух рот и одной боевой баржи внесёт значительный вклад в силы Империума, как на земле, так и в космосе.

Следующим был высший магос Задакин Вольта, пообещавший Густавусу поддержку легиона титанов. Однако исполнение этой клятвы оказалось для магоса трудной задачей. Самым удобным миром-кузницей, способным предоставить помощь Легио Гонорум, была Стигии VIII. Но к тому времени легион был полностью задействован в другом регионе, и на Стигии не осталось ни одной боевой группы, способной оказать военную помощь. Для того чтобы выполнить обещание, Вольте пришлось срочно искать замену. В конце концов, совершив путешествие к самому сердцу Машинного культа, он явился к правителям Марса и попросил помощи лично у генерала-фабрикатора. В этом он добился лишь частичного успеха. Боевые группы титанов уже отправились оборонять Кадийские Врата, где возникла острая необходимость в самых могущественных боевых машинах Империума для отражения новой волны Хаоса. Но Вольта настаивал на том, что поклялся предоставить легион, ведь Адептус Механикус рассчитывали извлечь немалую выгоду из возвращения Тароса. Наконец, после вмешательства генерала-фабрикатора магосу был выделен небольшой отряд Легио Игнатум под командованием принцепса Йерная. Он состоял всего лишь из четырех «Гончих», и хотя Вольта рассчитывал на большее количество, этого отряда оказалось достаточно, чтобы исполнить данную Густавусу клятву.

Помимо набора и транспортировки полков Департаменто Муниторум мог также предоставить помощь в виде контрактных инженерных и рабочих корпусов. Этим солдатам небоевых специальностей приходилось рыть и строить - их бесценные услуги помогали освободить пехоту Имперской Гвардии от этих столь трудоемких и утомительных обязанностей.

Министорум тоже смог поддержать вторжение на Тарос, но не посылая туда своих солдат. Кардинал Астрал Велас не намеревался оказывать военную помощь силам вторжения – лично он посетил лишь первое совещание штаба, после чего назначил вместо себя своего представителя, некоего дьякона Готца. Кардинал четко дал понять, что не в восторге от этой кампании. Он считал ее бесполезной тратой сил и ресурсов, которым можно было бы найти более достойное применение в борьбе с ересью в других регионах его епархии. Тарос был пыльной планеткой с населением всего в двенадцать миллионов душ, в то время как в мирах-ульях, требовавших военного вмешательства, спасения ждали миллиарды. Кардинал подозревал, что лишь дурное влияние Адептус Механикус заставило Адептус Терра санкционировать эту операцию, а сам он никогда не доверял последователям Машинного культа и их таинственным путям. Велас решил не выделять солдат, но выполнить свой долг, определив в каждый полк Имперской Гвардии священников и исповедников, дабы те охраняли души солдат от ереси. Ордены Диалогус окажут ценную поддержку, прислав экспертов по языку тау, а орден Госпитальеров обеспечит раненым бойцам медицинскую помощь. Но, несмотря на все это, реальный вклад Экклезиархии в кампанию оказался незначителен.

Вероятно, такая скупость кардинала Астрала была во многом связана с политикой высших чинов Адептус Министорум. Он по праву считался могущественным человеком, но в кулуарах поговаривали, что Велас не поддерживал текущий курс Экклезиархии. Помощь в проведении кампании на Таросе означала бы одобрение недавних проповедей официальной церкви, решительно высказывающейся по вопросам о чуждых человечеству расах, а кардиналу нравилось мнить себя независимым человеком, заботившимся о более значительных вещах, нежели двенадцать миллионов жалких шахтеров. Кроме того, он мог таким образом искать расположения тех групп внутри Министорума, которые имели собственные планы на наследование Святого Престола Терры.


Боевая диспозиция

Сил вторжения на Тарос


Список всех подразделений, задействованных в кампании на Таросе


4621-я армия Имперской Гвардии


X корпус

17-й полк Талларнских Пустынных Налетчиков

89-й полк Талларнских Пустынных Налетчиков

331-й полк Талларнских Пустынных Налетчиков

3-й Талларнский бронетанковый полк

12-й Талларнский бронетанковый полк


2356-я рота штурмовиков

2378-я рота штурмовиков


XI корпус

23-й Элизианский воздушно-десантный полк

11-й Сареннианские штурмовые саперы

114-й Кадийский ударный полк

19-й Кригский бронетанковый полк *

8-й полк Бримлокских Драгун*


* Эти два полка не участвовали в боях на Таросе, несмотря на то, что входили в состав 4621-й армии.


Имперские ВВС

Авиакрылья истребителей (4): 83-е, 386-е, 1002-е, 2774-е

Авиакрылья бомбардировщиков (2): 501-е, 2424-е

Тактические авиакрылья (1): 71-е


Легио Астартес

Орден Мстящих Сынов: 1 рота сил интервенции на Тарос

Орден Рапторов: 2 роты ударной группировки Орелия


Адептус Механикус

224 команды технопровидцев

12 команд снабжения


Легио Титаникус

1 боевая группа разведывательных титанов Легио Игнатум


Департаменто Муниторум

2 рабочих корпуса

2 инженерных корпуса

78 колонн снабжения


Оффицио Ассассинорум

количество агентов засекречено


Имперский Флот

5 команд военных авиасвязистов


Министорум

6 полевых медпунктов Ордо Госпитальер

19 команд переводчиков Ордо Диалогус


Администратум

16 погребальных команд

18 адептов-архивистов

42 команды статистиков


Флот вторжения на Тарос


Линейные корабли

«Праведная мощь» типа «Владыка»

«Звезда Кассиопеи» типа «Тиран»

«Черный герцог» типа «Диктатор»

«Молот Фракии» типа «Лунный»

«Август» типа «Неустрашимый»

«Цереб типа «Неустрашимый»


Корабли сопровождения

Эскадра «Странствующие» типа «Меч»

Эскадра «Инвинцис» типа «Меч»

Эскадра «Омна» типа «Кобра»

Эскадра «Новем» типа «Огненная буря»


Транспортные корабли

Вооруженный транспорт «Копьё Империи»

Вооруженный транспорт «Латница Империи»

Вооруженный транспорт «Наковальня Империи»

Вооруженный транспорт «Граф Дерзки»

Транспорт «Принц Мод»

Транспорт «Маркуф»

Транспорт «Святая Мэкри»

Транспорт «Изольда»

Транспорт «Сын Ючи»

Тяжелый транспорт «Колоссия»

Тяжелый транспорт «Благочестие»

Тяжелый транспорт «Кагул»

Тяжелый танкер «Императрица Шведеге»

«Гонорус Рекс» типа «Бегемот»


Флот Адептус Астартес


Орден Рапторов

Боевая баржа «Коготь войны»

Корабль сопровождения типа «Гладий»


Мстящие Сыны

Ударный крейсер «Проксима Юстус»


Имперское командование

Лорд-главнокомандующий Отто Иван Густавус

Густавус – урожденный вальхаллец; немалый рост и широкая грудь придают ему сходство с моржом. Он был назначен главнокомандующим сил вторжения на Тарос после успешного руководства войсками во время Востской Схизмы. Медленно, но верно он поднимался вверх по служебной лестнице высшего командного состава Имперской Гвардии. Еще в юности Густавус начал службу в качестве лейтенанта, командира взвода бронированного кулака, и, в конце концов, получил под свое начало весь полк, после чего пошел на повышение в генеральный штаб. Отвага и боевой опыт Густавуса стоят выше всяких сомнений, он несколько раз был ранен в бою и до сих пор с гордостью носит оставшиеся с тех пор шрамы. Сейчас он руководит всей кампанией и, несмотря на то, что фактически не командует войсками, он имеет право санкционировать или отклонить проведение любой операции, предложенной его подчиненными.

Внушительная фигура Густавуса и его грубый, несдержанный характер скрывают острый государственный ум. Именно эти свои качества он должен будет в полной проявить во время проведения общевойсковой операции вторжения. В перерывах между принятием важных стратегических решений, согласно которых тысячи солдат отправятся на поле боя, лорд-главнокомандующий, окруженный адъютантами, офицерами штаба, комиссарами, советниками Адептус Механикус, бюрократами и т.п., должен будет лавировать между их претензиями на влияние и различные припасы.


Высший командный состав

Комиссар-генерал Мордред ван Хорчич

Ван Хорчич – тень Густавуса и его правая рука. Ему поручено следить за тем, чтобы все офицеры армии добросовестно выполняли свой долг или предстали перед лицом скорого на руку правосудия! В этом ему помогает многочисленная армия комиссаров, приписанных к каждому полку Имперской Гвардии и каждому кораблю флота. Ван Хорчич – страшный человек. Во время операции в горах Адского клинка в Мире Ринна он поднял в атаку солдат и был изувечен зарядом мелты, вследствие чего теперь его жизнь поддерживает лишь бионика. В войсках вторжения Ван Хорчич представляет в своём лице суд высшей инстанции и обладает властью карать и миловать многих из слуг Императора (кроме космодесантников и представителей Адептус Механикус). Как комиссар-генерал Ван Хорчич уполномочен принять на себя руководство любым полком Имперской Гвардии, если он сочтет, что тот не способен справиться со своей задачей, и назначить нового командира, либо возглавить полк самому. Все комиссары сил вторжения подчиняются Ван Хорчичу, а он, в свою очередь, отчитывается лично перед лордом-главнокомандующим Густавусом.


Почитаемый высший магос Задакин Вольта

Член совета правления Стигии VIII, магос Вольта является самым высокопоставленным представителем Адептус Механикус при штабе Густавуса. Он – командир всех сил технической поддержки армии вторжения и главное связующее звено между верховным штабом и правителями мира-кузницы Стигии VIII. Вольта окружен свитой из большого числа логисов, рунических жрецов, лексмехаников и сервиторов.


Адмирал Котто, командующий флотом вторжения на Тарос

Адмирал Котто был назначен командующим Имперского Флота вторжения на время Таросской кампании, и сейчас он имеет право санкционировать проведение любой операции вне пределов атмосферы планеты. Котто – выпускник Кар Дуниашской военно-космической академии в сегментуме Ультима. Рожденный в благородной семье и с пеленок обученный командовать людьми, Котто уверенно шагал по служебной лестнице, командуя кораблями эскорта, легкими крейсерами, крейсерами, пока в итоге не получил ранг адмирала. Он – ветеран многих военных походов против орков-пиратов, налетчиков-хаоситов, а также участник кампаний против тиранидов на Восточной окраине; в этот раз он впервые встретится с тау.

Помимо командования флотом в бою, Котто и его штаб отвечает за организацию, сбор войск и обеспечение кораблей припасами на протяжении всей кампании. Основной проблемой для адмирала стало количество штурмовых и обычных транспортных кораблей для доставки войск лорда-маршала Де Сталя с орбиты на поверхность планеты. Поэтому на стадии планирования Котто и его штаб приложили все усилия, чтобы собрать достаточное число звездолетов для одновременной перевозки трех полков Имперской Гвардии (минимума согласно плану Де Сталя).

В полной уверенности, что его флот при содействии кораблей Космодесанта будет обладать достаточной огневой мощью, чтобы пробиться к орбите через любую защиту, которую смогут организовать тау или предатели с Тароса, при планировании Котто уделяет первоочередное внимание транспортировке войск на планету и последующей доставке припасов. Исходя из этого, как только силы Имперской Гвардии окажутся на поверхности, приоритетным направлением для Котто станет пополнение личного состава войск Гвардии, а также обеспечение их припасами и в особенности водой.


Лорд-маршал Де Сталь, командующий армии, командир 4621-й армии Имперской Гвардии

Де Сталь является главнокомандующим всех наземных сил Имперской Гвардии на Таросе – все генералы и полковники Астра Милитарум подчиняются ему и офицерам его штаба. Лорд-маршал невысокого роста, но имеет острый стратегический ум, отточенный годами службы и подробным изучением Тактики Империалис. Спокойный и внимательный человек, тонко подмечающий детали, Де Сталь предпочитает тщательно спланировать операцию до того как посылать солдат в бой. В прошлом его вдумчивый (или как говорили некоторые, осторожный) подход к ведению боевых действий огорчал более агрессивных по натуре военачальников. Однако Де Сталь уверен, что послать людей на поле боя гораздо легче, чем вывести их оттуда. Сослуживцы за глаза называют его «Клерком», но его интеллигентная манера поведения скрывает под собой жёсткий внутренний стержень и железную волю. Лорд-маршал искренне предан служению Императору.

На Де Сталя возложена ответственность за приведение в действие плана Густавуса на поверхности Тароса. Он возглавляет 4621-ю армию Имперской Гвардии, составляющую все наземные силы вторжения. Воины капитулов Космодесанта и силы Легио Игнатум не подчиняются Де Сталю, хотя именно его мыслью было привлечение к участию в конфликте различных военных организаций Империума.


Капитан Орелий, 3-я рота ордена Рапторов

Самый высокопоставленный офицер Космодесанта в силах вторжения на Тарос, Орелий давно служит своему капитулу, последние сто лет участвуя в войнах и крестовых походах. По приказу магистра ордена в состав войск вторжения была включена вся его рота, а также подразделения поддержки. Несмотря на то, что Густавус является главнокомандующим сил, он практически неспособен контролировать действия Орелия и его людей. И все же боевой опыт капитана и репутация Адептус Астартес делают его ценнейшим членом верховного штаба во время планирования операций. Воины Орелия не будут вовлечены в продолжительную наземную кампанию – как только космодесантники выполнят поставленную задачу, они вернутся на боевую баржу для подготовки к очередной войне. Будучи командиром 3-й роты и более опытным офицером, Орелий выше капитана Кэдеса по старшинству, несмотря на то, что оба они имеют одинаковое звание. Как подобает истинному сыну ордена Рапторов, Орелий предпочитает агрессивный стиль ведения боевых действий, всегда стараясь перенести битву на территорию противника и управляя войсками непосредственно с передовой.


Капитан Кэдес, 6-я рота ордена Рапторов

В задачу Кэдеса входит обеспечение 3-й роты Рапторов поддержкой и пополнением личного состава, поэтому он находится в подчинении капитана Орелия. Однако если тот падет в бою, Кэдес с полным правом заступит на его место и поведет боевых братьев в битву. Несмотря на то, что он не так опытен, как Орелий, Кэдес все равно остается капитаном Адептус Астартес, и в штабе Густавуса его принимают со всем почтением, приличествующим человеку его ранга.


Штаб-полковник Шейя, глава разведуправления

Блестящий офицер, командир 28-го Вальхалльского полка, Шейя был направлен в верховный штаб сил вторжения на Тарос для того, чтобы возглавить службу разведки Густавуса. Офицеры его собственного штаба собирают и обрабатывают информацию из всех доступных источников: боевых донесений гвардейцев, отчетов пилотов Имперских ВВС, с разведывательных титанов, а также из любых других источников, находящихся в распоряжении слуг Императора. Таким образом, Шейя располагает данными по всей стратегической ситуации в целом, а не только по наземным боям на Таросе. Он – начальник тайной службы Густавуса, лицо, уполномоченное действовать скрытно, наделенное куда большей степенью независимости, нежели любой другой офицер штаба. Прежде Шейя работал с инквизитором Гектором Рексом и входил в его свиту во время Гелланового Дела – эта операция прославила Шейю и, невзирая на его невысокое звание, подбросила из «просто» перспективного командира 28-го Вальхалльского полка прямо в высшие круги командования Имперской Гвардии.


Поставщик-прим Наймус Дри, уполномоченный по снабжению

В обязанности высокопоставленного бюрократа из Департаменто Муниторум Наймуса Дри входит обеспечение войск вторжения всем необходимым – от пополнений личного состава, танков и снарядов, до пищи, воды, палаток и т.д. В работе ему помогает собственная маленькая армия чиновников Департаменто, клерков и префектов. Эта должность была предоставлена Дри по его же просьбе после проведенного им расследования событий на Таросе, которое и повлекло за собой войну. Хотя поставщик-прим не имеет под своим командованием ни одного солдата, он все же является одним из важнейших членов штаба Густавуса.


Кардинал Астрал Велас

Как и многие другие разбросанные по Восточной окраине планеты и звездные системы, Тарос находится в епархии кардинала Астрала Веласа. Несмотря на то, что «Его Высокопреосвященство» может по праву занять место в верховном штабе, после первого же совещания Велас вернулся обратно в кардинальский мир, оставив вместо себя представителя, на которого и переложил обязанности по участию в предстоящей войне. Этим доверенным лицом стал дьякон Готц, и теперь он является самым высокопоставленным служащим Адептус Министорум, задействованным в проведении кампании. Священники и исповедники, приписанные к подразделениям Имперской Гвардии и Флота, подчиняются своему кардиналу через дьякона Готца.


Маршал авиации Денвельт

Как командир всех истребительных, бомбардировочных и тактических эскадрилий имперских ВВС, Денвельт несет ответственность за любые действия своих пилотов в воздушном пространстве Тароса. На нем лежит задача планирования бомбовых ударов, авиаприкрытия и проведения транспортных операций, а также материально-техническое обеспечение флота.


Принцепс Йернай

Командующий Дивизио Милитарис Адептус Механикус, слуга Легио Игнатум и командир «Адвенсиса Примарис», титана типа «Гончая». Йернай номинально подчиняется магосу Вольте, однако в действительности является слугой Владык Марса, поэтому при любом столкновении интересов будет выполнять только их приказы. Такая ситуация создает для командования дополнительные проблемы, так как верховный штаб не способен напрямую контролировать действия титанов.


Куратор-адепт Скель

Высокопоставленный чиновник Администратума Скель является связующим звеном между членами верховного штаба и обширными архивами Администратума со всеми их древними записями о Таросе.


4621-я армия Имперской Гвардии

Штаб лорда-маршала Де Сталя

Генерал Вассилий – генерал-квартирмейстер 4621-й армии

Штаб-полковник Нафир – руководитель операциями, X корпус

Штаб-полковник Махри – руководитель операциями, XI корпус


Полковое командование

X корпус

Генерал Барим-Абас (17-й Талларнский полк)

Генерал Изра Омдурман (89-й Талларнский полк)

Полковник Хамид (331-й Талларнский полк)

Генерал Хассо Раз-Азиз (3-й Талларнский бронетанковый полк)

Полковник Ахса-Билад (12-й Талларнский бронетанковый полк)


XI корпус

Генерал Сикава (23-й Элизианский воздушно-десантный полк)

Полковник Горул (11-й Сареннианский батальон штурмовых саперов)

Полковник Странски (114-й Кадийский механизированный полк)

Полковник Фукс (8-й полк Бримлокских Драгун)

Полковник Видемарк (19-й Кригский бронетанковый полк)


Основа удара Империума. Талларнские бронетанковые роты покажут технике тау, кто из них сильнее.


Где и когда?

Почти год команда Густавуса занималась сбором информации и концентрацией войск, и теперь настало время планирования самой операции. Каким образом войска будут доставлены на планету, и как обеспечить их всем необходимым, когда они окажутся на поверхности? Одним из первых выводов, к которым пришел Густавус, стала опасность того, что чем дольше проходили планирование и сбор войск, тем более вероятной становилась угроза утечки информации. Какой-нибудь предатель из близких Густавусу кругов, обладающий доступом к секретной информации, мог передать ее тау за большое вознаграждение, либо за обещание убежища на территории их империи. Предупрежденные таким образом тау оказались бы на более выгодных позициях для отражения атаки. Таким образом, требовалось установить необычайно высокий уровень секретности планирования операций. Полковнику Шейе, чьи попытки внедрить на Тарос шпиона пока терпели неудачи, поручили организовать систему внутренней безопасности. Ему предстояло наладить сеть информаторов внутри верховного штаба, а также в полках Имперской Гвардии. Люди Шейи будут держать ухо востро и докладывать ему о положении дел.

Для соблюдения режима секретности Густавус отдал приказ своим силам вторжения пока что не собираться. Солдаты должны рассеяться по близлежащим секторам, чтобы сойти за подкрепления для множества небольших зон боевых действий. Густавус надеялся, что подготовка пройдет незаметно до тех пор, пока не станет поздно. Командиры полков до последнего момента не будут осведомлены о настоящей точке назначения.

Основываясь на тщательно проделанной в предыдущем году работе, верховный штаб взялся за планирование вторжения. Для того чтобы удовлетворить требования командования Имперской Гвардии и лично лорда-маршала Де Сталя, требовалось согласовать три ключевых момента.

Во-первых, войскам вторжения нужно будет быстро захватить действующий космодром, либо непосредственно во время штурма, либо в ходе наземных операций в течение нескольких следующих дней. Большой космодром будет непременным условием стабильной поставки припасов войскам, участвующим в боях на поверхности планеты.

Во-вторых, вторжение должно будет осуществляться не менее чем тремя полками одновременно. Такого количества войск хватит для прорыва любой не самой сильной обороны противника, организации на вражеской территории канала связи между орбитой и поверхностью планеты, а также захвата надежного плацдарма для отражения любой спешно организованной контратаки. При отсутствии подобной зоны безопасности атака может захлебнуться в первые же несколько дней.


На карте изображена окружающая основные моря Тароса умеренная климатическая зона «Эстус», которая станет центром вторжения и последующей за ним кампании. Все бои проходили именно здесь, в выжженной пустыне площадью четыре миллиона квадратных километров.


В-третьих, водоснабжение. В пустынном мире вроде Тароса вода является ценным ресурсом и добывается на гидрозаводах и станциях переработки. После высадки войскам незамедлительно понадобится надежный канал поставки воды, в противном случае солдаты будут неспособны эффективно действовать в бою.

Эти три немаловажных условия в значительной степени повлияли на ход обсуждения операции. Прежде всего следовало учесть, что на Таросе располагался лишь один космодром, в Тарокине, поэтому штурм города был продуман в мельчайших деталях. Кроме того, Тарокин являлся промышленным и административным центром планеты – если Густавус рассчитывал выиграть войну, ему требовалось захватить город. Пока силы предателей или тау будут удерживать его, война будет продолжаться, и минеральные ресурсы не будут вывозиться с планеты. Враг также это понимал, поэтому самой укрепленной частью планеты станут Тарокин и его регион, Иракундский перешеек. Лобовая атака под огнем защитников вероятнее всего обернется катастрофой, поэтому подобная стратегия была отклонена как слишком рискованная.

Зона высадки должна находиться достаточно близко к конечной цели, чтобы не растягивать линии снабжения, но и достаточно далеко от нее, чтобы не наткнуться на ожесточенное сопротивление противника. Трудности высадки войск на дальней стороне планеты с последующей транспортировкой через полмира каждого солдата, орудия и снаряда делали ее просто невозможной. Учитывая находящийся на орбите флот вторжения, наиболее разумным решением стало бы подобраться как можно ближе к конечной цели. Что касается космодрома, то его захват войдет в список первоочередных задач после высадки. В это время весь инженерный корпус займется постройкой посадочной площадки, предназначенной для приема и отправки кораблей снабжения.

Кроме того, основным ограничением первой атаки будет количество десантных и штурмовых транспортных кораблей. Адмирал Котто получил приказ по организации участия Имперского Флота во вторжении, иными словами, ему поручили изыскать необходимое количество транспортов для проведения высадки. Это оказалось непростой задачей, так как возникла вероятность того, что достаточного числа кораблей для доставки на планету одновременно трех полков Имперской Гвардии попросту не найдется. Но в любом случае Густавус не был уверен, что это понадобится. Три полка давали войскам вторжения возможность одновременно атаковать противника по нескольким направлениям. Де Сталь настаивал именно на таком варианте развития событий, однако лорд-главнокомандующий отверг его. Разделение сил свело бы на нет главное преимущество атакующих. Если на Таросе уже ждали нападения (что не лишено оснований), врагу требовалось защитить каждую позицию, на которую оно может быть направлено. Силам мятежников и тау придется растянуть свою оборону, а план Густавуса позволит войскам Империума сосредоточиться в одной точке и практически задавить противника числом. Для проведения успешной высадки воинам Густавуса нужно будет ударить в одном направлении с такой силой, чтобы сразу же подавить сопротивление неприятеля. Несмотря на то, что разделение войск казалось заманчивой перспективой, в особенности для проведения отвлекающих маневров, высадка в нескольких зонах может повлечь за собой риск того, что полки окажутся отрезанными от каналов снабжения и будут полностью уничтожены в последующих боях. В конечном итоге была утверждена стратегия, согласно которой высадка произойдет в одной зоне. Численность группировки составит столько солдат, на сколько адмирал Котто сумеет найти транспортных кораблей.

До сих пор не было утверждено место начала вторжения. Наилучшим вариантом сочли регион Эстус, севернее или южнее Тарокина. Дислокация войск в северной части подвергала людей воздействию изнуряющей жары и свирепых пылевых бурь Великого песчаного моря. На юге было немного прохладнее, а климатические условия были более стабильны, однако враг также знал об этом и мог лучше подготовиться на юге. В конце концов Густавус избрал второй вариант.

Наконец, ситуация с водоснабжением. Вариант беспрепятственной высадки на ненаселенной и незащищенной территории далеко в пустыне был сразу же отклонен в связи с высокой температурой, недостатком воды, риском возникновения пылевых бурь, а также большим расстоянием до конечной цели. В итоге решили, что где ни произошла высадка, доставка больших объемов воды должна осуществляться с орбиты на тяжелых танкерах, по крайней мере, до тех пор, пока не будет захвачено достаточное количество этого ресурса. До всех бойцов Имперской Гвардии должен быть доведен приказ о том, что все гидрозаводы и любое оборудование для добычи воды, захваченные в ходе кампании, должны быть переданы в распоряжение верховного штаба неповрежденными. Таким образом, наступающие войска могли частично обеспечить себя водой сами. Однако однозначного решения этой непростой задачи не существовало. Жизнь на Таросе была столь тяжела именно по причине нехватки воды – при ее доставке войска Густавуса должны проявить предельную осторожность и установить надежные каналы поставки воды с орбиты наземным войскам в необходимых количествах. Дополнительное оборудование для выпаривания воды будет также загружено для отправки на поверхность.


Глава 4: Вторжение

Первый удар Рапторов. Транспортные «Громовые ястребы» выгружают на поверхность Тароса тяжелую технику космодесантников.


В 2392998.M41 флот вторжения на Тарос официально перешел под командование адмирала Котто, который поднял свой флаг на «Праведной мощи», линейном крейсере типа «Владыка». Шесть линкоров в сопровождении кораблей эскорта и войсковых транспортов, принимающих участие в операции, начали прибывать в точку сбора. Транспорты перевозили войска, артиллерию, технику, танки и огромные запасы топлива, продовольствия, боеприпасов и, в первую очередь, воды. Сбор продолжался три дня, пока транспорты и их эскорты стягивались из различных звездных систем и вставали в строй, формируя армаду вторжения.

Каждый полк Имперской Гвардии поднялся на борт приписанного корабля в точно рассчитанный срок, чтобы попасть к месту встречи одновременно. К тому времени как флот перешел в полную боевую готовность, из всех сил Астра Милитарум в наличии был только Х корпус. Полки XI корпуса последуют за ним во второй волне, когда флот обеспечит безопасность полетов внутри системы и высадит силы вторжения, которые захватят плацдарм на поверхности. Также не прибыла боевая группа титанов Легио Игнатум, но флот не мог ждать отстающих.

Во главе армады вторжения встали два самых больших корабля – линейный крейсер «Праведная мощь» и боевая баржа Рапторов «Коготь войны». Эти два звездолета и их непосредственное сопровождение первыми войдут в звездную систему. Они возглавят силы вторжения, сокрушая все преграды на пути к цели. Три других крейсера последуют за ними во второй линии, образуя мощную боевую группировку в авангарде флота Империума. За ними двинется флотилия транспортов вместе с эскортом из легких крейсеров и фрегатов для непосредственной защиты.

Адмирал Котто был верховным командующим всеми силами Имперского Флота на время операции. Он не знал, что их ждет в системе Тарос, но в ходе формирования флота уже готовился к противостоянию с кораблями тау, прикрывая малые и уязвимые транспорты более крупными звездолетами.

В 404998.M41 на мостик «Праведной мощи» поступил астротелепатический сигнал с приказом выдвигаться к цели. Корабли один за другим запустили маршевые двигатели и легли на курс к Таросу. Давно планируемое вторжение началось...


Звездная система Тарос

Спустя три недели путешествия в изменчивых потоках варп-пространства «Праведная мощь» выключила варп-двигатели и вышла из Имматериума. Под вой корабельных сирен члены экипажа бросились к боевым постам. Сразу же за «Праведной мощью» из варпа вылетел «Коготь войны». Авангард вторжения прибыл, но кораблей тау не обнаружил. Котто приказал направляться к Таросу, однако сенсоры по-прежнему не находили поблизости кораблей противника. От боевой баржи космодесантников пришло подтверждение – их более мощные сканеры также не засекли целей. Адмирал сохранял осторожность – флот до самого прибытия к Таросу оставался в режиме полной готовности к внезапной атаке, которой, впрочем, так и не последовало.

Крейсерская группа, следовавшая за авангардом, составляла костяк боевых сил Котто. Пока что для несшихся к цели «Звезды Кассиопеи», «Черного герцога» и «Молота Фракии» работы не было. Флот тау по-прежнему никак не проявил себя. Несколько эскадр кораблей сопровождения были направлены на поиски противника, но так его и не обнаружили. Возможно, чужаки оставили звездную систему на произвол судьбы, опасаясь встречи лицом к лицу с Имперским Флотом. Возможно, это была ловушка. Адмирал приказал идти к Таросу со всеми предосторожностями, несмотря на нулевую активность противника. Транспорты с войсками могли приблизиться к планете беспрепятственно.

Ожидаемого сражения за господство на низкой орбите и возможность высадить войска не случилось. Имперский Флот неуклонно продвигался вперед, и казалось, вторжению из космоса никто не собирался мешать. С каждой минутой становилось все очевиднее – флота тау здесь нет. Свободный от обязанности защищать транспорты «Коготь войны» двинулся вглубь звездной системы, пока командиры Рапторов начали готовиться к высадке на планету. Боевая баржа в сопровождении эскорта первой вышла на низкую орбиту, пока остальной флот держался от космодесантников на расстоянии, пока те не завершат свою миссию.


Схема перевозки сил вторжения

(Транспорт и основные перевозимые подразделения)


«Праведная мощь» – 2356-я рота штурмовиков, 89-й Талларнский полк

«Звезда Кассиопеи» – 2378-я рота штурмовиков, 89-й Талларнский полк

«Черный герцог» – 1002-е авиакрыло истребителей, 83-е авиакрыло истребителей, 501-е авиакрыло бомбардировщиков

«Молот Фракии» – 386-е авиакрыло истребителей, 3-й Талларнский бронетанковый полк

«Август» – инженерный корпус Департаменто Муниторум

«Цереб» – рабочий корпус Департаменто Муниторум

«Копье Империи» – 17-й Талларнский полк

«Латница Империи» – 17-й талларнский полк

«Наковальня Империи» – 17-й Талларнский полк

«Граф Дерзки» – 89-й Талларнский полк

«Принц Мод» – 89-й Талларнский полк

«Святая Мэкри» – 12-й Талларнский бронетанковый полк

«Изольда» – 12-й Талларнский бронетанковый полк

«Сын Ючи» – 12-й Талларнский бронетанковый полк

«Маркуф» – Ордо Госпитальер, 2774-е авиакрыло истребителей

«Колоссия» – 3-й Талларнский бронетанковый полк

«Благочестие» – рабочий корпус Департаменто Муниторум, 2424-е авиакрыло бомбардировщиков, 71-е тактическое авиакрыло

«Кагул» – 331-й Талларнский полк

«Гонорус Рекс» (отсутствует) – боевая группа титанов Легио Игнатум


Ракетная база «Децима»

Для высадки на Тарос орден Рапторов предоставил третью и шестую роту под командованием капитана Орелия. Дополнительно ударные силы были усилены техникой из Оружейной и кораблями флота капитула, включая боевую баржу «Коготь войны».

Операция, выполнить которую согласились Рапторы, была жизненно важной для всей высадки. Им предстояло уничтожить шахтные пусковые установки планетарной обороны – единственное, что могло угрожать флоту вторжения на геостационарной орбите над плацдармом. Целью их операции являлось разрушение ракетной базы, получившей кодовое обозначение «Децима».

Ракетная база «Децима» была часть комплекса подобных сооружений, построенных Империумом на Таросе в качестве главного средства защиты от враждебных ксеносов. Если проигнорировать ее, то ракеты смогут уничтожить уязвимые транспорты на орбите. Потеря даже одного корабля привела бы к огромным потерям среди находящихся на борту сил Имперской Гвардии, и коренным образом изменила бы ход высадки и всей последующей кампании. Такой риск был неприемлем, поэтому шахты «Децимы» следовало нейтрализовать до того, как главные силы Астра Милитарум начнут высадку.

Район цели также подвергнется массированному обстрелу 250 снарядами из бомбардировочных пушек «Когтя войны», однако существовала опасность того, что одна из шахт уцелеет и впоследствии сможет атаковать транспорты, поэтому на поверхность следовало отправить подразделение, которое удостоверится, что по кораблям не выпустят ни одну ракету. Если бомбардировка полностью разрушит все шахты, то тем лучше, однако гарантии успеха не будет до тех пор, пока бойцы воочию не убедятся в достижении цели миссии. Подземные шахты были спроектированы таким образом, чтобы противостоять самым серьезным обстрелам, и даже устрашающее вооружение «Когтя войны», возможно, не сумеет достать находящиеся внизу ракеты. Верховное командование сочло «Дециму» единственной значительной угрозой силам вторжения, и боевым братьям Рапторов предстояло высадиться первыми и уничтожить базу, расчистив дорогу основным силам.

Согласно плану командования, захват «Децимы» будет осуществлен с помощью наземных сил. Рапторы станут первыми бойцами Империума, которые десантируются на Тарос. Третья рота ордена под началом капитана Орелия, впоследствии усиленная шестой ротой, будут отвечать за выполнение этой жизненно важной миссии. После ликвидации «Децимы» развернется высадка основных сил.

Операция начнется с точечного удара непосредственно с орбиты, без поддержки бронетехники. Задача проста – любой ценой разрушить ракетные шахты. Как только цель будет уничтожена и задачи операции достигнуты, первоначальный десант будет усилен шестой ротой и техникой. Сразу после высадки космодесантники смогут нанести упреждающий удар или контратаковать выдвинувшегося против них противника.


Сбор разведданных

Капитан Орелий приступил к сбору всей возможной информации о цели операции и ее защите сразу же, как только получил подтверждение своей задачи. Ранее верховное командование уже провело в этом направлении большую работу, и некоторая информация могла сослужить космодесантникам хорошую службу.

В одном из документов, найденных куратором-адептом Скелом – докладе из Департаменто Муниторум почти тысячелетней давности, – шла речь о строительстве ракетной базы силами штрафного строительного корпуса. В нем подробно описывалось внутреннее пространство базы – две подземные ракетные шахты, командный бункер и два бомбоубежища достаточного размера, чтобы вместить несколько сотен человек личного состава и службы безопасности. Внешние оборонительные сооружения включали минные поля, рвы, колючую проволоку и позицию ПВО, оборудованную башней «Гидра», а также укрытия для техники и склады. Большая часть сооружений находилась под землей, что делало их уничтожение обычной артиллерией очень непростой задачей, и даже бомбардировочные орудия «Когтя войны» вряд ли смогли бы достать цель на такой глубине. В числе найденной информации также оказались три выцветшие видеопластинки, сделанные в ходе инспекции тогдашним планетарным губернатором после введения базы на службу. На основе этих снимков и рапорта о строительстве была воссоздана карта района цели.

Наносить удар по территории на основании данных из вторых рук было рискованно. Что если режим или тау усовершенствовали оборону, либо увеличили размер или количество шахт? Разумно было бы предположить, что губернатор планеты, переметнувшись на сторону ксеносов, усилит защиту от нападений извне. Капитану Орелию требовалась надежная информация из первых рук.

Прежде чем его боевые братья пойдут в атаку, он вышлет на поверхность имеющихся в наличии скаутов для разведки местности и передачи необходимых данных. В состав ударной группировки входило лишь одно отделение скаутов. Они будут развернуты до того, как начнется бомбардировка. Задача скаутов заключалась в осмотре района цели и передачи собранной информации на «Коготь войны» для окончательной корректировки плана атаки.


Планирование и тренировки

На борту «Когтя войны» Орелий и старшие из его боевых братьев готовились к предстоящей битве. Проведением подобных операций они занимались всю свою жизнь, и все же детальный план разработать следовало. Специальное «освежение памяти» в использовании мелтабомб и подрывных зарядов, огневая подготовка и отработка передвижений в боевых условиях, тренировки по высадке из «Громовых ястребов» – все это вновь и вновь отрабатывалось на борту боевой баржи.

Орелий знал, что первоначальной угрозой для любого планетарного штурма являлись силы ПВО. Они были приоритетными целями, так как потеря «Громового ястреба» с тридцатью боевыми братьями на борту могла подвергнуть всю операцию большому риску. Башню «Гидра» требовалось уничтожить до начала главной атаки на базу.

Третья боевая рота, в соответствии с изложенной в Кодексе Астартес организацией, включала два штурмовых отделения, обученных применять прыжковые ранцы для нанесения ударов с больших или малых высот. Одно из отделений штурмовиков атакует позицию «Гидры» сверху. Они пойдут в первой волне под командованием ветерана-сержанта Игиса, десантировавшись из летящего на большой высоте «Громового ястреба». Обычно такое развертывание осуществляется с малых высот, чтобы избежать огня с земли, но, учитывая характер цели, Орелий приказал десантно-штурмовому кораблю оставаться выше уровня досягаемости автопушек «Гидры». Таким образом, самолет с отделением космодесантников будет в полной безопасности. Риск для братьев попасть под обстрел при спуске сочли меньшим, чем для «Громового ястреба» быть уничтоженным или поврежденным настолько, что ему придется отказаться от выполнения миссии.

Штурмовики высадятся как можно ближе к цели, после чего молниеносно подавят любое сопротивление и установят мелтазаряды на башне «Гидры». Момент, когда отделение штурмовиков покинет «Громовой ястреб», обозначили как «Время Ч». Все остальные этапы операции будут рассчитываться от этого момента. Десантная капсула скаутов будет запущена в Ч -105 и приземлится в Ч -102, скаутам дается 53 минуты для выхода на позиции, изучения цели и отправки рапорта о результатах.

Атака второй волны планировалась в Ч +6 , что даст ветерану-сержанту Игису и его девяти космодесантникам всего шесть минут на уничтожение башни ПВО.


Расписание атаки Рапторов


Ч -105: Запуск десантной капсулы скаутов

Ч -102: Приземление десантной капсулы скаутов

Ч -85: Скауты занимают позиции для наблюдения

Ч -32: Начало орбитальной бомбардировки

Ч -10: Запуск всех «Громовых ястребов»

Ч -2: Завершение орбитальной бомбардировки

Время Ч: Ударная группа «А» производит высадку из «Громового ястреба»

Ч +6: Уничтожение «Гидры», высадка ударных групп «Б» и «В»

Ч +9: Приземление ударной группы «Г»

Ч +15: Предполагаемое время выполнения основной задачи

Ч +30: Предполагаемое время полного подавления сопротивления в районе цели

Ч +40: Начало высадки 6-й роты


Во второй волне пойдут основные ударные силы – два «Громовых ястреба», несущие по два тактических и одному отделению опустошителей, обозначенных как ударные отряды «Б» и «В». Корабли высадят своих пассажиров внутри периметра батареи. Эти отделения атакуют непосредственно ракетные шахты. Сразу за ними приземлится третий «Громовой ястреб» с капитаном Орелием, его командным отделением и всей необходимой поддержкой – апотекарием, технодесантником и двумя оставшимися тактическими отделениями. Эти резервные силы, ставшие ударным отрядом «Г», не имели четкой задачи, и должны были усиливать атаку на том направлении, где она натолкнется на сопротивление. Если все пойдет по плану, то их помощь при выполнении основной задачи не понадобится, и они будут задействованы для обороны периметра уже после уничтожения ракетных шахт. Последние бойцы третьей роты – второе отделение штурмовиков, – останутся на борту «Когтя войны» и высадятся вместе с шестой ротой.

План действия ударных сил «В» и «С» был простым. Два тактических отделения выдвинутся к шахтам под прикрытием огня опустошителей. Приблизившись, они заложат на крышки шахт подрывные заряды, после чего отступят на безопасное расстояние и сержанты отделений подорвут заряды. Крышки обрушатся, сделав запуск ракет невозможным.

После этого третья рота стремительно захватит ракетную базу, подавив любое сопротивление и обеспечив безопасность периметра до того, как прибудет подкрепление и высадится техника ордена. Согласно подсчетам, вся операция продлится не больше тридцати минут от времени Ч и до полного выполнения всех задач миссии.


Силы вторжения на Тарос

Снаряжение космодесантника тактического отделения


Силовые доспехи Mk 7, настроенные и оптимизированные для действий в пустыне

1 х болтер MkIV «Макрагг»

4 х 20-зарядных серповидных магазина для болтера

1 Боевой нож из углеродного композита

2 ручные осколочные гранаты общего назначения типа 14

2 ручные противотанковые крак-гранаты типа 7

1 кумулятивный подрывной заряд (2 штуки на отделение)


Силы вторжения на Тарос

Снаряжение космодесантника штурмового отделения


Силовые доспехи Mk 7, настроенные и оптимизированные для действий в пустыне

1 х болт-пистолет MkII «Макрагг»

4 х 10-зарядных магазина для болт-пистолета

1 цепной меч Mk IIIb

1 Боевой нож из углеродного композита

2 ручные осколочные гранаты общего назначения типа 14

2 мелтазаряда типа 5с

1 прыжковый ранец модели «Фаэтон» с двумя управляемыми реверсивными соплами


Высадка первых сил вторжения. Скауты Рапторов приземлились в пустыне перед началом главной атаки. Их задача заключалась в изучении обороны ракетной базы и корректировке последующей орбитальной бомбардировки.


Орбитальная бомбардировка

Пока авангард флота вторжения приближался к Таросу, «Коготь войны» быстро вышел на позицию для обстрела на низкой геостационарной орбите. Системы прицеливания захватили цели, бомбардировочные пушки и лэнс-излучатели приготовились к залпу, как только вращение планеты приведет район цели на линию огня боевой баржи. Если расчеты орудий выполнят свою задачу, последующий штурм станет простой зачисткой. Если повезет, подрывные заряды не понадобятся, и тяжелые орудия «Когтя войны» уничтожат ракетные шахты прямым попаданием. Это было маловероятно, поскольку уничтожение маленькой хорошо защищенной цели с большой дистанции представляло собой сложную задачу, да и подтверждение с земли оставалось по-прежнему необходимым.

Пока канониры готовились открыть огонь, на летных палубах и в пусковых отсеках «Когтя войны» царило оживление. «Громовые ястребы» подготовили к вылету – в баки доверху залили топливо, каждую систему проверили и перепроверили заново. Теперь четыре десантно-штурмовых корабля Рапторов ждали сигнала к началу вторжения на Тарос.

Каждый космодесантник также готовился к битве. Их силовые доспехи были настроены для действий в условиях пустыни, 99% внутренней жидкости перерабатывалось и максимально участвовало в теплообмене. Болтеры и тяжелое оружие до выдачи в отряды были предварительно пристреляны на корабельном стрельбище. Рядовым братьям выдали дополнительные боеприпасы, гранаты, ножи, цепные мечи и болт-пистолеты. В заключение, каждое тактическое отделение получило по два массивных подрывных заряда, детонаторы к которым передали сержантам.

Перед посадкой вся третья рота выстроилась перед капитаном Орелием, который обратился к своим братьям с речью. Он сказали им, что сегодня они принесут правосудие Императора тем, кто отверг его божественный свет. Им предоставили честь нанести первый удар. Жизнью или смертью своей каждый брат сегодня принесет ордену великую славу. Затем все они опустились на колено перед ротным капелланом и под его руководством прочли предбоевую молитву.

Боевые братья поднялись на ноги в тот момент, когда бомбардировочные пушки «Когтя войны» одна за другой открыли огонь, и палубы содрогнулись от гулкой отдачи. На Тарос посыпались первые снаряды, предвещая начало вторжения. Рапторы заняли места внутри ожидающих команды к взлету «Громовых ястребов».


Космодесантник тактического отделения Рапторов

Taros035.jpg


1. Силовые доспехи

Этот космодесантник носит силовые доспехи MkVII, которые иногда называют «Арморум Импетор» или «Орлиные доспехи», хотя в данном случае мастера капитула заменили нагрудник деталью более старого комплекта MkV, в которой символ орла отсутствует, а силовые кабели перенесены внутрь.

Каждая модель доспехов Адептус Астартес имеет множество разновидностей. Некоторые из них сохранили не все исходные черты, тогда как другие, как в данном случае, используют части от других типов брони. Обычно доспехи подгоняются индивидуально под каждого космодесантника и считаются священной реликвией капитула. Комплекты или их части могут быть очень старыми и часто применяются по многу раз.

Как и все силовые доспехи, этот комплект содержит в себе экзоскелет из сервоприводов и фибропучков, который с помощью нейронного интерфейса, буквального вживленного в позвоночник носителя (через черный панцирь), воспроизводит мышечные команды нервно-двигательным окончаниям. Благодаря этому интерфейсу латы становятся частью носителя и без задержек реагируют на его движения и мысленные импульсы, несмотря на тяжесть комплекта в неподвижном состоянии. Хотя на первый взгляд доспехи выглядят массивными и неповоротливыми, космодесантник почти не чувствует их веса и полностью сохраняет свободу движения.

Мышечные фибропучки и сервоприводы существенно увеличивают и без того немалую силу носителя, позволяя ему поднимать большие тяжести или прыгать еще дальше, чем без доспехов.

Внешний бронированный слой силовых доспехов состоит из литых адамантиевых и пластальных плит, заключенных в аблативный керамит. Благодаря своей форме броня способна не только отводить, но и поглощать кинетическую энергию ударов. Наплечники содержат в себе небольшие автореактивные пластинки, которые микровзрывом вышибаются наружу для погашения энергии удара и препятствования пробитию брони.

Под броней расположены многочисленные системы жизнеобеспечения и боевые механизмы доспехов. В нижней задней части находится отсек с жидкой протеиновой пищей, которая в сочетании с генетически улучшенным метаболизмом космодесантника не производит отходов и позволяет его организму функционировать без необходимости принимать любую другую еду. Таким образом, во время боя космодесантнику не требуется вода и пища, поскольку доспехи обеспечивают его всем нужным.

Кроме того, у брони есть запасной источник энергии с солнечной панелью для дозарядки, благодаря чему она может некоторое время работать без ранца.

Также комплект силовых доспехов имеет встроенный инжектор с пятью дозами противоядия от самых распространенных ядов и токсинов. Еще инжектор можно использовать для введения стимуляторов, и, хоть это противоречит уложениям Кодекса Астартес, для впрыскивания боевых наркотиков, что практикуется в некоторых капитулах.

В ладонях перчаток находятся сенсоры для считывания информации с оружия и передачи генетических опознавательных кодов, без которых болтер космодесантника стрелять не будет.

Ботинки имеют магнитные подошвы, созданные из микропористого липкого материала, так что космодесантник не поскользнется даже на самой гладкой поверхности. Функцию примагничивания можно включать и отключать при необходимости.


2. Ранец

Главный источник энергии силовых доспехов находится в ранце. Это высокоэффективное субатомное ядро питает все внутренние системы брони. Также на случай непредвиденных обстоятельств комплект содержит резервный источник питания и запасную микросолнечную панель. Резервный источник питания можно заряжать с помощью солнечной панели, и полного заряда должно хватить на месяц (при условии отключения всех некритичных систем) без необходимости капитального техобслуживания и пополнения припасов.

На ранце расположены характерные сопла рассеивателей избыточного тепла, выбросы которого можно использовать для ограниченного маневрирования в условиях нулевой гравитации.

Еще в ранце находятся запасы кислорода и система очистки воздуха, что позволяет носителю дышать в токсичной среде. В сочетании с имплантированным мультилегким космодесантник способен биться в любых условиях, даже под водой и в космическом вакууме. Системы забора воздуха также размещены на ранце.

В нижнюю часть ранца встроена терморегулирующая система. В бою комплект работает на максимальной мощности и поэтому быстро нагревается. Температуру можно регулировать в зависимости от окружающей среды, к примеру, сохраняя больше тепла в зимних условиях или при -278°С глубокого космоса, нежели в жарком климате. На Таросе этот комплект будет оптимизирован под среднегодовую температуру планеты. Носитель доспехов будет чувствовать лишь незначительные температурные колебания, поскольку комплект поддерживает нужную температуру, чтобы космодесантник мог сражаться на пике физической эффективности.


Брат Калиус из 3-й роты ордена Рапторов. Брат-ветеран 2-го тактического отделения принял участие в атаке на ракетную базу «Децима».


3. Шлем

В этом улучшенном шлеме MkVII находится большая часть боевых систем доспехов. Все они известны под общим названием «авточувства». Кроме того, в него же встроен вокс-аппарат, включаемый силой мысли.

В шлеме космодесантника имеется также дополнительный усилитель сигнала и шифровальщик для блокирования попыток прослушивания каналов. В правом глазу расположен дальномер, прицел и система распознавания врагов и союзников. Эти устройства больше распространены в отделениях опустошителей, однако не ограничиваются только ими.

Визор отображает тактическую информацию, вроде карт, путевых маркеров, компаса, а также данных с оружия, которые передаются через ладонь перчатки. К последнему обычно относится счетчик боеприпасов, но также это могут быть предупреждения о перегреве или заклинивании. В шлеме также находится система четырехкратного увеличения изображения, которая в сочетании с оккулобом Адептус Астартес позволяет космодесантнику хорошо видеть практически в любых условиях. Помимо прочего, у визора есть базовая функция инфракрасного сканирования.

Благодаря авточувствам космодесантник имеет полный доступ к данным о состоянии доспехов и информации об окружающей среде, вроде состава атмосферы, барометрического давления, наличия опасных химикатов и токсинов и т.п. Диагностические сенсоры для получения подобного рода информации размещены в разных местах доспехов.

Шлем может показывать биологические данные о самом космодесантнике – пульс его обоих сердец, кровяное давление, уровень токсинов, работа органа Ларрамана и оолитической почки, оценка внутренних повреждений. Показания биологического статуса могут также передаваться командиру для отслеживания в условиях боя и тренировок.

Помимо обеспечения связи, наушники шлема также защищают носителя от звуковых атак и имеют усилитель для уха Лимана, улучшая слух Адептус Астартес и позволяя ему отфильтровывать посторонние шумы. Благодаря уху Лимана космодесантник не испытывает головокружения и дезориентации даже после мощной взрывной волны.

Решетка в шлеме содержит микрофон, позволяющий носителю нормально говорить сквозь шлем или усиливать свой голос на небольшом расстоянии, что иногда бывает полезным в условиях боя. Если позволяет атмосфера, решетку можно открыть, чтобы носитель мог дышать обычным воздухом, а не использовать систему очистки или внутренние запасы кислорода.

Наконец, шлем имеет автореактивный фотохроматический визор, который защищает носителя от резких изменений освещения, тускнея или полностью затемняясь, чтобы космодесантника не ослепило внезапной вспышкой света.


4. Реликвии и инсигнии

К левому наплечнику прикреплены два гравированных черепа. Это – святые реликвии, возможно, принадлежащие предыдущим владельцам брони, погибшим товарищам по отделению или же достойным врагам, взятые в качестве трофея. В капитулах Космодесанта повсеместно распространенны небольшие культы, которые имеют свои собственные ритуалы и традиции, нередко доставшиеся в наследство с рекрутского мира ордена. Подобные награды вручаются ротным капелланом за особые заслуги или проявленную в бою храбрость.

Нагрудный орел служит символом верности этого космодесантника Императору. Нагрудные орлы широко распространены во всех капитулах Космодесанта.

Символом ордена Рапторов служит белая орлиная голова. Она носится на левом наплечнике (здесь виден только клюв) и на правом наколеннике.

На правом наплечнике размещены обозначения тактического отделения (большая стрелка), а также порядковый номер отделения (написанный римскими цифрами), в данном случае – второе. Ниже располагается личный свиток с именем космодесантника, который, как и прочие «некодексные» дополнения к доспехам, вручается ротным капелланом для укрепления веры и боевого духа бойца.

Эмблема кампании на Таросе (скрещенные копья на красном диске) временно нарисована на левом поноже и шлеме. Этот символ должны носить все воины Императора, сражающиеся на Таросе, независимо от боевого подразделения или организации. Эмблема помогает распознавать союзников в ходе объединенных операций, и после завершения кампании ее уберут.

Данный космодесантник является ветераном, поэтому имеет собственную символику – закрепленный на правом наплечнике щит с символом солнца. Его смысл неизвестен, но может восходить к временам перед вступлением в Космодесант.

Наконец, на корпусе болтера нарисовано двенадцать отметок убийств, вероятно, оставшихся с прошлых миссий.


5. Болтер

Этот космодесантник – член тактического отделения, поэтому его главным оружием является болтер. Он представляет собой стандартную модель MkIV с серповидным магазином, снаряженным двадцатью болтами. Каждый болт – это бронебойный масс-реактивный разрывной снаряд с миниатюрным ракетным двигателем. Болты разрываются после попадания в цель, и способны уничтожить небольшую машину, не говоря уже о простом пехотинце. Оружие может стрелять в одиночном или полуавтоматическом режиме быстрыми отсечками по три болта. В рукояти болтера также расположен сканер отпечатка ладони для генетической идентификации стрелка.


6. Гранаты и снаряжение

Помимо болтера брат Калиус несет другую боевую экипировку. На поясе у него висят две осколочные гранаты. Также он имеет три подсумка с магазинами к болтеру. Цилиндрический предмет на спине под ранцем распознать сложнее. Учитывая характер первой миссии Рапторов на Таросе, это может быть подрывной заряд направленного действия для уничтожения ракетной шахты. На изображении этого не видно, однако космодесантник также несет крак-гранаты, и, вполне возможно, болт-пистолет в качестве запасного оружия.


7. Боевой нож

Последнее оружие космодесантника, и его единственное оружие ближнего боя, это боевой нож. Он представляет собой настоящее произведение искусства с крестовиной в форме орла, увесистым навершием и лезвием длиной в 50 сантиметров, что делает его практически коротким мечом. Его используют в ближнем бою, поэтому он всегда отточен до бритвенной остроты.

Еще он применяется во время церемоний и ритуалов капитула, и благословляется перед каждой битвой. Это не штык, и его невозможно примкнуть к болтеру, поэтому орудовать им приходится вручную. Техника рукопашного и ножевого боя входит в программу базовой подготовки космодесантников, и в дальнейшем на службе Императору брат Калиус продолжит совершенствовать свои навыки.


Планетарная высадка

Операция началась еще до начала бомбардировки – к тому времени уже была запущена десантная капсула с отделением скаутов. После благополучного приземления бойцы в хамелеолиновых плащах направились в выжженную солнцем пустыню, неся тяжелое оборудование для наблюдения, а также снайперские винтовки.

Заняв позиции, скауты развернули оборудование и начали передачу зашифрованных данных в стратегиум «Когтя войны». Предварительная разведка не ошиблась – подтвердилось наличие двух шахт и башни ПВО, но внешнее кольцо обороны было усилено дополнительными орудийными укреплениями. Эти огневые точки могли представлять серьезную угрозу для приземляющихся «Громовых ястребов», поэтому наблюдавший за трансляцией капитан Орелий откорректировал план операции.


Под покровом пыли, поднятой орбитальной бомбардировкой, Рапторы развивают атаку на ракетную базу.


Ударная группа «Б» вместо уничтожения шахт должна будет использовать свое тяжелое вооружение для ликвидации башенных укреплений, а задачи ударной группы возьмут на себя три резервных тактических отделения. Этот ход оставил Орелия без маневренного резерва для противодействия противнику. Он немедленно связался с капитаном шестой роты Кэдесом. Его рота уже находилась в режиме ожидания, полностью готовая к высадке. Орелий потребовал чтобы, не дожидаясь пока третья рота обеспечит безопасность зоны высадки, Кэдес подготовил два тактических отделения для высадки в десантных капсулах на случай, если ему понадобятся подкрепления.

После внесения в план операции последних поправок Орелий поднялся на борт своего «Громового ястреба», и за ним закрылась аппарель. Планирование закончилось – настало время сражаться.

Отделение скаутов наблюдало с безопасного расстояния за орбитальной бомбардировкой. Яркие лучи лэнсов и мощные взрывы разрывали поверхность Тароса, поднимая в воздух огромные облака дыма и пыли. Обстрел территории радиусом в 5 километров продолжался ровно тридцать минут. Понять, какой ущерб понесла база, не представлялось возможным из-за густого покрова пыли.

На борту «Когтя войны» четыре «Громовых ястреба» получили разрешение на взлет. Заработали реактивные двигатели, и корабли один за другим стартовали из пусковых отсеков. Первый «Громовой ястреб», прошедший тепловой барьер на входе в атмосферу, нес на борту ударную группу «А» – десять штурмовиков в тяжелой броне, каждый с прыжковым ранцем, цепным мечом, болт-пистолетом в кобуре и патронташем с мелта-бомбами. Следуя инструкциям из кабины, братья в полной тишине ожидали команды на десантирование.

Нос корабля все еще был раскален от трения при вхождении в атмосферу, когда задняя аппарель переднего отсека опустилась, впустив внутрь поток горячего воздуха. Первые космодесантники подошли к краю, включая питание прыжковых ранцев. Когда по воксу в шлемах поступил приказ на прыжок они, по двое, безо всяких колебаний шагнули в пустоту.

Рапторов тут же подхватило спутной струей, создаваемой движением «Громового ястреба». На бойцов обрушилась мощная воздушная стена, заставив каждого из них бороться за то, чтобы не потерять контроль над полетом. Под воздействием силы притяжения, утягивающей штурмовиков вниз, заработали прыжковые ранцы – в ста метрах над землей их двигатели запустились и замедлили падение. Рывок, вызванный включением ранцев, создал огромное гравитационное давление, которое раздавило бы обычного человека, но благодаря защите силовых доспехов и генетически усиленной физиологии космодесантники выдержали смертельные перегрузки и устремились к зоне высадки. Управляя рулевыми двигателями прыжковых ранцев, они спикировали прямо в район цели десантирования. С момента, когда штурмовики покинули «Громовой ястреб», вся планетарная высадка заняла не более шестидесяти секунд.


Рапторы из тактического отделения подавляют остатки сопротивления после уничтожения ракетной базы «Децима» и расчистки пути для безопасного выхода на орбиту флота.


Штурм ракетной базы «Децима»

Как только бойцы ударной группы «А» приземлились, они тут же попали под шквальный огонь «Гидры». Разрывные снаряды автопушек подняли фонтаны пыли, и вокруг атакующих штурмовиков замелькали трассеры. Зенитчики не могли сбить противников в полете, поэтому дождались, пока те не приземлятся, и лишь тогда накрыли их градом снарядов из ревущей счетверенной установки. Несмотря на серьезную орбитальную бомбардировку, казалось, что главные оборонительные сооружения остались нетронутыми, равно как и шахты. Район вокруг базы был обезображен шрамами дымящихся кратеров, но канонирам не удалось добиться прямых попаданий. Воронки послужат отличными укрытиями для штурмовиков, и ветеран-сержант Игис как раз оказался в одной из таких. При приземлении двое бойцов его отделения получили серьезные травмы. Они не могли терять времени попусту, ведь хотя кратер и обеспечивал их надежной защитой, штурмовикам все равно требовалось уничтожить орудие до прибытия остальных «Громовых ястребов». Сержант Игис немедленно собрал своих бойцов и приказал им подобраться к самой кромке кратера, прежде чем броситься в атаку. Враг вел интенсивный огонь, рявкающие автопушки поливали пустыню настильным огнем. Как только боевые братья устремились вперед, еще нескольких сбило с ног прямыми попаданиями. Сержант Игис первым достиг цели, уворачиваясь от огня с болт-пистолетом в одной руке и мелта-бомбой – в другой. Одним могучим прыжком он перескочил парапет укрепления, поднырнул под раскаленные стволы «Гидры» и перекатился к основанию башни. Вскоре к нему присоединились еще двое штурмовиков. Игис активировал мелта-бомбу и прилепил ее магнитным диском к башне. «Шесть секунд!» – предупредил он по воксу, и, когда остальные Рапторы закрепили собственные заряды, откатился в сторону.

Услышав лязг фиксируемых мелта-зарядов, расчет башенного орудия понял, что последует дальше. Командир распахнул люк и выпрыгнул наружу в тот момент, когда три заряда взорвались один за другим, превратив башню «Гидры» в огненный ад. Расплавленный металл брызнул в боевое отделение, убив оставшихся членов экипажа еще до того, как детонировали боеприпасы. Части разорванной изнутри башни взметнулись высоко в воздух. Игис и его люди откатились в стороны, по их доспехам заколотил град горящих осколков, но худшего Рапторам удалось избежать. Первую часть операции они выполнили. В ходе дерзкой атаки трое боевых братьев получили серьезные увечья. Те, кто благодаря защите адамантиевой брони отделался более легкими ранениями, продолжат сражаться дальше.

Наконец, когда в воздухе начал отчетливо слышаться гул приближающегося «Громового ястреба», из бомбоубежищ выбрались выжившие солдаты из взвода обеспечения безопасности. Поначалу их встретили разрозненные выстрелы болт-пистолетов уцелевших штурмовиков Игиса, которые заняли позиции вокруг пылающих обломков башни ПВО. Однако как только рев трех реактивных двигателей стал ближе, территорию накрыло огнем тяжелых болтеров. Это начал стрелять подлетающий «Громовой ястреб», который, замедлившись, выпустил посадочные опоры, после чего задрал нос и сел на песок. На землю с грохотом упала аппарель, выпуская ожидавших внутри космодесантников. Тактические отделения сразу же ринулись в бой, с бедра поливая из болтеров защитников базы.

Солдаты СПО увидели достаточно. Несколько предпочли сбежать, чем встретиться с гневом грозных космодесантников. Когда повсюду начали взрываться болты, остальные бойцы бросились в укрытия или тоже пустились наутек. Тактические отделения неуклонно продвигались к своим целям, пока опустошители занимали огневые позиции. Через несколько секунд после приземления «Громовой ястреб» позади них взмыл обратно в небо, оставив за собой огромный столб пыли.

Под землей, в командном бункере базы, операторы отчаянно пытались подготовить к запуску ракеты. О битве наверху поступали противоречивые и непонятные новости. Они мчались наперегонки со временем. Командный бункер видел перед собой цель – стоящий на низкой орбите «Коготь войны», но успеют ли они запустить ракеты до того, как уничтожат шахты?

Преодолеть сопротивление на земле оказалось несложно. Взвод обеспечения безопасности погиб в ходе перестрелки и последовавшего за ней короткого боя. Лазганный огонь не представлял для атакующих Рапторов никакой угрозы, но вот огневые точки по периметру были совершенно другим делом. Они предназначались для защиты шахт от наземной атаки, но их сектор обстрела позволял также простреливать территорию самой базы. Капитан Орелий перебросил ударную группу «Б» на атаку укреплений, надеясь уничтожить хорошо защищенные орудия с помощью тяжелого вооружения опустошителей. Между ними завязался ожесточенный бой.

Тем временем, встретив по пути лишь незначительное сопротивление, ударная группа «В» достигла своей цели – ракетной шахты. Перерубив клинками заграждения из колючей проволоки, бойцы установили и взвели подрывные заряды. Первая шахта была обречена. Вторая шахта еще держалась благодаря поддержке башен, но опустошители постепенно начали брать верх, уничтожая огневые точки бронебойными ракетами и огнем лазпушек, и, кроме того, к укреплениям уже подбирались штурмовики.

По пустыне прокатился грохот взрыва, сопровождавший разрушение первой шахты. Направленные взрывы раскололи крышку из укрепленного пласткрита, что привело к ее обрушению. Шахту засыпало обломками, и теперь любая попытка запуска приведет к катастрофе, поскольку ракета просто-напросто взорвется внутри. Поняв, что гонка проиграна, операторы командного бункера бросили свои посты и сбежали. Вскоре Рапторы взорвали двери в бункер и залили помещение шквальным болтерным огнем. Расчет шахты предпочел бегство верной смерти.

«Децима» была захвачена. Следом за первой шахтой космодесантники разрушили и вторую. Оставшиеся враги сдались или бежали. Несмотря на напряженный бой, Рапторы не понесли серьезных потерь: один погибший, пятеро тяжелораненых, еще двенадцать получили легкие ранения. Капитан Орелий оглядел затянутое черным дымом поле боя. Среди песков валялись мертвые тела, его космодесантники быстро занимали новые позиции для защиты периметра базы. Услышав доклад каждого из отделений, и объявив территорию зачищенной от противника, он связался с «Когтем войны» и отдал приказ на высадку шестой роте.


Подкрепления

Шестая рота Рапторов прибыла на десантно-штурмовых и транспортных «Громовых ястребах», приземлявшихся внутри периметра для выгрузки бойцов, техники и боеприпасов. В прошлом они выполняли подобные действия бессчетное количество раз. Быстро и слаженно космодесантники подготовились к прибытию следующей волны армии вторжения. Они расчистили дорогу с безжалостной эффективностью, которую могли обеспечить только Адептус Астартес. Пока хранители техники ударной группировки забирались в свои машины и пробуждали их духи к жизни, флот вторжения уже занимал позиции на орбите.

Капитаны Орелий и Кэдес получили новые приказы. На данном этапе их задача заключалась в удержании зоны высадки, а в случае, если ей начнут угрожать вражеские силы, ударить по ним всей мощью своей бронетехники. Они открыли путь для транспортов Имперской Гвардии, и теперь должны стать щитом вокруг зоны высадки.


Организация ударной группировки Орелия, орден Рапторов, кампания на Таросе


Высадка Имперской Гвардии

По сигналу от капитана Орелия транспорты первой волны вышли на низкую орбиту и начали высадку войск. Первыми имперскими гвардейцами, ступившими на враждебную поверхность Тароса, стали пехотинцы 17-го Талларнского полка. Многие считали, что в первую очередь необходимо высадить элитные роты штурмовиков, обученных действовать в качестве авангарда вторжения, но Де Сталь отверг это предложение. Лорд-маршал хотел как можно быстрее нарастить численность личного состава, тяжелого оружия, техники и танков. Роты штурмовиков – хорошая пехота, но у них не имелось тяжелого снаряжения. Генерал Барим-Абас из 17-го полка твердо знал, что у его людей достаточно опыта, навыков и снаряжения для идеального выполнения миссии.

Согласно изначальному плану в первой волне требовалось высадить три полка в полном составе. Тем не менее, адмирал Котто не смог обеспечить необходимое количество десантных кораблей, поэтому флот мог произвести одновременную высадку всего одного полка, тогда как остальным придется ждать своей очереди.

На однотипных транспортах – «Копье Империи», «Латница» и «Наковальня» – более 10000 человек из 17-го Талларнского полка отправились к посадочным челнокам. Помимо солдат на борт кораблей грузили технику, снаряжение и припасы. Бойцы, высаживающиеся в первой волне, получили полную боевую экипировку – передовым пехотным ротам выдали бронежилеты, гранаты, дополнительные боеприпасы, сухие пайки и запасы воды. Солдаты построились внутри огромных десантных челноков, стоя плечом к плечу в кромешной темноте. Последним членом роты, поднимавшимся на борт, неизменно являлся ее командир, и он же станет первым, кто высадится на поверхность. Позади каждой из штурмовых рот стоял комиссар – он заставит любого симулянта покинуть десантный челнок и вступить в бой.

Пока три транспорта спускались на низкую орбиту в сопровождении кораблей эскорта, более крупные крейсеры рассредоточились по космическому пространству, готовые отбить внезапную атаку. «Праведная мощь» встала на низкую орбиту вместе с транспортами, чтобы при необходимости поддержать войска орбитальной бомбардировкой. На борту нескольких десантных челноков находились наземные отряды Имперского Флота во главе с офицерами «Праведной мощи». Их задача заключалась в обеспечении взаимодействия Имперской Гвардии и Флота, а также корректировки огня тяжелого крейсера, если таковая потребуется. Также на борту крейсера пребывал сам лорд-маршал Де Сталь, откуда он будет следить за ходом высадки до тех пор, пока не переместит свой штаб на поверхность планеты.

После тяжелого спуска сквозь атмосферу казалось, что Де Сталь принял верное решение, выбрав в качестве зоны высадки южную часть Эстуса. В тамошних пустынях силы вторжения не встретили никакого сопротивления. По десантным челнокам, набитым людьми и снаряжением, никто не открыл огонь. Когда раздвинулись огромные двери и на песок упали трапы, бойцы 17-го Талларнского вышли в палящую жару и ослепительное сияние, но не увидели перед собой врагов. По высаживающимся войскам не сделали ни единого выстрела. Роты имперских гвардейцев одна за другой сходили по трапам в дикий, иссушающий зной Тароса. Офицеры кричали приказы, ускоряя и организовывая процесс. Сразу после высадки роты выдвигались вперед, формируя защитный периметр. Затем начали спускаться первые «Леман Руссы», с рокотом катясь следом за пехотинцами, чтобы создать узлы обороны. Де Сталь выслушал доклады с поверхности – высадка не встретила сопротивления. Пока все шло хорошо, но силы врага уже могли отреагировать на вторжение и начать подготовку к контратаке. Ему следовало воспользоваться этой возможностью и укрепиться как можно быстрее – неизвестно, как долго это будет продолжаться. Роты 17-го полка продолжали приземляться, выгружаться и покидать зону высадки. После выгрузки десантные челноки взмывали обратно в воздух и направлялись в доки следующих транспортов на низкой орбите, чтобы начать все заново. Следующим в очереди на высадку стоял 89-й Талларнский полк. Транспорты повторили весь процесс как с 17-м полком. Силы вторжения заняли плацдарм, и теперь им требовались дополнительные силы и снаряжение, чтобы закрепиться.


Вторжение на Тарос. Расписание высадки наземных сил

(Перечислены в порядке высадки)


17-й Талларнский полк

89-й Талларнский полк

2378-я рота штурмовиков

3-й Талларнский бронетанковый полк

Рабочий корпус Департаменто Мунторум

Инженерный корпус Департаменто Муниторум

386-е авиакрыло истребителей

Рабочий корпус Департаменто Мунторум

2356-я рота штурмовиков

331-й Талларнский полк

Подразделение Ордо Госпитальер

2774-е авиакрыло истребителей

2424-е авиакрыло бомбардировщиков

71-е тактическое авиакрыло

12-й Талларнский бронетанковый полк

83-е авиакрыло истребителей

501-е авиакрыло бомбардировщиков

1002-е авиакрыло истребителей


К тому времени, когда полки Х корпуса начали долгий процесс доставки всего необходимого с орбиты на плацдарм, Рапторы уже полностью закончили высадку. Третья и шестая роты в полном составе со всей своей бронетехникой заняли позиции вокруг ракетной базы «Децима». Капитаны Орелий и Кэдес расположились внутри командного «Носорога-Дамокла» ударной группировки и изучали поступающие доклады. Вторжение развивалось по плану. О контакте с врагом не сообщалось. Пока что.

Нападение Рапторов стало единственным боем в первый день вторжения на Тарос. Казалось, высадка застигла противника врасплох, и он не смог собрать силы для немедленной контратаки. Возможно, ожидаемый удар последует на второй день, но чем дольше враг медлил, тем сильнее становился контингент Империума на Таросе, и тем труднее будет его уничтожить.

Шли дни, но враг все не объявлялся. В 17-й Талларнский полк, теперь уже занявший хорошо укрепленные позиции, развернувший артиллерийские батареи и окопавший «Леман Руссы» среди песков, поступил приказ разведать местность. Роты «Часовых» и выбранные пехотные отделения отправятся в дальнее патрулирование с целью обнаружить активность или наращивание войск неприятеля. Основным направлением было выбрано северное, как предполагаемый маршрут наступления основных сил. Кроме рапортов об обнаружении противника, патрули выяснят все необходимое о местности, по которой придется идти полкам.

Между тем в зоне высадки за позициями 17-го полка царила лихорадочная деятельность. Десантные челноки непрерывно взлетали и садились. Грузовые «Часовые» ходили туда-сюда с ящиками боеприпасов и бочками топлива. «Троянцы» тянули нагруженные топливом и водой цистерны от кораблей к складам. Через все это маршировали колонны солдат, в основном нагруженных военным снаряжением талларнцев и штурмовиков, и жалкие рабочие Департаменто Муниторум, одетые в лохмотья с лопатами и кирками наперевес. По пустыне плотными рядами катились эскадроны рокочущих танков и «Химер». Де Сталь наращивал силы непрерывным потоком.

На четвертый день высадился первый из рабочих корпусов Муниторума, после чего сразу же приступил к строительству аэродрома. Первая из эскадрилий истребителей – 386-я, ожидала на борту «Молота Фракии», пока на поверхности не возведут военно-воздушную базу и доставят туда боеприпасы и топливо. Это было приоритетной задачей. Помощь истребителей Имперских ВВС во многом поспособствует активизации разведки. Благодаря значительной дальности полета и обзора они смогут увидеть силы врага на гораздо большей дистанции, чем отряды «Часовых» или Бронированного Кулака, уже действующие в окрестных пустынях.

Для Де Сталя высадка стала триумфом организации. Контратака тау, которую так опасались, в итоге не произошла. Наращивание сил происходило планово. Конечно, были и проблемы, которые предстояло решить. Заторы в зоне высадки, потерявшиеся или прибывшие в неверное место люди или челноки. Возникли проблемы с водоснабжением, но танкер «Императрица Шведеге» уже вышел на орбиту и выгружал по 1000 тонн воды в сутки. При таких темпах потребуется еще двадцать дней, чтобы полностью разгрузить танкер. Люди на земле нуждались в еще большем количестве, и перевозимая вода занимала в челноках гораздо больше места, чем ожидалось, замедляя весь процесс высадки. Не хватало грузовых «Часовых», и Де Сталь реквизировал многих бойцов талларнских полков для помощи в зоне высадки. В результате Имперской Гвардии пришлось использовать собственных солдат для доставки припасов на передовую. Бойцы стали «вьючными животными», переносившими снаряды к орудиям и канистры с водой в окопы. Взводам, занимавшимся снабжением, приходилось таскать ящики под палящим солнцем, так что в первую же неделю это стало самой ненавистной обязанностью. Впрочем, пока противник не атаковал, подобное неэффективное использование боевых подразделений не считалось для 4621-й армии сколь либо существенной проблемой.

Теперь на Тарос нескончаемым потоком поступали все виды припасов. Топливо, продовольствие, медикаменты, оборудование связи, мешки с песком (тысячами), запчасти для техники, корм для отрядов диких всадников, палатки – малые, средние и большие, – всевозможные батареи, запасные бухты кабелей, лопаты, кирки, канистры на поддонах, мили колючей проволоки, мины, взрыватели, и так далее, вплоть до коробок с новыми сверкающими медалями. Складские территории становились больше и больше, все поступающие припасы тщательно вносились в списки, регистрировались и поступали на хранение. Несмотря на доблестные попытки навести в зоне высадки порядок, там царил полнейший хаос. Одна из рот штурмовиков запросила новые вокс-передатчики, а, открыв ящики, бойцы обнаружили, что им доставили новенькие кавалерийские седла!

Размах десантной операции был огромным, но даже высадив первые три полка Де Сталь не торопился начинать наземную наступательную операцию. Чем больше людей и припасов он соберет на плацдарме, тем большей в итоге будет вероятность успеха. В результате понадобилось еще почти две недели, чтобы переместить на поверхность планеты все необходимое. Это были две недели непрерывной работы; две недели, за которые враг не совершил ни одной атаки. Для людей на передовой это были две недели ожидания. Гвардейцы начали называть вторжение на Тарос «клерковой войной», как в честь прозвища Де Сталя, так и того факта, что клерки-снабженцы были самыми занятыми людьми в армии.

После трех дней в режиме боевой готовности Рапторы вернулись на боевую баржу. Они выполнили свою задачу, и теперь находившиеся на планете солдаты смогли бы сопротивляться вражеской атаке достаточно долго для того, чтобы космодесантники в случае необходимости успели высадиться снова. На поверхности осталось только отделение скаутов, которому предстояло оказывать помощь в предварительном сборе разведданных.

Силы Империума закрепились на Таросе и, что удивительно, без единого выстрела. Разведчики сообщали о некоторой активности противника в пустыне. Они обнаружили следы перемещения или присутствия тау, но до сих пор не увидели их воочию. Если чужаки действительно находились там, в пустыне, то они терпеливо выжидали. Следующей задачей Де Сталя станет найти тау и дать им бой.


Очертания грядущего. «Гибельный клинок» 12-го Талларнского бронетанкового полка высаживается на Тарос.


Глава 5: Война в пустыне

Перерыв в наступлении. Танковая рота 12-го Талларнского полка принимает новые доклады от разведчиков.


План наземной войны Де Сталя

После создания безопасной зоны высадки силы Имперской Гвардии не стали выдвигаться немедленно. Вместо этого вокруг плацдарма был создан мощный оборонительный периметр, а также началось наращивание сил и накопление припасов, на что ушло две недели. Тем временем талларнцы отправили «Часовых» и пехотные отряды разведать пустыню вдоль предполагаемых маршрутов продвижения. Патрули не столкнулись с сопротивлением – враг продолжал скрывать свои силы и не вступал в битву. Разведчики не увидели ни одного противника. Где же тау?

На вторую неделю развертывания сил высадились другие полки Имперской Гвардии и еще несколько подразделений Департаменто Муниторум. В кратчайшие сроки рабочий корпус построил аэродромы – просто полосы выровненной земли для размещения авиации Имперских ВВС, пока что находящейся на орбите. Прибывший 23-й Элизианский воздушно-десантный полк приступил к затяжному процессу доставки на поверхность трех тысяч своих бойцов и ста восьмидесяти самолетов.

Только когда все наладилось, Х корпус высадился в полном составе, а количество накопленных припасов сочли достаточным, лорд-маршал Де Сталь приказал перейти от обороны к наступлению.

Главная цель сухопутной операции заключалась в захвате Тарокина и космопорта, второстепенная – в поиске и ликвидации планетарного губернатора и полном уничтожении сил тау на Таросе.

Тарокин находился на Иракундском перешейке, полосе земли между двумя главными морями Тароса. Подобное месторасположение создавало для стратегов Де Сталя проблемы. Наземные войска могли подойти к городу только с восточной и западной сторон. Восточная оконечность Иракундского перешейка была очень узкой (менее 15 километров), и представляла собой опасное «бутылочное горлышко» для Имперской Гвардии. Силы тау смогут легко перекрыть этот маршрут и полностью заблокировать войска Империума. Без пространства для маневра у них не останется вариантов, кроме как прорываться в город, что будет чревато огромными потерями, а Де Сталю вряд ли хватило бы людей для настолько жестоких и изматывающих боевых действий. Он решил сосредоточить усилия на западном входе в перешеек, который был шире и позволил бы Имперской Гвардии использовать в полной мере свою численность и огневую мощь.

Перед началом наступления на борту «Праведной мощи» собрался верховный штаб, на который прибыл сам лорд-главнокомандующий Густавус. Его беспокоило то, что отсутствие угрозы с западной оконечности перешейка позволит защитникам сконцентрировать все силы на востоке, и это могло осложнить прорыв. По мнению Густавуса, нужно было с помощью отвлекающего удара заставить тау отвести войска от перешейка и сковать их в маневре, если не прямым нападением, то хотя бы угрозой неизбежной атаки.

После длительного обсуждения командиры согласились в необходимости второго удара, и Де Сталь соответственно скорректировал свои планы. Для этой новой задачи лорд-маршал попросил капитана Орелия явиться на следующее заседание военного совета. Рапторы Орелия понадобятся вновь, на сей раз для мощного танкового удара от зоны высадки на восток, в обход южного моря с юга. Космодесантникам поручалось отвлечь тау от направления главной атаки через западную оконечность Иракундского перешейка. От Адептус Астартес не требовалось давать врагу решающий бой, но одним своим присутствием они бы сильно помогли наступающим на север войскам, убрав с их пути препятствия.

Предложение вызвало негодование у Орелия и других офицеров-космодесантников. Его боевых братьев не пристало использовать в качестве каких-то отвлекающих сил! Недовольный подобным планом, капитан отказался от выполнения задачи, но предложил подключить своих Рапторов к общему наступлению, пусть даже на острие танковой атаки, но только не «за кулисами основной кампании». Раздраженный отказом от плана Де Сталя, но не желая потерять таких ценных союзников как Адептус Астартес, Густавус настоял на том, чтобы лорд-маршал пересмотрел план наступления.

Вместо космодесантников отвлекающий удар на восточном направлении нанесет новообразованный 331-й Талларнский полк, для которого это станет первой операцией. Войну с хитрыми чужаками посчитали более приемлемым боевым крещением для еще необстрелянного полка, нежели сразу бросать его в жестокие бои на передовой. Задача талларнцев останется такой же, как и для космодесантников, но с учетом того, что они передвигались преимущественно пешком, их наступление будет несколько более медленным. Тем не менее, идущие через пустыню гвардейцы и танки должны привлечь к себе внимание тау и, соответственно, убрать их с пути основной атаки. Полковник Усфал Хамид, командир 331-го, был вызван к Де Сталю, где получил необходимые приказы – продвигаться на восток в течение тридцати дней, после чего создать новую оборонительно-блокирующую позицию на южном берегу Эм-Сая. Продвижение 331-го начнется в тот же день, что и основное наступление, и должно пройти со всей возможной скоростью и агрессивностью, так, чтобы маневр выглядел как полноценное наступление.

Решив вопрос с отвлекающим ударом, лорд-маршал вернулся к планированию основной атаки на северном направлении. Наступление будет проходить широким фронтом через пустыню на север, после чего свернет на восток, в Иракундский перешеек. Вместо того чтобы собрать свои войска в один кулак, Де Сталь решил их рассредоточить. На первый взгляд, это противоречило Тактике Империалис, но если верить данным разведки, силы тау были недостаточно многочисленными, чтобы остановить армию Де Сталя на любом из направлений. Если чужаки смогут сдержать наступление в одном из секторов, то в другом войска пройдут беспрепятственно. Таким образом Имперская Гвардия будет продолжать марш. Талларнские полки будут идти бок о бок, продолжая наступать широким фронтом. По временному графику наступления талларнцам требовалось преодолевать ни много ни мало двадцать километров в день, но Де Сталь ожидал, что чужаки будут упорно оборонять некоторые участки, что, естественно, задержит или остановит атаку на тех направлениях. Если тау сосредоточат все силы в одном из секторов, то на других участках наступление пойдет быстрее. В штабе Де Сталя считали, что средняя цифра в двадцать километров в день будет вполне достижимой для талларнцев, особенно на знакомой местности. Таким образом, выход к Тарокину должен состояться через шестьдесят дней.

Составив временной график наступления, лорд-маршал обратился к офицерам снабжения. Он приказал собрать припасы, которые потребуются для марша длительностью в шестьдесят дней – снаряды, пищу и, что важнее всего, воду. Согласно подсчетам, на складах хранилось приблизительно половина от нужного количества, чего хватило бы на тридцать дней, однако с орбиты постоянно спускали новые припасы. Де Сталь посчитал, что для начала наступления хватит и текущих ресурсов, тогда как остальные будут подвозить уже в ходе марша. Это станет судьбоносным решением.

В плане наступления Де Сталя Х корпус 4621-й армии сыграет роль передовых сил. Согласно ему, пехотные подразделения талларнских полков будут наступать под прикрытием бронетанковых рот и при поддержке огня полковой артиллерии. Двенадцатый Талларнский будет двигаться на правом фланге, а 3-й бронетанковый – в резерве, чтобы развернуться там, где наступление зайдет в тупик.

От запада к востоку построение Х корпуса будет следующим: 17-й Талларнский на левом фланге, 89-й Талларнский в центре, 12-й бронетанковый на правом фланге. За ними будет следовать 3-й бронетанковый полк. С восточной стороны будет наступать 331-й Талларнский. Другие полки Имперской Гвардии из ХI корпуса после высадки выступят в качестве стратегического резерва. Если наступление на Тарокин провалится, их задействуют для последующих операций.

Тяжелый штурм восточной оконечности Иракундского перешейка пройдет под прикрытием Рапторов и при поддержке «Гончих» Легио Игнатум (когда те прибудут) с талларнскими танками. Вся мощь наступления обрушится через «бутылочное горлышко» перешейка к самому Тарокину. Заняв позиции вокруг города, армия возьмет столицу в осаду и отрежет ее от источников воды в ожидании прибытия полков ХI корпуса для решающего штурма. Детальное планирование штурма Тарокина подождет до завершения наступления.

Для тысяч талларнцев это станет долгим изнурительным маршем в суровых условиях, но наступление будут прикрывать танки, а полковая артиллерия, непрерывно перемещаясь вслед за пехотой, поддержит ее огнем. Авиация Имперских ВВС будет вести воздушные бои и бомбить наземные цели с недавно созданных аэродромов. Тау могут замедлить наступление, и даже добиться локальных успехов, но наступление неизбежно перемелет все на своем пути за счет численного перевеса.


План наступления Х корпуса. Три полка (17-й, 89-й и 12-й бронетанковый) широким фронтом двинутся из зоны высадки (LZ) на север. При поддержке 3-го бронетанкового полка они ворвутся в Иракундский перешеек и окружат Тарокин, который затем атакует XI корпус. Один полк (331-й) проведет ложную атаку с востока, чтобы отвлечь тау от главного наступления, угрожая обогнуть Эм-Сай и напасть на Тарокин с другой стороны.


Эшелоны наступления 17-го Талларнского полка


Первый: разведывательный заслон

Пехотные отделения разведчиков

Разведывательные эскадроны «Часовых»


Второй: линия фронта

Передовые взводы пехоты

Танковые эскадроны

Отделения огневой поддержки

Корректировщики огня


Третий: резерв

Резервные взводы пехоты

Отделение штурмовиков

Отделения ПТО


Четвертый: командование на передовой

Ротное командование

Минометные отделения


Пятое: артиллерия

Артиллерийские подразделения

Подразделения ПВО

Взводы пехоты (охрана)


Шестой: тыловые подразделения

Командование полка

Колонны снабжения

Эскадроны «Часовых» (охрана)

Дикие всадники (охрана)


Первое наступление – шестьдесят дней до Тарокина. День первый

В 514998.M41 Де Сталь приказал командирам полков начать долгий марш к Тарокину.

Наступление началось с длительной артподготовки по всей линии фронта. Минометы, танковые орудия, «Сотрясатели» и «Грифоны» открыли интенсивный огонь. Казалось, сами боги забили по Таросу молниями. Рокотание, тряска и огромные столбы пламени из жерл орудий превратились в ужасающую какофонию. По пустыне покатился грохот, повсюду взметывались фонтаны из песка и огня, взрывы ложились настолько плотно и часто, что слились в один сплошной рев. Облака дыма и пламени поднялись к небу, когда осколочно-фугасные снаряды сплошной стеной обрушились на пустыню. Вал огня шел вперед на протяжении тридцати минут, прежде чем пехота начала наступление. Отстрелялось каждое орудие корпуса. Артподготовка должна была ослабить вражеские силы, находившиеся перед армией Империума. Когда пехотинцы вышли из укрытий, они почувствовали дрожь земли и услышали грохот разрывов и свист пролетающих над головой снарядов. Если враг был там, то обстрел нанес ему большой урон, и это придало гвардейцам храбрости. Затем, так же внезапно как и началась, артподготовка закончилась. После бури воцарилось удивительное спокойствие. Перед собой талларнцы видели густую завесу пыли, в которую уже входили передовые взводы.


Пушки талларнцев готовы открыть огонь. Их бомбардировка расчистит путь для наступления к Тарокину.


Вытянувшись в линию, передовые пехотные отделения начали медленно идти вперед. В одном ряду или сразу же за ними катились танки. «Леман Руссы» размалывали песок в пыль, с ревом выпуская клубы черного дыма. Каждый взвод стал продвигаться к цели своим путем. Разведчики по-прежнему не сообщали о контакте с врагом.

Линия фронта достигла района артобстрела. Пейзаж был покрыт еще дымящимися воронками. Песок почернел, валуны превратились в щебень, но не было никаких доказательств того, что под бомбардировку попало еще что-то, кроме безлюдной пустыни.

На протяжении всего дня передовые части заходили все глубже в пустыню, но так и не встретили никаких признаков сопротивления. Появились сомнения – может быть тау отказались от Тароса, и кампания станет легкой прогулкой? К вечеру первого дня авангард прошел запланированные двадцать километров. С наступлением темноты артиллерийские орудия прицепили к «Троянцам» и начали выдвигать на новые огневые позиции. Наступление вышло за границу досягаемости орудий, и даже дальнобойные «Сотрясатели» едва могли вести огонь на такое расстояние. Впереди ждала долгая и тяжелая ночь – требовалось успеть переместить орудия к передовой, вырыть новые огневые позиции и приготовить боеприпасы для завтрашнего наступления.


17-й Талларнский полк Пустынных Налетчиков


Полковое командование

Штаб

Медицинская рота

Рота связи

Разведывательный эскадрон

Прикомандированные комиссары

Прикомандированные священники

Прикомандированные техножрецы


I бригада

1-я пехотная рота (механизированная)

2-я пехотная рота

3-я пехотная рота

4-я пехотная рота

5-я пехотная рота

6-я пехотная рота

7-я пехотная рота

8-я пехотная рота

9-я пехотная рота


II бригада

10-я пехотная рота

11-я пехотная рота

12-я пехотная рота

13-я пехотная рота

14-я пехотная рота

15-я пехотная рота

16-я пехотная рота

17-я пехотная рота

18-я пехотная рота


III бригада

19-я пехотная рота

20-я пехотная рота

21-я пехотная рота

22-я пехотная рота

23-я пехотная рота

24-я пехотная рота

25-я пехотная рота

26-я пехотная рота

27-я пехотная рота (тренировка и пополнение)


Отдельные подразделения в составе полка

28-я рота диких всадников

29-я рота диких всадников

30-я рота диких всадников

31-я рота «Часовых»

32-я рота «Часовых»

33-я рота «Часовых»


1-я бронетанковая рота

2-я бронетанковая рота

3-я бронетанковая рота


IV артиллерийская бригада

1-я артиллерийская рота («Василиски»)

2-я артиллерийская рота («Василиски»)

3-я артиллерийская рота («Василиски»)

4-я артиллерийская рота («Василиски»)

5-я отдельная рота тяжелой артиллерии («Бомбарды»)

6-я рота тяжелых минометов («Грифоны»)

7-я рота ПВО («Гидры»)

8-я рота ПВО («Гидры»)

Прикомандированные колонны Департаменто Муниторум (31)


Ксенозвери – мукаали


Некоторые дикие всадники из талларнских полков ездят на огромных ксенозверях, известных как мукаали. Эти травоядные животные родом из бескрайних экваториальных пустынь Гору-Прайм. Из-за существенных эволюционных преимуществ многих мукаали перевезли в другие пустынные миры, включая Талларн. В число боевых наград многих талларнских полков входит право транспортировки тысяч мукаали с Гору-Прайм каждые десять лет. Некоторые полки уже давно не пользуются им, однако многие продолжают чтить традицию.

Мукаали (или, как их еще называют, пескоходы) живут крупными стадами и питаются жесткими кустарниками. Большую часть пищи они перерабатывают с помощью нескольких желудков, а остатки отрыгивают для повторного переваривания. Мукаали способны выживать очень долгое время практически без еды и воды. С другой стороны, они плохо переносят холод и быстро гибнут при низких температурах.

Главное преимущество мукаали над лошадью заключается в его исключительной выносливости и силе. В самых горячих пустынях они способны идти днями напролет без всякой еды и воды, и легко переживут любую лошадь или человека-всадника. Они переносят тяжелые грузы, и иногда используются для транспортировки припасов и разного снаряжения. Эскадрон диких всадников на мукаали может уходить дальше и с большим количеством экипировки, чем конница.

Ноги мукаали приспособлены для быстрого передвижения по песку. Огромные мягкие лапы помогают распределять вес, чтобы не увязать в песке. Толстая шкура обычно имеет пятнисто-серый или синий окрас, на брюхе переходящий в розовый и коричневый.

После дрессировки мукаали, и без того не отличающиеся естественной склонностью к агрессии, становятся спокойными и покладистыми существами, даже немного глуповатыми. Они – превосходные ездовые и вьючные животные для засушливых климатов, но бойцы из них никудышные. Даже их самцы практически не проявляют злобы, и при встрече с опасностью мукаали без всадника всегда предпочтет дать деру!


День второй

Ночь была настолько же обжигающе холодной, как день – удушливо жарким. На оружии гвардейцев за короткую ночь образовалась наледь, которая растаяла вскоре после рассвета. Второй день должен был стать повторением первого, но уже без запланированной артподготовки. Армия не могла позволять себе тратить так много боеприпасов каждый день. Вместо этого орудия обстреляют лишь области, которые могли занимать тау, после чего будут оказывать помощь любому атакованному подразделению.

После того как орудия и минометы вновь открыли огонь, пехота снова пошла в наступление. Боевой дух был высок, ведь до сих пор враги не оказали им никакого сопротивления. Однако к середине дня все изменилось.

Тау ждали выдвижения сил вторжения с самой высадки на Тарос. Их отделения следопытов и стелс-команды уже достигли значительного успеха еще до того, как грянул первый выстрел, наблюдая за Имперской Гвардией и оповещая охотничьи кадры о возможных маршрутах техники. Командующие охотничьих кадров, следуя указаниям шас’о Р’мира, замаскировались среди дюн и ждали приказа на выдвижение. Охотничьи кадры были хорошо снаряжены для мобильной войны в пустыне с ее обширными пространствами и сражениями на большой дистанции, в первую очередь рельсовыми пушками и самонаводящимися ракетами. За двадцать четыре часа до начала наступления стелс-команды, действовавшие в темноте и избегавшие патрулей гвардейцев, отметили наращивание сил и средств, и предположили, что силы Империума готовятся к атаке. У тау не было артиллерии, но их механизированные охотничьи кадры имели в достатке «Рыб-дьяволов», и когда придет время, они отреагируют быстро и решительно.

Наконец, на второй день вражеского наступления тау сочли, что время атаки пришло. Пехота и танки Имперской Гвардии покинули укрытия из мешков с песком, колючей проволоки и минных полей, и находились теперь на открытой местности. Удары требовалось наносить стремительно и с расстояния. Они должны были причинить гвардейцам урон, а затем отступить вглубь пустыни в расчете на то, что те последуют за ними. На следующий день нападение повторится.

В тот второй день силы тау обстреливали имперских гвардейцев по всей линии фронта. В полдень 17-й Талларнский полк попал под мощную контратаку. На подходе к заброшенной шахте, известной как станция Тунгуста, тау нанесли удар с помощью гравитанков «Рыба-молот» и самонаводящихся ракет.


Острие контратаки. Бронетанковые силы тау движутся наперерез Имперской Гвардии. Хорошо снаряженные охотничьи кадры (части которых здесь изображены) сбрасывались «Мантами» в пустыне, откуда они затем обстреливали противника и проводили отвлекающие атаки.


Талларнский Пустынный Налетчик

Taros045.jpg


1. Одежда

Этот офицер-танкист носит стандартную униформу, которая выдается всем бойцам Талларнских полков Имперской Гвардии независимо от специализации. Талларнский пустынный халат – универсальная одежда, пошитая из очень прочных натуральных материалов. Обычно пустынный халат доходит до колена, и часто имеет широкополые рукава. Этот ветеран-командир перекроил свой халат путем сужения рукавов, поскольку работать в нем внутри тесного отсека машины было бы непрактичным. Традиционно у пустынного халата отсутствуют карманы, поэтому личные вещи бойцу приходится носить в отделениях разгрузочного жилета, ранце или мешке, который выдается всем солдатам. Халаты производятся в самых разных цветах, включая пустынный камуфляж, но чаще всего в коричневом или песчано-желтом. Впрочем, расцветки совершенно никак не стандартизированы и могут отличаться в пределах одного полка или даже роты. Некоторые халаты могут быть просто коричневыми, тогда как другие – камуфлированными.

Головной платок или «шемаг» – еще один традиционный предмет одежды талларнцев. Их носят все обитатели планеты независимо от положения в обществе. Шемаги защищают от палящего солнца, а в самые жаркие дни их смачивают водой, чтобы снизить температуру тела и помочь избежать теплового удара. Еще платок складывают вдвое и используют в качестве маски, обматывая его вокруг лица, чтобы не дышать пылью и песком. В сочетании с очками он хорошо защищает от пылевых бурь.

Остальная одежда (здесь ни видна) представлена льняной рубашкой, армейскими полевыми брюками, тяжелыми походными сапогами и портянками. Гвардейцы-талларнцы носят дополнительное снаряжение, что в некоторой степени разнообразит их униформу.


2. Снаряжение

Этот офицер имеет обычное для всех гвардейцев-талларнцев снаряжение. Затемненные плексигласовые очки на кожаном ремешке – стандартный предмет экипировки всех Пустынных Налетчиков. Они обеспечивают защиту от песка и пыли, едких газов и сильного солнечного света, но при этом не являются фотохроматическими и не спасут от внезапных вспышек, вроде взрыва фотонной гранаты.

Офицер по-прежнему носит пластальные наплечники MkIII №38. На правом щитке расположен символ крылатого черепа, означающий, что полк входит в состав Имперской Гвардии. Наплечники крепятся к разгрузочному жилету с помощью небольших застежек. Также на жилет можно подвесить спереди и сзади пластины брони, создав таким образом доспех. Большинство бойцов считает эти прочные пластальные нагрудники слишком тяжелыми, и редко когда использует. Танкисты зачастую отказываются и от наплечников, которые мешают им в тесных кабинах машин, да и к тому же их все равно защищает броня танка.

Разгрузочные жилеты и пояса изготавливаются из кожи и используются для навешивания снаряжения, отсеков, фляг, ножен и кобур. Этот офицер – танкист, поэтому не особо нуждается в дополнительных карманах, так как все его вещи хранятся внутри машины. В трех отсеках на груди находятся батареи к лазпистолету (его личного оружия не видно на изображении, поскольку обычно оно лежит в танке). Также он имеет при себе стандартную флягу, представляющую на Таросе предмет первой необходимости.

Единственное видимое здесь у офицера оружие – его нож. Характерно загнутый клинок, который на Талларне называют «халиг», может иметь самые разные формы и размеры, и талларнцы предпочитают его стандартным ножам и штыкам. Для большинства гвардейцев-талларнцев он является единственным оружием ближнего боя. Это отличительно хорошее оружие, с отлитым в виде львиной головы навершием и богато украшенными ножнами. Вероятно, его изготовили специально в качестве награды для офицера за одержанную победу или проявленный героизм. По размеру халиг может разниться от небольшого поясного ножа до самого настоящего меча. Иногда в виде халига создают даже силовые клинки.


3. Эмблемы и инсигния

На верхней части левой руки офицер носит нашивки с эмблемами своего полка. Значок «Талларн 17» пришиваются на рукава всех бойцов полка.

Ниже находится полковая нашивка – красный лев на белом фоне. Она выдается всем солдатам после завершения подготовки и вступления в ряды «Пустынных Львов». Из-за размеров и яркого цвета многие предпочитают не пришивать ее к халату, и просто хранят среди личных вещей.

Имперские гвардейцы часто очень суеверны, и многие из них носят при себе благословенные полковыми священниками талисманы для защиты от бед или ранений в бою. Эти небольшие безделушки могут быть самыми разными, от кусков кожи талларнских зверей до брелков и драгоценностей, а также свитков с текстами из Феде Империалис. На правом рукаве офицер носит Имперского Орла, свидетельствующего о его верности Императору, и вере в то, что Он защитит его.


4. Награды

На левой половине груди этот боевой офицер носит свои медали. Самая большая из них – Гонорифика Империалис Арморум, которая еще называется боевой наградой танкистов. Ее вручают за проявленную храбрость перед лицом врага в составе экипажа боевой машины, однако заслужить ее очень непросто. Также он имеет Багровую Медаль за ранение в ходе несения службы.

По традиции в 17-м полку любой, кто отслужил пять лет, получает шелковый кушак независимо от звания. Он носится под кожаным ремнем на поясе, и является знаком ветерана. Те, кто имеет такой кушак, считаются старше бойцов в том же звании, у которых его нет. Обычно кушаки изготавливаются из самого лучшего доступного материала и могут быть любого цвета, в зависимости от доступности ткани.


Капитан Сухара из 17-го Талларнского полка Пустынных Налетчиков, командующий офицер первой бронетанковой роты. Ветеран-офицер полка, герой кампании на Яранте III, обладатель Гонорифики Империалис, он также был награжден Багровой Медалью за ранение во время битвы за Байронов холм.


Бой за станцию Тунгуста

С первыми лучами второго дня 17-й Талларнский возобновил продвижение по всему фронту. По команде офицеров гвардейцы вышли из наскоро вырытых укрытий, в то время как танки завели моторы и начали медленно катиться вперед. Расположенная позади них артиллерия открыла огонь с новых огневых позиций, нанося удар по выбранным целям на всем протяжении фронта. Три бронетанковые роты полка пошли на острие атаки, цепью растянувшись по пустыне. Из-за недостаточного количества «Химер» темп наступления снизился до скорости ходьбы. Это был еще один день медленного, уверенного продвижения.

Продвигаясь по пустыне, объединенные силы танковых рот и талларнской пехоты встретили своего первого врага. Охотничий кадр приблизился на расстояние выстрела. Эти войска вышли навстречу передовым танковым подразделениям, направляемые командами следивших за врагом следопытов. Более быстроходные гравитанки тау прибыли к Тунгусте за считанные минуты до подхода войск Империума.


«Леман Русс» типа «Покоритель» 12-го Талларнского бронетанкового полка вместе «Завоевателем» и «Часовым» огневой поддержки. Многие танковые роты талларнцев состояли из различных моделей «Леман Руссов», и поддерживались «Василисками». Командование решило распределить «Покорители» и «Сотрясатели» по передовым ротам для противодействия грозным рельсовым пушка тау. В свою очередь чужаки научились первым делом уничтожать «Покорители», чем наносили серьезные потери танковым экипажам талларнцев.


«Леман Руссы» 12-го Талларнского бронетанкового полка ожидают приказов в пустыне, прикрываемые истребителями «Гром».


Станция Тунгуста представляла собой небольшое скопление зданий, навесов и старого горного оборудования, брошенного своими операторами после прибытия сил Империума. К тому времени она уже была обнаружена разведчиками, а затем обстреляна в ходе артподготовки. Окрестности пестрили воронками от попаданий снарядов «Василисков».

Бой начался, когда ведущий танк засек подразделение следопытов тау. «Леман Русс» открыл огонь из пушки. Используя систему ППЦ и самонаводящиеся ракеты, чужаки ответным огнем подбили «Леман Русс». Танк тут же загорелся, и экипаж начал выпрыгивать из люков машины на песок. Их позиция была обнаружена, поэтому следопыты немедленно отступили в пешем строю. В отдалении, на окраине станции Тунгуста, появились «Рыбы-молоты» и открыли огонь из рельсовых пушек. Воздух наполнился треском выстрелов из орудий тау. Уцелевшие «Леман Руссы» обеспечили себе укрытие, отстрелив дымовые шашки, и открыли ответный огонь – боевые пушки и орудия «Покоритель» схлестнулись со смертоносным вооружением чужаков в ожесточенной дуэли на большой дальности. Пока бронетехника сражалась в собственном бою, пехотинцы под началом лейтенанта Кавира выдвинулись к близлежащим постройкам.

Бойцы 1-го взвода 2-й роты достигли окраины Тунгусты, где натолкнулись на воинов Огня при поддержке бронетранспортеров «Рыба-дьявол». Завязалась жестокая схватка. Лейтенант Кавир погиб во время атаки, когда его отряд настигли и расстреляли контратаковавшие боескафандры «Кризис», которыми, вполне вероятно, руководил сам командующий шас’эль кадра. Без поддержки танков талларнцы оказались прижаты плотным огнем. Они срочно вызвали подкрепления, и к ним на помощь выслали отделение штурмовиков. Истребители «Гром» также поспешили на перехват сил врага.

Появление дополнительных подкреплений и низколетящих «Барракуд» тау решительно развернуло ход боя в пользу чужаков. Попавший в переплет 1-й взвод отступил с тяжелыми потерями, несмотря даже на своевременный подход штурмовиков на «Химерах». Подоспевшие «Громы» нанесли бомбовый удар по Тунгусте с бреющего полета. К тому времени в пустыне уже горело три «Леман Русса». Продвижение в этом секторе застопорилось на весь день.


Огневое поражение машины тау. Рельсовые пушки показали себя крайне эффективным оружием в условиях пустыни, намного превосходящим боевые пушки Имперской Гвардии, и дали ксеносам решительное преимущество в танковых дуэлях.


Талларнцы отступили от станции, после чего на нее снова обрушился мощный артобстрел. В течение нескольких часов «Василиски» засыпали район снарядами. С наступлением темноты в руины Тунгусты отправился патруль. Бойцы обнаружили немногое – враг уже ушел на перегруппировку, оставив лишь тлеющие остовы одной «Рыбы-молота» и одной «Рыбы-дьявола». На следующее утро наступление возобновил уже 5-й взвод 2-й роты, заменивший измученных бойцов 1-го взвода, которым посчастливилось выжить в той битве. Чуть позднее 5-й взвод занял руины Тунгусты без малейшего сопротивления со стороны тау.

Бой за станцию стал лишь первым из многих подобных нападений в течение следующих дней, призванных ослабить и задержать передовые части Имперской Гвардии. Внезапные атаки на всем протяжении линии фронта превратились в ежедневную действительность для Х корпуса.


Силы тау под шквальным огнем заходят на станцию Тунгуста. Многочисленные самонаводящиеся ракеты развернутых в пустыне «Небесных скатов» стали полезным дополнением к рельсовым пушкам чужаков.


Наступление 12-го бронетанкового полка

На правом фланге 12-й бронетанковый полк столкнулся с похожими проблемами. Вооруженные рельсовыми пушками и обладающие высокой мобильностью «Рыбы-молоты» и боескафандры «Залп» проявили себя в условиях пустыни с наилучшей стороны. Благодаря ровной, ничем не нарушаемой местности они первым делом выцеливали «Леман Руссы», а затем быстро отступали, избегая ответного огня. После уничтожения танков «Химеры» с пехотинцами были уже не в состоянии дать противнику отпор. Танковым экипажам приходилось полагаться на толстую броню «Леман Руссов», но даже она не всегда выдерживала выстрелы грозных орудий тау. Зловещий треск рельсовых пушек стал звуком, который все имперские гвардейцы научились бояться и ненавидеть. Казалось, оружие тау прошивало танковую броню с любого расстояния. Каждый разгоняемый магнитным полем гиперзвуковой снаряд раскалял воздух настолько, что тот начинал шипеть и потрескивать. Они проносились на такой скорости, что у оказавшихся рядом пехотинцев вытягивало из легких воздух. Спутная струя от летящего снаряда вздымала песок, образовывая вихрящийся пылевой след, что проносился по пустыне быстрее, чем можно было уследить глазом. Из-за отсутствия надежной защиты от рельсовых пушек война в пустыне превратилась в дорогостоящее предприятие. За пять дней наступления 12-й бронетанковый полк потерял 50% танков среди рот, действующих на передовой. Они нанесли определенный ущерб противнику, но это был неравноценный обмен. На замену подбитым танкам можно было найти новые машины, однако их не хватило бы, чтобы покрыть все потери. Понимая, что передовым ротам требуется усиление, полковник Ахса-Билад решил использовать полковые «Василиски» в качестве штурмовых орудий, а не как обычную артиллерию, поскольку те уже доказали свою неэффективность против высокомобильных целей. Это был практичный ход, так как их дальнобойные пушки «Сотрясатель» могли помочь уравнять шансы. Впрочем, к тому времени полк отставал от графика на двадцать километров, а «Василиски», как и «Леман Руссы», были уязвимы.

В те первые дни войны участие танков в войне выглядело примерно так – передовые взводы пехоты шли строем в линию вместе с поддерживающим их «Леман Руссом». Впереди подразделение поджидал единственный небольшой отряд следопытов, затаившийся среди скал. Они подсвечивали танк своим ППЦ, после чего по нему издалека давался залп самонаводящимися ракетами. Имперские гвардейцы понимали, что попали под атаку, лишь после внезапного уничтожения танка прямым попаданием сразу несколькими снарядами. Им на помощь выдвигались другие танки, которые тут же попадали под дальнобойный огонь рельсовых пушек подлетевших «Рыб-молотов». Между машинами завязывался бой, в то время как талларнцы продвигались дальше. Пехоту контратаковали подразделения подоспевших воинов Огня, которые выгружались из «Рыб-дьяволов» и обстреливали гвардейцев из импульсных винтовок. Противник накрывал солдат плотным огнем, хотя снайперы, как правило, успевали убить пару-тройку чужаков. Наступающие с потерями гвардейцы могли запросить поддержку тяжелых огневых отделений, минометных батарей или, при наличии на передовой корректировщиков, артиллерии. Попавшие под усиливающийся огонь талларнцев чужаки загружались в транспорты и быстро отступали в сопровождении «Рыб-молотов». В конечном итоге поле боя оставалось за Имперской Гвардией, но ценой потерянных танков и людей.


Батарея «Василисков» на огневых позициях перед началом наступления Имперской Гвардии. Обратите внимание, что рядом уже стоят прицепы с дополнительными снарядами.


Меры и контрмеры

Штаб лорда-маршала Де Сталя начал анализировать тактику тау, чтобы выработать эффективное противодействие. В первую очередь поиск отрядов следопытов следовало вести более тщательно. Отделения разведчиков усилили большим количеством «Часовых» для помощи в выполнении этой новой задачи. Нейтрализовать разведчиков тау и засады дальнобойной техники будет сложнее. Эти меры возымели определенный успех, так как разведгруппы часто сцеплялись с врагом в скоротечных стычках. «Часовые» все еще представляли уязвимые цели для тау, и многие из них погибли в ходе боевых действий, однако каждое такое столкновение патрулей разведчиков означало, что на передовые подразделения не обрушится внезапный залп самонаводящихся ракет. Потери «Часовых» компенсировались сохранением танков и солдат, шедших следом за ними.

Далее в ответ на скорость тау Де Сталь решил увеличить мобильность собственных сил. Для этого он обратился за помощью к Имперских ВВС. Решением стали авиакрылья истребителей «Гром» и «Молния». Если танки не могли заставить чужаков дать решающее сражение, то это сделает авиация. Число воздушных патрулей над линией фронта увеличится, а пилотам позволят свободно искать, засекать и поражать любые цели. Эскадрильи Имперских ВВС будут находиться в режиме постоянной готовности, и если передовые подразделения сообщат о контакте с тау, они немедленно устремятся к линии фронта и уничтожат противника ракетами «Адский удар». Пусть чужаки могли сбежать от артиллерии лорда-маршала, но от авиации они уже никуда не денутся.

С эволюцией тактики Де Сталя то же самое естественным образом происходило и с планами тау. Их командующие рассматривали военные действия как совокупность мер и контрмер, планов и контрпланов. За несколько дней количество самолетов Имперских ВВС на передовой существенно возросло, наполнив небо инверсионными следами и ревом реактивных двигателей. «Громы» принялись выслеживать наземные цели, в чем они добились определенного успеха и причинили тау урон больший, чем это доселе удавалось наземным силам. В ответ чужаки выслали больше собственных самолетов. Над полем битвы все чаще стали замечать «Барракуды», которые не атаковали наземные цели, но пикировали с больших высот наперерез самолетам Империума. «Барракуды», базировавшиеся на удаленных аэродромах Иракундского перешейка, продолжали прикрывать силы на поверхности. Так началась воздушная война над Таросом. Стычки в небе между двумя равноценными силами стали обычным явлением. Эти меры позволили оттянуть ресурсы Имперских ВВС от охоты за целями на поверхности, что вновь дало охотничьим кадрам возможность заняться излюбленными зондирующими контратаками.

Несмотря на потери и начало войны в небе наземные силы Империума продолжали наступление через пустыню. За десять дней талларнцы преодолели сто пятьдесят километров, и хотя они отставали от графика на тридцать-пятьдесят километров, сама линия фронта по-прежнему уверенно смещалась на север.


Штурм Фиирских высот

Имперская Гвардия продвигалась на север согласно плану, но в первые недели ход наступления начал замедляться. За двадцать дней войска преодолели примерно триста километров. Все полки сообщали о серьезных проблемах со снабжением. Конвои не доходили до линии фронта, что повлекло за собой нехватку топлива для техники. Только после их прибытия полк сможет ускориться и попытаться наверстать упущенное время. Распределение воды происходило под строгим надзором комиссаров. В совокупности это делало наступательные операции все более сложным и медленным процессом.

На левом фланге широкого фронта 17-й Талларнский приближался к гористой местности, известной как Фиирские высоты. Далекий горизонт изрезали отвесные утесы неровных холмов. Согласно приказу штаба Де Сталя полк отклонится чуть западнее и захватит господствующие высоты, тем самым обойдя основные силы тау и открыв прямой путь в Иракундский перешеек.

Последние семь дней продвижение 17-го Талларнского к Фиирским высотам прошло без инцидентов. Тау не атаковали полк в ходе медленного флангового марша, и через двадцать пять дней после начала наступления передовые взводы оказались у крутых скальных предгорий.

Полковые отделения разведчиков, прибывшие за несколько дней до основных сил, продвигались по склонам по ночам. Перед ними стояла задача найти оптимальные маршруты через гористую местность. Им удалось отыскать несколько подходящих троп, и прошедшие по ним передовые «Часовые» не были атакованы. Подвижные шагоходы без труда преодолевали крутые холмы, однако для продвижения танков подобная местность совершенно не подходила.

С момента прибытия отделения разведчиков обнаружили некоторые следы врагов, но в процессе их изучения несколько человек получили ранения в результате камнепадов (тогда эти происшествия списали на несчастные случаи). На нижних склонах противников замечено не было, как и признаков присутствия армии, достаточной для того, чтобы угрожать наступлению Имперской Гвардии.

Тем временем на высокогорье ничего не подозревающих талларнцев поджидали дикарские союзники тау – круты. Несколько их охотников следили за людьми и устраивали им по пути оползни, но основные силы оставались на возвышенности, прячась от глаз гвардейцев. Если крутов заметят, по ним тут же ударит тяжелая артиллерия. Мастеру-формирователю хватало ума понять, что пересеченная гористая местность даст его неистовым сородичам и гончим наилучшее преимущество. Как только его силы засекут, они станут целями для массированного обстрела, который, возможно, вынудит его отступить. В открытой пустыне у его войск не будет ни единого шанса против врага. Если он хотел остановить наступление талларнцев, то это случится здесь.

Генерал Барим-Абас отдал приказ захватить высоту. Под палящими лучами солнца передовые взводы и роты начали изматывающее восхождение. Их вели отделения разведчиков и «Часовые». Из пещер и укрытий среди скал выбрались голодные и готовые к схватке круты. Они спустились по холмам, спеша укрыться за первой грядой. По команде формирователей банды, как одна, внезапно показались из-за гряды, поднявшись над гвардейцами длинной воющей цепью. Круты ринулись со склона верхом на лающих гончих и вопящих кнарлоках. Перепрыгивая с камня на камень, они ворвались в ряды солдат внизу. Завязалась отчаянная рукопашная. Некоторые талларнцы предпочли бегство встрече с кровожадными дикарями. Другие отряды искали укрытие, стояли, сражались и гибли от клинков крутов и когтей ксенозверей.

Увидев, что передовые взводы попали под неожиданно мощную контратаку противника, генерал Барим-Абас приказал нанести по первой гряде артиллерийский удар. По наводке передового отряда корректировщиков на холме минометы и «Василиски» открыли огонь по горным склонам. Хребет утонул в пламени, дыме и пыли. Сильный огонь позволил передовым взводам отступить, и, к счастью, круты не последовали за ними, предпочтя остаться под надежной защитой скал.

Окровавленные и измотанные талларнцы откатились назад, однако боевые действия на Фиирских высотах только начинались. За следующие десять дней еще три попытки штурма предательских склонов закончились отходом полка с тяжелыми потерями. Четвертой волне, которую возглавил уже лично Барим-Абас, в конечном итоге удалось захватить первую гряду. Наступление 17-го полка застопорилось. Единственным доступным резервом оставались силы 3-го бронетанкового полка, но в горах проку от «Леман Руссов» и «Химер» было немного. Де Сталь благоразумно отказался посылать их в бой. Он попытается прорваться на другом участке, пока 17-й увяз в боях с крутами за обладание бесплодными скалами, бесполезными для обеих сторон. Дальше в наступлении на Тарокин бойцы 17-го полка не продвинутся. Они захватили триста пятьдесят километров пустыни.


Вопль большого кнарлока эхом разносится по выжженным Фиирским высотам. Предательская пересеченная местность не позволяла Имперской Гвардии развернуть свою бронетехнику, в то время как звери крутов проявили себя крайне приспособляемыми и опасными существами.


Новый рывок

Пока 17-й Талларнский участвовал в тяжелых боях с крутами за Фиирские высоты, лорд-маршал Де Сталь обратился к трем другим полкам для организации штурма Иракундского перешейка. По его приказу резервный 3-й Талларнский бронетанковый полк усилит 89-й и 12-й бронетанковый, увеличив совокупную огневую мощь на линии фронта. Третий полк под командованием Хассо Раз-Азиза был разделен на три боевые группировки – «А», «Б» и «В». «А» усилит 12-й бронетанковый, «Б» усилит 89-й, а «В» останется в резерве. Новые танки добавили стремительности наступлению, и на какое-то время темп снова вырос.

В 596998.М41 боевая группировка «А» 3-го бронетанкового полка возглавила новую атаку. Среди вони дизелей и лязга гусениц боевых машин объединенные силы первой и второй танковых рот полка покатились на север с удвоенной энергией. Над пустыней повисло облако пыли, когда вслед за танками двинулись «Химеры» и «Василиски». Как обычно, тау уже поджидали их, подбивая танки из рельсовых пушек, прежде чем снова отступить. Изматывание продолжалось, один только первый день обошелся 3-му полку в шесть машин.

На третий день передовые части боевой группировки «А» увидели огромный карьер Гиадамарк, где земля была изуродована глубокими карьерами, вокруг которых высились отвалы пустой породы. Осматривая местность в магнокуляры, генерал Раз-Азиз составил план атаки и захвата шахты.


Талларнская пехота Бронированного Кулака при огневой поддержке «Химеры» продвигается сквозь дым, пули и снаряды к шахте Гиадамарк.


Битва за Гиадамарк

Гиадамарк был гигантским карьером, где добыча осуществлялась в течение столетий, оставив после себя огромные провалы в земле и большие, похожие друг на друга отвалы отработанной породы на поверхности. Это была пустынная и пыльная местность, где проживало несколько тысяч шахтеров, которые, завидев приближающиеся колонны танков, сбежали в безопасное место. Некоторые из рабочих банд поклялись остаться и сражаться. Защитники спрятались среди рудников, зданий и оборудования. В пустыне же не было укрытия для нападающих. Там, где прежде грохотала и скрежетала тяжелая техника, теперь воцарилась тишина. Воины Огня изучали горизонт на юге, наблюдая за приближением облаков пыли от наступающих танков.

Лорд-маршал Де Сталь предложил генералу Раз-Азизу игнорировать запутанный горнодобывающий комплекс и продвигаться дальше, к большему трофею – Иракундскому перешейку, оставив защитников в изоляции. Генерал не согласился, поскольку не мог бросить значительные силы тау за линией фронта. Его передовые подразделения могли дойти до перешейка, однако защитники Гиадамарка могли нанести катастрофический контрудар по уязвимым точкам в тылу полка. По мнению генерала, шахту следовало захватить, а ее защитников перебить, взять в плен или изгнать. Нападение должно расчистить путь на север. Генерал-ветеран ясно обозначил это в ходе брифинга на борту «Левиафана» Де Сталя. Лорд-маршал согласился с командиром-фронтовиком. Атака начнется на рассвете следующего дня. После окончания брифинга Раз-Азиз взошел на борт челнока «Аквила» и отбыл обратно в свой передовой штаб для наблюдения за ходом боя.

Когда первые лучи солнца появились над темным горизонтом, по пустыне вновь покатился грохот тяжелой артиллерии. В свете зари по всему Гиадамарку расцвели взрывы от снарядов «Сотрясателей» и минометов. Бойцы собрали боеприпасы, пайки и наполнили фляги, прежде чем загрузиться в бронетранспортеры и неспешно выйти на позиции. План атаки полка был прост. Две танковые роты обойдут шахту с запада и востока. Когда танки встретятся, враги попадут в окружение и не смогут получить подкрепления. Затем пехота выдвинется вперед внутри «Химер» следом за шквальным огнем артиллерии, после чего высадится и последние несколько сотен ярдов до цели преодолеет своим ходом. Именно пехотинцы выманят тау из укрытий и заставят их вступить в рукопашный бой под прикрытием огня бронетранспортеров.

Атака началась точно по плану – танки выдвинулись для окружения цели, не встречая по пути сопротивления. Под аккомпанемент оглушительного грохота артиллерии колонны «Леман Руссов» разошлись двумя широкими арками. В центре, следом за стеной огня артиллерии, шла линия «Химер». Когда до Гиадамарка оставалось двести ярдов, артиллерийский заслон прекратился, бойцы выскочили из машин и ринулись к цели. Тау открыли по приближающейся пехоте ураганный огонь из импульсных винтовок. Чужаки создали пред своими позициями настоящую зону поражения с пересекающимися секторами огня. Передовые бойцы, угодившие в ловушку, начали падать один за другим. Пытавшиеся продвинуться вперед запыленные талларнцы бежали, падали, ползли, стреляли, поднимались и снова падали, корчась от боли. Вскоре землю устлал ковер из убитых и раненых. Шедшая на острие атаки вторая рота была отброшена с тяжелыми потерями. Солдаты в беспорядке отступили, оставив за собой сотню трупов.

После провала первой атаки генерал Раз-Азиз приказал выдвинуться новой роте Бронированного Кулака. На этот раз в бой пойдет третья рота. И вновь за стороны позиций защитников замелькали дульные вспышки, полосуя пустыню импульсными снарядами. «Химеры» покатились в атаку. Завыли мультилазеры, тяжелые болтеры открыли ответный огонь. Атаку возглавил капитан Хадид. В его «Химеру» попало тридцать пять импульсных снарядов, в конечном итоге пробив броню и убив механика-водителя. Спешившись, капитан собрал своих людей и повел их к цели. Огонь бронетранспортеров и поддержка минометного взвода подавили сопротивление защитников, и первые взводы талларнцев достигли окраины Гиадамарка. Теперь гвардейцев ждал ближний бой. Сжимавшие в руках ножи и гранаты пехотинцы крались сквозь клубы дыма и мимо проржавевших остовов механизмов, выслеживая укрывшихся защитников.

Тем временем танки завершили обход, столкнувшись по пути лишь с минимальным сопротивлением. Они заняли позиции, чтобы отразить возможную контратаку тау для помощи силам, теперь окруженным среди глубоких рудников Гиадамарка. Командование танковых частей мало что смогло сделать, когда во второй половине дня чужаки развернули воздушную эвакуацию. Подлетевшая с востока группа из четырех «Косаток» в сопровождении «Барракуд» резко спикировала и приземлилась на территорию шахты. Тау снова отступали.

Битва среди рудников была больше похожа на уличные бои, чем на войну в пустыне. Артиллерия не могла продолжать огонь, так как силы сторон находились слишком близко друг к другу. Три часа бойцы сражались гранатами, ножами и иногда даже голыми руками. К подобному бою тау оказались совершенно неприспособленны. Командир охотничьего кадра запросил эвакуацию. Он нанес противнику урон, и теперь настало время отступить до того, как его силы уничтожат.

«Косатки» пронеслись над головами, поливая пустыню из скорострельных пушек, и воины тау покинули позиции под огнем прикрывающего отступление арьергарда. Бойцы быстро забежали на борт, и машины поднялись в воздух. Наблюдавший со своего командного пункта генерал Раз-Азиз увидел в магнокуляры, как «Косатки» одна за другой взмыли ввысь и вместе с заслоном «Барракуд» устремились на север, преследуемые редким огнем «Гидр».

Выжившие в битве за Гиадамарк занялись уничтожением арьергарда тау, быстро окружив измученных, раненых и измотанных битвой чужаков. Всего удалось захватить шестьдесят три пленника. Потери 3-го Талларнского составили триста двадцать два человека убитыми и ранеными, а также одиннадцать уничтоженных единиц техники. В тот вечер шестьдесят восемь погибших тау свалили в общую могилу и зарыли бульдозерными отвалами танков. После целого дня ожесточенных боев Гиадамарк выглядел как выжженная пустошь, изрытая воронками от взрывов, усеянная энергетическими батареями, окровавленными бинтами, тлеющими обломками и трупами.

Еще через четырнадцать дней наступления с ежедневными стычками с тау, шедшая на острие атаки боевая группировка «А» остановилась в пятидесяти километрах от цели. Однако теперь и у нее также заканчивались танки, топливо и вода.

Пока линия фронта уходила вперед, нарастало давление на тыловые коммуникации. Вторая фаза кампании шас’о Р’мира начала приносить плоды. С таким количеством подразделений, занятых диверсиями в тылах врага, командующему тау могло не хватить охотничьих кадров, чтобы остановить наступление, но Имперская Гвардия начала постепенно замедляться из-за усиливающихся проблем с материально-техническим обеспечением.


Две «Рыбы-дьявола» из охотничьего кадра Ши’Эльди маневрируют в пустыне под прикрытием «Барракуды». Обратите внимание, что члены экипажа следят за небом, высматривая вражеские самолеты.


Налетчики тау

Пока 17-й полк сражался за Фиирские высоты, а 3-й бронетанковый по приказу Де Сталя придавал наступлению новый импульс, тау начали проникать вглубь территории противника. Их кампания перешла во вторую фазу.

Работая в основном ночью, воины Огня, следопыты и стелс-команды сбрасывалась «Косатками» в пустыне и рассредоточивались в поисках целей. Еженощно «Косатки» втайне высаживали множество подразделений тау, усеивая тылы Имперской Гвардии диверсантами, которым было поручено определять пути снабжения и расположение складов, штабов и аэродромов. После их выявления разрабатывался соответствующий план действий. Отрядам разрешалось устраивать засады только на колонны снабжения. Другие команды следопытов высаживались вместе со спидерами «Тетра», что позволяло им быстро перемещаться между целями.


Артиллерия 17-го Талларнского полка на огневых позициях во время битвы за Фиирские высоты. Здесь запечатлен перерыв в обстреле для подвоза батарее новых снарядов.


«Троянцы» из колонны «Гало XJ 21», везущие цистерны с топливом или водой, атакованы низколетящей «Барракудой». Самолеты, в особенности «Барракуды», играли важную роль в перерезке линий снабжения Империума. На снимке видно, что самонаводящаяся ракета прошла в волоске от цели.


Следопыты и стелс-команды совместно атаковали транспортные колонны «Троянцев», буксирующих прицепы с водой, топливом и боеприпасами. Тыловые области охранялись в основном «Часовыми» и эскадронами диких всадников, и они оказались неэффективными в противостоянии маленьким и хорошо вооруженным отрядам тау. День за днем, конвой за конвоем попадали в засады. Следопыты же, нанеся быстрый удар, отступали обратно в пустыню. Вскоре пути снабжения усеяли почерневшие остовы уничтоженных «Троянцев» и прицепов, а также выбеленные кости лошадей, погибших в нападениях. Охрану колонн пришлось усилить. С фронта были переброшены отделения Бронированного Кулака, чтобы помочь защитить уязвимые колонны, но нападения тау продолжались.

Один из крупных складских комплексов был разрушен ночью без единого выстрела. Команды следопытов прокрались мимо охранников склада и тайно разместили заряды среди емкостей с топливом и ящиков с боеприпасами. Перед рассветом над пустыней поднялся огромный огненный шар, разбудив даже лорда-маршала Де Сталя в его командном «Левиафане». С наступлением утра на месте склада повисло грибовидное облако из пыли и дыма, видимое на многие мили окрест.

В 640998.M41 наступление на Тарокин застопорилось из-за отсутствия запчастей и припасов. Двенадцатый бронетанковый во главе с боевой группировкой «А» из 3-го полка почти достиг устья Иракундского перешейка, но два других пехотных полка на левом фланге подобными успехами похвастаться не могли. Семнадцатый полк застрял на Фиирских высотах, и, несмотря на то, что бойцам удалось немного продвинуться вперед, в ближайшее время никакого прорыва не предвиделось. Восемьдесят девятый полк заполнял дыру между двумя флангами. Далеко на юге, 331-й полк вышел к южному берегу Эм-Сай и в настоящее время окапывался, однако тау не повелись на уловку.


Возглавляемая «Химерой» колонна Имперской Гвардии попадает под удар самонаводящимися ракетами. Частью стратегии тау являлось уничтожение тылов врага.


До сих пор воздушная война над Таросом продолжалась ежедневно в виде дуэлей равных по силам противников. Тау имели численное преимущество, но пилоты Империума были более опытными. Это сражение ни одна из сторон не могла позволить себе проиграть. Если тау не будут доминировать в небе, их оборонительная стратегия столкнется с серьезной проблемой. Если их «Барракуды» больше не смогут защищать охотничьи кадры, Имперская Гвардия получит преимущество в наземной войне. Охотничьи кадры будут подвергаться постоянным атакам с воздуха, и вынуждены будут применять свои «Небесные скаты», которые показали себя грозным оружием против наземных целей при использовании в сочетании с малыми командами следопытов, для противовоздушной обороны. Кроме того, «Барракуды» и «Тигровые акулы» играли важную роль в рамках второй фазы кампании, нападая на колонны снабжения. Имперские ВВМ продолжал борьбу, и это было главной угрозой для плана шас’о Р’мира . Требовалось предпринять срочные меры, чтобы склонить баланс воздушной войны в свою пользу. Тау решили провести дерзкий налет, целью которого было уничтожение самолетов Имперских ВВС на земле.

Небольшие стелс-команды уже находились в тылу Имперской Гвардии. Действуя только по ночам, они выслеживали и сообщали местонахождение имперских складов и маршрутов конвоев. У них был строгий приказ ни в коем случае не приближаться к врагу, а лишь искать потенциальные мишени для других ударных сил. Теперь же они получили новые инструкции: найти авиабазы. Эти объекты получили наивысший приоритет.

Как только одна из стелс-команд доложила о расположения передовой авиабазы, шас’эль К’ирри отреагировал без промедления. Он собрал элитную ударную группировку, состоявшую исключительно из самых лучших отрядов воинов Огня. Его план был простым, но очень опасным. В ходе отчаянного ночного рейда одна «Косатка» с десантом на борту пролетит на низкой высоте прямо над взлетно-посадочной полосой. Отряды воинов Огня и вспомогательные подразделения быстро высадятся, и под прикрытием дронов и боескафандров «Кризис» уничтожат электромагнитными гранатами все находящиеся на земле самолеты. Шас’эль К’ирри лично возглавит атаку. После высадки «Косатка» сделает круг и сядет на аэродроме. После того как вражеские самолеты будут выведены из строя, отряды загрузятся в приземлившуюся «Косатку» и быстро эвакуируются под охраной подлетевших «Барракуд». Неожиданность будет на их стороне, но когда силы Империума поймут, что авиабаза попала под удар, то ответят быстро и решительно. К’ирри предупредил избранных шас’ла, что их шансы выжить очень невысоки. Они будут действовать в глубине территории противника, и если что-то пойдет не так, на помощь им никто не придет. Однако если миссия увенчается успехом, это сильно повлияет на весь ход боевых действий. На такой риск стоило пойти ради Высшего Блага!


Налетчики тау, силуэтами вырисовывающиеся на фоне горящего «Грома», в ходе внезапной атаки уничтожили шесть самолетов. За свою дерзость отряд заплатил сполна – все его бойцы были убиты или схвачены в плен.


Передовая авиабаза


1. Ворота

2. Минное поле

3. Забор

4. Посадочная площадка (разровненная земля)

5. Цистерна с топливом

6. Башенное укрепление

7. КПП (укрытие из мешков с песком)

8. Командный пункт

9. Казарменное укрытие

10. Главное хранилище припасов

11. Диспетчерская

12. Оружейная

13. Генераторы

14. Цистерна с водой

15. Зенитная платформа «Гидра»


Начало атаки прошло по плану. «Косатка», оборудованная черносолнечными фильтрами и модулем-глушителем, стремительно пролетела над пустыней и приблизилась к аэродрому. Уже перед самой целью десантный корабль привлек внимание установок ПВО авиабазы и получил несколько прямых попаданий из «Гидры». Когда «Косатка» пролетела над аэродромом, опустив заднюю аппарель, отряды тау десантировались на землю и немедленно взялись за дело. Как только трассирующие снаряды автопушек «Гидры» озарили ночное небо, воины Огня бросились к расположенным на земле самолетам. Боескафандры «Кризис» шас’эля подскочили к «Гидре», заставив ее замолчать шквальным огнем из плазменных винтовок и пусковых контейнеров. Охранявший периметр стационарный мультилазер выстрелил в подсвеченный горящей зенитной башней боескафандр, разнеся его в фонтане искр.

Прижатые в командном пункте огнем дронов-стрелков офицеры срочно запросили подкрепления. Другие подразделения охраны уже бросились им на помощь. Первым прибыл эскадрон «Часовых», занимавшийся обеспечением безопасности авиабазы. Завязался ожесточенный ночной бой, выстрелы импульсных винтовок и лучи лазганов исчерчивали территорию аэродрома, пока вдруг, один за другим во вспышках взрывов не начали взрываться самолеты. Тьма озарилась шестью быстрыми взрывами, в огне и искрах вырвавшихся из кабин «Громов». С уничтожением самолетов бой не закончился. «Косатка» облетела базу и села на взлетно-посадочной полосе. Столь крупная цель привлекла к себе нежелательное внимание защитников. Содрогаясь от повторяющихся попаданий, десантный корабль попытался открыть ответный огонь из скорострельных пушек. Внезапно загорелся один из двигателей, обездвижив корабль. Постепенно пламя охватило всю «Косатку», не оставив экипажу другого выхода, кроме как покинуть корабль. Тау выполнили миссию, однако спасения им было ждать неоткуда. Они бились всю ночь, пока враг в конечном итоге не одолел их числом. Все налетчики были убиты, ранены или взяты в плен, включая самого шас’эля К’ирри.


«Косатка» заходит на посадку под озаряющим ночное небо трассирующим огнем. Позднее она будет уничтожена, из-за чего тау лишились возможности эвакуироваться.


С рассветом стали видны результаты жестокого боя. Шесть самолетов превратились в дымящиеся обломки, как и башни «Гидра», боескафандры и расстрелянная «Косатка», внутри которой еще теплилось пламя. Авиабаза была окутана едким дымом и усеяна убитыми и ранеными с обеих сторон. Это была сцена полнейшего разрушения. Обе стороны понесли тяжелые потери. Имперские ВВС лишились своих самолетов, и аэродром останется нерабочим до тех пор, пока его не расчистят от мусора. Тау потеряли весь отряд налетчиков. Говорить о том, как эти события повлияют на кампанию в целом, пока что было рано.

Нападение на авиабазу не стало последним из рейдов. Следопыты обнаружили и помогли уничтожить еще немало складов. Конвои продолжали попадать в засады стелс-команд и подвергаться атакам «Барракуд». Тау стремились подорвать фронтовые полки через снижение тылового снабжения до минимума, и их план работал.


Крут-наездник на кнарлоке

Taros061.jpg


1. Крут

Круты – самые многочисленные союзники-чужаки тау. Уроженцы джунглевого мира Пек, находящегося в пределах Империи Тау, круты обычно служат вместе с охотничьими кадрами тау. Детали их соглашения неизвестны, но предполагается, что оно восходит к временам освобождения силами тау нескольких анклавов крутов от орочьего ига. С тех пор круты охотно служат им в качестве наемников.

Физиология крутов имеет множество примечательных особенностей. Предполагается, что они эволюционировали из птиц, и до сих пор сохраняют остатки клюва и легкий скелет. Средний крут достигает в высоту 2,3 м и обладает худощавым жилистым телом, скрывающим в себе невероятную силу. Как древесные жители они являются прирожденными верхолазами и прыгунами, способными стремительно преодолевать большие расстояния. У крутов нет ушей и носа, но вместо них они развили сенсоры-шипы, которые и предоставляют им большую часть информации о местности. Они растут на затылке и передают данные непосредственно в мозг. Чувствительные шипы затрудняют попытки скрыться от крутов, а также делают из них превосходных часовых.

Круты общаются на собственном языке, состоящим из последовательностей криков, свистов и пронзительных воплей. В их общении, предположительно, важную роль играют запахи. Круты испускают едкие феромоны, отвратительные для нюха людей, но, по всей видимости, имеющие глубокое значение для других крутов и родственных им животных.

В родном мире круты живут на деревьях джагга в построенных из сухостоя хижинах. Их ульи-гнезда группируются вместе в семейства, называемые родами. Каждый род возглавляет старейшина семьи, именуемый формирователем.

Круты плотоядны. Они научились абсорбировать ДНК съеденной пищи в собственное тело, благодаря чему со временем крут может изменяться в зависимости от особенностей рациона. В этом и заключается главная задача формирователя: направлять эволюционное развитие рода путем отбора пищи.

По-видимому, круты нечувствительны к климатическим изменениям, и способны эффективно действовать в ледяных мирах, влажных джунглях и выжженных пустынях. Судя по всему, экстремальные перепады температур совершенно не влияют на крутов. Фактически именно основанная на диете эволюция позволяет им так быстро адаптироваться. Так, известен один род крутов, приспособившийся к дыханию в ядовитой хлорной атмосфере. Также они способны впадать в спячку, замедляя все функции организма и входя глубокий сон ради сохранения энергии. На Пеке многие представители рода пребывают в спячке большую часть года.


2. Крутская длинная винтовка

Большинство крутов пользуется в бою длинной винтовкой. Это довольно примитивное оружие, выстрел которого происходит за счет химической смеси, но до встречи с тау оно было пиком технологических достижений крутов. Похоже, тау решили помочь своим союзникам, переделав их оружие так, чтобы оно стреляло заряженными импульсными снарядами, которые в огромных количествах поставлялись родам крутов на службе у тау. Винтовка крутов – это казнозарядное оружие, которое требуется перезаряжать после каждого выстрела, поэтому оно не отличается высокой скорострельностью.

К стволу и прикладу крепятся лезвия, и длина винтовки позволяет использовать ее в качестве посоха для ближнего боя. Это является данью крутской традиции боя на шестах. Круты – превосходные бойцы. Высокие, сильные, проворные и умелые в обращении с излюбленным оружием, они представляют собой крайне опасных противников, и именно за эти качества их так ценят тау.

Этот крут вооружен также огромным тесаком, однако он чаще использует его в качестве кухонного и рабочего инструмента, нежели оружия.


3. Снаряжение

Этот крут взял в поход много разного снаряжения. В сумках и мешках хранится еда для наездника и животного, вероятно, взятая у прошлых жертв. В одной сумке находятся снаряды для крутской винтовки. Обратите внимание, что у него нет бурдюка с водой, жизненного важного для людей в климате Тароса. Другие мешки предназначены для перевозки собранных на поле боя предметов.

Круты не носят броню, хотя этот крут приладил снятый с гвардейца пластальный наплечник. Как и во многих примитивных культурах, добыча трофеев является важной частью воинского кодекса крутов. Снятые с поверженных противников предметы с гордостью выставляются напоказ. Изображенный здесь воин также носит ожерелье из когтей крутской гончей, судя по всему показывающее, сколько гончих он выходил и обучил.


4. Кнарлок

Планета Пек изобилует жизнью. Значительная ее часть берет начало из того же генетического корня, что и круты, но ее развитие пошло по другому эволюционному пути. Некоторые из существ адаптируются и процветают, другие вымирают. По всей видимости, большинство в своем развитии зашло в эволюционный тупик, подобно крутской гончей и крутоксу.

Как видно из их имени, кнарлоки это близкие родственники больших кнарлоков. Они уступают последним в размерах, и являются более социализированными стайными охотниками. Как и следовало ожидать, кнарлоки имеют много общего со своими крупными сородичами. Охотятся они схожим образом, устраивая засады или пользуясь своей выносливостью для длительных погонь. Главное различие заключается в том, что они живут и охотятся стаями. Кнарлоки – опасные хищники, которые сообща нападают и убивают любую добычу, независимо от ее размера. Благодаря совместным действиям у них развился коварный интеллект. По-видимому, круты уважают кнарлоков, почитая их как хороших охотников. Круты отлавливают молодых кнарлоков для последующего приручения и обучения. Среди крутских родов кнарлоки высоко ценятся в качестве ездовых животных. Ездить на них считается символом статуса.


Неизвестный крутский воин верхом на кнарлоке, с которым 17-й Талларнский полк столкнулся в ходе наступления на Фиирские высоты.


Анализ оборонительной стратегии тау на Таросе

Анализ кампании на Таросе, выполненный на основании событий, допросов плененных комбатантов, перехватов сообщений и других (засекреченных) источников, многое раскрыл о том, как тау планировали оборонять планету. Нижеследующая информация была собрана и объединена полковником Шейей, и отправилась бы в Администратум и к лорду командующему-милитанту, если бы полковник не погиб во время кампании.

Для шас’ар’тол (верховное командование) тау ключевая проблема Тароса была по своей сути довольно простой. После того, как их попросили помочь удержать планету, тау получили в свое распоряжение территории больше, чем они смогли бы защитить. Весь Тарос находился в их власти, но что они будут делать, если Империум решит отреагировать? Тау не могли наводнить войсками каждый квадратный метр планеты, поэтому армия Империума сможет высадиться и создать укрепленный плацдарм где угодно. Размах ожидаемой атаки также вызывал серьезное беспокойство. Хватит ли им сил, чтобы остановить полномасштабное вторжение?

Чтобы разрешить проблему с численностью, они постарались переманить на свою сторону как можно большее количество бойцов из старых СПО. Тау уже привыкли широко использовать «чужие» войска, но вместо того чтобы бросать их на убой, действительно уважали их боевые качества, и обходились с ними хорошо и справедливо. Спустя некоторое время, проведенное на службе у тау, многие такие предательские подразделения начинали искренне поддерживать так называемое «Высшее Благо», и доблестно сражались за своих новых чужаков-командиров. Это шло вразрез с ожиданиями того, что среди подневольных войск будет наблюдаться низкий боевой дух.

Мы можем предположить, что на Т’ау долго обсуждали сложившуюся на Таросе ситуацию. Многие советники выступали за то, чтобы занявшие планету войска дали немедленный и жесткий отпор армии вторжения, отбросив ее назад с максимальными потерями. Столь тяжелое поражение отвадило бы Империум Человека от дальнейших попыток напасать на Тарос снова. И на земле, и в космосе тау следовало отвечать силой на силу. Эти командующие считали, что к тому времени как Империум сможет организовать новое нападение, обстановка на пограничье Империи уже изменится. Тау выберут своей целью следующую планету, и людям придется сосредоточиться на ее обороне, тем самым забыв о Таросе. По их мнению, на планете следовало быстро увеличить гарнизон охотничьих кадров и наемников крутов. Требовалось укрепить звездную систему, построить защитные станции на орбите и организовать такую оборону, чтобы Империум сломал об нее зубы.

Однако командующий войсками тау на Таросе, идентифицированный как шас’о Р’мир (позывной: командующий Длинный Нож), ведомый эфирным (идентифицированный как аун’вре), уже разработали другую стратегию защиты. Вместо того чтобы полагаться на большее количество наземных войск и флота, о’Р’мир решил быть более бережливым. Он уже имел огромный опыт в борьбе с Имперской Гвардией, и успел кое-что узнать о ее слабых и сильных сторонах.

По мнению шас‘ар’тола шас’о Р’мира, попытка нанести Империуму поражение в открытом бою была ошибкой. Он не сомневался, что даже в таком случае его войска смогут добиться победы, но только очень высокой ценой, возможно выше, чем Империи следовало бы заплатить за возможность править Таросом.

Если дело дойдет до битвы, Империум будет присылать все больше сил, и сражение будет только усиливаться. За первой волной прибудут новые корабли, люди и танки. Тау могли уничтожить их всех, однако в таком случае победа едва ли будет быстрой, и дастся лишь ценой громадного количества жизней.

Хуже того, о’Р’мир понимал, что флот тау вряд ли сможет одолеть корабли Империума. Огромная огневая мощь неизменно давала имперским кораблям преимущество в открытом противостоянии. По его мнению, флот тау был скорее не военным, а колонизационным. Сражение в космосе станет ошибкой, которая дорого обойдется тау. Вместо этого им следовало свести сопротивление к минимуму и позволить Империуму занять орбиту и высадить войска. Согласно плану о’Р’мира, войну за Тарос можно было выиграть на поверхности, в опаляющих пустынях, а никак не в холодных пучинах космоса.

В своей стратегии шас’о решил придерживаться доктрины Кайон – «терпеливый охотник». На сей раз главная хитрость будет заключаться в отсутствии войск тау. Они дадут имперцам ступить на Тарос и заманят в пустыни, прежде чем нанести удар и перерезать линии снабжения. В этом и заключалась слабость Империума. Чтобы сражаться, его солдаты нуждались в еде, боеприпасах и воде, и о’Р’мир считал, что если лишит их всего этого, то сможет добиться быстрого успеха.

Когда битва на поверхности разгорится всерьез, о’Р’мир перейдет к доктрине Монт’ка – «смертельный удар». Наземная война тау будет иметь две разные, но связанные цели.

Во-первых, использовав отсутствие войск как приманку, чтобы завести имперские силы в пустыню, шас’о атакует передовые отряды врага дальнобойными «Рыбами-молотами» и «Залпами». Быстрые нападения мобильными бронетанковыми охотничьими кадрами, поражающими имперские силы, а затем быстро отступающими в пустыню, замедлят любое наступление и серьезно ударят по численности и боевому духу гвардейцев. В открытой пустыне он максимизирует свое преимущество в дальнобойности и будет избегать дорогостоящих сражений на ближних расстояниях. Он не станет удерживать территорию и ограничится только локальными контрударами. Таким образом он растянет линии снабжения имперцев, притом ежедневно заставляя их расплачиваться за продвижение людьми и боевой техникой. Когда войска Империума уйдут глубоко в пустыню и устанут от многонедельных боев, о’Р’мир начнет вторую фазу операции.

С помощью «Мант» и «Косаток» о’Р’мир втайне забросит несколько охотничьих кадров за линию фронта для нападений на вражеские тыловые базы и колонны снабжения. Выполнение этой операции он поручит своим самым ретивым шас’элям-командующим. Их многочисленные стелс-команды, следопыты и самолеты займутся поиском и уничтожением складов и конвоев, авиабаз и штабов, сея смятение и лишая фронт ресурсов. Таким образом, в сочетании с действиями нового флота в звездной системе, особенно охоте на имперские транспортники, он надеялся отрезать Имперскую Гвардию от жизненно-важных припасов, поддержки и подкреплений. Слабость Империума заключалась в его длиннейших цепочках снабжения, и именно на них шас’эли сосредоточат свои усилия.

Теперь на основании проведенных допросов известно, что многие командиры охотничьих кадров в шас’ар’толе считали, что план имел большой уклон в оборону и слишком легко отдавал инициативу врагу. Силы Империума будут слабее всего во время планетарной высадки – вот тогда-то, по их мнению, следовало нанести мощный удар и выиграть войну еще до ее начала. Военной машине Империума нельзя было позволить прийти в движение, поскольку со своими бесконечными ресурсами она могла стать для тау неодолимой.

У теории имелось зерно истины, но на практике, учитывая размер планеты и господство Империума в космосе, как о’Р’мир смог бы остановить вторжение? Попытаться угадать их вероятное место, или места высадки? После выхода на низкую орбиту Империум сможет выбрать любую точку на всей планете. Некоторые районы можно было смело игнорировать, вроде негостеприимных пустынь и гор, но даже в таком случае обороняемая территория все равно оставалась слишком большой. Лишь рассредоточив свои войска по всей местности, шас’эли получат возможность контратаковать врага на любом участке, но это же будет означать, что им не хватит сил для мощного удара по зонам высадки. Они могли собрать свои армии в один кулак и попытаться угадать наиболее вероятное место высадки, однако это будет не более чем догадка. Если они сконцентрируют силы слишком рано, то превратят их в мишень для самого грозного оружия Империума – орбитальной бомбардировки. Это будет огромным риском, поскольку продолжительный обстрел из космоса мог уничтожить силы тау еще до начала битвы. Наконец, о’Р’мир напомнил шас’элям-командующим, что «Тот, кто защищает все, не защищает ничего!» Этот последний аргумент положил конец дискуссии. Шас'о Р'мир отстоял свой план. Командующие войсками тау на Таросе будут придерживаться тактики терпеливого охотника и выжидать, после чего нанесут два смертельных удара.


«Кризис» на подходе. Боескафандры использовали реактивные ранцы для быстрого перемещения по пустыням.


Цель уничтожена! Разведчики-тау отступают от горящих остовов – всего, что осталось от колонны Имперской Гвардии после внезапной засады.


Война в небе над Таросом

Звено «Барракуд» сопровождает пару летящих выше «Мант».


Кроме того, беспокойство Де Сталя вызывало растущее превосходство тау в воздухе. Очевидно, они заблаговременно создали сеть аэродромов на Таросе, с замаскированными в пустыне малыми передовыми пунктами и крупными базами ближе к Тарокину. Чужаки собрали неизвестное количество авиации, но по оценке маршала Денвельта не меньше десяти эскадрилий, возможно, сто двадцать «Барракуд» и сорок «Тигровых акул». Несмотря на ущерб, нанесенный истребителями Имперских ВВС, эскадрильи тау по-прежнему сохраняли присутствие в воздухе. Ситуации совершенно не поспособствовал рейд тау против одной из передовых авиабаз Денвельта и уничтожение шести истребителей за одну ночь. Всего на Таросе Имперские ВВС имели четыре авиакрыла истребителей, два – бомбардировщиков и одно тактическое. На пике численности (в начале кампании) маршал авиации Денвельт командовал 78 истребителями, из числа которых подавляющее большинство были «Громами», 24 бомбардировщиками «Мародер» и 18 транспортными «Валькириями» (не считая тех, что были в составе 23-го Элизианского воздушно-десантного полка). С момента начала кампании он не получал никаких дополнительных сил, несмотря на неоднократные просьбы.

На эскадрильях начала сказываться напряженность затяжных боевых действий. Помимо потерь самолетов и экипажей, ситуация с топливом неуклонно ухудшалась, а снарядов становилось все меньше. Имперские авиабазы в основном располагались в глубоком тылу, недалеко от места высадки, где их построили инженерные корпуса Департаменто Муниторум. Когда фронт ушел далеко вперед, самолетам пришлось летать все дальше и дальше, и, следовательно, меньше времени проводить над полем боя. Первоначальный план, согласно которому авиабазы выдвигались вперед, был отменен. После рейда тау подвергать авиацию риску новых атак сочли слишком опасным. Более того, охрану всех авиабаз усилили, для чего пришлось взять подразделения из наступающих полков Имперской Гвардии.

Эскадрильи бомбардировщиков наносили удары по Тарокину и Иракундскому перешейку, обстреливая город и предположительные места нахождения баз тау. По-видимому, это не оказало значительного влияния на чужаков. Попытки атаковать охотничьи кадры в пустыне привели к трате непропорционально большого количества боеприпасов при скромных результатах, и потери бомбардировщиков из-за вездесущих «Барракуд» были пугающими – пять за первые два дня. Таким образом, война в воздухе (как и на земле) медленно уходила из-под контроля Империума.

Вследствие этого имперские гвардейцы столкнулись с постоянной угрозой нападения низколетящих «Барракуд». Истребители тау скользили над пустыней, огибая хребты и долины, после чего обрушивали шквал огня из ионных пушек и град ракет и тут же скрывались из виду. Приоритетной целью для них были конвои с припасами, понесшие из-за этого тяжелые потери. Без подкреплений Имперским ВВС приходилось прилагать огромные усилия, чтобы их защитить. К моменту начала операции «Комета» в распоряжении Денвельта оставалось 37 истребителей, 12 бомбардировщиков и 13 «Валькирий». Подкрепления по-прежнему не приходили, и не придут до самого конца кампании.


Воин Огня тау

Taros066.jpg


1. Броня

Этот воин Огня носит стандартную униформу, броню и снаряжение, общие для всех представителей касты Огня на поле боя.

Его броня состоит из двух слоев. Внешняя поверхность сделана из твердого ультраплотного нанокристаллического металла, соединенного с внутренним слоем высокопрочного термореактивного молекулярного полиэтилена. Внутренний слой действует как поглощающая подкладка, способствуя рассеиванию кинетической энергии, что помогает избегать травматизма от попаданий высокоскоростных снарядов. В целом эти технологичные материалы очень прочные и легковесные по сравнению с более привычными аналогами, такими как пласталь. Техника их производства неизвестна Адептус Механикус, а изучение данной опасной инопланетной технологии запрещено Ордо Ксенос.

Продолговатый и утолщенный левый наплечник используется как еще один щиток, особенно когда воин Огня привстает на колено с оружием у плеча, прикрывая бок дополнительной броней.

Воин Огня показывает верность родному миру Т’ау путем ношения символа своего септа на наплечнике и нагруднике.


2. Шлем

Считается, что в характерно вытянутом боевом шлеме тау расположено множество разных систем – коммуникационное оборудование, сенсоры ночного видения, целеуказатель и дальномер, а также доступ к командной сети. По неподтвержденным данным, шлем позволяет передавать и визуальную информацию.

Метки на шлеме – это воинские знаки различия, указывающие, что воин Огня является шас’уи (приблизительный эквивалент сержанта Имперской Гвардии).


3. Импульсный карабин

Личное оружие этого тау – импульсный карабин. Он представляет собой облегченную и укороченную версию более распространенной импульсной винтовки, и часто используется разведывательными группами и во время специальных операций. Карабин, в котором ради компактности пришлось пожертвовать дальнобойностью, особенно эффективен на короткой дистанции.

Оружие генерирует индукционное поле, которое используется для разгона снаряда. Он реагирует на поле путем перехода в плазменное состояние (называемое импульсом). Энергия поступает от стандартной для всего подобного рода оружия батареи, которую необходимо заменять через каждые пятьдесят выстрелов. В стандартные импульсные карабины встроен однозарядный подствольный гранатомет, выстреливающий фотонные гранаты на короткое расстояние. Также на импульсные карабины устанавливают съемный тепловой прицел, который в сочетании с продвинутыми стабилизаторами и компенсаторами отдачи оружия делает его высокоэффективным при прицельном огне.

Единственным другим оружием данного воина Огня является связующий нож. Это церемониальный клинок, не предназначенный для схватки. Он служит символом того, что воин и его отряд прошли через ритуал Та’лиссера и стали связанными братьями. Этот ритуал, в котором воины клянутся сражаться вместе до конца, очень важен для касты Огня. Среди ее представителей ходит пословица: «Лишь смерть разлучит связанных». Помимо самого ножа, воины Огня из связанного отряда часто наносят знак клинка на свою броню – здесь он виден на правом набедреннике.


4. Снаряжение

На поясе висит сенсорный аппарат. Точное предназначение устройства неизвестно, хотя, учитывая то, что его часто выдают командующим отделений, скорее всего это некая версия сканера или оборудования слежения.

С разгрузочных ремней свисают два подсумка для дополнительных импульсных батарей и два маленьких окатыша сигнальных ракет. Они не встречались ранее, и, предположительно, использовались для визуальной связи или в качестве дополнения к обычным средствам связи для обозначения дислокации отряда.

Стандартный разгрузочный пояс включает подсумки для дополнительных батарей и контейнер с фотонными гранатами, которые можно использовать в качестве ручных гранат или заряжать в подствольный гранатомет. Фотонная граната – основное оборонительное оружие, взрывающееся с громким хлопком и мультиспектральной вспышкой, которая дезориентирует и ослепляет врагов. Хотя граната не смертельна, её побочные эффекты долгосрочны и тяжелы.

Также он экипирован ЭМИ-гранатами – оружием, вызывающим короткий и мощный электромагнитный импульс, перегружающий электрические сети. ЭМИ-гранатами нельзя стрелять из гранатомета.


5. Спецодежда

Комбинезон воина Огня состоит из композитной нанокулярной ткани, сплетенной из микроскопических сверхплотных волокон, которая не рвется от попаданий снарядов и клинковых ударов, при этом оставаясь гибкой. Этот материал также специально обработан для лучшего сопротивления огню и большинству поражающих газов и химикатов. Комбинезоны износостойки, подходят для ношения в любых условиях окружающей среды, и производятся во множестве расцветок.


6. Испаритель

Воин также взял с собой необычное, ранее невиданное устройство. Предположительно, этот громоздкий контейнер является влагоуловителем и баком для хранения. Во время кампании на Таросе каждому отряду воинов Огня выдавалось по одному испарителю для создания запасов воды при операциях в пустыне. Способность тау противостоять обезвоживанию остается неизвестной, но предположительно она намного превосходит возможности человеческого организма.


Шас’уи Та’ше, командир отряда воинов Огня из охотничьего кадра шас’эля К’ирри. Он изображен здесь перед началом ночного рейда на аэродром Имперских ВВС. Хотя операция прошла успешно, сам Та’ше погиб в бою.


Семнадцатый Талларнский был единственным полком Имперской Гвардии, у которого имелись тяжелые осадные минометы. На данном изображении батарея отдыхает после очередного обстрела крутов на Фиирских высотах. Отдача этих орудий поднимала целые облака пыли. Для ее уменьшения расчеты перед началом стрельбы поливали землю водой, однако из-за дефицита поставок подобная практика была запрещена.


«Василиски» готовятся к стрельбе по Фиирским высотам. Круты не могли ответить на огонь артиллерии, но пересеченная местность резко снижала эффективность орудий, и примитивные чужаки смогли остановить наступление полка.


Битва за систему Тарос

В 537998.М41 флот тау, координируя свои действия с наземными силами, прибыл в систему Тарос для участия в кампании.

С самого своего появления в звездной системе флот вторжения адмирала Котто занимался охраной разгружающихся кораблей и конвоев снабжения, носящихся по системе Тарос подобно собирающим пыльцу пчелам. «Праведная мощь» оставалась на геостационарной орбите над зоной высадки, пока три других крейсера расположились во внешних пределах для создания безопасной зоны с максимальным сенсорным покрытием и быстрой реакции на любые неожиданные действия тау. Два легких крейсера и большинство кораблей эскорта сопровождали суда с ценными грузами, которые теперь стали жизненно-важной артерией 4621-й армии.

В космодесантниках пока что не нуждались на поверхности, поэтому «Коготь войны» отступил от планеты и начал патрулировать космос в качестве сил быстрого реагирования, готовый отправиться везде, где в нем возникнет необходимость, или вернуться на орбиту, если Рапторам потребуется вновь совершить высадку.

Фрегаты «Огненная буря» из эскадры «Новем» действовали в качестве внешнего пикета, патрулируя глубокий космос для раннего предупреждения о рейдерах тау.

Флоту чужаков удалось попасть в систему Тарос незамеченными, отключив эфирные двигатели еще в глубоком космосе и проскользнув в звездную систему на хвосте у имперских конвоев. Корабли тау, двигавшиеся медленно и бесшумно, намеревались поиграть в прятки с более мощными имперскими звездолетами.

Основой флота тау служили его наибольшие суда – «А’Рхо», корабль-носитель типа «Хранитель», и пара звездолетов типа «Протектор», «Ио’Тар» и «Ио’Фи», которых поддерживали четыре эскадры «Кастелянов» и «Стражников». Флот состоял из двадцати шести кораблей, однако в открытом столкновении он не смог бы выстоять перед всей имперской армадой. Вместо этого тау решили вести маневренную войну, атакуя конвои и пытаясь раздробить имперский флот на меньшие группы, которые они затем бы уничтожили поодиночке.

Сразу по прибытии флот тау разделился на четыре отряда, легшие на разные курсы. Главный отряд во главе с «А’Рхо» нанесет самый глубокий удар, действуя в качестве приманки, чтобы оттянуть на себя имперские корабли. Тем временем два других отряда во главе с «Протекторами» атакуют конвои снабжения. Четвертый отряд, состоящий из одной эскадры в составе пяти «Кастелянов», получит полную свободу действий – его роль заключалась в создании смятения, независимо от остальных эскадр нападая на конвои или вовлекая за собой в погоню имперский флот.

Первым кораблем Империума, обнаружившим часть флота тау, стал «Новем-22», фрегат типа «Огненная буря». Патрулировавший глубокий космос корабль засек неопознанный сигнал и отправился на изучение его источника. Осторожно приблизившись, он вскоре натолкнулся на четыре неизвестных корабля эскортного класса. «Новем-22» не стал дожидаться появления других крупных кораблей, поскольку и так уступал противнику числом. Вместо этого фрегат развернулся и на полной скорости направился обратно вглубь звездной системы, чтобы доложить об открытии адмиралу флота. Котто, находившийся на борту «Праведной мощи», выслушал потрескивающие, заглушаемые статикой слова капитана Ренарда, командовавшего «Новемом-22». Флот тау прибыл. Он пока не знал, в каких количествах, и с какими кораблями, однако на угрозу следовало ответить. Котто передал рапорт ближайшему к «Новему» крейсеру – «Молоту Фракии» типа «Лунный».

«Молот Фракии» без промедления отреагировал на первый контакт, и после получения приказов от адмирала отправился на соединение с перегруппировывающейся эскадрой «Новем», чтобы после перехватить рейдеров. Сам того не понимая, адмирал Котто проглотил наживку. Избавившись от угрозы ближайшего крейсера, первый отряд тау во главе с «Протектором» устремился к конвою «Альфа-четыре», состоявшему из четырех выстроившихся в линию транспортов, что в текущий момент направлялись к Таросу. «Копье Империи», «Молот», «Латница» и «Принц Мод» находились под охраной лидера конвоя «Цереб», легкого крейсера типа «Неустрашимый», а также эскадры «Странствующие», состоявшей из четырех фрегатов типа «Меч». Конвой «Альфа-четыре» перевозил часть XI корпуса – весь 8-й полк Бримлокских Драгун вместе со всем снаряжением, – и совершал первое обратное путешествие после участия в начальном вторжении. Конвой доселе не сталкивался с тау, поэтому не ожидал в пути особых сложностей. Теперь же он находился в страшной опасности. Из-за того что «Молот Фракии» и эскадра «Новем» бросились в погоню за кораблями сопровождения тау, «Альфа-четыре» стала опасно уязвимой.


Опознанные звездолеты тау в системе Тарос


Ваш’я Ор’ес Эль’леат «А’Рхо» («А’Рхо» типа «Хранитель»)

3 х Ваш’я Кир’ла (тип «Стражник»)

Ваш’я Лар’ши’вре «Ио’Тар» («Ио’Тар» типа «Протектор)

Ваш’я Лар’ши’вре «Ио’Фи» («Ио‘Фи» типа «Протектор»)

5 х Ваш’я Кир’шасвре (тип «Кастелян»)

5 х Ваш’я Кир’шасвре (тип «Кастелян»)

5 х Ваш’я Кир’шасвре (тип «Кастелян»)

5 х Ваш’я Кир’шасвре (тип «Кастелян»)


Транспортный конвой «Альфа-четыре»

Капитан Номура на мостике «Цереба» понял, что тау появились в звездной системе, когда сенсоры корабля засекли «Ио’Тар» вместе с его эскортами, устремившихся к конвою. Атака тау оказалась полнейшей неожиданностью, и легкий крейсер отреагировал немедленным включением сирен и отправкой запроса о помощи «Молоту Фракии». Слишком поздно – крейсер типа «Лунный» уже получил приказы и удалялся на полной скорости. Он им ничем не поможет.

«Ио‘Тар» начал битву с залпа ракетами-дронами, которые заставили конвой и его сопровождение броситься врассыпную. Сразу за ними в бой вступили пять «Кастелянов», обстреляв из рельсовых пушек фрегаты эскадры «Странствующие». Застигнутые врасплох эскорты ответили как могли, дав из орудийных батарей залп гигантскими снарядами в попытке задержать приближающиеся корабли чужаков. Во время резкого ухода на правый борт «Цереб» получил попадание в двигатели. Ракета-дрон взяла крейсер на прицел, и, несмотря на все его маневры, в конечном итоге поразила мишень. Взрыв пробил корму «Цереба» и захлестнул двигательный отсек, испепеляя инженеров, сервиторов и матросов. Серьезно поврежденное главное плазменное ядро «Цереба» начало опасно перегреваться, выходя из-под контроля и угрожая разнести на куски весь корабль. Капитан Номура велел выключить ядро, но тем самым оставил свой корабль на милость канониров тау. В тот день чужаки не были склонны к милосердию. Капитан отдал приказ о полной эвакуации с расстреливаемого «Цереба», однако сам наотрез отказался покидать мостик.

После того как лидера конвоя вывели из игры, транспорты ринулись вперед. Крейсер «Черный герцог» получил приказ выдвинуться им на помощь, однако все равно находился слишком далеко, чтобы повлиять на исход боя. Транспорты легли на новый курс, чтобы встретиться с приближающимся крейсером типа «Диктатор», но из-за небольших двигателей они не могли обогнать пустившихся в погоню «Кастелянов», которые теперь роились вокруг них. Ионные пушки и рельсовые батареи кораблей тау давали залп за залпом, перегружая генераторы щитов, сминая бронеплиты и прошивая корпуса беззащитных транспортов.

Сидевшие в трюмах бримлокцы ничем не могли помочь в разворачивающемся сражении. Они чувствовали, как корабли вздрагивают и вибрируют под вражеским обстрелом. Они слышали, как ревут двигатели, увлекая звездолеты вперед, и далекий грохот ответного огня из небольших пушек самих транспортов. «Латница Империи» получила прямое попадание из прошедшего над ней «Кастеляна», гравитационная ракета которого пробила тонкую боковую броню и взорвалась в забитом солдатами трюме. Мощная детонация в замкнутом помещении разорвала людей на куски, разметав тела и воспламенив нижние палубы. От первого попадания погибли сотни людей, еще сотни погибнут в начавшемся пожаре. Смертельно раненый корабль отстал от конвоя, а вместе с ним – треть бримлокского полка. Следующим критическое повреждение получил «Принц Мод» – залп из рельсовой батареи пробил мостик и корпус, уничтожив экипаж до единого человека. Имперские гвардейцы в трюмах не знали, что теперь их корабль просто дрейфует, лишившись капитана и рулевых и превратившись в легкую мишень для тау.

Прикрывающая тыл эскадра «Странствующие» храбро сражалась, но сильно уступала в огневой мощи «Ио’Тару». Они обменивались выстрелами, сохраняя хрупкую надежду, что «Черный герцог» успеет прийти на помощь и спасти их. Крейсер типа «Лунный» выжимал из двигателей и реакторов все возможное, но было слишком поздно. Конвой «Альфа-четыре» погиб, а вместе с ним 8-й полк Бримлокских Драгун. После окружения и уничтожения последнего транспорта корабли тау развернулись и сбежали, откуда пришли. «Черный герцог» все еще находился в нескольких часах пути, и прибудет лишь для того, чтобы подобрать выживших. Последних счастливчиков насчиталась всего горстка.

Чужаки растерзали конвой подобно напавшим на отару волкам. Возможно, они не знали, что вместе с транспортами уничтожили тысячи гвардейцев, с безмолвными криками вылетевших в вакуум через обрушившиеся переборки и разорванные корпуса. Восьмой полк Бримлокских Драгун прекратил существование.

Перед уничтожением «Цереб» выпустил спасательные капсулы, многие из которых подобрал «Черный герцог». Выжившие поведали историю о внезапной атаке, к которой они оказались совершенно неготовыми. Эта засада стала первой из многих.

Мрачные новости о гибели конвоя «Альфа-четыре» и потере целого полка Имперской Гвардии достигли адмирала Котто на борту «Праведной мощи» и лорда-маршала Де Сталя на Таросе. Для обоих это стало тяжелым ударом, и адмирал пересмотрел свои планы и отдал новые приказы для усиления защиты конвоев. «Молот Фракии» продолжит погоню за «Хранителем», а «Когтю войны» послали запрос помочь ему в охоте. Они не остановятся, пока не уничтожат опасный корабль тау. «Звезда Кассиопеи» и «Черный герцог» вместе с эскадрами «Инвинцис» и «Омна» займутся непосредственной охраной конвоев. Больше тау не найдут легких целей. «Праведная мощь» останется в резерве, готовая при необходимости сразу покинуть орбиту планеты.

Вести об уничтожении всего 8-го полка Бримлокских Драгун вызвали у лорда-главнокомандующего Густавуса даже еще большую тревогу. Он приказал немедленно отменить все транспортировки полков Имперской Гвардии на Тарос, к вящему недовольству Де Сталя. Пока флот тау представлял столь серьезную опасность для кораблей Империума, идти на подобный риск Густавус просто не мог. Девятнадцатый Кригский бронетанковый полк только начал готовиться к отбытию на Тарос, однако погрузку пришлось остановить. Полк получил приказ ждать дальнейших распоряжений. Адмиралу Котто поручили обеспечить безопасность путей снабжения, чтобы больше не рисковать другими полками. Приказ 19-му Кригскому полку так и не был отменен, и на Тарос он не попал. В составе XI корпуса Де Сталя осталось теперь только три полка: сареннианцы, элизианцы и кадийцы.

Первое нападение увенчалось большим успехом, но теперь тау требовалось устроить атаку на второй конвой. «А’Рхо» пустился в бега, оттягивая на себя два капитальных имперских корабля. Лишь достигнув солнечной короны, он, наконец, будет вынужден дать бой.

В следующие недели «Ио’Тар» и «Ио’Фи» продолжали нападать на конвои снабжения, рискуя вместо уничтожения транспортов нарваться на более крупные имперские корабли. Во время атаки на конвой «Ипсилон-шесть» ракетами-дронами удалось обездвижить сверхтяжелый танкер «Императрица Шведеге», перевозивший бесценный груз воды и топлива. Этот налет сильно аукнется 4621-й армии, когда ее запасы воды начнут убывать. Теперь каждый конвой играл в игру на выживание – одни прорывались, другие прибывали с повреждениями, некоторые транспорты погибали. Каждый уничтоженный корабль означал потерю жизненно-важных ресурсов.


Охота на «А’Рхо»

Когда Рапторы потребовались в наземной войне на Таросе, «Когтю войны» пришлось оставить охоту, и адмирал Котто снарядил в погоню за «А’Рхо» «Праведную мощь». Согласно решению лорда-главнокомандующего, наземные войска получали приоритетную помощь союзников-космодесантников, поэтому боевая баржа вернулась на орбиту Тароса, чтобы развернуть Рапторов для участия в операции «Комета». Огромные двигатели «Праведной мощи» медленно вытолкнули почтенный крейсер из гравитационного колодца планеты, и адмирал Котто велел капитану Римусу двигаться к точке встречи с «Молотом Фракии» и эскадрой «Новем». Имперский Флот без устали гнал противника подобно взявшим след гончим.

После длительного преследования и нескольких перестрелок, «А‘Рхо» и сопровождавшие его «Кастеляны» были, наконец, загнаны в угол. Четырнадцать дней он увлекал за собой преследователей по всей звездной системе. В конечном итоге космолет и эскорты тау подошли к ослепительному желтому солнцу, миновав меркуриальную зону и углубившись в сгущающиеся радиационные облака. Для имперских кораблей выследить цель в подобных условиях будет непросто, и хотя два капитальных имперских звездолета превосходили классом крупное судно тау, тут чужаки имели большие шансы на выживание. Действия флота в районе Тароса достигли кульминации среди плотных радиационных облаков пыли и искрящихся солнечных вспышек, мерцавших розовыми, желтыми и пурпурными цветами в корональной зоне.

Место сражения было страннее некуда. Рядовой и старшинский состав флота имел много суеверий насчет полетов в такой близости от солнца. После трех дней безустанной погони имперцы оказались во внутренней корональной зоне, где царили запредельно высокие температуры, а оборудование выходило из строя. Офицеры в майках и голые по пояс матросы нещадно потели, пока солнце на обзорных экранах становилось все больше и больше. Наконец, оно заполонило экраны ослепительным сиянием, приглушить которое реактивным фотохроматическим иллюминаторам удавалось с огромным трудом. Корабли купались в ярком свете, заходя все глубже и глубже в газовые облака. Только теперь «А’Рхо» решил развернуться и дать бой.

Адмирал Котто спал в своей койке на командном посту флагманского мостика «Праведной мощи», когда его с извинениями разбудил молодой энсин. Они засекли корабль тау, и он, по всей видимости, собирался с ними сразиться. Битва вот-вот начнется. Не успев даже обуться, адмирал в одних только штанах и майке кинулся на главный мостик, чтобы руководить оттуда боем.

«А’Рхо» включил передние отражатели и выпустил свои «Стражники», «Манты» и «Барракуды». Эскорт тау выстроился в линию и дал залп из рельсовых пушек. Несмотря на превосходство в огневой мощи, победа не дастся Имперскому Флоту легко. Из-за бьющего прямо в лица солнечного света их сканеры сбоили, превращая корабли чужаков в пляшущие на экранах призрачные образы. Стрельба по небольшим эскортам и бомбардировщикам будет подобна попыткам попасть булыжником в воробья. Имперские корабли открыли шквальный ответный огонь из лэнсов, одновременно разворачиваясь для бортового залпа. «Молот Фракии» едва избежал попадания россыпью ракет тау, паля во все стороны из оборонительных башен по носившимся вокруг «Мантам» и «Барракудам». «Кастеляны» ворвались в бой подобно спущенной своре диких псов. Они сцепились с эскадрой «Новем», стреляя из орудий налево и направо. Вскоре два корабля обеих противоборствующих сторон превратились в дрейфующие обломки.

Снаряды больших батарей левого борта «Праведной мощи» попали в нос «А’Рхо», но отражатели поглотили энергию. Ответный огонь смял бронированный таран боевого крейсера. Выстрел одной из ионных пушек попал в переднюю лэнс-батарею, уничтожив ее в облаке огня и убив сидевший внутри экипаж. «Молот Фракии» последовал за флагманом, поливая врагов снарядами и сгустками плазмы. Несколько попаданий в левый борт «А’Рхо» вывели из строя его пусковые отсеки. Поврежденный, но огрызающийся корабль тау не сдавался, паля из рельсовых и ионных пушек, выстрелы которых оставляли огромные дыры в правом борту крейсера типа «Лунный». В глубине палуб имперского крейсера вспыхнул пожар.

Первое столкновение в сражении подошло к концу, и обе стороны разошлись, чтобы оценить урон и зализать раны. Целым не остался ни один корабль, но хуже больше всего досталось «Молоту Фракии». «Мантам» удалось уничтожить его лэнс-батареи, выстрелы ионных пушек подожгли нижние палубы, и он сильно кренился, лишившись 80% маневровых двигателей. Два часа огромные звездолеты опасливо следили друг за другом сквозь сгущающиеся радиационные облака. На борту каждого корабля команды лихорадочно устраняли повреждения и гасили огонь.

Второе столкновение началось лишь после того, как ремонтные команды «Праведной мощи» закончили свою работу. Посчитав боевой крейсер все еще пригодным к дальнейшему бою, адмирал Котто приказал капитану Римусу идти прямо к «А’Рхо». «Подать торпеды в шахты, и полный вперед», - скомандовал он, и «Праведная мощь» вновь устремилась к добыче.

«А’Рхо» ответил на враждебные действия запуском новых, пусть и поредевших, волн «Мант» и «Барракуд». Первый торпедный залп «Праведной мощи» был вовремя перехвачен и уничтожен. Не имевшие собственного заслона истребителей имперские корабли были беззащитными перед ответным огнем чужаков. К ним устремились ракеты-дроны, за которыми последовали меньшие эскорты тау. Более неспособный уйти от ракет, «Молот Фракии» получил еще одно попадание – на сей раз несколько ракет пробили его правый борт, после чего взорвались внутри. Многочисленные взрывы переломили хребет уже ослабленного крейсера. Выведенный из строя корабль умолк, медленно дрейфуя с поля битвы.

Выжившие фрегаты из эскадры «Новем», сопровождавшие флагман, снова схватились со «Стражниками» и «Кастелянами». В пламени погибло еще несколько эскортов, но к тому времени «Праведная мощь» уже настигла своего главного врага и начала резко ложиться на левый борт. На ближней дистанции огневая мощь флагмана была невообразимой, и на «А‘Рхо» обрушился ураганный залп снарядов. Тау ничего не могли противопоставить большим пушкам боевого крейсера, поэтому «А’Рхо» попытался выйти из боя и сбежать. Однако адмирал Котто, ведомый жаждой мести за потерянные корабли, не собирался отпускать свою жертву, и твердо держал ее на прицеле.

Боевой крейсер развернулся и дал по кораблю чужаков второй залп. Причиненный урон был воистину ужасным. Правое крыло «Хранителя» было сорвано начисто, и теперь медленно отлетало в облаке обломков. Мостик был уничтожен. По всему корпусу горели огни. «А’Рхо» содрогался от внутренних взрывов и беспомощно дрейфовал. Корабль погиб, и выжившие вряд ли останутся. Уцелевшие эскорты тау – всего да «Кастеляна» и единственный «Стражник» – сбежали.

Сражение окончилось, и обе стороны заплатили за него страшную цену. «Молот Фракии» и три фрегата «Огненная буря» из эскадры «Новем» погибли, так что к Таросу с победой вернулись только «Праведная мощь» и один эскорт. Имперскому Флоту удалось ликвидировать угрозу «А’Рхо», однако нападения ксеносов на конвои это не остановило.


«Леман Русс» из 17-го Талларнского полка. Вторая танковая рота, второй эскадрон, четвертая машина. На башне нарисован полковой символ – красный восстающий лев.


«Василиск» из 17-го Талларнского полка. Четвертое орудие первой артиллерийской роты полка.


Шагоход-разведчик «Часовой» из 17-го Талларнского полка. Основная разведывательная машина полка, которая также широко используется для обеспечения охраны тылов.


«Леман Русс» типа «Покоритель» из 17-го Талларнского полка. Командная машина второй танковой роты. Уничтожен в ходе контратаки тау на станцию Тунгуста.


«Леман Русс» из 12-го Талларнского бронетанкового полка, 2-я танковая рота, 3-й эскадрон. Обратите внимание на скрещенные копья – эмблему кампании на Таросе.


Артиллерийская платформа «Сотрясатель» из 89-го Талларнского полка. Многие артиллерийские роты талларнских полков полагались на статичные орудия.


«Гибельный клинок» из 409-го Талларнского тяжелого бронетанкового полка, первая рота, приданная 12-му бронетанковому полку на время проведения кампании. Нехватка топлива сильно сказывалась на сверхтяжелых танках, снижая их эффективность. Медленные и массивные, они сыграли незначительную роль в пустынной войне.


«Леман Русс» из 3-го Талларнского бронетанкового полка. Эта машина, первая в третьем эскадроне, принимала участие в битве за Гиадамарк, и впоследствии была брошена из-за отсутствия топлива в ходе отступления полка.


«Химера» из 17-го Талларнского полка. Эта машина входит в состав первой пехотной роты полка (рота Бронированного Кулака). Вторая машина третьего взвода.


«Василиск» из 331-го Талларнского полка. Экипаж нанес собственную камуфляжную схему.


«Леман Русс» типа «Экстерминатор» из 89-го Талларнского полка. В боевом расписании большинства талларнских полков числилось несколько «Экстерминаторов», но учитывая характер местности и танковые сражения на дальних дистанциях, они оказались на Таросе неэффективными и зачастую использовались для обеспечения защиты конвоев.


«Василиск» из 17-го Талларнского полка. В батареях часто смешивались орудия с закрытыми и открытыми типами кабин.


«Часовой» огневой поддержки из 17-го Талларнского полка. В отличие от других типов «Часовых», это не разведывательные машины, и чаще всего они разворачивались вместе с пехотными ротами для непосредственной огневой поддержки.


«Гибельный клинок» из 409-го Талларнского тяжелого бронетанкового полка. Первая машина третьей роты, один из девяти развернутых на Таросе «Гибельных клинков».


Тяжелый истребитель «Гром» из 83-го авиакрыла истребителей. Четвертая машина авиакрыла.


Тяжелый истребитель «Гром» из 386-го авиакрыла истребителей. Восьмая машина эскадрильи «Т».


Тяжелый истребитель «Гром» из 1002-го авиакрыла истребителей. Шестая машина авиакрыла.


Бомбардировщик «Мародер» из 501-го авиакрыла бомбардировщиков. Шестая машина эскадрильи.


Бомбардировщик «Мародер» из 2424-го авиакрыла бомбардировщиков. Пятая машина эскадрильи. Значение символа «VI» неизвестно.


«Рыба-молот», вооруженная рельсовой пушкой и комплексом «умных ракет». Входила в состав охотничьего кадра шас’эля Ши’Эльди. «Рыбы-молоты» с рельсовыми пушками формировали основу оборону тау.


Транспортер «Рыба-дьявол», входившая в состав охотничьего кадра шас‘эля Ши’Эльди. Машина была уничтожена в станции Тунгуста.


«Рыба-молот», вооруженная ионной пушкой и комплексом «умных» ракет, входившая в состав охотничьего кадра шас’эля Фор’инна.


Корабль ПВО «Небесный скат» с комплексом «умных» ракет, входивший в состав охотничьего кадра шас’эля Ши’Эльди. Машина была идентифицирована в станции Тунгуста.


Боескафандр XV84 командующего шас'эля Ши'Эльди, участвовавший в контрнаступлении на станцию Тунгуста и последующих боевых действиях.


Боескафандр XV89 командующего шас'эля Фор'инна, вооруженный фузионным бластером и скорострельной пушкой. Данный боескафандр окрашен в личные цвета командующего.


Бронетранспортер «Рыба-дьявол» неизвестного охотничьего кадра. Это был транспорт следопытов, уничтоженный во время битвы за Гиадамарк.


Истребитель «Барракуда». Основа сил касты Воздуха тау на Таросе.


Разведывательный спидер «Тетра» неизвестного охотничьего кадра, замеченный 89-м Талларнским полком в пустыне Эстус.


Разведывательный спидер «Тетра» охотничьего кадра Ши’Эльди.


Сторожевая башня-дрон, встреченная 12-м бронетанковым полком. Она окрашена так, чтобы сливаться с горизонтом.


Тяжелый дрон-стрелок охотничьего кадра К’ирри, уничтоженный в ходе налета тау на авиабазу Имперских ВВС.


Истребитель «Барракуда», закамуфлированный для проведения ночных операций.


«Тигровая акула», опознанная над гидростанцией 23-30 в ходе проведения операции «Комета».


«Тигровая акула», тяжелый боевой самолет касты Воздуха. Использовалась для поддержки передовых охотничьих кадров, действовавших в пустыне.


Транспортник «Косатка», использовавшийся для выброски следопытов и стелс-команд в тылу Имперской Гвардии.


Транспортник «Косатка», закамуфлированный для проведения ночных операций. Корабль был уничтожен во время налета тау.


«Манта». Данный корабль был замечен над Тарокином перед атакой тау на дворец губернатора. Он закамуфлирован для проведения ночных операций.


«Манта». Корабли вроде этого часто замечались за выброской охотничьих кадров для блокирования наступления Имперской Гвардии. Обычно «Мантами» не рисковали в бою, если только этого не требовали крайние обстоятельства.


Глава 6: Операция «Комета». Битва за гидростанцию 23-30

Штурмовики 709-й роты возглавляют атаку. Подлетевшие к цели и высадившиеся с помощью веревок бойцы должны были расположить маячки для следующих за ними элизианских десантников.


«Ситуация ухудшается»

К 639998.M41 война на Таросе продолжалась уже сорок два дня. Пустыни усеивали обломки техники, подбитой в прошедших битвах. Войска Де Сталя стали ощущать на себе воздействие стратегии тау. Они устали, а их боевой дух упал ниже некуда после недель рейдов, засад, авианалётов и контратак. Подразделениям с Талларна не хватало войск и припасов, а безопасных линий снабжения больше не осталось. Еда, топливо и, самое главное, вода подходили к концу. Надежды на то, что ситуация изменится, не было из-за организованной флотом тау блокады.

Нехватка топлива срывала наступление. Боевые выезды «Леман Руссов» и «Химер» строго ограничивались, каждое подразделение старалось экономить истощающиеся запасы. Но если танки без топлива могли и постоять на месте, то на мучительной дневной жаре люди без воды не могли. Талларнцы были устойчивее, чем большинство других, и умели сохранять запасы, но даже они не могли долго находиться на таком зное с пустыми флягами. Под жгучим солнцем люди стали падать от обезвоживания. Растущее число подобных случаев сказывалось на боеспособности всех частей. Для командования это был зловещий знак. Ситуация уже была достаточно плохой, однако станет ещё хуже, если не найти безопасный способ доставлять воду. Скоро гвардейцы столкнутся со сложным выбором между перспективой умереть от жажды в пустыне и капитуляцией перед тау в надежде на их милосердие. О втором варианте даже не заговаривали, особенно если где-то рядом стоял комиссар, но если не будут приняты решительные меры, то X корпус Де Сталя останется без людей. Логистический кризис засасывал штаб 4621-й армии, и положение становилось критическим.

В 640998.M41 на борту командного «Левиафана» Де Сталя прошло совещание штаба с участием командиров всех полков армии и представителей от лорда-главнокомандующего Густавуса. Старшие офицеры и персонал столпились в набитой картами совещательной комнате. На повестке стоял вопрос, как лучше всего вести войну с учетом текущих перебоев в снабжении.

В ходе жаркого спора генерал Сикава, командующий 23-м Элизианским воздушно-десантным полком, подал идею для операции «Комета» (как ее позже окрестят). Его мысль заключалась в том, чтобы получить контроль над мощностями для переработки воды на Таросе и воспользоваться ими в собственных нуждах. Помимо уже захваченных талларнцами небольших гидроферм (многие из которых тау успели разрушить), что могли обеспечить 4621-ю армию лишь незначительным количеством воды, Сикава предложил изменить задачи и занять крупные гидростанции. В прибрежных районах Эстуса находились крупнейшие на планете заводы, которые превращали морскую воду в пресную и перекачивали её по трубопроводу в Тарокин. Самым большим таким объектом на Таросе была гидростанция 23-30, расположенная у восточной оконечности Иракундского перешейка. Если захватить ее неповреждённой, армия получит достаточно воды для марша к Тарокину.


Начало операции «Комета». «Валькирии» забирают с авиабазы бойцов первой волны.


В ходе начальной высадки элизианские десантники столкнулись с яростным сопротивлением гарнизона крутов. Обратите внимание, что приближающийся «Стервятник» обеспечивает отделение тяжелым огневым прикрытием.


План Сикавы

Операция имела огромное значение для продолжения войны, поэтому ее поручили людям генерала Сикавы. Давно сидевшие без дела десантники жаждали боя. Де Сталь уже отклонил три отдельных запроса Сикавы на высадку для поддержки наступления, но ухудшающаяся ситуация на фронте подтолкнула лорда-маршала к использованию столь тщательно оберегаемых резервов. Элизианцы были элитным, хорошо обученным и снаряженным полком, и генералу не терпелось пустить их в дело. Операция «Комета» станет его шансом. Ему дали три дня на планирование и подготовку атаки, во время которой весь его полк примет участие в десантировании и захвате гидростанции. Далее 23-й полк будет удерживать ее до тех пор, пока новое наступление, перекинувшееся в Иракундский перешеек, не соединится с элизианцами.

Новое наземное наступление для прорыва на перешеек вынудит Де Сталя ввести в бой последние свежие силы. Во-первых, это были Рапторы. Они могли бы помочь элизианцам, высадившись с орбиты, но, будучи независимой силой, они не испытывали таких проблем со снабжением, как 4621-я армия, и поэтому лучше подошли бы в качестве бронированного кулака, который возглавит атаку. Равным образом 3-й и 12-й Талларнские бронетанковые полки, находящиеся в районе, сочли недостаточно мощными для прорыва.

В поддержку космодесантникам выделят боевую группу титанов «Гончая» из Легио Игнатум. Они прибыли позже и до сих пор не участвовали в боях, но скоро огромные машины войны внесут свой неоценимый вклад в атаку. Огневая мощь и скорость помогут им прорвать ряды защитников и тем самым позволят деблокирующей колонне быстрее достигнуть гидростанции 23-30. Вряд ли тау имели в своем распоряжении что-либо, способное остановить «Гончих».

В качестве деблокирующей колонны был выбран 114-й Кадийский полк, полностью механизированное подразделение. Пока что кадийцы не участвовали в битвах на Таросе, но пехота в «Химерах» лучше всего подходила для стремительного продвижения. Полковник Странски, командующий полком, получил приказы. Кадийцы были последним резервом Де Сталя из XI корпуса, однако если он сейчас не пошлет оставшиеся силы в битву, то проиграет всю войну. Лорд-маршал велел, чтобы на время проведения операции 114-й получил наивысший приоритет по поставкам топлива, и все талларнские полки передали им свои запасы, оставив себе только резервы на крайний случай. Это распоряжение лишило пять талларнских полков возможности продолжать наступательную операцию. Пустынные Налетчики превратились в неподвижные оборонительные войска.

Для 23-го Элизианского воздушно-десантного полка и генерала Сикавы трех дней для подготовки операции было крайне мало, однако его полк до этого спланировал и совершил множество подобных атак, и мог воспользоваться своим опытом для быстрого проведения операции «Комета».

Сикава поставил перед подчиненными офицерами задачу «занять гидростанцию 23-30 молниеносной и точной атакой». Ее следовало захватить в как можно более целом состоянии, сведя побочный ущерб к минимуму. Если во время боя станция превратится в руины, то проку от нее в дальнейшей войне уже не будет. После атаки полку предстояло удерживать завод до подхода наземных деблокирующих сил.


Иракундский перешеек с отмеченным маршрутом продвижения 114-го Кадийского полка, которому предстояло поддержать атаку элизианцев на гидростанцию 23-20.


Для доставки войск к цели штаб Сикавы быстро разработал план воздушной операции, что имела перед собой три главные задачи: транспортировка, защита и пополнение припасов. Процесс начался с оценки доступных летательных средств. Элизанцы оставались мобильными лишь до тех пор, пока у них имелись в распоряжении самолеты. Полку более-менее хватало десантно-штурмовых «Валькирий» для доставки половины полка в один заход, однако в перевозке будут задействованы не все транспортники. Некоторые потребуются для подвоза припасов, в то время как полковые «Стервятники» и истребители Имперских ВВС будут обеспечивать прикрытие. Атака разделится на отдельные высадки. Основное снаряжение, вроде тяжелого вооружения и «Часовых», будет распределено исключительно на основе строгой приоритетности. Штабисты спешно составили план погрузки, включив в него все, от передовых штурмовых взводов с их тяжелым снаряжением поддержки до дополнительных боеприпасов, топлива и провизии для предполагаемых трех дней боя.

Генерал Сикава отчаянно хотел, чтобы вторая высадка произошла как можно скорее после первой, желательно в тот же самый день. Он знал, что меньшая часть его полка, к тому же без основного тяжелого снаряжения, будет уязвимой перед стремительной контратакой тау. После начала операции «Кометы» следовало считать, что чужаки немедленно вышлют силы для ликвидации новой угрозы. Вторая высадка станет гонкой со временем. Генерал прекрасно понимал, что тау могли очень быстро перебросить свои охотничьи кадры с помощью «Мант». Сикава настаивал, чтобы вторая волна загрузилась в «Валькирии» и вылетела в тот же день, однако это не представлялось возможным. Расстояние от базы элизианцев до цели составляло 1500 километров, и путь туда и обратно займет от трех до четырех часов. Для такого перелета на все «Валькирии» понадобится установить дополнительные навесные баки с топливом. После возвращения им потребуется время на техническое обслуживание и устранение боевых повреждений, дозаправку и погрузку следующей партии войск. План неизбежно будет сорван из-за потери самолетов и экипажей в ходе первой высадки. Провести два захода в один день было решительно невозможно, поэтому вторая волна прибудет только на следующий день.

Далее генералу Сикаве предстояло решить, когда именно он атакует – днем или ночью. Темнота поможет сохранить эффект неожиданности, но создаст дополнительные сложности для бойцов и пилотов. Лишь немногие самолеты были оборудованы приборами ночного видения, а учитывая высокие требования к точности проведения операции, он не мог позволить им атаковать гидростанцию без подходящих систем наведения. Их бомбы и ракеты причинят слишком большой урон заводу. Кроме того, ночное десантирование на гравишютах было сопряжено с огромной опасностью для штурмовых взводов. Станция представляла собой гигантский промышленный комплекс, высадиться в котором было бы нелегко даже днем. В ночное время он потеряет больше людей, натолкнувшихся в ходе выброски на препятствия. Атака днем позволит его войскам десантироваться с большей точностью. Генерал в любом случае лишится части людей и снаряжения еще до начала атаки, однако преимущества дневного удара перевесили эффект неожиданности нападения ночью.

На протяжении трех дней штаб воздушно-десантного полка лихорадочно решал множество безотлагательных задач, однако одной самых важных являлась разведка цели. Людям Сикавы требовалось знать, с чем они столкнутся на земле. Учитывая внезапный характер операции, генерал не мог допустить, чтобы тау заблаговременно узнали об атаке по появившимся вблизи от цели разведывательным отделениям. Если отряды засекут или схватят, он мог лишиться эффекта неожиданности. Времени на доставку разведчиков по земле не было. Единственным вариантом оставалось орбитальное наблюдение и воздушная разведка с больших высот специально оборудованным «Мародером» из 2424-го авиакрыла бомбардировщиков. Таким образом защитники не узнают о готовящемся нападении. Элизианцы получат снимки местности, которые можно будет превратить в карты, но узнать по ним численность гарнизона не представлялось возможным. Количество врагов будет оставаться тайной до самого начала боя. Генералу Сикаве оставалось только верить, что его полка вместе со средствами поддержки хватит, чтобы справиться с любыми неприятельскими силами.

Офицеров, которые возглавят атаку, спешно ознакомили с приблизительным планом атаки. Приоритетными целями первой высадки станут главный комплекс управления, водонапорная станция, насосные станции 1, 2 и 3, а также цистерны для хранения, где уже находилось огромное количество чистой воды. Если гидростанцию уничтожат в ходе боя, они станут ценным утешительным призом.


23-й Элизианский воздушно-десантный полк


Полковое командование

Штаб

Медицинская рота

Рота связи

Рота обслуживания

Разведывательный эскадрон

Прикомандированные комиссары


1-я десантная рота

2-я десантная рота

3-я десантная рота

4-я десантная рота

5-я десантная рота

6-я десантная рота

7-я десантная рота

8-я десантная рота

9-я рота «Часовых»

10-я рота «Часовых»


Приданные на постоянной основе

709-я рота штурмовиков

1344-я рота штурмовиков

184-е тактическое авиакрыло Имперских ВВС


«Мародер» из 2424-й эскадрильи на разведывательной миссии. Планировщикам операции «Комета» сильно недоставало надежной информации. Не имя времени для проведения надлежащей разведки, элизианцам пришлось десантироваться в неизвестность.


Второстепенными целями станут камера хлорирования, главная и резервная насосная станции, а также генераторная. Всех их следовало захватить в ходе первой волны атаки. Вторая волна усилит первую и выстроит оборонительный периметр вокруг комплекса для отражения ожидаемой контратаки тау. Приземлившийся вместе со второй волной штаб расположится в здании администрации.

Наконец, срок на подготовку операции «Комета» истек. План был смелым, хоть и сопряжен с большими опасностями. Многие в верховном штабе считали, что элизанцам отвели слишком мало времени, и они не предусмотрели многих рисков. Что, если операция застопорится из-за нехватки самолетов? Поставит ли ее под угрозу высадка в два этапа? Хуже того, не окажется ли первая волна слишком уязвимой для контратаки тау? Еще «Комете» остро не хватало надежной разведки и информации. Также существовала вероятность, что деблокирующие силы задержатся или будут разбиты в ходе Иракундского прорыва. Даже плохая погода могла сказаться на возможности доставить десантникам необходимые припасы. Элизианцы вполне могли отправляться в мясорубку, а, учитывая обстоятельства, провал операции будет стоить имперским силам войны и самой планеты.

Несмотря на серьезные возражения, генерал Сикава чувствовал, что ему по силам выполнить задание с имеющимися в распоряжении войсками. Он не сомневался, что сможет захватить гидростанцию 23-30 и удерживать ее на протяжении трех дней от всего, что бросят против него тау. Рисков для «Кометы» было не больше, чем для любой другой десантной операции, в которой ему приходилось участвовать. Получив контроль над источником воды, 4621-я армия избавится от головной боли со снабжением. После этого наступление на Тарокин продолжится дальше. Операция «Комета» станет поворотной точкой всей кампании.


Первая высадка

На расположенном в безжизненной пустыне аэродроме, окруженном маленькими камуфлированными палатками, что вот уже четыре недели служили домом для 23-го Элизианского воздушно-десантного полка, готовились к вылету солдаты и самолеты первой волны. Землю заливали первые лучи рассвета, прогоняя остатки ночного холода. Бойцы штурмовых рот уже стояли ровными рядами, каждый в полной боевой выкладке и с ранцем-гравишютом на спине. Рядом с ними выстроились отделения рослых штурмовиков – они покинут транспортники первыми.

Тем временем пилоты, вторые пилоты и бортстрелки садились в свои «Валькирии» и «Стервятники» и проводили предстартовые проверки всех систем. Один за другим они запускали двойные турбодвигатели F75-MV, которые, набрав максимальную скорость, поднимали невообразимый грохот. Затем двигатели вновь стихали до тихого рокота на холостых оборотах, после чего самолеты опускали задние аппарели в ожидании кодового слова к началу операции.

Отделение за отделением, взвод за взводом, рота за ротой десантники подходили к транспортникам, поднимались по аппарелям и занимали положенные места. Как только отсек заполнялся, сержант нажимал кнопку, и трапы закрывались, изолируя гвардейцев до самого приказа к десантированию. Внутри самолетов царила напряженная и одновременно возбужденная атмосфера – после недель ожидания элизианцы, наконец, вступали в войну и летели сражаться с тау.


«Валькирия» перевооружается и дозаправляется, готовясь к переброске второй части полка. Выше «Стервятники» направляются в очередной боевой вылет для поддержки уже сражающихся элизианцев.


Перед бойцами, назначенными во вторую волну десанта, предстало захватывающее зрелище – 160 «Валькирий» и 30 «Стервятников» синхронно запустили двигатели, породив рев, что сотряс землю и прокатился по пустыне на многие мили окрест. Один за другим самолеты стали медленно взлетать, разгоняя с посадочных полос песок и пыль. Для наблюдателей они походили на неодолимую воздушную армаду. «Валькирии» и «Стервятники» набирали высоту и начинали кружить в ожидании, пока остальные самолеты займут свои места, после чего синхронизировали скорости и устремлялись на север. Собравшись в повзводном построении, они слитным воздушным потоком направились к точке севернее авиабазы, где встретились со своим прикрытием – самолетами из 1002-го авиакрыла истребителей, посланными для защиты конвоя от врага. Летая вокруг строя «Валькирий», пятнадцать «Громов» сформировали вокруг десанта щит.


Гидростанцию 23-30 обороняло множество сторожевых башен-дронов, а также гарнизон из людей и крутов. На снимке башня, мимо которой навстречу десантникам бегут круты, получила прямое попадание ракетой «Адский удар».


Чтобы скрыться от любопытных глаз, армада летела над пустыней на минимальной высоте – всего 500 футов. Рокот столь многих приближающихся двигателей вскоре превратился в рев, наполнивший воздух громовыми раскатами. Подняв головы к небу, талларнцы увидели кажущийся бесконечным поток самолетов. И не только талларнцы. Прятавшиеся по своим многочисленным укрытиям следопыты и стелс-команды также заметили армаду и немедленно доложили о ней командующим. Империум вот-вот нанесет мощный удар, но тау пока не знали, куда он нацелен.


Силы тау атакуют выживших десантников среди дымящих руин гидростанции. Обратите внимание на подбитую «Валькирию» слева.


Для штурмовиков в авангарде конвоя путешествие продлилось два часа. Впрочем, полет не обошелся без происшествий. В столкновении погибло два аппарата. Одна из «Валькирий» совершила вынужденную посадку из-за поломки двигателя. Дважды конвой был атакован прилетевшими из ниоткуда самонаводящимися ракетами. Оба раза они поразили цели, уничтожив одну «Валькирию» и заставив другую (в которой летел капитан Логан, командир второй роты) аварийно приземлиться. Эскортные истребители рассеялись в поисках наземных целей. Генерал Сикава предупреждал, что без потерь не обойдется.

За десять минут до расчетного времени прибытия перевозившие элизианцев «Валькирии» с воем начали набирать высоту для десантирования. В то же время самолеты со штурмовиками, напротив, снизились – бойцы высадятся с помощью веревок непосредственно на землю и немедленно вступят в бой при поддержке «Стервятников».


Штурмовой самолет «Стервятник» снижается к затянутой дымом и пылью гидростанции для помощи бойцам. «Стервятники» безустанно кружили в воздухе, поддерживая огнем сражающихся десантников.


Как только большая часть «Валькирий» ушла вверх, сержанты подняли своих людей и скомандовали подготовку к высадке. Каждый боец проверил гравишют, потом еще раз, а потом, на всякий случай, и в третий! Затем они надели респираторы и опустили визоры шлемов. Как только отзвучали последние слова молитвы Императору, сработала гидравлика и задние аппарели открылись. Они были над целью. Загорелись зеленые лампы, штурмовые отделения подошли к краю и шагнули в небо.

Пока десантники лишь прыгали, авангард уже подлетел к гидростанции 23-30. Приближающиеся самолеты были встречены огнем гарнизона, еще издалека заслышавшего рев реактивных двигателей. Лучи лазганов и очереди из тяжелых болтеров устремились навстречу прижимающимся к земле «Валькириям» и «Стервятникам». Выстрелы градом забарабанили по носовым обтекателям и воздухозаборникам транспортов, что зависли над целями. Штурмовики выбросили из-под крыльев веревки, тут же соскользнули по ним вниз и сразу бросились в бой. Летавшие над ними «Стервятники» выискивали цели, отвечая на выстрелы тяжелых болтеров огнем собственного оружия, но поскольку бортстрелки имели приказ свести повреждения станции к минимуму, они могли обрушить на врага лишь толику своей огневой мощи. К полудню битва началась всерьез.

Водонапорная станция и первая насосная станция были целями 3-й роты 23-го Элизианского полка под началом капитана Малика. Ему приказали захватить оба объекта и удерживать их до прибытия второй волны десанта. Его действия стали типичным примером того, что произошло на гидростанции 23-30 во время первой атаки. Два отделения штурмовиков должны были стать авангардом 3-й роты, высадившись из зависших над целью «Валькирий» под прикрытием «Стервятника». От элитных бойцов требовалось как можно скорее установить маячки и обеспечить безопасность будущей зоны высадки сил капитана Малика. Приземлившись, рота должна была перегруппироваться, после чего первый взвод во главе с капитаном выступал к насосной станции, второй и третий – к водонапорной, а четвертый оставался в качестве резерва и для последующей охраны уже захваченных целей. Взвод тяжелого вооружения разделялся между пехотой – отделение огневой поддержки отправлялось вместе со вторым и третьим взводами, минометы оставались с резервом, а противотанковые расчеты присоединялись к взводу капитана на направлении главной атаки.

Сразу после высадки штурмовики попали под мощный огонь сторожевых башен-дронов тау. Эти орудия, оснащенные модулями-глушителями, остались незамеченными воздушной разведкой. Под шквальным обстрелом, неся все большие потери, штурмовики сумели установить маячки, однако затем их быстро прижали к земле. Башни умолкли только после авиаударов «Стервятника», но перед этим они успели уничтожить немало элитных бойцов Империума. Таким образом, водонапорную станцию теперь удерживали только вспомогательные войска людей.

Пока штурмовики бились с противником, солдаты Малика, наконец, приземлились, сбросили с себя громоздкие гравишюты и собрались вокруг сержантов своих отделений. По гидростанции уже разносилось эхо стрельбы, взрывов и рева реактивных двигателей. Сразу после перегруппировки первый взвод занялся ликвидацией защитников. Малик, вместе с комиссаром Граалем шедший в первых рядах отряда, достиг насосной станции. В ходе разгоревшейся перестрелки он понял, что враги хорошо укрепились и были решительно настроены сражаться. Схватке нельзя было позволить перерасти в позиционную битву, поэтому Малик повел первый взвод в атаку. Проорав полковой клич «С небес!», капитан ринулся вперед. Под разрывы гранат его штурмовые отделения расчистили подходы к насосной станции в яростных ближних боях, только чтобы обнаружить, что ее также занимают наемники-круты. Атака сломила защитников-людей, но кровожадные круты оказались совершенно из другого теста. После отчаянной рукопашной драки десантники бежали со станции, напоследок забросав безжалостных дикарей осколочными и крак-гранатами. Капитана Малика среди них не было – его полусъеденное тело позже нашли висящим на одной из труб.

После провала первой атаки и гибели старшего офицера командование над элизианцами принял комиссар Грааль. Он собрал вокруг себя уцелевших бойцов, включая оставшихся штурмовиков, и именно тогда поступили доклады о первой реакции тау на атаку – к гидростанции быстро приближались «Тигровые акулы». Битва становилась жарче, и завод получал все большие повреждения. Пролетевшее прямо над станцией звено бомбардировщиков скинуло рои дронов. По всей видимости, тау перебрасывали на защиту района все доступные силы. Усиленные дронами круты продолжили вести огонь из укрытий. Чтобы расправиться с ними, потребуется еще одна атака.

Готовясь к новому штурму, комиссар Грааль послал гонца к минометному отделению. Прежде чем нанести удар, он собирался проредить ряды защитников артобстрелом. Укрывшись среди труб, цистерн и обломков, элизианцы дождались, пока минометы не сделают свою работу, после чего по команде комиссара бросились к насосной станции во второй раз.

Бой вновь оказался тяжелым, но прицельный минометный обстрел заставил крутов дрогнуть. Уцелевшие гвардейцы опрокинули защитников и захватили станцию. Грааль немедленно подтянул четвертый, резервный взвод. Когда круты опомнились и попытались выбить десантников, их ждало уже слишком много врагов. Большинство ксеносов погибло под кинжальным лазганным огнем. В битве за первую насосную станцию было убито и ранено более половины первого взвода и штурмовиков, а сам объект сильно пострадал от минометного обстрела и разрывов гранат.

К закату, после целого дня боев, гидростанция 23-30 была захвачена. Все главные и второстепенные цели находились в руках элизианцев. В руинах еще прятались снайперы и отбившиеся от соратников враги, и десантники осторожно выслеживали их среди цистерн и труб. Бои были свирепыми, и гарнизон проявил себя гораздо лучше, чем ожидалось. Уступая элизианцам числом и огневой мощью, люди-защитники могли легко запаниковать и обратиться в бегство, но вместо этого они со своими союзниками-крутами сражались весь день. Из-за их упорного сопротивления многие объекты получили серьезные повреждения.


Элизианский десантник

Taros117.jpg


1. Шлем

Боец носит стандартный гермошлем пятого типа – громоздкий и печально известный своим неудобством предмет экипировки, используемый при десантировании. Обычно такой шлем включает воздушные шланги, идущие от распределителей гравишюта в уши десантника и служащие для стабилизации внутреннего давления. Быстрое увеличение воздушного давления является одним из наиболее опасных аспектов высокоатмосферного десантирования. Его необходимо постоянно выравнивать, поэтому бойцу приходится использовать специальные наушники, защищающие барабанные перепонки от разрыва, что не смертельно, но достаточно мучительно для лишения пострадавшего дееспособности.

Тяжелый шлем изготовлен из армированной пластали, причем на переднюю половину навешиваются дополнительные пластины брони. Базовая модель включает затемненный визор, гасящий вспышки, и приемник короткого радиуса действия. Все вокс-операторы носят вариант шлема пятого типа, в который встроен усилитель несущей частоты.


2. Бронежилет

Бронежилет сделан из легковесных литых синтепласовых пластин, что обеспечивает удовлетворительный уровень защиты при минимальном весе. Десантникам часто приходиться действовать длительное время без снабжения, поэтому они должны носить с собой много припасов. Снижение веса играет немаловажную роль – это уменьшает инерцию во время десантирования и освобождает место для дополнительного снаряжения, гранат, пайков и прочего.

Каждый боец имеет нагрудную и наспинную пластины, респиратор со шлангом для подачи воздуха при высотном десантировании, а также съемные наплечники. Отдельные налокотники и наколенники обеспечивают дополнительную защиту во время боя и при приземлении. Некоторые ветераны сбрасывают их сразу после высадки ради уменьшения общего веса, особенно во время операций на пересеченной местности, но большинство десантников предпочитает дополнительную защиту. На Таросе все бронежилеты были окрашены в кодексный серый цвет.


3. Одежда

Боец носит прыжковый комбинезон PT-38 – спецодежду, сделанную из цельного износостойкого синтетического материала. Производится множество моделей комбинезонов, различающихся цветом и камуфляжной схемой. На Таросе использовалась спецодежда песочного цвета. Обычно при высотном десантировании прыжковые комбинезоны надевают вместе с термальной подкладкой, поскольку температура в верхних слоях атмосферы гораздо ниже нуля. Из-за небольшой высоты прыжка и температуры на поверхности Тароса подкладка солдатам не выдавалась. Прыжковый комбинезон всегда носят с перчатками и маской-респиратором, предотвращающими воздушные ожоги открытой кожи. Воздушные ожоги – побочные эффекты быстрого свободного падения, схожие с ожогами от трения, но вызванные соприкосновением с воздухом.

Прыжковый комбинезон включает плотные стеганые подушечки на верхних частях рук и ног, известные как «противоударные подушки». Они помогают избежать ушибов при падениях и обеспечивают дополнительную защиту во время столкновений или жесткой посадки. Подушки наполнены пеной, поглощающей и рассеивающей энергию удара. В прыжковый комбинезон вшито множество карманов для хранения дополнительных припасов.

Кроме того, боец носит отличительные высокие ботинки, предназначенные для защиты коленей при приземлении, и перчатки, одна из которых висит у него на поясе.


4. Лазган

Лазган MkIV модели «Аккатран» – это легковесное оружие, произведенное в мире-кузнице Аккатран и поставленное 23-му Элизианскому полку. Его общая длина уменьшена за счет компоновки «буллпап», при котором батарея вынесена за рукоять. Это идеальный вариант для десантников, которым приходится толпиться в тесных отсеках «Валькирий», неся на себе все дополнительные боеприпасы, пайки, фляги с водой и прочее необходимое для операций в тылу врага, а также громоздкие гравишюты. Меньший размер и вес всегда является важным требованием для снаряжения десантной пехоты.

Ради сохранения боезапаса лазган данной модели может стрелять лишь одиночными выстрелами и не имеет автоматического режима. Он использует стандартную батарею, достаточную для пятидесяти выстрелов мощностью в 19 мегатуле. Её можно перезарядить, подвергнув термоэлементы воздействию тепла или света, но это требует времени и в бою обычно не представляется возможным, поэтому солдаты всегда носят с собой дополнительные батареи.

В лазган MkIVС включен подствольный крак-гранатомет. Он представляет собой однозарядное оружие малого радиуса действия, которое выдается офицерам и ЗКО для дополнительной огневой поддержки на уровне отделений. Также в лазгане есть ручка для переноски и солнечный трансформатор для перезарядки батареи. У данной модели лазгана нет крепления для штыка, поэтому вовлеченным в ближний бой гвардейцам приходиться сражаться ножами.

Во многих элизианских полках предпочитают использовать штурмовые дробовики для дополнительной поражающей силы на небольшом расстоянии после приземления. Тем не менее, генерал Сикава (командующий 23-м полком) счел, что в долгосрочном периоде это сильно ослабит огневую мощь полка при защите целей. Некоторые десантники-ветераны все равно выбрали дробовики, однако остальные рядовые получили стандартные лазганы.


5. Снаряжение

Гравишют (здесь не показанный) – это комплексная часть экипировки, используемая исключительно полками десантников и штурмовиками во время специальных операций. Его надевают на плечи, поверх ранца, благодаря чему громоздкий гравишют можно сбросить сразу после приземления, что дает десантникам большую свободу действий. Гравишюты активируются лишь на заданной высоте, до которой десантники находятся в свободном падении, которое могут контролировать лишь движением тел. Хотя они и замедляют падение, высаживающиеся солдаты должны перекатываться в момент столкновения, чтобы избежать шока от удара. Десантные полки проводят много времени, тренируясь управлять свободным падением, учась избегать столкновений в воздухе и отрабатывая процедуру приземления. Несмотря на это, инциденты не редки, а гравишютные десантирования сопряжены с большой опасностью. Для достижения земли при высадке с высоты в 10000 футов требуется приблизительно две минуты.

Частью экипировки каждого гвардейца-десантника является респираторная маска (носимая на нагруднике) и небольшой кислородный баллон (встроенный в наспинную пластину), которые используются во время высотного десантирования. Обеспечиваемого ими воздуха недостаточно для продолжительных действий во враждебной среде. Маска прикрывает нижнюю половину лица, незащищенную шлемом, и соединена с кислородным баллоном проходящими под рукавами шлангами.

Кроме того, в число стандартного снаряжения, выданного для операции «Комета» и показанного здесь, входили: два подсумка с боеприпасами, фляга, две осколочные гранаты, крак-граната, боевой нож и элизианский тактический ранец, носимый под гравишютом на нижней части спины и дополненный двумя боковыми сумками. В них хранились пайки и личные вещи.


6. Десантный контейнер

Виден за спиной десантника. Эти крупные контейнеры используются для сброса разнообразного снаряжения в зону высадки. Для расчетов тяжелого вооружения в них будет находиться само тяжелое оружие (минометы, гранатометы и тяжелые болтеры) и дополнительные боеприпасы, которые бойцы еще придется найти, прежде чем отправиться в бой. Во время операции сбрасываются и другие контейнеры, уже с патронами, пайками, водой, топливом, медицинскими предметами и прочим снаряжением.

Десантники с мрачным юмором называют контейнеры «гробами» из-за их размеров и того, какую роль они зачастую играют после битвы.


7. Знаки различия

Символом 23-го Элизианского полка является крылатое копье на фоне солнца. Данный десантник носит его на нагруднике. Эмблема кампании на Таросе была временно нанесена на левый наколенник. Она будет закрашена перед отправкой полка в новую зону боевых действий.

Номер роты (в данном случае шестой) нанесен на правый наплечник. Командный состав полка использует букву «С». В отличие от обычных десантников, у ветеранов, участвовавших как минимум в восьми боевых высадках, левый наплечник перекрыт красной полосой. Левые наплечники офицеров украшены крылатым черепом (сержанты и лейтенанты) и черепом с лавровым венком (капитаны и выше).

Шлем этого рядового гвардейца остается кодексно-серым. ЗКО и офицеры наносят на тыльную часть шлема полоски разных цветов для выделения себя на поле боя: белая у сержантов, желтая у лейтенантов, и обрамленная красным желтая полоса у офицеров более высокого ранга.

Литой символ черепа, носимый на левой части груди, является почетным знаком, полученным полком за участие в штурме форта Морос. Его могут носить все бойцы 23-го полка, как участвовавшие в операции, так и нет.

Царапины на боку шлема – личное дополнение десантника. Многие бойцы полка наносят на свое снаряжение отметки, означающие количество совершенных боевых высадок. Среди них это служит неофициальным знаком старшинства – переживший больше всего десантирований солдат считается старшим в отделении.


Элизианские обозначения роты и званий


Передняя часть шлема. Стандартная для всех десантников.


Левый наплечник: ветеран.


Десантник


Правый наплечник: номер роты. Левый наплечник: без обозначений.


Сержант


Правый наплечник: номер роты. Левый наплечник: крылатый череп.


Лейтенант


Правый наплечник: номер роты. Левый наплечник: крылатый череп.


Капитан


Правый наплечник: номер роты. Левый наплечник: череп с венком.


Полковник


Правый наплечник: командование «С». Левый наплечник: череп с венком.


Здесь изображен рядовой Хид из 1-го отделения огневой поддержки взвода тяжелого вооружения 6-й роты во время операции «Комета». Этот десантник имел стандартную униформу, бронежилет и снаряжение, которое выдавалось всем бойцам 23-го полка на Таросе. Хид был ранен на третий день обороны гидростанции 23-30. На данный момент неизвестно, погиб ли он в бою или попал в плен.


День 2 – кризис второй высадки

Весь процесс погрузки повторился на следующее утро, когда вторая волна десанта отправилась на помощь высадившимся вчера. За ночь гидростанция была зачищена, и вокруг завода установили оборонительный периметр. Бойцам из второй волны предстояло высадиться внутри этого периметра и укрепить его.

В отличие от первого утра элемент неожиданности был потерян, и тау уже поджидали их. Кроме того, они мобилизовали силы для отвоевания станции, и в «Манты» загружались свежие охотничьи кадры.

Первая волна миновала оборону тау практически без потерь, но не вторая – чужаки послали «Барракуды» на перехват воздушного конвоя. Хотя «Валькирии» и «Стервятники» считались довольно мощными боевыми самолетами, в воздушной схватке они не могли соперничать с полноценными истребителями, а при полете в тесном строю были к тому же еще уязвимее. Имперские ВВС по-прежнему осуществляли прикрытие, и когда вторая волна приблизилась к цели, истребители сошлись в бою с налетевшими самолетами тау. «Громы» и «Барракуды» метались и кружились, обстреливая друг друга из автопушек и скорострельных орудий в борьбе за господство в небе. Пилоты обеих сторон уже успели стать заклятыми врагами и хорошо изучили уловки противника. Пока вокруг кипел воздушный бой, транспорты продолжали лететь к целям, однако несколько прорвавшихся сквозь заслон «Барракуд» сумели посеять в их строю хаос. Подобно разбегающимся от волчьей стаи овцам транспортники попытались оторваться от истребителей тау, но семь из них было быстро сбито. Сломанное построение также создаст дополнительные трудности при выброске десантников над целью. Многие подразделения ждали подкреплений, однако из-за гибели отделений и смешения порядков воцарилась полнейшая неразбериха. Тем не менее, несмотря на неожиданные потери, оставшиеся «Валькирии» храбро летели дальше.


Гидростанция 23-30


1. Насосная станция 1 – от первой ко второй

2. Насосная станция 2 – от второй к третьей

3. Насосная станция 3 – от третьей к цистернам для хранения

4. Здание администрации

5. Главный комплекс управления

6. Казармы

7. Главные ворота

8. Задние ворота

9. Впускная труба

10. Водонапорная станция и насосы-измельчители – от моря к первой

11. Отстойная цистерна

12. Главные цистерны для хранения

13. Цистерны для хранения биохимических веществ

14. Насосы для закачивания химреагентов

15. Вторичные очистные сооружения – цистерны для аэрации

16. Вторичные отстойные цистерны

17. Камера хлорирования

18. Цистерны для хранения чистой воды

19. Резервные цистерны для хранения (аварийные запасы чистой воды)

20. Главная насосная станция и главный трубопровод – от цистерн для хранения до главной

21. Резервная насосная станция

22. Хранилище – склад для инструментов и запчастей

23. Мастерская

24. Генераторная (аварийный источник питания)

25. Насыпь


На поверхности же с восходом солнца началась контратака тау. Утомленные вчерашними боями, испытывая нехватку боеприпасов, закрепившиеся на гидростанции элизианцы увидели ужасающе-огромные тени приближающихся «Мант». Поблескивая в утреннем мареве, они начали высаживать своих пассажиров. Скоро ксеносы перейдут в наступление.

По всему периметру – в зданиях, превращенных в огневые точки, на мостиках, за баррикадами из стальных труб, в вырытых окопах и за мешками с песком – напряженные, пропыленные, измотанные десантники ждали неизбежной атаки тау. Отрезанные от своих на крошечном плацдарме, они были окружены с трех сторон, а за их спинами плескалось море. Тау могли ударить с любого направления. В последний раз проверяя оружие и проводя ножом по точильному камню, гвардейцы подбадривали себя мыслью, что вторая половина полка вот-вот должна прилететь на помощь. Следом за десантом подоспеет деблокирующая колонна Имперской Гвардии, которая уже неслась к ним по пустыне. Элизианцам оставалось только продержаться до прибытия подкреплений.

Утренний бой начался с авианалета «Тигровых акул». Как и вчера, они пролетели над самой землей, но вместо сброса дронов они дали по гидростанции мощный залп из ракетных установок и ионных пушек. Не считаясь с повреждениями, которые они наносят сооружениям, тау накрыли элизианцев огнем, чтобы дать подтянуться наземным силам. Пока вокруг расцветали взрывы, гвардейцам ничего не оставалось, кроме как глубже вжиматься в укрытия и ждать конца бомбардировки. Когда грохот стих, они услышали вой реактивных двигателей. К ним со всех сторон шли «Рыбы-дьяволы» и «Рыбы-молоты». Вперед уже неслись воины Огня с дальнобойными импульсными винтовками, а вместе с ними и боескафандры. Началось. Тау атаковали со спокойной, безжалостной свирепостью, обстреливая элизианцев из тяжелого оружия и массированным импульсным огнем с дальних дистанций. Гвардейцы уступали им в силе, но были далеко не беспомощными. Их собственное тяжелое оружие, минометы и «Часовые» начали стрелять в ответ. Над ничейной землей между двумя армиями замелькали снаряды, но элизианцы твердо удерживали позиции, несмотря на то, что перестрелка становилась все ожесточеннее. Хорошо закрепившихся и укрытых десантников невозможно было одолеть одной только огневой мощью. Их придется выбивать с позиций при помощи гранат и яростных рукопашных схваток. Тау не горели желанием прибегать к этому способу, однако все могло измениться.

Пока вокруг периметра бушевал бой, на южном горизонте показались «Валькирии» и сопровождавшие их штурмовики из второй волны. Они набирали необходимую для выброса десанта высоту, и находившиеся внутри солдаты уже готовились к прыжку в самую гущу боя. Прибывшее подкрепление уравняет шансы.

Вторую высадку пришлось проводить прямо во время сражения, под ураганным огнем тау. Выглянув с задней аппарели своей «Валькирии», генерал Сикава окинул взглядом панораму раскинувшейся под ним битвы. Он увидел технику и пехотинцев тау, и услышал грохот огня, которым чужаки приветствовали его людей. Несколько мгновений спустя он шагнул в люк и устремился вниз сквозь поставленный тау огненный занавес. В полете он увидел, как одна из «Валькирий» с выдыхающими пламя обеими двигателями рухнула в пустыню и через секунду превратилась в оранжевый шар огня. В еще один самолет попала ракета, и он устремился в море. Пилоты «Валькирий» отчаянно пытались уйти от зенитного огня тау, однако нарушение строя дорого обошлось десантникам. Одни бойцы приземлялись внутри периметра, но другие падали в ядовитое море, где умирали с криками. Некоторые опускались за пределами периметра, и еще в воздухе погибали под огнем чужаков.


Уничтоженная десантниками сторожевая башня-дрон горит среди ада черной от дыма разрушенной гидростанции.


Вторая волна прыгнула в бурю огня. Она уже была рассеяна, а теперь несла еще и тяжелые потери. Стрельба на поверхности приостановилась, когда тау обратили все свое оружие против спускающихся десантников. Беззащитные люди гибли прямо в воздухе, и их тела падали на землю уже бездыханные. Окопавшиеся десантники из первой волны получили передышку, но одновременно лишились надежды на успешный исход операции. Сильно потрепанным при десантировании бойцам теперь придется перегруппироваться, найти свои оборонительные позиции и только тогда вступить в бой.

Генерал Сикава приземлился внутри периметра, на южном краю гидростанции. Он кинулся в укрытие, так и не стянув с себя громоздкой гравишют, но по пути шальной импульс прошил ему руку и сбил с ног. Бросившиеся на помощь солдаты смогли перетащить Сикаву в укрытие и вызвали медика. Командир полка получил серьезное ранение, и больше не мог участвовать в сражении.

Уцелевшие «Валькирии» устремились назад, многие изрешеченные и на одном двигателе. «Стервятники» пытались огрызаться ракетами и огнем автопушек, но заканчивающееся топливо не позволит им остаться дольше. Пилоты старались сделать для десантников как можно больше, прежде чем вернуться на базу.

Заместителю комполка полковнику Балаху сообщили о том, что Сикава ранен, и что теперь наземными войсками командует он. Со своей позиции на крыше здания администрации, наблюдая за летающими над пустыней «Стервятниками», которые уходили из-под огня, а затем поливали врага ракетами, полковник понял, что поддержка с воздуха – ключ к тому, чтобы удержать тау на расстоянии и вытащить полк из ловушки. Нужно больше воздушной поддержки – и быстро. Полковник Балах отправил приоритетное послание в штаб генерала Де Сталя: «Объект захвачен. Окружены превосходящими силами врага. Срочно запрашиваем воздушную поддержку для удержания периметра. Пожалуйста, сообщите расчетные время прибытия деблокирующих сил».

Передачу услышали громко и четко, как лорд-маршал Де Сталь, так и командующие тау, что прослушивали частоты элизианцев в своей «Манте». И когда Имперские ВВС послали в бой авиакрыло истребителей, им наперерез устремились «Барракуды». Тут-то и сказался недавний рейд тау на авиабазу имперцев. Большинство истребителей уже находились в воздухе, поддерживая деблокирующую колонну и защищая уцелевшие самолеты конвоя, которые теперь возвращались обратно на базу. Третий запрос окончательно истощил ресурсы ВВС. Они не получали новых самолетов с самого начала кампании, а запасы топлива начинали подходить к концу. Для новой миссии удалось наскрести всего шесть боеспособных «Громов». Этого было явно недостаточно. На подлете к цели шесть «Громов» встретились с двенадцатью «Барракудами», и после уничтожения четырех самолетов выжившие истребители помчались назад. Полковник Балах не получит поддержки с воздуха. Он остался наедине с врагами.

Спорадические перестрелки продолжались остаток дня и всю ночь. Тау были рады сложившемуся положению дел, которое позволяло им без спешки осаждать защитников, постепенно уничтожая их дальнобойным огнем. Тау экономили силы, чтобы последним ударом полностью зачистить гидростанцию от десантников.


«Химеры» 114-го Кадийского полка движутся к Иракундскому перешейку вместе с «Гончими» Легио Игнатум. Позже этот титан будет уничтожен во время боя.


День 3 – конец в 23-30

Имперские ВВС ничем не могли помочь, поэтому 23-му Элизианскому оставались надеяться только на своих «Стервятников». По возвращении на базу самолеты перевооружили, заправили и снова послали в бой. Штурмовые корабли будут обеспечивать бойцов на земле постоянным прикрытием с воздуха, но из-за расстояния между базой и полем битвы они не могли сражаться подолгу. Тем не менее, на протяжении всего дня и ночи «Стервятники» носились над полем боя и поливали врага огнем, после чего возвращались на базу. Ночь озарялась пламенными хвостами ракет и далеким грохотом рвущихся боеголовок.

После двух дней и ночей боя гидростанция 23-30 лежала в руинах. Тяжелое оружие тау и ответный огонь элизианцев превратили ее в груды искореженного металла. Землю усеивали воронки от мин, устилали куски погнутых обугленных труб, покрывали рваные стальные обломки, пепел и трупы. Проходы перекрывали выжженные остовы «Часовых». Над полем боя высились полуразрушенные цистерны с водой и химикатами, залившие все вокруг своим содержимым. Среди этих стальных джунглей прятались уцелевшие десантники в рваной, грязной и окровавленной униформе. Все они устали, до предела измотавшись после двух дней и ночей непрерывного сражения. Постоянные перестрелки и угроза возобновления атаки с наступлением тьмы не давали им уснуть. Да и как тут уснуть?


«Пиранью», наносившую беспокоящие удары по деблокирующей колонне Имперской Гвардии, накрывает шквальным минометным огнем.


После вчерашней бомбардировки тау, наконец, покинули позиции, чтобы закончить работу. Зная о шедшей на помощь элизианцам деблокирующей колонне, чужаки решили быстро зачистить периметр. С рассветом они немилосердно пустили в ход самое грозное свое оружие. Над гидростанцией зависла «Манта», накрыв гвардейцев тенью подобно огромной хищной птице. Элизианцам нечего было противопоставить ее огневой мощи. Управляемые дронами скорострельные пушки обрушили на десантников каскад огня, и пока они вжимались в землю, к ним двинулись боескафандры и отряды воинов Огня.

Это определило исход третьего дня боев на руинах станции. Под прикрытием «Манты» тау приблизились к противнику вплотную и пустили в ход самое тяжелое оружие в своем арсенале. Элизианцы отчаянно защищались, но даже организованная «Стервятниками» атака на «Манту» не подарила надежды на перелом в битве. Медленно, участок за участком, чужаки зачищали развалины. Десантники дрались храбро, постепенно отступая и умирая, пока небольшие очаги сопротивления не остались только вокруг комплекса управления и насыпи к главному центру обработки. В полдень командующий тау запросил прекращение огня и предложил оставшимся защитникам сдаться. Он передал полковнику Балаху, что в продолжении резни нет никакого смысла. Имперцы проиграли битву, деблокирующая колонна не придет, и десантники лишь напрасно сложат здесь головы. Полковник Балах, раненый уже и сам, отказался сдаться и поклялся сражаться до конца. К наступлению ночи он был мертв, а 23-й Элизианский полк – полностью уничтожен.

Воины Огня окружили выживших и раненых, включая генерала Сикаву, разоружили их и загнали в трюмы «Мант». К станции подлетели новые огромные транспорты и начали погрузку охотничьих кадров для передислокации. Они оставили после себя разрушенное, затянутое дымом поле битвы, усеянное трупами и остовами техники. Операция «Комета» завершилась разгромным поражением.


«Лэндрейдеры» Рапторов и «Гончие» Легио Игнатум возглавляют прорыв на Иракундский перешеек.


Иракундский прорыв

После остановки наступления на Тарокин бои между талларнскими полками и тау практически прекратились. Талларнцы совершали небольшие локальные продвижения и продолжали вести артиллерийские обстрелы, однако из-за ограниченного количества снарядов и критической нехватки воды начали закрепляться на местности, чтобы сэкономить оставшиеся боеприпасы. Они принялись расставлять перед своими позициями минные поля и растягивать колючую проволоку. Имперская Гвардия не наступала, поэтому тау также не контратаковали. Пока талларнцы изнывали в пустыне, охотничьи кадры берегли силы для будущих битв.

Для успеха операции «Комета», и, возможно, всей войны критическое значение имело то, чтобы деблокирующие силы достигли десантников на гидростанции 23-30 за три дня. Но прежде чем войска смогут выдвинуться им на помощь, сначала требовалось прорваться через западную оконечность Иракундского перешейка. Наземные силы войдут на перешеек по узким полосам земли между тамошними небольшими морями и озерами. Из-за особенностей местности любая атака неизбежно натолкнется на приготовившиеся к обороне охотничьи кадры.

Талларнские полки больше не годились для наступления. В долгом марше на север они потеряли много бойцов и большую часть танков. Война входила в критическую фазу, и теперь всецело зависела от успеха операции «Комета». Де Сталь решил воспользоваться наилучшими войсками, которые еще имелись в его распоряжении. Во-первых, Рапторы. Боевые братья капитана Орелия почти не участвовали в наземных боях, и теперь пришло время вызвать их снова. Космодесантники пойдут на острие атаки при поддержке титанов из Легио Игнатум. «Гончие» были крупнейшими машинами войны Империума на Таросе, и чужаки вряд ли могли им что-то противопоставить. Эти две силы прорвутся через узкий участок, сметя любое сопротивление и расчистив путь для 114-го Кадийского механизированного полка, который сразу отправится на север, к гидростанции 23-30. Штурм начнется в тот же день, что и операция «Комета».

Капитаны Орелий и Кэдес надзирали за ходом подготовки космодесантников к атаке. Транспортные «Громовые ястребы» принялись за работу, перевозя «Лэндрейдеры», «Хищники», «Вихри» и «Носороги» с «Когтя войны» на планету. Технодесантники снаряжали и благословляли технику. Боевые братья 2-й и 6-й рот экипировались для танкового боя. Транспортные «Громовые ястребы» нырнули с орбиты к назначенной точке сбора, находившейся к западу от северной оконечности входа на перешеек. На борту транспортников находились «Лэндрейдеры», «Хищники», «Вихри» и «Носороги», на борту которых уже сидели отделения 3-й роты. Атака начнется сразу же, чтобы не дать тау времени на ответные действия, и сокрушит их превосходящими силами. В авангарде пойдет бронетехника Рапторов под прикрытием ураганного огня «Гончих», пока 114-й полк будет дожидаться окончания прорыва, чтобы начать собственную миссию – деблокирование гидростанции.

Пока космодесантники спускались на поверхность, «Гончие» Легио Игнатум отправились на север навстречу им, шагая по пустыням в сопровождении растянувшегося строя «Химер» кадийского полка. Впервые за все время кампании тау узрят истинную мощь двух армий Империума, действующих как одно целое.


Пустыню перед наступающими титанами и космодесантниками усеивают остовы подбитой техники тау.


В восьмистах километрах к югу «Валькирии» и «Стервятники» элизианцев только-только поднялись в воздух, когда Рапторы и «Гончие» отправились в бой. Их цель находилась на северной оконечности входа на перешеек. Задача ударной группировки заключалась в уничтожении всех находившихся там сил ксеносов и создании бреши, через которую затем пройдет Имперская Гвардия.

Следопыты тау не могли не заметить идущих «Гончих», что возвышались над дюнами на целых четырнадцать метров. Чужаки подготовились к атаке и, как обычно, их охотничьи кадры быстро отреагировали на сигнал передовых разведчиков. В предыдущих столкновениях тау сполна пользовались дальнобойным вооружением, выцеливая вражеские «Леман Руссы» и «Химеры». Однако теперь они имело дело с титанами, снаряженными громадными пушками и мощными пустотными щитами, и преимущество перешло в руки Империума. Эта битва станет совершенно другой.

«Гончие» открыли огонь по «Рыбам-молотам» из массивных турболазеров с максимального расстояния. Космодесантники устремились вперед – «Лэндрейдеры» возглавили атаку, «Вихри» ее прикрывали, а «Хищники» двигались на флангах. Если тау хотели отразить штурм, то больше не могли избегать боя. Им придется сразиться, и это играло Адептус Астартес на руку. Ударная группировка Рапторов могла быстро сократить расстояние и обрушить на противника огонь метких лазпушек. С привычной для них скоростью, точностью и агрессивностью космодесантники ворвались в ряды защитников, в то время как за ними из «Носорогов» высадились отделения опустошителей для непосредственной огневой поддержки. Неожиданно для себя тау начали нести тяжелые потери. С вспыхивающими от попаданий из рельсовых пушек щитами «Гончие» шагали вперед, одним выстрелом уничтожая целые машины, а затем затаптывая обломки. Впервые за все время пребывания на Таросе тау в смятении откатились назад. Над пустыней поднимались характерные столбы дыма, валящие от горящих остовов бронетехники чужаков.

«Гончие» продолжали идти вперед, сметая все на своем пути. Вместе с космодесантниками, теперь наступавшими у их ног, они мечом прорезали оборону тау и открыли путь на Иракундский перешеек. Чужаки перегруппировались, получили подкрепление в виде еще одного охотничьего кадра, и ринулись в бой снова. На этот раз тау пустили в ход новое оружие. Ни один имперский командир прежде не сталкивался с этим новым видом «Тигровой акулы». Самолет стремительно пролетел над самой пустыней, вздымая за собой облака пыли, прежде чем взмыть над пологим барханом и открыть огонь. Вырвавшиеся с его крыльев ракеты ярко вспыхнули о пустотные щиты одной из «Гончих», «Адвенсиса Примариса». Взрывы перегрузили генераторы, и те сразу отключились. Последовавшие выстрелы из двух рельсовых пушек «Тигровой акулы» попали прямо в корпус титана. Пара гиперзвуковых снарядов разорвала толстые бронеплиты «Адвенсиса Примариса» с такой разрушительной мощью, что окружавшую пустыню засыпало расплавленными обломками. Тяжелораненая «Гончая» зашаталась, и, к всеобщему потрясению, упала.

Прежде имперские командиры считали, что угрозу для титанов могут представлять разве что «Манты», но теперь внезапно оказалось, что в распоряжении у тау имелось новое тактическое оружие, способное уничтожать могучие машины войны. С уже заметаемых песков обломков «Адвенсиса Примариса» валил густой масляный дым. Экипаж погиб вместе с машиной, включая верховного принцепса Йерная, убитого мучительным потоком боли, что захлестнул его мозг через МИУ титана. Имперцы понесли тяжелую и совершенно неожиданную утрату. Оставшиеся титаны предпочли отступить, чем попасть под следующий удар «Тигровой акулы». Они уже выполнили свою задачу, и теперь 114-й Кадийский полк мог выдвигаться на север. Потеря еще одного титана была бы совершенно неоправданной.


Тау бросают в бою свое секретное оружие. Опыт, вынесенный из прошлых столкновений с титанами, заставил чужаков разработать для «Тигровых акул» новое оружие, способное поражать огромные машины войны Империума. После неожиданной потери «Гончей» Легио Игнатум отозвал свою боевую группу.


Всего за один день боев космодесантники и «Гончие» продвинулись на требуемые пятьдесят километров. Стычки между патрулями Рапторов, выслеживающих выживших врагов, и отрядами следопытов, которым хватало смелости вернуться на поле боя, продолжались весь остаток дня. Наконец, ждавшие в тылу кадийцы запустили двигатели своих «Химер».

Несмотря на победу, потеря «Адвенсиса Примариса» раскрыла тревожную истину. Тау усвоили урок из предыдущих битв против величайших машин войны Империума. В прошлом титаны без труда справлялись с охотничьими кадрами, но теперь ксеносы создали оружие, способное дать им отпор. Новую «Тигровую акулу» снабдили двумя тяжелыми рельсовыми пушками, пожертвовав стандартной боевой нагрузкой и ионными пушками ради оружия, которое обычно устанавливалось на «Манты» и космолеты.


Организация сил Иракундского прорыва, орден Рапторов


114-я деблокирующая колонна

Завершение атаки Рапторов стало сигналом для 114-го Кадийского полка к началу своей части операции. Задача полка заключалась в деблокировании элизианцев, которые прямо сейчас обороняли захваченную гидростанцию. «Химеры» с кадийцами на борту должны были совершить марш-бросок и соединиться с ними. Им предстояло за два дня преодолеть 150 километров негостеприимной пустыни.

Космодесантники и «Гончие» расчистили путь, и теперь имперские гвардейцы под командованием полковника Странски устремилась вперед. Путь возглавляли эскадроны разведывательных «Саламандр». За ними следовали основные силы полка – колонна бронетранспортеров «Химера» с пехотой. Последней шла артиллерийская поддержка – минометы «Грифон», заменившие гораздо более медленные «Василиски». Полковник Странски к тому времени уже решил, что «Василиски» не станут участвовать в операции. Артиллерийские установки не смогут поддерживать общий темп наступления, а навесным огнем полк обеспечат минометы и Имперские ВВС, чьи самолеты охраняли колонны «Химер» с неба. Для элизианцев все сложится очень плохо, если кадийцев по дороге что-либо задержит. Они мчались наперегонки со временем.

Лязгающие и рокочущие «Химеры» поднимали высокие столбы пыли, которые тау без труда засекли и теперь отслеживали. В ходе отражения прорыва чужаки понесли самые серьезные потери за всю кампанию, и уже начали загружать в «Манты» охотничьи кадры для переброски к зоне десантирования элизианцев. Они никак не могли остановить колонны «Химер», все глубже вклинивавшиеся в их территорию. Тау столкнулись со сложной тактической проблемой – куда направить доступные силы? Следовало ли им остановить колонну или перебить десантников? Если они атакуют колонну, то элизанцы вполне смогут удержать гидростанцию. Если уничтожат элизанцев, то подоспевшим колоннам «Химер» будет уже некого спасать. Поэтому тау решили не нападать на кадийцев. Они не станут останавливать или уничтожать бронетанковые колонны 114-го, а лишь попытаются задержать их на достаточное время, чтобы успеть отбить завод. Для отвлекающих действий они воспользуются легкими отрядами следопытов при поддержке воинов Огня на «Пираньях» и «Рыбах-дьяволах». Они будут тревожить колонну засадами и снайперским огнем, однако не сходиться с ней в открытом бою. Пока «Химеры» с ревом катились по пустынным равнинам, отделения следопытов на спидерах «Тетра» обогнали колонну, чтобы следить за продвижением имперцев и расставить сброшенные «Косатками» башни-сенсоры дистанционного наблюдения. Тем временем основные силы охотничьих кадров были брошены на гидростанцию 23-30 с приказом одолеть защитников максимум за два дня.

Из купола своей командой «Химеры» полковник «Змей» Странски наблюдал за движением своих рот во главе с разведывательным заслоном. Это было величественное зрелище: одна «Химера» за другой, ревя двигателями, неслись по пескам. Небо над головой испещряли инверсионные следы «Громов». Пока что все шло хорошо. В первый день его люди так и не встретили врагов.

На второй день все изменилось. Его разведчики и авангардные взводы попали под внезапную атаку хорошо замаскированных сил тау. Впервые гвардейцы столкнулись с необычайно высокими и тонкими башнями слежения, в которых, по всей видимости, располагалось сенсорное оборудование. После их обнаружения несколько «Химер» было уничтожено самонаводящимися ракетами, выпущенными словно из ниоткуда. Каждая атака заставляла обстрелянное подразделение останавливаться, выгружать пехоту и начинать охоту. Это тянуло за собой задержки, поэтому полковник велел реагировать на противника только тем отрядам, что попали под непосредственный удар. Следовавшие подразделения должны были объезжать их и ехать дальше. Таким образом, полк хоть и растягивался, но продолжал неуклонно наступать на север.


Передовой патруль кадийских «Саламандр» несется по пустыне к гидростанции.


На протяжении одного лишь второго утра кадийцы попали в шесть засад, каждая из которых приводила к потерям и проволочкам. То, что еще вчера было славной атакой, теперь превратилось в маневренный бой с постоянными остановками, и 114-й полк начал выбиваться из графика. Этот день стал для полковника Странски настоящим разочарованием. К ночи они все еще находились в тридцати километрах от цели. Вести с гидростанции не обнадеживали. В тот вечер связь с полковником Балахом и окруженными защитниками оборвалась. Командование 4621-й армии больше не знало, что происходит на 23-30.

Ночью Странски от отчаяния организовал дальний патруль впереди основных сил. Под покровом тьмы отряд быстроходных «Саламандр» во главе с самим полковником должен будет любой ценой достигнуть гидростанции.

Патруль в составе восьми «Саламандр» достиг 23-30 перед самым рассветом. Передовые части 114-го полка задержались всего на четыре часа, но эти четыре часа стали решающими. С восходом солнца полковник Странски и его разведчики первыми увидели поле боя. От гидростанции остались дымящиеся, почерневшие руины. Над уничтоженной техникой висел густой дым и пыль. Среди руин кадийцы увидели выжженных «Часовых», обломки упавших «Валькирий», разбитые тяжелые орудия, развороченных «Рыб-дьяволов» и боескафандры тау, а также мертвецов. Огни по-прежнему горели, но вокруг царила зловещая тишина.

Основные силы 114-го полка начали прибывать спустя пару часов после рассвета, и кадийцы принялись обыскивать развалины в поисках выживших. Таковых не оказалось. Тау тщательно проделали работу. К полдню полковник Странски приказал полку грузиться и возвращаться обратно к талларнцам. Он не видел смысла дальше сидеть среди руин, воды из которых уже не добыть. Его солдаты с боями преодолели 150 километров впустую. Операция провалилась.


«Химеры» кадийцев попадают под атаку в ходе деблокирующей операции.


Десантно-штурмовой транспорт «Валькирия» из 23-го Элизанского воздушно-десантного полка. Пятый самолет полка, в камуфляже для операции «Комета».


Штурмовой самолет «Стервятник» из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка. Двадцать шестой самолет полка, в камуфляже для операции «Комета».


Десантный «Часовой» из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка, вооруженный мультимелтой. Машина выкрашена в кодексно-серый цвет, остальным пилоты наносили камуфляж по своему усмотрению.


Десантно-штурмовой транспорт «Валькирия» из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка. Машина №141, сбитая во время операции «Комета».


Штурмовой самолет «Стервятник» из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка. Семидесятый самолет полка, в камуфляже для операции «Комета». Обратите внимание, что на его носу нарисован «пикирующий орел» – неофициальный знак, которым многие пилоты украшали свои машины.


Сторожевое орудие «Тарантул» с лазпушками из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка. Достаточно маленькие для перевозки в «Валькириях», сторожевые орудия с ценными тяжелыми орудиями существенно усилили оборонительный периметр полка.


Десантно-штурмовой транспорт «Валькирия» из 23-го Элизианского воздушно-десантного полка. Двадцать четвертый самолет полка, в камуфляже для операции «Комета». Из-за большого расстояния к цели все «Валькирии» пришлось снабдить дополнительными топливными баками.


Подрывная машина на удаленном управлении «Циклоп». Это еще одно устройство, достаточно компактное для транспортировки по воздуху, но во время операции «Комета» элизианцы использовали всего несколько таких машин.


Минометная установка «Грифон» из 114-го Кадийского полка. Благодаря своей быстроходности «Грифоны» обеспечивали полк основной артиллерийской поддержкой в ходе рывка к гидростанции 23-30.


«Химера» из 114-го Кадийского полка, рота А, во время деблокирования гидростанции 23-30.


Разведывательная «Саламандра» из 114-го Кадийского полка, рота Е. Эта машина достигла гидростанции одной из первых.


Десантный «Часовой» из 23-го Элизианского полка. Машина под номером 20. В ходе операции «Комета» были уничтожены все 42 «Часовых» полка.


«Химера» из 3-го Талларнского бронетанкового полка, во время битвы за Гиадамарк.


Разведывательная «Саламандра» из 12-го Талларнского бронетанкового полка.


Командная «Саламандра» из 409-го тяжелого бронетанкового полка. Одна из трех машин полкового командования.


Тяжелый осадный миномет «Бомбарда». У 17-го Талларнского полка имелась одна рота тяжелой артиллерии в составе 6 «Бомбард», которые принимали деятельное участие во время боев за Фиирские высоты.


Платформа «Сотрясатель» из 17-го полка. Обратите внимание на сменный ствол, пока еще не покрашенный, который указывает на продолжительное использование орудия в ходе наступления полка.


«Лэндрейдер» с дополнительным разнесенным бронированием, развернутый в ходе Иракундского прорыва.


«Носорог» 2-й роты ордена Рапторов, несущий эмблему кампании на Таросе.


Командный «Носорог» типа «Дамокл» 2-й роты, использовавшийся для координации наземных действий ордена в ходе кампании.


«Хищник» типа «Деструктор» с дополнительным бронированием ордена Рапторов, развернутый в ходе Иракундского прорыва.


«Адвенсис Секундус», титан типа «Гончая», вооруженный плазменным бластганом и мегаболтером «Вулкан», развернутый в ходе Иракундского прорыва.


Детали головы и торса титана типа «Гончая». Обратите внимание, что имя титана нанесено на головную броню и печати чистоты.


Часть религиозного творчества на поноже титана. За долгую службу древние титаны могут с головы до ног покрыться подобными барочными украшениями.


Боевой корабль «Рыба-молот», вооруженный двумя пусковыми контейнерами. Машина принадлежит неизвестному охотничьему кадру, но принимала участие в атаке на гидростанцию 23-30.


Бронетранспортер «Рыба-дьявол», входивший в тот же охотничий кадр. Машина была уничтожена в ходе финальной атаки тау.


«Тигровая акула» А-Х-1-0, последнее дополнение к ударным самолетам тау. Впервые была применена на Таросе с разрушительным эффектом. На данный момент был идентифицирован всего один самолет подобного типа.


Сторожевая башня-дрон со скорострельными пушками. Обнаружена и уничтожена 114-м Кадийским полком.


Сторожевая башня-дрон с пусковыми контейнерами, обнаруженная разведывательным патрулем «Часовых» 89-го Талларнского полка.


Тяжелый дрон-стрелок с ППЦ и скорострельной пушкой. Участвовал в атаке на гидростанцию 23-30.


Тяжелый дрон-стрелок с двумя скорострельными пушками. Также участвовал в атаке на гидростанцию 23-30.


Башня-сенсор дистанционного наблюдения с камуфляжем типа «горизонт», уничтоженная 114-м Кадийским полком.


«Пиранья» со скорострельной пушкой, идентифицированная 114-м Кадийским полком по пути на север.


Разведывательный спидер «Тетра», также входивший в состав сил тау, что мешали продвижению 114-го Кадийского полка.


«Пиранья» из охотничьего кадра Ши’Эльди, уничтоженная 17-м Талларнским полком.


Приближающаяся буря. Под прикрытием «Мант» силы тау продвигаются к гидростанции 23-30, чтобы развязать двухдневную битву, которая окончательно решит исход войны на Таросе.


Глава 7: Эвакуация

Талларнские дикие всадники на рассветном патрулировании Фиирских высот. Мукаали как нельзя лучше подходили для пустынных условий, что позволяло им уходить гораздо дальше, чем эскадронам конницы.


Провал операции «Комета» вверг верховный штаб лорда-главнокомандующего Густавуса в бурю лихорадочных действий. В войне на Таросе случился перелом, возможно, фатальный для сил Империума. Неудача десантной миссии имела серьезные последствия, в первую очередь для командования 4621-й армии.

Комиссар-генерал Мордред Ван Хорчич прибыл на борт «Праведной мощи» для встречи с Густавусом, прервав совещание офицеров Имперского Флота настойчивыми требованиями немедленно впустить его. Часовые у двери попытались помешать ему, но, пригрозив арестом любому, кто встанет у него на пути, комиссар ворвался внутрь. Совещание пришлось остановить. Флотские офицеры спешно покинули помещение, чтобы не навлечь на себя гнев комиссара-генерала. Густавус равнодушно выслушал распоряжение Ван Хорчича об отстранении штаба 4621-й армии. Они не выполнили свой долг перед Императором, и если потери еще можно было счесть приемлемыми, то поражение – ни в коем случае. Наземная кампания терпела поражение за поражением, и Тарос выскальзывал из рук Императора. Место лорда-маршала Де Сталя теперь займет сам комиссар-генерал.

Однако Ван Хорчич не подозревал, что Густавус прекрасно знал о складывающейся ситуации задолго до драматичного появления комиссара. Один из информаторов полковника Шейи сообщил о намерениях Ван Хорчича, и лорд-главнокомандующий успел подготовиться. Он понимал, что Ван Хорчич имел все права принять командование над провальной операцией, но маршал Де Сталь был верным и усердным слугой Имперской Гвардии и не заслуживал публичной казни, которую ему уготовал комиссар.

Тем утром полковник Шейя был послан на Тарос с секретным приказом Де Сталю. В нем говорилось, что лорд-маршал отстраняется от командования, и ему предоставляются два незавидных варианта: сдаться полковнику Шейе, который сопроводит его на «Праведную мощь» для дальнейшего трибунала, либо немедленно возглавить передовой взвод и отправиться в бой с тау, откуда он не должен вернуться. Вымотанный работой и подавленный провалом операции «Комета», Де Сталь снял очки и попросил полковника подождать снаружи. Шейя согласился и вышел из кабинета в тесный коридор «Левиафана». Через пару секунд монотонный гул генераторов внезапно нарушил разряд из лазпистолета. Вместо казни или позорной ссылки в штрафной полк лорд-маршал Де Сталь нашел собственное решение и поступил единственным способом, которым мог сохранить свою честь незапятнанной.

Прибывший чуть позже комиссар-генерал вместе со своими подчиненными снял все командование 4621-й армии. В тот день за сопротивление аресту было казнено шесть офицеров. Еще 62 офицерам и их помощникам предоставили шанс в последний раз послужить Императору уже в качестве рядовых бойцов штрафного полка. После проведенной зачистки комиссар-генерал Ван Хорчич стал главнокомандующим всех сил Имперской Гвардии и чиновников Департаменто Муниторум на Таросе. Он поставил себе задачу если не обратить вспять ход кампании, то хотя бы сохранить как можно больше солдат и техники.

Кадровые перестановки в верховном штабе совершенно не помогли бойцам на планете. Ситуация со снабжением стала критической. Потери от обезвоживания теперь намного превосходили боевые. Без воды оставшиеся полки вскоре распадутся окончательно. На спешно собранном совещании все командиры сообщили Ван Хорчичу, что без новых поставок их полки продержатся еще неделю, максимум – десять дней. Любая неожиданная атака тау грозила стать для них последней.

В первую очередь Ван Хорчич приказал укоротить растянутые линии снабжения. Это означало отступление, но все-таки это было лучше, чем полное уничтожение. На текущий момент для достижения передовой колонне «Троянцев» и бензовозов обычно требовалось три дня, постоянно рискуя попасть под удар блуждающих стелс-команд или авианалет «Барракуд». Проложенные через пустыни колеи, что считались путями снабжения, усеивали выжженные и ржавеющие остовы «Троянцев» и прицепов – немые свидетели диверсионной деятельности тау.

Командирам полков разрешили начать отвод войск к зоне высадки. Снаряжение, которое они бы не смогли забрать с собой, следовало бросить и уничтожить. Эскадронам диких всадников приказали убить своих животных ради экономии воды. Следующим делом Ван Хорчич велел адмиралу флоту Котто найти новые транспорты и провести в звездную систему Тароса несколько конвоев с водой, топливом и техникой, в первую очередь истребителями. Если адмирал не выполнит распоряжение, то будет снят с должности вслед за остальными. Комиссар выдвинул ему простой ультиматум – прорвать блокаду тау или встать к стенке.


Копия сообщения из штаба 4621-й армии, переданного во все подразделения Имперской Гвардии.

) Новая страница

))//____

)))ПЕРЕДАЧА: Принята_

) Верные бойцы Имперской Гвардии Нашего Императора,

Чужаки-захватчики на последнем издыхании.

До победы рукой подать.

Но каждая победа имеет свою цену.

Ваш главнокомандующий, лорд-маршал Де Сталь, заплатил эту цену. К тому должны быть готовы мы все.


С прискорбием сообщаю, что лорд-маршал погиб в бою, лично возглавив успешную атаку против чужаков. Император, прими его душу.

Пусть его отвага станет примером для всех нас, ибо он показал, что в глазах Императора храбрые живут вечно.

Комиссар-генерал Ван Хорчич

Общевойсковой командир (И.О.)

Штаб 4621-й армии

))//__ КОНЕЦ__

))_


«Мы будем биться с вами за каждую пядь земли»

Серьезно раненый элизианский генерал Сикава был самым старшим имперским офицером, захваченным тау в ходе кампании на Таросе. Его полк полностью истребили на гидростанции 23-30, однако сам он выжил. Генерала отделили от остальных военнопленных, оказали медицинскую помощь, а затем отконвоировали в штаб главнокомандующего тау на Таросе, шас’о Р’мира. Последний руководил кампанией из компактного командного комплекса, расположенного в старом руднике под непримечательным шахтерским поселком к западу от Тарокина. Окровавленного и запыленного генерала завели внутрь, где его уже ждал шас’о вместе с советником в длинных жреческих одеяниях. Еще один человек – дипломат или переговорщик – присутствовал в качестве переводчика, как и три телохранителя, не спускавших с генерала глаз.

Шас’о похвалил Сикаву за проявленные его элизианцами храбрость и отвагу, однако теперь ему следовало смириться с тем, что война на Таросе проиграна. Он заверил генерала, что планета скоро войдет в состав Империи Тау. После вопросов касательно оставшихся сил Имперской Гвардии и их планов (на которые Сикава стоически отказался отвечать), эфирный поинтересовался, не согласится ли генерал стать эмиссаром от тау. Он намеревался выдвинуть гуе’ла ультиматум – прекращение огня и гарантии безопасного отступления, если те сложат оружие. Также тау пропустят транспортники к Таросу для эвакуации солдат и персонала, если самые крупные военные корабли покинут звездную систему. Помимо прочего эфирный предложил обменять мятежного губернатора Аулиса и всех военнопленных на схваченных имперцами тау.

За свою помощь генерал получит командование над людьми-ауксилариями, которые находились под началом тау на планете. После поражения сил Императора ему пожалуют пожизненный титул «Командующего гарнизоном Тароса» со всеми сопутствующими богатствами и статусом, к чему, по мнению чужаков, стремились все человеческие командиры. От него требовалось лишь немного содействия.

Генерал Сикава решительно отверг предложение эфирного. Если он станет эмиссаром и передаст требования тау своим командирам, то тем самым предаст Императора. Он не будет доставлять послание с перемирием, пусть даже это сулило ему роскошную жизнь. Если чужаки хотели вышвырнуть войска Империума с Тароса, то им придется делать это самим. «Мы будем биться с вами за каждую пядь земли» – это было последнее, что услышали из уст Сикавы командующие тау.

Получив категорический отказ, шас’о вернул генерала обратно в лагерь военнопленных. Пока что окончания войны не предвиделось. Тем не менее, сами того не ведая, тау допустили серьезный просчет. Всех пленников разделили и отправили на принудительные работы в удаленные шахты. Несмотря на тяжелое ранение, генерал Сикава вел наблюдение, подмечая каждую деталь. Он был высокопоставленным офицером, а потому, в отличие от остальных, имел доступ к картам и секретным данным о Таросе, а также к общему плану кампании. Он решил воспользоваться своей осведомленностью. Ему удалось более-менее точно определить расположение ставки тау, а по маршруту самолета – понять, на какой рудник его везут. Генерал верой и правдой служил Империуму всю свою жизнь, и не позволит тау вот так просто добиться победы. Он решил совершить побег.

Собрав небольшую группку пленных элизианцев, которые по-прежнему оставались верны бывшему командиру, Сикава разработал план бегства с шахты.

Долго ждать он не стал. В первую же ночь Сикава со своими людьми напали на трех стражников-людей, отняли у них оружие и фляги с водой, после чего скрылись в пустыне. Беглецы разделились, чтобы сбить преследователей со следа. Сикава знал, что ему нужно идти на запад, где, как он считал, располагались позиции 331-го Талларнского полка.

Охранники не стали организовывать погоню. Элизианцам было некуда бежать, а без припасов в пустыне им и так долго не протянуть. Они уже были покойниками.

Тау оказались отчасти правы. На третий день под безжалостным солнцем Сикава едва держался на ногах. Бредя на запад, допивая остатки воды, с обожженным лицом и руками, он, наконец, свалился без сил. Но вместо того чтобы просто лечь и умереть, он собрал волю в кулак и вывел на песке огромный силуэт имперского орла в надежде, что его кто-то увидит. Возможно, вмешалась сама судьба, или же Император услышал его молитвы, поскольку пролетавший над пустыней «Гром» заметил странный рисунок на песке и снизился, чтобы разглядеть его поближе. В этом секторе не действовали дружеские подразделения. Пилот сообщил о своей находке, и 331-й полк направил туда пехотный патруль. Рядом со знаком отделение Пустынных Налетчиков обнаружило лежавшего лицом в песке обессиленного человека. Бойцы вызвали «Валькирию» для эвакуации загадочного незнакомца. Генерал все-таки добрался до своих. Остальных четырех беглецов так и не нашли.

Очнувшись на койке в полевом госпитале Ордо Госпитальеров, генерал поведал об увиденном. Благодаря храбрости, вере и слепой удаче ему удалось выжить. Помимо прочего, он сообщил также местоположение ставки тау. Когда комиссар-генерал Ван Хорчич получил новые сведения, то понял, что настолько хорошую возможность упускать было нельзя. У него на руках находилась информация, способная повлиять на ход войны.

Позднее генерал Сикава пересказал свою историю, включая разговор с шас’о и эфирным, а также последующий побег, дознавателям из Ордо Ксенос, после чего его подвергли психокорректирующей операции и передали в руки Адептус Механикус для кибернетического улучшения. После переобучения генерал Сикава поступил на службу к инквизитору Вариусу из Ордо Ксенос.


Операция «Смертельный удар»

По воле Императора информация о ставке тау попала к Ван Хорчичу. Теперь он замыслил нанести удар, который мог одним махом изменить исход всей кампании. Для этой задачи ему понадобится помощь лорда-главнокомандующего Густавуса, полковника Шейи и Официо Ассасинорума.

Густавус принял его план, но только при условии, что Ван Хорчич передаст задание в умелые руки Шейи. Полковник организует, спланирует и проведет операцию «Смертельный удар», главная цель которой заключалась в уничтожении командующих тау одной-единственной атакой. С помощью секретных кодов полковник отправил приоритетное астропатическое послание с просьбой прислать на Тарос агента Официо. Орудием ликвидации командующего «Длинного Ножа» станет служитель храма Эверсор. Нападение будет самоубийственной операцией, в которой не выживет ни он, ни его жертвы-тау.

Вооруженный месторасположением ставки чужаков, полковник приступил к планированию миссии. В ней будут задействованы два ударных отряда. Красным отрядом будет ассасин, который высадится в пустыне, а затем двинется к штабу, пробиваясь через все препятствия и убивая любых встреченных врагов. Синим отрядом будет взвод лично отобранных полковником штурмовиков из 2378-й роты. Их доставят на «Валькириях» для проведения диверсионной атаки, под прикрытием которой Красный отряд подберется к объектам. Все штурмовики будут исключительно добровольцами, поскольку нападение на столь важные цели в глубоком тылу противника станет, скорее всего, билетом в один конец. Полковник Шейя принял решение возглавить Синий отряд лично. Даже экипажи самолетов из 71-го тактического авиакрыла будут добровольцами, так как ставка противника находилась настолько далеко, что им не хватит топлива на обратную дорогу, и поэтому «Валькирии» придется сажать в пустыне. Экипажи уничтожат свои самолеты, и дальше двинутся своим ходом. Каждый пилот получит по аварийному комплекту выживания, чтобы добраться до имперских частей, однако вероятность, что по пути их перехватят патрули тау, все равно оставалась слишком высокой.

Операция «Смертельный удар» начнется, когда прибывшего ассасина должным образом подготовят, предоставив информацию о целях, и спустят на поверхность. Тем временем Шейя прибыл в расположение 2378-й роты и собрал тридцать добровольцев.

В 684998.М41 транспортник «Сын Ючи», шедший в составе нового конвоя снабжения, успешно миновал блокаду тау и доставил на «Праведную мощь» военный груз, топливо, а также специальный контейнер под надзором четырех техножрецов Адептус Механикус. Это был биостазисный бак, в амниотических жидкостях которого плавало одно из самых грозный оружий в огромном арсенале Империума – ассасин-эверсор, психопатическая машина смерти. Пробудившись, накачанный наркотиками убийца начнет беспощадную охоту на жертву. Подготовка началась незамедлительно. С помощью гипнопрограммирования эверсора снабдили всеми деталями операции, именами и местонахождением целей. Затем все еще спящему ассасину выдали оружие: силовой меч, нейроперчатку и пистолет «Палач» с отравленными иглами. Храм Эверсор разработал новый яд специально для поражения нервной системы тау, который убьет любого чужака за считанные секунды. Наконец, в груди эверсора взвели встроенный механизм самоликвидации. Если жизненные показания ассасина упадут ниже определенного уровня, он взорвется, уничтожив убийцу и всех, кто окажется рядом. Таким образом, даже в смерти эверсор представлял огромную опасность. После проверки всех систем техножрецы с финальной литанией осторожно поместили биостазисный бак в десантную капсулу и запустили ее на Тарос.

Десантная капсула упала в шестидесяти километрах от цели. Еще в воздухе внутри стазисной капсулы зажглись невидимые огоньки. Системы жизнеобеспечения начали оживлять заключенного эверсора. Облаченная в нейроперчатку рука медленно сжалась в кулак. Приземлившаяся среди дюн капсула с треском открылась. Из биобака выплеснулись жидкости, после чего взорвались удерживающие болты, и контейнер с внезапным шипением раскрылся. От фигуры внутри отсоединились пуповинные кабели и сенсорные иглы. Словно оживший после смерти, убийца осторожно вышел на солнечный свет. Мимолетно оглядев местность в поисках угроз, эверсор с пистолетом наготове отправился в путь. Красный отряд двинулся к цели точно по плану, и к вечеру он уже будет на месте.

Той ночью три «Валькирии» с полностью погашенными огнями также неслись над темными пустынями, стараясь держаться возле самой земли. Штурмовики полковника Шейи имели приказ атаковать цель всеми доступными средствами и продолжать штурм сколько удастся. Они не знали, что настоящий удар нанесет из тьмы ассасин-эверсор.


«Валькирии» из 71-го тактического авиакрыла под обстрелом приближаются к району цели. Они перевозили на борту штурмовиков 2378-й роты, которым было поручено провести самоубийственную диверсионную атаку.


Летевшие в полной тьме «Валькирии» избегали обнаружения до тех пор, пока в ставке тау не зазвучала управляемая дронами система раннего оповещения. Удивленные охранники бросились к боевым постам. Три «Валькирии» снизились и на краткий миг зависли в воздухе. Штурмовики начали быстро выпрыгивать один за другим с высоты в три или четыре метра, приземляться на песок и сразу перекатываться. Тау заметили противников во мраке и открыли огонь. Штурмовики стали стрелять в ответ. Ночь озарилась яркими вспышками импульсных снарядов и трассерами. Штурмовики, пригибаясь, ринулись вперед, под обжигающий огонь импульсных винтовок защитников, которые отчаянно пытались защитить своих лидеров. «Валькирии» устремились вверх, сделали круг и спикировали, пронзив тьму пламенеющими лучами мультилазеров, после чего с ревом взмыли обратно.

Полковник Шейя повел свое отделение к зданиям, и, пробежав под огнем импульсных винтовок, укрылся за первым из них. Там он достал гранату, взвел ее и забросил в открытое окно. Сразу за взрывом он выстрелил внутрь из плазменного пистолета. Его люди кинулись в двери и взяли дом штурмом. Всю ночь снаружи царил хаос, грохот и кромешный ужас.


«Носорог» Рапторов угодил под первые залпы. Пока космодесантники оборонялись, эти «Носороги» стояли в тылу, готовые при первой же необходимости выдвинуться на передовую.


Силы операции «Смертельный удар»


Красный отряд – ассасин-эверсор

Синий отряд – 2378-я рота штурмовиков

Взвод добровольцев под командованием полковника Шейи

Отделение 1 – 10 бойцов

Отделение 2 – 10 бойцов

Отделение 3 – 10 бойцов


78-е тактическое авиакрыло Имперских ВВС

3 десантно-штурмовых транспорта «Валькирия»


Тем временем в поселок бесшумно проскользнула незаметная черная тень. Один из воинов Огня оторвался от перезарядки винтовки и встретился взглядом с черной фигурой в бледной маске-черепе. Стремительно, словно кошка, ассасин вонзил игольные шипы перчатки в шею воину. Охранник тау умер в тихих конвульсиях прежде, чем успел открыть рот; его нервную систему разорвало в клочья, глаза лопнули. Эверсор, не оглядываясь, двинулся дальше. Ведомый жаждой насилия, скрытный убийца вскоре нашел вход в комплекс. Пока вокруг бушевал бой, эверсор установил на двери мелтазаряд, настроил таймер и отступил назад. После взрыва он тут же сорвался на бег, проломился сквозь горящие остатки двери и кинулся по ведущей вниз лестнице. Ему удалось застигнуть находившихся внутри чужаков врасплох. Очередь из игольного пистолета пригвоздила двух изумленных тау к дальней стене, где они и обмякли, мгновенно умерев от хлынувших в кровь токсинов. Ассасин прокатился под лихорадочным ответным огнем, и, вскочив, выстрелил снова. На пол свалилось еще двое врагов. Магазин опустел, и эверсор отбросил ставший ненужным пистолет. Выбежавшая из низкого коридора пара отчаявшихся защитников налетела на черную фигуру, которая поднырнула под их огонь и сбила первого из них с ног. Ассасин прыгнул вперед и пронзил второго тау мерцающим силовым клинком, который вдруг из ниоткуда появился у него в руке. Атака эверсора походила на оргию стремительного разрушения. Оставив перерезанных как скот жертв умирать на полу, убийца шагнул в следующую дверь, за которой располагался командный пункт тау.

Внутри стоял высокий эфирный в длиннополой мантии вместе с парой телохранителей. Эверсор кинулся в бой, сжимая в одной руке силовой меч, а другую, с нейроперчаткой, отведя для удара. Жрецу тау было некуда бежать. Ассасин без раздумий налетел на жертв. Стремительно, как удар хлыстом, нейроперчатка взметнулась вперед, а затем обратно. Телохранители, корчась от жуткой боли, повалились на пол. Остался только эфирный, который в ужасе попятился от забрызганного кровью убийцы.

Внезапно на помощь почитаемому лидеру в командный пункт ворвались телохранители. Шквал импульсного огня отбросил эверсора в сторону. Однако ассасин теперь не видел ничего, кроме своей цели. Он вскинул заключенную в перчатку руку и схватил попытавшегося увернуться эфирного. Жрец тау с криком упал. Раненый эверсор накинулся на него и прижал к полу, словно тигр, готовый вцепиться жертве в глотку. Телохранители ринулись вперед и снова открыли огонь. Выстрелы поразили эверсора прямо в грудь, забрызгав стены и пол багрянцем. Из-за жуткой маски-черепа вырвался крик боли и гнева, но с мрачной, наполненной ненавистью решимостью умирающий убийца лишь крепче прижал вопящего эфирного. Последний хрипящий вдох эверсора почти походил на смех.

Внезапно весь лагерь содрогнулся от взрыва. Находившийся в здании снаружи полковник Шейя увидел, как из входа в командный центр вырвался огненный шар, и тут же нырнул в укрытие, когда на его людей посыпались горящие обломки. На мгновение чужаки перестали стрелять, в ужасе и смятении оглядываясь назад. Ставка превратилась в огненный ад, из которого валило жаркое пламя и дым. Никто внутри не смог бы выжить.

Полковник со своими штурмовиками продолжили бой, однако подкрепления тау были уже в пути, и они вряд ли продержатся хотя бы до рассвета. Имперцы сражались до конца, но в конечном итоге погибли все до единого – на этот раз жаждавшие мести чужаки не собирались никого щадить.

Операция «Смертельный удар» была самоубийственной миссией, и она почти удалась. Эфирный, аун’вре, погиб, но шас’о Р’мир выжил. Во время атаки эверсора он находился снаружи, лично руководя отделением своих телохранителей в бою со штурмовиками. Командующий Длинный Нож был ранен, однако оказался не в командном пункте, когда эверсор самоуничтожился. Для тау это стало единственным, пусть и небольшим, утешением за всю ночь ужаса. Утрата бесценного эфирного ввергла войска Коалиции Тароса в шок и скорбь. Долгие дни ошеломленные столь огромной потерей охотничьи кадры бездействовали. После скорби тау стала все сильнее охватывать ярость на людей, что задумали столь подлую атаку. Постепенно злость внутри каждого воина тау переросла в мстительный гнев, который имперцы вскоре ощутят на себе сполна. Больше на пощаду им рассчитывать не стоило. На смену прежнему боевому кличу тау, «За высшее благо!», пришел новый: «За аун’вре».


Эвакуация

Спустя неделю бездеятельности тау обратили свою злость против гвардейцев, теперь отступавших к зоне высадки. Чужаки перешли от оборонительных действий к атаке, нацеленной на полный разгром имперцев и быстрое окончание войны.

Шас’о приступил к реорганизации выживших охотничьих кадров для наступательной операции. Имперские войска сильно ослабли, но пока еще не были побеждены окончательно.

Имперская Гвардия была уже не в состоянии дать противнику отпор, поэтому в 718998.М41 лорд-главнокомандующий Густавус отдал приказ об эвакуации с Тароса всех войск Императора. Кампания продлилась всего девяносто дней с момента прибытия первых кораблей в звездную систему, но она потерпела неудачу. Решение Густавуса привело комиссара-генерала Ван Хорчича в ярость, однако даже ему в итоге пришлось признать, что им не победить. Приказ остался в силе. Теперь ему требовалось как можно быстрее спасти уцелевшие войска, пока он не лишился и их тоже.

Чужаки развернули полномасштабное наступление, и слаженный отход талларнцев вскоре перерос в бегство. Солдаты, в спины которым дышали тау и круты, беспорядочно отступали к зонам высадки. Некогда мощная армия теперь могла в любой момент превратиться в паникующую толпу. Гвардейцы бросали машины и снаряжение прямо посреди пустыни, так что вскоре та начала походить на свалку. Барханы усеивали сотни остовов «Химер» и «Леман Руссов». Офицеры пытались обеспечивать хотя бы видимость порядка и удерживать свои отделения, взводы и роты вместе. Комиссары предупреждали, что любой бросивший оружие солдат будет расстрелян за дезертирство. Столь строгие меры воздействия помогали, однако гвардейцы по-прежнему избавлялись от тяжелого вооружения, минометных установок, боеприпасов и гранат – всего, что их замедляло. Длинные колонны марширующих бойцов двигались на юг по засушливой пустыне. Машин на ходу оставалось совсем немного. Единственными ценными вещами теперь стали сухие пайки и фляги с водой. Люди обшаривали танки и «Химеры» в поисках забытых канистр и забирали бутылки у мертвецов, что погибли в прошлых боях, в отчаянии вытряхивая из них последние капли. Изнывающий от жажды Х корпус в спешке покидал территорию, за обладание которой так упорно сражался. Это была уже сломленная армия, более неспособная противостоять врагу.

Наконец, враги отступали, и тау могли расквитаться с ними сполна. Имперские гвардейцы стали легкими мишенями, и «Барракуды» с «Тигровыми акулами» вносили в ряды солдат еще большее смятение. Высаживаемые с «Косаток» подразделения устраивали засады, беспощадно вырезая гвардейцев, а уцелевших забирая в плен. Под натиском чужаков отступление превратилось в панические бегство, и спустя четыре дня все утонуло в полнейшей анархии. Некоторые офицеры пытались организовать арьергардные заслоны, чтобы выиграть для беглецов немного времени. Это были напрасные жертвы, поскольку такие отряды быстро гибли в безнадежных перестрелках. После приказа об общей эвакуации тау попросту расправлялись с оставшимися врагами, попутно беря тысячи пленных и уводя их во временные лагеря содержания. Для многих плен был предпочтительнее смерти от жажды под безжалостным солнцем. Некоторым бойцам удалось преодолеть весь путь, но большинству – нет. Несмотря на усилия, четыре талларнских полка прекратили свое существование. Из всего Х корпуса слаженно отступить сумел лишь 331-й полк, и тысячи его солдат будут эвакуированы в последующие дни. Справился и 114-й Кадийский полк, чьи до отказа забитые бойцами «Химеры» ехали на юг, пока хватило топлива, после чего солдаты бросили машины и прошли остаток пути пешком. Большая часть кадийцев и несколько «Химер» успешно добралась до зоны высадки. Выжившие титаны Легио Игнатум также вернулись в целости и сохранности, и по прямому распоряжению техномага Вольты их немедленно перевезли в безопасность.

Немногочисленные удачливые подразделения были спасены из пустыни уцелевшими «Валькириями» из 23-го Элизианского полка. Предпочтение отдавалось высокопоставленным офицерам, командным отрядам и отделениям штурмовиков, но после их эвакуации в самолеты начали загружаться талларнцы, чтобы поскорее достичь зоны высадки. По прибытии они присоединялись к растущим очередям, ожидающим возможности попасть на десантные корабли для транспортировки на орбиту.

В 752998.М41 к зоне высадки начали прибывать первые из шедших пешком беженцев. Эвакуация продолжалась уже одиннадцать дней, и к тому времени большую часть ценного снаряжения и персонала успели доставить на звездолеты. Конец был близок, но тау готовили для врагов еще одну атаку.


Сканер-целеуказатель захватил шас’эля тау, ведущего свой охотничий кадр в последний бой.


Последняя битва

Если отступление было паническим, то эвакуация превратилась в настоящий хаос. Толпы отчаявшихся солдат, боявшихся, что их бросят на милость тау, с криками осаждали транспорты. Комиссары и штурмовики изо всех сил пытались поддерживать порядок, угрожая людям заряженным оружием, и стреляя на поражение в тех, кто прорывался через кордон. Первыми на борт поднялись высокопоставленные офицеры вместе с важными чиновниками Администратума. Немало места заняло и оборудование, заменить которое было бы сложнее, чем людей.

Для защиты зоны высадки пришлось еще раз вызвать Рапторов. Космодесантники капитана Орелия снова высадились на Тарос и организовали вокруг посадочных площадок оборонительный периметр. Во многих местах капитан занял укрепления, ранее обустроенные самими талларнцами.

В 769998.М41 раскаленное желтое солнце взошло над горами, предвещая очередной жаркий день. Вскоре, куда бы ни кинули взгляд часовые Рапторов, над пустыней повисло знойное марево. Вместе с первыми лучами рассвета появились и характерные крылатые силуэты «Мант», которые, пролетев над самой землей подобно огромным птицам, зависли в пыльной тепловой дымке и начали высаживать охотничьи кадры. Силы Императора были разгромлены, но тау так сильно жаждали мести, что шас‘о Р’мир приказал атаковать непосредственно посадочные площадки. Любой, кто не успеет сбежать, останется здесь навсегда. Единственное, что отделяло тау от зоны высадки, были космодесантники.

Пока ксеносы подтягивали войска и готовились к атаке, Рапторы укрепили оборону за счет остававшихся у капитанов Орелия и Кэдеса резервов, и начали ждать последнюю битву. Им требовалось выиграть побольше времени для эвакуирующихся солдат. Если чужаки разгромят космодесантников, то такая же участь вскоре постигнет и саму зону высадки. Чем дольше продержатся Рапторы, тем больше гвардейцев выберется с Тароса, чтобы сразиться в другой день.

Первый удар пришелся с востока под прикрытием дальнобойного огня «Мант», зависших у самого горизонта. Огромные снаряды рельсовых пушек забили по оборонительным позициям, разметывая во все стороны камни и землю. К обстрелу быстро присоединились «Рыбы-молоты» и «Залпы». Воины Огня и боескафандры, возглавляемые самим шас‘о Р’миром, подошли на расстояние выстрела и также открыли огонь. Тяжелые орудия и «Вихри» Рапторов заговорили в ответ. Тау приблизились на 200 метров к окопавшимся космодесантникам, но там их наступление захлебнулось. Чужакам пришлось отступить, оставив за собой горящие «Рыбы-молоты» и боескафандры, а также лежащие на песке тела.

Вторая атака последовала с запада, на этот раз мощнее. И вновь позиции Рапторов накрыло огнем рельсовых пушек, и вновь Адептус Астартес непоколебимо сдерживали атакующую волну врагов. Подлетевшая «Манта» выпустила по укреплениям космодесантников ракетный залп. Капитан Кэдес бросил в бой последние резервы – несколько пронесшихся над головами лэндспидеров 6-й роты сошлись с «Мантой» в ближнем бою. Небольшие скиммеры кружили и петляли, поливая вражеский самолет огнем из тяжелых болтеров и мультимелт. В перестрелке погибло три машины, однако «Манта» предпочла отступить, чем рисковать получить еще больше повреждений. По мере роста потерь капитан Кэдес бегал от одной позиции к другой, координируя ответный огонь и призывая боевых братьев биться дальше, пока заряд плазмы, испепеливший танк «Хищник», не нанес ему тяжелейшую рану, засыпав расплавленными осколками. Кэдеса перетащили в укрытие. Неистовый жар сильно изувечил верхнюю половину его тела и правую руку. Апотекарию удалось стабилизировать состояние доблестного капитана, выжившего исключительно благодаря своему сверхчеловеческому организму. Больше сражаться он не сможет, но по возвращении в крепость ордена за проявленную храбрость Кэдес будет с почестями погребен в бронированном саркофаге дредноута.

К полудню тау выдохлись. Раз за разом они обрушивались на позиции космодесантников, но так и не сумели сокрушить их. Тем временем на последние десантные корабли спешно грузились люди. Под доносящийся отовсюду грохот битвы орды гвардейцев набивались в грузовые отсеки. Наконец, трапы поднялись, и огромные двери трюмов закрылись. Все, кто не успел попасть на борт, останутся на Таросе сами по себе.

Как только последний десантный корабль оторвался от земли, Орелий приказал начать вывод собственных войск. Они весь день стояли щитом между тау и эвакуирующимися гвардейцами, и заплатили за это большую цену. С наступлением ночи прибывшие «Громовые ястребы» забрали оставшихся боевых братьев на ожидавший их «Коготь войны». К моменту окончания эвакуации Рапторов оставшиеся транспорты и их корабли сопровождения уже двигались к границам звездной системы. Боевая баржа Рапторов шла последней, прикрывая остальной флот до самого варп-прыжка из системы Тароса. Флот тау не стал преследовать имперцев. Их мстительную руку удержали новые приказы. Тау получили желаемое – они захватили Тарос и расширили свою империю. Кампания завершилась.


Эпилог

Война на Таросе стоила Имперской Гвардии более чем пяти полных полков. 3-й и 12-й Талларнские бронетанковые полки потеряли все свои машины и большую часть снаряжения. Выживших солдат объединят в недоукомплектованный 3-й полк, который впоследствии можно будет восстановить. В ходе отступления 17-й и 89-й Талларнские полки прекратили свое существование как боевые подразделения. Большая часть их бойцов попали в плен к тау и были приговорены к принудительным работам в шахтах тау ради Высшего Блага. Остатки этих полков были присоединены к 331-му полку, который пережил кампанию отличительно хорошо. Он получил почести за первую кампанию, а также ядро из ветеранов, и в будущем отправится служить в другие зоны военных действий. В ходе операции «Комета» 23-й Элизианский воздушно-десантный полк был полностью уничтожен, хотя от него осталась почти сотня летательных аппаратов. Полк восстановят за счет новых рекрутов с Элизии, и он будет сражаться снова. Потери 114-го Кадийского полка оказались меньше – всего несколько сотен бойцов, но при этом более 90% техники. В короткие сроки ему выделят новые «Химеры» из резервов и перебросят к Кадийским Вратам. Легио Игнатум потерял одну из четырех «Гончих».


Силы тау собираются для финального штурма. «Рыба-молот» и три «Рыбы-дьяволы» готовятся к атаке на зоны высадки.


Империум понес огромные потери, но точных цифр не знает никто. Согласно подсчетам, Имперская Гвардия потеряла десять тысяч убитыми и еще пятнадцать тысяч ранеными. Еще около двадцати тысячи могли попасть в плен тау. Было безвозвратно потеряно приблизительно триста пятьдесят танков, более семисот «Химер» и двести артиллерийских орудий. Потери ВВС составили шестьдесят восемь из семидесяти восьми самолетов.

Флот вторжения адмирала Котто лишился крейсера «Молот Фракии», легкого крейсера «Цереб», а также восьми кораблей сопровождения. Линейные крейсеры «Праведная мощь» и «Черный герцог» получили тяжелые повреждения. Оба корабля нуждались в ремонте на верфях Кар Дуниаша, прежде чем смогут вернуться обратно в строй.


«Лэндрейдер» Рапторов атакует врага в ходе последней битвы кампании на Таросе. Арьергард космодесантников выиграл для последних транспортов время, чтобы достичь орбиты.


Согласно подсчетам, шас‘о Р’мир командовал коалицией тау, состоявшей по меньшей мере из ста охотничьих кадров общей численностью от восьми до девяти тысяч воинов Огня, и около пяти тысяч союзников-крутов. Помимо них, за тау билось более восьми тысяч людей-предателей. Точная численность и потери тау остаются неизвестными, но также должны исчисляться тысячами. Имперский Флот подтвердил уничтожение одного корабля-носителя типа «Хранитель», «А’Рхо», и восьми кораблей сопровождения.

После победы планета с ее минеральными ресурсами оказалась полностью в руках тау. В последующие годы ксеносы лишь укрепят свое присутствие на Т'росе. Их молодая Империя расширилась, и вскоре на орбиту планеты прибудут транспортники с Т'ау и Дал'ита, заполненные чужаками-колонистами. Империум пока что не мог нанести ответный удар. Еще одно вторжение потребует даже больше сил, чем прибыло под началом лорда-главнокомандующего Густавуса, что в настоящее время не представлялось возможным. В обозримом будущем новых атак не будет. Обеспечив безопасность Т’роса, советники-эфирные на Т’ау обратили взоры на новые границы своей Империи, высматривая следующий мир для завоевания…


«Леман Русс» из 12-го Талларнского бронетанкового полка. Машина вооружена установленным на корпусе тяжелым болтером стандартной модели. По всей видимости, им заменили поврежденную лазпушку.


«Бомбарда» из 17-го Талларнского полка. Из-за нехватки топлива машина была уничтожена бойцами после получения приказа об отступлении с Фиирских высот.


Сторожевое орудие «Тарантул» из 17-го Талларнского полка. На передовой от этого оружия было мало проку, однако оно использовалось для охраны тылов, защиты складов, артбатарей и т.п. от диверсантов.


«Валькирия» из 71-го тактического авиакрыла Имперских ВВС, использовавшаяся в ходе операции «Смертельный удар». На обратном пути самолет сел в пустыне, и ее экипаж пропал без вести.


«Часовой» огневой поддержки из 12-го Талларнского бронетанкового полка. Из-за отсутствия обозначений невозможно определить, какой роте принадлежит машина.


Разведывательный шагоход «Часовой» 17-го Талларнского полка. Машина входит в состав разведывательного эскадрона.


«Василиск» из 12-го Талларнского полка, пятое орудие третьей роты.


«Валькирия» из 184-го тактического авиакрыла, подразделения Имперских ВВС, на постоянной основе приданного 23-му Элизианскому воздушно-десантному полку. Это пятая машина из третьей транспортной эскадрильи, перевозившая штурмовиков во время операции «Комета».


Десантно-штурмовой корабль «Громовой ястреб» ордена Рапторов. Четвертый «Громовой ястреб» ударной группировки, принимавший участие во всех боевых действиях ордена в ходе кампании на Таросе.


Десантно-штурмовой корабль «Громовой ястреб» ордена Рапторов. Второй «Громовой ястреб» ударной группировки. Благодаря тщательному планированию и точному исполнению на Таросе не погиб ни один «Громовой ястреб».


«Лэндрейдер» типа «Прометей» 2-й роты. Это командная машина капитана Орелия во время Иракундского прорыва, которая также использовалась для обороны зон высадки в ходе эвакуации.


«Лэндрейдер» 2-й роты. Этот «Лэндрейдер» поддерживал Рапторов во всех боях на Таросе, и получил тяжелые повреждения, прежде чем был эвакуирован во время защиты зон высадки.


«Носорог» с дополнительным бронированием 2-й роты. Машина была уничтожена в ходе последней битвы кампании.


«Секач» с двумя лазпушками 2-й роты.


«Вихрь» 2-й роты, развернутый для артиллерийской поддержки Иракундского прорыва.


Боевой корабль «Рыба-молот» с двумя плазменными пушками из неопознанного охотничьего кадра.


Боескафандр XV89 «Кризис» со скорострельной пушкой и плазменной винтовкой. Личность пилота неизвестна.


Боескафандр XV81 «Кризис» с комплексом «умных» ракет, плазменной винтовкой и огнеметом. Это – шас‘эль К’ирри, погибший в ходе рейда тау.


Истребитель «Барракуда». Считается, что тау развернули на Таросе около 150 таких самолетов, которые сыграли немаловажную роль в достижении победы.


«Манта». Один из нескольких подобных кораблей, что доставили охотничьи кадры к имперским зонам высадки и поддерживали атаку тау огнем дальнобойных орудий.


Боескафандр XV81 «Кризис» с комплексом «умных» ракет, плазменной винтовкой и огнеметом. Личность пилота неизвестна.


Башня-сенсор дистанционного наблюдения. Впервые натолкнувшийся на подобную башню 114-й Кадийский полк поначалу не подозревал об ее предназначении, пока удар самонаводящимися ракетами не уничтожил несколько «Химер». Впоследствии кадийцы уничтожили ее.


Легкий скиммер «Пиранья» с фузионной пушкой и в камуфляже для ночных операций. С этой машиной столкнулись Мстящие Сыны в ходе обороны дворца губернатора. Космодесантники подтвердили ее уничтожение в бою.


Боескафандр XV89 «Кризис» со спаренными фузионными бластерами. Этот командный костюм принадлежит неопознанному шас’элю тау. Он был уничтожен космодесантниками во время обороны зон высадки.