Кладбищенская тропа / The Corpse Road (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кладбищенская тропа / The Corpse Road (рассказ)
Renegades of the Dark Millennium.jpg
Автор Грэм Макнилл / Graham McNeill
Переводчик Hades Wench
Издательство Black Library
Серия книг Железные Воины / Iron Warriors
Входит в сборник Отступники Темного Тысячелетия / Renegades of the Dark Millennium
Предыдущая книга Калтский зверь / The Beast of Calth
Год издания 2014
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


«Распахнув свои гроба,
В пору полночи слепой,
Реет призраков гурьба
Над кладбищенской тропой».[1]


На таком расстоянии от Терры Астрономикон казался всего лишь далеким светлым пятном. Восточные Окраины лежали почти на границе Света Императора — его еле-еле хватало, чтобы проложить курс корабля. За сегментированными стенками кристалфлексового пузыря, в котором расположился Толван, сияющие вихри варпа складывались в узор из неведомых оттенков и чувств, воплощенных в антисвете.

Для простых смертных — врата в безумие и повседневность — для навигатора.

Когда-то Толван бороздил волны сегментума Солар, где Астрономикон сиял так ярко, так чисто, что он мог удерживать корабль на курсе, даже не открывая третий глаз. Новаторы Дома не раз говорили, какая это честь — получить назначение в Ультрамар, но Толван в своей нынешней должности ничего почетного не замечал.

«Шэньдао» был старым кораблем даже по меркам Империума, в котором некоторые суда, бывало, оставались в строю десятки тысяч лет. Уставший каркас его отзывался на каждый маневр стонами и скрипами. Его дух стал сварливым, его корпус покрылся микровмятинами от бесчисленных столкновений с пылью небесных ветров. Во флотах Ультрамара было много великих и благородных судов, но «Шэньдао» к их числу не относился. Он был труповозкой: огромный транспортник с сотней трюмов-склепов, криохранилища которых были забиты мертвецами.

Война с Рожденными кровью, армией демонического лорда, привела к гибели миллиардов — как гражданских, так и солдат оборонной ауксилии и Адептус Астартес. Космические десантники упокоятся на Макрагге, тела некоторых из смертных вернутся в фамильные склепы; но гораздо больше тех, за кем никто не придет.

Этим телам уготована кладбищенская тропа на Накиллу.

Этот мир-кладбище лежал сразу за пределами Ультрамара, за едва различимой границей, разделявшей живых и мертвых. Междумирье, «ни здесь, ни там» — древнее суеверие, но время оказалось перед ним бессильно.

Хотя война закончилась, в варпе было все еще неспокойно, и Толвану приходилось всеми силами держаться за свет Астрономикона. Ярость зловещими вихрями пурпура накатывалась на отмели серой скорби, и все окутывала пелена блекло-желтой безнадежности. Толван намеренно не обращал внимания на череду плачущих лиц, возникавших и растворявшихся в пустоте. Пусть и фантомы, они все равно обладали силой.

Тонкие паучьи пальцы навигатора скользнули по латунным дисковым переключателям и реостатным рычагам его астролябии эфемерис, отсылая поправки к курсу на мостик, капитану Матанг. Прыжок из точки Мандевиля у Калта к Накилле был относительно коротким, но все равно требовал от Толвана абсолютной концентрации. Затеряться в варпе на корабле, битком набитом трупами, — из этого получилась бы отличная страшилка, но у навигатора не было никакого желания становиться героем подобной истории.

Он медленно выдохнул, аккуратно подстраивая астролябию, и выругался, когда до его слуха донеслось шипение разгерметизации. В его личное пространство кто-то проник. В обычных условиях это считалось грубейшим вторжением, а во время варп-перехода было еще и нарушением основных протоколов безопасности.

Холодный воздух наполнил пузырь, и голая кожа Толвана покрылась мурашками, а дыхание превратилось в пар. Он услышал шаги позади себя, но не смел отвести взгляд от калейдоскопического вихря снаружи.

– Кем бы ты ни был, убирайся, – огрызнулся он. – Тебе нечего здесь делать.

– А вот тут ты ошибаешься, – сказал посторонний гулким голосом космодесантника. Толван знал, что на борту «Шэньдао» трое из Ультрадесанта, но незваный гость был не из их числа.

– Кто ты? Я не узнаю твой голос.

На его плечо опустилась тяжелая латная перчатка, и он почувствовал силу, которая могла переломить его надвое. Поверхность металла, блестевшая будто ртуть под стеклом, была покрыта изморозью, словно владелец перчатки выбрался из глубин ледника.

Или из криотрюма.

– Меня зовут Хонсу, – сказал голос ему на ухо.


Мостик «Шэньдао», как и подобает кораблю, перевозившему мертвых, был выдержан преимущественно в черном цвете. Сводчатые стены – из черного железа, люмены, расположенные над рабочими местами экипажа, приглушены. Даже подсветка гололитов и планшетов была убавлена до минимума.

Длинный сюртук капитана Матанг также был черным, в этот же цвет были выкрашены ее коротко остриженные волосы. Перевязь пересекала грудь черной диагональю, и только у плеча на ней виднелась кобальтово-синяя полоска. Кожа капитана была того пепельно-бледного оттенка, который свойственен тем, кто проводит большую часть жизни на космическом корабле.

Перелет к Накилле близился к концу, чему Матанг была рада. Похоронные рейсы «Шэньдао» проходили по удаленным маршрутам, которые прозвали кладбищенскими тропами; корабли, которые им следовали, получили прозвище «приносящие беду», и другие звездоплаватели предпочитали держаться от них подальше, не желая делить космос с мертвецами.

Матанг не винила их за это, но ей самой нравилось спокойствие кладбищенских троп. На такие корабли не отваживались нападать даже пиратские кланы, гнездившиеся внутри полых астероидов.

– Мэм? – окликнул ее старший астрогатор.

– Да, мастер Зенаб? Проблема?

– Я не уверен, – ответил Зенаб. – Наверно, ничего страшного, но я получаю от навигатора Толвана поправки к курсу, которые уведут нас от предписанного маршрута.

– Передайте на мой терминал, – приказала Матанг, откидывая инфопланшет из подлокотника своего командного трона. На экране возникли резкие помехи, которые сфокусировались в эллиптические линии, представлявшие курс «Шэньдао». Кладбищенская тропа была предсказуемым маршрутом, по которому Матанг летала уже не раз, но то, что они видела сейчас, едва ли имело смысл.

– Что еще задумал этот Толван? – проговорила она.

– Может, он решил, что нашел короткий путь? – предположил Зенаб. – Вы же его знаете.

Матанг покачала головой:

– Нет, так мы вообще не попадем на покойничью станцию Накиллы.

На мостике раздался глухой стон металла: надстройка корабля напряжением отзывалась на быструю смену направления.

– Капитан, мы поворачиваем, – сказал Зенаб. – Ложимся на курс один-три-девять, вектор тета-прайм.

Матанг сжала подлокотники трона.

– Отменить команду! Возвращаемся на прежний курс.

– Никак нет, капитан, – ответил Зенаб, просматривая список астрогационных команд. – У изменений курса стоит блокирующий префикс Нобилите. Я не могу даже выключить двигатели для экстренного выхода из варпа!

Матанг открыла канал вокс-связи с пузырем навигатора:

– Мистер Толван, потрудитесь объяснить, куда вы задумали увести мой корабль?

Аугмиттер ответил шипением и треском статики. Навигатор молчал, но Матанг слышала его дыхание.

– Мистер Толван?

– Так ты Матанг? – спросил грубый голос, напоминавший скрежет трущихся друг о друга ржавых железных балок.

– Капитан Матанг.

– Мне нет дела до всяких громких титулов.

– Кто ты такой и что ты сделал с навигатором Толваном? – спросила Матанг, жестом подзывая отряд охраны мостика – пятерых бойцов с оружием, стрелявшим снарядами с низкой начальной скоростью. Чтобы справиться с тем, что, по подозрениям капитана, затаилось на борту ее корабля, этого отряда явно не хватит.

– Я Хонсу, и твой маленький навигатор пока еще жив, – ответил голос. – Но это ненадолго, если ты не станешь слушаться.

– Можешь убить его, – сказала Матанг. – Я так часто летала этим маршрутом, что навигатор мне не нужен.

– Мы оба знаем, что ты врешь, – возразил Хонсу. – Мы в варпе, и если я убью мастера Толвана, твой корабль сгинет навсегда. Я-то здесь выживу, а вот ты и твой экипаж – нет.

– Пожалуй, я готова рискнуть.

– Может быть, – признал Хонсу. – Что ж, поживем – увидим.

– Так куда ты направил мой корабль?

– Пока что к вашему миру-мавзолею, капитан. Придется по пути кое-куда заехать.

– Кое-куда?

– Теперь, когда М’Кар уничтожен, Ультрамар стал для меня слишком скучным.

Матанг отключила звук и обернулась к охранникам:

– Предупредите брата Анворама и его отделение. У нас на борту один из Железных Воинов.


Вокс замолчал, и Хонсу понял, что капитан как раз приказывает охране идти к пузырю навигатора. Он видел другие похоронные корабли, покидавшие Нагорск, и предположил, что на борту будет всего лишь несколько Ультрадесантников. Вероятно, трое или четверо, и уж никак не больше пяти.

– Анворам тебя убьет, – пообещал съежившийся навигатор. По лицу Толвана катились капли пота, но он все равно не отводил глаз от варп-света, струившегося по внешней поверхности купола.

– Кто такой этот Анворам? Какой-нибудь пустоголовый дрон-охранник?

– Он из Ультрадесанта.

– Я легко разделаюсь с одним из лакеев Калгара.

– Он не один, – довольно хмыкнул Толван. – С ним еще двое боевых братьев.

– Чудно, так их трое, – сказал Хонсу. – А я гадал, сколько же на корабле Ультрадесантников. Один, трое, какая разница – они все скоро умрут.

Толван застонал в ужасе, что повелся на такую элементарную уловку, и Хонсу рассмеялся. Навигатор наконец отвел взгляд от бурлящих миазмов варпа, но Хонсу сжал его бритый череп блестящей серебряной рукой.

– Пусть твой дурной третий глаз смотрит туда, куда положено, – наружу.

Навигатор попробовал сопротивляться, что было с его стороны храбро, но бессмысленно. Слабый даже для смертного, он не мог и надеяться на то, чтобы высвободиться из этого захвата.


Брат Мидон занял левый фланг, брат Силосон – правый; Анворам же стоял прямо перед угловым входом в каюту навигатора. Все отделения ордена по очереди обеспечивали сопровождение павших на Накиллу, но никому не нравилась эта обязанность – не в то время, когда в самом Ультрамаре еще оставались враги.

Сейчас один из этих врагов был обнаружен, и у Анворама появился шанс нанести ответный удар. Он сражался в битве у Четырех долин и пролил немало крови предателей, но теперь перед ним была возможность убить самого Хонсу, погибель Тарсис Ультра и истребителя Ультрадесантников.

Милодон установил на дверь подрывной заряд. Не важно, заперта дверь или нет, – взрыв даст им несколько ценных секунд преимущества, за которые можно будет нейтрализовать Железного Воина. Анворам не стал обещать капитану, что Толван уцелеет, но Матанг была уверена, что сможет взломать коды Нобилите, не дававшие ей управлять варп-двигателями. В этом случае выживание навигатора не было критичным.

Анворам поднял три пальца. Один. Два.

Затем он сжал кулак.

Подрывной заряд взорвался с глухим звуком, и дверь отлетела вовнутрь узкой кабины. Тесный коридор наполнился фуцелиновым дымом, и сработала система пожаротушения. Поглощающие кислород газы повалили из труб на потолке пышными клубами.

Силосон резко развернулся и быстро нажал на спусковой крючок два раза подряд, так что каюту накрыл конус разлетающихся металлических осколков. Обычные болтерные снаряды уничтожили бы кристалфлексовый купол, так что Силосон зарядил свое оружие снарядами «Буря».

Потом Милодон, двигаясь пригнувшись, болтер плотно прижат к плечу – классическая штурмовая позиция, – рванулся в дверной проем.

И налетел на непробиваемую стену брони.

Железный Воин стоял к ним спиной, нисколько не обеспокоенный градом докрасна раскаленных осколков, которые теперь застряли в его доспехе. Удар локтем наотмашь попал в лицевую пластину Милодона и отбросил воина назад, переломив ему шею.

Затем Хонсу развернулся и выставил перед собой Толвана. Силосон уже приготовился стрелять, но окаменел, посмотрев прямо в открытый третий глаз навигатора. До Анворама донесся сдавленный крик, полный ужаса: его товарищ заглянул в самые глубины бездны, скрывавшейся в глазе Толвана.

Хонсу отбросил Толвана в сторону и ринулся на оставшегося Ультрадесантника, выставив перед собой серебристую металлическую руку. Анворам напряг отставленную в стойке ногу и выпустил по Железному Воину три снаряда.

Первые два попали противнику в поднятую руку, третий угодил в побитый горжет. Хонсу пошатнулся, но невероятным образом не остановился. Рука его должна была уже превратиться в кровоточащий обрубок с фрагментами мяса и костей, но за мгновение до того, как Железный Воин врезался в него, Анворам увидел, что конечность совершенно не пострадала.

Космодесантники столкнулись с грохотом, напоминавшим стук кувалды по стали. Кулак Хонсу впечатался в шлем Анворама, но воин отклонился по траектории атаки и ответил ударом болтерного приклада, направленным в аугметический череп противника.

Металл ударился о металл, и Анвораму удалось блокировать еще одну серию жестоких атак. Расстояние было слишком маленьким для огнестрельного оружия, и он ударил кулаком в лицо Хонсу. Кровь брызнула на стены, а они продолжали метаться в яростной рукопашной между стен узкого дымного коридора, ища слабое место в обороне друг друга.

Ультрадесантник захватил рукой руку противника и с яростным ревом практически поднял Хонсу над палубой, а затем, отбросив к противоположной переборке, с нокаутирующей силой ударил противника головой в переносицу.

Хрустнули и металл, и кость, но Хонсу с презрительной усмешкой плюнул кровью в лицо противнику и прошипел:

– Слабо бьешь.


– Контакт! – закричал Зенаб. – Есть неопознанный контакт.

– Пеленг? – потребовала Матанг, широкими шагами пересекая расстояние от командного трона до астрогаторского стола.

– Прямо по курсу, быстро приближается.

– Что это?

– Неизвестно.

– Кто-то из наших?

– Неизвестно.

– Проклятье, так выясни же!


Хонсу ударил коленом в бок противника, затем сверху вниз локтем, и Анворам, чей доспех треснул от удара, пошатнулся. Нырнув на другую сторону коридора, Хонсу дотянулся до оружия первого Ультрадесантника, которого убил, и выпустил из подобранного болтера очередь из трех выстрелов.

Все три попали в стены.

Не успел он оправиться от удивления от того, что промахнулся, как увидел, что Анворам, окутанный клубами пламегасящего газа, держит его на прицеле.

– Ты быстрый, – сказал Ультрадесантник. – Но я быстрее.

Но нажать на спусковой крючок он не успел: «Шэньдао» содрогнулся от жестокого удара. Взревели сирены, аварийное освещение затопило коридор красным светом. Палуба накренилась почти под сорок пять градусов.

И Хонсу, и Анворама отбросило на стену, но Железный Воин пришел в себя первым. Прицелился – и сделал один выстрел точно в правый окуляр Анворама.

Воин грузно завалился назад и сполз по наклонившейся стене, оставляя на ней след из кусочков мозгового вещества. Хонсу выдохнул, сплюнул скопившуюся во рту кровь, и тут «Шэньдао» содрогнулся во второй раз.

Взяв у одного из мертвых Ультрадесантников цепной меч и собрав оставшиеся болтерные обоймы, Хонсу перекинул через плечо бесчувственное тело навигатора и направился к ближайшему воздушному шлюзу.


– А ты не торопился, – сказал Тет Дассандра, когда перед смотровым экраном «Поколения войны» проплыл ободранный и охваченный огнем корпус «Шэньдао». – Еще месяц, и я бы повернул обратно к Мальстриму.

– Тебе бы духу не хватило.

– Не обманывай себя, – у Дассандры, как обычно, был готов дерзкий ответ.

В последний раз они виделись перед тем, как Хонсу повел атаку в недра Калта. Именно тогда он приказал Дассандре выбираться с планеты и уводить «Поколение войны» к границе Ультрамара. Позже, когда Хонсу вырвался из подземных аркологий, однократный сигнальный импульс на определенной частоте, исходивший с Ультимуса Прайм, сообщил Дассандре название нужного корабля.

Остальное зависело только от Хонсу.

– Кто это? – спросил Дассандра.

– Навигатор. Я решил, что он еще пригодится.

– Тогда лучше натянем на него колпак, пока он не пришел в себя.

Кивнув, Хонсу передал Толвана, все еще бывшего без сознания, одному из треллов и вдохнул едкий, отдающий металлом воздух стратегиума.

Здесь пахло горячим железом, отработанным маслом, отвратительными химикалиями Механикум, оставшимися еще от Цицерина, – эти пузырящиеся жидкости смерти поддерживали в рабочем состоянии чудовищных сервиторов-гибридов.

Он улыбнулся, когда Дассандра спросил:

– Итак, куда теперь? И не говори, что мы здесь задержимся.

– О нет, – ответил Хонсу. – С меня хватит Ультрамара.

– Но ведь он так и не был побежден? – усмехнулся Дассандра.

– Нет, но ведь мы на это и не рассчитывали.

– Тогда зачем мы вообще сунулись сюда?

– Чтобы показать, на что мы способны, – сказал Хонсю. – Мы унизили родину Уриэля Вентриса, практически поставили ее на колени, а это больше, чем удавалось кому-либо.

– И что дальше?

«Действительно, что же?»

«Поколение войны» принадлежал Хонсу, и он по-прежнему был капитаном корабля. У него была команда и ресурсы, чтобы отправиться куда он пожелает. Если с Ультрамаром покончено, то остается только одно место, которое стоит навестить.

– Медренгард, – сказал Хонсю. – Мы возвращаемся на Медренгард.

– Но зачем?

– Потому что я хочу встретиться с Железным Владыкой. Я хочу увидеть Пертурабо.

  1. Слегка искаженный «Сон в летнюю ночь» Шекспира, перевод – Осии Сороки.