Меньшее из зол / The Devil You Know (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Меньшее из зол / The Devil You Know (аудиорассказ)
Devil-You-Know.jpg
Автор Сэнди Митчелл / Sandy Mitchell
Переводчик Anja
Издательство Black Library
Серия книг Кайафас Каин / Ciaphas Cain
Год издания 2014
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Сюжетные связи
Входит в цикл Кайафас Каин
Предыдущая книга Сокрытое в глубинах / Hidden Depths
Следующая книга Выбирай своих врагов / Choose your Enemies

Кайафас Каин — имперский комиссар

Ферик Юрген — адъютант Кайафаса Каина

Зейл — сержант катачанцев, сопровождающий Каина

Полковник — командующий катачанцами

Бреннан, Картер, Клист, Фелессен — катачанцы

Малисия Морталес — суккуб темных эльдар


Глава 01

«Несмотря на то что за долгую карьеру Каин гораздо чаще, чем ему того хотелось, сталкивался с так называемыми темными эльдар, славящимися утонченным садизмом и полнейшей беспринципностью, один подобный случай все же достоин особого упоминания. Не в последнюю очередь примечателен и тот факт, что Каин на некоторое время оказался вовлечен в своеобразное сотрудничество с одной из представительниц этой расы. Стоит ли говорить, что это был союз, о котором обе стороны весьма скоро пожалели.

Как и всегда, в своем рассказе я полностью полагаюсь на записи самого Каина, лишь изредка снабжая их комментариями и выдержками из иных источников, чтобы дополнить картину, поскольку Каин в свойственной ему манере оставляет без должного внимания события, не касающиеся его лично».

Эмберли Вейл, Ордо Ксенос


Наш космический челнок приближался к светящемуся изумрудному шарику, известному как мир Диадема Секстус, и я поймал себя на мысли, что невольно залюбовался безмятежным спокойствием открывшейся картины, хотя прекрасно осознавал, насколько обманчиво это впечатление. За исключением неглубоких и тихих морей, каждый клочок суши на планете покрывала буйная растительность. Исполинские деревья, высотой не уступавшие шпилям городов-ульев, продирались к небесам сквозь густой полог подлеска и вздымались, словно скалы, над бушующим зеленым океаном. Наш пилот предусмотрительно огибал их по столь широкой дуге, что приходилось лишь догадываться о том, какие ужасы могли таиться под сенью пышных крон. Эти столпы местной растительности почти на километр выступали из мягкого полога подлеска, кишащего многообразием фауны, столь дикой и опасной, что лишь катачанцы, чей гарнизон был здесь расположен, могли чувствовать себя на этой планете более или менее уютно. Но тут прибыли тираниды. Они облюбовали это колоссальное скопление биомассы и готовились наброситься на него с жадностью голодного крута, учуявшего кость, — выживать в этом мире стало на порядок сложнее. Единственным светлым моментом в сложившейся ситуации был тот факт, что большинство жителей системы сейчас находились за надежными стенами городов-ульев на промышленных лунах. Однако даже это было слабым утешением. Лунам недолго суждено оставаться в относительной безопасности, если тираниды обглодают Секстус, превратив несколько миллиардов тонн биомассы в живое оружие, подконтрольное Разуму улья. Тогда несокрушимая волна порождений генной инженерии сметет любое сопротивление с той же легкостью, как человек паутинку.

Учитывая объем производимых в системе Диадема материалов, подобное развитие событий значительно осложнило бы задачу для имперских войск в данном субсекторе.

Положение дел было столь отчаянным, что исправить ситуацию смог бы только настоящий герой. Но, к сожалению, героя под рукой не оказалось. Зато был я.


Юрген (борясь с тошнотой): Сэр, там внизу все омерзительно зеленое.

Каин: Миры смерти не просто так получили свое название, Юрген. Если тебя не сожрут тираниды или кто-нибудь из местной фауны, то наверняка добьют растения.

Юрген: Лишь бы скорее ощутить землю под ногами.

Первый пилот: Координаты получены, заходим на посадку.

Второй пилот: Уклоняйся! Уклоняйся!

Каин: Какого черта там происходит?

Первый пилот: Посадочная площадка подверглась атаке. У нас стая горгулий на хвосте.

Каин: Сможете избавиться от них c помощью хвостовых пулеметов?

Первый пилот: Надеюсь, что смогу, иначе у нас будут неприятности…

Юрген: Какое облегчение, а я-то думал они уже начались.

Звуки выстрелов.

Каин: Держись!

Юрген: Держусь, сэр! Вот только… (Приступ тошноты).

Первый пилот: Они отстали.

Второй пилот: Попытаемся вновь зайти на посадку.

Вдалеке слышны звуки боя — выстрелы и рев двигателей.

Раздается шум опускающейся рампы.

Юрген: Слава Трону!

Каин: Ну что, теперь земля под ногами для тебя достаточно твердая?

Юрген: Мне не хватает вечной мерзлоты, но в целом сойдет.

Застава выглядела ровно так, как я и ожидал: массивные опорные установки небесного щита поднимались над выжженной землей. Пара термобарических взрывов помогла расчистить в джунглях клочок земли, на котором разместился бастион и несколько типовых строений, без сомнения служивших складами и казармами для солдат гарнизона. Наш тяжелый десантный корабль оказался слишком крупным для посадочной платформы, и потому мы приземлились на несколько десятков метров южнее на специально выжженную прогалину. Судя по устилавшему ее свежему пеплу и отсутствию пробивающейся к свету молодой поросли, этой проплешиной часто пользовались как посадочной площадкой для судов, подобных нашему.

Мы с Юргеном, стараясь по возможности не качаться из стороны в сторону, направились прочь от корабля, а навстречу нам уже спешил отряд мускулистых катачанцев в сопровождении оснащённых манипуляторами «Старажей». Солдатам не терпелось добраться до грузового трюма и пополнить боеприпасы. Позади этой группы неспешной походкой, подобающей его званию, шествовал непосредственно руководивший силовой операцией полковник в сопровождении неизменной свиты младших офицеров, помощников, специалистов и телохранителей, одним из которых оказался огрин. Последний сперва показался мне чрезвычайно мелким представителем своего вида, но я быстро осознал, что первое впечатление обманчиво. Огрин был абсолютно нормальным, если данное слово вообще применимо к недочеловекам, но казался худосочным по сравнению с высокими и крепкими выходцами с мира смерти Катачан. Встречающие приблизились и нависли нам нами глыбами перевитых венами мускулов. Полковник протянул мне руку, которой он легко мог бы перебороть орка.

Полковник: Комиссар!

Каин: Полковник!

Я пожал ему руку, вновь прибегнув к фокусу, который выручал меня несчётное количество раз за мою карьеру. Мою кисть сдавило, словно в уплотнителе отходов, но я не подал виду, с удовольствием отметив легкое удивление на лице полковника, когда мои аугметические пальцы весьма ощутимо сжали его руку в ответ. Спустя мгновение он выпустил мою ладонь, и мы кивнули друг другу с подчеркнутой любезностью.

Полковник: Жаль, что посадка выдалась нелегкой.

Юрген: Бывало и похуже.

Полковник: А это должно быть…

Каин: Артиллерист Юрген, мой интендант.

Полковник: Нападения происходят все чаще, враг становится решительнее. Поначалу он наступал небольшими группами всего в несколько особей, и мы с легкостью отбивались от них, но с каждой новой атакой тиранидов становится все больше.

Каин: Они изучают вашу защиту, ищут слабые места.

Полковник: Тогда их ждет разочарование. Каждый из моих ребят вырос в окружении существ, пострашнее тиранидов. Это лишь вопрос времени, когда мы выследим и истребим их.

Каин: Меня восхищает ваш настрой, полковник, но мне и раньше приходилось сражаться с тиранидами. По отдельности они могут показаться вам безмозглыми животными, но ими управляет могучий и изощренный разум, который к тому же способен обучаться с пугающей скоростью.

Полковник: Но вы оказались им не по зубам.

Каин: Зато многим другим хорошим людям не так повезло.

Полковник. Вы убедитесь, что мы здесь полагаемся не только на удачу.

Каин: Очень на это надеюсь.

Помощник полковника: Сэр, последние технические данные выведены на гололит.

Полковник: Отлично. Надеюсь, это вас успокоит, комиссар. Как видите, мы укрепились в центре. Нас окружают два оборонительных кольца здесь и здесь. Вот здесь установлены тяжелые орудия с перекрестными зонами обстрела. По флангам установлены мины. Врагу еще ни разу не удавалось прорвать нашу линию обороны.

Каин: А как же горгульи? По моему опыту, тем, у кого есть крылья, обычно плевать на минные поля.

Полковник: Против них мы разместили «Гидры» здесь и вот здесь. Опять же с перекрывающими зонами поражения. Любое нападение с воздуха будет отражено до того, как успеет причинить нам ущерб.

Юрген: Это пока они работоспособны.

Полковник. На что вы намекаете…

Каин (не позволяя полковнику закончить фразу): А что, если появятся бурильщики?

Полковник: Их мы пока не видели, но справимся и с бурильщиками, если такие появятся. Мобильный резерв «Химер» и «Стражей» находится в постоянной боеготовности на случай, если под нами будут рыть туннель.

Каин: Понятно… А что это за точки, разбросанные в джунглях в нескольких километрах от базы?

Полковник: Это станции сейсмического прослушивания с подземными датчиками движения. Если появятся бурильщики, мы узнаем об этом незамедлительно. Хотите верьте, хотите нет, но мы знаем, что делаем.

Каин: Нисколько в этом не сомневаюсь.

Полковник: Но?

Каин: Вопрос в том, знают ли тираниды, что вы делаете?


Глава 02

Юрген: Сэр, мне удалось раздобыть для вас чашечку рекафа и кусок копченого грокса. Я подумал, что вам не захочется обедать в общей столовой.

Каин: Совершенно верно. Мне порой становится ужасно неловко, когда половина народа пялится на меня с восхищением, будто я только что пожимал руку Императору, а остальные косятся, опасаясь, как бы я их не пристрелил. Спасибо.

Юрген: Вы полагаете, полковник не расстроится из-за вашего отсутствия?

Каин (допивая рекаф): Скорее обрадуется. Особенно, когда мы завтра уйдем.

Юрген: Уйдем, сэр?

Каин: Я думаю, что нам стоит лично осмотреть один из постов сейсмического наблюдения. Ты же знаешь нидов не хуже меня. Они готовят массированную атаку на базу, скоро здесь будет кровавое месиво.

Юрген: Отличная идея, сэр. Постараемся выиграть время.

Я кивнул, хотя в действительности моя задумка заключалась в том, чтобы оказаться как можно дальше от базы, если жуткие твари и впрямь готовились начать массированную атаку, а мой инстинкт подсказывал, что именно этим они и занимались.


Полковник: Вы уверены? В районе «Эхо-37» полное затишье. Несомненно, одна из станций, находящихся между нами и основным скоплением тиранидов, представляет куда больший интерес.

Каин: Я ни в коем случае не хочу попусту отвлекать солдат на передовой. Когда начнется наступление противника, дорога будет каждая секунда, и я хочу, чтобы бойцы полностью сосредоточились на прослушивании геофонов, а не судорожно наводили лоск перед внезапной инспекцией.

Полковник: Хм, в этом я с вами согласен.

Вопрос был решен, хотя мне не без труда удалось сочинить предлог для посещения поста, который находился наиболее далеко от предполагаемой линии наступления неприятеля.

Юрген: К тому же тираниды часто атакуют с фланга.

Полковник: Да, верно.

Юрген: Коварные твари — эти ниды. Особенно ликторы. Эти могут выскочить из засады и высосать твой мозг, а ты и глазом моргнуть не успеешь.

Полковник: Да, могут.

Юрген: А уж генокрады… эти еще хуже. Могут отряд терминаторов на части разобрать на раз. Те даже понять не успеют, что зашли в их пруд.

Каин: Юрген, хватит нагонять страх.

Полковник: Об этом можете не беспокоиться. Катачанцы не робкого десятка, особенно мои ребята.

Каин: Охотно верю. Я встречал орков, которые выглядели безобиднее.

Юрген: И с меньшим количеством шрамов.

Зейл (приближаясь): Надеюсь, я не заставил вас ждать?

Полковник: Сержант Зейл — один из наших лучших разведчиков. С ним вы в надежных руках.

Зейл: Мы с ребятами доставим вас на «Эхо-37» в целости и сохранности.

Каин: Нисколько в этом не сомневаюсь.

Хотя мне было бы чуточку спокойнее, если бы он не забыл упомянуть и про обратную дорогу.


Путь к станции сейсмического наблюдения оправдал мои худшие ожидания. Практически все, что попадалось нам на пути, с завидным усердием пыталось нас убить, но Зейл и его подопечные не давали повода усомниться в рекомендациях полковника и исправно ограждали нас от большей части местных хищников. Оставшиеся существа не представляли для нас с Юргеном серьезной опасности: сказывался наш с ним многолетний опыт выживания при куда более неприятных раскладах.

Юрген: Отличный выстрел, сэр.

Бреннан: Никогда не видел, чтобы меч обнажали с такой скоростью!

Каин: У меня было достаточно поводов для практики.

Я в очередной раз подумал, не была ли идея отправиться в эту экспедицию безрассудной глупостью, но пока что мы оставались невредимы и поблизости не наблюдалось ничего, что сравнилось бы с роем несущихся в атаку тиранидов. Если те и вправду копили силы для нападения на основную базу, то наши шансы на выживание здесь были намного выше, хотя и недостаточно высоки в абсолютном значении.

Юрген: Что это было?

Каин: Где?

Юрген: Какое-то движение вон там.

Зейл: Это просто лиана-душитель шевелится. Они ощущают тепло наших тел, когда мы проходим рядом с ними.

Юрген: Вот опять! На четыре часа, сэр!

Каин: Я тоже что-то видел. Кто-то определённо нас преследует.

Юрген: Полагаете, это ликтор?

Каин: Трон Императора, надеюсь, что нет! Здесь вообще не должно быть никаких нидов. Сержант Зейл?

Зейл: Сэр?

Каин: Нас кто-то преследует. Это может быть какая-нибудь местная форма жизни?

Зейл: Вполне, хотя большая часть местных хищников уже потеряла охоту с нами связываться. Бреннан, Клист, направо, помогите Фелессену.

Бреннан: Есть, сэр.

Зейл: Что бы это ни было, они его обнаружат.

Каин: Или оно их.

Крики, выстрелы.

Зейл: Скорее туда!

Несмотря на мое ярко выраженное нежелание, мне пришлось последовать за ним. Я старался бежать не слишком быстро, чтобы отставать от сержанта на пару шагов. Моя жизнь зависела от усердия солдат, прикрывавших мою спину, а не вполне заслуженная репутация героя требовала находиться на острие атаки. Вряд ли сейчас наступил подходящий момент, чтобы ставить ее под сомнение. Кроме того, мысль о том, что я останусь один в джунглях, кишащих диким зверьем, показалась мне еще менее удачной идеей, чем устремиться навстречу явной угрозе. По крайней мере, пока меня прикрывает отряд катачанцев.

Зейл: Трон на Земле! Похоже, вы были правы насчет тиранидов, комиссар. Ни один из местных хищников на такое не способен.

Каин: Не похоже на тиранидов.

Юрген: По-моему, это не ниды, сэр. Они не смогли бы так аккуратно рассечь тела.

Каин (согласно кивая и переходя на шепот): Согласен. Что бы это ни было, оно разрезало их с хирургической точностью и не задержалось, чтобы насытиться добычей. Однако не стоит говорить об этом сержанту. Пока он думает, что знает врага, он уверен в своих силах.

Юрген: Сэр, а вы-то как думаете? Есть идеи, кто мог сотворить такое?

Каин: Ни одной, которая бы мне нравилась.

По правде сказать, манера, в которой неведомый враг расправился с телами, показалась мне смутно знакомой, но вспомнить, откуда я это знал, мне не удавалось, что не удивительно, учитывая, сколько насильственных смертей я перевидал за последние полвека. Вместе со смутным узнаванием в моем подсознании поселилось давящее чувство пока еще необъяснимого ужаса. Чтобы развеять нехорошее предчувствие и последовать старой военной поговорке, я решил, что в критической ситуации любое действие лучше, чем бездействие, и взял ситуацию в свои руки.

Каин: Нашли какие-нибудь следы?

Зейл: Никаких, но если эти ликторы так скрытны, как вы рассказывали, следов и не должно быть.

Каин: Тогда поспешим к станции наблюдения, а уже оттуда вышлем бригаду, чтобы забрать тела.

Зейл: Зачем? Через час от них останутся голые кости, а к ночи и их будет не отыскать. Что джунгли забрали, того уже не вернуть. Это первое, чему мы учимся на Катачане.

Мне оставалось лишь порадоваться про себя, что я никогда не бывал на родине сержанта.


Глава 03

Каин: «Эхо-37», ответьте!

Юрген: В моем передатчике тоже тишина, сэр.

Каин: Мы уже должны быть в зоне досягаемости сигнала.

Зейл: Может, вокс-связь барахлит.

Каин: Продвигаемся осторожно, прикрывайте друг друга.

Зейл: По крайнем мере, мы успеем в укрытие затемно.

Юрген: А что будет ночью?

Зейл: Ночью здесь станет менее приятно.

Принимая во внимание то, насколько погано было здесь днем, это звучало совсем не оптимистично. Мы с Юргеном поспешили за сержантом к типовому блочному бункеру, который уже виднелся сквозь густое переплетение лиан, в то время как оставшиеся члены отряда прикрывали нас с тыла. Несмотря на усилия расчистить периметр вокруг укрепления с помощью огнеметов, некоторые наиболее настырные растения уже начали оплетать стены. Я старался обходить их как можно дальше, не имея ни малейшего желания выяснять, что за ядовитые соки текут в этих лианах. За последние несколько часов, прошедших с расправы над двумя несчастными, мы еще несколько раз замечали какое-то движение сбоку, но что бы нас ни преследовало, оно пока не делало попыток приблизиться. Меня это полностью устраивало. Я смел лишь надеяться, что так будет и дальше.

Юрген: Никаких признаков жизни, сэр.

Грохот, выстрелы, крики птиц, звук падения чего-то тяжелого.

Юрген: По крайней мере, не той, что мы ищем.

Я обошел по широкой дуге нечто жуткое, свалившееся на нас, не имея ни малейшего желания выяснять, растение это было или животное, и приблизился к бункеру. Входная дверь оказалась открыта. Мои ладони начали зудеть от нехорошего предчувствия. Если до этого у меня были серьезные подозрения, что здесь что-то пошло не так, то теперь они окончательно подтвердились. Оставлять дверь нараспашку, когда за порогом бродят толпы опасных хищников, явно не стыкуется с врожденным инстинктом самосохранения, присущим уроженцам мира смерти.

Каин: Эй! Есть кто-нибудь?

Зейл: Подождите здесь, сэр. Первая группа со мной, вторая — охраняйте комиссара.

Он поспешил вперед, явно опасаясь, что я начну спорить и настаивать на том, чтобы пойти с ним, хотя, разумеется, у меня не было ни малейшего желания соваться туда.

Спустя несколько минут катачанцы вышли из бункера. На лице у сержанта появилось несколько свежих шрамов.

Каин: Ниды?

Зейл: Нет, просто местная фауна.

Каин: Никаких следов гарнизона?

Зейл (мрачно): Нет. Кажется, здесь никого не осталось.

Его подозрения подтвердились. Мы обыскали всю станцию, а Зейл прочесал еще и близлежащие джунгли, но не нашли никого из более чем десятка человек, обслуживавших станцию.

Надо предполагать, что Каин не стремился составить ему компанию.

Еще более тревожным признаком стало полное отсутствие каких-либо следов, характерных пятен крови или выбоин от пуль на стенах.

Как только стемнело, мы заперли двери, укрывшись в бункере от ужасов, которые готовила для нас ночь. Я поспешил переговорить с Зейлом.

Звук закрывающегося люка.

Зейл: Ну вот, все закрыто. Теперь до нас никто не доберется.

Каин: Я уверен, что работники станции думали так же. Вокс-связь еще не починили?

Зейл: Она и не ломалась.

Каин: Значит, они не успели даже сообщить о нападении. Что бы их ни убило, оно действовало настолько стремительно, что они не успели даже среагировать.

Юрген: Полагаете, это были генокрады, сэр? Наверняка целая стая. Чертовски быстрые твари, да и протиснуться могут в любую щель.

Каин: Верно. Сержант, заблокируете все вентиляционные решетки и трубы. Если они пробрались на станцию через какую-то брешь, то наверняка запомнили дорогу. Если понадобится, приварите решетки.

Вряд ли это помогло бы: когти генокрадов разбираются с терминаторской броней так же легко, как Юрген с продовольственным пайком, так что пара металлических решеток их едва бы задержала. Однако я догадывался, о чем, должно быть, думали солдаты: всего несколько часов назад их пропавшие товарищи находились на этом самом месте, так что я поспешил придумать бойцам занятие, пока тревожные размышления не подорвали дух нашего отряда. Если удастся подарить им хоть какую-то надежду на благополучный исход, наши шансы на выживание значительно вырастут.

Зейл: Хорошо, сэр. Вы слышали, что сказал комиссар? За работу!

Каин: Это были не ниды — кто-то другой.

Юрген: Раз вы так думаете, сэр…

Каин: Ниды не особо церемонятся, так ведь? Генокрады оставили бы следы — отметины от когтей, проломы в стенах или что-то подобное.

Юрген: Что же это могло быть, сэр?

Каин: Фраг его знает, но готов поспорить, это как-то связано с теми, кто преследовал нас в джунглях. Ты видел, что оно сотворило с теми двумя солдатами.

Юрген: Кровавое месиво… догадываетесь, что же это могло быть?

Каин: Нет, и надеюсь, что нам не представится возможность выяснить. Просто смотри в оба, и, если что-то покажется тебе подозрительным — любой пустяк, сразу же говори мне.

Юрген: Будет сделано, сэр. Так каков наш план?

Каин: Ночью передвигаться по джунглям невозможно, так что выдвинемся, когда чуть рассветет. Если, конечно, доживем до утра.


Каин (по воксу): Все верно, полковник, абсолютно никого.

Полковник: Есть признаки активности тиранидов?

Каин: В данный момент нет, но неизвестно, как долго показания приборов не считывали. Лучше будьте наготове.

Полковник: Комиссар, сейчас ночь на мире смерти. Мы уже наготове.

Каин: Как скоро вы сможете забрать нас отсюда?

Полковник: Как только до вас доберется спасательный отряд.

Получается, что не раньше, чем через сутки. Пока они пробьются сквозь зеленый ад той же дорогой, что и мы накануне, пройдет целый день. Это значит, что они прибудут только к вечеру. Следовательно, мы сможем вернуться в гарнизон только через день. Слишком долго, на мой взгляд. Здесь творилось что-то неладное, и мне не терпелось поскорее оказаться подальше отсюда.

Зейл: Мы закупорили все щели, сэр. Насколько это возможно.

Каин: Хорошо. Долго до рассвета?

Зейл: Светать начнет часов через пять-шесть. До утра передвигаться по джунглям невозможно.

Каин: Значит, нам придется переждать ночь.

Мне показалось, что мы провели в бункере гораздо больше, чем несколько часов. В ту тягостную и тревожную ночь мне удалось ненадолго провалиться в сон, но он вскоре обернулся леденящим душу кошмаром. Я вздрогнул и проснулся в холодном поту.

Юрген: Все в порядке, сэр?

Каин: Да. Который час?

Юрген: Только пробило пять. Сержант говорит, скоро рассвет.

Каин: Чем скорее, тем лучше. Что это?

Юрген: Кружка танны, сэр.

Это был вальхалльский напиток, необъяснимую любовь к которому Каин приобрел за время долгого пребывания с местным полком на этом ледяном мире. Если в готике и есть подходящее слово, чтобы описать его специфический вкус, мне пока не удалось его подобрать.

Юрген: Я подумал, вы захотите взбодриться, вот и захватил с собой термос.

Каин: Ты просто молодчина! Есть новости?

Юрген: Пока ничего, сэр. Пару часов назад ниды предприняли очередную атаку на главную базу, но катачанцы, как всегда, отбились.

Выходило, что я зря втянул нас в этот кошмар. Не впервой мне подумалось, что, в отличие от большинства комиссаров, я дожил до своих лет только потому, что, должно быть, своим существованием изрядно забавляю Императора.

Звуковой сигнал.

Юрген: Новые данные с датчиков наблюдения, мощность 12 баллов!

Каин: Вектор?

Юрген: Направляются к гарнизону! Движение на ауспиках! Святой Трон, их там тысячи.

Каин: Вокс! Срочно!

Каин (по вокс-связи): Это комиссар Каин со станции «Эхо-37». Враг перешел в наступление. Похоже, половина всех тиранидов на планете несется прямо на вас.

Юрген: Я же говорил, что они зайдут с фланга…

Каин (по вокс-связи): Они будут у вас через считанные минуты.

Полковник (по вокс-связи): Спасибо, комиссар. Да прибудет с вами Трон.

Каин (по вокс-связи): Император защитит.

Хотя, как именно он это сделает в данном случае, я, сказать по правде, слабо себе представлял. Одного взгляда на ауспики хватило, чтобы подтвердились мои худшие опасения. Хотя большая часть хитиновой волны должна была пронестись мимо нас, те существа, что пройдут ближе всего к бункеру, наверняка почуют наше присутствие, — и, как только это случится, нам несдобровать.

Каин: Наш единственный шанс — добраться до одной из посадочных площадок и запросить эвакуацию с воздуха.

Зейл: Тогда плохи наши дела. По воздуху сюда не добраться: лес слишком густой.

Конечно, мне это было известно, иначе чего ради я провел вчерашний день, продираясь сквозь джунгли на своих двоих. Однако многочисленные случаи, когда моя жизнь висела на волоске, научили меня тому, что отказ смириться с неизбежной гибелью значительно увеличивает шансы на выживание. По крайней мере, так было до этого дня, и я не собирался делать исключение из правил.

Каин: Вот этот сектор полностью лишен растительности.

Зейл: Там основное скопление тиранидов.

Каин: Они были там раньше, но ушли, чтобы напасть на гарнизон. Возможно, они и оставили пару фуражиров, чтобы питать свои пищеварительные пруды, но основная масса воинов ушла в атаку, оставив посреди джунглей достаточно большую проплешину для посадки спасательного шаттла.

Зейл: Если мы доберемся туда живыми.

Каин: Лучше уж рискнуть всем, чем оставаться здесь.

Зейл (наконец позволив себя убедить): Согласен.

Юрген: Я связался с центром управления полетами. Они высылают отряд «Валькирий» на бомбардировку пищеварительных прудов, пока те еще слабо защищены. Пилоты будут ждать нашего сигнала.

Каин: Хорошо. Давайте выбираться отсюда, пока ниды сюда не добрались.

Шум, стены бункера сотрясаются.

Юрген: А вот и они.

Мой помощник снял с плеча мельту, которую всегда таскал с собой, если предвиделись серьезные неприятности. Катачанцы вскинули лазерные ружья.

Один из катачанцев (вдалеке): Засек их!

Что касается меня, я выхватил лазерный пистолет и цепной меч, запустив скорость вращения зубцов на максимум. Так я, по крайней мере, выглядел соответственно ситуации. Не успел я это сделать, как бетонные стены вновь содрогнулись.

Один из катачанцев (рядом с Каином): Они прорываются.

Каин: Ждите цель.

Взрывы, звериный рев.

Один из катачанцев: Карнифекс!

Другой катачанец: Это же…

Юрген стреляет из мельты.

Каин: Осторожно, за ним гаунты!

Визг гаунтов.

Как и следовало ожидать, массивную тушу карнифекса сопровождали проворные хормагаунты, которые скачками рванули в атаку, рассекая воздух острыми, словно косы, когтями. Большинство из них попало под слаженный огонь катачанцев, но одной особи удалось перескочить через тела убитых товарищей и броситься прямо на меня. Я едва успел уклониться от бритвенно-острого хитинового лезвия, парировав его удар цепным мечом. Зубья врезались глубоко в конечность твари, и она отскочила, но только для того, чтобы тут же повторить попытку. Карнифекс тем временем проталкивался сквозь пролом в стене, отчаянно пытаясь добраться до моего помощника, но Юрген был готов, и вновь выстрелил из мельты прямо в морду чудовищной твари.

Юрген: Отвали!

Тем временем я уклонился от очередной атаки привязавшегося ко мне хормагаунта, сделал обманное движение вправо и засадил меч глубоко в тушу зверя, выдернув его обратно перемазанным в ихоре. Этот удар должен был убить тварь, и я поспешил развернуться лицом к пролому, готовясь к новой атаке, но, к моему облегчению, гаунты удирали прочь, бросив тушу убитого карнифекса.

Каин (запыхавшись): Они отступают… но это ненадолго. Укроются где-нибудь, пока Разум улья вновь не направит их в атаку.

Зейл: Сколько у нас времени?

Каин: Маловато. Теперь он знает, что мы здесь. Мы не сможем долго удерживать бункер с таким проломом в стене. Есть жертвы?

Зейл: Картер погиб. Остальные целы.

Каин: Тогда лучше нам поспешить, чтобы не последовать за ним на тот свет.


Глава 04

Не теряя больше ни минуты, мы оставили станцию наблюдения и поспешили в относительную безопасность недавно расчищенного тиранидами района, который они покинули, выдвинувшись в наступление на основную базу. О том, как сейчас обстояли дела в гарнизоне и помогло ли наше предупреждение, оставалось только догадываться. Миниатюрный передатчик у меня в ухе был слишком слаб, чтобы передавать сигнал на дальние расстояния без помощи стационарного усилителя.

Юрген: По крайней мере, на нас пока никто не нападает.

Каин: Действительно, никто.

Именно это меня и беспокоило. Вчера по пути к станции прослушивания мы то и дело отбивались от многочисленных хищников. Теперь их полное отсутствие казалось дурным знаком.

Юрген: Должно быть, тираниды всех сожрали.

Каин: Весьма вероятно.

Памятуя о том, что в джунглях скрывался кто-то еще, я следил в оба, но не замечал никаких видимых признаков нашего вчерашнего преследователя. Я допускал, что он также мог пасть жертвой тиранидов, но не сильно на это надеялся. Судя по ранам на телах убитых катачанцев, он мог за себя постоять.

Зейл: Стойте, впереди что-то есть.

Мы замедлили шаг и вскинули оружие. Порывы ветра шевелили ветви кустарника, полуразумные лианы извивались, пытаясь дотянуться до нас. Если наш вчерашний преследователь хотел оставаться незамеченным, сквозь звуки леса нам вряд ли удалось бы различить его шаги, но я все же усердно напрягал слух, надеясь что-нибудь расслышать.

Один из катачанцев: Император, сохрани!

Юрген: Вот мы и нашли исчезнувшую команду.

То, что мы увидели, не могло присниться мне даже в самом жутком кошмаре. Развешенные на деревьях тела были истерзаны так, что не оставалось никаких сомнений: смерть несчастных не была ни быстрой, ни легкой.

Зейл: Кто мог сотворить такое? Их пытали ночью посреди джунглей. Все местные хищники должны были сбежаться на запах крови.

Юрген: Эти твари похуже орков.

Каин: Эльдарские разбойники. Подобные зверства — их почерк.

Суккуб (появляясь из ниоткуда): Лишь эльдар способны оценить искусство боли.

Должен признать, при виде изящной фигуры, грациозно вышедшей из-за деревьев на поляну, где произошла резня, у меня в жилах застыла кровь. Я встречал этих существ ранее, и, если во Вселенной и есть большее зло, я бы не хотел с ним столкнуться. Насколько мне известно, они существуют, питаясь агонией других существ и никогда не пресыщаются чужой болью.

Один из катачанцев: Ах ты мерзкая паскуда!

Звуки выстрелов, что-то рассекает воздух, крик.

Суккуб (смеясь): Где ваши манеры?

Она двигалась с невероятной скоростью. В мгновение ока эльдарское лезвие рассекло тело дерзнувшего напасть на нее солдата, с одинаковой легкостью пройдя сквозь плоть и кости. Когда тело солдата рухнуло на землю, по ее лицу расползлась довольная улыбка. Эльдар наслаждалась последними муками жертвы.

Каин: Не стрелять! Держите ее на прицеле, давайте выслушаем, что ей нужно.

Суккуб (смеясь): Думаешь, это вам поможет?

Я не питал на данный счет никаких иллюзий. Если она решит атаковать, то, несомненно, перебьет большинство из нас прежде, чем немногие выжившие ее остановят, и у меня не было ни малейшего желания входить в это большинство.

Зейл: Почему ее губы не двигаются, когда она говорит?

Каин: Она использует вокс-кодировщик.

Юрген: Она не утруждает себя готиком.

Суккуб: Осквернить свое горло вашими животными рыками? Ну уж нет.

Каин: Эльдарские ведьмы все такие.

Суккуб (смеясь): Гуда’мир, ведьма Нор’висса, знай, кто перед тобой, и дрожи от страха, ведь скоро твои предсмертные муки насытят моих соратниц. Я Малисия Морталес, третий суккуб Отравленного Поцелуя.

Каин: Всего лишь третий? А я-то волновался.

Задирать убийц-психопатов — дело рискованное, но, имея значительный опыт общения с таковыми, я усвоил, что их неизменная слабость — чрезмерная самонадеянность, тем паче, когда дело касается эльдар. Кроме того, я провел некоторое — слава Императору, весьма недолгое — время в компании этих существ. Спровоцировать ее на быструю расправу надо мной могло оказаться далеко не худшим вариантом.

Суккуб: Ха, смейся, пока можешь, мон-ки!

Повинуясь ее едва различимому жесту, из леса вышли еще полдюжины стройных фигур. Как и их хозяйка, они были закованы в броню лишь с одного бока. С другой стороны их тела оставались обнажены, не считая длинных узких перчаток, сквозь многочисленные разрезы в которых просвечивала бледная кожа ведьм.

Юрген: Теперь пора волноваться, сэр?

Каин: Не исключено.

Суккуб: Взять их! На этот раз можете не торопиться, насладитесь их агонией сполна.

Каин: Огонь!

Выстрелы, крики.

Ведьмы ринулись на нас, на ходу выписывая в воздухе отравленными клинками замысловатые смертоносные узоры. Я приготовился отразить атаку. Противостоять любой из них было все равно что пытаться разрезать дым, но как-то раз мне посчастливилось победить одну из эльдар в поединке, хотя, должен признать, в большей степени благодаря удаче, чем мастерству.

Вообще-то Каин был прирожденным фехтовальщиком, пожалуй, одним из лучших в этом секторе Галактики, но, похоже, он совершенно об этом не догадывался, как, впрочем, и о многих других собственных талантах.

Я лишь надеялся, что мне удастся повторить тот трюк. Одна из фигур практически мгновенно испарилась, попав под огонь из мельты Юргена, однако ее подругам с поразительной легкостью удалось избежать выстрелов катачанцев. Несмотря на имевшиеся у них пистолеты, эльдарские ведьмы предпочитали ближний бой, позволявший им в полной мере наслаждаться причиняемыми страданиями и болью. Они двигались с грацией танцовщиц. Причина, по которой ни одна из них не попыталась атаковать меня, стала ясна, когда я увидел неспешно приближавшуюся ко мне Малисию. Она вышагивала с изяществом кошки, играющей с мышонком, которому уже некуда бежать.

Суккуб: Комиссар Каин, ты знаменитость. Проверим, насколько ты хорош в деле.

Я поднял меч, принимая защитную стойку, и постарался не показывать своего волнения. Меня весьма беспокоило то, что она знала, кто я такой, а темные эльдар, как известно, крайне злопамятный народ. Я пару раз сыграл ключевую роль в их поражениях. Вернее, мне приписали эту заслугу, когда пыль улеглась. Похоже, ведьма не собиралась упускать шанс поквитаться за былые обиды. Но не успели мы даже скрестить клинки — нас прервали.

Юрген: Берегитесь, сэр! Тираниды!

Мой помощник был прав. Едва он выкрикнул предостережение, как из леса хлынула бушующая волна хитина, захлестнувшая сражающихся на поляне катачанцев и эльдарских ведьм.

Суккуб: Сюда, если хочешь остаться в живых.

Она резко обернулась и с легкостью вспорола брюхо огромному гаунту-воину в тот самый момент, когда тот направил на меня свою ядовитую пушку. Несмотря на то что в тот миг суккуб спасла меня от гибели, внутреннее чутье подсказывало мне, что ничем хорошим это не обернется. Однако я не раз убеждался, что в подобных ситуациях надо пользоваться любыми подарками судьбы. Будь что будет.

Каин: Дамы вперед.

Ведьма пробивалась сквозь рой тиранидов, а я следовал за ней, скользя по крови и изумляясь тому, как ловко и изящно она расправлялась с монстрами. Должен признать, в тот момент у меня было искушение выстрелить ей в спину, но мысль о том, что тогда придется остаться один на один с тиранидским роем, останавливала меня. Кроме того, Малисия ожидала нечто подобное с моей стороны, и я далеко не был уверен, что успею прикончить ее до того, как она увернется и ответит мне. К тому же у меня тоже были заняты руки: я отбивался от многочисленных гаунтов и термагаунтов, снующих вокруг более крупных существ.

Наконец мы прорвались.

Каин: Надо вернуться и помочь остальным.

Конечно, у меня не было ни малейшего намерения так поступать: это было бы чистой воды самоубийством, но, похоже, ведьма была наслышана о моей репутации героя, и мне не хотелось разочаровывать ее до поры. Позднее ее заблуждение на мой счет вполне могло сыграть мне на руку.

Отдаленные звуки выстрелов из мельты свидетельствовали о том, что по крайней мере Юрген был еще в строю, а уж если кто и способен выбраться из этой передряги живым, то это мой помощник. Я подумывал о том, чтобы связаться с ним по воксу, но решил, что не стоит отвлекать его в разгар смертельного боя, так что я просто оставил канал связи открытым. Так мы с ним хотя бы узнаем, когда кому-то из нас настанет конец.

Каин: И что теперь?

Суккуб: Я знаю одно безопасное место. Наши шансы достичь его живыми значительно возрастут, если мы будем действовать сообща.

Каин: Безопасное место — для кого?

Суккуб: С тобой не случится ничего, что я в силах предотвратить. Даю слово.

Мы оба знали цену ее клятве, но я все равно согласно кивнул. Мы двигались в направлении той местности, которую тираниды недавно расчислили. Мои шансы достичь этой зоны в добром здравии значительно повышались, пока за моей безопасностью приглядывало само воплощение хладнокровной жестокости. По крайней мере, пока Малисии что-то было от меня нужно. Сам я также не терял бдительности, готовясь отреагировать при малейшем предательском жесте с ее стороны.

Каин: А я даю свое слово.

Суккуб: Значит, перемирие. Поспешим, пока тираниды не собрались с новыми силами.


Глава 05

Дальнейшие события мне удалось восстановить с помощью рапорта сержанта Зейла. Благодаря этим записям стало возможным прояснить, что произошло на поле боя после того, как Каин покинул его в компании суккуба темных эльдар.

Юрген (тяжело дыша): Кажется, у нас кончились ниды.

Зейл: Наконец-то. Что произошло?

Юрген: Мы убили всех крупных, а мелкие сами разбежались.

Поскольку синаптические существа перестали направлять малые формы, ретранслируя им сигналы Разума улья, те вернулись к своему инстинктивному поведению. В данном случае инстинкт подсказывал им бежать в поисках укрытия.

Один из катачанцев: А что с эльдар?

Зейл: Им повезло меньше.

Предположения сержанта оправдались. Все найденные на поле боя женщины ксенонов были мертвы, однако каждую окружала груда мертвых тиранидов, так что обнаружить их удалось не сразу.

Один из катачанцев: Большая часть тиранидов нападала на них, а не на нас. Почему так?

Зейл: Понятия не имею. Благодари Трон.

Объяснением такого поведения почти наверняка являлось то, что Юрген был «пустым», т.е. одним из чрезвычайно редких представителей людей с природным даром нейтрализовывать любые психические феномены и прорывы варпа в непосредственной близости от себя. Его присутствие не раз прерывало связь синаптических существ с Разумом улья, что, по всей видимости, и произошло в этот раз.

Один из катачанцев: Император защищает.

Юрген: Никаких признаков комиссара?

Зейл: Нет. Только эта эльдарская дрянь…

Один из катачанцев: Должно быть, он мертв.

Юрген: Только не комиссар. Его ком-бусина все еще работает.

Зейл: Здесь следы.

Юрген: Покажите.

Он наверняка возглавил бы поиски комиссара, если бы мог, но ориентирование в джунглях требует особых навыков, так что Юрген просто шел следом за мной с мельтой наперевес, а сзади нас прикрывали остальные выжившие катачанцы.

Один из катачанцев: Откуда вообще взялись все эти тираниды?

Зейл: Ты видел с какой стороны они пришли — догадайся сам.

Юрген: Должно быть, на основной базе отбили их нападение.

Зейл: Или, наоборот, база пала. Как бы то ни было, у нас теперь целый рой на хвосте. Будем надеяться, что план комиссара сработает, пока они нас не нагнали.


Мы углублялись в джунгли, все дальше уходя от поляны, где произошла расправа над персоналом станции и последующая битва с тиранидами. Несмотря на дурное предчувствие по поводу союза, в который я против собственной воли оказался вовлечен, я не мог не признать его необходимость. Теперь мне стало понятно, что тираниды не были единственной причиной удручающего отсутствия местных хищников. Тем не менее джунгли мира смерти приберегли для меня пару сюрпризов, и, хотя нападения диких животных теперь происходили гораздо реже, чем накануне, я держал ухо востро и непрестанно всматривался в буйную растительность, готовясь отразить очередную затаившуюся в ветвях угрозу. Звуки выстрелов, рев незнакомого зверя.

Суккуб: Комиссар, неужели не я одна всецело владею твоим вниманием?

Каин: Разочарована?

Суккуб: Скорее, удивлена. Я все ожидаю, когда же ты попытаешься убить меня.

Каин: Забавно, я думал о том же... Осторожно! Сзади!

Звериный рык, свист клинка.

Суккуб: Я проверяла, как быстро ты его заметишь. У тебя поразительная способность к выживанию для представителя столь ущербного биологического вида.

Каин: Стараюсь.

Признаться, несмотря на показную самоуверенность, я чувствовал себя далеко не лучшим образом. Малисия была типичным хищником. Пока я нужен был ей живым, но стоило мне только дать слабину — и я был бы обречен. Такова была ее сущность.

Суккуб: Так ты бросаешь мне вызов? Я рада, что не ошиблась, когда выбрала тебя.

После этих слов меня словно окатило вальхалльским ледяным душем. Моя душа дрогнула, однако внешне я не подал и виду — пригодился многолетний опыт притворства.

Каин: Выбрала меня? Для чего?

Суккуб: В качестве телохранителя…

Каин: У тебя были телохранители.

Суккуб: У тебя тоже. Много ли от них толку?

Звуки нападения очередного зверя и его рев.

Суккуб: Люблю этот мир. Похож на мой дом, не хватает только интриг.

Каин: Так вот, зачем ты здесь? Решила провести отпуск на мире смерти?

Суккуб: Я бы сказала… выбралась поохотиться.

В этом был определенный смысл. Для расы тех, кто наслаждается чужой болью, мир смерти — это прямо-таки пляжный курорт, не говоря уже об усердно уничтожающих друг друга тиранидах и имперских гвардейцах.

Каин: И много твоих друзей составило тебе компанию?

Насколько мне было известно, разбойники темных эльдар обычно нападали стремительными рейдами, после чего возвращались в варп через порталы, которые они могли открывать практически везде. Я пытался узнать, не прибыла ли Малисия в этот мир, чтобы разведать путь для полномасштабного вторжения. Если так, пора было спасать свою шкуру.

Суккуб: Ты видел всех, кто прибыл со мной. Это частная вечеринка, мы охотимся за весьма редким трофеем.

Каин: Что ж, наслаждайся охотой…


След комиссара оказался достаточно четким, и мы с легкостью шли по нему, подгоняемые помощником Каина, который был абсолютно уверен в том, что комиссар пока не отошел на тот свет. Кроме того, у нас была еще одна негласная причина торопиться: рой тиранидов следовал за нами по пятам, и, если интуиция мне не изменяла, с каждым часом подбирался все ближе. Я слышал какие-то звуки вдалеке, а полуразумные растения вокруг нас, казалось, были встревожены приближающейся угрозой. В довершение всего, у нас были и другие причины для беспокойства.

Зейл: Я вижу только следы комиссара. Не понятно, что сталось с эльдар.

Один из катачанцев: Мы и раньше не замечали их следов.

Юрген: Их и не было. Такие, как она, следов не оставляют.

Зейл: Получается, она вовсе не обязательно сейчас с комиссаром.

Юрген: Его канал в воксе открыт. Я слышу, как они разговаривают.

Один из катачанцев: Значит, нам не стоит беспокоиться о возможной заса… ааа!

Звук нападения тиранидов, выстрелы.

Юрген: Это ликтор! Фраг! Я его только ранил. Что с солдатом?

Зейл: Он мертв. Эта тварь появилась из ниоткуда.

Юрген: Они всегда так делают. Я же говорил: они коварные. Давайте поторопимся, пока за ним не последовали остальные.

Зейл: Остальные?

Юрген: Ликторы разведывают дорогу для остального роя. Их сородичи следуют за ними по запаху. Пошли!

Зейл: Зверь ушел в ту же сторону, что и комиссар.

Юрген: Надеюсь, мы отыщем его первыми.


Глава 06

Суккуб: Пришли.

Каин: Мы шли сюда?

Я остолбенел, пораженный раскинувшейся перед моими глазами картиной. Перед нами возвышались руины некоего здания титанических размеров, заросшие плющом настолько, что оно практически растворялась в окружавших его джунглях. Присмотревшись, я смог различить контрфорсы и другие элементы полуобрушившегося фасада. Вокруг лежали обломки здания размером со сверхтяжелый танк. Представить невозможно, каких усилий стоило возвести это грандиозное строение в его первозданном величии. Я чувствовал, что от него буквально веет древностью. Руины пролежали посреди джунглей тысячи лет: они были здесь задолго до того, как человечество ступило на эту планету, и, вероятно, даже до того, как оно впервые покинуло свою.

Каин: Что это за место?

Суккуб: Оно построено невообразимо давно. Мы не знаем, кем были его создатели, однако мы до сих пор пользуемся их наследием.

Каин: Наследием?

Суккуб: Паутиной. В таких местах легко открываются наши порталы.

Каин (вполголоса): Неужели…

Я приложил все усилия, чтобы мой голос не дрогнул, но все же не смог полностью подавить ужас, охвативший меня при этих ее словах. Какими бы адскими тварями ни были тираниды, по сравнению с армией эльдарских разбойников, способных ворваться в наш мир сквозь брешь в реальности, они начали казаться мне меньшим из зол. Эти руины таили в себе опасность для миллионов невинных душ, населявших города-ульи по всей системе.

Суккуб: Мы собирались воспользоваться этими порталами, но в планы вмешался Великий Пожиратель. Не так-то просто собрать жатву с системы, которая до зубов вооружена и готова к нападению, не правда ли? Однако, отследив ваши примитивные переговоры, мы нашли еще более привлекательную цель.

Каин: Какую же?

Суккуб: Тебя, конечно.

Она наблюдала за моей реакцией с легким интересом, несомненно ожидая увидеть, как на моем лице отразятся шок, отчаяние и паника. Должен признать, именно эти чувства я в тот момент и испытал, однако я не зря всю жизнь тренировался скрывать свою истинную натуру от окружающих, так что пусть и с немалым усилием, но мне удалось сохранить невозмутимость и не выказать ни малейших признаков охватившего меня смятения.

Каин: Весьма польщен, но боюсь, я тебя разочарую: во мне нет ровно ничего особенного.

Суккуб: Для меня — есть.

Пока она говорила, в воздухе появилось едва заметное свечение, словно над костром закружились сотни светлячков. У меня волосы на руках встали дыбом. Вероятно, это и был портал. Каким же глупым я был, что позволил подманить себя к нему на расстояние вытянутой руки. Я представить себе не мог, что могло ждать меня в родном для Малисии мире, но, вне всяких сомнений, это было нечто невообразимо ужасное.

Суккуб: Герой человечества, благородная и бескорыстная душа. Ты хоть понимаешь, сколько силы сконцентрировано в тебе?

Каин: Уверен, ты меня сейчас просветишь.

Я давно потерял счет числу маньяков, психов и прочих одержимых личностей, которые за долгую карьеру держали меня на прицеле как в прямом, так и в переносном смысле. Общаясь с ними, я уже привык к тому, что они никогда не устают слушать собственный голос, — в случае с Малисией, правда, искусственно воспроизводимый вокс-декодером. И чем дольше длятся их монологи, тем выше шансы отвлечь их внимание. Пусть в данном случае вероятность того, что такой искусный хищник, как Малисия, потеряет бдительность, была ничтожно мала, я лелеял надежду, что Юрген не вышел из радиуса вокс-связи, последовал за мной и в данный момент выцеливает Масилию откуда-нибудь из кустов. Оставалось только молить Императора, что к тому времени, как он нажмет на курок, ее не перестанет развлекать моя скромная компания.

Суккуб: Причиняя тебе мучения, я получу столько энергии, что стану сильнейшей из суккубов. Каждый склонит голову предо мной, и я возглавлю Отравленный поцелуй.

Каин: Признаться, я немного разочарован…

Нет нужды пояснять, каких усилий мне стоило сохранить самообладание, — не так-то просто изображать невозмутимость, будучи на крючке у маниакально одержимой садистки, собирающейся меня пытать, но Император одарил меня истинным талантом лицедея, и, насколько я мог судить, мой ответ в достаточной степени обескуражил Малисию.

Суккуб: Разочарован?

Каин: После всего, что ты устроила, я ожидал чего-то большего, чем банальная подковерная борьба за власть.

Суккуб: Банальная? (Смеется). Да ты и представить себе не можешь, сколь коварны мои планы! Что ты знаешь о хитросплетении интриг, заключении неожиданных союзов и изяществе внезапных предательств? Если ты вдруг все еще будешь жив после нескольких пыток, то, насытившись твоими воплями, я, пожалуй, посвящу тебя в некоторые тонкости…

Это был шанс, который я не мог упустить.

Каин: А я посвящу тебя вот в это!

Выстрелы.

Еще не закончив стрелять, я понял, что недооценил ее.

Смех суккуба.

Она, довольно улыбнувшись, увернулась еще до того, как мой палец выжал спуск. Мне казалось, что она увлеклась своим монологом и потеряла бдительность, но теперь я осознал, что это, возможно, была очередная уловка. Лазерные заряды прошли мимо и бесследно растворились, едва задев кромку портала. Я мысленно отметил для себя во что бы то ни стало не приближаться к нему. Если меня засосет в этот омут, я буду обречен на мучительную смерть. Приблизившись, Малисия попыталась рубануть мечом по моей груди, но я машинально отразил этот удар.

Суккуб (восстановив дыхание): Ха, неплохо, но я намного искуснее тебя.

Что, должен признать, было чистой правдой. Она двигалась со сверхчеловеческой скоростью и ловкостью. Отравленный меч ведьмы вновь и вновь свистел в миллиметрах от моей кожи. К счастью, у меня тогда не было времени, чтобы задуматься о том, чем мне это грозит, — даже капля смертоносного яда, попади она в мой кровоток, способна была убить меня, причем не обязательно сразу. Однако Малисия определенно намеревалась захватить меня живым и протащить сквозь мерцающую гладь портала к тем ужасам, что она для меня приготовила. В конце концов я понял, что в этом было мое единственное преимущество. Осознанно или нет, Малисия сдерживалась, стараясь не убить меня слишком быстро и не нарушить свой грандиозный план.

Малисия вскрикивает.

Каин: Первая кровь за мной.

Мне удалось лишь едва задеть ее, да и то почти случайно, но этот момент изменил ход нашей дуэли. Малисия пошла на меня с удвоенной силой.

Малисия кричит в бешенстве.

Очевидно, гордость суккуба была задета куда сильнее, чем рука, и она перестала сдерживаться. Лицо Малисии скривилось от злости, и она обрушила на меня целый вихрь ударов, который я парировал с огромным трудом. К своей радости, я был настолько опытным фехтовальщиком, что полагался исключительно на свои инстинкты, даже не задумываясь о технике, — иначе бы мне несдобровать.

Суккуб: Клянусь, ты за это заплатишь!

Каин: Готовь сдачу.

Ее злость была первым проявлением слабости, так что я продолжал задирать Малисию, несмотря на риск. Внезапно я осознал, что, обмениваясь ударами в поисках уязвимых мест друг друга, мы с ней все это время кружили на месте, и теперь я стоял спиной к порталу. Неприятное покалывание у корней волос известило меня о том, насколько опасным было мое текущее положение. Малисия пыталась загнать меня в портал. Еще шаг или два — и моя судьба решена.

Оставался последний вариант. Он был рискованным, но альтернатива казалась еще страшнее. У меня все еще был пистолет, но прицельно выстрелить в Малисию, непрерывно наносящую удар за ударом, я не успевал. Однако для того, что я задумал, целиться было не нужно. Я приставил дуло к собственному виску и надавил на спуск. Как я и ожидал, Малисия кинулась ко мне в попытке вырвать оружие, позабыв об осторожности при мысли, что ее зловещий и хитроумный план может быть нарушен внезапным самоубийством жертвы.

Суккуб: Нет!!!

Одиночный выстрел. Суккуб орет от отчаяния и ужаса.

Она чуть было не опоздала. Признаться, даже если бы ей не удалось остановить меня, я бы не расстроился. Куда лучше быстрая и легкая смерть от собственной руки, чем долгая и мучительная в плену у темных эльдар. Но мой план сработал как нельзя лучше: Малисия успела отдернуть мою руку, и выстрел прошел мимо, но я воспользовался этим отвлекающим маневром и рассек ее цепным мечом. Она рухнула на землю, и я поспешил отбросить в сторону ее оружие и отойти подальше от портала.


Глава 07

Юрген (по воксу): Комиссар, прием!

Каин (по воксу): Юрген, рад тебя слышать!

Юрген (по воксу): Сэр, к вам движется ликтор. Мы преследуем его, но…

Звериный рев.

Каин (по воксу): Я знаю.

Монстр ринулся на меня, рассекая воздух огромными, словно косы, когтями на верхних лапах. Остальные конечности твари — те, что покороче, но с не менее острыми когтями — тянулись ко мне, сжимаясь и разжимаясь в нетерпении проникнуть в мои внутренности. Перекатившись в сторону, я попытался ударить его цепным мечом, но мое оружие оставило лишь глубокую царапину в хитиновом панцире ликтора, из которой начал вытекать зловонный ихор. Если бы не рана, прожженная в левом боку монстра мельтой Юргена и задевшая его клешню, ликтор, без сомнения, уже достал бы меня.

Юрген (по воксу): Держитесь, сэр! Мы уже близко!

Это, несомненно, воодушевляло, но недостаточно. Я перекатился и вскочил на ноги, отразив удар одной из ближайших ко мне лап. Даже покалеченный ликтор представлял для меня смертельную опасность, и я осознавал, что вскоре буду не в силах отражать его атаки, ведь долгая дуэль с Малисией меня порядком измотала. Где-то вдалеке уже слышалось шуршание ветвей — подмога была совсем близко, но я чувствовал, что продержаться до прихода Юргена будет нелегко. Помощь пришла с самой неожиданной стороны.

Суккуб (тяжело дыша): Оставь его… Он мой.

Выстрелы из сюрикенного пистолета.

Невероятно, но она все еще была жива, хоть и едва стояла на ногах, а кровь хлестала из раны, оставленной моим мечом. В руке у ведьмы был странной формы пистолет, который она наставила на ликтора. По лицу Малисии было видно, как тяжело ей было целиться. Она выстрела еще раз, и огромный зверь пошатнулся.

Два выстрела из сюрикенного пистолета.

Яд с отравленных дисков проник в его кровеносную систему. Мне показалось, что он вот-вот рухнет, но ликтор устоял. Пошатываясь, он сделал неуверенный шаг назад, но не успел скрыться. Мой помощник и несколько выживших катачанцев появились у него из-за спины.

Зейл: Огонь!

Множество выстрелов из лазерных ружей, рев зверя.

С появлением моих товарищей все изменилось. Повинуясь своему животному инстинкту, ликтор, почувствовав, что противник превосходит его силами, принял решение бежать и рванул в единственном направлении, которое оставалось открытым.

Истошный крик суккуба.

Прежде чем раненая Малисия успела отступить с дороги, монстр подхватил ее, как тряпичную куклу. Подгоняемый нашими выстрелами, он нырнул в портал вместе со своей жертвой и словно растворился в воздухе.

Звук перезаряжаемый ружей.

Зейл: Куда он делся?

Каин (пытаясь отдышаться): Лучше вам этого не знать. Юрген, твоя ком-бусина работает?

Юрген: Так точно, сэр!

Каин: Брось ее здесь. Мы уходим.

Юрген: Как прикажете.

Зейл: Пошли. Остальные тираниды нагонят нас с минуты на минуту.

Каин: Отлично. Надеюсь, они последуют туда за ликтором.

Юрген: Куда?

Каин: Я объясню позже. Пошли!

К моему удивлению и немалому облегчению, мы добрались до прогалины, оставленной тиранидами, без особых приключений. Нам также довольно быстро удалось связаться с пилотом присланной за нами «Валькирии».

Звук двигателя и открывающейся рампы.

Вскоре мы уже садились в самолет.

Пилот: Добро пожаловать на борт, сэр.

Каин: Взлетаем скорее. Нас преследует целый рой тиранидов.

Юрген (борясь с тошнотой): Ну почему опять самолет…

Пилот: Сделаем круг и нанесем по ним удар, сэр.

Каин: Просканируйте нашу частоту, мы оставили ком-бусину в качестве маячка для наводки.

Пилот: Что-то непонятное… Какая-то ошибка.

Каин: В чем дело?

Пилот: Наши ауспики засекли множество сигналов. Их было несколько тысяч, но теперь они просто исчезают с экранов. Словно сквозь землю провалились! Должно быть, какая-то неполадка оборудования.

Каин: С приборами все в порядке, поверьте мне. Дождитесь, пока исчезнут все сигналы и нацельте ваши орудия на сигнал ком-бусины. Пусть остальные сделают то же самое.

Юрген: Вы были правы, сэр. Весь рой последовал в портал за ликтором.

Каин: Пусть теперь эльдарские разбойники разбираются с ними у себя дома.

Пилот: Огонь!

Запуск ракет.


Признаться, я не был уверен, сможет ли бомбардировка портала закрыть его, но попытаться стоило. Так нам удалось избавиться от большей части тиранидского роя, высадившегося на планете. Однако окончательно я успокоился лишь тогда, когда спустя несколько недель в ответ на мое срочное сообщение на планету прибыла Эмберли.

Эмберли Вейл: Мне доложили, что во всей системе не наблюдается активных порталов. (Наливает чай). Конечно, нет стопроцентной гарантии, что темные эльдар не попытаются вновь открыть портал, но это маловероятно.

Каин: Ты уверена? Малисия сказала мне, что они давно планировали вторжение.

Эмберли Вейл: К ним в гости пожаловал целый рой тиранидов. Разве тебя бы это не остановило?

Каин (ставя чашечку на блюдце): Согласен, но на планете осталось куда меньше тиранидов. Перевес теперь на нашей стороне, и вскоре мы полностью зачистим от них систему.

Эмберли Вейл: Теперь мы будем готовы. К тому же темные эльдар никогда не осмелятся выступить против нас открыто. Они найдут себе другую цель.

Каин: Кому-то не повезет.

Главное, что не мне. Наконец-то моей жизни ничего не угрожало.

Эмберли Вейл: Чем ты теперь планируешь заняться?

Каин: Дожидаюсь дальнейших указаний. Где-то в Галактике всегда идет война.

Эмберли Вейл: Так и есть, но пока ты не получил новый приказ…

Каин: Что?

Эмберли Вейл (обольстительно улыбаясь): Ты не мог бы мне кое в чем помочь?

Каин: Конечно.

Эмберли Вейл (целуя его в щеку): Спасибо! Я всегда знала, что могу на тебя положиться.

Ох, уж мне это всеобщее доверие... Однако, в какие бы смертельно опасные приключения она ни планировала втянуть меня на этот раз, вряд ли где-то будет хуже, чем там, откуда я только что вернулся. По крайней мере, на этот раз Эмберли составит мне компанию, и ради этого я готов пойти на очередной риск.