Ничья земля / Terra Nullius (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ничья земля / Terra Nullius (рассказ)
Автор Грэм Макнилл / Graham McNeill
Переводчик Ulf Voss
Издательство Black Library
Серия книг Eternal Crusade
Год издания 2015
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

«Кровь Ваала» фактически перестала существовать. Изящный саблевидный звездолет в багровом и черном цветах неподвижно висел в тени громадного астероида внутри пояса Вейлосс. Его нос был золотистым, а от кровавой капли центральной части корпуса расходились два покрытых «перьями» крыла обратной стреловидности.

Корабль Кровавых Ангелов дрейфовал под строгим контролем излучений. Технодесантники поддерживали минимальную производительность реакторного ядра, достаточную, чтобы сервы и не относящийся к ордену персонал не погибли, следя за работой самых важных систем.

Командная палуба превратилась в гробницу, ее изящные линии покрывал слой ярко-белого инея. Смертных освободили от несения вахты на мостике – в сводчатом склепе было слишком холодно и темно для них. Оставшиеся воины выглядели как ледяные гиганты, на присутствие живых людей внутри брони указывали только выдыхаемый пар и сверкающие бусинки конденсации на нагретых краях доспехов.

Стоявшая перед окулюсом одинокая фигура в темно-красном боевом доспехе и алом плаще пристально смотрела в темноту. Золотистые волосы обрамляли лицо суровой красоты и царственной бледности. Лицо, которое можно было назвать ангельским, если бы не пустота в глазах.

Его называли Мефистоном, Повелителем Смерти.

Жуткий титул, но отлично подходящий главному библиарию Кровавых Ангелов. Когда-то у него было другое имя, но семь ночей безумия избавили его от той личности так же, как насекомое избавляется от куколки.

Подошел воин в красно-золотой броне, вооруженный глефой с длинным древком и лезвием в форме вытянутой кровавой капли. На наплечнике под крылатой эмблемой он носил геральдический знак Мефистона.

– Я знаю, что ты хочешь сказать, Парагелио, – произнес Повелитель Смерти.

– Ты главный библиарий, и я бы удивился, будь это не так, – ответил воин.

Мефистон отвернулся от окулюса и пояснил:

– Мне не нужны способности предсказателя, чтобы почувствовать, как тебя раздражает бездействие. Поверь, мне это нравится еще меньше, чем тебе.

– Я не люблю прятаться, – сказал Парагелио.

– Предпочтешь умереть? – поинтересовался Мефистон.

Парагелио проигнорировал язвительный тон главного библиария.

– Я признаю мудрость твоих приказов, но разве это дело – сидеть, сложа руки, когда враг в пределах досягаемости?

– В тебе могучим пламенем пылает кровь Сангвиния, Парагелио, – сказал Мефистон, – но наш генетический предок никогда не был сторонником самоубийственных атак. Даже на пороге смерти.

Главный библиарий снова повернулся к окулюсу, как будто выискивая нечто ужасное и надеясь никогда его не увидеть.

– Особенно против «Убийцы планет».

Космический колосс, считавшийся флагманом Абаддона Разорителя, прибыл четыре дня назад в систему Харон, ворвавшись в реальное пространство в опасной близости к ее тройной звезде. Корабль устремился к Архоне, возвещая космос о своих ужасных деяниях. Астропаты сходили с ума, услышав его проклятое имя, а в кильватерной струе кровожадно бурлил варп. Словно паразиты, собравшиеся вокруг высшего хищника, за ним по пятам следовали стаи жутких скитальцев-грабителей и раздутых боевых кораблей

«Кровь Ваала» едва успела уйти с орбиты Архоны и сбежать в астероидный пояс Вейлосс, прежде чем первые волны штурмовых катеров и кораблей-мародеров накрыли планету.

Имперское возмездие скоро обрушится на Архону, но до того момента Кровавые Ангелы должны скрываться.

– От Волков больше не было сообщений?

– Ничего, кроме самонадеянного желания покомандовать молодого Черной Гривы, – подтвердил Мефистон.

– Он заносчив, – отметил Парагелио. – И груб.

– Что доказывает, как мало ты знаешь наших фенрисийских братьев, – сказал Мефистон. – Ты рискуешь, считая их только дикарями, ведь этот образ лишь половина маски.

Мефистон заметил, что Парагелио остался при своем мнении. Главного библиария всегда удивляло, что очень немногие видели дальше культивируемого варварства Космических Волков или долго шли к пониманию истинной причины их исключительной смертоносности.

– А Темные Ангелы?

– Брат-капеллан Кассиил заверил, что воины его ордена в пути.

– Я… не совсем доверяю ему, – признался Парагелио, рискуя вызвать гнев повелителя своим сомнением в столь почтенном воине.

– И ты абсолютно прав, ведь Кассиил – сын Калибана. В их крови столько же интриг, сколько в нашей благородной ярости, – ответил Мефистон. – У него будут свои планы, но на данный момент наши цели совпадают. А что касается остальных? Ультрадесантники скоро получат подкрепления, не меньше когорты под командованием технодесантника Супремы, в то время как Кулаки и Гвардия Ворона подтвердили получение нашего запроса. Остается выяснить, ответят ли они воинами так же, как и словами.

Прежде чем Парагелио снова заговорил, вспыхнул мягким светом и зазвенел пассивный ауспик. Взгляд Мефистона метнулся к гололиту в каменной оправе.

– Включай, – приказал он стоявшему перед устройством воину. – Быстро.

Из полированной плиты поднялась мерцающие полотна света, словно собирающийся над озером туман. Показались энтоптические образы местного космоса: грубый кулак астероида, за которым скрывалась «Кровь Ваала», вращающиеся на орбите выбросы от взрыва из далекого прошлого, захваченные гравитацией обломки дрейфующего корабля-мусорщика зеленокожих.

И пульсирующий символ боевого корабля с обнаженными клыками.

– Не может быть, – Парагелио бросился к гололиту.

Мефистон прикинул, что шансы вражеского звездолета добиться столь идеальной внезапности были близки к нулю.

– Боевые посты! – приказал Парагелио. – Развернуть корабль и поднять пустотные щиты! Машинное отделение, немедленно дать энергию на оружейные системы.

– Отставить приказы, – потребовал Мефистон.

Парагелио повернулся к нему.

– Мы проиграли космический бой, брат-библиарий, но им придется постараться, чтобы покончить с нами.

– Взгляни на их позицию, – сказал Мефистон, подойдя к гололиту и вызвав атакующие векторы неизвестного корабля и секторы обстрела. – Какое звериное изящество в их появлении, какое мастерство охотника. Если бы этот корабль хотел нам навредить, мы были бы уже мертвы.

В потолочных решетках затрещали помехи, и глаза всех присутствующих на мостике метнулись к воск-станции. Считалось, что все входящие и исходящие передачи отключены, но из передатчиков раздался тихий смешок.

– Ах, Мефистон, – произнес голос влажным рыком хищника, облизывающего губы. – Тебе и твоим людям нужно многому научиться у Космических Волков.

– Брат Черная Грива, – ответил Мефистон.

Снова этот тихий смех, это беззаботное превосходство.

– Я только что уничтожил твой корабль, так что можешь звать меня Рагнар, – сказал молодой Волчий лорд.

«Граната с наполовину вынутой чекой» – такую оценку однажды услышал Мефистон о Рагнаре Черной Гриве. Подходяще, хотя она и не передавала в полной мере весь динамизм Волчьего лорда.


Рагнар, словно варварский король, развалился на высеченном из камня и покрытом шкурами командном троне. Забросив одну ногу на подлокотник, он почесывал шею огромного черного волка. Его близнец, ощетинившись и обнажив клыки, крался где-то в темном зале, оставаясь невидимым.

Даже сидя на троне, Рагнар излучал ауру звериного потенциала, скрученной в спираль свирепости, которой не подходило заточение в плоти, пусть и сверхчеловеческой. Хотя Волчий лорд внешне оставался расслабленным, Мефистон остро чувствовал звенящую стальную струну внутри Рагнара, которая могла в мгновение ока перевести Волка из состояния покоя в неистовое движение.

Темнота помещения, которое желтоглазый слуга ордена назвал этт, не должна была стать препятствием для Кровавых Ангелов, но Мефистон отчетливо осознавал, как мало различал здесь: груды оружия и боеприпасов; блюда с холодным мясом и сочными фруктами; неясные очертания неизвестного числа Космических Волков, сидевших на расстеленных шкурах.

Они следили за ним и его почетной стражей сверкающими глазами, как стая охотников, притаившаяся на границе зимнего леса. Кое-кто пил напиток с резким запахом, отбивая костяшками пальцев по пластинам доспехам тихий ритм. Другие натачивали клинки или чистили разобранные болтеры с помощью волчьих клыков и меха. Трое набивали татуировку товарищу, обнаженная спина представляла полотно из рунических талисманов и петляющих завитков. В зале было слишком темно, чтобы определить их происхождение, но вполне видно, чтобы по хребту Мефистону пробежалась тревожная дрожь.

– Повтори, почему я должен следовать твоему совету? – спросил Рагнар внешне вежливо, но в словах безошибочно слышалась сталь. – Архона – территория Космических Волков, а не феод Кровавых Ангелов.

– Никто этого не оспаривает, лорд Черная Грива, – ответил Мефистон.

– Я же говорил тебе, я – Рагнар. Только Зовущий Бурю все еще использует мое имя в стае.

– Отлично, Рагнар, – согласился Повелитель Смерти. – Я просто пытался познакомить тебя с достойным, по моему убеждению, планом. Я согласен, что Архона – земля Космических Волков, захваченная примархом Руссом в прошлую эпоху. И основанием твоих притязаний на нее является Волчья цитадель. Я и все те, кто служит мне, понимаем это.

– Ты согласен? – повторил Рагнар. Он опустил ногу на пол и наклонился вперед, опершись локтями на колени. Волчий лорд ухмыльнулся, и черные косы с вплетенными адамантиевыми нитями качнулись возле небритых щек. – Как любезно с твоей стороны.

Волки этта весело зарычали.

– Твой человек с копьем считает иначе, – продолжил Рагнар. – Не так ли?

– У Ультрадесантников своя правда на этот счет, – ответил Парагелио.

– Молчи, – предупредил Мефистон.

– Он может говорить начистоту, – сказал Рагнар, обнажив острые зубы и поднявшись с трона с кошачьей грацией. – Я не укушу.

Доспех Волчьего лорда был цвета ледяной синевы, но полированные пластины почти не отражали свет. Даже висевший на поясе меч с красной рукоятью едва мерцал. Плечи Рагнара покрывала толстая, полуночно-черная, как и его растрепанные волосы, шкура, а в ушах висели талисманы из кусочков меха и когтей.

Рагнар выписывал круги вокруг Кровавых Ангелов. Даже находясь среди союзников, он двигался подобно хищнику, кружившему возле добычи и уже знавшему, куда нанести удар. Мефистон почувствовал движение со всех сторон и понял, что бездельничающие Волки сменили позиции, пока его внимание было сосредоточено на Рагнаре.

Каждый фенрисиец замер в идеальной фланговой позиции.

– Ультрадесантники? – сказал Рагнар, перекатывая слово во рту, словно смакуя его. – Воины Гиллимана не имеют права на Архону. У них его никогда не было и не будет. Почему ты считаешь, что они могут требовать управление этим миром Русса?

– Вы покинули Архону, – сказал Парагелио. – Это Терра Нуллиус, земля, принадлежащая тем, кто пролил кровь, защищая ее.

Рагнар остановился и наклонил вбок голову, словно прислушиваясь к голосу, который остался незамеченным для всех, кроме него. Волчий лорд нахмурился и ткнул мозолистым пальцем в Кровавого Ангела.

– Воины Ультрамара убили нескольких орков-голодранцев и считают, что это ценнее слова примарха? Нет, Архона – земля Космических Волков формально, фактически и навсегда. Ты сомневаешься в этом?

– Нет, не сомневается, – вмешался Мефистон.

– Я спросил его, Повелитель Смерти, – резко сказал Рагнар. – Мне не нравится, когда за тех, к кому я обращаюсь, отвечают другие.

Наконец образумившийся Парагелио покачал головой.

– Нет, лорд Черная Грива, не сомневаюсь, но Ультрамар отправил воина, который заявит, что пролитая их воинами кровь дает им больше прав на этот мир.

– Пусть попробует, – сказал Рагнар. – Он поймет, что я менее склонен… соглашаться.

– Архона – земля Космических Волков, – повторил Мефистон.

– Хорошо, – сказал Рагнар, ухмыльнувшись так, словно почти не угрожал Кровавым Ангелам. – Тогда пойдемте, вернем ее.