Осада Вракса: часть 3 (кампания)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Осада Вракса: часть 3 (кампания)
Ia07.jpg
Автор Уорвик Кинрейд / Warwick Kinrade
Переводчик всевидящий слон, eyeless, Йорик, nikon, Летающий Свин
Издательство Forge World
Серия книг Имперская техника / Imperial Armour
Входит в сборник Имперская техника, том 7: Осада Вракса: часть 3 / Imperial Armour Volume Seven, The Siege of Vraks - Part Three
Следующая книга Отделения Серых Рыцарей, Красных Охотников и 261-й осадный полк Крига
Год издания 2009
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Заключительное Откровение и освещение изнурительной осады Вракса, проклятого войной мира, в результате предательства и халатности попавшего под власть тёмных сил Хаоса. Здесь отважные и верные слуги благословлённого Владыки Терры подвергнутся последнему испытанию, а обманутые Смертные, что следуют за неназываемыми богами, встретят свою Судьбу.

Знай, осторожный читатель, ниже ты прочтёшь опасные и запретные тексты о Медных легионах Тьмы и Отчаяния, призванных гнусными еретиками-демонологами, дабы ниспровергнуть наши миры и высоко воздеть стяги своих хозяев…


Иной, тёмный мир, совсем рядом…


Лорд-инквизитор Тор Малкин


Узрите владыку демонов, шествующего в паноплии битвы. Там, где ступает его нога, камни выкрикивают свою ненависть в равнодушные небеса, а облака плачут кровью. Он охотится на врагов своего господина, ибо мясо для него — это плоть смертных, а вино — их души.

В левой руке его стонет демон, скованный в форме великой секиры. Его песни о крови и гневе эхом разносятся окрест и наполняют небо стенанием, от которого содрогаются даже мертвецы. Слева от него стоят меньшие демоны — охотники, держащие на цепи гончих. Они рвут зубами призраков и души загнанных жертв, бросая друг другу куски безвинности, чтобы каждый смог полакомиться сладчайшей плотью.

За ним ждут легионы его господина, закованные в рифлёные нечестивые доспехи, чья медь сияет подобно солнцу, ярче крови, но темнее полуночи. Каждый стискивает вопящий меч, и каждый визжит в дисгармонии со своим клинком, и каждый голос вливается в хор Хаоса, обещающий участь хуже смерти для всякого, кто его услышит и не убежит. Под их ногами корчится земля, как будто желая избавиться от их присутствия.

Узрите владыку демонов, неудержимого Смерть Несущего, что сулит нам всем погибель…


Пророчество Мальфиуса Ясновидца об участи Вракса. Переписано в восьмой том «Кодекса Демоника» по приказу лорда-инквизитора Гектора Рекса


Содержание

Глава двенадцатая: Конклав Скаруса

Мы воюем против сил, слишком ужасных для понимания. Мы не можем проявлять снисхождения к их жертвам, слишком безвольным, чтобы идти по морально правильной стезе. Милосердие погубит нас, оно ослабит нас и лишит решимости, необходимой для ждущей впереди долгой битвы. Забудьте подобные мысли. Они недостойны Императорских инквизиторов. Восславьте Имя его, ибо наша стойкость — лишь отражение его несгибаемой целеустремлённости.


Из «Книги экзорцизмов», писания инквизитора Еноха


Палата секретов

Колоннадный форум перед залом для совещаний кишел людьми и сервиторами. Сотни писцов, слуг, лакеев и аколитов собрались у узорного арочного портала из меди, что вёл в огромный сводчатый чертог. Все они ждали разрешения подняться на обзорные балконы, окружавшие совещательный партер. Сегодня великие лорды-инквизиторы из конклава Скаруса проведут открытое заседание, и на порядке дня стояло много вопросов, начиная с вердиктов различным принципам и адептам по незначительным проступкам, и заканчивая приговорами тем, кто обвинялся в самых тёмных богохульствах и ересях супротив Императора, и кому грозила высшая мера наказания — экскоммуникация. Однако в первую очередь они рассмотрят прошение, поданное самым проктором-генералом, лордом-инквизитором Гектором Рексом, о переводе 88-й армии Имперской Гвардии к нему на службу.

Лорд Рекс хотел получить одобрение конклава на то, чтобы взять руководство боевыми действиями на Враксе в свои руки. Осада крепости кардинала-вероотступника Ксафана в бывшем арсенальном мире Департаменто Муниторум тянулась уже четырнадцатый год. По самым оптимистичным подсчётам в неутихающей войне на истощение погибло свыше шести миллионов криговцев, согласно другим — едва ли не восемь. Армия мятежников успела хорошо закрепиться и оказывала упорное сопротивление, так что каждый ярд земли доставался имперцам большой кровью. Сам факт резни вряд ли встревожил бы лорда-инквизитора, если бы не два «но»: во-первых, прибытие на Вракс бандформирований предавших легионов Хаоса, и, во-вторых, новое пророчество знаменитого и достопочтенного варп-ясновидца Мальфиуса, который не знал себе равных в искусстве чтения Императорского Таро. И прорицание его выглядело весьма мрачным и тревожным. Лорд Рекс решил, что ветхий ясновидец узрел уготованное Враксу будущее, и, основываясь на колоссальном опыте демоноборца из Ордо Маллеус, пришёл к выводу, что скоро арсенальный мир подвергнется полномасштабному вторжению нерождённых. Прислужники богов Хаоса готовились к этому моменту все годы войны, и теперь намеревались впустить в материальное измерение своих самых ужасных союзников — демонов, истинных детей Имматериума. Демонами называют злых сущностей варпа, коих невозможно уничтожить обычными средствами, и мало какие силы в целой вселенной могут отразить нападение врага, способного осквернять не только тела, но сами души людей. Тем не менее орден демоноборцев создавался именно для таких задач. На него возлагалась священная задача защищать человечество от страшных опасностей, о которых тому знать не следовало вовсе. Перед тем как отдать приказ, лорд-инквизитор хотел сначала заручиться поддержкой конклава, ибо с ней он сможет встать во главе армии лоялистов на Враксе и получить доступ ко всем наличествующим у Ордо Маллеус ресурсам. При необходимости лорд Рекс всегда мог воспользоваться инквизиторским мандатом и действовать без единодушной поддержки совета, но тем самым он серьёзно бы ослабил свои позиции в палате, а в случае провала миссии и вовсе попал бы под шквал критики и обвинений со стороны недругов, особенно из Ордо Еретикус.

И эти противники не сидели сложа руки. Охотники на ведьм из Ордо Еретикус являлись древней фракцией Инквизиции, созданной с целью поиска угроз Империуму, что исходят изнутри его организаций. Данный орден представлял собой крупнейшую и могущественнейшую силу во всей непостижимо сложной структуре Императорской Инквизиции. Священная задача этих инквизиторов заключалась в искоренении ереси, некомпетентности и преступности среди слуг Императора. Их полномочия в выслеживании тех, кто подвёл Повелителя Человечества, были беспрецедентными и, по большому счёту, неограниченными. От их бдительного ока не мог чувствовать себя в безопасности никто, в том числе и лорд-инквизитор Ордо Маллеус. Лорд Рекс понимал — ведьмоборцы не преминут воспользоваться любой возможностью, чтобы перехватить контроль над кампанией. К тому времени они уже добились согласия Экклезиархии на то, что представители Ордо Еретикус возглавят сражавшуюся на Враксе осадную армию. Их позиция строилась на том, что раз кардинал-отступник был членом Адептус Министорум, то и право принести Ксафану справедливую кару принадлежало только им и никому другому. Кроме того, преступления были совершены против Адепта Сороритас, святых Сестёр Битвы, состоявших в палате-милитант при охотниках на ведьм. Лорд Гекс ожидал, что сегодняшние дебаты станут ожесточёнными, и поражение на совете могло вынудить его взяться за дело в одиночку, и тем самым навлечь на себя недовольство Ордо Еретикус. Прежде чем выигрывать в сражениях на Враксе, ему предстояло одержать политическую победу здесь.

Однако, несмотря на все ополчившиеся против него фракции, Рекс также осознавал, что конклаву придётся действовать в любом случае. Если инквизиторы не дадут отпор ворвавшимся на Вракс демонам, это будет иметь ужасающие последствия не только для Имперской Гвардии, но и для всех близлежащих звёздных систем. Возможно, Вракс превратится в демонический мир, где более не существует барьеров между варпом и реальным пространством, и нерождённые ходят беспрепятственно. Проигрыш будет означать, что боги Хаоса получили плацдарм в Скарусе, и вскоре на сектор обрушатся новые удары, может даже Чёрный крестовый поход. Кто знает, сколько тогда Империум потеряет планет, и сколько людей будут обречены служить тёмным силам, прежде чем вторжение удастся остановить?

Лорд-инквизитор подготовил всё необходимое. Он вызвал на конклав ясновидца Мальфиуса, а также собрал другие доказательства. Агенты Рекса выведали позиции остальных членов конклава, и он знал, что те, кто поддерживал его действия и те, кто выступал против, разделились примерно поровну. Теперь, облачённый в пышные церемониальные одеяния с многочисленными символами службы, он хотел, чтобы его слова запомнили все. Лорд Рекс присоединился к процессии членов конклава, когда те пересекли форум, и высокие двери перед ними медленно распахнулись.

Зал для дебатов был очень древним, и использовался советом Инквизиции Скаруса вот уже две тысячи лет; его мраморный пол был стоптан и исцарапан, гранитные кресла и скамьи — выглажены и отполированы. Парившие над головами сервочерепа освещали палату фонарями, но внизу всё равно царил сумрак, за исключением центра, где свет прожектора озарял каждого, кто решал обратиться к конклаву. В прошлом здесь были названы и осуждены многие преступники и мятежники, отсюда инквизиторы и их агенты отбывали за теми, кто стремился ослабить либо вовсе свергнуть законную власть Верховных лордов Терры. На верхнем ярусе чертога тянулись балконы, где писцы и секретари записывали ход прений и направленные конклаву предложения. Ещё выше, среди лабиринта железных стропил, где горгульи и статуи святых поддерживали сводчатый потолок, порхали полнощёкие херувимчики, доставляя пергаментные сувои и записки находящимся внизу.

Попасть в зал можно было лишь через сверкающие медные врата, гигантские и тяжеловесные, с выгравированным на них Императором, сражающимся с мифическими многоглавыми зверями, что символизировали бесчисленных врагов, которых требовалось победить человечеству, если оно хотело сохранить власть над Галактикой. В эти двери и вошла процессия лордов-инквизиторов конклава Скаруса, блистательные в своих лучших церемониальных облачениях. Все они были великими и могущественными владыками, которые определяли судьбы целого сектора, его миров и отдельных граждан, от простых служащих Администратума до планетарных губернаторов, генералов армий и даже, если того потребуют обстоятельства и правосудие, других инквизиторов.

В торжественном молчании прошествовав внутрь, инквизиторы хором повторили свою клятву — служить верой и правдой единственному правителю человечества и защищать его божественную власть ото всех опасностей. Первым шёл почтенный лорд Тор Малкин, некогда сам исполнявший обязанности проктора-генерала конклава, до того как получил ужасное увечье в битве. Ныне он превратился в согбенного под грузом лет старика, чье тело почти полностью состояло из бионики. В прошлом Тор Малкин странствовал по Галактике вместе со знаменитым вольным торговцем Йоффом Цукерманом, и их приключения давно стали легендами среди его аколитов, включая победу в печально известном геноциде Кинбэкса. За ним следовали остальные лорды Ордо Еретикус, Ордо Ксенос, Ордо Маллеус и других меньших орденов. Те владыки, которые не смогли прибыть лично в силу обстоятельств или неотложных дел, прислали вместо себя представителей, дабы те проголосовали за них и доложили о ходе и решениях конклава.

Сам лорд Гектор Рекс по традиции вошёл последним, и сел на большой, украшенный узорами гранитный трон в центральной части зала. После того как все заняли свои места, литании стихли, а обзорные галереи наполнились людьми, лорд Рекс поднялся, и, волоча по земле длинные полы одеяний, прошагал на середину яруса для дебатов. Он уверенно поднялся по древним мраморным ступеням к вершине золотого двуглавого орла, и обратила к собранию.

«Достойные лорды, сегодня я явился перед вами, готовый сложить голову на службе нашему Императору. Перед вами стоит простой выбор. Принять меры сейчас, решительно поддержав мои действия на Враксе, либо уклониться и промедлить, и тем рискнуть большими потерями в будущем. С учётом доказательств, которые я представлю на суд конклава, рекомендованный мною курс, я считаю, будет единственным, способным уберечь сектор от грядущих катастроф и проклятий. Иных вариантов нет. Поддержите моё предложение, и я пообещаю вам победу, даже ценой собственной жизни. Отклоните моё предложение, и мы все проиграем. Мы потерпим неудачу в исполнении своего святого долга перед Императором всего Человечества».

Последнее заявление заставило многих инквизиторов вскочить на ноги, бурно осуждая проктора-генерала за резкие и пораженческие слова. Другие поднялись, чтобы своими голосами поддержать его, и на несколько минут всё утонуло в ожесточённых спорах. В верхних галереях писцы и секретари лихорадочно записывали всё, что успевали расслышать, пока не раздались призывы к порядку, чтобы взвешенно обсудить предложение лорда Рекса и услышать доказательства.

Инквизиторы поочередно брали слово, пока проктор-генерал, вернувшийся на своё место, просто сидел, наблюдал и внимал. После выступления и перекрёстного допроса Мальфиуса Ясновидца были представлены другие свидетельства с Вракса. На ярус для прений продолжали выходить всё новые и новые люди, чтобы высказаться за или против предложения. Порядок пришлось восстанавливать ещё пару раз, когда к собранию обратился лорд Малкин, поддержав план бывшего аколита и решительно осудив всех, кто попытается заблокировать предложение.

После дебатов предложение вынесли на голосование, и предугадать его результат не мог никто. Лорд Рекс знал, что так будет, но если ему удалось поколебать хотя бы нескольких соперников, он победит. Теперь всё зависело от Ордо Еретикус. Пусть те инквизиторы и состояли в одном ордене, они входили в разные фракции. Каждый из них имел свои идеалы и действовал на собственное усмотрение, и, в конечном итоге, ни от кого не зависел, ибо того требовала их служба. Убеждённых противников ему уговорить вряд ли удастся. Тем не менее, в самом конце лорд-инквизитор Бальзак воздержался, как и три его соратника-радикала. Этого оказалось достаточно, чтобы предложение приняли с разницей в два голоса. Лорд Рекс победил.

Но если проктор-генерал надеялся создать альянс, чтобы инквизиторы выступили одним фронтом или хотя бы поддержали его на Враксе, то здесь он прогадал. Чертог совещаний опустел во враждебной атмосфере несогласия и недоверия. Непримиримые соперники лишь укрепились во мнении, что проктор-генерал превышает свои полномочия, посылая 88-ю осадную армию на войну, сражаться в которой надлежало им одним. Совершить правосудие над кардиналом-вероотступником и его союзниками должны были они и никто другой.

Споры и взаимные обвинения между членами конклава Скаруса продолжились на форуме, так что ни о каком братстве или единстве целей говорить не приходилось. Теперь, после тяжёлой победы в зале совещаний, Гектора Рекса ждали распаханные артиллерией поля Вракса. Вскоре начнётся битва за спасение планеты от демонического вторжения, и для неё от инквизитора потребуется гораздо больше самопожертвования, выносливости, а также решимости и силы воли. Если сейчас он дрогнет хоть на миг, то в будущем его будет ждать только крах.


Приготовление к новой войне

Гектор Рекс немедленно подготовил указ, согласно которому 88-я осадная армия официально поступала в его распоряжение. Формально она будет находиться под контролем Ордо Маллеус, но лорд-инквизитор возглавит её в качестве верховного главнокомандующего. Вместе с великим лордом прибудет не только огромная свита последователей, но также другие инквизиторы Ордо Маллеус, союзники Рекса, которые поддержали своего лидера и теперь займут места в штабах всех криговских полков на Враксе. Каждый инквизитор будет иметь сопровождающих, а также наделён полномочиями использовать иное оружие Империума, если таковое потребуется: солдат имперских полков штурмовиков, агентов Оффицио Ассасинорума и даже космодесантников из ордена-милитанта Ордо Маллеус — таинственных Серых Рыцарей, целый капитул Адептус Астартес, предназначенный для борьбы с демонами.

Как только чертог опустел, лорд-инквизитор, не теряя времени, приступил к исполнению заранее подготовленного плана. В первую очередь он послал приоритетное астропатическое послание на луну Сатурна, Титан, где располагалась крепость-монастырь Серых Рыцарей, откликающихся именно на такие призывы о помощи. Оттуда к лорду Рексу отправится быстрый крейсер с самыми лучшими воинами, которых Империум только мог обучить и экипировать для тяжелейшей борьбы с демонами варпа. Возглавит элитную ударную группировку брат-капитан Штерн.

Серые Рыцари стали не единственными, пускай и грозными, космодесантниками, к которым решил обратиться инквизитор Рекс. Капитул Красных Охотников также имел долгую историю совместной службы с Инквизицией. Узы между этим братством и тремя великими орденами Инквизиции были настолько прочными, что даже поговаривали, будто его основали по запросу инквизиторского представителя на Терре, и между Ордосами и капитулом существовал секретный пакт о взаимной поддержке. Что характерно, на эмблеме Красных Охотников даже имелся принадлежащий Инквизиции символ «I». Несмотря на то, что в вопросах организации и духовного руководства данный орден следовал Кодексу Астартес, его отряды всегда были готовы мгновенно ответить на любые запросы Ордосов. Инквизиторы, сражающиеся на передовой Вракса, получат отделения Красных Охотников в качестве почётной гвардии.

Наконец, лорд Рекс сделал финальный ход. Красные Скорпионы, как и Тёмные Ангелы, уже внесли свой вклад в войну на Враксе. Он вышлет своих представителей в каждый из капитулов, чтобы вновь просить их о помощи, но требовать ничего не станет. В случае с Тёмными Ангелами на особый успех лорд-инквизитор не рассчитывал. Этот загадочный капитул был окружён тайнами, и неохотно шёл на контакты с Ордосами. В прошлом немало их служителей пытались вызнать тёмные секреты, что скрывались в сердце ордена, но ни один из них так ничего не добился, и верховный великий магистр едва ли поверит или доверится лорду-инквизитору из Ордо Маллеус. Красные Скорпионы — дело другое. Они считались капитулом, одержимым чистотой собственного геносемени и безупречностью помыслов. Возможно, если переговорщик будет вести себя осторожно и тщательно подбирать слова, их удастся убедить возвратиться в арсенальный мир, чтобы довершить начатое.

Лорд Рекс выбрал лучшего дипломата и отправил его на быстроходном курьерском судне через всю Галактику, чтобы разыскать Красных Скорпионов и уговорить их вернуться на Вракс, но уже в полном составе. На быстрый ответ он не рассчитывал. Само путешествие станет настоящим испытанием, да и никаких гарантий успеха у него не было, однако механизм уже был запущен.

Разослав посланников, сам инквизитор Рекс затем отправился на Фракиец-Примарис, чтобы встретиться со старшими офицерами 88-й осадной армии. Он известит их о решении конклава и вручит указ. Командование армией перейдёт к инквизитору Рексу немедленно. Что касается лорда-маршала Арнима Кагори, то он мог либо принять новую должность при штабе Рекса, либо же оставить пост и искать новое назначение. Против него не будет выдвинуто никаких обвинений, хотя Департаменто Муниторум, вне всяких сомнений, проведёт собственный подробный анализ его действий. С точки зрения лорда Рекса, кампания Кагори на Враксе в целом была успешной. Он руководил войной хорошо, а большего от маршала и не требовалось, поэтому упрекнуть его было не в чём.

После прибытия на Фракиец-Примарис лорд-инквизитор оторвал маршала Кагори от рутинного брифинга и прослушивания сводок, чтобы сообщить о решении конклава. Узнав, что его армию забирает Ордо Маллеус, маршал тут же попросился о переводе на Вракс. Там он примет командование над полком или хотя бы ротой на передовой, чтобы ещё раз повести людей за собой в бой. До сих пор он выполнял свой долг издалека, но теперь хотел встретиться с врагом лицом к лицу. Инквизитор удовлетворил его просьбу, а также всех остальных офицеров, которые выказали желание поучаствовать в войне непосредственно.

Пока Гектор Рекс занимался реорганизацией 88-й армии на Фракийце-Примарисе, на Вракс отправились первые инквизиторы. Всего в арсенальный мир прибудут 38 слуг Императора из исполнительной палаты лорда Рекса вместе со своими свитами, где они займут места при штабах полков, чтобы наблюдать за их действиями, и, когда придёт время, повести за собой. Добровольцем на войну вызвался даже почтенный лорд Тор Малкин. Ветеран-демоноборец, теперь в большей степени состоявший из металла и бионики, чем из плоти и костей, вновь облачится в доспех и возьмёт в руки психосиловое оружие, чтобы в последний раз дать бой своему заклятому врагу. Пусть он одряхлел, но в целом секторе Скарус никто не знал о природе демонов и способах их изгнания больше, нежели он. Лорд Рекс почёл за честь ещё раз сразиться рядом со своим старым наставником.

Тем временем на Враксе начальники осадных полков и сил поддержки, включая рабочие корпусы Департаменто Муниторума и колонны снабжения, получили приказы, согласно которым руководство кампанией переходило к Ордо Маллеус. Отныне все распоряжения будут исходить непосредственно от Инквизиции, а тех, кто не был облечён её властью, следовало игнорировать. На передовой, в траншеях, впрочем, ничего особо не поменялось. Артиллерия всё так же обстреливала ничейную землю, еретики дрались с прежней ожесточённостью. Однако глубоко в тылу начались приготовления к грядущей новой войне…


Глава тринадцатая: Замыкание кольца

Дабы бороться с Демонами и выходить победителями мы должны хранить Чистоту Помыслов. Каждый из нас должен преодолевать себя, чтобы выиграть тысячу сражений.


Брат-капитан Штерн из Серых Рыцарей перед очищением Вракса


В 101827.М41 ударный крейсер «Гонор-Аментум», вышедший из базы на Титане, прибыл в звёздную систему Вракса. Звездолёт Серых Рыцарей, считавшийся одним из самых быстроходных имперских кораблей, превосходно вооружённый для своих размеров и оборудованный достаточно мощными телепортерами, чтобы перебросить на поверхность планеты множество бойцов, являлся авангардом флота Империума, и был доступен только элитному капитулу Ордо Маллеус. Навигаторами таких кораблей становились исключительно наилучшие представители домов Навис Нобилите, связанные с Серыми Рыцарями древними пактами, подписанными в час основания ордена. Эти странные мутанты умели инстинктивно находить путь в имматериуме и совершать более длительные варп-прыжки, чем кто бы то ни был ещё, осторожно проводя корабли по непредсказуемым течениям эфира. С их помощью ударная группировка Серых Рыцарей могла добраться до самого дальнего уголка Галактики быстрее любых других имперских сил. И теперь в систему Вракса явились первые охотники на демонов во главе с братом-капитаном Штерном.

Главная проблема, с которой столкнулся лорд-инквизитор и его недавно назначенный штаб, была ровно той же, что досаждала маршалу Кагори. Даже кадету-первокурснику офицерской академии хватило бы беглого взгляда на стратегическую голокарту, чтобы понять: осаду невозможно завершить, пока восточный фланг остается оголённым. Цитадель оставалась не окружённой, тем самым предоставляя врагам путь для отхода. И даже захват крепости не положил бы конец войне, реши противник отступить, чтобы сразиться в другой день. Кроме того, на своих текущих позициях 30-й линейный корпус был вынужден исполнять роль арьергарда для 1-го корпуса, защищая его от ударов с тыла. Столь нужные на передовой полки и орудия приходилось задействовать в обороне.

Инквизитор Рекс приказал замкнуть кольцо. Четыре подразделения 30-го линейного корпуса получат команду перейти в эшелонированное наступление: первым отправится находящийся севернее всего 263-й полк, затем — 262-й, 269-й, и, наконец, 261-й с юга. Им предстояло двигаться сначала на юг, а потом на юго-запад, чтобы завершить кольцо осады вокруг Крепости, соединившись в секторе 57-44 с 308-м полком — самой южной фронтовой группой 34-го линейного корпуса. Наступление будет походить на распахивающуюся дверь, чьими петлями служили позиции 1-го линейного корпуса. На севере криговцам придётся преодолеть более чем шестьдесят километров, где, согласно докладам патрулей всадников смерти, по-прежнему бродило множество банд Нургла и их союзников. Для ускорения темпа атаки к 30-му линейному корпусу присоединятся 7-й и 11-й танковые полки, которые станут бронированным кулаком, что нанесёт удар с левого фланга и вклинится во вражеские порядки.


Наступление 30-го линейного корпуса в 273827.М41


Для организации наступления потребуется время, но на текущий момент оно станет для штаба 88-й осадной армии приоритетной задачей. Остальным полкам предписывалось удерживать позиции, ограничиваясь беспокоящими налётами и патрулированием, пока Цитадель заключалась в железное кольцо. Исходя из предположения, что последователи Чумного бога просто так не сдадутся, к наступающим войскам примкнут инквизиторы, а ждущая на борту «Гонор-Аментум» ударная группировка брата-капитана Штерна будет исполнять роль мобильного резерва, готовая обрушиться туда, где враг станет сопротивляться сильнее всего, либо где обнаружится демоническая активность. Начало миссии назначили на 273827.М41.

В случае успешного окончания атаки 88-ю армию ждали ещё две крупные войсковые операции. Сначала три полка 1-го линейного корпуса подойдут вплотную к куртине, чтобы захлопнуть капкан и связать защитников боем. Далее 46-й линейный корпус, наименее опытный из всех (три входящих в его состав полка прослужили на Враксе всего шесть лет), выдвинется с севера и займёт возвышенности в точке 202. Завершение этих двух задач ознаменует окончательное окружение крепости со всеми находящимися в ней мятежниками.


Стальное кольцо смыкается. Тяжёлые танки криговцев и «Разбойники» продолжают безжалостное наступление к цитадели Вракса.


Зелёный ад

Сквозь серые тучи, низко висевшие над траншеями 30-го корпуса, забрезжил слабый рассвет. Вскоре разразится очередная гроза, и земля превратится в болото, но криговцы уже давно привыкли к таким условиям. На этот раз, однако, им не придётся атаковать статичные позиции, не будет никакой полосы укреплений, которую требовалось взломать: впереди раскинулось поле битвы, усеянное мусором прошлых сражений. Остовы танков и орудий, утонувших в грязи или брошенных гнить в воронках, разрушенные старые траншеи и доты, а также вездесущие мотки колючей проволоки, которые раньше что-то наверняка защищали, но теперь ржавели и рассыпались под бесконечными ливнями. За этот участок долгие годы точились ожесточённые бои, и, что хуже всего, там вполне могли оставаться забытые минные поля и неразорвавшиеся снаряды, которые могли детонировать в любой момент.

В 273827.М41 заговорила артиллерия 30-го корпуса, давая залпы осколочно-фугасными вперемешку с дымовыми снарядами, чтобы скрыть начало атаки 263-го. Ураганный обстрел накрыл и без того истерзанную землю, когда передовые роты вскарабкались по лестницам и покинули траншеи. Ожидавшие сзади машины двинулись вперёд, образовав вместе с пехотинцами бронетанковые группы. После артналёта имперцы развернули планомерное, слаженное наступление.

Поначалу всё шло хорошо, а затем враги открыли огонь в ответ. Первыми с рёвом прилетели мины, а следом и более тяжёлые артиллерийские боеприпасы. От расцветающих повсюду взрывов повалили клубы серого дыма, но с примесью зеленоватой дымки — снаряды оказались химическими, несущими в себе смертоносный ТФ-III. Вскоре облака газа накрыли весь передний край 263-го полка. Потери среди криговцев начали стремительно расти, и постепенно атака замедлилась. Целые отряды терялись в густом дыму и ядовитом тумане. Бойцы, забредавшие в участки с особо высокими концентрациями ТФ-III, попросту исчезали, без остатка пожранные кислотой.

Однако танки продолжали катиться дальше. Экипажам в герметичных отсеках газ был не страшен, и теперь наступление возглавила бронетехника. Поле боя превратилось в настоящий ад. Видимость в кислотном тумане упала до пары метров, машины застревали в огромных воронках и забытых танковых ловушках. Несколько «Леманов Руссов» наехали на мины. Неожиданно из зелёного марева контратаковали враги. Последовавшая битва стала чередой беспорядочных свалок в клубящихся облаках газа. Неприятельская техника палила вслепую или старалась подъехать как можно ближе. Из-за неспособности имперцев скоординировать свои подразделения бунтовщики добывали быстрые победы, превращая целые эскадроны танков в горящие остовы, прежде чем отступить. Тем не менее, несмотря на успехи, противникам недоставало численности, чтобы остановить наступление полностью. Локальные контратаки могли задержать лоялистов на какое-то время и даже основательно их потрепать, но в целом гвардейцы неуклонно продвигались вперёд. Там, где газ рассеивался, солдаты решительно сминали вражеское сопротивление. Под конец первого дня криговцы преодолели десять километров. Завтра 263-й ждал новый рывок, и, кроме того, в битву вступит находящийся южнее 262-й полк.

Первые несколько суток лоялисты перемалывали разрозненных неприятелей, и танковые группы вклинивались всё глубже, но на четвёртый день отпор повстанцев усилился. За прошедшее время они успели должным образом подготовить защиту, а ещё к мятежникам присоединились банды чумных десантников с собственной техникой. Хуже того, поле битвы заполонили всевозможные жуткие мутанты и склизкие, поражённые недугами существа. Из ядовитого смога доносились звериные вопли боли и ярости, в бой шли огрины, теперь уже едва узнаваемые, порождения Хаоса самых разных форм и размеров, и неведомые, корчащиеся от мук твари, из которых сочилась кислотная слизь.

Присоединившийся к сражению 269-й полк доложил о столкновениях с чумными зомби — ордами бредущих сквозь болота и дым истерзанных монстров, жаждущих вкусить тёплой плоти и крови. То были давно умершие солдаты, поднятые из могил неведомым колдовством, дабы сражаться вновь. Теперь за врага бездумно дрались мертвецы с обеих сторон, вооружённые лишь собственными ногтями и зубами. Они гибли под огнём имперцев сотнями, и всё равно продолжали идти, не считаясь с потерями. Некоторые падали, лишь чтобы встать снова, поэтому их приходилось расстреливать до тех пор, пока от них не оставалось буквально ничего. На помощь 269-му пришёл инквизитор Тор Малкин. Богохульное ведьмовство следовало искоренить любой ценой, но раз за повстанцев бились мертвецы, значит, их человеческий ресурс стал практически неисчерпаемым, а врага, который не умирал, в войне на истощение не одолеть. Вскоре 262-й полк, а затем и 263-й также встретили чумных зомби. Старое поле брани оживало буквально под ногами у лоялистов.

Спустя восемь дней боёв наступление 34-го линейного корпуса завязло в зелёном аду. Продвижение застопорилось. Захваченные территории удалось удержать, однако 263-й полк сумел пройти лишь половину намеченного расстояния. Собравшиеся враги в численности теперь практически не уступали самым криговцам. Атака зашла в тупик. Чтобы его преодолеть, командовавшие сражением инквизиторы санкционировали ответное использование химического оружия. На отравленную землю посыпались новые снаряды со смертоносными веществами, превратившие секторы 59-45 и 60-45 в ядовитую кашу, которая останется непригодной для жизни ещё сотни лет.


Варп-разлом

Осквернение планеты радовало бога Поветрий — чем сильнее её поверхность напоминала смрадную топь, тем больше там нравилось его отпрыскам. И в 298827.М41 он выпустил своих детишек поиграть.

Первый варп-разлом на Враксе открылся в секторе 59-44, засечённый авгурами «Гонор-Аментума» в момент его сотворения колдунами из банд Повелителей Разложения и Апостолов Заражения. Давно начатый ими ритуал отравления подошёл к концу, и теперь настал час привести в мир дьявольских слуг Властелина Распада.

Призванные демоны явились из Гнилостной ямы, и были то легионы Скабеифракса Распухшего: полчища одноглазых чумоносцев и проказливых нургликов, среди которых подобно игривым щенкам скакали твари Нургла, заражая всё, к чему притрагивались. В самом центре орды шёл сам Скабеифракс, папаша Г’аап — громадная туша разлагающегося вирулентного мяса, наполненная всеми известными и многими пока ещё неведомыми человечеству хворями. Там, куда ступала его нога, чернела земля. Лепрозная кожа великого нечистого кишела многочисленными нургликами, а из лопающихся гнойников сыпались клещи Нургла, которые устремлялись следом за своим хозяином, непрерывно борясь за отслаивающиеся от него ошметки сгнившей плоти. Скабеифракс напевал весёлую мелодию, иногда прерываясь, чтобы исторгнуть в очередную воронку кровавую рвотную массу, делая своим отпрыскам бассейн для развлечений. Его демонические когорты казались бесконечными, и тысячи тысяч чумоносцев растеклись по всему Враксу в поисках жертв.

Капитан Штерн и его боевые братья поняли: истинный враг прибыл. «Гонор-Аментум» быстро вышел на позицию, пока отряды Серых Рыцарей собирались для проведения заключительных ритуалов ограждения от злых сил, прежде чем войти в телепортационные камеры.


Битва за арсенал 59-44

Арсенал 59-44 был последним крупным подземным хранилищем, ещё находившимся в руках у врага, за исключением самой Цитадели, и он являлся ключом к успеху для 30-го корпуса. Командование считало, что именно он теперь служил главной базой противостоявших им изменников. Наступление имперцев выдохлось, но битва за оружейную могла решить исход всей операции.

Склад и без того подвергался постоянной бомбёжке тяжёлой артиллерии, однако теперь она усилилась за счёт присоединения трёх отдельных рот, которым предстояло обстреливать район денно и нощно. Новая танковая группа, собранная из сил 61-го танкового и приданных тяжёлых подразделений, а также пехоты 262-го полка под общим руководством инквизитора Илии Воукса, получила приказ захватить арсенал. Им предоставят дополнительную поддержку с воздуха и всё, что затребует инквизитор. Именно в этом месте имперцы сломают хребет неприятеля.

Сражение началось в 311827.М41, когда Воукс со свитой первым двинулся в личном «Носороге», а «Леманы Руссы» и тяжёлые «Махарии» свободным строем покатились следом. Арсенал находился всего в трёх километрах, но путь к нему лежал через холмистую местность. Первой целью лоялистов станут руины укрепления, где когда-то располагался бункер с оборонительным лазером. Разрушенный пункт кишел вражескими солдатами, но уже не простыми мятежниками, как прежде, но целой армией мутантов и недолюдей вместе с чумными десантниками из банд предателей, а теперь на додачу ещё и демонами.

Под прикрытием артобстрела криговские танки устремились в бой, за каждой из машин, пригибаясь, следовали отряды гвардейцев в коричневых шинелях. Из оружейной навстречу гвардейцам выплеснулась волна одержимой, наполненной дьявольской мощью техники, исторгающей сгустки скверны, а также запускающей из установок «Разоритель» химические и биологические снаряды. Вместе с ними шли слюнявые чумоносцы, распевающие одно-единственное имя: «Г‘аап! Г’аап! Г’аап!». Наконец, смрадное воинство Нургла схлестнулось с имперцами, завязался свирепый бой, и все звуки утонули в грохоте орудий. Инквизитор Воукс сражался в самом центре вместе с сопровождавшими его штурмовиками-телохранителями, попутно корректируя огонь и отдавая приказы.

А затем явился сам великий нечистый: четырёхэтажная громада, сжимавшая в руках истекающий ядами ржавый клинок Распада. Враги ликующе взревели, чумоносцы с новой силой закричали его имя и злорадно заплясали. Скабеифракс толкнул один из «Леманов Руссов», опрокинув шестидесятитонную машину с такой лёгкостью, словно та была игрушкой. Он испустил ветер Нургла, и стоявшие перед ним гвардейцы умерли, задохнувшись от невыносимой вони, или бросились наутёк. Воукс ринулся к зверю, на ходу соскочив из «Носорога», и телохранители поспешили за ним. Однако даже инквизитор Ордо Маллеус не имел шансов выстоять в бою с высшим демоном. Окружённый полчищами нургликов, вгрызающихся в его латы, демоноборец побрёл к своему недругу. Скабеифракс тепло улыбнулся новому врагу и жестом пригласил его подойти ближе, чтобы хорошенько разглядеть «людское создание», что осмелилось кинуть ему вызов.

От первого же взмаха клинком Распада погибло большинство телохранителей Воукса, чьи тела иссохли и рассыпались прахом прямо перед инквизитором. В ответ он разрядил в брюхо твари весь магазин болтера с пси-заряженными снарядами. Из оставленных ими ран выплеснулись нечистоты вперемешку с желчью, которые копошившиеся у ног хозяина нурглики тут же принялись слизывать. Скабеифракс добродушно расхохотался и мимоходом погладил своих зверушек, а затем, пока демоноборец перезаряжался, с неестественной стремительностью и мощью обрушил меч снова. От удара броня инквизитора поржавела и развалилась, а его тело исчахло от старости и начало сползать с костей. Великий нечистый довольно наблюдал за тем, как инквизитор на глазах у своих солдат превращается в ничто, после чего, всё ещё довольно хихикая, двинулся на поиски новых развлечений.

И тут во вспышке света появились Серые Рыцари. Бойцы, на облачениях которых ещё переливались синие молнии, телепортировались в самую гущу схватки. Огнём из псипушек и сверкающими «Немезидами» они изгнали первых демонов обратно в Имматериум. Вокруг появлялись всё новые отделения закованных в серебряные латы космодесантников, расстреливая вражеские ряды, а после устремляясь врукопашную. Во главе их шёл сам Штерн, чья психосиловая алебарда сияла белизной от ментальной энергии, направляемой воителем через оружие на демонов, которые тут же с воплями испарялись.

Серые Рыцари прорубили широкую просеку во вражеском полчище. От их святого гнева спасения не было, ибо в тот же момент «Гонор-Аментум» обрушил на район град огненных лэнсов и бомб. Увидев, как гибнут его дети, Скабеифракс перестал улыбаться. Великий нечистый, прежде с довольной миной бродивший по полю боя и убивавший всех, кого ему заблагорассудится, впал в гнев. Яростно возопив, он устремился к Серым Рыцарям. Что ещё за коротышки вредили его отпрыскам и прерывали их забавы? Подобно разозлённому охраннику он налетел на врагов, которым хватило смелости исподтишка напасть на его лелеемых чад.

Однако Серые Рыцари не дрогнули, и открыли по громадной твари огонь. Несколько братьев погибли, сметённые потоком желчи. Клинок Распада сразил ещё пару. А затем в атаку ринулся капитан Штерн, который хмурился от усилия, направляя в силовую алебарду всё больше энергии. С криком он высвободил накопленную мощь в сполохе яркого света, что с мерцанием объял тело чудовища. Великий нечистый задёргался от боли и отшатнулся, выронив из рук чародейский меч. Толпившиеся вокруг Скабеифракса нурглики внезапно взорвались, лопнув подобно переспелым плодам и забрызгав всё вокруг слизью. Высший демон гневно взревел и метнулся вперёд, пытаясь преодолеть пси-хватку Штерна, но капитан оказался для него слишком могущественным. Серый Рыцарь удвоил усилия, вливая каждую частичку своей души в вихрящуюся воронку энергии, которая теперь хлестала по всему, чего касалась. Поняв, что попал в ловушку и быстро лишается сил, Скабеифракс рассмеялся, и его хохот громом прокатился по полю брани, но даже тогда ему не удалось нарушить железную концентрацию Штерна. Прошло ещё несколько секунд, и великий нечистый сгинул, оставив по себе лишь отголоски смеха. Разбушевавшийся вокруг капитана и его жертвы холокост пси-энергии исчез вместе с демоном, а на том месте, где стоял великий нечистый, теперь лишь чернела выжженная земля.

Поражение Скабеифракса от рук Серых Рыцарей обратило ход битвы вспять. Узрев поражение своего владыки, враги сбежали. Уцелевшие демоны вскоре были изгнаны космодесантниками, к которым на «Громовых ястребах» прибыла подмога. Капитан Штерн истратил все свои внушительные силы, однако выжившие боевые братья продолжили наступление.

К ночи Серые Рыцари и шедшие следом криговцы достигли самой оружейной 59-44. Не останавливаясь, чтобы перевести дух, отделения Адептус Астартес ворвались в подземные залы и галереи, где принялись последовательно зачищать одно помещение за другим. Внутри их поджидали жуткие извращённые существа и обезумевшие, одержимые люди. В ходе двухдневной операции Серые Рыцари псипушками и испепелителями вычистили арсенал от скверны. Тем временем наверху криговцы, получив подкрепления, установили оборонительный периметр и развернули охоту на выживших неприятелей.

После сражения враги продолжали ещё какое-то время отбиваться, однако это не помешало 30-му линейному корпусу завершить миссию и соединиться с 34-м корпусом в секторе 57-44. Кульминационный момент операции случился в 366827.М41, когда наблюдатели 269-го полка заметили приближающихся бойцов 308-го. Кольцо замкнулось, и враг снова оказался заперт внутри. Тех, кому удалось избежать капкана, требовалось выследить, и эту задачу поручили всадникам смерти. Их манёвренные роты продолжат прочёсывать близлежащие территории в поисках отбившихся противников и уничтожать их, но организованное сопротивление бунтовщиков было подавлено.


Через бруствер! Криговцы переходят в атаку в секторе 59-46.


Колдун Нургла

Vraks3004.jpg


1. Доспехи

Облачение Некрозия является осквернённой реликвией: несмотря на незавершенность, оно состоит из разных элементов силовой брони астартес Mk IV и Mk V, а также модификаций неизвестного происхождения, включая опасно-нестабильное энергетическое ядро, извергающее заражённые желтовато-чёрные испарения. Сам Некрозий частично слился со своим доспехом, когда тот повредился или треснул, чтобы вместить его мутировавшее тело, и теперь невозможно определить, где заканчивается чародей, и начинаются латы.


2. Мутировавшее тело

Тело Некрозия подверглось влиянию искажающих энергий Хаоса и утратило величественную человеческую форму, святым триумфом коей стал организм Адептус Астартес. Это выражается в жутких некротических мутациях, раздутии плоти, раковых опухолях и ранках от бессчётного количества недугов и вирусных инфекций.

Обычно дары Нургла сопряжены с обезображиванием, заражением и кожными заболеваниями. Часто (но не всегда) они вызывают распухание плоти, как в данном случае.

Такой запущенный неврофиброматоз на фоне множественных новообразований должен вызывать постоянные боли, но, похоже, последователя Чумного бога они совершенно не беспокоят. От подкожных опухолей у него вздулась плоть. Из лопнувших кист сочится кровь вперемешку с гноем. Для смертного такие повреждения кожи стали бы смертельными, но Некрозий и его приспешники считают это знаком благосклонности своего бога. Для их порочных разумов столь кошмарный дерматоз является лишь частью ужасного облика, который помогает шокировать врагов.

Несмотря на видимость того, что тело Некрозия разлагается и гниёт, на самом деле оно с лёгкостью переносит даже самые серьёзные ранения, а по неподтверждённым докладам его плоть практически мгновенно заживает после лазерных ожогов и разрывов болтов. Больше того, колдун может выдержать без средств защиты любые внешние загрязнители, включая смертоносные газы и токсины, которые широко применялись его сторонниками в ходе войны.


3. Вооружение

Психосиловая глефа. На Враксе Некрозий сражался существенно модифицированным психосиловым оружием имперского образца, распространенным среди библиариев Космодесанта. Пси-проводящий металл позволяет чародеям вроде него наполнять лезвие гибельными энергиями, благодаря которым оно способно разрубать даже самый прочный керамит и буквально вытягивать жизненную силу тех, кого ранило.

Болт пистолет. Известно, что Некрозий вооружён болт-пистолетом, лично модифицированным им для стрельбы «чумными болтами». Боеголовка каждого такого снаряда несёт в себе дозу боевых отравляющих веществ, разбрызгивающихся при взрыве. Предположительно, они изобретены самим псайкером.

Гнилостные гранаты. Эти высокоэффективные импровизированные гранаты известны ещё как мёртвые головы Нургла, ибо сделаны они из черепов поверженных врагов. Чем сильнее противник, тем лучше, поэтому особенно ценятся головы вражеских чемпионов. Их запечатывают воском и наполняют заражённой кровью, гноем, кислотой и другими болезнетворными компонентами, а затем оставляют разлагаться. В результате получается снаряд, который при попадании в цель взрывается, под внутренним давлением расплёскивая скопившуюся мерзкую смесь.


4. Нурглик

Мелкие демоны Отца Поветрий, называемые нургликами — крошечные подобия самого Чумного бога. Впрочем, недооценивать их из-за крошечных размеров было бы серьёзной ошибкой. Эти злобные существа нападают стаями, царапаясь и впиваясь в плоть ядовитыми клыками. Их болезнетворные укусы могут вызвать гангрену даже вокруг самой незначительной ранки. Нурглики присоединяются к самым могущественным и прославленным служителям Нургла.


5. Психические проявления

Использование варп-сил нередко сопровождается физическими проявлениями энергии, вытянутой из эфира. Чаще всего ими становятся молнии или яркие разряды, однако применение пси-способностей может вызывать и многие другие явления, начиная от резких перепадов температуры, внезапных порывов ветра, завывающих или рычащих бестелесных голосов и левитации, и заканчивая сильнейшими припадками и вспышками неконтролируемого безумия.

Кроме того, Некрозий имеет богохульные и жуткие чародейские украшения, такие как высушенные головы, фетиши, вырезанные иконы, а также личное знамя с мерзкими знаками Хаоса, оторванные части тел и тому подобное. Такие тотемы предположительно используются в ритуалах, помогая фокусировать пагубные пси-энергии колдуна, и выполняя иные символические функции.


Нечестивый колдун Нургла Некрозий, повелитель Апостолов Заражения, также известный как Длань Нургла. После войны на Враксе его местонахождение неизвестно.


Сражения 1-го и 46-го линейных корпусов

Когда 30-й линейный корпус занял предписанные позиции, полки 11-го штурмового корпуса, помогавшие ему в наступлении, возвратились в тыл на ремонт. Далее 11-й направят на поддержку 1-го линейного корпуса, в то время как 8-й штурмовой корпус уже находился рядом с 46-м линейным для совместной операции по захвату точки 202. Обе атаки начнутся в 400827.М41, и их вновь возглавят соратники Рекса.

Из-за необходимости полного переоснащения 7-го и 11-го танковых полков 1-му корпусу пришлось отложить наступление, поэтому в 400827.М41 46-й линейный начнёт атаку в одиночестве. Три полка корпуса двинутся вперёд пятнадцатикилометровым фронтом. С наибольшими трудностями столкнётся 468-й полк: в своём секторе ему придётся подниматься по северным склонам невысоких холмов. На южной оконечности гряды, что в прошлом представляла собой цепочку вулканов, стояла сама Цитадель. Первой задачей полка станет занятие высоты 187, после чего ему нужно будет захватить три бункера с оборонительными лазерами — укреплённые объекты, хорошо защищённые от артобстрелов. Дальше криговцев будет ждать короткое, но сложное восхождение к точке 202, с которой перед ними откроется обзор уже на куртину.

На правом фланге наступления 470-му полку доведётся преодолеть самое большее расстояние, хотя и по более лёгкой местности, однако путь ему преграждало две полосы вражеских траншей, которые потребуется взять штурмом, чтобы выйти к крепостной стене. Поддерживать его будет 8-й штурмовой корпус, который мог выставить около 350 танков и ещё с 30 тяжёлых машин. Кроме того, на случай необходимости неподалёку будут ждать и титаны легио Асторума.

В ходе подготовки к атаке масштабную работу провели инженеры, проложив подкопы в каждом секторе наступления. В первый день битвы они подорвут заранее установленные мины, а затем через сапы выйдут в тылу известных неприятельских укреплений.

Под проливным дождём, хлещущим из свинцово-серых туч, передовые роты 468-го начали восхождение, но спустя всего пару часов атака захлебнулась, когда враг открыл огонь из замаскированных позиций, откуда открывался превосходный вид на склоны. Пули и снаряды обрушились на поднимающихся солдат смертоносным шквалом, а многие шедшие следом роты накрыло залпами развёрнутых за куртиной батарей.

Для помощи поддерживающим наступление танкам 109-й инженерной роте было приказано построить временную дорогу. Сапёры, двигавшиеся за первыми волнами штурмовиков, весь день под огнём артиллерии взрывали камни и расчищали местность, чтобы проложить путь ждущей бронетехнике. Работа велась ужасно медленно, а без танков, которые могли подавить огневые гнёзда мятежников, пехотинцев ждала впереди верная смерть. Атака 468-го грозила превратиться в очередную затяжную кровавую мясорубку.

Удару 470-го полка на левом фланге наступления корпуса предшествовал героичный налёт семи рот всадников смерти. Надеясь застичь противника врасплох быстрым наскоком, эскадроны конников собрались за передними траншеями, после чего вышли на исходную. Четыреста пятьдесят кавалеристов, словно на параде, пустили лошадей в галоп прямо по старой служебной дороге. Предварительную бомбардировку имперцы проводить не стали, чтобы не предупреждать еретиков о близящейся атаке. Вся атака строилась на эффекте неожиданности. Она увенчалась определённым успехом, конники сумели прорвать заслон на дороге, и кое-где даже докатились до сектора 582-458, однако большинство полегло под вражеским огнём. Под конец первого дня на перекличке отозвалось всего 60 кавалеристов.


Наступление 1-го и 46-го линейных корпусов


Атака 46-го корпуса двигалась медленно, с как всегда высокими потерями среди бойцов и техники. Задержка 1-го корпуса становилась всё более дорогостоящей, поскольку неприятель смог перебросить на оборону всех доступных людей, так что для её ослабления криговцам потребуется гораздо больше времени. Командиры 46-го корпуса молили лорда-инквизитора поскорее отправить 1-й в бой, но тот оставался непреклонен: корпус не сдвинется с места до тех пор, пока не будет полностью готов, и все его машины не вернутся в строй. Неделя одиночной атаки обошлась полкам 46-го линейного пугающе большой ценой.

Наконец, в 431827.М41 1-й линейный корпус перешёл в наступление. Три полка двинулись на юго-запад в пятнадцатикилометровый поход к куртине. Как и в случае с 46-м корпусом, их сопровождала многочисленная бронетехника, и очень скоро танковые клинья обрушились на вражеские позиции всей своей мощью. Здесь лоялисты столкнулись с выжившими после предыдущего наступления 30-го линейного корпуса, и устроили для них котёл. Последователи Нургла дрались словно фанатики, используя всё больше химических и биологических боевых веществ. Неизбирательным применением такого оружия массового поражения особенно отличились космодесантники-предатели из Чистки, но другие еретики старались от них не отставать. Самолёты Имперских ВВС носились над районом денно и нощно. Летательные аппараты еретиков, численность которых уже существенно упала, время от времени также давали о себе знать, однако теперь 88-я осадная армия имела тотальное превосходство в воздухе. «Мародёры» беспрерывно сбрасывали бомбы на куртину в секторе 58-45, заодно накрывая тыловые районы неприятеля. И под такими комбинированными атаками силы защитников неумолимо таяли.


Возвышение Жуфора

Ожесточённые сражения тянулись день за днём, криговцы неуклонно продвигались вперёд, и даже космодесантники Хаоса не могли спасти союзников-мятежников от невообразимой военной машины, что привёл в действие Империум. Впервые за всю войну отступники начали испытывать нехватку в снаряжении, еде и топливе. В некоторые подразделения припасы ещё поступали, но в других их становилось всё меньше и меньше. Боевой дух среди защитников упал ниже некуда. Кое-кто продолжал бороться с фанатичным упорством безумцев или истовых последователей тёмных богов, но многие другие отчаялись окончательно, и, рискуя гневом надзирателей, бросали оружие и подавались в бега. В этом таилась огромная проблема: малодушие могло привести к катастрофическому поражению — если сдастся один сектор, его примеру последует соседний, и очень скоро воинство кардинала-еретика Ксафана рассыплется как карточный домик. Подобного командиры бунтовщиков допустить никак не могли. Среди них были люди (или существа, некогда ими являвшиеся), которые пока не желали конца войны. Легионеры-предатели не сдадутся никогда. Они жили лишь ради того, чтобы убивать слуг Императора, и бойня на Враксе завершится для них только тогда, когда прольётся достаточно крови.

Одним из таких людей являлся Жуфор, властелин Собирателей Черепов. Вести с передовой о том, что некоторые повстанцы бегут, вместо того чтобы драться, и что имперцы почти у куртины, повлекли за собой быстрый и жестокий ответ. Жуфор не терпел слабаков и трусов, и для них всех он уготовал заслуженную кару, которая непременно порадует Кхорна.

После долгого и тщательного изучения событий, касающихся войны на Враксе, инквизиторы Ордо Маллеус узнали, что же в то время происходило в высших кругах еретиков, но тогда командиры имперских армий не догадывались, какие дела творились за высокими стенами Цитадели. Более ясную картину демоноборцам помогли составить дознания пленников и вскрытие их разумов псайкерами-телепатами из Схолы Псайканы.

Руководствуясь собственными амбициями и желанием продолжить войну, лорд Жуфор, командовавший наибольшей кхорнитской бандой, решил остановить процесс разложения, пока тот не обрушил всё строение. Он прибыл на Вракс, чтобы сеять смерть во имя бога Крови, и поэтому не признавал над собой власти Ксафана. Собиратели Черепов, как и многие другие группировки, не служили никому, кроме своего повелителя и бога. Из подобных людей выходили опасные союзники. Отряды Хаоса, хоть и представляли в сражении весьма грозную силу, в условиях ухудшения обстановки на фронте и перебоев со снабжением быстро обратились против соратников и друг против друга. Единственной достойной мотивацией для Жуфора являлась смерть, и он намеревался убивать до тех пор, пока не выжмет из Вракса всю кровь до последней капли. Для него война была ещё далека от завершения. Владыка Собирателей Черепов замыслил взять власть на Враксе в свои руки.

Первым делом Жуфор решил подчинить кхорнитские банды и объединить их под своим знаменем. Таким образом он станет предводителем крупнейших сил Кхорна на Враксе, а затем, с их поддержкой, возьмёт под контроль повстанческую армию, что автоматически будет означать выведение из игры кардинала-затворника со всеми его беспомощными прихлебателями.

Вне всяких сомнений, повелитель Собирателей Черепов планировал переворот с самого начала, либо действовал по приказу непосредственного хозяина, Абаддона, ведя войну на Враксе в соответствии с его пожеланиями. Долгое время Жуфор выжидал, но вот подходящий момент настал. Первой из двух стоявших перед ним задач было установление контроля над поклоняющимися Кхорну группировками. Они уважали только силу, а силы Жуфору было не занимать. Настоящий великан, он вёл людей за собой с помощью личного примера и внушаемого страха. Он бросил предводителю Берсеркеров Скаллатракса вызов на поединок, победителю в котором достанутся обе банды. Отказ сражаться стал бы оскорблением для Кхорна, и, несомненно, привёл бы к свержению противника его собственными амбициозными последователями. Схватка столь грозных чемпионов неимоверно порадует бога Крови.

Сняв с себя латы и вооружившись лишь цепными топорами, двое лордов Хаоса сошлись в бою на смерть. В тяжелейшем противостоянии Жуфору удалось взять верх. Снеся голову противника с плеч, он высоко воздел её перед ревущей толпой и заявил, что по праву победителя командование над Берсеркерами Скаллатракса переходит к нему. Любой, кто желает оспорить его власть, должен сразиться с ним прямо сейчас. Таковых не нашлось. Жуфор был избранным чемпионом Кхорна на Враксе, что он только что собственноручно подтвердил ещё раз. Отныне Берсеркеры Скаллатракса станут драться за него.

Далее Жуфор подчинил Освящённых, для чего сделал им предложение — они заключают пакт и клянутся следовать за ним на протяжении войны, а взамен он предоставит им всё необходимое для открытия варп-портала на Вракс. Освящённые считались демономантами, безустанно торившими путь для детей Кровавого бога в материальную вселенную. В этом деле у них имелся богатейший опыт, а Жуфор был готов передать им десятки тысяч жертв, требуемых для создания врат, через которые хлынут когорты демонов. Кроме того, он даст им имя и смелое обещание. Клятва заключалась в том, что он поспособствует призыву величайшего дьявольского легиона в бесконечных армиях Кхорна. А имя, имя скрывало в себе невиданную мощь, и звучало оно так: Ан’гграт.

Пакт был слишком заманчивым, чтобы отказываться. Освящённые объединились с Жуфором для призыва самого стража трона Черепов, повелителя Жаждущих Крови, чье появление провозгласит начало нового витка насилия. Наконец под стяг Жуфора встали все банды Кхорна.

Собрав самую могущественную группировку на Враксе, лорд Собирателей Черепов без колебаний обратил её против остальных банд. Его ультиматум был прост: присоединиться к нему или умереть. Чтобы доказать серьёзность своих слов Жуфор внезапно атаковал Чёрное Братство Эйреаса и убил его повелителя вместе с чемпионами. После скоротечной битвы немногочисленные выжившие десантники сдались. Остальные последовали их примеру — все, за исключением Аркоса Безбожника и Альфа-Легиона. Они не стали подчиняться Жуфору, однако чтобы спасти свой отряд от уничтожения Аркос решился на подлую сделку. Из всех лидеров банд он один пользовался доверием Ксафана, который прятался в глубине своей крепости. Аркос хорошо понимал, что кардинал-вероотступник являлся теперь уже не более чем символичной фигурой, и долгие годы войной руководил именно он, но многие мятежники по-прежнему считали Ксафана своим мессией. Теперь пришло время это изменить. Аркос согласился предать Ксафана. Ради сохранения собственной независимости он позволит Жуфору взять кардинала в плен.

Аркос сдержал слово. Альфа-Легион тайком впустил Жуфора вместе с телохранителями-терминаторами во дворец кардинала. Последователей Ксафана, не убитых Альфа-Легионерами, быстро перерезали люди Жуфора, которые пронеслись по цитадели кровавым смерчем. Мамон с ближайшими стражниками успел сбежать, и позднее дьякон объявится в рядах Порченых, хотя долго среди них он не задержится. Впрочем, самого кардинала-вероотступника Жуфору удалось схватить живьём. Ворвавшись в главный зал, лорд Хаоса вздёрнул хлипкого смертного с его аляповато-большого трона. Ксафан сыграл отведённую ему роль, и теперь Кхорну он мог сгодиться разве что в качестве жертвы. Скоро череп кардинала присоединится к куче других у подножья трона Кровавого бога. Жуфор бросил Ксафана вместе с выжившими сподвижниками в глубочайшие подземелья Вракса дожидаться своей судьбы.

Переворот увенчался успехом. С помощью кровопролития и предательства Жуфор стал единоличным правителем Вракса. Теперь командовать войной будет он. По его приказу в бой пойдут миллионы, и, как было обещано, он начнёт строить портал в варп.


Холм Висельников

Тем временем лорд-инквизитор Рекс, не подозревавший о неурядицах в стане врага, а также об исчезновении кардинала Ксафана и возвышении в качестве нового властителя планеты Жуфора, пристально следил за наступлением 1-го и 46-го линейных корпусов. Поначалу рывок к куртине происходил куда медленнее, чем он ожидал, однако теперь еретики дрогнули, и темп атаки рос день ото дня. Число взятых в плен врагов зашкаливало. Согласно отчётам квартирмейстеров, в качестве трофеев им досталось множество брошенной техники и захваченного снаряжения. В некоторых секторах складывалось впечатление, что бунтовщики лишились воли к борьбе.

Наконец, когда крепостная стена попала в зону поражения орудий 3-го осадного полка 1-го линейного корпуса, лорд Рекс приказал ему захватить главные ворота в секторе 579-459 или создать и занять брешь где-нибудь ещё. В любом случае, полк остановится лишь по ту сторону куртины, и в этом ему помогут титаны.

Наступление 46-го линейного корпуса шло по-прежнему тяжело. Прокладывание временной дороги срывало всё наступление, вынуждая пехотинцев жаться к склонам в ожидании танков, которые попросту не могли до них добраться. Под артиллерийским огнём гибли сотни инженеров, а бронетехника ползла вперёд черепашьим темпом.


«Леман Русс» 262-го осадного полка начинает путь на юг.


Впрочем, даже без помощи танков гвардейцам с жестокими боями удалось постепенно захватить все три лазерных бункера. Далеко впереди они увидели точку 202, а также страшную участь, постигшую захваченных имперцев. На её вершине еретики построили виселицы, на которых теперь болтались истерзанные тела пленников, словно в качестве предупреждения для остальных солдат Императора. С типично мрачным чувством юмора криговцы обозвали её холмом Висельников, и продолжили атаку.

В 628827.М41 15-я рота 468-го полка наконец вышла к подножью холма. После миномётного обстрела, в огне и пыли обрушившего со склонов настоящий камнепад, взвилась сигнальная ракета, давая команду к атаке. Потрёпанные взводы, во многих из которых насчитывалось уже не больше двадцати бойцов, начали карабкаться вверх. Оступаясь, однако не переставая стрелять на ходу, гвардейцы устремились к вершине. Навстречу им посыпались гранаты, при взрыве размётывавшие осколки камней и поднимавшие облака серого дыма. Вокруг штурмовиков замелькали лазерные лучи. Снайперская пуля попала в голову командиру роты, но умер он не сразу, ещё несколько часов провалявшись на склоне, прежде чем испустить дух. Тем временем на вершине завязалась свирепая рукопашная. Мятежники сбросили первых криговцев вниз, но вскоре подоспели другие.

Три раза 15-я рота штурмовала высоту, и три раза еретики отражали атаки. Имперцы попытались ещё раз уже под покровом тьмы, и после беспорядочной ночной свалки в конечном итоге взяли холм Висельников. К тому моменту из командования остался всего один младший офицер, который взял на себя руководство обороной до подхода подкреплений. Впрочем, ожидаемой контратаки не последовало, что стало очередным свидетельством истощения сил повстанцев. Тела сняли с виселиц, а на их место вывесили полковое знамя. Криговцы выполнили задачу. Впереди уже виднелась Цитадель.


Нечестивый лик врага. Наступающий 34-й линейный корпус восемь дней боролся с тварями Нургла, пытаясь замкнуть кольцо вокруг Цитадели Вракса.


Сверхтяжёлая артустановка «Минотавр». Данная машина была захвачена 308-м осадным полком в секторе 57-44. После ритуала очищения она была возвращена на службу в одну из артиллерийских рот полка.


«Леман Русс» комиссара-генерала Мафа, уничтоженный в ходе битвы за врата 579-459.


Тягач «Кентавр» с тяжёлым миномётом 71-й тяжёлой миномётной роты.


Тяжёлая осадная «Бомбарда» батареи А, 3-й полк осадной артиллерии. Обратите внимание на въевшуюся ржавчину после длительного пребывания машины на Враксе.


Сверхтяжёлая артустановка «Минотавр». Эта машина отступников, состоявших в услужении у Нургла, была уничтожена контрбатарейным огнём 269-го осадного полка.


Истребитель танков «Вальдор». Это довольно редкая техника, оснащенная опасно-нестабильным нейтронным лазером. Чем дальше продвигались криговцы, тем чаще сталкивались с «Вальдорами», последними остававшимися на складах изменников машинами.


Бронетранспортёр «Носорог» инквизитора Воукса из Ордо Маллеус в ходе штурма арсенала 59-44.


Бронетранспортёр «Химера» отделения инквизиторских штурмовиков.


«Кентавр», переведённый на службу Инквизиции для транспортировки гренадерского отделения. Добавление знамени инквизитора означает, что теперь боевая единица находится под его непосредственным командованием.


«Мэ Виртус», богато украшенный личный «Лэндрейдер» лорда-инквизитора Тора Малкина. Подобные машины считаются весьма ценными артефактами, символами веры в Императора и провозвестниками присутствия Инквизиции.


Глава четырнадцатая: Демоны высвобождены

На всякой войне у человеческой машины есть свои пределы.


Верховный принцепс Ранд Драука


Испытание на верность

В 755827.М41 центральный штаб лорда-инквизитора Рекса получил директиву 4887-72-09 от Департаменто Муниторум, согласно которой 88-й осадной армии предписывалось вывести с передовой и подготовить к отлёту с планеты дюжину криговских полков. Муниторум провёл переучёт войск в секторе Скарус и пришёл к выводу, что держать на Враксе текущее количество людей невозможно, да и нецелесообразно. Ресурсы, уходившие на логистические и транспортные нужды, будут урезаны следом. Осада мира-арсенала понизилась в приоритетности, но, согласно расчётам логисов Департаменто, оставшихся сил должно хватить, чтобы окончить войну с приемлемыми затратами времени и потерями.

Директиву немедленно переслали во фронтовой командный пункт лорда Рекса на самом Враксе. Люди инквизитора сразу поняли, что здесь не обошлось без Ордо Еретикус и их союзников из Экклезиархии. Не сумев взять руководство кампанией в свои руки, они начали закулисную игру, чтобы помешать Ордо Маллеус и прибрать часть задействованных на планете войск для собственных потребностей. Что же такого мог пообещать синод кардиналов-астра взамен на полки, которые теперь отводились с арсенального мира? Вне всяких сомнений, будущую поддержку и голоса в иных ключевых политических вопросах.

Разгневанный лорд Рекс отрядил собственных эмиссаров на Терру, велев тем запросить помощи у инквизиторского представителя в обход чиновничьего аппарата Департаменто. Инквизиторский представитель являлся верховным лордом, одним из двенадцати властителей человечества, интерпретировавших волю Императора. В его власти было отменить директиву или, по крайней мере, попытаться решить проблему непосредственно с магистром Департаменто Муниторум либо, если возникнет необходимость, с самим владыкой Администратума — наиболее могущественным лордом Терры. Муниторум отвечал за развёртывание и снабжение полков Имперской Гвардии, однако в текущий момент 88-я осадная армия находились под официальным командованием Ордо Маллеус, и Департаменто определённо прыгал выше своей головы, отдавая приказ о сокращении войск без консультаций с лордом-инквизитором.

Посланники проктора-генерала Скаруса прибыли на Терру, где присоединились к толпе других таких же просителей, ежедневно собиравшихся перед залом для аудиенций представителя, дабы встретиться с ним и заручиться его поддержкой. Поочередно выслушивая каждого из них, верховный лорд оглашал вердикт и передавал дело уже собственным подручным. Такого рода вопросы быстро не решались, однако при посредничестве представителя можно было уладить любое разногласие, при условии, что резолюцию не заблокируют остальные одиннадцать правителей. Бюрократическому аппарату Империума потребуется время, чтобы принять решение, но всё было лучше чем ничего. А пока лорду-инквизитору Рексу оставалось только продолжать войну на Враксе, так как политические дрязги не самым лучшим образом сказывались на тамошнем положении дел.

Наконец, с Терры пришли новости, но они оказались неутешительными. Инквизиторский представитель подал магистру Департаменто Муниторум запрос на отмену директивы, однако владыка снабженческой организации обратился за помощью к мастеру Администратума, которого, в свою очередь, на прениях поддержал верховный экклезиарх. Такой союз оказался главному инквизитору не по зубам. Другие верховные лорды, включая генерала-фабрикатора Адептус Механикус и лорда-милитанта Соляра, предпочли воздержаться. Официальный ответ гласил, что директива 4887-72-09 остаётся в силе, однако численность выводимых войск немного снизят в пользу лорда-инквизитора. Впрочем, 88-ю осадную армию уменьшат в любом случае, теперь уже по решению высших правителей Терры, и лорд Рекс с этим ничего поделать не сможет. Его инквизиторский мандат оказался бессилен перед высочайшими людьми в Империуме, и слово их было законом.

Конечно, он мог отказаться выполнять директиву, однако Ордо Еретикус в мгновение ока заклеймит его бунтовщиком, арестует и переберёт контроль над кампанией себе. С такой армией лорд Рекс, пожалуй, смог бы защитить себя от попыток пленения, возможно, на достаточное время, чтобы победить на Враксе, но то была прямая дорога к мятежу, которая закончилась бы только отлучением и новой войной, теперь уже против ведьмоборцев. В прошлом очень многие, пойдя на поводу у гордости, ступали на этот путь, включая магистра войны Гора. Неужели лорд-инквизитор всерьёз считал, что знает лучше верховных лордов Терры, как будет лучше для Империума? Подобных людей называли изменниками.

Гектор Рекс изменником не был, и никогда им не станет. Лорда-инквизитора чествовали как чемпиона Его-на-Терре, он считался «Аудитории Император», ибо однажды ему довелось общаться с самим Повелителем людей в Его тронном зале. Тогда проктор-генерал Скаруса по-настоящему осознал, что в бесконечной войне с Хаосом на кону стоит будущее всего человечества. Вот в чём заключалось его предназначение, и он не позволит вовлечь себя ни в какие политические игрища. Лорд Рекс отдал необходимые распоряжения о выводе затребованных полков.

В 253828.М41 три оставшихся полка 1-го линейного корпуса покинули Вракс в полном составе, как и три артиллерийских подразделения 19-го бомбардировочного корпуса, тем самым в одночасье лишив осадную армию половины тяжелейших орудий. Кроме того, отбыл 8-й штурмовой корпус, хотя лорду Рексу удалось уговорить Департаменто оставить ему 11-й танковый полк, который влился в 11-й штурмовой корпус. Половина независимых артиллерийских рот, использовавшихся для дополнительной огневой поддержки наступлений, также отправилась прочь. Вот только куда? Этого лорд Рекс не знал. Большинство подразделений, скорее всего, перебросят на Восточную окраину, где тираниды, похоже, пожирали солдат Астра Милитарума так быстро, как их только успевали присылать. Впрочем, эти криговские полки теперь перестали быть заботой Рекса, его долг заключался в том, чтобы победить на Враксе с оставшимися силами.

Однако на этом плохие известия не закончились — лорд-инквизитор узнал, что на обратном пути с Терры его эмиссаров убили. Их казнили в личных каютах, быстро и безжалостно обезглавив фазовым оружием. Опознать или поймать виновных не удалось, но, вне всяких сомнений, жестокая расправа должна была послужить для лорда Рекса завуалированным посланием. Ордо Еретикус следил за ним. Его верность подверглась испытанию, и он прошёл его.

В любом случае, разногласия внутри Империума не остановили осаду. Теперь у лорда Рекса было меньше гвардейцев, танков и артиллерии, но и враг наконец стал понемногу ломаться. Оставшиеся линейные корпусы заняли новые позиции. Задачу захватить сектор 579-459 перепоручили 12-му линейному, которому приказали выделить для операции один полнокровный полк. Выбор пал на 143-й, который выдвинулся на передовую и приступил к предварительной подготовке. На перемещение пушек ушло много недель, и ещё больше времени потребовалось, чтобы вырыть подкопы, однако в 412828.М41 полк был готов к атаке куртины.


Битва за врата 579-459

Штурм спланировал командир 143-го Тайран, но непосредственно в бой полк поведёт комиссар-генерал Маф. Как обычно, танки с пехотой выдвинутся после продолжительной артподготовки. Наступление поддержат титаны «Астор Тираннис» и «Эакус Ультра», чья задача будет заключаться в обстреле стен и ворот из самых мощных своих орудий, чтобы создать необходимые для криговцев бреши.

Пока в небе с воем и грохотом проносились снаряды, комиссар-генерал взобрался в башню «Разорителя», своего «Лемана Русса», на котором ему предстояло отправиться в битву. Он кинул взгляд на сюрвейер, оценивая видневшуюся вдалеке куртину, теперь затянутую огненным дымом от взрывов. Маф скомандовал водителю выдвигаться, а затем дал отмашку ждавшим вокруг танкам, после чего захлопнул за собой люк и уселся в кресло. В считанные секунды первые эскадроны «Леманов Руссов» отправились в путь, с трудом преодолевая развороченную артиллерией землю.

По мере продвижения 143-го богомашины стали накрывать вражеские укрепления ракетными залпами. Огонь еретиков с каждым мгновением становился всё сильней и плотней. Комиссар Маф слышал стук пуль по лобовой броне и рёв пролетавших рядом более крупных снарядов. Его наводчик и заряжающий с головой ушли в работу, снова и снова посылая к парапетам осколочно-фугасные, чтобы подавить позиции неприятеля. Схожая картина повторялась по всему переднему краю наступления, но, несмотря на ураганный обстрел, мятежники решились контратаковать. Бронированные створки дверей откатились назад, исторгнув наружу орду пехотинцев, танков, самоходок и паукообразных шагающих машин. Теперь уже вокруг имперцев начали ложиться снаряды, внося ещё больший хаос и смятение. Комиссар-генерал ощутил, как танк неистово тряхнуло, после чего «Леман Русс» рванул вперёд, попутно опуская ствол, чтобы взять на прицел нового противника. А затем, во внезапной вспышке света, командирскую машину подбили. Взрыв разнёс лобовую броню башни, мгновенно обезглавив наводчика и испепелив заряжающего. Снаряд пронёсся над плечом Мафа. Комиссар инстинктивно дёрнул рычаг открытия люка и выскочил наружу. Едва он выкарабкался и спрыгнул вниз, башня у него за спиной разлетелась на куски. Хранившийся в ней боезапас детонировал, подняв в небо обжигающе-горячий шар огня, который откинул Мафа от танка и ранил его осколком в лопатку. Тяжелораненный комиссар-генерал остался лежать на земле, корчась от боли и зовя на помощь, пока не отключился.

Когда Маф пришёл в себя, вокруг всё ещё клубился чёрный дым, валивший от искорёженного остова «Лемана Русса». Сражение продолжалось до сих пор. Криговцы отчаянно палили налево и направо. Из тумана и пыли возникали силуэты танков, затем подобно призракам растворяясь снова. Вокс-бусина куда-то запропастилась. Комиссар понятия не имел, насколько успешно идёт бой. Морщась от боли, он медленно поднялся на ноги. Его строгая чёрная униформа была вся обожжена, пропитана кровью и испачкана в грязи. Внезапно из дыма показались враги. По-видимому, еретикам удалось оттеснить криговцев, и теперь они добрались до него. Комиссар Маф потянулся за силовым мечом, который, к счастью, оказался в ножнах, и быстро извлёк его. Первый приблизившийся мятежник был настоящим исполином, рядом с которым Маф казался карликом, в доспехе насыщенно-красного цвета артериальной крови. В одной руке он стискивал массивный цепной топор, другая была заключена в потрескивающий силовой кулак. Властелин изменников, в глазах которого пылала злая сила, заметил раненого офицера и решительно зашагал к нему.


Танковая рота криговцев движется к Цитадели.


Маф вскинул меч и нажал кнопку активации, и оружие ожило за миг до того, как чемпион Кхорна атаковал. Ослабевший от потери крови комиссар не успел отреагировать, и первый же взмах топором отбил клинок в сторону, а его самого опрокинул на землю. Предатель встал над поверженным офицером, и из-за клыкастой личины шлема донёсся хохот. Маф попытался откатиться, но страшные раны не позволили ему этого сделать, оставив полностью беззащитным перед недругом. Поняв, что ему не спастись, комиссар вызывающе уставился в ненавистное лицо врага. Оно было ссохшимся и старческим, туго натянутая кожа придавала ему мертвенный вид. Затем навстречу Мафу устремился силовой кулак…

Со смертью комиссара-генерала битва не окончилась. Внезапно контратаковавшие берсеркеры-кхорнаты и терминаторы Хаоса отбросили криговцев назад, однако мало-помалу численность гвардейцев начала брать своё, а командование продолжало посылать в наступление всё новые танки. Тем временем «Эакус Ультра» непрерывным огнём из мелта-пушки расплавил створки и обрушил возвышавшийся над ними парапет, а артиллерия с танками превратили расположенные по соседству башни в кучи щебня.

Яростное сражение продолжилось уже на дымящихся руинах. Среди дыма и грохота криговцы, примкнув штыки, ринулись на штурм врат, лишь чтобы отступить под натиском воинов Кхорна. Берсеркеры с цепными топорами наголо ворвались в самую гущу схватки, оставляя за собой кровавый след. Там бился и сам Жуфор, гигантский, словно локомотив, с истекающим кровью топором. За ним следовали терминаторы-телохранители, все до единого закалённые ветераны сотен битв. Имперцы и изменники дрались день и ночь напролёт под непрерывно сыплющимися с обеих сторон снарядами, слившимися в один безжалостный артобстрел.

На протяжении двух суток криговцы снова и снова устремлялись на штурм бреши, и каждый раз, умывшись кровью, откатывались обратно, оставляя среди горящих танков растущие груды мертвецов. Никто не желал уступить. «Эакус Ультра» получил серьёзное повреждение выстрелом из нейтронного лазера. Меткое попадание древнего истребителя танков «Вальдор» привело к сбою высших логис-систем титана, поджарив мозги обоим модерати и практически лишив махину управления. «Разбойник» медленно уковылял в тыл, но тем самым лишил штурмовиков тяжёлой огневой поддержки.

Битва за врата 579-459 бушевала дальше, пока в конечном итоге, спустя пять дней и ночей, еретики не отступили. Окровавленный, но несломленный 143-й полк ворвался в дыру и преодолел стену. Он захватил для 88-й осадной армии второй пролом, как когда-то — первую брешь на внешней линии укреплений. Куртина утратила для предателей оборонительное значение, и те, кто ещё оставался на стенах, в любой момент рисковали попасть в окружение с севера или юга и погибнуть все до единого. То, что их требовалось выводить оттуда, хорошо понимал как Жуфор, так и в штабе лорда Рекса. При поддержке мощной ударной группировки Красных Охотников в брешь начало входить всё больше криговцев, которые быстро принялись обустраивать надёжный плацдарм, чтобы не дать себя выбить очередным вражеским ударом. Но никакой атаки не последовало.


Брошенные позиции «Бомбард» возле Цитадели. Большинство своих орудий предатели эвакуировали внутрь крепости.


К Цитадели

Теперь, когда лоялисты закрепились вокруг второй бреши, отступники и их союзники оказались зажаты в кольце, проходившем приблизительно по линии куртины. Согласно самым оптимистичным подсчётам штаба, вражеские войска существенно ослабли после недавних боёв, однако по-прежнему представляли грозную боевую силу. Между кригскими полками и Цитаделью всё ещё стояло как минимум два миллиона еретиков, включительно с бандами астартес-предателей. Конечно, в них не учитывались иномировые полчища, которые также находились в услужении бунтовщиков. Впрочем, даже принимая во внимание уменьшение общего количества осадных полков и доступных подкреплений, 88-я сохраняла над противником значительное преимущество в живой силе. Истощение, наконец, дало о себе знать, и ресурсы изменников начали подходить к концу.

Однако на земле эти благоприятные прогнозы не значили ровным счётом ничего. Враги до сих пор занимали траншеи и оборонительные позиции, во множестве испещрявшие их неуклонно съёживающийся очаг сопротивления. Заросли колючей проволоки и минные поля выглядели такими же плотными, что и раньше. Наступление к Цитадели продолжится в прежнем медленном темпе, несмотря на все победные реляции логистов.

Наконец, настало время окончательно сломить неприятеля. Еретики бились с решимостью обречённых, обретя второе дыхание благодаря новому военачальнику. Лорд Жуфор и его Собиратели Черепов взяли ситуацию в железные рукавицы, и перебросили поступившие в их распоряжение банды навстречу наступающим криговцам. Снова и снова космодесантники Хаоса преграждали путь лоялистам или проводили стремительные налёты на их позиции, срывая подготовку к очередному рывку или отбивая территорию, захваченную ценой жизней многих тысяч гвардейцев. Кроме того, Жуфор приберегал в кармане ещё один козырь.

Втайне от имперцев, спрятанный во внутреннем санктуме Цитадели портал делал свою нечестивую работу. После каждого ритуала призыва открывались новые варп-разломы, из которых выплёскивались дьявольские орды. Вракс стал миром, где ходят демоны. Помимо них прибывали и кощунственные боевые механизмы Хаоса, наполовину живые существа, наполовину машины с заключёнными в них демонами, жаждавшими одной лишь битвы. В их число входили «Медные скорпионы» Кхорна — гигантские, ощетинившиеся оружием шагоходы; гнилодроны Нургла, которые жужжали над полем боя подобно большим злобным мухам, ширя разложение и разнося скверну, и «Кровавые забойщики» — стремительные роботы-убийцы из меди и железа, что кидались в гущу криговцев подобно самоубийцам. Среди всей этой орды дьявольской нечисти, одержимых, мутантов, спятивших еретиков и зверолюдей скрывались их предводители и жрецы, люди, проводившие кровавые жертвоприношения, от которых небо приобретало кроваво-красный цвет, а также нараспев повторявшие имена демонов, коих надеялись призвать. И громче всего звучало имя, хорошо известное инквизиторам Ордо Маллеус, имя, которого они боялись наибольше. «Ан’гграт! Ан’гграт! Ан’гграт!» — ревели мятежники. Лорд-инквизитор Рекс знал это имя, большими буквами вписанное в «Гримуар истинных имён» как принадлежащее владыке демонов, которого следует остерегаться сильнее остальных. Он был стражником трона Черепов, повелителем Жаждущих Крови, избранным убийцей Кхорна. Легионы бога Крови звали его Вракс. Звали убивать врагов Кхорна. Всё случилось именно так, как предсказал Мальфиус, и как опасался лорд Рекс. Что они могли противопоставить такому монстру? Лишь упование на то, что Император услышит их молитвы и не бросит в час нужды.

Но Император помогает только тем, кто помогает себе сам, поэтому кровавую борьбу против кошмарных порождений варпа требовалось продолжать единственным известным криговцам способом. Под раскатистыми артиллерийскими обстрелами шеренгами наступали гвардейцы, а с ними танки, титаны, инквизиторы и Красные Охотники — истинная армия Империума на войне. Лоялисты несли страшные потери. Враг не ведал пощады. Навстречу демонам выходили Серые Рыцари, снова и снова изгоняя их несметные полчища обратно в бездну. Медленно, ярд за ярдом, имперское воинство теснило выживших противников, неумолимо затягивая петлю вокруг Цитадели. Сама крепость грозно возвышалась впереди на высокой вулканической скале, пока на равнинах вокруг неё свирепствовали бои. В последующие месяцы практически неутихающих сражений пали миллионы, только чтобы оцепить твердыню изменников окончательно.

Лорд-инквизитор Рекс не позволял снизить темп наступления, дабы не дать врагу шанса перегруппироваться и перевооружиться, или нанести ответные удары. Он направил всех командиров на передовую, где им не раз лично довелось вести свои полки в бой. Именно в те дни неистовой резни сложили головы многие герои Империума. Все они — инквизиторы Неемия Кан и Адсо Окассиский, капитан Данзур из Красных Охотников, принцепс Яск и его титан «Гонорум», лорд маршал Кагори, прежде командовавший 88-й армией, полковники Ньек и Цалок — будут достойно упомянуты в свитках почести.

Но, несмотря на победы, в Ордо Маллеус понимали, что положение осадной армии ухудшалось. Варп-разломы возникали теперь повсеместно, и ударная группировка брата-капитана Штерна не успевала запечатывать их все. Серые Рыцари не могли быть одновременно повсюду. Они нуждались в поддержке, поэтому на Титан послали новый приоритетный астропатический запрос на ещё одно подразделение. Пока инквизиторы не знали всей полноты картины, однако лорд Рекс уже имел определённые подозрения насчёт того, что творилось в недрах Цитадели. Порталы в имматериум не могли открываться просто так, за их появлением явственно скрывалась чья-то злая воля. Кардинал Ксафан и его присные вряд ли сумели бы призвать демонов, но вот космодесантникам Хаоса такое было вполне под силу. Гектор Рекс попросил своего бывшего наставника, лорда-инквизитора Малкина, выведать, кто или что стоит за происходящим.

Старик-инквизитор охотно согласился. Именно благодаря ему позднее удастся узнать правду о возвышении Жуфора и создании Освящёнными варп-портала. Тем временем на помощь Штерну отправилась вторая ударная группировка во главе с братом-капитаном Артурусом, которая в 996828.М41 присоединилась к своим товарищам на передовой.


Окружение Цитадели


Подземные операции

Пока вокруг стен бушевала безжалостная война, инженеры подбирались к крепости снизу. Сражения под землёй велись не менее ожесточённые, чем на поверхности, но мало-помалу криговцы всё же продвигались вперёд. Туннели прокладывались со всех сторон — с севера, востока, юга и запада. Враги рыли контрподкопы, однако они не имели тех же ресурсов, что лоялисты, которые, пользуясь буровыми машинами, сотнями тонн взрывчатки и будто бесконечной живой силой, с каждым днём становились всё ближе к заветной цели.

Еретики, неспособные блокировать все пути подступов, начали запускать в галереи и туннели тварей — мутировавших существ, монстров из слизи и ила, спятивших от боли и бормочущих безумные речи. Шахты заполонили отродья Хаоса и ходячие трупы умерших от чумы огринов. Криговцы столкнулись с кошмарными чудовищами, которых предатели создавали ради забавы и без сожалений пускали в расход. Инженеры расстреливали их из дробовиков и взрывали крак-гранатами, но каждая такая стычка тормозила работу и уносила новые жизни.

Лорд Рекс постоянно справлялся об успехах инженеров и требовал от их начальников ускорить темп. Кампания на поверхности пожирала людей и технику быстрее ненасытных тиранидов. Силы полков таяли на глазах, поэтому прорыв из-под земли представлялся наилучшим способом попасть внутрь Цитадели Вракса. Впрочем, по расчётам командиров инженерных рот, в крипты им удастся проникнуть не раньше чем через шесть месяцев. До тех пор дорогостоящие битвы на земле придётся продолжать, хотя бы для того, чтобы, оказывая постоянное давление на противника, не давать ему перебросить войска в туннели.


Апостолы Заражения наступают сквозь химический туман.


Истребитель танков «Вальдор». Данная машина сражалась с титаном «Эакус Ультра» в битве за врата 579-459.


«Лэндрейдер» Чёрного Братства Эйреаса, бандформирования Чёрного Легиона. Машина была уничтожена Серыми Рыцарями в ходе штурма ответвления Нижних врат.


«Лэндрейдер» Повелителей Разложения, бандформирования Гвардии Смерти. Обратите внимание на дополнительное разнесённое бронирование.


«Осквернитель» неизвестного происхождения. Встречен во время боёв за «расщелину».


«Хищник» типа «Аннигилятор» Стального Братства, группировки Железных Воинов. Превосходное состояние машины свидетельствует о том, что предатели захватили её совсем недавно.


«Кровавый забойщик» Кхорна, участвовавший в контратаке Собирателей Черепов у врат 579-459.


«Кровавый забойщик» Кхорна, встреченный и изгнанный в секторе 577-452 инквизитором Тором Малкином с помощью Красных Охотников из отделения Дракина.


Гнилодрон Нургла, встреченный в секторе 592-440 и изгнанный Серыми Рыцарями из отделения Маттана.


Гнилодрон Нургла, участвовавший в битве за арсенал 59-44. Рои подобных машин заражали территорию на пути следования 30-го линейного корпуса.


«Инкаэдуус Прайм», титан типа «Разбойник» Легио Асторум. После повреждений, полученных в предыдущей битве, его перевооружили мелта-пушкой и силовым кулаком. За проведённое на Враксе время многие махины пришлось переоснащать из-за повреждений и изношенности вооружения, либо изменившейся тактической обстановки.


«Хищник» типа «Деструктор» Красных Охотников. Приданный 3-й роте, формировавшей костяк сил капитула на Враксе.


Лэндспидер типа «Торнадо» Красных Охотников. Подбит во время штурма Кардинальских врат.


«Вихрь» Красных Охотников. Силы капитула поддерживала батарея в составе трёх «Вихрей».


«Лэндрейдер» Красных Охотников. Данная машина служила транспортом для 1-й роты в ходе штурма Кардинальских врат.


Брат Тэльм, дредноут Mk IV Красных Охотников, уничтоженный в ходе штурма Кардинальских врат. Ударная группировка Красных Охотников на Враксе не действовала как одно подразделение, но была разделена между инквизиторами, служа ядром их элитных штурмовых сил. Таким образом, отделения и бронетехнику космодесантников можно было встретить практически везде, и Красные Охотники присутствовали (в ограниченных количествах) в большинстве крупных боестолкновений до самого окончания кампании.


Глава пятнадцатая: Проклятый холм. Первые штурмы Цитадели

Мы выступаем в бой. Да будет Император впереди нас. Да будет Император подле нас. Да будет Император в сердцах наших.


Капеллан Красных Охотников Ландрат, молитва перед первым штурмом Цитадели Вракса


В самом центре сети служебных путей, что пересекали Ван Мирсландскую пустошь, соединяя жилые зоны с арсеналами, батареями защитных лазеров и оборонительными линиями, к тому времени захваченными и разрушенными наступающей 88-й армией, грозно высилась она — великая Цитадель Вракса. Крепость стояла на вершине вулканической скалы, по крутым склонам которой тянулась главная дорога. Всё выше и выше вилась она к величественным Великим вратам, сложенным из громадных гранитных блоков, давно источенных ветрами и непогодой.

За серыми стенами и парапетами куртины вздымались шпили и купола базилики святого Леониса Слепца. Из скромной башенки, возведённой в память о миссионере-мученике в М38, она выросла в колоссальный собор, куда стекались толпы паломников, дабы узреть мощи и реликвии давно мёртвого святого. Но исполинская каменная базилика была не самым высоким зданием Цитадели. Ещё выше возносилась башня цензориума, где когда-то обитали астропаты враксианского хора, а также располагался пункт межзвёздной связи. Она находилась во внутреннем дворике оплота, отделённого от главной крепости глубоким ущельем, что раскололо скалу-основание твердыни. Шпиль цензориума тянулся в затянутое грозовыми тучами небо, и из него открывался потрясающий вид на окружающую равнину.

Для наблюдателей, следивших за приближением криговских полков, земля далеко внизу до самого горизонта превратилась в затянутую дымом и огнём чёрную бездну. Грохот орудий, ранее походивший на далёкое рокотание грома, теперь стал оглушительной какофонией беспрерывных взрывов. Снаряды ежеминутно били в склон холма либо вспыхивали и искрились на мощных пустотных щитах Цитадели. Пыль и дым висели подобно сизому осеннему туману, взвихряясь и густея от каждого нового прилёта. На пустоши, среди пламени, осколков и удушливых облаков газа резня свирепствовала денно и нощно. Сама Цитадель, доверху заполненная боеприпасами и снаряжением, кишела людьми и щетинилась пушками. Склоны под безопасными, прикрытыми пустотными щитами стенами усеивали орудийные гнёзда и наблюдательные пункты, секретные траншеи и замаскированные снайперские позиции. Кроме того, местность полнилась бункерами, дотами и укрытиями. Мятежники хорошо потрудились над тем, чтобы превратить Цитадель в неприступную твердыню, могучую скалу, о которую разобьются волны лоялистов. После многомесячных бомбардировок Имперских ВВС и самой мощной дальнобойной артиллерии, которая только имелась у Астра Милитарума, крепость, хоть и сильно повреждённая, оставалась несокрушённой. Наконец, спустя восемнадцать лет, великая осада вступала в свою завершающую стадию.


Планы 88-й армии

План штурма крепости существовал едва ли не с начала войны. Ещё восемнадцать лет назад в штабе 88-й армии прекрасно знали, с чем им придётся столкнуться в ходе отвоевания Цитадели кардинала. У них имелся беспрепятственный доступ ко всем схемам и чертежам, какие им могли потребоваться. Из составленных Администратумом длинных и детальных перечней они знали обо всех модификациях, улучшениях и усилениях крепости. Изначальный подробный план атаки был разработан лордом-главнокомандующим Зёлком, а позже откорректирован маршалом Кагори в соответствии с его видением штурма. Лорд-инквизитор Рекс стал третьим имперским военачальником, который взялся пересматривать инфопланшеты и голокарты Цитадели, оценивать потребности в материально-техническом обеспечении, а также проводить инструктажи подразделений. Прежде чем отдавать какие-либо приказы, он решил собрать самых доверенных инквизиторов для тщательного разбора схемы нападения.

Предстоящая операция была всеобъёмлющей и крайне сложной в исполнении. В ней примет участие миллион гвардейцев, которым предстояло постепенно, шаг за шагом, изнурить защитников, после чего захватить и удержать ключевые точки. Главным препятствием в ходе штурма станет характер поля битвы. Из-за сильно пересечённой местности в заключительных атаках имперцы не смогут воспользоваться бронетехникой. На многих участках утёсы были слишком крутыми даже для пехотинцев, поэтому им придётся идти через заранее устроенные еретиками зоны поражения. С какой стороны ни посмотреть, финальная атака станет самым кровопролитным этапом жестокой войны. Для большинства из миллиона криговцев, которых бросят на Цитадель, она окажется последним сражением во имя Императора.

Приоритетной задачей атаки являлось выведение из строя генераторов пустотных щитов. Именно эти огромные экраны, питаемые от уходящих в толщу скалы геотермальных скважин, и делали твердыню такой неприступной. Цитадель окружало мощное силовое поле, сродни тому, что защищало титанов. Каждый участок стены, башня и редут имел собственный проектор, и пока экран продолжал работать, лоялистам вряд ли удастся серьёзно повредить укрепления. Тем не менее, инквизитор Рекс не сомневался, что, задействовав достаточно артиллерии, он рано или поздно разнесёт оплот кардинала по камушку. Конечно, Администратум засыплет его жалобами, а Экклезиархия сильно огорчится разрушению базилики святого Леониса, однако проктор-генерал Скаруса был готов пойти на такие жертвы, дабы спасти планету от гораздо большего зла, что пустило корни на том холме.

Пустотные щиты удастся отключить лишь в том случае, если совокупная энергия попаданий перегрузит или уничтожит генераторы. Задача по подавлению защитных экранов ляжет на осадную артиллерию. «Сотрясатели», «Медузы» и «Бомбарды» 21-го бомбардировочного корпуса будут непрерывно обстреливать Цитадель в надежде перебороть мощные генераторы щитов. Для этого корпусу потребуется гигантское количество боеприпасов, поэтому он получит приоритет в снабжении, однако в таком случае пострадает остальная полковая артиллерия, которой не хватит снарядов для предварительной бомбардировки, постановки дымовых завес, контрбатарейного огня, заградительных валов и ответных залпов, что подставит пехоту под ещё большую угрозу вражеских обстрелов и контратак. С другой стороны, пока пустотные щиты работают, даже все гвардейцы на Враксе не сумеют преодолеть стену. Каждому полку придётся полагаться на лёгкую полевую артиллерию и «Леманы Руссы», чья роль в штурме ограничится огневой поддержкой, когда криговцы начнут взбираться по склонам.

Следующей целью будет захват трёх главных врат. После того как пустотные щиты отключатся, а внутренняя часть крепости превратится в руины, пехота ринется на холм и захватит ворота. Они станут плацдармами для следующей волны, которая ворвётся внутрь твердыни. И там начнётся самая тяжёлая и неблагодарная работа — продвижение под перекрёстным огнём на самые мощные укрепления и орудия бунтовщиков. Все понимали, что взводы и роты отправятся в настоящую мясорубку, устроенную хорошо окопавшимся и укрывшимся за непробиваемыми стенами врагом. Их ждала верная смерть, но в штабе иного пути не видели — кому-то следовало подняться на тот холм и умереть. За ними двинутся следующие бойцы, которые проползут по трупам первых штурмовиков, и, в свою очередь, сложат головы сами. Затем цикл повторится, и будет повторяться снова и снова, пока гвардейцы не дойдут по истерзанным телам соратников до врат. Теперь лорду-инквизитору Рексу предстояло решить, кого послать на эту миссию.

Подразделением, избранным в первую волну, стал 261-й осадный под началом ветерана-полковника Тиборка, который за годы войны выбился в старшие офицеры. На Враксе его имя давно стало легендой. Это он четырнадцать лет назад возглавил атаку, которая увенчалась прорывом первой линии обороны. Тогда Тиборк три дня героически сражался в полном окружении без каких-либо подкреплений, и в одном лишь том бою получил пять ранений. Впоследствии ветерана назначили командиром полка, после того как его предшественнику снесло макушку миномётным снарядом, и его раздробленный череп поместили в реликварий на полковом знамени. Полковник Тиборк продолжал командовать с передовой, и в дальнейшем был ранен ещё четырежды, но всякий раз выживал, даже когда лишился левой руки от удара цепным мечом во время наступления Кагори. Получив бионический протез, он вернулся в родное подразделение, чтобы провести его через куртину и по полям сражений до самой Цитадели. Теперь его полк отправится в первое массированное наступление для захвата трёх главных входов в крепость. Тиборка вызвали в командный пункт инквизитора и вручили приказы. Ветеран сразу понял, что они означали вероятное уничтожение полка, однако не дрогнул и лишь отсалютовал, принимая свою миссию. Смерть за Императора была всем, ради чего он жил, а теперь его желание исполнится!


План 261-го осадного полка

Тиборк взял отравленную чашу из рук инквизитора, и теперь должен был испить из неё. Первым делом ему следовало подготовить полк к бою, для чего потребуется реквизировать дополнительные снаряды, боеприпасы, топливо и людей, и доставить их на передовую. Далее он собрал штаб и приступил к изучению предоставленных лордом Рексом голокарт и схем.

Заняв позиции в передовых траншеях, что теперь окружали Цитадель со всех сторон, 261-й нападёт одновременно с трёх направлений. С севера он двинется на Кардинальские врата, с запада попытается захватить Нижние врата и уничтожить внешние укрепления и бункеры с оборонительными лазерами, которые в свою очередь защищали врата святого Леониса, а третий, самый мощный удар будет нанесён с юго-востока по Великим вратам. Во главе каждой атаки пойдёт полнокровная пехотная рота, рассаженная по пятнадцати «Горгонах». Первая рота ударит с севера, седьмая — с запада, а пятнадцатая — с юго-востока.

Сам штурм сможет начаться лишь после того, как за работу возьмётся бомбардировочный корпус. Когда обстрел сосредоточится на крепости, тогда Тиборк и пошлёт свои «Горгоны». Огромные транспортёры перевезут передовые роты через внешнюю оборонительную полосу и выгрузят гвардейцев, как только склоны станут непреодолимыми. Дальше криговцы двинутся своим ходом под прикрытием тех танков, которым удастся занять подходящие позиции для стрельбы у подножья холма. Атака примёт вид трезубца, каждое острие которого будет нацелено на определённые врата. К тому времени как высадившиеся из «Горгон» пехотинцы погибнут, их сменят подошедшие бойцы второй волны, а тех, в свою очередь, третьей. В четвёртую волну войдёт большинство полковых гренадеров, и именно им предстояло достигнуть ворот и атаковать непосредственно бастионы у входов. Перед Великими вратами Тиборк планировал развернуть «Атланты» с тяжёлыми бульдозерными отвалами, чтобы расчистить служебную дорогу от мин и позволить проехать по ней роте «Леманов Руссов» для поддержки гренадеров. Как только объект будет захвачен, к нему сразу выдвинутся ожидающие внизу подкрепления.

Главной целью атаки станут Великие врата, и, соответственно, на них придётся бросить больше всего сил. Кардинальские и Нижние врата представляли куда более сложные для захвата объекты. Наступления здесь станут хоть и мощными, но, в сущности, отвлекающими манёврами, с достаточным количеством людей и техники, чтобы связать боем как можно больше еретиков, а в случае, если неприятель дрогнет, то даже и занять сами входы. Впрочем, получить плацдарм Тиборк рассчитывал всё же у Великих врат. Если у него получится, значит, он выполнит задание, и штурм продолжит уже другой полк. К тому времени от 261-го мало что останется, но разве не поэтому на Вракс послали именно криговцев?


Цитадель Вракса

Vraks3038.jpg


Крепость Ксафана — бывший центр власти Администратума на Враксе.

Цитадель стоит на скале — бывшем вулкане с очень крутыми склонами (в некоторых местах на юге — отвесными). Вершина окружена высокими стенами и оборонительными башнями. На северо-западе её рассекает глубокое ущелье, которое также служит входом в подземный арсенал Цитадели.

Сама крепость разделена на две половины, большая её часть (внешний и внутренний дворик) находятся на восточной стороне ущелья, а гораздо меньший оплот расположен на западной. Обе стороны соединены перекинутым через ущелье укреплённым мостиком, который является единственным путём в оплот.

Склоны за стеной Цитадели опоясаны заглублёнными укреплениями. В некоторые из них попасть можно только через крипты. Другие связаны между собой запутанной сетью замаскированных траншей и лазов.

Мануфакторум — недавнее добавление. Он представляет собой скопище модульных сооружений и временных укрытий, в которых производятся боеприпасы. На заключительных этапах войны мануфакторум подвергался постоянным бомбардировкам с воздуха, и теперь лежит в руинах. Данный район, один из двенадцати возведённых вокруг Цитадели, расположен в начале протяженного шоссе, ведущего прямо к Кардинальским вратам. Эта богато украшенная дорога также стала жертвой авианалётов, и ныне от нее остались лишь груды щебня и вывороченные балки с опорами.

Главной служебной частью Цитадели является внешний дворик, где размещены кабинеты, склады, казармы и приюты для паломников, многие из них — сугубо утилитарные постройки без пышного убранства заслоняющих горизонт базилики и дворца. Также во внешнем дворике находится главная площадь, огромное открытое пространство, где проводятся парады ополчения и собрания паломников. Над ней возвышается гигантская базилика святого Леониса.

Внутренний дворик, отделённый от внешнего стенами базилики и кардинальского дворца, служит центром духовной жизни крепости. Здесь же расположена приория Серебряного Покрова, которая сама по себе является небольшой твердыней. Кроме того, через неё можно попасть на мостик в оплот.

Оплот — самая защищённая часть комплекса. Тут находится центральный штаб Администратума, офис и резиденция планетарного префектуса, а также Эдифициум, который иногда используется Инквизицией в качестве базы для действий в соседних звёздных системах, и включает в себя темницу и камеры для допросов. Самое высокое строение во всей Цитадели, выше даже главного шпиля базилики, — это башня цензориума Схолы Астропатики, центр межзвёздной связи.

На поверхности находится лишь часть Цитадели. Внизу раскинулся настоящий лабиринт туннелей и технических сооружений, тянущийся до самого арсенала в основании скалы. Главный источник питания крепости находится там же, вне досягаемости врага. В криптах размещены и главные модули пустотных щитов, а также генераторы и трансформаторные станции. Верхние ярусы подземелий отданы под казармы, склады, оружейные, мануфакторумы и лазареты.


Вне Цитадели

1. Блокгаузы и опорные пункты

2. Мануфакторум (уничтожен)

3. Расщелина

4. Ущелье Цитадели, «Яма смерти»

5. Стена и ворота ущелья

6. Главный вход в арсенал

7. Шоссе (уничтожено)

8. Ответвление Нижних врат

9. Южный бастион

10. Северный бастион

11. Паломническая дорога


Внешний дворик

12. Великие врата

13. Участок Адептус Арбитрес

14. Кардинальские врата

15. Казармы ополчения

16. Штаб СПО

17. Жилые блоки

18. Администратум

19. Бункер с оборонительным лазером

20. Врата святого Леониса

21. Привратный бастион

22. Базилика святого Леониса Слепца

23. Дворец кардинала

24. Оборонительные башни


Внутренний дворик

25. Внутренние врата

26. Внутренняя площадь

27. Приория ордена Серебряного Покрова

28. Бункер с оборонительным лазером

29. Укреплённый мостик


Оплот

30. Башня-цензориум Схолы Астропатики

31. Посадочная площадка

32. Офис префектуса Администратума

33. Эдифициум (внутренняя твердыня)


Крипты (не показаны)

Склады общего назначения

Казармы

Оружейные-мануфакторумы

Лазареты медикэ

Генераторум

Геотермальные шахты

Генераторы пустотных щитов

Электростанции

Арсенал Цитадели


Утёсы смерти

Наконец, цель была в поле зрения. Если бой пройдёт согласно плану, и 261-й выполнит поставленные задачи, то до завершения войны будет рукой подать. Забрезжил рассвет, едва различимый за чёрными, низко висящими тучами. Где-то далёко зарокотал гром, или то были орудия? Точно — начался артобстрел. Развёрнутый на южной стороне разлома Дарро 21-й бомбардировочный корпус много дней готовился к исполнению отведённой ему роли — всеми доступными орудиями вести неослабевающий опустошительный огонь по холму и стоявшей на его вершине Цитадели. Когда поступил приказ к началу обстрела заранее определённых целей, канониры дёрнули шнуры, и пушки громыхнули как одна. Снаряды с визгом и свистом устремились в небо. Первыми на головы еретикам обрушились особо мощные бомбы «Сотрясателей». Затем, спустя считанные секунды, приземлились тяжёлые осадные снаряды «Медуз». Последними прилетели боеприпасы «Бомбард», обрушившись с рокотом несущегося грузового поезда. В первую же минуту криговцы выпустили по крепости тысячу снарядов. На глазах у Тиборка и офицеров 261-го полка Цитадель вместе со склонами скрылась в облаке расцветающих взрывов. В зону обстрела продолжали падать ракеты, усиливая кольцо пламени, теперь без остатка поглотившее крепость предателей. Неужели кто-то мог пережить подобную бурю? Выстроившиеся рядом гвардейцы в коричневых шинелях, разбитые по отделениям, взводам и ротам, двинулись к заведённым «Горгонам», изрыгавшим в воздух вонючие выхлопные газы. Грохоча подбитыми ботинками по металлическим аппарелям, бойцы строевым шагом вошли в десантные отсеки транспортной техники. После того как вахмистры с комиссарами распределили солдат по отведённым местам, пневмопоршни с шипением подняли рампы. Следующее, что увидят запертые внутри криговцы, станет подножье холма и смертоносный огонь битвы.


Цели 261-го полка: 1 — Великие врата; 2 — Кардинальские врата; 3 — Нижние врата


В оговорённое время Тиборк отдал приказ к атаке, через считанные секунды взревели двигатели «Горгон», и машины, меся гусеницами землю, тронулись с места. Огромные транспортники неспешно покатились вперёд, нещадно болтая набившихся в отсеки бойцов. Вот и началось, теперь каждой роте предстояло выполнить свою часть операции. Жернова войны пришли в движение, и полковник Тиборк более был над ними не властен. За «Горгонами» зашагали отделения пехотинцев, по-прежнему в парадном строю и на равном удалении друг от друга. Следующими в путь отправились «Леманы Руссы», чьи экипажи выглядывали из башен, чтобы лучше видеть уходящую вдаль дорогу. Вскоре их пушки также заговорят, присоединяясь к неистовствующей бомбардировке. Далее вместе с очередными пехотными ротами, подскакивая на развороченной земле, двинулись «Кентавры», буксирующие полевые орудия. Замыкали строй гренадёры, гнущиеся под весом тяжёлой брони и хеллганов, некоторые ехали в транспортниках, другие — шли своим ходом. В бой выступил весь полк, кроме «Сотрясателей» и «Медуз», хотя очень скоро начнут стрелять и они. Тиборк послал всех, кто у него был, оставив в резерве три пехотные роты и всадников смерти, но которые отправятся в атаку сразу, едва наметится возможность прорыва. Полковник пошёл ва-банк: всё или ничего, победа или смерть.

Все три наступления встретили ожидаемо яростное сопротивление. Несмотря на густой дым и взрывы, огромные «Горгоны» привлекли к себе внимание еретиков. Головной транспорт 7-й роты получил прямое попадание в борт из замаскированного «Сотрясателя», чей выстрел прошил машину насквозь, превратив находившихся внутри солдат в кровавый фарш. Следующий осколочно-фугасный снаряд также лёг точно в цель, разорвав в клочья немногочисленных выживших.

Вскоре 1-я рота напоролась на минное поле, и хотя «Горгоны» уверенно ехали дальше, несколько машин всё же подорвалось. Внезапно заговорили размещённые высоко наверху оборонительные лазеры, оставляя в земле огромные подпалины от лучей. Сначала первый, потом второй, а затем и третий бронетранспортёр исчез в оглушительном взрыве света и расплавленной пластали.

Шквал выстрелов обрушился и на «Горгон» 15-й роты. Одной из них танковый снаряд сорвал водительскую кабину. Вторая машина резко ушла в занос с посечёнными огнём гусеницами, и встала как вкопанная. Находившиеся внутри гвардейцы высадились под обстрелом, и очень скоро либо спрятались в укрытиях, либо остались лежать на сырой земле.

После того как откинулись штурмовые аппарели, остальные криговцы почувствовали вражескую ярость уже на собственных шкурах. Воздух прошивали очереди из тяжёлых болтеров и стабберов, путь впереди преграждали замаскированные минные поля. До жути точные миномётные залпы накрывали заблаговременно пристрелянные участки. Целые отделения исчезали в зареве взрывов и свисте пуль. Капитан Аттас, возглавлявший 7-ю роту, погиб вместе с командным отрядом, когда из считавшегося уничтоженным бункера по ним открыли огонь в упор. Его бойцы поползли к служебной дороге, что вела к Нижним вратам, оставляя за собой цепочку из трупов. Каждый метр пути усеивали растущие груды тел и остовы брошенных «Горгон».


Истребители танков «Вальдор» при поддержке «Разбойников» занимают позиции в одном из разрушенных мануфакторумов возле Цитадели Вракса.


Тем временем 1-я рота попала под контратаку мятежников, и после свирепой схватки первая волна, едва-едва начавшая взбираться по склону к Кардинальским вратам, откатилась назад. Следом, примкнув штыки, в атаку устремилась вторая волна криговцев, и, в свою очередь, отбросила уже еретиков. Две волны даже толком не закрепились на утёсах, но уже несли огромные потери. Третья волна стремительно преодолела ещё пару сотен ярдов, но всё равно была далеко от Кардинальских врат, когда на головы гвардейцам посыпались снаряды и мины. Капитан 19-й роты Золян попытался забраться ещё выше, но его людей постигла участь предшественников. Из подразделения, накануне боя насчитывавшего семьсот сорок бойцов, назад вернулось меньше сотни. Капитана в их числе не оказалось.

Как и захлебнувшиеся атаки с северного и западного направлений, штурм Великих врат продвигался хуже некуда. Криговцы здесь хоть и проявляли беспримерный героизм, но усилия их не увенчивались успехом. «Горгоны» приняли на себя всю тяжесть неприятельского огня, превратившего восемь из пятнадцати машин в горящие обломки. Остальные транспортёры отступили, обстреливая холм из тяжёлых стабберов до тех пор, пока не израсходовали боезапас. Пехотинцы двинулись вверх по склону, прямо в бурю неистового огня, который очень быстро рассеял их и заставил залечь.

На извилистом шоссе, тянувшемся к Кардинальским вратам, «Атланты» медленно расчищали путь от мин. Машины одна за другой гибли под огнём лазпушек со стен, их экипажи выбирались через люки и сбегали вниз по склонам. Следом за сапёрной техникой по серпантинам неспешно ползла колонна из двенадцати «Леманов Руссов» 5-й танковой роты 261-го полка, на ходу давая залпы в привратные башни. Вскоре подбили и танки, последний «Леман Русс» достиг лишь четвёртого поворота, прежде чем бойцам пришлось покинуть выведенную из строя машину. Горящие остовы усеяли всю дорогу до самого подножья, и ещё долго будут блокировать путь для будущих атак.

Тем временем артиллерия продолжала без устали долбить стены Цитадели. Град снарядов, как и предполагалось, перегрузил пустотные щиты, хотя сами генераторы уничтожить не удалось. Они находились глубоко под Цитаделью, поэтому причинённые им повреждения еретики могли устранить в сжатые сроки. Пушки принялась бомбить уже укрепления, выбивая огромные куски кладки из куртин, башен и бастионов. Впрочем, Цитадель строили из расчёта именно на такие атаки, поэтому усиленные стены держались хорошо. Неистовые залпы лишь оцарапывали их поверхность, что совершенно не сказывалось на прочности оснований. Ни в одной стене не образовалось бреши, ни одна башня не рассыпалась, а сами защитники на время бомбёжки укрылись в подземных бункерах. Мощный артналёт имперцев не возымел серьёзного эффекта.

Полковник Тиборк понял, что атака проваливается, когда к вечеру ни одному его взводу не удалось достичь поставленных задач. Впрочем, у имперцев не было иного выбора, кроме как штурмовать дальше. Следующие роты выдвинулись под прикрытием батарей полевой артиллерии, которую к тому времени доставили на позиции и развернули, однако малым пушкам недоставало мощи, чтобы выбить бунтовщиков из феррокритных нор. Ночью 1-я и 19-я роты потерпели окончательное поражение на северном направлении; 4-я, а потом 20-я попытались взять Кардинальские врата с наскока, но еретики скинули с холма и их. Из наполовину врытого в склон дота с многочисленными амбразурами и тяжёлыми орудиями хорошо обстреливались все пути подступов, что дорого обходилось пытающимся наступать гвардейцам. Фланкирующий огонь останавливал каждую атаку лоялистов до того, как им удавалось продвинуться сколь-либо вперёд. Не сумел подавить вражеское укрепление и перенаправленный огонь счетверённых установок.


Катаклизм

Но худшее ждало впереди. Выжившие гвардейцы из пяти рот продвигались к Цитадели с запада, когда на них внезапно обрушилась неистовая бомбардировка, в том числе зажигательными снарядами с фосфорным гелем, после которой из Великих врат выплеснулась орда еретиков. Первыми неслись огромные, облачённые в кроваво-красные доспехи легионеры-берсеркеры вместе с «Носорогами», «Хищниками», «Поборниками» и «Лэндрейдерами». За ними, вопя от жажды крови и паля во все стороны из пушек, шли дредноуты, «Кровавые забойщики» и похожие на пауков машины. То были закалённые войной бойцы, ведомые чемпионами Кхорна на свирепую сечу во славу бога Крови. Собиратели Черепов, Берсеркеры Скаллатракса и Освящённые во главе с самим Жуфором, настоящим исполином, окружённым телохранителями-ветеранами в медно-красных терминаторских латах, покатились по склону приливной волной, сметая всё на своём пути.

Неожиданно атаковавшие предатели быстро сбросили уцелевших криговцев с холма, после чего вклинились в порядки имперцев. Над утёсами разбушевались бури, засверкали молнии, и в этот момент начали появляться демоны. Всё происходило в точности так, как подозревали в Ордо Маллеус. Призванные из варпа отродья Кхорна, изнывающие от неутолимой жажды крови и смерти, устремились в битву. Река меди и багрянца хлынула вниз, не обращая внимания на огонь тяжёлых орудий лоялистов. В первые же минуты под покрасневшим, словно от злости, небом, сгинули тысячи. Зверообразные и беспощадные демоны неудержимо рвались вперёд, их сотворённые из эфира адские клинки истекали жизненной влагой. Во главе их шагал могучий Жаждущий Крови, закованный в медные латы, и с топором, напоенным кровью поверженных. Катаклизм, наконец, настал. Подобно гневу разъярённого божества, над Цитаделью беспрерывно полыхали электрические разряды, заставляя ходить ходуном землю. Не выдержав такого свирепого натиска, криговцы дрогнули и побежали, и остановить их не смогли даже приказы комиссаров и массовые казни. Вся захваченная ранее территория отошла обратно к врагам, и даже некоторые передовые траншеи оказались доверху заполнены трупами бойцов, вставших на пути у демонов и полёгших под их мечами до последнего человека.

А затем всё вдруг закончилось. Сделав своё дело, десантники-предатели вернулись восвояси. Шторм стих, кроваво-красное небо вернуло прежний цвет, и призванные демоны исчезли, оставив после себя лишь искромсанные тела криговцев — немых свидетелей нашествия. Казалось, гвардейцы побывали в ночном кошмаре, который оборвался так же стремительно, как начался. Прошедшиеся по полю битвы квартирмейстеры позднее отметили, что большинство жертв лишились голов, вероятнее всего, забранных в качестве трофеев. И действительно, вскоре они появились на парапетах Цитадели в качестве жутких подношений богу Крови. Остальные же части тел так и остались гнить в грязи, а кости их валялись повсюду, будто на разоренном погосте.

Всё повторилось. Дьявольское вторжение, предсказанное Мальфиусом Ясновидцем, начали последователи Нургла, а теперь кровавые легионы Жуфора сумели открыть ещё один варп-разлом и сделать то же самое. Следовало ожидать новых нападений. Инквизиторы Ордо Маллеус чуяли творившееся за стенами тёмное колдовство, чуяли губительные силы, что высвобождались языческими жертвоприношениями Кхорну в преддверии боёв, которые, несомненно, планировал Жуфор. Инквизитор Рекс понимал, что гвардейцы, которых он пошлёт на холм следующими, встретятся с тем же ужасом. Пелена между материальным измерением и имматериумом истончилась, очень скоро она исчезнет окончательно, и тогда… тогда сегодняшняя бойня покажется мелкой дракой по сравнению с тем ужасом, который сотворят призванные еретиками несметные легионы Хаоса.

Пока Жуфору помогали демоны, он не останется без подкреплений, и, следовательно, имперцам не победить в войне на истощение. Цитадель следовало захватить как можно скорее, а её защитников — истребить до того, как атаки из варпа перерастут в полномасштабное дьявольское вторжение, которое уничтожит его войска.


Планирование второго штурма

Полк понёс невообразимый урон, но атаку требовалось продолжать любой ценой. С каждым уничтоженным последователем богов Хаоса победа становилась на шаг ближе. В конечном итоге, после трёх дней штурмов, заканчивавшихся лишь новыми потерями, но никак не успехами, 261-му велели сворачивать операцию. К тому времени от полка осталось одно название. Он расшибся о скалу Цитадели, лишившись почти всего личного состава. После приказа об отходе было принято решение распустить полк. В том, чтобы восстанавливать подразделение, которое больше не сможет участвовать в кампании, никто не видел особого смысла. Выживших бойцов вместе с оставшимися машинами и орудиями распределили по трём другим полкам 30-го линейного корпуса. Полковника Тиборка перевели в штаб армии, а позже в свиту лорда-инквизитора Ордо. Для некоторых гвардейцев эта операция станет не последним боем на каменистых склонах. Теперь занять передовые траншеи и встретиться с адом настал черёд 269-го.

После неудавшейся попытки прорваться в Цитадель напрямую штабу 88-й армии пришлось менять тактику. К тому времени офицеры уже подозревали, что первый штурм закончится провалом, и вовсю разрабатывали план новой операции. На этот раз криговцы попробуют достичь Цитадели снизу, через подземный арсенал, попасть в который можно было по ущелью в склоне холма, защищённому в устье двумя опорными пунктами, а на полпути — стеной с воротами и башнями.


Атака 269-го полка. Цели: 1. Ворота арсенала; 2. Нижние врата; 3. Бункер с оборонительным лазером. \\\ — район заградительной бомбардировки; О — зона высадки Красных Охотников.


Поле битвы представляло собой действительно внушительное зрелище: ограниченное с обеих сторон высокими отвесными скалами, оно выглядело так, будто было прорублено в толще скалы огромным топором. Ущелье заканчивалось колоссальными противовзрывными дверями пятиметровой толщины и высотой с двенадцатиэтажное здание. За ними простирался огромный арсенал, доверху забитый припасами защитников, который уводил дальше, в Крипты — бескрайний лабиринт туннелей, испещрявших весь холм под крепостью. Бойцы 269-го полка пройдут по служебной дороге через всё ущелье, очищая его от защитников, чтобы подошедшие следом инженеры смогли уничтожить двери. Наступающие гвардейцы будут открыты для кинжального огня из внутреннего оплота, мостика и приории Серебряного Покрова, поэтому расположенные там орудия придётся подавлять беспрерывным артобстрелом.

Главный удар поддержат три одновременные атаки. Первая станет ещё одной полномасштабной попыткой захватить Нижние врата и ответвление стены, чтобы сделать их плацдармом для будущих нападений на врата святого Леониса — заднего хода в Цитадель. Это наступление возглавит лично инквизитор Рекс. Вторая операция будет представлять собой череду отвлекающих действий силами пехотных рот 269-го с севера, северо-востока и востока, чтобы связать еретиков боем. Третий, наиболее рискованный удар нанесут Красные Охотники, которые десантируются в само ущелье. Все атаки, за исключением последней, будут проведены силами 269-го полка при поддержке сверхтяжёлых танков 11-го корпуса и титанов Легио Асторума. Штурм Нижних врат предварит ковровая бомбардировка стен и окружающих позиций всеми «Мародёрами», имеющимися в распоряжении у 1099-го авиакрыла.

При всём этом в штабе 269-го полка не догадывались об ещё одной, совершенной секретной четвертой атаке. Уже давно инженеры прокладывали туннели под Цитадель, пытаясь проникнуть в Крипты снизу. Враг ожидал подобных нападений, поэтому безостановочно рыл контрподкопы. Сражения под землёй и раньше отличались свирепостью, но теперь криговцы удвоили усилия. Инквизитор Рекс направил в галереи дополнительные инженерные роты, чтобы копать ходы ещё быстрее. Работы не прекращались ни днём, ни ночью. Между инженерами даже разгорелась самая настоящая гонка за то, чтобы добраться до крепости еретиков первыми. Здесь лорд-инквизитор решил просто продолжать следовать плану, который начал исполняться ещё при маршале Кагори, так как понимал, что прорыв снизу может быть их лучшим шансом на победу.

Атаку запланировали на 080830.М41, но до тех пор мятежники не получат передышки. Каждый полк будет поочередно проводить мелкие рейды, направленные на общее ослабление еретиков, кроме того, ежедневно будет работать артиллерия, прижимая противников и не позволяя им выйти на склоны без риска попасть под обстрел. Всё время, пока велась подготовка ко второму штурму, между имперцами и повстанцами продолжали бушевать непрерывные локальные бои.


Принцепс титана

Vraks3043.jpg


1. Верховный принцепс

Изображенный здесь верховный принцепс Драука — ветеран-командир Легио Асторума, Бегущих-в-Варпе. Руководивший боевой группой Адептус Титаникус на протяжении всей враксианской кампании, этот непреклонный воин выступал не только как командир «Преторианца» в сражениях с ненавистными силами Хаоса, но и как создатель тактических и стратегических планов Легио. Несмотря на то, что ранг предоставляет Драуке титул и статус, равный полковнику Имперской Гвардии или капитану флагманского корабля Имперского Флота, ношение простой униформы, без многочисленных наград, полученных им за свою громкую карьеру, было в духе как самого принцепса, так и всего его Легио. У каждого легиона титанов есть свои особенности проведения операций и ритуалов, и Бегущие-в-Варпе издавна славились тем, что украшали свои могучие боевые машины дерзкой символикой и яркими орнаментами, в то время как модераты и принцепсы предпочитали строгую униформу и пуританское поведение.

Во время битвы за Вракс, помимо ликвидации множества «меньших» противников, в число уничтоженных «Преторианцем» вошли 17 неприятельских танков, две демонических машины «Медный скорпион», а также титан «Гончая».

На последних этапах войны, когда прибыли капитулы Космодесанта, а феномены варпа начали проявляться уже повсеместно, Легио Асторум был развёрнут для поддержки атак на Цитадель. Их орудия присоединились к артиллерийскому обстрелу, сутками напролёт обрабатывавшему крепость. Во время финального штурма, когда Ангелы Прощения высадились в сердце Цитадели, «Преторианец» снова побывал в пекле битвы. К тому времени предательский Легио Вулканум потерпел поражение, и, ворвавшись в Цитадель, имперские титаны почти не встретили сопротивления.


2. Командный трон

Бронированный командный трон «Разбойника» установлен в центре боевого мостика в голове махины. Здесь принцепс соединяется с могучим титаном, подчиняя агрессивный машинный дух своей воле и управляя действиями титана на поле боя через мыслеимпульсное устройство. Командный трон — сердце богомашины, позволяющее при необходимости контролировать абсолютно все функции титана. На крайний случай принцепс имеет доступ к пультам ручного управления основными моторными функциями титана, реактором и так далее — здесь они видны в подлокотниках командного трона. Из-за подключения к МИУ и перегрузки сенсорными ощущениями к ручному управлению могут прибегать разве что самые обученные и опытные принцепсы с колоссальной силой воли и самоконтролем.


3. Мыслеимпульсное устройство (МИУ)

Всевозможные мыслеимпульсные устройства являются сокровенной тайной Адептус Механикус. Тут показана наиболее распространенная модель, которая представляет собой набор подключаемых к голове соединений и кибероптических имплантатов, являющаяся традиционной для Легио Асторума (хотя другие легионы титанов предпочитают спиномозговые катушки или еще более радикальные средства вроде витро-чанов полного погружения). МИУ позволяют управлять титаном прямо и интуитивно, а принцепсу — ещё и получать информацию непосредственно от логис-устройства, ауспика и систем управления через невральные соединения.


4. Бронированная кираса

Помимо защиты принцепса от осколочных ранений, тяжёлая кираса оснащена системой энерго- и жизнеобеспечения, снабжающей принцепса чистым воздухом. Кираса также служит для регулировки температуры тела и отслеживания жизненных показателей из-за опасностей взаимодействия с модулем МИУ.


5. Вспомогательные кабели

Эти бронированные кабели передают в командный трон энергию, ресурсы жизнеобеспечения и информацию, и состоят из множества резервируемых каналов, чтобы в случае разрыва или повреждения какого-либо кабеля его функции взяли на себя другие, не угрожая принцепсу потерей контроля над титаном.


6. Модерат

В то время как команды принцепса передаются в основном через МИУ, многие функции махины находятся в руках операторов-модератов — младших членов экипажа титана. В «Разбойнике» два модерата: первый управляет главными орудийными системами, а второй выступает в роли рулевого, также следящего за ауспиком и боевыми тактическими дисплеями.


Верховный принцепс Ранд Драука, командир боевой группы Легио Асторума на Враксе, на командном мостике «Преторианца», своего титана типа «Разбойник».


В Яму смерти

Бесконечные молниевые бури на краткий миг поутихли, когда бойцы 3-й, 6-й, 7-й и 13-й рот 269-го осадного полка собрались для атаки. Наступление возглавят «Леманы Руссы» 19-й и 21-й танковых рот при поддержке роты тяжёлых «Махариев», а также гренадеров в «Кентаврах». К тому времени уже началась бомбардировка, и над головами готовящихся перебраться через парапет гвардейцев вовсю с рокотом проносились снаряды.

План зачистки ущелья отличался сложностью, однако каждое задействованное подразделение прошло тщательный инструктаж, изучило карты и получило строгие указания. Первым делом им требовалось пересечь естественную расщелину, что проходила вдоль линии продвижения. После нее атакующие силы разделятся — два отряда отправятся на штурм опорных пунктов в устье расщелины, а третий свернёт направо, чтобы нанести удар по бункеру с оборонительным лазером. Последний считался уничтоженным много месяцев назад, но его разрушенные феррокритные стены по-прежнему предоставляли защитникам отличное укрытие, откуда простреливался главный путь подступа, поэтому его следовало захватить. Далее выдвинется четвёртая группа, которая войдёт в ущелье и начнёт атаку ворот и стен совместно с высадившимися в десантных капсулах Красными Охотниками. Преодолев стены, штурмовики зачистят оставшуюся часть ущелья, пока не доберутся до входа в арсенал. Затем подошедшие роты инженеров взорвут бронированные ворота и отправятся вглубь внутреннего комплекса. По мере выполнения задач в атаку будут посылаться новые и новые роты. Согласно расчётам инквизитора Рекса, штурм займёт от трёх до четырёх дней непрерывных боёв. Как всегда, криговцев будет ждать медленное продвижение с большими потерями.

Наконец поступил приказ к атаке, гвардейцы перебрались через парапеты, и, построившись, двинулись вперёд. Поначалу всё шло гладко, танки и пехота наступали сквозь густой дым, стелившийся по земле после очередной отработки полевой артиллерией. Вновь начался ливень, сделавший болото под ботинками и гусеницами ещё более топким. Но, несмотря на хороший старт, планировавшие атаку офицеры кое-чего не учли. На тактических картах расщелина выглядела как одна тонкая линия, к тому же практически не защищённая — незначительное препятствие, которое без труда преодолеет первая же волна. Однако полковой штаб упустил из виду тот факт, что в действительности расщелина представляла собой естественную траншею, с крутым северным склоном и во многих местах совершенно непроходимую для бронетехники. Еретики вырыли в стенах провала глубокие норы, надёжно защищённые от ударов артиллерии, но криговцы, считавшие главной угрозой стены ущелья и кинжальный огонь из Цитадели наверху, провели по расщелине лишь короткую бомбардировку несколькими батареями счетверённых установок. Отсюда неприятель мог нанести контрудар по наступающим гвардейцам, после чего быстро отступить назад в укрытия. Кроме того, на дне трещины мятежники спрятали танки, а также подготовили для них укрепления наверху. Когда машины криговцев поедут в бой, вражеская бронетехника займёт идеальные огневые позиции и обстреляет их, после чего сменит дислокацию, прежде чем их успеют настичь ответные залпы. Один только захват расселины сулил стать гораздо более трудоёмкой задачей, чем кто-либо мог себе представить.

Так и вышло. Бунтовщики выждали подходящий момент и открыли ураганный огонь в упор, выкосив передовые пехотные взводы. Головной «Леман Русс» взорвался под неожиданными выстрелами укрытых вражеских танков откуда-то сбоку. В считанные секунды загорелось ещё пять машин, и остальные предпочли отступить, чем разделить их судьбу. Атака остановилась, даже не успев толком начаться. Сверху посыпались мины, разлетаясь шрапнелью над головами залёгших гвардейцев. Командира 3-й роты срезало очередью из тяжёлого стаббера. Под первыми же обстрелами погибло шесть из одиннадцати командующих взводами. Но, несмотря на потери, наступление следовало продолжать, поэтому криговцы двинулись вперёд. Обойти расщелину было невозможно, поэтому имперцам оставалось только прорываться, однако все их попытки наталкивались на ожесточённый отпор.

Срочно перенаправленные батареи накрыли провал осколочно-фугасными снарядами, но противник ожидал такого хода, и быстро укрылся под стеной. Три «Махария» не смогли отыскать путь через расщелину, в результате чего две машины подорвались на зарядах, брошенных бунтовщиками из глубины естественной траншеи. В бой отправились новые пехотные роты, однако лишь на второй день, исключительно благодаря численному перевесу, солдатам удалось проникнуть в расщелину и начать её зачистку. Внутри они обнаружили деградировавших мутантов, зверолюдей и отступников-ополченцев, а также отделения космодесантников-предателей, главным образом из Стального Братства, которые и превратили этот небольшой участок в очередную зону смерти. Первой расщелину преодолела 16-я рота на правом фланге наступления. Изначально её задача заключалась в атаке бастиона с оборонительным лазером, однако к тому времени большинство гвардейцев уже полегли в свирепых боях внутри трещины. Обескровленная рота ринулась на штурм, но не сумела подавить мощную вражескую позицию и потерпела сокрушительное поражение.

Только к исходу третьего дня цель, которую следовало захватить ещё в первые часы атаки, перешла в руки криговцев, а подоспевшие следом гвардейцы превратили её в плацдарм для нового рывка. Устье ущелья стерегли два опорных пункта, каждый из которых представлял собой комплекс дотов, бункеров, траншей и укрытий. По ним уже вёлся артобстрел, к которому вскоре присоединились танки в расщелине, но поскольку имперцы и так выбивались из графика, времени на продолжительную бомбардировку у них решительно не было. Атаку требовалось продолжать, поэтому новые криговские отряды строевым шагом вышли из расселины и направились на юг.

Лишь на пятый день битвы, что должна была продлиться три дня, войска Императора достигли самого ущелья. На правом фланге атака на бастион с оборонительным лазером вновь завершилась неудачей, и командующий полком запросил для третьего штурма титанов. Тем не менее, даже прибывший «Астор Тираннис» не смог помочь пехотинцам подобраться ближе к цели.

Внутри ущелья криговцы угодили в кошмарный лабиринт траншей и минных полей с повсеместно раскиданными танковыми ловушками, не позволявшими подтянуться бронетехнике. Здесь снова потрудилось Стальное Братство, и за каждый пройденный метр бойцам приходилось платить кровью. Яростный орудийный огонь с привратных башен и стен захлёстывал служебную дорогу, усеивая её воронками и кратерами от взрывов. Враг дрался за каждую позицию. Развёрнутая в тылу артиллерия израсходовала практически весь боезапас, поскольку он рассчитывался на более короткую битву. Обстрел Цитадели вынуждено ослаб, что привело к усилению шквального огня с утёсов, от которого было негде спрятаться. Целые роты гибли в полном составе, не успев сделать и пары шагов по ущелью, которое получило название «Яма смерти».

Шёл уже седьмой день сражения, прежде чем инквизитор Рекс отдал приказ к началу десантирования. Изначально оно было намечено на второй день, но из-за неудовлетворительного темпа наступления его пришлось несколько раз перенести. Наконец, получив разрешение, инквизиторы Ордо Маллеус вместе с Красными Охотниками устремились на штурм, перед которым, однако, в ущелье упала волна капсул «Ветер смерти», расчистивших зону приземления ураганным неизбирательным огнём. Из-за сильной облачности и высоких склонов офицеры криговцев не заметили высадки космодесантников, поэтому не начали спланированное наступление к стенам, чтобы нанести удар одновременно с двух сторон. Четыре инквизитора и почти сто пятьдесят Красных Охотников оказались в ловушке, отрезанные от союзников внутри самого настоящего котла, откуда не было спасения. Вскоре стало очевидно, что еретики ожидали именно такого развития событий, и подготовили ответный ход.

Из массивных врат в арсенал выступил «Разбойник», впереди которого неслась орда выродившихся созданий и недолюдей, завывающих от жажды крови и желания выслужиться перед своими хозяевами. Мутанты устремились к Красным Охотникам, и те принялись безжалостно выкашивать их очищающим огнём священных болтеров. Погибли сотни, но они были не более чем пушечным мясом, позволившим беспрепятственно подойти космодесантникам Хаоса. И вновь ими оказались кхорнаты-берсеркеры, во главе которых опять шёл Жуфор со своими телохранителями.

Против «Разбойника» предавшего Легио Вулканума защитить не могли даже керамит с адамантием. Окружённые Адептус Астартес запросили поддержку, и лишь после этого криговцы получили срочный приказ штурмовать ворота. Несмотря на то, что их створки были уничтожены многочисленными плазменными выстрелами «Грозового клинка», попасть на другую сторону гвардейцам так и не удалось. Отправившиеся в героическую атаку всадники смерти из 35-й и 36-й рот полегли все до единого, и тем самым штурмовики лишились последних доступных резервов.

Красные Охотники, так и не дождавшиеся обещанной подмоги, были разгромлены, а все четверо инквизиторов, что возглавили отважную высадку, погибли. Тех, кому не повезло умереть под топорами последователей Кхорна, ждала участь гораздо хуже смерти. Воины Жуфора забрали раненых и пленных с собой, после чего передали Освящённым, десантникам-предателям, сведущим в искусстве демономантии, которые преподнесли их в качестве сосудов и пищи голодным сущностям варпа. Очень скоро они появятся на поле битвы снова, но уже в качестве изменившихся до неузнаваемости одержимых.

Впрочем, на провале штурма ущелья, безуспешных попытках захватить бастион с оборонительным лазером и истреблении Красных Охотников плохие новости для 269-го не закончились. На северо-востоке, в ходе одной из многочисленных диверсионных атак, призванных поддержать основное наступление, полк постигла ещё одна катастрофа. Продвигавшаяся по окраине разрушенного мануфакторума 17-я рота угодила в засаду банды Аркоса Безбожника, каким-то образом сумевшей проникнуть в разбомбленный район, скорее всего через неизвестный подземный ход, и расставить капкан. Космодесантникам-предателям удалось окружить и перебить целый отряд, прежде чем ему успели прийти на помощь. Лоялисты потеряли более семисот гвардейцев, многие из которых, без сомнения, были захвачены и уведены в Цитадель для неведомых кошмарных целей. Именно такими опустошительными нападениями всегда и славился Альфа-Легион.

Ещё спустя день наступление пришлось остановить. По итогам сражения 269-й полк постигла та же судьба, что 261-й до него. Большая часть его бойцов пала в боях, ущелье было доверху забито трупами и скакунами всадников смерти, а также обломками танков и пушек. Полк отступил, оставив, однако, в двух захваченных опорных пунктах мощный временный гарнизон на случай контратаки из Ямы смерти. Это стало единственным успехом всего наступления. Восемь дней жестоких битв выкосили ещё один полк, безвозвратно подорвав его силу. Лорду-инквизитору Рексу снова не осталось другого выбора, кроме как распустить 269-й и перевести выживших солдат в два других подразделения 30-го линейного. После двух атак боевой состав корпуса сократился фактически наполовину.


Первая победа в последней битве

В 081830.М41, в самый разгар штурма ущелья, инквизитор Рекс поднял голову и увидел, как шестьдесят шесть «Мародёров», тёмными крестами выделяющиеся на фоне неба, с низким рокотом заходят на цель. На глазах у инквизитора самолёты скинули свой смертоносный груз на ответвление Нижних врат, которое мгновенно утонуло в буре дыма и пламени. Вскоре прибыла следующая волна, и за первыми бомбами последовали новые. Затем к обстрелу присоединились сотни артиллерийских орудий, бомбя ответвление всем, что смогла выделить 88-я армия. После начального авианалёта Нижние врата подверглись атаке ещё пяти волн. Когда последний «Мародёр» свернул в сторону, постепенно скрываясь вдали, поднятые бомбометанием дым и пыль начали рассеиваться. Инквизитор принял от помощника сюрвейер и оглядел стены. Теперь в них зияло по меньшей мере четыре бреши. Две башни превратились в дымящиеся руины, внутри которых продолжали гореть пожары. Сами Нижние врата гордо стояли дальше, опалённые, почерневшие, но несокрушимые. Парапеты сорвало взрывами, укрепления обрушились. Многих из сидевших в бункерах защитников завалило упавшими камнями, других — контузило. Ещё больше еретиков лихорадочно выкапывались из-под завалов, выползая обратно на поверхность.

Как только восхитительная в своей неистовости бомбардировка завершилась, в атаку поднялась первая волна криговцев. Их целью по-прежнему являлась стена, и пускай в некоторых местах от неё остались только горы щебня, многие другие участки уцелели и всё ещё представляли довольно удобную оборонительную позицию. И защитники дали бой! Несмотря на учинённые разрушения, обстрел в действительности возымел двоякий эффект. Выжившие мятежники начали зарываться в руины, строя себе новые укрепления. Уцелевшие тяжёлые пушки укрыли среди разбитой кладки, наводчики и снайперы вскоре расположились на рухнувших обломках. Южный бастион с шахтой оборонительного лазера — самый мощный объект всего ответвления — также пережил налёт практически невредимым, и очень скоро вернётся в строй.

За устремившимися вперёд штурмовиками 269-го полка последовали бронемашины и сверхтяжёлые танки, а также «Преторианец» Драуки с двумя другими «Разбойниками» — «Тритусом» и «Инвикторусом», и ещё четырьмя «Гончими». Инквизитор Рекс наблюдал, как первые волны направляются к ответвлению Нижних врат, взбираясь по крутому склону, пока не растворились среди пыли и кордитного дыма.


Дредноуты Серых Рыцарей из ударной группировки Штерна зачищают подступы к Цитадели от врагов.


Несмотря на разрушительный авианалёт, погибли далеко не все еретики, и вскоре наступление криговцев начало замедляться. Однако многочисленная бронетехника — в одной этой атаке приняло участие около сотни машин, — а также ураганный обстрел из огромных ракетных установок и гатлинг-бластеров «Разбойников» быстро сметали оставшиеся стены и позиции врагов. Это был лишь вопрос времени, прежде чем имперцы уничтожат окопавшихся защитников и откроют путь пехоте. Тем не менее, преодолевать развороченную бомбардировкой землю было нелегко даже танкам, многие машины застревали в воронках, продолжая стрелять до тех пор, пока у них не заканчивался боезапас. Из командного пункта лорда Рекса казалось, что криговцы, пусть и медленно, но продвигаются вперёд. Первые пехотные взводы уже дрались на руинах стен, занимая один участок за другим. «Инвикторус» отступил для пополнения боеприпасов, а «Преторианец» остался поддерживать основное наступление. На правом фланге «Тритус» возглавил штурм южного бастиона. Тут-то и возникла первая серьёзная заминка. Хоть бастион и пострадал от удара с воздуха, находившиеся внутри него орудия уцелели. Пока «Разбойник» обрушивал на стены ракетные залпы, из-за них внезапно открыли ответный огонь. Первый выстрел оборонительного лазера перегрузил пустотные щиты «Тритуса», а второй луч пробил переднюю броню титана и критически повредил плазменный реактор. Махина пошатнулась от попаданий, застыла, и её орудия зловеще умолкли. А затем реактор детонировал в ослепительной вспышке. С мощью крошечного солнца он расцвел сверкающим шаром перегретых газов, настолько ярким, что сжег сетчатки глаз всем, кто его увидел, и таким горячим, что в радиусе ста метров не уцелело ничего. Когда поднявшееся грибовидное облако, наконец, улеглось, от гордого линейного титана осталось только огромное пятно выжженной земли да небольшие фрагменты дымящихся оплавленных обломков. Так сгинула ещё одна почитаемая махина Легио Асторума.

Лорд Рекс приказал обстрелять бастион ещё раз, и вскоре по укреплению ударил град тяжёлых снарядов. Затем инквизитор вместе с боевой свитой покинул командный пост и отправился на передовую.

На линии фронта криговцы по-прежнему наступали. В некоторых местах они почти достигли стен, в других еретики остановили их и прижимали к земле. Лорд-инквизитор принял непосредственное командование над штурмом бастиона с лазером. Велев прекратить бомбардировку, он отдал передовым взводам и поддерживавшим их гренадерам приказ к атаке. К ночи имперцы будут уже внутри, сражаясь в туннелях и галереях укрепления. Инквизитор Рекс со свитой шёл в первых рядах штурмовиков, и именно он подорвал заряд, который вывел из строя гигантский лазер.

Пока лоялисты выкуривали еретиков из нор и постепенно захватывали стену-ответвление, враги организовали контратаку, как ранее при штурме Великих врат. Повстанцы вновь выплеснулись наружу, на сей раз из расположенных высоко наверху врат святого Леониса, и устремились вниз по Паломнической дороге. Бронетехника, дредноуты, «Кровавые забойщики», «Осквернители» и прочие лязгающие машины, вопящие и орущие от ненависти, ворвались в бой. С ними шло Чёрное Братство Эйреаса, бандформирование Чёрного Легиона — некогда личной армии самого Гора. В целой Галактике не было войска более преданного делу магистра войны, и настолько же сильно жаждавшего свергнуть власть Императора.

Предателям удалось сбросить криговцев со стены, однако выжившие быстро перегруппировались, и уже новые волны пехоты под прикрытием ураганного артиллерийского огня хлынули обратно на кучи обломков. За стену разгорелся безжалостный бой. К заходу солнца она успела поменять владельцев шесть раз. Схватка против демонических машин войны продолжилась и ночью. Над полем битвы разносились протяжные вопли — мучительные крики тех, кого принесли в жертву, чтобы дать адским машинам жизнь. На рассвете гора щебня оказалась снова в руках предателей, перемоловших четыре пехотные роты лоялистов. Трупы солдат усеивали руины и доверху наполняли воронки.


Последняя линия обороны. «Вальдоры» вместе с «Гончими» готовятся защищать Цитадель.


На второй день, когда криговцы ещё раз попытались отбить стену, инквизитор Рекс решил воспользоваться собственными резервами, и призвал Серых Рыцарей. Пока ударная группировка демоноборцев неслась к полю битвы, проктор-генерал Скаруса, продолжавший биться в гуще сражения, собрал вокруг себя выживших имперцев для нового штурма. Богато украшенные серебряные «Лэндрейдеры», потускневшие из-за длительного воздействия сернистой атмосферы Вракса, сразу устремились в атаку, на ходу паля из лазпушек и тяжёлых болтеров. Штурмовые аппарели откинулись, и по ним стремительно сбежали элитные космодесантники, чьи психосиловые алебарды уже пылали ярко-синим светом. Вокруг охотников на демонов вспыхивали и искрились более не сдерживаемые пси-энергии. Яростно орудуя клинками, Адептус Астартес ворвались во вражеские ряды. Лорд-инквизитор Рекс, распевая молитвы против скверны Хаоса, вместе с криговцами побежал по осыпающейся щебёнке следом за ними. В который раз они выбрались на вершину горы обломков, за которой вздымался отвесный южный кряж с вившейся до самих врат святого Леониса Паломнической дорогой. Теперь по этой дороге, неистово отстреливаясь, отступали уцелевшие еретики. Серые Рыцари сумели поколебать чаши весов и опрокинуть изменников, высвобожденным холокостом психической мощи отправив завывающие демонические машины обратно в варп. Оглядывая поле битвы, лорд-инквизитор видел вокруг лишь полнейшее опустошение. Ответвления больше не было, его башни рухнули, от стен осталась пыль и обломки камней. Распаханную взрывами землю усеивали остовы танков и боевых механизмов, многие из которых продолжали яростно гореть подобно оранжевым маякам на укрытом пеплом поле, изрыгая в небо густой чёрный дым. Повсюду валялись мертвецы, но после двух дней жестоких боёв лоялисты всё же взяли руины Нижних врат. Войско Императора разгромило противника и создало плацдарм для штурма врат святого Леониса.

Они добыли первую победу в последней битве за Вракс.


Космодесантник Серых Рыцарей

Vraks3047.jpg


1. Доспех «Эгида»

Каждого Серого Рыцаря экипируют собственными доспехами, специально подогнанными и модифицированными под него оружейниками ордена. Внешне они схожи с бронёй прочих капитулов Космодесанта, но внутри механизированных лат сокрыто множество технологических секретов. Созданный с использованием лучшего керамита, адамантия и наиболее продвинутых сплавов, которые могут предоставить металлурги Марса, доспех включает в себя сеть кристаллических волокон, образующих психически настроенную матрицу «Эгида». Таким образом, бронекостюм Серого Рыцаря, будь то обычный силовой доспех или терминаторская броня, именуют «Эгидой».

Во многом «Эгида» копирует обычную силовую броню с её авточувствами, функциями биодиагностики, субатомным ядром силовой установки и усилителями мышц. Помимо этого, облачение освящается и покрывается гексаграммными оберегами, ритуально заклинается от демонических атак и психически заряжается, чтобы увеличивать ментальные силы носителя.

Доспехи «Эгида» — артефакты ордена, позволяющие десантникам бесстрашно встречать ужаснейшие из дьявольских соблазнов, будучи под защитой от одержимости демонами и смертельных сил варпа, контролируемых подобными существами.

Нагрудник содержит в себе принадлежащую Рыцарю копию священной книги «Либер Демоника». По завершении обучения каждый Серый Рыцарь получает эту маленькую книжицу, которая является копией намного большего труда, хранимого в секретных хранилищах крепости-монастыря капитула на Титане. На её страницах перечислены основные постулаты верований и обязанности, а также священные боевые обряды, что используются против демонопоклонников. Для капитула это могущественный символ, отражающий в орденской иконографии стойкость мудрости и секретного знания.


2. Психосиловая алебарда «Немезида»

Характерным оружием Серых Рыцарей является психосиловое оружие «Немезида». Оно представлено множеством форм и размеров, но в большинстве своём это большие клинки, чаще всего алебарды, поллэксы и большие мечи. Каждое оружие благословлено и смазано священными маслами, покрыто святыми письменами и словами заключения, помогающими в изгнании демонов. Подобно другому психосиловому оружию, алебарда ментально настраивается на носителя, позволяя ему направлять энергию варпа через свой разум в клинок. Оплетённое пылающими энергиями имматериума, психосиловое оружие становится просто неостановимым, с лёгкостью пронзая мощнейшую броню. Хорошо тренированный псайкер может проводить разрушительные атаки, разрывая противников на части чистой энергией, а также использовать клинок для фокуса энергий варпа для всесжигающего огня холокоста.

Алебарды «Немезида» собирают из редких психорезонирующих материалов, место добычи которых хранится в строжайшем секрете. До ввода в службу, каждую алебарду церемониально благословляют в Синоде Министриа в кардинальском мире Офелия IV и настраивают так, чтобы она подходила психополю пользователя. Любое психосиловое оружие может быть использовано лишь своим владельцем, чьи тренировки во многом обращаются вокруг контроля и направления энергии через оружие.


3. Штормболтер

Вспомогательным оружием Серого Рыцаря служит штормболтер. Это главное оружие дальнего боя у Космодесанта, но здесь оно выступает лишь как средство поддержки для алебарды и внушительных психосил самого Рыцаря. Штормболтер обеспечивает ужасающую огневую мощь при встрече с обычными врагами.

Объединив в себе лучшие технологии, известные адептам-оружейникам, болтер модели «Титан» типа IX представляет собой весьма компактное оружие. Чтобы освободить левую руку владельца (для лучшего использования алебарды), он устанавливается при помощи мысленно активируемого крепежа на запястье, являющегося стандартной частью бронированного наруча. Соединённый посредством авточувств доспеха с целеуказателем и дальномером, а также счётчиком боезапаса, термоиндикатором и другими устройствами считывания (всё выводится на дисплей шлема), штормболтер легко управляется одними лишь мысленными командами.

Основной недостаток штормболтера модели «Титан» заключается в объёме боезапаса. В нём не используется широко распространённая схема спаренного магазина, поэтому он вмещает только 20 болтов. Впрочем, учитывая иные боевые возможности Серых Рыцарей, данная проблема не считается существенной. Штормболтер содержит генетический код безопасности, связанный с уникальным генопрофилем пользователя. В случае несовпадения, оружие не будет приведено в действие.


4. Символика

Символика и геральдика Серых Рыцарей достаточно сложная, как и подобает ордену со столь длинным и славным наследием. Каждый брат имеет собственные геральдические цвета, основанные на сочетании красного, черного и белого. Сопутствующий декор включает в себя книги, мечи, черепа, ключи и врата. Они наносятся поверх наплечника или на Инсигнум Валорис, специальный щиток на плече, несущий герб, а также знаки отличия в кампании и другие награды.

Печати чистоты зачастую носятся ради дополнительной защиты от угрозы захвата демоном. Они символизируют благословение брата Императором, и потому столь почитаемы. Печати подтверждают, что сильный верой и чистый сердцем не может быть совращён. Для Серых Рыцарей это не просто слова, но их жизненное кредо. Ни один Серый Рыцарь ещё не склонялся перед силами варпа. Ни один Серый Рыцарь не был назван предателем. Они доказали, что являются самыми непримиримыми врагами тёмных сил. Именно поэтому их так ненавидят и боятся прислужники богов Хаоса.


Серый Рыцарь Эраминилис из ударной группировки Артуруса, запечатлённый перед третьим штурмом Цитадели Вракса. Эраминилис погиб в ходе битвы за Кардинальские врата, и его тело было возвращено в храм Императора на Титане.


«Лэндрейдер» типа «Искупитель» Серых Рыцарей из ударной группировки Артуруса


«Лэндрейдер» Серых Рыцарей из ударной группировки Штерна


«Громовой ястреб» Серых Рыцарей из ударной группировки Артуруса


«Хищник» типа «Аннигилятор» Чистки, замеченный в секторе 596-442.


«Носорог» Хаоса с навесной бронёй, принадлежащий Безбожникам.


«Василиск» Хаоса с закрытым задним отсеком, взятый из враксианского арсенала Стальными Братьями и уничтоженный в битве за Яму смерти.


«Лэндрейдер» Освящённых.


Бронетранспортёр «Носорог» Берсеркеров Скаллатракса, уничтоженный прямым попаданием снаряда возле Великих врат.


«Поборник» Собирателей Черепов, встреченный в Яме смерти.


«Медный скорпион» Кхорна, изгнанный братом-капитаном Артурусом во время штурма Кардинальских врат.


Глава шестнадцатая: Там, где ходят демоны

Лучше быть увечным телом, нежели порочным разумом.


Инквизитор Тор Малкин


Возвращение Красных Скорпионов

В 159830.М41 усилия лорда Рекса по привлечению на Вракс дополнительных сил Адептус Астартес принесли, наконец, плоды. Посланный им эмиссар разыскал Красных Скорпионов, совершив путешествие через Терру в систему Зэбуса, и передал прошение в руки самому лорду верховному командору капитула, Веранту Ортису. Тот, в свою очередь, собрал доверенных офицеров, чтобы вместе принять решение. Ни одно братство Космодесанта не могло отправиться на войну в полном составе без веской на то причины. Каждый орден состоит всего из тысячи боевых братьев, лучших воинов в целом Империуме, поэтому использовать их надлежало с умом и осторожностью. К тому времени Ортис уже знал о происходящих в далёком арсенальном мире событиях от Айнеи, чья ударная группировка возвратилась с первого задания хоть и с победой, но сильно потрёпанной. Теперь лорд Рекс просил Красных Скорпионов сразиться ещё раз. Противник пока не был повержен, осада ещё продолжалась. Как инквизитор, Гектор Рекс мог потребовать от капитула явиться на Вракс, и прислать одного из подчинённых, чтобы собрать ударную группировку, однако космодесантники, всегда яростно отстаивавшие свою независимость, очень не любили, когда чиновники Империума или представители Ордосов вмешивались в их внутренние дела. Послужной список Адептус Астартес был достаточно длинным, чтобы давать им право действовать без оглядки на бюрократический аппарат Администратума. Капитулы связывал священный обет верности непосредственно Императору Человечества, и многие десантники считали клятвопреступников из собственных рядов своими худшими врагами. По их мнению, предательство собратьев бросало тень на них всех. Уничтожение изменников имело для них первостепенное значение и почиталось за наивысшую честь.

Именно этот веский аргумент дипломатов лорда Рекса в конечном итоге убедил верховного командора вернуться на Вракс. Собрав весь капитул, Верант Ортис огласил, что, после долгих раздумий, он принял решение перебросить в арсенальный мир крупную ударную группировку. Командор Айнея начал миссию, однако новую армию, достаточно большую, чтобы закончить осаду, возглавит он лично. Вракс по-прежнему кишел предателями человечества, коварными еретиками, что стремились свергнуть власть Императора. На войну отправятся четыре полнокровные роты, которые в далёкий сегментум Обскурус доставит боевая баржа «Меч Ордона».

Подобно хорошо смазанному механизму Красные Скорпионы начали приготовления. Для космодесантников это было рутинным занятием, проводившимся ими прежде не одну тысячу раз. Капитул с головой ушёл в сборы. На борт баржи поднялся магистр флота, а четыреста боевых братьев стали готовиться к сражению против кошмарного врага, как физически, так и духовно. Капелланы предупредили своих подопечных, что Вракс превратился в обитель демонов, и что те злые существа жаждали их душ. Впереди их будут ждать не только несметные враги, но также лживые посулы и искушения тёмных сил варпа. Каждый из них должен будет всецело вверить себя Богу-Императору, дабы выдержать порочные соблазны и не повестись на дьявольские уловки, коими недруги попытаются сломить их решимость и отвратить от истинного предназначения — служить щитом человечества. Каждый из них пройдёт испытания духа и воли. Боевым братьям предстояло победить Хаос не только на поле брани, но в своих сердцах и умах.

Спустя несколько дней, на исходе ритуалов вооружения, в стазисных криптах пробудили дредноутов. Магистр кузницы благословил технику в Оружейной, после чего провёл положенные литургии и прикрепил к их корпусам печати чистоты, дабы защитить машинные духи. Наконец, всё было готово. Десантники взошли на боевую баржу, рядом с которой уже ждало два корабля сопровождения. Лорд верховный командор скомандовал покинуть причал, и «Меч Ордона» на полной скорости устремился к Враксу.

В 159830.М41, после изнурительного путешествия через варп, ударная группировка прибыла в систему назначения. Выйдя на безопасную орбиту, Красные Скорпионы высадились на поверхность планеты в «Громовых ястребах» и десантных капсулах, а затем командор Ортис встретился с лордом Рексом и передал группировку в распоряжение Инквизиции. По его словам, он явился завершить миссию, начатую его подчинённым четыре года назад. Ознакомившись с тактической обстановкой, два военачальника провели беседу тет-а-тет, решая, как лучше всего задействовать капитул. Командор Ортис тщательно изучил наличествующие голокарты. Цитадель представляла собой неприступную твердыню, однако воинский долг и гордость требовали, чтобы его ударная группировка взяла самое сложное задание, какое только сможет предложить инквизитор. Именно Красным Скорпионам достанется честь первыми ворваться в крепость еретиков.

Они решили, что Адептус Астартес проведут массированную атаку по Паломнической дороге с целью захвата и последующего удержания врат святого Леониса. Весь путь десантников будет пролегать под прицелами орудий на южных стенах Цитадели. Сами врата представляли собой мощный каменный бастион, окружённый высокими сторожевыми башнями. За наружным входом находился длинный туннель — вне всяких сомнений, ещё одна ловушка, — ведущий к внутренним вратам, за которыми до самой базилики тянулась колоннадная процессиональная дорога. Доселе артиллерии криговцев не удалось особо повредить защищённый пустотными экранами барбакан, поэтому внутри он будет совершенно целым и невредимым, а также под завязку набитым еретиками… и кое-кем похуже.

Командор Ортис собрал штаб и приступил к планированию атаки. Чтобы победить, космодесантникам потребуется всё доступное им оружие и технические средства. Первой их задачей станет зачистка укрепления на утёсе, откуда простреливалась вся Паломническая дорога. Эту миссию поручили штурмовым отделениям 3-й и 8-й рот во главе с авангардными штурмовиками 1-й под началом брата-сержанта Куллна — ветерана первой операции на Враксе.


Третий штурм: Красные Скорпионы и Инквизиция. Цели: 1. Кардинальские врата. 2. Врата святого Леониса. 3. Укрепление.


После захвата бункеров основные силы Ортиса в «Носорогах», «Секачах» и «Лэндрейдерах» двинутся по Паломнической дороге под прикрытием «Вихрей» и всех имеющихся лэндспидеров. Эти небольшие антигравитационные машины, для которых характер местности не играл никакой роли, окажут поднимающейся бронетанковой колонне неоценимую помощь, связав боем защитников на парапетах. Кроме того, будут также задействованы «Громовые ястребы», которые засыплют стены бомбами и ракетами. Как только ударная группировка при поддержке дредноутов начнёт штурм барбакана, «Меч Ордона» выйдет на низкую орбиту для обстрела территории Цитадели включительно с базиликой. Боевая баржа откроет огонь из всех стволов, чтобы перегрузить пустотные щиты и не дать вражеским подкреплениям достичь ворот. У еретиков ещё имелось несколько шахт с оборонительными лазерами, но они больше не представляли серьёзной угрозы для мощного корабля Космодесанта. На борту звездолёта будет ждать отряд штурмовых терминаторов, которых снова возглавит командор 3-й роты Айнея. По команде Ортиса боевые братья-ветераны телепортируются внутрь привратного бастиона, тогда как основные силы будут атаковать его снаружи, и вместе они непременно сломят сопротивление бунтовщиков и возьмут врата святого Леониса.

Тем временем остальные бойцы, по большей части входившие в экипажи «Хищников» и «Поборников», примут участие во второстепенной атаке на Великие врата, призванной отвлечь противника от основного штурма.

Красные Скорпионы отправятся в бой не одни. Одновременно с ними с севера нанесёт мощный удар 158-й полк, а лорд Рекс, его последователи и ударная группировка в составе других инквизиторов, штурмовиков, Красных Охотников и Серых Рыцарей Артуруса атакуют Кардинальские врата.


Битва за врата святого Леониса

Ветеран-сержант стоял на краю горы обломков высотой в три этажа, что раньше была частью стены. За спиной Куллна собрались штурмовики из трёх рот, а рядом с ним ждало его собственное авангардное отделение, состоявшее из ветеранов как минимум сотни боёв, экипированных любимым оружием и считавшихся лучшими воинами в целом капитуле. Их тренировали именно для подобных миссий. Целью отряда являлось скопление врытых в утёс бункеров, амбразуры которых Куллн прекрасно видел со своей позиции. Прочные феррокритные укрепления могли выдержать ураганный артиллерийский огонь, однако каждое штурмовое отделение имело при себе мелта-бомбы, которые быстро пробьют в них бреши и позволят добраться до засевших внутри недолюдей. Всех этих дегенератов ждал один конец — смерть.

Над головой Куллна пронёсся первый «Громовой ястреб», обдав десантника жаром мощных реактивных двигателей, прежде чем сбросить на укрепление груз плазменных бомб. Фотохроматические линзы ветерана-сержанта затемнились, едва объект исчез в ослепительном огненном шаре перегретого водорода, что расплавил скалу и поднял в воздух вихрь пыли и дыма. Спустя несколько мгновений неистовый пожар угас. Время пришло. «За капитул! За Императора! В бой!» — прокричал Куллн в активировавшийся силой мысли вокс, после чего запустил прыжковый ранец, и двойные реактивные двигатели стремительно вознесли сержанта ввысь. Остальные бойцы последовали за ним, и вскоре все они уже падали с небес, обстреливая из болт-пистолетов позиции еретиков. Битва за врата святого Леониса началась.

Как только отряд Куллна устремился в атаку, командор Ортис поднялся на борт командного «Носорога» и приказал колонне выдвигаться на исходную — бывшим Нижним вратам. По комм-каналу он услышал переговоры экипажа второго «Громового ястреба», когда корабль приблизился к Цитадели, взял на прицел привратный бастион и дал по нему залп ракетами «Адский удар», прежде чем резко уйти в сторону и помчаться обратно к ждущему на орбите «Мечу Ордона». Переключив канал, магистр отметил, что эскадроны лэндспидеров, составлявшие силы непосредственного воздушного прикрытия, уже направлялись к цели. С рёвом пролетевшие над колонной ракеты «Вихрей», оставляя огненные следы, забили по стенам твердыни, пустотные щиты которых яростно заискрились и замерцали под бурей взрывов. Сидевший в десантном отсеке Ортис ухватился за поручень, пока «Носорог-Дамокл» валко преодолевал ухабы и глубокие воронки. Дорогу, некогда ведшую к вратам, нескончаемые артобстрелы стёрли с лица земли, однако мощные транспортёры Космодесанта продолжали упрямо ехать по топям и камням, пока не достигли позиции, откуда начнётся главная атака.

Выведя на визор картинку со встроенных в доспехи подчинённых камер, командор увидел, что бойцы Куллна уже проникли внутрь укрепления и теперь зачищали его в безжалостной рукопашной. Связь почти пропала, как это обычно случалось в бою, да и ветеран-сержант сейчас вряд ли нашёл бы время для разговоров. Проверка биологических показателей Куллна показала, что тот пребывал в состоянии крайней напряжённости — возможно, прямо в этот момент сержант обрывал жизнь очередного еретика-богохульника.

Удовлетворённый тем, что всё идёт по плану, и укрепление постепенно переходит в руки десантников, Верант Ортис решил, что основной колонне во главе с тремя «Лэндрейдерами» пора в путь. Он приказал лэндспидерам начинать налёты на стену, после чего покинул «Дамокл» и прошёл мимо ждущей бронетехники к первому «Лэндрейдеру». Через боковой люк командор забрался в освещённый тусклым красным светом отсек, где уже ждали его боевые братья с оружием наготове. Он занял своё место впереди отделения, извлёк меч с болт-пистолетом и скомандовал водителю выдвигаться. Гигантский боевой танк сорвался с места, и, размётывая гусеницами землю и изрыгая сизые выхлопные газы, покатился по обломкам к остаткам Паломнической дороги. Остальные машины одна за другой поехали следом, постепенно набирая скорость. Танки открыли огонь, приглушаемый толстой бронированной обшивкой «Лэндрейдера». Треск лазпушек в спонсонах, визг штурмовых пушек и грохот ракетных взрывов слились в быстро усиливающуюся какофонию битвы.

Бронетехника Красных Скорпионов стремительно неслись вперёд, головные «Лэндрейдеры» на полном ходу промчались мимо укрепления, где всё ещё дрались люди Куллна. Все орудия колонны палили перед собой и по отвесному каменистому склону слева, обстреливая стены и бастион у врат святого Леониса. Дорога была очень узкой, поскольку в сущности она являлась тропой, за тысячелетия проложенной толпами пилигримов. Слева возвышались утёсы, из которых вырастали стены Цитадели, справа — почти отвесный обрыв к самому дну долины. Дорога на холм была очень крутой, кое-где вовсе превращаясь в широкие ступени. В таких местах водителям «Лэндрейдеров» приходилось поддавать газу и с разгону рвать вперёд, разрушая лестницы пытающимися найти сцепление траками, и кроша древний камень в пыль под весом семидесятитонных транспортёров. Сидевших внутри десантников нещадно трясло и кидало из стороны в сторону, несмотря на то, что они крепко держались за поручни. Вокруг танков непрерывно рвались снаряды и свистели пули, стуча по бронированной обшивке техники подобно граду. Внезапно головной «Лэндрейдер» получил прямое попадание в моторное отделение, и, извергая густой дым и ярко-оранжевое пламя, со скрежетом замер посреди дороги. Десантный отсек быстро наполнился маслянистыми клубами дыма. Командор Ортис водрузил на голову шлем, запустил режим ночного видения и ударил по кнопке открытия штурмовой аппарели на стене. Ничего не произошло. Трап заклинило. Он выдвинул пульт управления и отключил механизм, разъединив магнитные замки, что удерживали огромную бронированную рампу на месте. Приказав стоявшим позади бойцам подсобить ему, он упёрся в аппарель плечом и надавил на неё со всей мощью заключённого в силовой доспех тела. Трое десантников толкали снова и снова, не обращая внимания на густеющий дым. Остальная колонна за подбитым «Лэндрейдером» вынуждено остановилась, не успев проехать и половины пути. Наконец, рампа сдвинулась с места, а затем поддалась и под собственным весом рухнула на землю. Вынырнув из дыма и огня, верховный командор вывёл отделение наружу, после чего все вместе они, вскинув болтеры наизготовку, рассредоточились и двинулись дальше своим ходом.

Второй «Лэндрейдер» взял повреждённую машину на таран и спихнул её в сторону, после чего объехал и покатился дальше, но вскоре напоролся на замаскированную мину, которая сорвала ему правую гусеницу и вывела из строя ходовую. Колонна встала окончательно. Аппарели «Носорогов» и «Секачей» откинулись, и вышедшие космодесантники, не теряя времени, последовали за командором в озаряемый пламенем сумрак, где впереди реяло знамя капитула.


Vraks3059.jpg


Спешившиеся Красные Скорпионы устремились по дороге, и из расположенных на вершине врат святого Леониса им навстречу выплеснулись орды вырожденцев, которых вновь возглавили закованные в тёмные латы Чёрные Братья Эйреаса. Командор воздел меч и, взмахом созвав к себе войско, ринулся в бой. На дороге и ступенях завязалась яростная рукопашная. Верант Ортис оторвал одного из десантников Хаоса от земли и сбросил с края дороги в обрыв, после чего стремительным ударом силовым мечом разрубил второго еретика напополам. Лэндспидеры в небе закладывали умопомрачительные виражи, прореживая толпу культистов очередями из штурмовых пушек. Наконец, к Ортису подоспели остальные братья вместе с дредноутами. Они забрались туда, куда не сумела бронетехника, и теперь покажут врагам чего стоят. Подтянувшиеся Адептус Астартес обратили ход боя вспять, опрокинув противников мощными залпами тяжёлых орудий. В считанные минуты дорогу устелили сотни искромсанных тел. Скорпионы продолжали наступать до тех пор, пока не достигли привратной башни, под которой они остановились на перегруппировку. Еретики отошли внутрь, не забыв запереть за собой врата. Верховный командор собрал вокруг себя всех бойцов, включая почтенного дредноута-капеллана Наира. Они добрались до цели. Теперь пришло время штурма.

Пусть мятежники отступили, но они были ещё далеко не побеждены. Внутри бастиона поджидало множество других воинов Хаоса, и на их зов явятся демонические легионы. Все обряды были проведены, положенные жертвы — принесены, и теперь еретики решили выпустить союзников, открыв прореху в материальном измерении. Врата распахнулись снова, и на этот раз из тьмы появились они — кровопускатели и гончие плоти, а также огромные медные джаггернауты Кхорна, ринувшиеся вперёд подобно спятившим буйволам. Следом за ними хлынули извращённые до неузнаваемости одержимые, сумасшедшие отродья Хаоса, мутанты и прочая нечисть из варпа, с воплями рвущаяся в бой.

Сражение, разгоревшееся на широких ступенях в тени барбакана, шло с переменным успехом. С трудом сдерживая натиск врагов, Ортис подал сигнал терминаторам, и спустя считанные секунды те во вспышке белого света телепортировались на помощь своему магистру. Неудержимые воители принялись рвать и полосовать врагов молниевыми когтями, их громовые молоты сшибались с медными, искажёнными мечами кровопускателей. В том столкновении пали многие Красные Скорпионы, силовые латы которых оказались бесполезными против демонических клинков недругов. Погиб знаменосец капитула, сбитый с ног и затоптанный беснующимся джаггернаутом, чей наездник вопил в боевом безумии до тех пор, пока выстрел из плазменного пистолета не отправил его обратно в варп. Не выстоял почтенный капеллан Наир, опрокинутый на спину и скатившийся вниз по лестнице. Скорпионы, поскальзываясь на залитых кровью камнях, продолжали яростно драться с нечеловеческими врагами. Космодесантники выкашивали демонов огнём раскалившихся добела болтеров, пока капеллан 2-й роты, высоко воздев крозиус арканум, распевал литургии ненависти и молитвы против скверны. Адептус Астартес не сдадутся.

От ранения свалился с ног сам магистр ордена, но вовремя подбежавший апотекарий выволок потерявшего шлем и оружие Ортиса из гущи схватки. Красные Скорпионы зависли на краю поражения, им оставалось либо отступить под натиском, либо погибнуть, но в самый последний момент, когда всё казалось потерянным, к ним прибыла подмога.

После захвата укрепления сержант Куллн с оставшимися братьями вновь запустили прыжковые ранцы и понеслись прямо в бушующую перед вратами битву. Внезапно упав с неба на головы врагам, отряд Куллна стремительно расправился с демонами и обратил их смертных последователей в бегство. Оставшимися мелта-зарядами штурмовики пробили во внешних вратах огромную дыру, и Скорпионы с ветераном-сержантом во главе ворвались внутрь.

Тем временем лорд Ортис отделался от апотекария и, ковыляя, вернулся обратно в бой, подобрав по пути оброненный кем-то цепной меч.

Проникшие в бастион братья уже зачищали его этаж за этажом, безжалостно расправляясь со всеми, кто ещё оставался внутри. Вскоре кишевшее демонами укрепление перешло в руки Адептус Астартес. Потрёпанные и обожженные, израненные и истекающие кровью, Красные Скорпионы забаррикадировали входы и заняли оборонительные позиции. Большинство из тех, вместе с кем они отправились в атаку, пали смертью храбрых, их растерзанные тела усеивали Паломническую дорогу и грудами лежали под стенами ворот. Выжившие воины дали клятву стойко выдержать все ужасы, какие ещё могли на них обрушиться — они потеряли слишком много товарищей, чтобы отдать врагам с таким трудом добытый трофей. Шатаясь от усталости, Верант Ортис поднялся на крышу бастиона и водрузил на него изорванный стяг капитула — сигнал, что штурм увенчался успехом. Едва он это сделал, на пустотные щиты обрушились первые лэнс-залпы ждавшего на орбите «Меча Ордона».

Пока отряд верховного командора сражался и умирал за врата святого Леониса, остальные братья проводили отвлекающую атаку на Великие врата. Там «Хищники» и «Поборники» Красных Скорпионов сошлись в перестрелке с еретическими ходячими машинами и демоническими механизмами, связывая их боем, при этом, однако, не забывая пристально следить за ходом главного наступления.


Битва за Кардинальские врата

В то время как Ортис прорывался по Паломнической дороге к вратам святого Леониса, силы лорда-инквизитора Рекса готовились к штурму Кардинальских врат. Предваряя новое наступление 158-го полка, с восточного направления на холм обрушился очередной артобстрел, затянувший Цитадель непроницаемым пологом серой пыли.

В отборный отряд лорда Рекса входило восемь инквизиторов Ордо Маллеус со всеми их сподвижниками, Красные Охотники, роты инквизиторских штурмовиков, а также лучшие гренадерские отделения 150-го и 158-го полков. Кроме того, его поддержит ударная группировка Серых Рыцарей Артуруса, чьи терминаторы и очистители во главе с самим братом-капитаном отправятся в бой на «Лэндрейдерах». В небе уже кружили «Громовые ястребы», готовые прикрыть войско на подступах к вратам.

Под аккомпанемент рокочущего артобстрела лорд Рекс прошёл меж рядов своих воинов, почтительно опустившихся на колени перед своим командиром. За ним следовали его личные жрецы, благословляя бойцов для защиты от кошмарных врагов, с которыми им придётся вскоре сразиться. Одним своим видом лорд-инквизитор наполнял их сердца отвагой — выше на голову окружавших его десантников, в древней, изготовленной ремесленниками броне с затейливыми орнаментами и печатями, и со священным психосиловым мечом Ариас, мерцавшим серебристой белизной. По легендам, этот клинок был благословлён самим Императором. В другой руке он без труда держал громадный грозовой щит в форме скульптурной литеры «І» Инквизиции, который простой человек не смог бы и поднять, не говоря уже о том, чтобы орудовать им в битве. Проктор-генерал Скаруса был настоящим исполином, голиафом, перед которым, казалось, не устоит ни один враг. Перед таким человеком дрогнут сами демоны.

По команде лорда-инквизитора бойцы встали как один. На вершине холма ждали враги, недруги, что презирали и ненавидели их, недруги, что испытывали лишь отвращение к ним и к Императору, которому они служили. Впереди ждало испытание, достойное истинных поборников Империума. Сегодня в пламени битвы родятся великие герои, подвиги и легенды.

Час пробил. Инквизитор Рекс скомандовал выдвигаться, и воители вместе с бронетехникой двинулась к вратам. «Лэндрейдеры» с «Носорогами» неспешно покатились вперёд, красные панцири дредноутов Красных Охотников сверкали среди пыльно-серых и чёрных шинелей гренадеров. Под почерневшими небесами, словно предвещающими шторм, они принялись подниматься на холм. Перед авангардом начали ложиться первые снаряды, распускаясь вокруг Кардинальских врат пламенеющими жёлто-оранжевыми цветками.

С громовыми раскатами, от которых задрожала земля, разразилась молниевая буря. В небе неистово засверкали сполохи — на Вракс обрушился гнев богов. Но за ними никакого дождя не последовало, только волны искрящегося света, расходящегося меж облаков, пока инквизитор Рекс и его люди продолжали восхождение к барбакану. На склон опустилась неестественная тьма, и в воздухе повисло гнетущее напряжение. Лорд-инквизитор остро чувствовал, что планета стоит на пороге судьбы, и что впереди ждут грозные события, может даже его собственная смерть. Значит, так тому и быть, он охотно отправится к Императору, но лишь после того, как одолеет неприятеля.

А затем, внезапно, из Кардинальских врат хлынули враги, выкрикивая свой боевой клич: «Кровь, кровь, кровь, кровь…» Люди инквизитора открыли огонь, но демоны, не переставая вопить, наступали сквозь взрывы. Кровопускатели и гончие плоти, джаггернауты Кхорна и «Медные скорпионы» лязгали и выли, измазанные в крови, их пушки изрыгали расплавленную медь и плевались смертью. Они ринулись в атаку, и инквизитор, высоко воздев сияющий Ариас и вскинув перед собой грозовой щит, послал им навстречу собственных воинов. Две армии схлестнулись. Не переставая рубить и кромсать, фыркать и кричать, демоны под пси-ударами лорда Рекса с воплями отправлялись обратно в варп. Окружённый потрескивающим ореолом колдовской энергии, проктор-генерал Скаруса прорубал путь сквозь ряды съёживающихся от страха нечестивых существ, изгоняя их назад в царство Хаоса.

Серые Рыцари высадились из транспортников в самое пекло битвы, выкашивая толпы врагов из псипушек и испепелителей, и не переставая орудовать полыхающими синими молниями алебардами. Пронёсшийся в небе «Громовой ястреб» сбросил на беснующееся море красных дьяволов психически заряжённые бомбы. Сражение было безжалостным, инквизиторы кричали приказы, штурмовики палили без передышки, однако нерождённые рвались дальше, неудержимые в своём желании собрать как можно больше черепов. «Кровь, кровь, кровь, кровь…» — орали порождения варпа, щедро орошая холм жизненной влагой имперцев. Инквизитор Рекс шёл вперед, Ариас сиял по-прежнему ярко, нимб божественной силы заставлял врагов неуклонно пятиться назад. Многие бойцы вокруг лорда-инквизитора погибли, разодранные огромными клыками ненасытных красных гончих, что дикими стаями носились по склону, но многим другим удалось вместе с ним достичь барбакана, из которого продолжали выплёскиваться новые и новые жаждущие боя враги.

Но их ждала лишь погибель от рук Серых Рыцарей, что наступали подле инквизитора, сметая всех демонов со своего пути. Гигантский «Медный скорпион» унёсся обратно в имматериум после того, как психосиловая алебарда пронзила его нечестивые механизмы, внутри которых корчились в муках тела принесённых в жертву людей. «Лэндрейдеры» катились следом, шквальным огнём добивая уцелевших адских тварей. И вот, после яростной и свирепой, но недолгой битвы, лоялисты оказались перед Кардинальскими вратами. Казалось, до победы рукой подать, как вдруг перед ними появился Жаждущий Крови…


Чемпион-терминатор Кхорна

Vraks3060.jpg


1. Тактический дредноутский доспех (еретическая модель)

Созданный на заключительных этапах Великого крестового похода, тактический дредноутский доспех (больше известный как терминаторская броня) представляет собой вершину имперской военной технологии до расколовшего Империум предательства, и дарует своему владельцу непревзойдённую защиту. Облачение, в основе конструкции которого лежат принципы и решения силовых лат Астартес, состоит из бронированного адамантиевого экзоскелета, укреплённого кованым керамитом, пласталью и другими редкими материалами, а также внутренней аугментики и систем жизнеобеспечения. Доспех терминатора позволяет носителю выживать в самых суровых условиях, выдерживать шквал огня, который мог бы уничтожить танк, и нести огромное оружие так же легко, как обычные солдаты носят пистолеты.

Такие комплекты брони, считающиеся настоящими реликвиями даже среди верных десантников, неимоверно ценятся изменниками, и часто сами по себе становятся причиной распрей между повелителями Хаоса. Как следствие, за тысячи лет каждые латы были украдены, модифицированы и осквернены столько раз, что перестали чем-либо напоминать свои имперские аналоги, переходя из рук в руки после того, как очередные восходящие чемпионы срывали их с трупов конкурентов и поверженных врагов на поле брани. Впрочем, некоторые полагают, что с учётом понесенных за века потерь предателям едва ли могло хватить одних лишь реликвий прошлого и немногих трофеев, снятых с погибших космодесантников-лоялистов. Ордо Маллеус давно известны страшные слухи о тёмных магосах, за кровь и души продающих князьям демонов новые комплекты нечестивых терминаторских лат, выкованных в адских кузницах Ока Ужаса.

Терминаторы Хаоса являются одними из самых опытных и мощных штурмовиков предавших легионов. Космодесантник, стремящийся заслужить право на один из древних и грозных доспехов, должен сразиться в сотнях, если не в тысячах, битв, и запятнать руки кровью бессчётных тысяч смертных. На Враксе терминаторы Хаоса имелись в составе нескольких банд, например в Стальном Братстве и Чистке, но самыми многочисленными и ужасающими считались телохранители лорда Жуфора. Эти терминаторы из так называемого Кровавого культа бились с нечеловеческим мастерством и яростью, и их в равной мере боялись как враги, так и незадачливые союзники, поскольку в горячке битвы они переставали обращать внимание на то, чью кровь проливают.


2. Нестандартное болтерное оружие

Терминатор вооружен болтером неизвестной еретической модели. Такой тип вооружения, хоть и уступает штормболтерам лоялистов, обладает существенной огневой мощью, и к нему нередко крепятся орудия ближнего боя, вроде показанного здесь цепного клинка. Подобные болтеры не слишком надёжны, а экземпляры с ленточной подачей боеприпасов, наподобие этого, часто заклинивает. Тем не менее, благодаря системе сервоприводов и гасителям отдачи доспеха терминаторы способны без труда держать такое тяжеловесное оружие одной рукой.


3. Силовой кулак

Основным оружием ближнего боя данного терминатора является встроенный силовой кулак. Эта экзоперчатка снабжена мощным генератором энергетического поля, разрывающим материю на молекулярном уровне и существенно увеличивающим силу ударов владельца, что позволяет ему разбивать камни и с лёгкостью проламывать даже самую прочную броню. Такое громоздкое вооружение делает терминатора не только смертоносным в рукопашных схватках, но также даёт возможность крушить защитные сооружения и даже угрожать тяжёлой технике и танкам.


4. Символика

Этот терминатор Хаоса, как и все его собратья из Собирателей Черепов, присягнул на верность Кровавому богу, владыке резни и гнева. О его клятве свидетельствуют богомерзкие украшения на доспехе, такие как цепи с черепами и головы, отнятые у достойных противников и помеченные тёмной руной Кхорна, а также прочие связанные с Губительными силами предметы и шлем в виде шакальей морды, что носят многие берсеркеры.

Помимо жуткой символики Собирателей Черепов и бога Крови эта броня отмечена также нечестивым оком Гора, давно ассоциирующимся с Великой Ересью, Чёрным Легионом и, в последнее время, с крестовыми походами Абаддона Разорителя. Причина нанесения знака остаётся неизвестной, но предположительно он может означать либо то, что терминатор в прошлом служил в Чёрном Легионе, а затем предался кровавому поклонению Кхорну и перешёл под знамя Жуфора, либо же верность Собирателей Черепов Абаддону.


Горфан, чемпион Собирателей Черепов и командир телохранителей Жуфора Колосажателя во время осады Вракса. Здесь он запечатлён при обороне Цитадели, облачённый в осквернённую терминаторскую броню в цветах своей наводящей ужас банды.


Владыка демонов явился…

Тёмное небо Вракса раскололи молнии, и на истерзанную войной землю спустился Ан’гграт, самый могучий Жаждущий Крови, стражник Трона Черепов и фаворит Кхорна. Дитя молний упало из грозовых туч на чёрных оперённых крыльях, и, приземлившись на парапете Кардинальских врат, оглядело поле брани пылающими красными очами, выискивая достойного соперника. Вокруг князя демонов непрерывно рвались снаряды и с шипением проносились раскалённые докрасна осколки, не причиняя, впрочем, исчадию ада никакого вреда.

Взмахнув огромными крыльями, Ан’гграт поднялся в воздух, и впервые прокричал в небо имя повелителя, дабы возвестить о своём прибытии. Копыта монстра врезались в землю, раскрошив камень, а затем он высоко воздел топор и со всей силы обрушил его вниз. Красный корпус дредноута раскололся надвое, а от следующего удара детонировал реактор, разорвав шагатель Красных Охотников на тысячу кусков.

Под шквалом выстрелов Ан’гграт устремился вперёд, размахивая топором теперь уже с неудержимой яростью. Оружие вонзилось в «Лэндрейдер» Серых Рыцарей, не успевший свернуть в сторону, неистово вращающиеся зубья разгрызли бронированный корпус машины, после чего танк вместе с демоном исчезли во взрыве. Захлёстываемый пламенем зверь возопил от наслаждения и с горящей гривой и крыльями вновь прыгнул в небо. Всё ещё дымясь, Ан’гграт приземлился, после чего хлестнул объятым огнём бичом и отправил к Кхорну ещё две души.

Увидев творящуюся резню, брат-капитан Артурус ринулся в бой, а следом за ним, направив психосиловые алебарды на зверя, побежали остальные Серые Рыцари. Из клинков демоноборцев забила энергия, и впервые за всё время Ан’гграт взревел от боли. Братья Артуруса высвободили свою мощь, усилив психический натиск, и нерождённого окутала буря обжигающих молний и пламени. Ан’гграт содрогнулся и ударил топором наотмашь, откинув одного из Рыцарей, а следующим взмахом разрубил второго воителя напополам. «Умри!» — взревел Артурус, исстрачивая запасы колдовской энергии, а с нею и своих сил. Впрочем, на его реакции это не сказалось, и он успел подставить алебарду под сокрушительный удар демоническим топором. Клинки сшиблись в шквале искр, но ни один из них не поддался.

Ураганное психическое завихрение вокруг места битвы начало рассеиваться, однако выжившие Серые Рыцари налетели на исчадие варпа снова. Ан‘гграт парировал, отбив направленные в него алебарды, а затем отогнал врагов шквалом неистовых ударов, после которых на земле остался лежать ещё один брат, спустя мгновение затоптанный огромными копытами. Артурус собрался с остатками сил и ощутил, как по нему вновь заструилась энергия, перетекая в алебарду. Оружие с треском ожило, и лезвие объял синий ореол. Ан’гграт обрушил новый удар, достаточно мощный, чтобы расколоть гору, и Артурус, закричав от напряжения, вскинул собственный клинок. И вновь два оружия столкнулись в буре искрящихся тёмных энергий, но на сей раз алебарда Рыцаря взорвалась ослепительно-яркой псионической вспышкой. Лишившись оружия, тяжелораненый брат-капитан пошатнулся, и обессилено рухнул на землю. Последние два бойца его отделения кинулись наперерез разъярённому демону. Стремительный удар отбросил одного потрёпанного Серого Рыцаря в сторону, после чего дьявольское порождение варпа поймало последнюю жертву громадными когтями и, взмахнув крыльями, устремилось ввысь. Уносимый в бурлящее небо воитель пытался вырваться из стальной хватки, но все его усилия были тщетными. Ан’гграт победил лучших из Серых Рыцарей. Казалось, надежды больше не осталось, и теперь Вракс падёт перед князем демонов…


Инквизитор и Жаждущий Крови

Пока неудержимый Ан’гграт бился насмерть с Серыми Рыцарями, лорд Рекс и выжившие воины приближались к Кардинальским вратам. Большая часть барбакана и две привратные башни лежали в руинах, превращённые артобстрелом в горы щебня и развороченной каменной кладки, а зажигательные снаряды очистили соседние стены от еретиков.

Внезапно Жаждущий Крови подобно метеору упал из клокочущих небес, и, расправив тёмные крылья, приземлился на развалины ворот перед имперцами. Ан’гграт гневно взревел и ударил хлыстом, бросая вызов всякому, кто осмелится выйти с ним на бой. Сжавшись от страха, гвардейцы попятились. То было существо из их страшнейших кошмаров, воплощение таящихся в глубинах человеческой души злобы и жестокости, принявших форму идеальной машины для убийства. Сразиться с ним было под силу разве что инквизитору Ордо Маллеус, и лорд Гектор Рекс решительно шагнул ему навстречу.

Владыка демонов и лорд-инквизитор сошлись в бою, священный меч против дьявольского топора, несгибаемая воля и благословление Повелителя Человечества супротив неутолимой жажды битвы и силы бога Крови. То было продолжение битвы, бушевавшей последние десять тысячелетий, в которой Император защищал людей от тёмных божеств варпа и чернейших побуждений, скрывающихся в глубочайших закутках человеческих сердец. Инквизитора Рекса окружал нимб святого света, на его клинке и челе потрескивал псионический огонь, разя демона незримой энергией разума. Жаждущий Крови же был олицетворением ярости и мощи, и какой мощи! Его удары крошили камни и раскалывали землю, однако инквизитор Рекс раз за разом уклонялся или парировал их, до тех пор, пока от его грозового щита не остались обломки. Оба были ранены, но Ан’гграт не мог утомиться от боя и кровопролития, а инквизитор постепенно выматывался, теряя силы под шквалом неистовых ударов, способных разрубить напополам танк.

Наконец-то лорд-инквизитор нашёл равного соперника. Здесь он встретит свой рок, как и предрёк ему провидец Мальфиус. Проктор-генерал устал так, как не мог устать ни один смертный, и Ан’гграт возопил от близости победы и последующей резни — ибо кто тогда сможет остановить его?

Но, собрав остатки сил, лорд-инквизитор вонзил Ариас в грудь Жаждущего Крови, и, пробив сердце демона, направил через клинок всю свою психическую мощь. Завопив от ярости и боли, Ан’гграт исчез, изгнанный обратно в варп.


Инквизитор и Жаждущий Крови

«Кхорн!» — небеса, казалось, громом пророкотали имя тёмного бога. Ан’гграт снова бросился вниз к земле, всё ещё сжимая в окровавленном кулаке безвольное, искалеченное тело Серого Рыцаря. Жаждущий Крови приземлился на Кардинальские врата и без промедления ринулся в бой.

Вперёд шёл Ан’гграт. Жестокость воплощённая. Красный зверь, исполин, разрушитель. Ненависть исказила морду и обагрённую кровью пасть его, когда он надвое разорвал клыками бесчувственное тело Рыцаря, выплюнул останки доблестного космодесантника и отбросил его туловище, отделенное от ног.

Вперёд шёл Ан’гграт. Победный звериный рык вырвался в небеса, и, словно вторя ему, полыхнула меж чёрных туч молния. Глаза демона горели огнём преисподней, потрескивающий от тёмной энергии хлыст рванулся вперёд, обвил бегущего штурмовика, подкинул его в воздух, и, словно тряпичную куклу, приложил о землю с отвратительным звуком ломающихся костей и рвущейся плоти.

Вперёд шёл Ан’гграт. Омытый кровью разрушитель Кхорна, сильнейший среди Жаждущих. Любой, кто осмеливался взглянуть в его лицо, видел лишь смерть. Он и был смертью. Каждый взмах огромным топором выкашивал ряды гвардейцев, бегущих прочь с его пути. Все отступили перед яростью демона... все, кроме одного.

Вперёд шёл Ан’гграт. И напротив него остался стоять лишь лорд-инквизитор. Само присутствие простого смертного задело гордость могучего князя демонов. «Кто осмелился бросить мне вызов? Кто посмел остаться и принять бой в час, когда надлежит бежать либо сгинуть навек?»

Но лорд Гектор Рекс не дрогнул пред лицом врага, но встал во весь рост и без страха заговорил: «Мне известно твоё имя, раб Кхорна, и ведома твоя природа. Ты — Ан’гграт». И звук имени был подобен удару, от которого пошатнулся Жаждущий Крови. «Узы, что удерживают тебя на этой земле не так крепки. Возвращайся обратно в Хаос к своему господину и моли его, дабы он простил тебя за твоё поражение».

Уязвлённый Ан’гграт взревел и с яростью бросился на противника, намереваясь сокрушить его чудовищными копытами. Инквизитор отступил в сторону и, что было сил, ударил. В правой руке его засиял чистым белым светом Ариас, в левой был высоко поднят грозовой щит. Лезвие глубоко погрузилось в плоть зверя, и тот зарычал от боли. Святой меч ранит демона сильнее обыкновенного, с каждым ударом отделяя его от варпа — того источника, из коего он черпает ярость и мощь, а также от бога, что поддерживает нерождённого в материальной вселенной. Итак, началась великая битва, которая принесёт победителю в награду сам Вракс.

Звон оружия эхом разносился по склону холма, клинки мелькали с ослепительной быстротой. Топор снова и снова врезался в щит инквизитора, с каждым ударом отбрасывая воителя назад. Вокруг Гектора потрескивала психическая энергия. Он сосредотачивал силы разума на противнике. С чела его и с лезвия его меча срывались белые молнии, язвя демона, вновь заревевшего от отчаяния и боли. В ярости он принялся размахивать топором, но рассёк лишь воздух. Инквизитор увернулся от ударов, а затем с кончика его меча сорвался луч света. Жаждущий Крови пошатнулся, ноги его подкосились, и он в первый раз проявил слабость — силы покидали Ан’гграта. Вокруг заполыхали новые молнии, и зверь забился в муках, ибо каждый яркий лучик подобно огню терзал его плоть.

В агонии Ан’гграт вновь набросился на противника, удары вихрем обрушились на щит Гектора, сминая и корёжа его, и с каждым разом инквизитору становилось всё труднее парировать выпады демона. Наконец, он рухнул на колени, держа в вытянутой руке Ариас. Зверь остановился, чтобы ещё раз прореветь имя своего господина, словно призывая того в свидетели в миг триумфа и смерти.

Тогда из последних сил Гектор Рекс бросился вперёд, и, вскинув светящийся меч, глубоко вонзил его в грудь демона. Воины исчезли во взрыве испепеляющего света, когда инквизитор высвободил всю свою мощь, передав её через лезвие в сердце демона. Собрав каждую крупицу силы и всей душой желая исчадию ада смерти, он ещё глубже вогнал клинок в тело зверя и с усилием провернул его внутри раны.

Ан’гграт взревел и отбросил инквизитора, и тот, выпустив из рук Ариас, рухнул на землю с такой силой, что его броня треснула и погнулась. Но меч был по-прежнему погружён по саму рукоять в грудь демона, и свет его горел как никогда ярко. Корчащийся в агонии повелитель Жаждущих понял, что потерпел поражение. Огромное тело его отделилось от дарующих жизнь энергий варпа, теперь оно стало пустым и прозрачным, горящие глаза почернели. Демон начал таять на глазах, и затем, во вспышке тёмной энергии, он исчез. Уничтоженный. Низвергнутый обратно в Хаос. Всё, что осталось — лежащий на земле среди грязи и пыли Ариас, вновь превратившийся в обычный, пусть и прекрасный, меч. Жуткая буря, неистовствовавшая в небе, закончилась, молнии возвратились в высшие слои атмосферы, а чёрные тучи неожиданно расступились и рассеялись.

Лорд Гектор остался один. Израненный, но живой, он с трудом поднялся на ноги. Вокруг царила необычайная тишина — не грохотали орудия, не падали снаряды, — словно на Вракс пришёл долгожданный мир. Пошатываясь, инквизитор подобрал свой меч. Князя демонов более не было...


Авангардные ветераны отделения Куллна, 10-е отделение 1-й роты

1. Ветеран-сержант Куллн, 133 операции


2. Брат-ветеран Урус, 100 операций


3. Брат-ветеран Рорл, 104 операции


4. Брат-ветеран Насн, 113 операций


5. Брат-ветеран Литр, 121 операция


1. Силовой меч и болт-пистолет; 2. Цепной меч и плазменный пистолет; 3. Цепной меч и болт-пистолет; 4. Силовой топор и плазменный пистолет; 5. Силовой меч, болт-пистолет и грозовой щит (всё оружие выбрано исходя из личных предпочтений)


«Носорог» Красных Скорпионов, транспорт тактического отделения третьей роты в ходе штурма врат святого Леониса.


Лэндспидер Красных Скорпионов. Во время атаки эскадроны лэндспидеров обеспечивали штурмовикам воздушное прикрытие.


«Вихрь» Красных Скорпионов. Данная машина вела прицельный артиллерийский обстрел перед началом и в ходе наступления бронетанковой колонны.


Брат-капеллан Наир. Ветеран Красных Скорпионов, выживший в обеих операциях капитула на Враксе. Во время атаки дредноут получил повреждения, однако позднее был эвакуирован и восстановлен.


«Лэндрейдер» типа «Гелиос» Красных Скорпионов, третья машина Оружейной. Данный танк был подбит во время подъёма по Паломнической дороге к вратам святого Леониса.


«Медный скорпион» Кхорна, замеченный криговцами в ходе провалившейся атаки на арсенал Цитадели.


Истребитель танков «Вальдор». Обратите внимание на плохое состояние машины. Маловероятно, что танк ещё оставался на ходу, и, вероятнее всего, он исполнял роль статичной огневой точки.


Глава семнадцатая: Изничтожение еретиков

Для тех, кто призывает наизлейших и неукротимых демонов, охотящихся на людские души, приговор может быть только один: смерть.


Капеллан-дознаватель Бельфегор


Сошествие Ангелов

Когда силы инквизитора Рекса уже готовились ворваться в Цитадель, чтобы уничтожить последних её защитников и наконец-то завершить осаду, к лоялистам прибыли подкрепления — боевая баржа «Либератории Деликтум» в сопровождении ударного крейсера «Кающийся» и двух кораблей эскорта. Космолёты эти принадлежали Ангелам Освобождения, и они явились на Вракс по просьбе верховного великого магистра Азраила.

Ангелы Освобождения поддерживали тесные связи со своим родительским капитулом, Тёмными Ангелами, и были организованы в точности как они. По запросу великого магистра в состав ударной группировки вошёл капеллан-дознаватель Бельфегор, желавший свести на Враксе старые счёты, но командовал подразделением магистр роты Яфрир из Ангелов Освобождения. Оба офицера спустились на планету для встречи с инквизитором Рексом, на которой они испросили разрешения присоединиться к битве. У них имелась своя, особая миссия — найти, пленить и доставить к Азраилу изменника Аркоса Безбожника из Альфа-Легиона. Капеллан Бельфегор пояснил, что Тёмным Ангелам так и не удалось поймать его во время прошлой операции на Враксе девять лет назад. Ему нельзя было позволить уйти безнаказанным, поэтому великий магистр внимательно следил за ходом кампании в бывшем арсенальном мире. Он регулярно получал сводки от верховного командования сегментума Обскурус на Кадии, чтобы Тёмные Ангелы и их капитулы-наследники были в курсе обо всех событиях, происходивших в военных зонах вокруг Ока Ужаса.

Верховный великий магистр дожидался окончания осады и намеревался снова попытаться выследить неуловимого изменника и уничтожить его опасную банду. Но когда время пришло, Тёмные Ангелы оказались полностью задействованы в различных конфликтах, и не смогли выделить для миссии достаточных сил. Азраилу пришлось обратиться за помощью к самому верному капитулу-наследнику. Ангелы Освобождения всегда действовали в координации с прародителями, и время от времени даже проводили совместные операции. Те охотно согласились подменить воинов Азраила. По пути к миру-арсеналу магистр Яфрир и командиры его отделений получили всю информацию о текущем положении дел на Враксе.

Инквизитор Рекс поинтересовался, почему Азраил хотел именно взять Аркоса в плен, а не убить, однако капеллан-дознаватель не смог дать ему ответа. Инквизитору придётся довольствоваться лишь тем объяснением, что Аркос предал Императора, и его следовало остановить любой ценой. С этим Гектор Рекс не мог не согласиться, но он чувствовал, что настолько ценный пленник, как высокопоставленный офицер Альфа-Легиона, принёс куда больше пользы в руках Ордо Маллеус. Дознаватели инквизитора смогли бы вырвать из него сведенья о шпионах и предателях внутри Империума, и воспользоваться ими, чтобы нанести удар по культистам и изменникам по всему сегментуму Обскурус. Такой кладезь информации не мог достаться только одному капитулу Адептус Астартес. Он небезосновательно опасался, что, попав к Тёмным Ангелам, Безбожник навсегда сгинет в глубинах их Скалы.

Однако Бельфегор оставался непреклонным. У него имелись подробные приказы от Азраила, а у магистра Яфрира — от своего главнокомандующего. Аркоса требовалось доставить на Скалу, в противном случае Яфрир вернёт братьев обратно на корабли и покинет Вракс. Ангелы Освобождения присоединятся к финальному сражению всей осады только при условии, что им позволят выследить Альфа-Легион, а все пленники, в частности, Аркос Безбожник, будут увезены в крепость-монастырь Тёмных Ангелов. В ходе выполнения миссии космодесантники не станут терпеть вмешательства Инквизиции.

Выдвинутые требования поставили лорда Рекса в сложное положение. С одной стороны, ему представился шанс бросить в бой новую, мощную ударную группировку, но ценой станет потеря ценных данных, которыми его сможет снабдить Альфа-Легион. Он обратился за помощью к своим ближайшим советникам. В конечном итоге лорду-инквизитору придётся решить для себя — достаточно ли он доверяет Тёмным Ангелам? Сумеет ли Азраил с умом распорядиться полученными сведениями? Воспользуется ли его капитул ими сугубо в личных целях, или же во благо всего Империума? Наконец капеллан-дознаватель Бельфегор и магистр Яфрир получили ответ. С благословения Императора им было позволено высадиться на Вракс. Они смогут планировать и проводить любые операции на собственное усмотрение. Взамен лорд Рекс потребовал, чтобы Ангелы Освобождения ставили его в известность о своих действиях и взятых в плен врагах. На том и порешили. Офицеры-космодесантники вернулись на «Либератории Деликтум» для подготовки к атаке. Впереди Ангелов Освобождения ждала битва.

Братья магистра Яфрира десантируются в саму Цитадель. Зоной их приземления станет главная площадь внешнего дворика. Высадке Адептус Астартес будет предшествовать волна десантных капсул «Ветер смерти», которые зачистят район, после чего Бельфегор вместе с боевыми братьями нанесут по неприятелям молниеносный удар. Их главной целью станет базилика святого Леониса, сердце крепости. После её зачистки они, согласно плану, направятся вглубь Цитадели. Тем временем к ним на помощь через Кардинальские врата направится заранее развёрнутый отряд поддержки под началом магистра Яфрира. Пока большинство братьев будут драться с еретиками, «Либератории Деликтум» и «Кающийся» займутся поиском «Сердца анархии». Уничтожение скрывающегося где-то в звёздной системе линкора типа «Разоритель» станет второстепенной задачей ударной группировки.

Изучая переданный десантниками план атаки, лорд Рекс решил выжать из неожиданно подоспевших подкреплений максимум пользы. Ангелы Освобождения сформируют костяк сил, что примут участие в заключительном штурме Цитадели и завершении осады. Сам инквизитор вновь облачится в латы, возьмёт в руки Ариас и поведёт за собою собственный отряд. К сражению также присоединятся Красные Скорпионы, которые выдвинутся со своего плацдарма у врат святого Леониса для зачистки Кардинальского дворца. Не останутся без дела и гвардейцы. Справедливость требовала, чтобы после стольких жертв, возложенных на алтарь победы, криговцы сыграли свою роль в финальном акте войны. В массированный штурм пойдёт 150-й полк, который поддержат последние титаны верховного принцепса Драуки. Наконец-то затянувшаяся кампания вплотную приблизилась к кровавой развязке.


Заключительные штурмы: 1. Зона высадки Ангелов Освобождения. 2. Ударная группировка Инквизиции. 3. Зона высадки Серых Рыцарей.


Последние сражения

Перед завершающей атакой Цитадель снова подверглась мощной и продолжительной артиллерийской бомбардировке. Криговцы засыпали холм снарядами, перегрузив оставшиеся пустотные заслоны, а затем принялись день за днём методично сносить строения за ними. Здания обращались в горы мусора и пыли, башни рассыпались в огненном аде разрушения. К обстрелу, равнявшему крепость еретиков с землёй, присоединились также «Мародёры». Их целью было уничтожить как можно оборонительных сооружений еретиков, чтобы открыть пехоте беспрепятственный путь внутрь. Лоялисты надеялись, что когда начнётся штурм, от Цитадели останутся лишь разбомбленные развалины среди гор щебня и раскрошенных камней. Укрывающиеся в бункерах мятёжники, без сомнения, переживут бурю, и встретят атаку во всеоружии. Цитадель — оплот предателей, столь долго выдерживавший осаду войск Империума — взирала с вершины холма подобно злому оку, замечая всё и вся, что перемещалось по равнинам, а также защищая врагов вместе с их припасами. Но теперь это было в прошлом. «Бомбарды» безжалостно били даже по священной базилике святого Леониса, пока в конечном итоге не повалили её великий шпиль. Солдаты радостно закричали, когда у них на глазах башня сначала подкосилась, а затем медленно поползла вниз и рухнула на внутренний дворик, рассыпавшись обломками по всей огромной площади.

Пока по распоряжению лорда Рекса артиллерия криговцев превращала крепость в руины, многочисленные силы, которые примут участие в последнем рывке, готовились к бою. «Либератории Деликтум» спустилась на низкую орбиту, и бомбардировочные пушки баржи присоединились к обстрелу, подготавливая местность для десантирования Адептус Астартес. Космодесантники приземлятся в великом дворике, и высадку первых волн следовало провести максимально точно и аккуратно. Тем временем на земле уже заняли исходные позиции машины и отряды поддержки в составе деблокирующих колонн.

Оставшиеся Красные Скорпионы также были готовы. Они пополнили припасы и получили подкрепления, и инквизитор Рекс наведался в расположение сил Ортиса с инспекцией, прежде чем утвердить их план боевых действий. В ходе захвата плацдарма капитул понёс тяжёлые потери, но война была ещё далека от завершения, поэтому им придётся сразиться вновь. Врата святого Леониса заняли криговцы, позволив Красным Скорпионам отступить в тыл для подготовки к следующей миссии.

Инженеры ждали команды к финальному прорыву в Крипты. Для штурма и зачистки Цитадели снизу потребуются все имеющиеся в наличии роты. По плану лорда-инквизитора чуть позже к ним присоединятся терминаторы, как только выполнят все задачи на поверхности. Сам же он возглавит ударную группировку Серых Рыцарей. Первой его целью станет бывшая приория Серебряного Покрова, затем — внутренний оплот с башней цензориума и Эдифициумом.


Бронетранспортёры с инквизиторскими штурмовиками ожидают приказа выдвигаться к кишащим демонами развалинам Цитадели.


Лорд Рекс понимал, что внутри их поджидали самые страшные враги — последние отродья варпа, и драться они будут с яростью обречённых. Цитадель превратилась теперь в пристанище для нерождённых и мутантов, демонических и одержимых машин, а также неведомых ужасов из глубин имматериума, жаждущих человеческих душ. Она стала сердцем тьмы, раковой опухолью, чудовищным гнойником, который проктор-генерал вот-вот собирался иссечь. Впереди имперцев ждала тяжёлая и кровавая работа, но с её завершением окончится и сама война.

Первые десантные капсулы Ангелов Освобождения понеслись сквозь тёмные небеса Вракса, яркими кометами пронзая верхние слои атмосферы. По мере приближения к поверхности они корректировали курс, пока не включились тормозные двигатели, замедляя падение перед столкновением с землёй. Инерциальные системы наведения направили посадочные модули точно к цели, а затем «Ветры смерти» приземлились, раскрылись и исторгли из себя ураган пуль и ракет, захлестнув площадь огнём. Следом за ними уже падала вторая волна капсул, а ещё выше — третья. Один за другим десантные модули сели среди развалин, и из них принялись высаживаться закованные в силовые доспехи космодесантники с оружием наизготовку. Быстро построившись и разделившись, отделения Адептус Астартес выдвинулись к своим целям.

Едва заслышав первые выстрелы, лорд верховный командор Ортис отдал приказ к атаке. Красные Скорпионы во главе со штурмовыми отделениями ринулись вперёд, используя разрушенные колонны в качестве укрытий по мере приближения к Кардинальскому дворцу.

Под землёй с гулом запустились «Гадесы», пробурив последние метры скальной породы, отделявшие их от Крипт. Шедшие за ними инженеры закинули внутрь открывшихся проходов гранаты и взрывпакеты, после чего устремились в кромешную тьму. Там, в подземельях, их будут ждать собственные кошмарные бои.

Передовые пехотные роты 150-го осадного полка отправились в «Горгонах» к Кардинальским вратам. Машины неспешно выехали на склон, после чего стали пробираться через горы обломков, оставшихся от ворот и соседних стен. Их задача заключалась в зачистке внешнего дворика и казарм, к тому времени превращённых артиллерией и пожарами в выгоревшие остовы. Пехотинцы в серых шинелях, примкнув штыки, хлынули в Цитадель под прикрытием осадных «Разрушителей» и шедших следом титанов.

Лорд Рекс понимал, что на полную зачистку Цитадели уйдут дни, может даже недели напряжённых боёв. Скоро из потрескивающих варп-разломов появились новые орды вопящих и поющих демонов, носившихся среди руин и с хохотом набрасывавшихся на космодесантников и гвардейцев. Несколько дней на развалинах крепости мятежников бушевала кровавая и безжалостная резня, однако враги представляли собой уже не хорошо экипированную и решительную армию, но отчаявшийся сброд, понимающий, что их час пробил. В их рядах почти не осталось легионеров-предателей. Большинство космодесантников Хаоса покинуло Вракс, включая и самого Жуфора, учинившего славную бойню во имя Кхорна.

Вошедшие в Кардинальский дворец Красные Скорпионы обнаружили последних телохранителей Ксафана. К тому времени те окончательно утратили человеческий облик, превратившись в спятивших зверей и безумных животных. Дисциплина и порядок стали для них пустым звуком, они просто продолжали драться, поскольку не знали ничего другого, и на пощаду рассчитывать уже не могли. Многие из них мутировали, другие отдали свои тела демонам. Красные Скорпионы проходили по некогда роскошным залам, ныне разрушенным и выжженным. Каждое отделение знало свою роль, двигаясь и прикрывая остальных по пути к сердцу дворца, в то время как наступавшие впереди основных сил штурмовики при поддержке дредноутов подавляли очаги сопротивления еретиков в свирепых рукопашных схватках. Красным Скорпионам потребовалось четыре дня, чтобы окончательно зачистить Кардинальский дворец от ещё остававшихся внутри бунтовщиков. Пленных они брать не стали.


Бронетехника Ангелов Освобождения присоединяется к штурму Цитадели.


Последняя битва Безбожников

Тем временем капеллан-дознаватель Бельфегор вёл своих боевых братьев к массивной арке-входу в разрушенную базилику. От неё остался лишь заваленный обломками остов, внутри которого ещё горели пожары, изрыгая в небо густой чёрный дым. Ангелы Освобождения тщательно спланировали атаку, и каждое отделение знало свои задачи. Капеллан Бельфегор командовал авангардными ветеранами из 1-й роты. Именно им предстояло сойтись с Аркосом в бою, когда — или если — его удастся найти. В ходе проведённой с орбиты разведки удалось выяснить, что Альфа-Легион до сих пор оставался в Цитадели и формировал костяк её обороны. Долгая война сильно сказалась на численности банды Аркоса, однако где-то рядом наверняка находился сам могущественный лорд Хаоса, а он представлял собой опасного противника даже для непобедимых космодесантников.

Громогласные взрывы болтерных снарядов эхом разносились вокруг крепости мятежников. Вход в базилику накрыл залп циклонных ракет, пока бойцы Бельфегора бежали по широким ступеням к арке, откуда неприятели вели по ним ураганный огонь. Капеллан чувствовал, как от его терминаторской брони с лязгом отскакивают пули. Внезапная очередь из тяжёлого болтера заставила духовника пошатнуться, а остальные ветераны рассредоточились, припали на колено и открыли прицельный ответный огонь по врагам, укрывавшимся за баррикадами и завалами перед входом. Отделение терминаторов на левом фланге продолжало шагать вперёд, слаженными залпами из штормболтеров усиливая металлический шторм взрывов и свистящей шрапнели, что свирепствовал теперь вокруг позиций еретиков. Бельфегор взмахнул крозиусом арканумом, зовя бойцов за собой, после чего прицелился из плазменной пушки и выстрелил. Сгусток перегретого водорода мгновенно испарил баррикаду вместе со всеми её защитниками. Капеллан ринулся в атаку, увлекая за собой боевых братьев, и враги поднялись им навстречу. Внезапно среди обломков завязалась безжалостная рукопашная. Бельфегор врезал крозиусом в лицо мутанту, и череп существа лопнул подобно тонкостенному стеклянному сосуду. Обратным взмахом он сшиб второго монстра с ног, после чего с силой опустил тяжёлый сабатон на вопящую жертву, и услышал приятный хруст костей. Находившийся неподалёку огнемётчик выпустил струю пылающего прометия, накрывшую и самого духовника, однако благодаря термниаторским латам тот даже не ощутил неистового жара. Горящий капеллан кинулся вперёд, прямо на исполинского мутанта со склизкой, покрытой гнойниками кожей, и насекомьим лицом со жвалами и фасетчатыми глазами. Очередной взмах кроизусом раздробил чудовищу колено, так что его нога безвольно подкосилась. Второй удар пришёлся в грудь, пробив рёбра и разворотив внутренние органы. Существо затрепыхалось, в предсмертной агонии скребя когтями по толстой броне духовника. Бельфегор выстрелил твари в голову, и та разлетелась по брусчатке брызгами крови и розоватого мозгового вещества.

Вскоре штурмовики сломили сопротивление, и еретики начали отступать. Авангардные ветераны открыли по бегущим врагам шквальный огонь из болтеров, вынудив их залечь в укрытиях. Адептус Астартес захватили вход в базилику. Бельфегор скомандовал остановку. Дальше ему понадобится поддержка.

Долго её дожидаться не пришлось. Бронетанковая колонна космодесантников, возглавляемая «Лэндрейдерами» и «Поборниками», с рёвом выехала на холм, преодолела руины Кардинальских врат и ворвалась на территорию крепости. Тяжёлые машины не поместились бы в десантных капсулах, поэтому их заблаговременно доставили на Вракс несколькими днями ранее. Когда началось десантирование, колонна была уже в пути, и теперь танки Адептус Астартес снова принялись истреблять врагов Императора. Загрохотали пушки «Поборников», сметая с пути остатки зданий и пробивая бреши для боевых братьев, начавших высаживаться из «Носорогов». Теперь внутри Цитадели находилась вся ударная группировка Ангелов Освобождения. Магистр Яфрир, руководивший второй частью подразделения, приказал водителю своего «Лэндрейдера» двигаться к входу в базилику. Машина с рёвом выехала по широкой лестнице на подмогу Бельфегору, после чего резко ушла в занос и затормозила. Откинулась штурмовая аппарель, и из танка появился магистр в сопровождении командного отделения. Быстро оценив тактическую обстановку, он дал команду идти внутрь.


Лорд-инквизитор Гектор Рекс со своей свитой перед началом третьего штурма Цитадели Вракса. Его сопровождают Серые Рыцари из ударной группировки Артуруса, чьи терминаторы как раз выходят из «Громового ястреба». Встречают инквизитора Красные Скорпионы, над головами которых пролетают корабли с дополнительными войсками для близящейся битвы.


Попав в базилику, отделения Ангелов Освобождения рассредоточились и приступили к зачистке разрушенных помещений. Сооружение было колоссальным. Обрушившиеся крыши и внутренние стены образовали настоящие горы обломков. Боевые братья достигли трансепта. Он лежал в руинах, однако именно тут их и ждали Безбожники. Здесь облачённые в сине-зелёные, с символом гидры, доспехи Альфа-Легионеры решили дать свой последний бой.

Космодесантники сражались всем, что у них было — болтерами и пистолетами, цепными мечами и силовыми клинками, гранатами, ножами и энергетическими кулаками. Они были заклятыми врагами: десять тысячелетий тому назад Альфа-Легион предал Императора, и их гибель станет ещё одним шагом на пути к избавлению Непрощённых. Тех, кого удалось взять в плен, даже тяжелораненых, апотекарии Ангелов Освобождения будут удерживать в живых до самого прибытия на Скалу. Большинство же погибло в бою. Ангелы Смерти во главе с магистром и капелланом-дознавателем обрушились на оставшихся предателей, расправляясь с ними без всяких сожалений.

В самом сердце битвы Яфрир, наконец, встретил своего противника. Аркос Безбожник дрался с яростью обречённого, окружённый последними бойцами своей банды. В бронированном кулаке он по-прежнему сжимал тёмный клинок, однако военачальник Хаоса был ранен, из дыры в нагруднике сочилась кровь. Он уже начал терять силы, и в глазах его читалось отчаяние. Измотанные выжившие продолжали стоять подле своего повелителя с гордо поднятыми головами, несмотря на то, что их латы были покрыты чёрными подпалинами и пробоинами, а у одного легионера и вовсе отсутствовала правая рука.

Аркос гневно взревел и осыпал проклятьями Ангелов Освобождения, с оружием наизготовку начавших брать опасных недругов в клещи. Они поймали Безбожника в его же логове, не оставив тому ни единого шанса на спасение. Предателя, содеявшего на Враксе невообразимое зло, развязавшего долгую войну и сгубившего миллионы жизней, наконец прижали к стенке. Теперь ему не сбежать.


Непримиримые враги

Загнанный в угол властелин предателей ринулся в атаку. Магистр Яфрир побежал ему навстречу, выбросив перед собой стиснутый в обеих руках силовой меч. Но Аркос резко ушёл в сторону, позволив лезвию соскользнуть по кирасе и впиться в толстый наплечник, после чего по-змеиному быстро вогнал собственный клинок в личину шлема Яфрира. Пробив визор, острие варповского меча погрузилось в лицо магистра, превратив его в кровавое месиво. Затем Аркос врезался в воителя плечом, заставив того отшатнуться, прежде чем вторым неистовым ударом повалил противника на землю. Встав над истекающим кровью, теряющим сознание от боли Яфриром, лорд Хаоса последовательно расправился со всеми, кто кидался к магистру на выручку. Один за другим Адептус Астартес, пытавшиеся спасти своего командира, гибли от наполненного энергией варпа тёмного клинка, с равной лёгкостью разрубавшего броню, плоть и кость.

Подоспевший Бельфегор увидел высившегося над бездыханным магистром Аркоса, поставившего ногу на спину лежащего космодесантника, под которым уже собралась багровая лужа. Рядом с ним стояли последние двое выживших из банды Безбожника, выбросившие опустевшие болтеры и сжимавшие теперь забрызганные кровью цепные мечи.

«Сдавайся! — прокричал капеллан. — Сдавайся или умри!» Аркос лишь презрительно расхохотался. Сдаваться ради чего — плена и пыток? Нет, это вряд ли. Теперь он был полностью окружён, в трансепт врывалось всё больше Ангелов Освобождения, отрезая Безбожнику последние пути к отходу. Он вскинул меч, бросая вызов Бельфегору, и Тёмный Ангел шагнул вперёд, а следом — авангардные ветераны, ни на миг не терявшие бдительности.

Два чемпиона уже встречались прежде. В прошлый раз Бельфегор спас жизнь великого магистра Азраила. Если Аркос и узнал старого соперника, то не подал виду. Настало время расплаты за все беды, причинённые Тёмным Ангелам Альфа-Легионом. «Готовься к смерти!» — взревел Аркос, и Бельфегор устремился в атаку. Его крозиус обрушился с сокрушительной силой, однако Безбожник стремительно парировал удар. Двое бойцов Аркоса сцепились с обступившими их Ангелами Освобождения.

Но Бельфегор продолжал наступать, нанося мощные неудержимые удары, которые Аркос снова и снова блокировал, однако не успевал вскинуть меч, чтобы провести собственную атаку. Капеллан знал, что Император с ним, и теперь пробил его час. Сверкающим крозиусом духовник отбил меч слабеющего Аркоса в сторону, после чего приложил отступника в лицо богато украшенной рукоятью. Безбожник пошатнулся, и Бельфегор нанёс ещё один удар. Череп Аркоса треснул, и предатель, заливаясь кровью, рухнул на колени, а затем упал в пыль. Оглушённый и тяжелораненый Аркос попытался встать и снова поднять меч, однако вставший над ним капеллан-дознаватель презрительно оттолкнул клинок. «Схватить его!» — скомандовал он боевым братьям, и, обернувшись, увидел, как последних телохранителей Аркоса также валят на пол. — «Найдите апотекария. Он должен выжить. И разоружите его».

Затем дознаватель склонился над магистром Яфриром и перевернул его на спину. К тому времени командир роты, чья нижняя половина лица превратилась в одну сплошную рану, был уже мёртв. Даже улучшенные органы воина не смогли остановить сильную потерю крови, вызванную ударом Аркоса. Капеллан вознёс краткую молитву за упокоение души смелого офицера, прежде чем подоспевшие апотекарии унесли тело магистра и извлекли из него ценную прогеноидную железу. Бельфегор решил, что они выполнили миссию, и отдал Ангелам Освобождения приказ отступать.


Уничтожение «Сердца анархии»

Сбросив на Вракс десантные капсулы и выпустив «Громовых ястребов», «Либератории Деликтум» отправился на поиски «Сердца анархии». Вражеский космолёт, который в звёздной системе последний раз видели в 824.М41, без сомнения, скрывался где-то во внешних астероидных полях, ожидая призыва хозяина. Он оставался главной угрозой для судов Империума, направлявшихся к Враксу и соседним системам. Уже по одной этой причине его уничтожение сильно повлияет на ход войны, однако Ангелы Освобождения надеялись, что внезапная атака на Цитадель и завершение осады вынудят линкор покинуть укрытие. Во время операции ударный крейсер «Кающийся» вместе с кораблём сопровождения будут исполнять роли разведчиков, обыскивая астероидные поля, а боевая баржа и второй эскортник будут ждать поодаль, готовые выдвинуться сразу, едва первые засекут цель, либо мощный линкор внезапно возьмёт курс на Вракс.


Наступающие сквозь пламя и густой дым Ангелы Освобождения захватывают базилику святого Леониса.


Как и ожидалось, финальная битва на земле выманила корабль предателей. Война на Враксе была проиграна, и Аркосу с выжившими легионерами требовалась срочная эвакуация. В 288830.М41 авгуры дальнего действия «Кающегося» засекли скачок энергии, когда «Разоритель» запустил свои двигатели. «Либератории Деликтум» немедленно отправился наперехват, и два капитальных корабля стали готовиться к титаническому противостоянию. Борта обоих звездолётов щетинились многочисленными орудиями, а также были защищёны непроницаемыми пустотными экранами и толстой бронёй. Эти два левиафана, не страшащиеся ни одного врага в Галактике, были равными по силам соперниками.

Разогнав двигатели до максимума, «Либератории Деликтум» пошёл на сближение с «Сердцем анархии». В бронированный корпус ударили первые лучи лэнс-батарей, заставив взвыть пустотные щиты. Капитан приказал открыть ответный огонь. Космическая дуэль началась.

Вместо того чтобы сбежать, «Сердце анархии» развернулось для бортового залпа. Корабль Космодесанта был быстрым, и если он не станет избегать сражения, линкору не удастся от него отделаться. Придётся дать бой. Пока исполины занимали удобные позиции, к ним уже на полной скорости нёся «Кающийся», чья огневая мощь поможет поколебать чаши весов в пользу лоялистов. Тем временем оба корабля сопровождения отступили на безопасное расстояние. В такой битве от небольших звездолётов не будет никакого проку, и они лишь напрасно погибнут под вражеским огнём. Эскортам оставалось лишь держаться поблизости и следить за разворачивающимся противоборством.

Корабли обменивались яростными выстрелами, разрывая друг другу бронированные корпуса. На орудийных палубах царил гвалт, огромные пушки с рёвом исторгали снаряд за снарядом, залп за залпом. Где-то внутри баржи взорвался боезапас, вызвав пожар, но и «Разорителю» досталось не меньше. Вывод из строя двигателей лишил линкор манёвренности, позволив «Кающемуся» зайти ему с кормы. Орудия ударного крейсера присоединились к дуэли, и теперь баланс сместился на сторону кораблей Космодесанта. Космолёт нанёс удар по уязвимым двигательным отсекам и плазменным реакторам линкора. «Сердце анархии» начало терять энергию, и «Либератории Деликтум» подошёл ближе. Вся ударная группировка Ангелов Освобождения находилась на поверхности Вракса, поэтому боевая баржа не смогла бы взять флагман Богохульника на абордаж, но у нее и не было приказа захватывать его. Лэнс-батареи ещё раз полоснули кинжальным огнём борта неприятельского звездолёта, проделав в корпусе огромную дыру, из которой в открытый космос хлынул кислород, вскоре расцвётший гигантским шаром пламени.


Инженеры поднимаются из крипт в разрушенную Цитадель. За их спинами дымятся руины бывшей казармы.


Линкор предателей умирал. Оставшиеся батареи сильно накренившегося корабля продолжали стрелять, однако теперь его от носа до кормы сотрясали взрывы, а внутри бесконтрольно бушевали пожары. Плазменный реактор перегрелся и детонировал, снеся несколько кормовых палуб и оставив за «Сердцем анархии» шлейф из обломков. Выполнив свою работу, «Кающийся» поспешно отступил. Казнь довершит «Либератории Деликтум».

«Сердце анархии» погибло. Постепенно орудия линкора смолкли под огнём боевой баржи, непрерывно обрушивающей на надстройку вражеского корабля один яростный залп за другим. Космолёт поглотила буря пламени, в которой не смог бы уцелеть ни один корабль в Галактике. Беззащитный «Разоритель», раздираемый внутренними взрывами, превратился в полыхающие обломки. Боевая баржа космодесантников двинулась прочь, её собственные пожарные команды уже отправились бороться с бушующими на палубах огнями. Больше линкор предателей не будет угрожать торговым путям Империума.


В Крипты

Пока на развалинах Цитадели бушевало сражение, глубоко под землёй инженеры начали собственный бой. За шесть лет непрерывного копания они подвели под основание крепости еретиков множество подкопов, протянувшихся на сорок километров от внутренней линии обороны. С помощью буров «Аид» и пробивных зарядов криговцы преодолели последние пару метров и, наконец, оказались в недрах арсенала.

Подобно айсбергу, видимая половина Цитадели Вракса была лишь небольшой частью огромного целого. Базилика и прочие сооружения на поверхности представляли собой впечатляющие памятники архитектуры, возведённые в величественном имперском стиле. Они служили зримым свидетельством могущества Империума, однако истинное сердце крепости находилось под холмом. Там, внизу, скрывались километры тёмных, влажных коридоров и галерей, хранилищ и архивов, огромные геотермальные скважины, что черпали энергию из ядра планеты, и мощные трансформаторы, укрощавшие силу земли и затем подававшие её по кабелям во все уголки Вракса. Ближе к скальному основанию Цитадель являлась одной колоссальной электростанцией, питавшей расположенные по соседству генераторы пустотных щитов, что накрывали крепость многочисленными непробиваемыми экранами. Кроме того, к подземному городу относился и центральный арсенал, внутри которого за тысячелетия накопилось невообразимое количество всевозможного военного снаряжения и техники. Там хранились машины и оружие, не видевшие битвы уже долгие века. Когда война приблизилась вплотную к Цитадели, многим из них, как например «Малкадорам» и куда более редким «Вальдорам», еретики нашли применение. Истребители танков были по-настоящему древними машинами, оснащёнными мощными, но опасно-нестабильными нейтронными лазерами — передовым высокотехнологичным оружием, секреты производства которого ныне безвозвратно утрачены Адептус Механикус. Нижние ярусы крепости бунтовщики отвели под гигантские казармы и укрытия от неослабевающих артобстрелов и авианалётов, а также лазареты и лаборатории, в которых проводились жуткие эксперименты.

В подземелья Цитадели вошли тысячи и тысячи инженеров, с помощью грант и дробовиков принявшихся зачищать коридор за коридором и комнату за комнатой. Бунтовщики превратили недра твердыни в настоящий ад, наводнив их всевозможными чудовищами: бывшими людьми и совершенно чуждыми существами, ползающими и скользящими отродьями, вопящими и орущими мутантами, варп-тварями и грозными гончими Ксафана. Последние когда-то были огромными мастиффами, которых солдаты СПО использовали для усмирения рабочих банд, но ныне эти сторожевые собаки, коих на Враксе насчитывались многие сотни, изменились до неузнаваемости. Из них сделали вместилища для хищных демонических духов, превратив в гигантских свирепых созданий с длинными клыками и когтями, алчущих жизненной влаги смертных. Они были настолько большими, что совладать с ними могли разве что огрины, и теперь эти дьявольские псы бродили по криптам, наполняя коридоры исполненным страданием воем, от которого у криговцев кровь стыла в жилах.

Инженеры встречались с отчаянным и упорным сопротивлением на каждом углу и в каждом помещении. Продвижение было медленным, и тёмные переходы, на полу которых скапливалась влага, стали настоящими скотобойнями, заваленными трупами и друзей, и врагов. В первый день пали сотни, а криговцам удалось закрепиться лишь на небольшом пятачке на самых нижних уровнях. В адский провал направились новые отряды, и от клыков и когтей варповских тварей погибло ещё больше людей. Инженеры неумолимо теснили предателей, выкуривая их из логовищ гранатами с ядовитым газом. Во мраке разыгрывалось безжалостное сражение, но благодаря численному превосходству и упорству имперцы постепенно поднимались всё выше к поверхности. Последовавшие бои затянулись на целые недели.


Приория Серебряного Покрова

Пока Ангелы Освобождения сражались за базилику святого Леониса, а Красные Скорпионы отбивали Кардинальский дворец, лорд Гектор Рекс повёл своих штурмовиков и Серых Рыцарей в приорию Серебряного Покрова. Приземистое сооружение, само по себе являвшееся мощной крепостью, прежде служило штаб-квартирой Адепта Сороритас, и теперь лорд-инквизитор намеревался захватить приорию и узнать, что случилось с пропавшими Сёстрами. Именно здесь он нашёл скрывающегося Ксафана — кардинала, во имя которого воевало и погибло так много людей. Отступника, чьи неуёмные амбиции и извращённая вера запустили цепочку событий, что привели к демоническому вторжению в арсенальный мир. Еретика, который объявил себя мессией апокалипсиса. К тому времени он окончательно лишился человеческого облика.

Поняв, что война уже проиграна, Жуфор покинул Вракс, но перед этим он сполна расквитался с кардиналом. Лорд Хаоса, считавший Ксафана слабым и безвольным смертным, выволок еретика из темницы и отдал колдунам Нургла. Те, в свою очередь, уготовали вероотступнику поистине страшную участь. Кричащего от ужаса Ксафана преподнесли в жертву богу Поветрий, и тот забавы ради превратил его в отродье — гигантский клубок щупалец и когтей, истекающий слюной и тараторящий безумные речи. Кардинал лишился остатков здравомыслия и воли, став жалким свихнувшимся созданием. Такая судьба ждёт всякого, кто отвернётся от Императора Человечества. Серые Рыцари обрушили на отродье Хаоса всю мощь своего очистительного света, дабы навеки вечные изгнать его из Галактики. Ударившие из «Немезид» молнии разорвали содрогающегося и завывающего монстра, некогда бывшего кардиналом Ксафаном, на куски, положив конец его греховному существованию.

Лорд Рекс со своими людьми методично зачистил остальную часть приории от последних отчаявшихся защитников. Гектор Рекс неудержимо шёл вперёд с ярко сияющим в руке Ариасом, убивая, убивая и убивая во имя Императора. Достигшие подземелий бойцы юстикара Офии доложили о том, что они нашли выживших. Спустившись к ним, лорд-инквизитор увидел шесть ужасно изувеченных пленниц. Все они когда-то были Сёстрами из Серебряного Покрова, схваченными бунтовщиками по приказу Ксафана. Женщины провели в заключении восемнадцать лет, подвергаясь невообразимым пыткам. Они сошли с ума от голода и перенесённой боли, онемели от причинённых им страданий, и взирали на мир пустыми незрячими глазами, давно перестав отделять друзей от врагов. В строжайшем секрете Серые Рыцари перевезли Сестёр Битвы на свой ударный крейсер. Еретики могли использовать их в церемониях призыва демонов или даже в качестве сосудов для нерождённых. В родной орден путь им был заказан, ведь никто не мог сказать наверняка, что с ними сотворили изменники. Инквизиторы Ордо Маллеус решили не отпускать Сестёр, чтобы попытаться выведать от них как можно больше сведений о противнике. В обозримом будущем несчастные останутся узницами, только теперь уже в камерах Инквизиции.

После двух дней боёв приория, которая к тому времени превратилась в выжженный остов, была наконец полностью очищена от врагов. Развалины замка Адепта Сороритас заняли штурмовики, а инквизитор Рекс перевёл внимание на последний ещё не захваченный участок крепости — внутренний оплот.

В прошлом внутренний оплот служил нервным центром Цитадели. Тут к облакам тянулась башня цензориума астропатов, а Ордосы содержали собственную небольшую крепость, Эдифициум, где вооружались инквизиторы и их ударные группировки, а также проводились дознания пленников. Кроме того, сюда свозились пойманные псионики со всего сектора, которых затем на Чёрных кораблях отправляли на Терру. Ксафан освободил томившихся в камерах вольных псайкеров, позволив им бесконтрольно буйствовать на Враксе — очередное злодеяние в и без того длинном списке преступлений кардинала-вероотступника. Попасть во внутренний оплот было непросто: от главной части Цитадели его отделяло глубокие ущелье, которое пересекал узкий укреплённый мост. К тому времени артиллерия его уже разрушила, полностью изолировав район от внешнего мира. Как подозревал лорд-инквизитор, именно там еретики создали портал в варп, из которого на Вракс прибывали демоны. Даже если врата уже захлопнулись, их всё равно следовало уничтожить, дабы они вновь не открылись когда-то в будущем. Впрочем, одним лишь этим дело не ограничивалось — чудовищная энергия портала ослабила ткань реальности настолько, что в местах, где бушевали самые жестокие сражения, начали образовываться варп-разломы в имматериум. Разрушение врат представляло собой опасную миссию даже для закалённых в боях Адептус Астартес. Подобную задачу смогут выполнить разве что Серые Рыцари, поэтому лорд Рекс вновь обратился за помощью к брату-капитану Штерну. Им предстояло спланировать и провести телепортационную атаку на внутренний оплот силами космодесантников-демоноборцев и отряда лучших инквизиторов Ордо Маллеус. Ликвидация варп-портала станет предпоследней операцией враксианской войны, после чего имперцам останется лишь расправиться с оставшимися еретиками.


Страж портала

По всей видимости, Жуфор и его люди сбежали через портал, вверив себя капризным богам. Они выйдут там, где сочтёт нужным Кхорн, возможно, в демоническом мире где-то в глубинах Ока Ужаса, или, быть может, в новой зоне военных действий, дабы вновь сразиться во имя своего властелина. Однако прежде чем отбыть, легионеры-предатели оставили лоялистам последнего противника. Демономанты призвали и сковали для защиты врат Ураку Зверя Войны, демонического князя бога Крови. Теперь за стенами оплота лоялистов дожидался его легион — целая дьявольская армия, присланная сторожить вход в варп до скончания времён.

Долго ждать им не пришлось. В 411830.М41 Ордо Маллеус и отделения демоноборцев телепортировались с «Гонор-Аментума» в Эдифициум, чтобы зачистить от врагов последнюю крепость и навсегда разрушить варп-портал на Враксе. На горы щебня и руины с орбиты обрушился шквал мелта-торпед и бомб, после чего телепортационные камеры звездолёта загудели от едва сдерживаемой энергии, а затем, заискрившись, ожили, и с треском молний отправили инквизиторов вместе с Серыми Рыцарями через имматериум во внутренний оплот.

В тот же миг на них со всех сторон обрушились адские полчища. Появившиеся из ниоткуда орды завывающих кровопускателей, гончих плоти и джаггернаутов с именем своего бога на устах бросились под ураганный очистительный огонь болтеров и псипушек, отправлявший их обратно в бездну. И вновь лорд Гектор Рекс сражался в самой гуще битвы, Ариасом прокладывая путь сквозь ряды кроваво-красных недругов. От текущей сквозь разум энергии очи инквизитора превратились в провалы белого пламени, а окружавшая его аура мощи заставляла демонов пятиться и разбегаться перед ним прочь.

«Немезидами», псипушками и испепелителями Серые Рыцари очищали Эдифициум. Впереди них шёл брат-капитан Штерн, чей клинок полыхал псионическим пламенем, уничтожавшим демонов одним лишь прикосновением. Вместе со своими братьями он рубил и резал, парировал и продолжал рубить дальше, непрерывно распевая молитвы изгнания ненавистных обитателей варпа.

А затем навстречу герою Серых Рыцарей вышёл сам Урака — исполинский рычащий зверь с клыками, обагрёнными кровью прошлых жертв. Облачённый в выкованные из вещества варпа медные латы Кхорна, он стискивал в руках громадный бердыш, жестокое оружие палача. Им, взревел монстр, он отнимет голову капитана Штерна, дабы бог Кровопролития водрузил её на стену своей тронной комнаты в качестве трофея, а остальное тело бросит на съеденье гончим плоти.

Неукротимую волю Штерна, однако, нельзя было сломить одними лишь хвастливыми словами. Пусть Урака и был чемпионом Кхорна, но Штерн являлся инструментом правосудия Императора, несущим гнев истинного бога человечества — и гневу тому он дал волю. Сквозь него хлынула энергия, и сорвавшийся с чела воителя пылающий разряд ударил в Зверя Войны, который пошатнулся, раненый, а затем устремился в атаку. Раскрутив свой огромный топор восьмеркой над головой, он с силой опустил его вниз. Штерн ушёл в сторону, громоздкая «Эгида» совершенно не сковывала его движений, и тут же вскинул психосиловой меч, пытаясь найти слабое место в броне красного зверя. Урака отбил удар, и брат-капитан ощутил на себе всю силу нечестивого монстра, когда тот врезал торцом бердыша по его керамитной броне. Капитан отшатнулся, работа биосистем его доспеха нарушилась, жизненные показатели дико скакали. Урака шагнул следом за недругом, вновь нетерпеливо отводя оружие. Зверь Войны нанёс удар, и Штерн парировал его, остановив секиру, однако под напором исполина он рухнул на землю, и меч его отлетел в сторону.

Прибывший вместе со своим отделением юстикар Офия увидел, что его командир срочно нуждался в помощи. Возвышавшийся над Штерном страж портала уже занёс оружие для смертельного удара. Офия и его бойцы без промедления открыли огонь, и князя демонов захлестнуло взрывами пси-заряженных болтов. Раненый и разъярённый Урака увидел новых противников, и сразу же ринулся на них. Слишком поздно он заметил, что капитан Штерн успел вскочить на ноги и, схватив меч, бросился за ним следом. Раскалённое добела лезвие психосилового оружия нашло брешь в медной броне, и Штерн изо всех сил вогнал его внутрь. Урака взревел, и его исполненный болью и гневом вопль громовым раскатом прокатился по всему оплоту. А затем он внезапно исчез, изгнанный обратно в тёмное царство своего повелителя. На этом могучем выпаде участие брата-капитана в войне закончилось. Серого Рыцаря эвакуировали на ударный крейсер для срочной медицинской помощи, пока Гектор Рекс и остальные воины уничтожали последних стражников. Наконец, перебив демонов, лоялисты собрались перед покрытыми рунами колоннами, что окружали запертый портал, и объединили пси-энергии своих разумов в ураганный холокост разрушения, который уничтожил врата. Всё было кончено.


Эпилог

В 414830.М41 осаду Вракса официально объявили завершённой. Писцы Администратума, задокументировавшие первые залпы артиллерии, закончили отчёт, захлопнули толстый фолиант, в котором во всех подробностях описывали ход военной кампании, и скрепили его печатями, что сломают лишь в штаб-квартире лорда-милитанта Обскуруса. Тот, в свою очередь, сделает несколько копий книги для своих архивов, после чего передаст оригинал «Либер Вракс Обсидиус» в великие центральные хранилища Администратума на Терре.

Вместо ожидаемых двенадцати терранских лет кампания на Враксе продлилась почти восемнадцать. В ней приняло участие тридцать четыре криговских полка, и по приблизительным подсчётам погибло четырнадцать миллионов гвардейцев. Неприятель понёс не менее значительные потери. Кардинал-вероотступник Ксафан утянул за собой в ересь восемь миллионов враксианцев, большинство из которых имперцы уничтожили. Точное количество павших врагов не будет известно никогда, однако почти все они теперь лежали в забойных ямах и братских могилах на Ван Мирсландских пустошах. Кроме того, десятки тысяч бунтовщиков попали в плен и были переданы в руки дознавателям Ордо Маллеус. Тех, кто за свои прегрешения не заслуживал прощения, приговорили к смертной казни. Всех прочих сослали в далёкие штрафные колонии и рабочие лагеря, где своим тяжким трудом они будут служить Императору.

Сам Вракс после отгремевшей войны лежал в руинах. Осады не пережило ничего, имевшее хоть какую-то значимость. Инфраструктура планеты была полностью уничтожена в бесконечном артиллерийском противостоянии. От Цитадели не осталось камня на камне, а всё, что каким-то чудом уцелело, инженеры-криговцы позднее сравняли с землёй.

Окружающие равнины превратились в кошмарные поля смерти с повсеместно видневшимися следами тысяч адских сражений. Корпуса танков и тысячи километров колючей проволоки постепенно ржавели и медленно гнили в земле. Никуда не делись траншеи, укрытия и бункеры. Сохранились и проложенные инженерами лабиринты туннелей, пустынные, покинутые и безмолвные.

Пересечение Ван Мирсландских пустошей оставалось опасным ещё долгое время после отбытия армий. Повсюду по-прежнему таилось множество минных полей и утонувших в болотах неразорвавшихся снарядов. Куда большую угрозу представляло несдетонировавшее химическое оружие, а внезапные бури, срывавшие верхние, пропитанные ядами, слои грунта, поднимали в воздух кислотные зелёные туманы, способные с лёгкостью отделить плоть от костей. Уцелели также остатки трёх внешних линий обороны — разгромленные бункеры и доты служили свидетельством яростных битв, что бушевали тут прежде. Вракс более не подлежал восстановлению. Если в Департаменто Муниторум надеялись однажды вернуть планете звание арсенального мира, то здесь их ждало разочарование. Все оружейные были разрушены в боях. Хранившиеся в них припасы тоже сожрала война. В окрестностях Цитадели не осталось ничего, представлявшего какую-либо ценность.

В последующие годы служители Ордо Маллеус проведут тщательное расследование произошедших событий, и лорд Гектор Рекс примет решение запретить доступ в звёздную систему Вракса. Вдоль её границ расставили автоматизированные сторожевые маяки, чтобы предупреждать об опасности все проходящие мимо корабли, и время от времени её посещали патрули Имперского Флота, проверяя, не стала ли система прибежищем для пиратов или ксеносов, однако для Императора она утратила всякую важность.

После продолжительных исследований и дознаний инквизиторы пришли к выводу, что выживших сестёр Серебряного Покрова, спасённых из руин Вракса, уже не спасти. В ходе бурной сессии инквизиторского конклава Скаруса всех шестерых приговорили к милосердной казни от рук Ордо Маллеус. Такое решение вызвало ярость у представителей Ордо Еретикус, которые стремились вернуть себе членов Ордо Милитант. Повторяющиеся воззвания кардинала-астра Скаруса и протесты леди верховной аббатисы ордена Серебряного Покрова были отклонены. Шестерых мучениц Вракса, как их стали называть, сочли слишком опасными, слишком осквернёнными. Они видели слишком многое и пострадали от слишком многих демонических ритуалов, чтобы Ордо Маллеус мог отпустить их просто так. Наконец-то лорд-инквизитор Рекс получил шанс расквитаться с ведьмоборцами за их действия во время кампании. Проктор-генерал совета скрепил своей печатью шесть смертных приговоров.

Казнь была проведена в 219833.М41 в инквизиторской крепости на Оитус-Проксиме. Под аккомпанемент зычных молитв мучениц предали очищающему пламени, отправив их души к Императору. Как пояснил руководивший казнью палач, «это было сделано ради их же блага». Иного способа спасти Сестёр Битвы от скверны Хаоса не было. Экклезиархия, и в частности орден Серебряного Покрова, не скоро забудут совершённое «злодейское деяние».

О Жуфоре Колосажателе, Мяснике Вракса, мало что известно, но он до сих пор представляет огромную угрозу для Империума. Этот лорд Хаоса, всё ещё являющийся одним из сильнейших сподвижников Абаддона, командует мощным кхорнатским бандформированием, а его корабль, «Кровавую зарю», позднее видели во главе множества рейдерских отрядов из глубин Ока Ужаса. В завершающие годы 41-го тысячелетия он со своими Собирателями Черепов будет сражаться на передовой 13-го Чёрного крестового похода Абаддона. Четыре попытки выследить и устранить его силами агентов Оффицио Ассассинорума потерпели неудачу.

Не известна и судьба Некрозия. Его банда, Апостолы Заражения, по-прежнему считается весьма крупной и опасной. Как и Жуфор, он продолжит разорять Империум, и его бойцы также примут участие в 13-м крестовом походе предателей.

Добившись победы, капеллан-дознаватель Бельфегор немедленно покинул Вракс. С собой он забрал пятнадцать пленников, все из числа Альфа-Легионеров. Входил ли в их число печально известный Аркос Безбожник, не раскроют ни Тёмные Ангелы, ни Ангелы Освобождения. Тело магистра Яфрира доставили на борт боевой баржи для транспортировки в катакомбы капитула. Вскоре после этого, ни с кем больше не выходя на связь, «Либератории Деликтум» отправился прочь из звёздной системы. Местонахождение Аркоса остаётся загадкой по сегодняшний день, однако в Ордо Маллеус полагают, что его схватили на Враксе, и официально он считается пленником Тёмных Ангелов. То, какие секреты изменник раскрыл сыновьям Льва, пока не покидает пределов внутреннего круга верховного магистра Азраила.

Вместе с ударными группировками Адептус Астартес в родной мир-кузницу Люций возвратилась также боевая группа «Разбойников» Легио Асторума под началом верховного принцепса Ранда Драуки. Подле криговских полков сражалось двадцать два титана, которые за счёт своей огневой мощи и прочной брони не раз и не два помогли гвардейцам прорвать вражескую оборону. В ходе осады не обошлось без потерь — легио лишился девяти богомашин, в том числе трёх «Разбойников» и шести «Гончих». Не меньший урон понёс и предавший Легио Вулканум. По заявлениям принцепсов Асторума, они уничтожили четырнадцать вражеских махин, однако установить точное количество не представляется возможным. Если их данные верны, то Легио Вулканум заплатил за участие в войне страшную цену.

Большинство других изменников были убиты, в том числе сам вероотступник Ксафан. Дьякон Мамон, ближайший сподвижник кардинала, также считается погибшим на Враксе, хотя официального подтверждения этому нет. Если, по слухам, он действительно возвысился в демонические князи, то теперь он в большей степени существо «от варпа», нежели из материального мира. Его имя добавили в «Гримуар истинных имён» на случай, если кто-то призовёт его снова.

Несмотря на запросы Экклезиархии, мощи святого Леониса так и не были найдены. Реликвии святого пропали во время боёв, и Ордо Маллеус ответил отказом на просьбы направить в бывший арсенальный мир миссию под эгидой Ордо Еретикус, чтобы их отыскать. Вероятнее сего, демонопоклонники воспользовались ими в одном из своих дьявольских ритуалов, но с тем же успехом они могли лежать в какой-то глубокой катакомбе под Цитаделью. Возвращение религиозно значимых артефактов никогда не значилось целью кампании, и поэтому сражавшиеся на поверхности планеты инквизиторы не разворачивали их поиски. Нынешний кардинал-астра Скаруса впоследствии твёрдо заявил, что намерен разыскать и вернуть мощи почитаемого святого. Впрочем, установленный Инквизицией запрет на посещение звёздной системы означает, что в обозримом будущем его желаниям не суждено исполниться.

Для Серых Рыцарей Вракс стал лишь очередным блистательным триумфом, в который раз доказавшим их ценность для Инквизиции и Императора. Ни одно другое войско не смогло бы снова и снова давать бой появляющимся из варп-разломов демонам, и выходить победителями. Капитан Штерн восстановился после ранений и продолжает служить своему капитулу. Он почитается как один из величайших героев Империума. Искалеченное тело капитана Артуруса, серьёзно пострадавшего в поединке с Анг’ггратом Неудержимым, было возвращено в крепость-монастырь Серых Рыцарей на Титане, где его погребли в саркофаге дредноута, дабы он мог сражаться за орден и дальше. За проявленную на Враксе доблесть юстикар Офия был повышен до капитана и занял его место.

Лорда-инквизитора Гектора Рекса провозгласили избавителем Вракса, человеком, что одержал победу в войне и спас сектор Скарус от гораздо более масштабного демонического вторжения. Победа полностью оправдала решение конклава Скаруса завербовать 88-ю осадную армию, и закрыла рты всем критикам и врагам лорда-инквизитора. Гектор Рекс остаётся одним из самых прославленных живущих ныне героев Империума, и хотя в будущем его ждёт много других битв, Вракс, возможно, стал его величайшим триумфом.

В анналах бесконечных войн Империума Вракс останется лишь очередной кровавой кампанией, очередным названием на стягах полков Имперской Гвардии, что там сражались и погибали, а теперь отправятся биться и умирать снова, и снова, и снова на новых полях смерти. На Враксе криговцы прошли через страшное испытание и победили. Осадные полки с честью выдержали долгую войну, устелив землю миллионами трупов. Империум обрушил на отступников и еретиков всю свою мощь и, пусть ужасной ценой, но добился победы. Победы, стоившей гибели самой планеты.


СЕГМЕНТУМ ОБСКУРУС, ДЕПАРТАМЕНТО МУНИТОРУМ: ОФФИЦИО-КУРАТОР 08935-43980i

+++ ОСАДА ВРАКА +++

Отправлено: Оитус-Проксима

Принято: Фракиец-Примарис

Адресат: Секретариат лорда-кастеляна Кадии

Телепатический канал: Астропат-Терминус: Скарус/Каликсида субэфирный IV


++++ Дата: 2-666830.М41

++ Ссылка: Инк/6412745451/ Ор М

+++++ От: Скрипторум проктора-генерала Скаруса

+++ Тема: Вракс: список войск

+ Мысль: Мы есть олицетворение его Божественной Воли.


Дата: с 166813.М41 по 414830.М41

88-я осадная армия Имперской Гвардии (Криг)


1-й линейный корпус (выведен в 253828.М41)

3-й осадный полк

5-й осадный полк

15-й осадный полк

19-й осадный полк (уничтожен)


12-й линейный корпус

143-й осадный полк

149-й осадный полк

150-й осадный полк

158-й осадный полк (распущен)


30-й линейный корпус

261-й осадный полк (уничтожен)

262-й осадный полк

263-й осадный полк

269-й осадный полк (уничтожен)


34-й линейный корпус

291-й осадный полк

308-й осадный полк

309-й осадный полк

310-й осадный полк


46-й линейный корпус (развёрнут в 820821.М41)

468-й осадный полк

469-й осадный полк

470-й осадный полк


8-й штурмовой корпус (выведен в 253828.М41)

7-й танковый полк

11-й танковый полк (переведён в 11-й штурмовой корпус)

14-й танковый полк

179-й осадный полк

231-й полк осадной артиллерии


11-й штурмовой корпус

61-й танковый полк

66-й танковый полк

101-й осадный полк

497-й полк осадной артиллерии


19-й бомбардировочный корпус (выведен в 2534828.М41)

3-й полк осадной артиллерии

4-й полк осадной артиллерии

8-й полк осадной артиллерии


21-й бомбардировочный корпус

19-й полк осадной артиллерии

22-й полк осадной артиллерии

23-й полк осадной артиллерии


Отдельные артиллерийские роты

4-я артиллерийская рота (выведена в 2534828.М41)

6-я артиллерийская рота (выведена в 2534828.М41)

8-я артиллерийская рота (выведена в 2534828.М41)

27-я артиллерийская рота (выведена в 2534828.М41)

31-я артиллерийская рота (выведена в 2534828.М41)

33-я артиллерийская рота

224-я артиллерийская рота

226-я артиллерийская рота

227-я артиллерийская рота

230-я артиллерийская рота

61-я тяжёлая миномётная рота (выведена в 2534828.М41)

67-я тяжёлая миномётная рота (выведена в 2534828.М41)

70-я тяжёлая миномётная рота

71-я тяжёлая миномётная рота


Инженерные корпусы Крига

Инженеры — 146 рот


Легио Титаникус Адептус Механикус

Легио Асторум (Бегущие-в-Варпе) — 1 демилегио (боевая группа «Разбойников» Драуки)

Ординаты поддержки титанов — 1 команда


Адептус Астартес

Тёмные Ангелы (880821-974821.М41), силы опустошения Вракса — прибл. 5 рот

Красные Скорпионы (980824-989824.М41), ударная группировка Айнеи — прибл. 1 рота

Красные Охотники (091827-414830.М41), инквизиторская ударная группировка — прибл. 3 роты

Красные Скорпионы (506829-414830.М41), ударная группировка Ортиса — прибл. 4 роты

Ангелы Освобождения (668829-414830.М41), силы воздаяния Враксу — прибл. 3 роты


Инквизиторские войска (конклав Скаруса)

Исполнительная палата Ордо — 38 инквизиторов

Инквизиторские штурмовики — 5 рот

Оперативники Оффицио Ассассинорума — засекречено


Серые Рыцари

Ударная группировка Штерна — засекречено

Ударная группировка Артуруса — засекречено


Имперские ВВС

717-е авиакрыло истребителей — 10 эскадрилий

1099-е авиакрыло бомбардировщиков — 7 эскадрилий


Силы космической поддержки

Линкоры

«Лорд Беллерофонт»

«Консул Фракийский» (уничтожен)

«Орион»

«Заветный»


Сопровождение

Эскадра «Эксуо»

Эскадра защитной ауксилии Вракса

Патрульная эскадра «Нарис»


Флотская поддержка Адептус Астартес

Боевые баржи

«Ангел воздаяния» (Тёмные Ангелы)

«Меч Ордона» (Красные Скорпионы)

«Либератус Деликтум» (Ангелы Освобождения)


Ударные крейсеры

«Меч Калибана» (Тёмные Ангелы)

«Избавление» (Тёмные Ангелы)

«Аркс Фиделис» (Красные Скорпионы)

«Кающийся» (Ангелы Освобождения)

«Гонор-Аментум» (Серые Рыцари)


Сопровождение

7 кораблей (разные капитулы)


Департаменто Муниторум

Рабочий корпус — 15 корпусов

Инженерный корпус — 3 корпуса

Корпус снабжения Муниторума — 254 колонны


+++ ЗАЩИЩЁННАЯ ПЕРЕДАЧА

++++++++++++++++++++ КОНЕЦ

+……………..


Дополнение к планетарному обзору Вракса Прайм (около 414830.М41)


Vraks3081.jpg


Сегментум: Обскурус

Сектор: Скарус

Субсектор: Керак

Система: Вракс. Четыре планеты (Прайм, Секундус, Терциус и Урикс)

Открыта: Неизвестно

Планеты:

Внутренние планеты — Вракс Прайм, поствулканическая, умеренный климат


Внешние планеты:

Вракс Секундус — камень

Вракс Терциус — камень

Урикс — ледяной шар, атмосферы нет. Крупный астероид, захваченный гравитационным полем.


Спутники:

Вракс Прайм — 0

Вракс Секундус — 1

Вракс Терциус — 1

Урикс — 0

Астероиды: внешние астероидные поля — не разведано

Кометы: не замечено


Вракс Прайм


По приказу Инквизиции запрещённый к посещению мир


Отныне и впредь ни один человек не ступит на этот мир, а вокруг него будут выставлены часовые, дабы отваживать неосторожных путников. Мы должны смириться, что планета утрачена для нас навсегда, став теперь юдолью ужаса.


Краткая сводка: В результате восемнадцатилетней войны с еретиками кардинала-вероотступника Ксафана и их союзниками Легионии Трайторис, бесконтрольного применения химического и биологического оружия, а также попытки открытия варп-портала, Вракс превратился в непригодный для жизни мир. Остаточные следы химических веществ способны убить человека в считанные секунды, а местность до сих пор кишит опасными бактериологическими агентами. Осада оставила на Враксе свой отпечаток — землю испещряют осыпавшиеся траншеи и разрушенные бункеры, заполненные истлевшими костями мертвецов. Здесь всё ещё бродят жуткие существа, а на самой планете (особенно в ныне уничтоженной Цитадели Вракса) то и дело открываются варп-разломы.

Вся человеческая жизнь на Враксе была истреблена, остатки его инфраструктуры Администратум счёл непригодными для восстановления и дальнейшего использования. Вракс утратил свой статус арсенального мира.

Кампания по отвоеванию планеты закончилась победой Империума.

Для доступа в звёздную систему требуется разрешение Ордо Маллеус, уровень безопасности — Бета-Экстремис. По всем вопросам обращаться в секретариат проктора-генерала конклава Скаруса.

Ссылки: См. также Первое вторжение на Вракс, Второе вторжение на Вракс, Третье вторжение на Вракс и т.д., враксианская война, подавление мятежа на Враксе в 166813.М41.

Официальная история: См. «Историю позднейших осад в сегментуме Обскурус, том V, VI и VIII. Вракс, части I, II и III», за авторством мастера-писца Усури из Ордо Историкус.

Передано: Архив Ордо Маллеус на Фракийце-Примарисе. Копии направлены в департамент куратора-префектуса, архив 118. Оффицо инквизиторского представителя, Терра.

Размер: экваториальный диаметр 6300 миль

Гравитация: 1,05G

Спутники: нет

Население: 0

Скорость вращения: 1100 миль/час

Орбита: примерное расстояние до звезды 172 миллиона километров

Тип климата: умеренный — стандартный (бурный)

Средняя температура на поверхности: 11°С

Состав тропосферы: 78,8% азота, 19% кислорода, 1% аргона, 1% озона, 0,1% углекислого газа, 0,1% серы

Уровень десятины: Аптус Нон

Климатические регионы: Полярные шапки — небольшие северные и южные полюса, вечна мерзлота. Не исследовано.

Конец …..>>>

<<< Дополнительную информацию см. в Планетарном обзоре Вракса Прайма, составленном в 166813.М41 >>>


Ветеранское отделение Рафаила, 4-е отделение, 1-я рота Ангелов Освобождения

1. Ветеран-сержант Рафаил, 104 операции


2. Брат-ветеран Отнаил, 59 операций


3. Брат-ветеран Реюил, 60 операций


4. Брат-ветеран Итамар, 84 операции


5. Брат-ветеран Гефен, 71 операция


1. Плазменный пистолет и болтер; 2-3. Болтер с прицелом; 4. Болтер; 5. Огнемёт


Vraks3088.jpg

1. Стандартный болт. Массореактивный, бронебойный, микроразрывная боеголовка.

2. Болт «Адский огонь». Массореактивный, осколочная боеголовка, сердечник с биокислотой.

3. Болт «Драконий огонь». Неконтактный взрыватель, сердечник представляет фиал с перегретым газом.

4. Болт «Кракен». Массореактивный, адамантиевый сердечник, улучшённый метатель.

5. Болт «Мщение». Боеголовка проникающего типа с нестабильным жидким сердечником. Использование сопряжено с опасностью.


Тактическое полуотделение Эйтана, 5-е отделение, 4-я рота Ангелов Освобождения

1. Сержанта Эйтан, 26 операций


2. Брат Лиор, 19 операций


3. Брат Гад, 8 операций


4. Брат Тамир, 15 операций


5. Брат Узиил, 23 операции


1. Болт-пистолет и силовой меч; 2-4. Болтер; 5. Плазменная пушка


Vraks3095.jpg


«Носорог» с усиленной бронёй Ангелов Освобождения. Данная машина доставила 2-е тактическое отделение во внешний дворик Цитадели.


«Поборник» с усиленной бронёй Ангелов Освобождения, развёрнутый для поддержки сражающихся во внешнем дворике бойцов.


Дредноут модели «Мортис» Ангелов Освобождения, вооружённый двумя спаренными лазпушками. Брат Амиил входил в состав ударной группировки магистра Яфрира, охотившейся на Аркоса Безбожника.


Транспортный «Громовой ястреб» Ангелов Освобождения. Его основной задачей являлась доставка «Носорогов» для наземных войск перед началом атаки.


«Медный скорпион» Кхорна, встреченный силами лорда Гектора Рекса в ходе операции по зачистке осквернённой приории Серебряного Покрова.


Брат-ветеран Павел, дредноут MkIV ордена Красных Скорпионов


Брат Мордехай, дредноут MkIV ордена Серых Рыцарей, вооружённый спаренными лазпушками и силовым кулаком. Во время кампании на Враксе Мордехай входил в состав ударной группировки брата-капитана Штерна.


Гнилодрон Нургла, побеждённый во время второго штурма Цитадели. Обратите внимание на повсеместные следы разложения и протечек неизвестных жидкостей.


«Омнис-Деструктор Секундус», титан типа «Разбойник», присланный для замещения потерь, понесённых на Враксе боевой группой Бегущих-в-Варпе.