Отринутый путь / The Path Forsaken (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Отринутый путь / The Path Forsaken (аудиорассказ)
PathForsaken.png
Автор Роб Сандерс / Rob Sanders
Переводчик Str0chan
Издательство Black Library
Год издания 2013
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI


Залы и чертоги шпилей Великого Ияндена как будто парили на далеких отзвуках храмовых песен и скорбных молитв. Для Уны Бельфебы – странницы и изгоя – этот навязчивый хорал был одновременно и самым прекрасным, и самым тягостным воспоминанием о доме. В каких бы далях и глубинах Галактики ни оказывалась Уна, она хранила в сердце умиротворенность родины, а спокойствие и уверенность могучего Ияндена всегда звали странницу обратно. На самом мире-корабле, впрочем, их пронизывала повсеместная упорядоченность и пересекали пути многочисленных эльдар.

Чувствуя это, странница направилась в путевой порт, к открытым дверям и возможностям, что лежали за ними.

Укладывая провизию и запасные кристаллические сердечники в карманы хамелеолинового плаща и наплечную сумку, Уна ощутила чье-то присутствие.

– Ясновидец Келмон, – произнесла она, ненадолго оторвавшись от сборов.

– Уна Бельфеба, – отозвался пожилой эльдар, входя в зал путевого порта. Посох ясновидца стучал по полу из призрачной кости. – В женщине перед собой я вижу испуганного ребенка, которого знал когда-то. Снова убегаешь прочь, странница?

– Я ничего не боюсь... – начала Бельфеба.

– Именно это и пугает меня, дитя.

– Очередные поучения, ясновидец. Мы уже проходили это, стоит ли повторять?

– Никаких поучений, дитя.

– Тогда позвольте откланяться, – заявила странница, сгребая шлем и длинную винтовку. – Если увидите моего отца, передайте ему пожелания всего наилучшего.

– Куда направляешься? – спросил Келмон.

– Вы сами знаете это, ясновидец.

– Ты возвращаешься на Эфрэлион, – произнес старик, – насладиться объятиями экзодита, снедаемого любовью и витающего в облаках.

– Такие метафоры вас не красят, сударь.

– А тебя, дитя, не красят походы на захолустные миры.

– Вас послал мой отец? – поинтересовалась Уна.

– Тебя ждет ложе Исариона Скорбящей Бури, – с обвинением в голосе ответил Келмон.

– Это, досточтимый провидец, вас не касается, – отрезала женщина. – Не вмешивайтесь в мое будущее.

– О, если бы я мог, – Келмон взял её за плечи и повернул к порталу Паутины, – но ты слепо шагаешь в грядущее. Романтика странствий вредит тебе. Используй дар предвидения, дитя, узри погибель, что ждет тебя и твоего принца из глухомани.

Окунувшись в прилив времени и пространства, Бельфеба кратко заглянула в вечность и отыскала путь на Эфрэлион, мир «ушедших». Она пронеслась над обветренными пиками планеты и затянутым облаками покровом её паровых лесов. Женщину встретила экзотическая какофония жизни; звук, показавшийся ей шипением клапанов, перерос в грубое, чужеродное клокотание. Изобилие лесной жизни исчезло, сменившись стрекотом, пощелкиванием и визгом тварей из-за пределов мира.

– Нет, – прошептала Уна.

– Великий Пожиратель разинул пасть, – сказал ей ясновидец. – Рои-флоты появляются из ледяной бездны, попировав на планетах мон-кеев и далеких чуждых империй. Миры вина и меда лежат у них на пути – миры экзодитов. Мирандиас, К’сандриток... Эфрэлион.

– Я должна предупредить их!

– Слишком поздно, дитя. С тяжестью в сердце я признаю, что час Эфрэлиона пробил. Небеса темнеют от надвигающейся погибели; из безжизненной скалы он расцвел, и в безжизненную скалу вскоре обратится вновь. Потеряно будет всё и вся.

– Мы можем эвакуировать племена через планетарные врата, – не слушая Келмона, предложила странница.

– Исарион Скорбящая Буря не оставит свой рай на поживу тиранидам, – с неясными нотками в голосе ответил ясновидец, – и ты это знаешь. Принц дикарей опытен, но чересчур горделив. Он объединил экваториальные племена, словно обвязал поясом всю планету. Он привел драконьих наездников, следопытов и певцов мира к победе в войне против облаченных в доспехи воинов Трупа-Императора, изгнал хищнических зеленых захватчиков с поверхности Эфрэлиона.

– Тень в варпе, – продолжил Келмон, – начинает заволакивать мой взор, но мне ясно, что Исарион убедит себя и всех остальных в их способности справиться и с новой угрозой. Но это невозможно, и рай сгинет, а с его народом покончат порождения бездны, обратив бессчетных живых в хладные трупы. Галактика потеряет планету, эльдар – зарождающуюся легенду.

– Это ничего не меняет, я... – женщина осеклась.

– Закончи начатое, произнеси слово.

– Я люблю его, – призналась Бельфеба ясновидцу и самой себе. – Я пойду к нему, и не пытайтесь остановить меня.

– Судьба запрещает мне вставать между предназначенными друг другу и их предназначением, – ответил пожилой эльдар.

– Судьба на моей стороне?

– Старуха переменчива, говорит загадками о грядущих полуправдах. Сплетения открыли мне, что твой благородный дикарь может быть одним из принцев, о которых говорило пророчество – посланцев провидения, стражей востока, пылающих маяков, что зажгутся в темных пределах.

– Провидец, вы и сами начинаете выражаться, как старуха-судьба.

– Ты хорошо послужила своему народу, – произнес Келмон, – и как изгнанница, и как одна из нас. Ты была глазами мира-корабля на далеких планетах. Твоя винтовка несла погибель врагам, твой палец легко касался курка, возвращая некогда принадлежавшие нам сокровища. Исарион Скорбящая Буря – клад не из прошлого, но из грядущего, и могучий Иянден призывает его.

– Вы хотите, чтобы я спасла Исариона, но не его народ? – переспросила ошеломленная Уна.

– У него яркое будущее, – ответил ясновидец. – У его подданных – нет.

– Но вы противоречите сами себе, владыка Келмон. Как вы сказали, принц не бросит свой мир.

– Ни одно из сокровищ, которые ты доставляла мне прежде, не могло возразить против собственного спасения.

От этих слов сердце женщины окаменело.

– Исарион навеки возненавидит меня.

– Эта вечность станет ценой, уплаченной тобою за любовь принца к своему народу... и собственную любовь к принцу. Судьба нашла применение твоей безответственной слепоте. Теперь ты понимаешь?

Бельфеба снова посмотрела в портал, позволяя невероятным траекториям Паутины унести к далекому Эфрэлиону её взгляд, заблестевший от слез. Окруженная погибелью мира «ушедших», она заблудилась среди пронзительных воплей чуждых тварей, в терзающем уши кошмаре, который звучал всё громче, и громче, и, наконец... умолк.

– Понимаю.


Раздался жгучий треск межпространственной энергии. Затем он повторился, после чего прозвучал ещё раз. Дуговые разряды ослепительно засияли, как только участок возмущенной реальности в центре портала Паутины обрел бытие. Сопровождаемые шипением перехода, из врат одно за другим появились пять созданий в плащах, которые с кошачьей грациозностью и легкостью приземлились на окружающий подлесок.

Их немедленно охватила плотная экваториальная духота, напор звуков и тепла, рожденных паровыми лесами и плоскогорьями Эфрэлиона. Белые клубы, струящиеся из клапанов в земле, поднимались через плотную синюю листву к пологу джунглей. Повсюду раздавалось жужжание парового планктона и кваканье древесных амфибий – эти создания пикировали сквозь рои мелюзги на перепончатых ногах-крыльях, набивая добычей огромные, раздутые глотки. С верхушек деревьев падали огромные капли конденсированной влаги. Через миазмы подлеска Уна расслышала тревожные вопли лесных бесов, напуганных появлением странников, и ухающий, рептильный вскрик какой-то оперенной, но нелетающей громадины вдалеке.

– Шлемы. Полный спектр, – скомандовала Бельфеба.

Её бойцы немедленно надели высокие, тонкие шлемы и активировали прицелы на удлиненных винтовках. Раздался тихий писк, затем гудение – признак завершения настройки оружия.

– Переходим на мыслесвязь.

В разуме Уны зазвучали голоса остальных странников. Поскольку их миссии зачастую носили тайный характер, мыслесвязь была просто бесценна в тех случаях, когда присутствие разведчиков могли обнаружить путем прослушивания обычных переговоров. После некоторой практики эльдар обучались входить в телепатическое единение с товарищами, что обеспечивало тишину, необходимую для общего выживания.

+Дархидрон гармонизировался.+

+Каль-Саар гармонизировался.+

+Тассарион гармонизировался.+

Каль-Саар с Тассарионом были братьями, и, как сама Бельфеба, остроглазыми иянденскими эльдар с отличными способностями к охоте за пределами мира-корабля. Дархидрон, правая рука Уны, невысокий и задиристый по меркам своего народа, побывал в качестве разведчика на сотнях чужих миров. Опытный странник всегда напоминал товарищам об осторожности, но с энтузиазмом встречал новые задания. Рожденный на Бьел-Тане, Дархидрон хорошо подходил для помощи экзодитам на Эфрэлионе, хотя ясновидцы его мира-корабля явно не замечали надвигающейся угрозы.

Никому из них Бельфеба не рассказала всей правды об истинной цели экспедиции и опасностях, с которыми предстоит столкнуться отряду. Сейчас, когда разумы странников вторгались друг в друга, женщина с особой тщательностью охраняла свои секреты и скрывала неискренность.

+Хельшандра, гармонизируйся,+ недовольно произнесла Уна.

Последняя странница была совершенно из другого теста. Чтобы начать действовать после предупреждения Келмона, Бельфеба нуждалась в пятом разведчике, и немедленно. Хельшандра, молодая и излишне любопытная девушка, часто меняла Пути, но мечтала о приключениях, которые ждали только за стенами мира-корабля. Она неплохо обращалась с длинной винтовкой, но была слишком юной, чтобы начать жизнь изгоя. Впрочем, оказавшись в безвыходной ситуации, Уна забыла о сомнениях по поводу девчонки и, в конце концов, уступила её настойчивым просьбам.

+Гармонизировалась!+ наконец объявила новенькая. +А почему тут всё синее?+

+Дархидрон?+ Бельфеба обратилась к ветерану.

+В спектре звезды этого мира недостает частот красного цвета,+ сообщил Дархидрон. +Это влияет на... души растений и всех, кто питается ими.+

+И всех, кто поедает тех, кто ест растения,+ заметила Хельшандра.

+Она права,+ признал Каль-Саар. +Настройте прицелы и преломление в кристаллах с учетом нестандартного спектра.+

+Урок окончен,+ произнесла Уна. Если ветеран-разведчик и остальные считали, что обучение новенькой необходимо для её выживания – а, значит, и для их собственного, – Бельфеба знала, что у отряда нет времени на подобные мелочи. +Дархидрон, обстановка. Что скажешь?+

Странник легкой поступью двинулся через тихо зашипевший подлесок, изучая знаки и символы чуждой природы.

+Мы на промысловой тропе,+ после кратких раздумий сообщил Дархидрон.

+А зачем помещать врата в таком месте?+ спросила Хельшандра.

+Сама тропа появилась здесь из-за врат,+ вмешалась Уна с некоторым раздражением в мыслях.

+Тут охотятся на гостей?+

+Слушай внимательно, может, что и поймешь,+ посоветовала девушке Бельфеба.

+Земля здесь истоптана,+ листья землекуста задребезжали, когда Дархидрон подтянул их поближе и принюхался. +Признаки убийства налицо. Немного крови. Судя по следам, охотился хищник из гигантской мегафауны.+

В этот момент вдали раздался грубый, рептильный рев какого-то лесного чудища.

+Драконы Исариона,+ рассеянно произнесла Уна.

+Вы вроде говорили, что уже бывали здесь,+ указала ей Хельшандра.

+Через другие врата. Тассарион, найди путеводный камень и соединись с душой мира. Нам нужен маршрут, быстрейший путь к поселениям. Необходимо отыскать столицу, Иштариэль-Ла.+

+Да, госпожа,+ скользнув в туман, странник пропал среди листвы.

+Что-то приближается!+ внезапно предостерег их Дархидрон.

+Рассредоточиться.+

Выполняя приказ Бельфебы, разведчики скрылись в паровом лесу. Что-то зашелестело, и эльдар исчезли, слились с окружением. На передний план вернулись звуки лесной жизни, в том числе фырканье джунглевого добытчика, приближающегося к отряду. Животное, казалось, состояло из одних лишь клыков, многочисленных рыл и раздутого живота. Постоянно сопя, оно почти добралось до портала Паутины, но в этот момент все звуки в лесу резко умолкли. Добытчик подозрительно понюхал воздух.

Окружающие туман-деревья внезапно издали мучительный стон, сдвигаясь и раскалываясь под стремительным напором какого-то огромного лесного чудовища. Земля задрожала под ногами двуногого пернатого колосса с толстым, мускулистым хвостом, который уравновешивал тяжелые челюсти хищника. Грубый рептильный рев сотряс полог джунглей, и, мощно топая, гигант пронесся мимо врат Паутины. Завизжав, добытчик бросился прочь, но чудище схватило его одним движением пасти. Какое-то время звучали жуткие предсмертные вопли пойманной жертвы, а затем лес вокруг портала заполонили чавкающие звуки разрываемой плоти и хруст костей – великан пожирал добычу.

Внезапно мегазавр остановился и, держа в пасти недоеденную половину туши, поднял громоздкую башку. Как и его жертва до этого, чудовище недоверчиво втянуло воздух, и тут же сверху раздался раскалывающий небеса рев ещё одного порождения мира экзодитов. Клич, в котором звучала погибель, провозглашал превосходство одного хищника над другим. Верхушки деревьев затряслись под ударами огромных кожистых крыльев, а затем пара гигантских, покрытых чешуей лап пробила лесной полог. Летающая рептилия обрушилась на мегазавра, вонзив громадные когти в мускулистую спину зверя. Ошеломленный великан издал пронзительный крик, чувствуя, как лапы впиваются всё глубже. Вновь захлопали могучие крылья, и дракон взмыл в небеса, унося с собой мегазавра; жалобные стоны чудовища постепенно смолкли вдали.

Через некоторое время вернулся привычный хор лесных созданий, а вместе с ним и странник Тассарион.

+Улетел,+ сообщил он невидимым товарищам. Снова зашелестела листва, и разведчики покинули укрытия.

+Душа мира?+ напомнила Бельфеба.

+Указала мне, что колонии в нескольких часах пути к востоку,+ ответил Тассарион. +Чтобы добраться до Иштариэль-Ла, придется пересечь нагорье.+

+Селение расположено среди орошаемых полей, врезанных в горные склоны, там выращивают зерновые и что-то ещё,+ сказала Уна. +Значит, несколько часов?+

+Учитывая все обходы и возможные препятствия, даже больше,+ пояснил разведчик. +Дорога идет по сильно пересеченной местности.+

+У нас нет «нескольких часов»,+ возразила Бельфеба. +Колонной по одному, ускоренный марш! Не останавливаемся, что бы ни произошло. Дархидрон, веди отряд – стань ветерком, свистящим среди деревьев, ущелий и скал, найди нам путь через лес. Каль-Саар, будь шквалом, подгоняющим нас в спину.+

+А что это в небе?+ поинтересовалась Хельшандра, указывая через отверстие в растерзанном пологе джунглей. Подняв глаза, странники увидели закручивающиеся вихри облаков и следы кистовидных спор, запятнавших небесный свод яркой болезненной сыпью.

+Вторжение,+ сказала ей Уна. +Нисхождение Великого Пожирателя – вот почему у нас нет нескольких часов. Странники, выдвигаемся!+


Уна Бельфеба была молода по меркам своей расы, но находилась на пике физической формы. На длинных ногах она с быстротой и изяществом танцовщицы неслась вверх по склону, перевитому ветвями и лозами парового леса. Впрочем, нагорья Эфрэлиона заставляли её бежать на пределе выносливости, а впереди мелькал Дархидрон, вынуждая свою госпожу и остальных разведчиков выдерживать безжалостный темп. Держа наготове длинную винтовку, Уна изо всех сил старалась не отставать; распахнутый хамелеолиновый плащ казался дрожащим отражением джунглей, по которым прыгала, перекатывалась и летела стрелой его хозяйка. В мире Бельфебы не осталось ничего, кроме быстрого стука в груди, непривычно тяжелого дыхания и тихого хруста веток под ногами, плавно касавшимися подлеска. Юная Хельшандра, стараясь произвести впечатление, едва не наступала Уне на пятки, а братья-иянденцы замыкали отряд.

Стегали по воздуху задетые ветки, в лесу раздавались призывные крики встревоженных зверей. Время от времени Уна бросала быстрые взгляды через просветы в лесном пологе на небо, потемневшее от несущихся к земле созданий Великого Пожирателя, предвестников гибели. Женщина слышала доклады других странников – эльдар придавали им форму предостерегающих сказаний – о том, что случилось на восточных территориях и окраинных мирах. О прожорливой галактической чуме, которая поглотила всю органическую жизнь на целых планетах. Рассказы владыки Келмона о нашествии тиранидов ещё сильнее встревожили Бельфебу.

– Что они такое? – спросила тогда Уна.

– Начало конца, – ответил ясновидец. – Острие когтя грядущей погибели. Нас коснулось нечто из-за пределов Галактики – нечто ненасытное и непоколебимое в своем желании поглотить всю жизнь, известную нам.

– Как же остановить это?

– Подобную разрушительную силу невозможно сдержать. Тираниды – хищник высшего порядка в Галактике, и мы можем лишь убраться с их дороги. Позволить им кормиться вражескими империями, спасая нашу собственную.

– Народ Ияндена всегда стремился ускользать от несчастий.

– Да, хотя однажды мир-корабль сразился с тиранидами и уцелел, – напомнил Келмон.

– А что с планетами экзодитов на окраине? Целым мирам ускользнуть не удастся.

– «Ушедшие» – кочевники по своей природе. Они поступят так же, как и всегда, – успокоил женщину ясновидец. – Уйдут налегке и уйдут далеко. Пусть экзодиты и лишатся многого, но они поведут партизанскую войну, их племена будут отступать с боями от планеты к планете. И возглавит всех Исарион Скорбящая Буря.


+Покидаем укрытие,+ внезапно передал по мыслесвязи Дархидрон, и странники разом замерли у края парового леса.

+Докладывай,+ приказала Бельфеба.

+Плодородная земля, расчищенная под посевы,+ произнес разведчик. +Поля на террасах поднимаются вверх по склону, к поселению.+

+Иштариэль-Ла, престол старого вождя,+ подтвердила Уна.

+Это что, дым?+ не разобрал бьелтанец.

+Каль?+ передала командир.

Каль-Саар поднес загудевший прицел к шлему.

+Передовые организмы,+ доложил он.

+Почему мы теряем время?+ спросила Хельшандра.

+Жди,+ предупредил Дархидрон. +Смотрите, батраки на террасе – вон там, возле духовных столпов.+

Разведчик указал на группу экзодитов, отчаянно пытавшихся справиться с перепуганным тягловым животным. Длинношеий мегадон затрубил от ужаса и топнул огромными лапами по полю – раздался оглушительный всплеск. Земледельцы-«ушедшие» тем временем разомкнули цепи, за которые скотина тащила связку бревен, и начали увещевать великана ласковыми призывами.

+Госпожа,+ позвал Каль-Саар, по-прежнему глядя в гудящий прицел. +Небо.+

Странники посмотрели вверх одновременно с тем, как стая крылатых ужасов, спикировав с небес, понеслась над зеркальной поверхностью заливного поля.

+Рассредоточиться!+

Мимо них пронесся рой, рассекающий небо, стремительный поток хлопающих крыльев и визжащих пастей. Закружившись над полем, стая заложила вираж, а потом обрушилась на батраков-экзодитов и мегадона. Трубный рев животного и краткие вскрики земледельцев скрылись в жутком вихре кромсающих челюстей и шипов, растерзавших незащищенную группу.

+Дархидрон?+ после долгого молчания спросила Уна.

+До самого селения у нас почти не будет укрытий+, ответил ветеран.

+Ну и что ты предложишь?+

+Духовные столпы сделаны из кристаллов,+ указал Дархидрон. +Они идут вдоль террасы через равные интервалы. Если мы будем двигаться под верным углом, так, чтобы столпы оставались между нами и стаей, то получим некоторую защиту.

+Натуральное самоубийство,+ заметила Хельшандра.

+Если такие создания охотятся здесь, представь, с какими ужасами сталкивается поселение. Представь, с чем сталкивается Исарион!+

+Откуда ты знаешь, что он там?+ возразила девушка.

+Это престол вождя, селение его отца. Он будет там.+

+Как ты можешь это знать?+

+Он будет там,+ упорствовала командир. +Дархидрон, ты ведешь отряд. Передвигаемся от одного духовного столпа до другого – бегом! Бегите так быстро, как только сможете. Стая на втором заходе, подбирает остатки. Дархидрон, пошел!+

Странник понесся через заливное поле, расплескивая воду быстрыми шагами. Врезавшись спиной в кристаллический столп, бьелтанец кратко перевел дыхание и осмотрел небеса.

+Хельшандра, ко мне.+

Разбрызгивая на бегу неглубокую стоячую воду, Бельфеба услышала визг роя, опускающегося у неё спиной. Добравшись до первого духовного столпа, женщина резко выдохнула от напряжения.

+Госпожа!+ отчаянно крикнула Хельшандра, природная скорость и изящество которой спасовали на болотистой террасе. Уна своих не бросала.

+Дай руку!+ схватив девушку, Бельфеба дернула её к себе. Раздался всплеск, и Хельшандра вместе с госпожой ударились спинами о кристаллический монолит. В этот же миг над ними пронеслась хрипло кричащая стая летучих потрошителей.

+Беги!+ приказала женщина юной страннице, боясь потерять лишнюю секунду. +Тассарион, Каль-Саар?+

+На подходе!+

+Идем.+

Воздух неожиданно задрожал от рокота быстро спускающегося объекта, мясистой капсулы, молнией пронесшейся с небес. Как только порождение роя-флота врезалось в террасу, вода вокруг него немедленно вскипела и начала испаряться. Раздался отвратительный треск – какой-то созданный чуждым разумом кошмар выбирался наружу.

+Обходи кругом!+ передал брату Каль-Саар.

+Странники, огонь по объекту+, приказала Уна по мыслесвязи. Она сама, Дархидрон и Хельшандра тут же опустились на одно колено в воду и навели гудящие прицелы винтовок. Тонкие, словно иглы, высокоэнергетические лучи прожгли воздух над полем, пересекаясь друг с другом и исчезая на ветру. Пронзив капсулу, они пробили насквозь чудовище, которое должно было вырваться из неё. Нарастающий рев твари оборвался, превратившись во влажный, предсмертный хрип хитиновой глотки.

+Тассарион, шевелись!+ призвала Бельфеба.

+Приближается стая+, сообщил им Дархидрон.

+Шевелись!+

+Им не успеть+, заявила Хельшандра, и командир поняла, что девушка права.

+Ложись!+ скомандовала Уна. +Укройтесь под водой.+

Братья с плеском рухнули среди залитых грядок, но Тассарион на мгновение отстал от родича. Небесные потрошители с визгом понеслись над террасой на бреющем полете. Схватив Тассариона терзающими челюстями и когтистыми крыльями, стая подняла завопившего эльдар в воздух, разрывая и пожирая его на лету. Поднявшийся из воды Каль-Саар вскинул винтовку и послал несколько длинных, жгучих лучей в направлении роя, мрачно надеясь поразить брата и закончить его страдания. Быстро последовавшие за этим выстрелы предназначались уже чудовищам, но эльдар удалось поразить лишь нескольких тварей. Это ничего не изменило, только в плотной стае появилось несколько просветов.

+Каль-Саар,+ отправила Бельфеба по мыслесвязи, +присоединяйся к отряду+.

Иянденец ответил на это новыми бессмысленными выстрелами по рою, который закладывал вираж.

+Странник, я веду, ты следуешь. Шевелись!+ добавила Уна.

Последовали мгновения опасного молчания, а затем Каль-Саар поднялся на ноги, разбрызгивая воду.

+Да, госпожа+, ответил он, и, пробежав через грядки, воссоединился с Бельфебой, Хельшандрой и Дархидроном у края заливного поля.

+Каль-Саар, я...+ начала девушка.

+Дархидрон, Каль-Саар, к поселению,+ перебив её, приказала Уна.

+Дайте ему немного времени!+ огрызнулась Хельшандра.

Когда странники, топча ногами посевы, устремились к Иштариэль-Ла, командир повернулась к девушке.

+Ему не нужна твоя жалость, дитя.+

+Он потерял брата.+

+А Исарион теряет мир, и мир теряет обитателей. Время не остановится ради твоих слез. Тассарион был странником, как и его брат. Они знали, на что идут. Путь Изгоя опасен, и, хотя гибель Тассариона трагична, скорбь ничем не поможет нам. Как я сказала, Каль-Саару не нужна твоя жалость. Ему нужно, чтобы ты быстро училась и делала свою работу. Тебе ясно?+

+Да, госпожа.+

+Вперед, странница.+


Бельфеба и Хельшандра догнали уцелевших товарищей на окраине Иштариэль-Ла. Селение пылало, огонь с яростным треском и фырканьем поглощал замысловатые строения из сердцевинной древесины. Царили всеобщая неразбериха и ужас. Из леса появлялись организмы-предвестники тиранидских сил вторжения, монстры, которые с шипением проносились через растущие клубы дыма и набрасывались на кричавших эльдар, пока те пытались вывести друзей и родных в безопасное место. Когти впивались в спины, лапы, похожие на лезвия кос, с пугающей точностью вонзались в тела. Вопли экзодитов резко обрывались, когда щелкающие челюсти начисто откусывали головы жертв. Хитиновые кошмары перепрыгивали от одного выпотрошенного тела к другому, оставляя в своей исступленной свирепости лишь залитые кровью трупы эльдар.

+Дархидрон, докладывай.+

+Передовые организмы достигли поселений.+

+Это только начало,+ сказала ветерану Бельфеба. Их окружала жуткая какофония шипений и визгов, некоторые из которых обрывались, превращаясь в пронзительные предсмертные завывания – экзодиты срезали вторгшихся особей выстрелами из однозарядных сюрикенометов. +Здесь находится общинный купол, престол вождя, там мы и найдем Исариона. Хельшандра, Дархидрон, за мной! Попросим аудиенции у вождя и его сына.+

+Ты не думаешь, что они могут быть немного заняты?+ поинтересовался бьелтанец.

+Когда вокруг столько нежеланных гостей, думаю, владыки обрадуются нам,+ парировала Уна.

+Бельфеба, я знаю, что эти эльдар тебе не чужие. Но нам нужно действовать быстро, войти и тут же выйти. Высадка становится интенсивнее, и как только вторжение перейдет на следующий этап, мы будем отрезаны+.

+Думаешь, я не понимаю этого?+ возразила женщина. +Каль-Саар, ты с нами?+

+До конца, госпожа.+

+Займи позицию здесь, будешь прикрывать огнем наши передвижения. Как сказал Дархидрон, мы войдем и тут же выйдем, а ты удерживай точку выхода. Можешь сделать это?

+Идите.+

С Уной во главе, трое странников покинули укрытие и бросились в гущу неразберихи и хаоса. Выверенными шагами, элегантными перекатами, подскоками и размашистыми скачками разведчики преодолевали разворачивающееся безумие, словно бегун – полосу препятствий. Вокруг них то усиливалась, то затихала какофония битвы – треск и шипение пламени, крики терзаемых, взвизги прыгающих созданий и последующая исступленная резня. Эльдар рвали на куски, пронзали и хватали челюстями.

+Три деления к востоку!+ предупредил Дархидрон, и Бельфеба прострелила насквозь атакующее создание. +Склонение минус два!+ Уна сразила очередное прыгнувшее чудовище.

+Юго-запад-тень-запад!+ послала она в ответ. +Поправка на задымление+.

Ветеран выстрелил из длинной винтовки.

+Готов.+

+С флангов!+ неожиданно крикнула сзади Хельшандра.

+Мне над плечом,+ приказала командир.

+А ты – мне+, отозвался Дархидрон, и странники открыли огонь над головами друг друга, превратив пару неистовых визгунов в тихо шипящих и ползущих по земле недобитков.

+Быстрее!+ передал бьелтанец.

Девушка позади закричала – хитиновая тварь с горящим панцирем, выпрыгнув из пылающих руин ближнего строения, приземлилась прямо на неё.

+Дархидрон!+ позвала Бельфеба, и странники, развернувшись, принялись охаживать существо прикладами.

+Прочь, тварь!+ взревела Уна, нанося очередной удар. Перехватив винтовку, женщина выстрелила в брюшной отдел чудовища. Распростертая на земле Хельшандра тут же закричала вновь – на неё стремительно накинулся новый монстр.

+Ещё один!+ крикнул Дархидрон.

+Госпожа!+ взмолилась девушка, видя перед своей лицевой маской челюсти, щелкающие с настойчивостью пневматического механизма. Свистящий луч пронзил раздутую голову твари, и то, что сходило у неё за мозги, выплеснулось на Хельшандру.

+Каль-Саар?+ выдавила юная странница.

+Поднимайся+, направил ей потерявший брата разведчик.

Среди взвизгов, криков и выстрелов зазвучал усиливающийся рокот. Это был глубокий, сулящий неприятности звук, от которого содрогалась земля и тряслись дома в поселении

+Что это такое?+ передала Бельфеба.

Участок грунта перед ними просел, словно открылась колоссальная карстовая воронка. Разбрасывая песок и камни, из дыры возникла чудовищная, змееподобная громадина с гигантскими роющими отростками-клинками, которые пощелкивали и стучали возле её морды.

+У нас крупная проблема,+ сделал вывод бьелтанец.

+Каль-Саар?+ отправила Уна.

+Ни прицел, ни спектральный анализ не обнаруживают слабых мест,+ сообщил ей странник. Стук отростков усилился до жуткого грохота, за которым последовал вопль, раскалывающий разум, и тварь ринулась вперед.

+Дархидрон, перекат!+ скомандовала женщина. Похожий на лопату коготь вонзился в землю, но разведчик успел отпрыгнуть через волну песка.

+Ещё раз!+ предупредила Бельфеба, видя, что громадный тиранид наносит удар вторым громадным отростком. +Каль-Саар, обезоружь его... с хирургической точностью.+

Несколько жгучих лучей последовательно рассекли хрящевые «запястья» кос-клинков, и оружие твари рухнуло на землю, сочась ихором. Чудовище пронзительно завизжало от ярости, а Дархидрон тем временем откатился в сторону. Под ногами странников вновь раздался рокот, предвещающий погибель, и земля вспучилась вокруг отряда.

+Сразу двое+, доложил Каль-Саар. +Вы отрезаны+.

+Нужно прервать миссию,+ произнес ветеран.

+Он прав,+ добавила потрясенная Хельшандра.

+Нет!+ рявкнула в ответ Уна. +Мы сделаем то, ради чего пришли сюда. Я не встану на Путь Труса.+

Мысли женщины утонули в раскалывающем воздух визге трех кошмарных чудовищ, но его, в свою очередь, заглушил утробный рептильный рев с небес.

+Над вами!+ вдруг закричал Каль-Саар. +Драконьи наездники!+

К реву добавились удары огромных кожистых крыльев. Тиранидские создания зашипели, зафыркали и завизжали, осознав угрозу, а их змееподобные тела распрямились с хитиновым перестуком.

+Это Исарион!+ воскликнула Бельфеба. +Ложись!+

Со звукам, похожим на извержение вулкана, передовой дракон выпустил струю пламени из чешуйчатой пасти. Две другие летающие рептилии присоединились к огненной атаке, и порождений роя охватил пылающий ад. Организмы вторжения пронзительно верещали и шипели, поджариваясь в языках пламени. Один из могучих драконов, хлопая крыльями, снизился и вонзил огромные когти в ближайшего копателя; схваченный тиранид злобно зашипел и затрещал хвостом от чужеродной ненависти к гиганту и его наезднику. Небесный гигант взревел в ответ.

+Вперед,+ приказала было Уна, но тут переплетенные в схватке великаны с оглушительным грохотом обрушились на постройки в селении и передовых организмов, ждавших момента для атаки.

+Назад, ждем!+ немедленно отправила Бельфеба.

Порождение роя с визгом щелкало челюстями, атакуя дракона, а летающая рептилия тем временем крушила могучей пастью толстый панцирь тиранида.

Удары могучих крыльев возвестили о снижении второго небесного чудища. Расстегнув пласткристаллические фиксаторы и сняв шлем, Уна вслух закричала: «Исарион!»

+Госпожа, рой...+ передал по мыслесвязи Каль-Саар.

Повертев головой, женщина заметила стаю потрошителей, которая казалась чернильным пятном на небе. Летающие тираниды неслись за огромной крылатой рептилией.

– Исарион! – вновь закричала Бельфеба.

Потрошители пробили насквозь мембрану драконьих крыльев и вгрызлись в чешуйчатые бока великана. Почувствовав, что его скакун атакован, всадник направил рептилию через полог парового леса. Тем временем стая тиранидов, словно облако шипов и бритвенно-острых челюстей, рвала стонущего дракона в клочья.

– Исарион, деревья! Прыгай!

С такого расстояния принц не мог слышать странницу, но у него в любом случае не оставалось выбора. Издав вызывающий клич, Исарион Скорбящая Буря соскочил с растерзанной рептилии и полетел вниз мимо верхушек туман-деревьев. Неуклюже продираясь в падении через полог джунглей, драконий наездник ломал ветки и собственные кости. Наконец, Исарион с мерзким глухим стуком ударился о землю и остался лежать. Издавая стоны, принц то терял сознание, то вновь приходил в себя; где-то в лесу рухнула обглоданная туша его дракона.

Некоторое время экзодит не слышал ничего, кроме своего затрудненного дыхания. Затем донеслось хитиновое пощелкивание и шипение приближающихся тиранидских организмов – твари грузно прыгали с дерева на дерево, пригибая ветки и шурша листьями.

– Нет, – полубессознательно пробормотал воин самому себе, – Нет.

Исарион попытался шевельнуться, но усилие лишь заставило его взвыть от мучительной боли. Чужаки ускорились, их шипение стало громче... но вдруг послышались чьи-то быстрые, грациозные шаги.

+Дархидрон!+ с отчаянной настойчивостью в мыслях послала Бельфеба. Лучи длинных винтовок обжигали паровой лес, раздавались предсмертные взвизги, вслед за которыми тела вторгшихся тварей с грохотом падали наземь.

+Он жив?+ Хельшандра говорила о принце.

+Поднимите его. Поднимите его!+ приказала командир.

Дыхание Исариона убыстрилось и стало поверхностным, а когда его сдвинули, прозвучал новый мучительный стон.

– Исарион, посмотри на меня. Это я, Уна.

– Нужно послать весть северным племенам, – произнес воин, снова теряя сознание. – И певцам мира Бьел-Тана...

+Переломы руки и ноги,+ доложил Дархидрон, осматривавший экзодита. +Несколько рваных ран. Судя по всему, отказ легкого и травма головы.+

– Спустите с цепи драконов Араслейна, – продолжал Исарион. – Озерных родичей. Я должен предупредить отца... Мой народ...

– Исарион, это я, Уна, – повторила странница.

Между деревьев снова пронеслись шипящие лучи.

+Вижу цели,+ отправил Каль-Саар. Лес заполонили звуки, с которыми организмы вторжения приближались к позиции эльдар. +Вижу множество целей+.

– Уна? – пробормотал принц. – Уна?!

– Я здесь, – подтвердила женщина.

– Уна, мой отец... Ради Иши, мой народ... – Исарион вновь попытался встать, но свалился, завывая сквозь зубы от жуткой боли.

– Понимаю.

Стоны принца утихли.

+Вырубился от болевого шока,+ сообщил ветеран-разведчик.

+Бельфеба!+ послал по мыслесвязи Каль-Саар. Его выстрелы звучали всё чаще, сопровождаемые пронзительным визгом издыхающих тварей.

+Что нам делать?+ спросила Хельшандра.

+О чем ты?+ не поняла Уна.

+Мы должны вернуться назад, в селение.+

+Никакого «назад», только вперед – так сказал мне ясновидец Келмон.+

+Вы же слышали, его народ...+

+Его народ обречен.+

+Мы можем спасти их!+ настаивала девушка.

+Нет.+

+Принц хотел помочь им.+

+Бельфеба!+ поторопил их Каль-Саар.

+Неважно, кто чего хочет, дитя,+ огрызнулась Уна. +Имеет значение лишь то, что нужно. Исарион Скорбящая Буря нужен в другом месте – так решила судьба.+

+Вы даже не попытаетесь?+ спросила Хельшандра. +Мы можем увести племена за собой.+

+Я здесь не для того, чтобы спасать их,+ ответила Бельфеба. +Я здесь, чтобы вытащить его. Только его. И, если мне удастся спасти принца, он будет смотреть на меня – если вообще захочет – твоими осуждающими глазами. Но... просто так суждено.+

+Госпожа...+ начала Хельшандра.

+Все уже решено. Со временем ты поймешь, дитя, что бессмысленно сражаться с предназначением.+

+Довольно!+ Каль-Саар прервал грустную сцену. +Нам нужно убираться отсюда, и немедленно.+

+Я понесу принца,+ отправил Дархидрон.

+Нет,+ возразила Уна. +Это мое бремя, и я понесу его.+

Странница взвалила застонавшего Исариона себе на плечо.

+Колонной по одному, ускоренный марш! Назад к вратам. Не останавливаемся, что бы ни произошло. Двинулись, странники!+


Тихое шипение клапанов в земле. Жужжание парового планктона. Частый легкий стук капель конденсата, падающих с полога джунглей. Тревожные вопли лесных бесов. Свист жгучих винтовочных лучей в отдалении.

+Каль-Саар, шевелись!+ послала Бельфеба.

В лесу раздалось эхо последнего шипящего выстрела.

+Я пустой,+ доложил странник.

+И я,+ добавила Хельшандра.

+Мы уже близко,+ заверила их Уна, на плече которой стонал Исарион, отзываясь на каждый тяжелый шаг. +Дархидрон, иди вперед и активируй портал паутины+.

Как только бьелтанец опередил отряд, нечто с грохотом пробило лесной полог. Это была мясистая капсула, раскаленная входом в атмосферу и потрескивающая от жара – одна из десантных ячеек Великого Пожирателя. Объект с хрустом раскололся, извергнув кошмарных тиранидов в зону высадки. Твари пощелкивали и злобно фыркали, изрыгая ненависть ко всему живому.

+Рассредоточиться,+ скомандовала Бельфеба, и эльдар рассыпались по лесу, сливаясь с деревьями. Очень долго не было слышно ничего, кроме пытливого шипения вновь прибывших тиранидов и тихих стонов принца-экзодита.

Внезапный треск дуговых разрядов нематериальных энергий, донесшийся со стороны портала, привлек внимание чудовищ, которые бросились к цели через джунгли.

+Вперед!+ приказала Уна, и странники устремились вслед за тварями. Эльдар пробежали всего несколько шагов, когда из-за деревьев на них бросился огромный охотник с лапами-косами и хлещущими ротовыми отростками, которые свисали из разинутой пасти.

+Каль-Саар!+ вскрикнула Хельшандра.

Чудовище схватило странника, и тот отбивался ударами кулаков. С тихим шорохом выхватив нож, иянденец вонзил оружие в монстра, который прижал его к лесной подстилке. У порождения роя, впрочем, были собственные клинки, и оно продолжило потрошить Каль-Саара с изяществом богомола.

+Бегите к вратам!+ выпалил эльдар.

+Скорее!+ крикнула Бельфеба.

+Я...+ бормотала девушка, +Я...+

+Двигай!+

Странницы добрались до варп-портала, шипящего, окутанного дуговыми разрядами участка пространства под аркой из призрачной кости. Ветерана-разведчика нигде не было видно.

+Где он?+ спросила Хельшандра, сбившая дыхание.

+Дархидрон!+ позвала командир.

+Может, уже прошел через врата?+

Подойдя к порталу, странницы услышали хруст костей и треск разрываемой плоти. Тиранидские организмы, высадившиеся из капсулы, огрызались и фыркали друг на друга, в неистовстве пожирая бесформенную массу, оставшуюся от Дархидрона.

+Нет, мы не допустим той же ошибки,+ произнесла Уна. +Вперед!+

Сапоги разведчиц простучали по платформе из призрачной кости. Застонал Исарион Скорбящая Буря, снова пришедший в сознание, и статические помехи имматериального переноса поглотили трех выживших на Эфрэлионе. Оживший портал издал громогласный треск, а потом, словно увядая, постепенно умолк. Осталась лишь какофония чуждой злобы, жуткое шипение, пощелкивание и фырканье организмов вторжения. Становясь всё громче, она провозглашала намерение Великого Пожирателя поглотить всю жизнь, существующую на мире экзодитов, до самого последнего микроба.