Отстрел зверья / Culling the Horde (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Отстрел зверья / Culling the Horde (рассказ)
Culling-the-Horde.jpg
Автор Стив Паркер / Steve Parker
Переводчик Str0chan
Издательство Black Library
Год издания 2014
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI


Поднявшись на вершину холма за час до захода солнца, воины остановились и отыскали укрытие среди деревьев и кустов. Четверо из них были облачены в полные доспехи, пятый, ещё не заслуживший подобной чести, носил только легкую броню.

Скаут Риалло, меньше остальных иссечённый шрамами, был самым молодым в отряде. Присев рядом с сержантом Гриммом, он поднял магнокуляры к тёмно-карим глазам и внимательно осмотрел ложе долины.

Из окон на южной стороне фермерского дома лениво поднимались призрачные облачка серого дыма. От дверей амбара остались только щепки; в металлических стенках силосных башен виднелись широкие рваные прорехи. Внизу лежали большие кучи зерна, высыпавшегося из отверстий... как давно? Поток зерен остановился, и ответа на вопрос не имелось.

Риалло перевел взгляд на пастбище, расположенное с дальней, северной стороны дома. Там, на низко подстриженной траве, лежали три огромных туши, по две тонны мышц и костей в каждой.

– Аурохи, – доложил скаут. – Типичный набор ранений: клинки, выстрелы с близкого расстояния. Похоже, туши немного протащили по земле – наверное, орки бросили их, как слишком тяжёлые. Ограда на северо-восточном направлении повалена и растоптана, видимо, туда убежало остальное стадо.

– А чёртовы зеленокожие погнались за ними? – голос Гримма, озвученный динамиком боевого шлема, казался рыком из-под намордника. – Вот в чём вопрос!

– Отсюда не определить, брат-сержант, – Риалло снова тщательно осмотрел постройки. – Признаки движения отсутствуют.

– Тогда вперёд, – объявил Гримм. Поднявшись, сержант жестом указал остальным спускаться в долину вместе с ним. – Снять предохранители, братья мои. Будем осмотрительны.

Склон оказался не слишком крутым, ноги легко находили опору на твердой, сухой почве. Вскоре космодесантники добрались до ложа долины; скаут двигался впереди, пригибаясь к земле в поисках следов.

Гурон Гримм тоже внимательно смотрел по сторонам, держа наготове болтер и думая, что в этом году дожди начались позднее, чем когда-либо. По правде говоря, во всём Мире Ринна погода слетела с катушек из-за войны.

С тех пор, как орков разбили у Нового Ринна, прошло уже больше года. Алессио Кортес отбыл с планеты вместе с небольшим отрядом, по поводу чего велись многочисленные споры. Капитан и четверо боевых братьев, выбранных ему в спутники, принесли смертную клятву: не возвращаться, пока не выследят и не уничтожат военачальника Снагрода – повелителя зеленокожих, виновника всех погибелей и напастей, обрушившихся на этот мир. Магистр Кантор перенес штаб-квартиру ордена в Кассар, опорный пункт Багровых Кулаков в планетарной столице. Трон знает, когда будет – и будет ли? – восстановлена гордая крепость-монастырь Аркс Тираннус. Сейчас важнее всего очищение мира, и оно должно быть абсолютным.

– Чётко выраженные отпечатки орочьих лап, – раздался в канале связи голос скаута. – По крайней мере, десять ублюдков, судя по глубине – все здоровые скоты.

– Когда прошли, Риалло?

– Секунду, сержант, я нашел... подходящий след.

Посмотрев вперед, Гримм увидел, как скаут трогает что-то на земле, а затем пробует палец на язык.

– Вот это было оставлено меньше часа назад, – доложил Риалло.

– Может, орки всё ещё внутри, – пробурчал Гримм, наполовину обращаясь к самому себе.

К нему подошёл один из воинов в полном доспехе, гордый синий керамит которого покрывала липкая коричневая пыль, осевшая во время долгого перехода с места последней зачистки.

– Возле зданий нет надежных укрытий, – заметил космодесантник по имени Манделл. – Как нам действовать, сержант?

– Двумя парами, – ответил Гримм. – Вы с Кореллой зайдете слева и проникнете в амбар с «восьми часов». Веристан и я пойдём напрямую.

– Риалло, – продолжил он по каналу связи, – займи господствующую высоту и прикрывай нас. Убедись, что в твоем секторе обстрела и амбар, и жилой дом.

Скаут выпрямился и рысцой подбежал к товарищам по отделению. Убрав болт-пистолет в кобуру на бедре, он взял в руки висевшую на спине снайперскую винтовку и кивнул в сторону травянистого склона на востоке.

– Видите вон то рухнувшее дерево, сержант? На высоте примерно двухсот метров.

Проследив за взглядом Риалло, Гримм кивнул.

– Кажется, подходит. Двигай.

Кратко поклонившись, скаут ринулся прочь с быстротой и врождённым изяществом хищной кошки. Через считанные секунды он уже был на месте.

– Пора начинать, – сообщил сержант. – Веристан, за мной.

Разбившись на огневые команды, четверо одоспешенных космодесантников направились к амбару. До заката оставалось недолго, над долиной стояла тишина – пугающая тишина. Гримм даже слышал шорох несильного ветерка. Три вороны, каркая друг на друга, слетели с верхушек деревьев и уселись на пастбище, намереваясь поживиться дохлыми аурохами. Занервничав от такого соседства, жучки-падальщики поспешили удрать. Багровые Кулаки приближались к амбару, но по-прежнему ничего не происходило. Заняв позиции по обеим сторонам зияющего дверного проёма, Гримм и Веристан замерли в ожидании, пока Манделл и Корелла окажутся на местах.

Внутри здания сгустились непроглядные тени.

Как только все были готовы, сержант приказал переключить визоры в режим для низкой освещенности и скомандовал: «Пошли!»

Несмотря на тяжелую броню, четверо космодесатников двигались с молниеносной быстротой, так что их силуэты казались размытыми пятнами. Разом ворвавшись в амбар, воины заняли позиции с оружием наизготовку.

Но внутри постройки ничто не шевельнулось – Багровые Кулаки увидели только последствия изуверской резни, а не её саму. Кровь, обильно залившая стены, деревянные балки и пол, устланный соломой, уже охладела.

Кругом лежала дюжина белых туш, разорванных на влажные клочья мяса – овцы крупной и выносливой магаланийской породы, с четырьмя длинными изогнутыми рогами. Впрочем, от убийц они всё равно защититься не смогли. Перевернув ногой ближайшую тушу, Гримм обнаружил в боку животного широкую рваную рану.

– Орочий укус, без сомнений, – заявил Корелла. – Взял и выгрыз здоровенный шмат овцы, с шерстью и всем прочим.

– Гляньте на стропила, – произнёс Веристан.

Подняв глаза, сержант немедленно пожалел об этом. С момента вторжения грёбаной зеленокожей погани он повидал достаточно ужасов и не нуждался в новых поводах для гнева и ненависти. И всё же, над Гриммом висели два новых кошмара – тела юношей-батраков, освежёванных и вздёрнутых на центральной поперечине амбара. Включив движением зрачка увеличение на визоре, Багровый Кулак заметил пулевые отверстия на трупах и следы от прошедших мимо зарядов, которые попали в деревянные балки вокруг или пробили аккуратные дырки в потолке. Через пробоины сочился свет угасающего дня.

– Орки использовали их вместо мишеней, – злобно проговорил сержант. – Посмотрите на следы крови: с парней содрали кожу, подвесили их и расстреляли.

Манделл пробормотал старое сорроканское ругательство, остальные молча нахмурились.

– Ладно, – сказал Гримм, – на всякий случай обыщите амбар. После этого берем штурмом фермерский дом.


Риалло, который занимал позицию у рухнувшего дерева, наблюдал за тем, как его товарищи выходят наружу и попарно направляются к жилому строению. К тому моменту солнце уже скрывалось за горизонтом, и чёрные тени от высокого западного склона протянулись по ложу долины. Переключив магнокуляры в режим низкой освещённости, скаут увидел сержанта Гримма и брата Веристана, что остановились у парадных дверей в южной стене дома. Манделл и Корелла взяли на себя меньший по размеру боковой вход на западной стороне. Орки выбили двери и там, и там.

– На месте, – произнес Манделл по каналу связи. – Внутри никого не вижу.

– Риалло, – позвал Гримм, – с твоей позиции заметно движение?

– Вижу только пирующих ворон, брат-сержант, – ответил скаут, но тут же зацепился за что-то взглядом. – Подождите!

– Что такое?

Мгновенно напрягшись, Риалло увеличил изображение в магнокулярах, но затем расслабился.

– Нет, ничего. Просто из-за ветра осыпалось зерно в одной из больших куч.

– По-моему, здесь что-то не так, – заметил Веристан. – Чувствую какую-то… неправильность.

– Просто следуй плану, – посоветовал сержант. – Входим и зачищаем через три... два... один...

Братья Риалло исчезли в тенях внутри фермерского дома. Вечер крался по небу с востока на запад, и над скаутом зажигались первые звёзды.


Внутри здания орки разнесли всё в пух и прах, ни один предмет обстановки не избежал их врождённой ярости. Зеленокожие или расколотили мебель в щепки, или порвали в клочья, или просто перевернули. Там, где пламя зачернило стены и оконные рамы, до сих пор тлели угольки; в оштукатуренной каменной кладке зияли огромные воронки, оставленные крупнокалиберными пулями.

Бойцы отделения, осторожно переходя из комнаты в комнату и проверяя каждое помещение, не нашли ничего, кроме изуродованных тел жителей дома. Завершив обход, космодесантники перегруппировались в главном зале.

– Три поколения убитых, – подытожил Веристан. – Дедушки с бабушками, родители, сын-подросток.

– Судя по всему, люди пытались отбиваться столовыми ножами, – добавил Корелла. – Впрочем, это ничего не изменило.

– Сколько ещё подобных картин нам придется увидеть? – со злостью начал Манделл, опуская ствол огнемёта. – По всему Миру Ринна зеленокожие вырезают наш народ так же, как здесь. Перелом в войне случился год назад, а люди страдают до сих пор. Что они должны подумать о нас? Магистру Кантору стоило попросить другие ордены о большей помощи. Нам уже следовало бы начать восстановление утраченного.

– А капитан Кортес, – вставил Корелла, – отправился вершить личную месть, когда он нужен...

– Хватит! – рявкнул Гримм. – Алессио Кортес ищет отмщения за павших, а не за себя. Лично мне хотелось бы, чтобы капитан вернулся на планету, уже очищенную от наших врагов. Вы ведь согласны со мной, или я ошибаюсь?

На мгновение воцарилось тяжелое молчание.

– Нет, брат-сержант, – с искренним раскаянием в голосе ответил Манделл. – Вы не ошибаетесь.

Вздохнув в знак согласия, Веристан поднял глаза к потолку и внезапно напрягся.

– Во имя Трона, что за...

В оштукатуренном дереве над головами Багровых Кулаков обнаружились глубокие борозды, прорези, описывающие почти полный круг. Линии прерывались в трех равноудаленных точках, и кусок потолка держался только на участках между ними.

– Чёрт! – рявкнул сержант, проследивший за взглядом Веристана. – Братья, назад, к сте...

Закончить он не успел – раздался оглушительный хлопок, космодесантников осыпал град обломков, и круглый фрагмент потолка рухнул прямо в зал.

Отскочив назад, Гримм и двое других избежали худших последствий обрушения, но Манделл, стоявший ближе всех к центру, не успел отпрыгнуть. Врезавшись в Багрового Кулака, упавший кусок придавил его к полу; во тьме зала расползлось огромное, клубящееся облако пыли, которое светофильтры шлемов отображали в переливающихся зеленых тонах.

И из этого облака раздался глубокий звериный рык.

Вслед за ним возникли огромные дикие твари, обезумевшие от жажды боя и рвущиеся в атаку – чудовищные груды зеленых мышц, с тяжелыми цепными топорами и мечами в поднятых лапах.

– Открыть огонь, братья! – вскричал сержант, нажимая на спуск болтера и озаряя комнату равномерными дульными вспышками. – Огонь, чтоб вас! Убейте их всех!


Риалло услышал грохот взрыва орочьих зарядов со своей позиции на склоне долины. Насыщавшиеся вороны разом вспорхнули над пастбищем, затем раздался рёв зеленокожих и низкое рявканье болтеров. Скаут видел ритмичные отблески выстрелов через выбитые окна и двери фермерского дома, но ничем не мог помочь товарищам: главный зал был вне зоны прямой видимости.

– Кровь Дорна! – выразился Риалло, уже собираясь бежать на подмогу братьям.

Хорошо, что он не успел покинуть снайперскую лёжку. В последних, рассеянных лучах угасающего дня скаут засёк внезапное резкое движение. Тут же вскинув магнокуляры к глазам, юноша увидел, как два крупных орка-мечника выпрыгивают из груд просыпавшегося зерна. Ещё двое выбрались из поврежденных силосных башен, отгибая могучими корявыми лапами зазубренные листы металла. Следом неожиданно зашевелились туши аурохов – из выкопанных под ними неприметных ям выбирались залитые кровью зеленокожие.

«Засада, – с горечью понял Риалло. – Когда же мы перестанем их недооценивать?!»

Может, он и был всего лишь скаутом десятой роты, ещё не доросшим до полноценного боевого брата, но уже видел необходимость многочисленных перемен в ордене. Без них Багровым Кулакам не стоило и надеяться на возвращение прежней славы.

Орки быстро приближались к фермерскому дому. Риалло знал, что не сумеет достать их всех, но, приникнув правым глазом к мощному прицелу винтовки, поклялся уложить как можно больше.

– Братья, к вам идут новые противники! Я насчитал семь чужаков.

Скаут нажал на спуск, и отвратительная зеленая башка взорвалась, а обезглавленное тело немного проковыляло вперед и тяжко рухнуло наземь. Звук выстрела отразился от противоположного склона долины.

– Шесть, – произнес Риалло.

Затем он прицелился в следующего, ближайшего к нему орка – чудовищного здоровяка с тяжелым пистолетом в одной лапе и до нелепости огромным железным тесаком в другой. Чужак несся к дому, топоча ногами, толстыми, как древесные стволы.

Снайперская винтовка вновь толкнула скаута в наплечник.

Заряд пробил дыру в ключице жуткого ксеноса; детонировав, болт вырвал нутро зеленокожего, словно сердцевину яблока. Истекая тёмной кровью из раззявленной пасти, орк замертво повалился на землю.

– Пять, – продолжал считать Риалло.

«Успею снять ещё одного».

Чужаки почти добрались до фермерского дома – возможно, у скаута оставалась ещё пара секунд, но враги передвигались очень быстро.

Выдохнув, он вновь нажал на спуск. Очередной выстрел попал третьей и последней цели Риалло в ногу, прямо над коленом. Взрыв болта оторвал нижнюю часть конечности, и тварь рухнула в грязь, выпустив оружие. Остальные чужаки тем временем скрылись внутри здания.

– Они подошли вплотную! – закричал скаут по каналу связи.

После этого юный Багровый Кулак навел перекрестье прицела на голову безногого орка, отчаянно ползущего к отлетевшим в сторону клинкам.

«Только посмотрите, как он жаждет убивать, – подумал Риалло. – Как страстно желает биться, даже искалеченный!»

И вновь отправился в полёт мощный высокоскоростной заряд, а эхо выстрела отразилось от склонов долины.

– Четыре, – пробормотал скаут себе под нос.

Вскочив, молодой воин перекинул винтовку через плечо, выхватил болт-пистолет и понесся вниз по склону, спеша поскорее добраться до братьев и помочь им изо всех имеющихся сил.


В доме безумствовал вихрь шума, пламени, дыма, пыли и огромных тяжелых тел, сошедшихся в бою насмерть.

С потолка спрыгнули три крупных орка, двоих из которых Багровые Кулаки сразу же срезали масс-реактивными зарядами, но уцелевший чужак подобрался вплотную и оттолкнул болтер Кореллы в сторону. Вслед за этим зеленокожий саданул космодесантника обухом топора с такой силой, что опытный воин отлетел к стене, пробил её и рухнул на спину в груду щебня – при этом верный доспех ещё и поглотил почти всю энергию удара.

Тварь могла бы прикончить упавшего на месте, если бы не Веристан, выпустивший полмагазина в спину орка. Изрыгая проклятья, Корелла поднялся, настолько разозлённый на самого себя, что даже забыл поблагодарить спасителя. Впрочем, тот не принял этого близко к сердцу – за последний год двое Багровых Кулаков спасали друг друга больше дюжины раз и уже перестали вести подсчёты.

Гримм тем временем стаскивал с Манделла обломки деревянных балок и каменной кладки. Сумев, наконец, кое-как встать на ноги, космодесантник разразился длинной нецензурной тирадой.

Багровые Кулаки едва успели отдышаться, как от Риалло пришло предупреждение об остальных чужаках, несущихся к дому.

– Прикройте чёртову дверь! – гаркнул сержант, и три болтерных ствола вместе с шипящей пастью огнемёта повернулись к цели.

Первого орка, ворвавшегося в зал, встретили волна ярко-белого пламени и ураган разрывных зарядов, растерзавших зверюгу на куски. Второй перепрыгнул через горящие останки дохлого собрата, но тоже был нашпигован болтами – в ту же секунду, как коснулся пола. Третий и четвертый, сообразив, что не стоит следовать примеру товарищей, пригнулись у входа и зашвырнули через выбитые окна две здоровенные гранаты с деревянными рукоятками.

Космодесантников спасло от гибели древнее техноколдовство боевых шлемов. Четверо бойцов отделения увидели прямо у себя на сетчатке мерцающие линии телеметрии, которая отслеживала и предсказывала траектории движения бомб, влетевших в комнату. Гримм и Веристан бросились вперед; гранаты, упав на пол, покатились в стороны, но мгновением позже Багровые Кулаки подхватили их и метнули обратно в окна.

– Ложись! – заорал сержант.

Гранаты скрылись за наружными подоконниками.

Снаружи раздалось ворчливое хрюканье, кто-то суматошно дернулся бежать, но уже полсекунды спустя прогремели два оглушительных взрыва. В зал влетели куски стены, по доспехам присевших космодесантников застучал град осколков каменной кладки и гипсовой штукатурки.

Вслед за этим всё замерло и умолкло, только клубы поднятой пыли медленно оседали на землю.

Не опуская болтеров, бойцы отделения вышли наружу, где и обнаружили разбросанные по земле шматки орочьего мяса и костяное крошево.

– Всё кончено? – спросил Веристан.

Какое-то время Гримм не отвечал ему, вслушиваясь в окружающую тишину. Раздался новый, беспокоящий звук шагов – кто-то или что-то бегом приближалось к Багровым Кулакам.

Остальные, услышав то же самое, развернулись с оружием наперевес в тот самый момент, как Риалло выскочил из-за угла дома с болт-пистолетом в руке.

– Всё кончено, – подтвердил сержант. Затем он открыл новый вокс-канал. – Командир отделения вызывает «Громовой ястреб». «Эфирий», приём.

Затрещала статика, и низкий голос ответил:

– Говорит «Эфирий», слышу тебя, брат. Продолжай.

– Отделение Гримма готово к эвакуации, координаты определите по моему маячку. Можете приземляться в долине, мы будем ждать примерно в двух сотнях метров к югу от текущей позиции.

– Помощь апотекария требуется, брат?

– Никак нет, «Эфирий», не требуется. Увидимся в точке эвакуации, конец связи.

– Итак… – начал Веристан после того, как сержант закрыл канал. – Ещё один остров зачищен от поганого скота.

– Ага, и осталось чуть меньше восьмисот других, – отозвался Манделл. – Не говоря уже о горах и системах пещер.

– Ты жалуешься? – уточнил Гримм.

– Вот ещё, – ухмыльнулся крупный космодесантник. – Я живу ради этих зачисток, хотя теперь буду внимательнее смотреть на потолки.

В этот момент взгляд Риалло задержался на чём-то у них над головами, и глаза скаута мгновенно расширились. Повернувшись, сержант увидел тяжелораненого орка, что стоял во весь рост на крыше дома. Залитая кровью тварь, с рваным, капающим тёмной влагой обрубком вместо одной руки, нашла в себе достаточно сил, чтобы воздеть огромный топор, взреветь в небеса и прыгнуть на врагов.

Гримм понял, что чужак летит прямо на него. Затем кто-то крикнул «Сержант!», прозвучал одиночный выстрел, и голова падающего орка откинулась назад.

Командир отделения успел отступить в последний момент – тело зверюги ударилось о землю в метре перед ним и безжизненно завалилось на бок. Обернувшись, сержант обнаружил рядом скаута с поднятым болт-пистолетом, из ствола которого струился дымок.

Какое-то время все смотрели на Риалло, но ничего не говорили до тех пор, пока тот не опустил оружие и не убрал его в кобуру.

– Хороший выстрел, скаут, – наконец произнес Гримм.

– Рад стараться, брат-сержант.

– Сколько у тебя убийств за сегодня, брат? – спросил Веристан.

– Четыре, – ответил Риалло.

Если скаут и гордился достижением, то сумел не выдать своих чувств.

– Почти половина от общего числа, – присвистнул Корелла. – Мы на твоём фоне паршиво смотримся, брат.

Ты паршиво смотрелся, когда тот орк уложил тебя на лопатки, – рассмеялся Веристан. – Валялся там, как беспомощная черепашка.

– Манделл, – сказал сержант, – ты знаешь, что делать. Сожги трупы орков – когда мы поднимемся на борт, «Эфирий» зальет тут всё прометием, но я не хочу полагаться на удачу и ждать, что ветер не разнесёт споры. Риалло, ещё раз осмотри территорию, убедись, что мы прикончили всех. Если найдешь ведущие отсюда следы зеленокожих…

– Вас понял, брат-сержант.

– Веристан и Корелла, за мной. Подождём их у точки эвакуации.


После того, как Манделл вновь скрылся в доме с огнемётом в руках, скаут мысленно разбил фермерское хозяйство на квадраты и занялся поисками следов, уходящих за его пределы. Уже стемнело, но небо усыпали звезды, холодного света которых хватало для генетически улучшенного зрения космодесантника. В какой-то момент Риалло оказался возле растерзанных силосных башен и отыскал две брошенные в спешке дыхательные трубки, при помощи которых орки скрывались в грудах просыпавшегося зерна.

«Хитрые попались твари, – решил он. – Знали, что мы преследуем их, и подготовили достойную ловушку. Мне больше не стоит думать об орках, как о простых дикарях – очевидно, что некоторые из них не такие. Всё могло кончиться скверно, но нас спасли тренировки, дисциплинированность и рефлексы».

Скаут не обнаружил ничего, что указывало бы на бегство хоть одного чужака. Закончив поиски и обернувшись, он увидел Манделла, который появивлся из парадного входа. За спиной воина уже взмывали ввысь жадные языки огня, кормящегося дохлыми орками и обломками мебели.

Риалло подошел к боевому брату, и какое-то время двое Багровых Кулаков смотрели, как разгорается яркое пламя. Отблески огня танцевали на золочёных образах, украшавших броню космодесантника – Манделл заслужил немало почестей, обороняя Новый Ринн в ходе войны.

Возникшее молчание первым нарушил скаут.

– Вот почему я никогда не радуюсь победам по-настоящему, брат. Мы убиваем врагов, но даже споры мертвых орков вынуждают нас сжигать то, за что мы сражаемся: жилища людей, поля, пастбища, всё, что поддерживает жизнь на планете. Мы сжигаем сам Мир Ринна.

Манделл вглядывался в пламя.

– Всё сожжённое перерождается в огне, – мягко проворчал Багровый Кулак. – Смотри в будущее, брат – планета исцелится со временем, но только если окончательно и бесповоротно изгнать проклятую заразу. Сейчас мы сеем то, что принесет плоды в лучшие дни. Имей терпение и жди…

Его прервал истошный крик, донесшийся из дома. Космодесантники замерли на мгновение, и вопль раздался вновь.

Сорвавшись с места, Риалло помчался на крик. Остатки дверей не остановили скаута, и он влетел прямо в пылающее нутро постройки.

– А, чтоб его, – сплюнул Манделл и зашагал следом за юношей.


Когда они с Риалло наконец-то присоединились к отделению, «Громовой ястреб» уже приземлился в долине. Брат Гарреон, пилот «Эфирия», не останавливал двигатели, а сержант уже собирался вызывать братьев по воксу, когда двое запропавших космодесантников выступили из ночной тьмы.

Увидев их, Гримм мгновенно понял, в чем дело.

Скаут держал на мускулистых руках двух крошечных, запачканных сажей девочек с соломенными волосами. Расширившимися от страха глазёнками они смотрели на огромных космодесантников, что высились у основания десантной рампы.

«Семья, – подумал Гримм. – Вот почему фермеры не убежали, а остались и дрались с врагом. Я должен был понять».

Дети, прижатые к нагруднику Риалло, выглядели невероятно хрупкими.

«Слишком хрупкие, слишком невинные, чтобы выжить в Галактике, поглощённой бесконечной войной. Но ведь и мы вступили в жизнь такими же маленькими и беспомощными. Начало не всегда определяет, каким окажется конец».

Уже не в первый раз сержант безмолвно поблагодарил Императора и примарха за выпавшую ему судьбу космического десантника. Гримму казалось, что он не смог бы пережить нынешние времена, будучи простым смертным, подверженным ужасным слабостям обычных людей.

– Где вы их нашли? – спросил сержант.

– Там был люк в полу, – ответил Манделл, проходя мимо него и поднимаясь по рампе. – Родители, видимо, спрятали их от орков в самый последний момент – быть может, услышали крики батраков.

Гримм кивнул.

– Все на борт, пора улетать.

Когда космодесантники зашагали вверх, в брюхо десантно-штурмового корабля, сержант обратился к Риалло. Стоило ему заговорить, как девочки отвернулись и спрятали напуганные личики на груди скаута.

– Сегодня ты почтил орден своими делами, Риалло. Когда мы вернемся в Кассар, я буду просить о предоставлении тебе статуса полноценного боевого брата.

Юноша удивленно моргнул.

– Тогда это честь для меня, брат-сержант. Благодарю вас.

Гримм отмахнулся от этих слов.

– Капитул нуждается в тебе, брат – и во множестве таких, как ты, чтобы Багровые Кулаки вновь стали могучей силой в Империуме.

Застегнув привязные ремни, сержант откинулся на сиденье. Вой турбин «Громового ястреба» усилился и перешёл в пронзительный вопль, когда массивный корабль поднялся в воздух.

– И в тот день, – продолжил Гримм, – ни один зеленокожий дерьмоед в имперском космосе не избегнет нашего гнева. Клянусь именем Дорна, сама мысль о нас будет вселять ужас в их поганые чужацкие сердца!

Космодесантники, снявшие боевые шлемы, после этих слов разом повернулись к сержанту. С глазами, суровыми от ярости и праведного рвения, они отозвались ему.

– Именем Дорна, – поклялись воины, – да будет так!