О пользе страха / Value of Fear (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
О пользе страха / Value of Fear (рассказ)
Value.jpg
Автор Гэв Торп / Gav Thorpe
Переводчик Йорик
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора / Horus Heresy
Входит в сборник Коракс / Corax
Год издания 2014
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB
Сюжетные связи
Входит в цикл Гвардия Ворона / Raven Guard
Предыдущая книга Лорд Воронов / Ravenlord
Следующая книга Раптор / Raptor


За гулом, издаваемым рециркулятором атмосферы, скрывался тихий шум доспехов сержанта Ашеля. Пробравшись по опорным конструкциям, он занял наблюдательную позицию над местом встречи мятежников. Осторожно опустив болтер, сержант вгляделся в тени, отбрасываемые огромными фильтрационными цилиндрами. Он не видел ничего, и это было хорошо, поскольку остальные воины его отделения были здесь же, в считанных метрах от предателей.

Шаги двух дюжин ног оповестили его о приближении целей. Ашель в последний раз огляделся вокруг, желая удостовериться, что учёл все источники света. Он был окутан сумраком, таким привычным для окружающей среды подулья, идеального места для охоты. Тьма царила везде, и в каждом переходе были десятки входов и выходов.

За четыре дня изучения отряд обнаружил слабые места в оборонительном периметре противника. Шаг за шагом, Ашель и его воины проникали всё глубже в целевую зону, ища используемые врагом огневые позиции, лазейки, замкнутые пространства и труднопроходимые участки. Они обошли всё. Теперь Гвардия Ворона получила сообщение от перебежчика в рядах предателей —сообщение о встрече между главными оперативниками и их поставщиком оружия.

И добыча была хорошо вооружена. На щеке каждого виднелась татуировка в виде змеиной головы. Бандиты, благодаря интригам Альфа—Легиона ставшие мятежниками. Лорд Коракс твёрдо решил, что необходимо немедленно подавить восстание на Фелдерусе и лично возглавил прибывшую для этого тактическую группу.

Урчание небольшого мотора сообщило о приближении контрабандиста. Он ехал на трёхколёсной машине, тащащей за собой бронированный прицеп. Внутри находилось оружие, украденное два дня назад с поста стражи. На прицепе также ехал чудовищный телохранитель с огромными клыками, держащий в одной руке большой молот, а в другой —дробовик. План был прост, но эффективен. Устранить мятежников и их запас оружия, а затем добраться до их базы, методично ликвидируя сопротивление. Ашел прошептал кодовые слова, означающие атаку.

— Теневой удар.

Он выстрелил первым, всадив единственный масс—реактивный болт в глаз огрину, и тот рухнул на спину. Толстый череп каким—то образом уцелел от разрыва, но мозг все равно превратился в кашу. Очереди снарядов пронеслись в пространстве между теплообменниками и коллекторами охлаждающей жидкости. Кроме паникующих криков умирающих мятежников был слышен лишь стук болтов «Охотник», пробивающих плоть.

Выжившие после первой очереди начали палить во все стороны из лазерных ружей и скорострельного пулевого оружия. Контрабандист достал плазменный пистолет, несоразмерно большой в его руках. Ашель отметил, что оружие было образца имперской армии. Потребуется дальнейшее расследование его источника. Прежде, чем контрабандист успел выстрелить, сержант всадил ему в грудь два болта.

Предводитель мятежников повернулся и побежал, предоставив своим прислужникам сражаться и умирать. Ашель шёл за ним вдоль своего пункта наблюдения, намереваясь не выпустить спину отступника из прицела своего модифицированного болтера, ожидая возможности для выстрела.

Он почувствовал движение позади, уже спуская курок, за мгновение до того, как мятежник успел скрыться из виду. Что—то рвануло его за руку, когда палец сжал спусковой крючок. Болт пролетел мимо головы цели и безвредно взорвался у опоры трубопровода.

Зарычав, сержант обернулся к помешавшему ему воину. Тот носил броню оттенка темнейшей синевы, почти чёрную, как у Гвардейцев Ворона, и такую же незаметную. «Облачённый в полночь», как он всегда говорил, блудный сын VIII—го легиона. Ашель не удивился.

— Нуон!

— Я только что спас тебя от роковой ошибки, — сказал Повелитель Ночи.

— Оцепить зону! Я настигну его.

Ашель спрыгнул через край ограждения и приземлился на железобетонном полу в четырёх метрах внизу. Боевая броня поглотила удар. Сержант побежал. Стук сабатонов позади возвестил, что прямо за его спиной бежит Касати Нуон.

— Я же приказал тебе оцепить зону, — прошипел Ашель.

— Лучше бы тебе не тратить впустую несколько дней тяжёлой работы ради гордости.

Мятежник протиснулся между двумя пластальными колоннами и исчез. Ашель не мог пройти через такое узкое место, а потому был вынужден для продолжения погони забросить болтер на плечо и перебраться через опору. Нуон бежал в двух шагах позади, а предатель петлял между дремлющими турбинами.

— Если он доберётся до базы, — сказал сержант. —То оповестит её защитников о нашем присутствии.

— Именно.

Ашель задумался, почему же командор Соухоноу решил выбрать именно его для наставления Повелителя Ночи в путях Гвардии Ворона. Едкий тон и надменное поведение Нуона ничуть не располагали к нему товарищей по отделению.

— Разве ты не слушал аксиомы лорда Коракса?

— Слушал, и очень внимательно.

— И какая же часть «будь не там, где считает твой враг» осталась неясной?

Мятежник прыгнул и прокатился под трубой, спрыгнув куда—то в ярко освещённое пространство. Пробежав за ним по металлической лестнице, Нуон и Ашель оказались на платформе заброшенной транспортной станции. Когда они ворвались в помещение со сводчатым потолком, люк между колеями захлопнулся.

— Я понимаю смысл, но неразумно думать, что одна только незаметность решает всё. Иногда лучше, если враг знает, что его ждёт. Не стоит недооценивать пользу страха.

— Я бы всё равно предпочёл застать врагов врасплох, — ответил сержант. —Так их проще убить.

— Ещё проще, когда они сдаются.

Они добрались до люка, и Нуон отбросил его, пока Ашель прикрывал его из болтера. Их не встретила ни растяжка, ни внезапная очередь.

— Видишь? Он бежит в ужасе. Он —их предводитель, его ужас распространится. Он видел, как тени истребляют его людей. Это оружие гораздо более грозное, чем незаметность. Он сделает их осторожными, опасливыми. Предсказуемыми.

— А его нанимателей? —люк оказался достаточно широкими, чтобы космодесантники смогли спрыгнуть в ремонтную трубу под рельсами. Тонкая рябь по воде и хлюпанье удаляющихся шагов добычи доносились слева. Ашель побежал, а авточувства его боевого доспеха переключились на режим слабого освещения, показывая впереди тусклое мерцание движения. —Ты думаешь напугать его координаторов из Альфа—Легиона?

Мятежник исчез вновь —последний проблеск движения куда—то поднялся. Ашель продолжил, не дожидаясь ответа.

— Радуйся, что строения подгорода мешают дальней связи по воксу. Если мы будем достаточно быстрыми, то заставим его умолкнуть прежде, чем он оповестит группу управления.

— Дай им время поволноваться. Мы последуем за ним до логова. Он напуган, не может мыслить здраво. Он бежит не к своим людям, но к величайшей известной ему силе, думая, что она его защитит. Он приведёт нас прямо к Альфа—Легионерам.

— И что тогда? Я спрашиваю ещё раз, неужели ты думаешь, что твои «методы устрашения» справятся с кодированием обучения Легионес Астартес?

— Мне и не придётся, сержант Ашель, — усмехнулся Нуон. —Сыны Альфария уже сломали его вместо нас. Они переметнулись. Они предали клятвы, которые принесли. Они поставили себя выше долга, выше самопожертвования. Возможно, они ещё этого не знают, но хотят жить. Когда наш друг к ним прибежит, они узнают, что их преследует Гвардия Ворона. Впервые за многие годы они дрогнут. Страх не заставит их метаться в панике, нам достаточно лишь на мгновение сбить их с толку, чтобы они ошиблись.

Они добрались до выхода, использованного главарём мятежников. На вершине короткой лестницы осталась наполовину открытая решётка. Ступени были погнутыми, но выдержали вес Ашеля.

— Позёрство, гордыня, — проворчал сержант. —Ты объявляешь о своём присутствии лишь потому, что не можешь справиться с мыслью, что в тебе не увидят силы. Коракс учил нас иначе, и тебе нужно быстро переучиваться. Мы —ничто, просто тени. Мы не ищем признания или славы. Победа —её достаточно.

Лестница привела их к большому вокзальному зданию в конце транспортной линии. Было легко следовать за эхом шагов, уходящих вниз по лестнице прямо впереди. Ашель снял болтер с перевязи, зная, что от добычи его отделяет лишь несколько десятков метров. Сержант вспомнил что ещё говорил Повелитель Ночи.

— Ты бы убил тех, кто сдался? Зачем? Разве это не заставит их сражаться яростнее?

— Нет, если они об этом не узнают, — ответил Нуон. —Я бы не стал рассказывать ни о чём выжившим. С ними стоит хорошо обращаться и дать им всё рассказать в течение нескольких дней. Ужас работает лучше всего, когда ему противостоит надежда. А нескольких других стоит пытать, а их выкрикиваемые признания передавать во воксу. Это бывает очень убедительно. А когда противник сдастся, то его следует истребить, дабы не было дальнейшего неповиновения.

Ашель не был уверен, ощутил ли он от хладнокровного предложения соратника изумление или отвращение. Конечно, Гвардейцы Ворона проводили в прошлом собственные безжалостные операции, но философия Ночного Призрака казалось намеренно жестокой.

— И что же делает тебя таким экспертом в клятвопреступниках?

— Я знаю, что я не такой, — тихо ответил Нуон. —Но я убил многих, чтобы здесь оказаться. Как я уже сказал, нарушение клятв —признак слабости. Я умру как воин, а не как жертва.

Они замолчали, когда погоня привела их в промышленную зону на краю этого обширного и наполовину погребённого города. Здесь почти не было света, место было таким же заброшенным, как и пути, которые привели сюда космодесантников. Крыша местами обвалилась, не выдерживая веса построенных наверху зданий. Хлещущая из разорванных труб свежая вода стекалась в лужи и исходила паром у разломанных столбов подножия улья.

На тепловых сканах бегущий мятежник семенил примерно в ста пятидесяти метрах впереди, используя в качестве укрытия тяжёлый цилиндрический чан, весь усеянный заклёпками. Ашель слышал тяжёлое дыхание мужчины, когда он снял что—то с пояса и поднёс ко рту.

— Вокс, — зарычал сержант. —Как я и предупреждал.

Шёпот мятежника всё ещё был слышен благодаря генетически усиленным чувствам легионеров.

— Они убили моих людей! Если вы не впустите меня, то я мертвец.

— Ты подвёл нас, — раздался в ответ голос намеренно приглушённый, размытый. —Ты привёл врага к нашим вратам и ищешь укрытия. Ты сам решил свою судьбу.

— Вы не понима…

Ашель не увидел ничего, но мятежник, только что—то шипевший что—то в вокс—передатчик, исчез. Сержант бросился вперёд, Нуон последовал за ним. Добравшись до укрытия, они обнаружили лишь яркое пятно крови, растекающейся по чану.

— Что произошло? —потребовал ответа бывший Повелитель Ночи. —Куда он исчез?

Прежде, чем Ашель смог что—то сказать, тишину разорвало рычание болтеров. Сержант отреагировал без раздумий, прыгнув в сторону, и очередь снарядов врезалась в уголок, где он только что стоял. Он перекатился, высматривая источник опасности. Оружейные вспышки высветили две ранее не видных бойницы, вырезанные в казавшейся цельной опоре приблизительно в сорока метрах от его позиции. Новые болты взорвались прямо над его левым плечом, попав в колонну.

— Как нам их обойти? —спросил Нуон, укрывшийся за краем изрешечённого болтами чана.

— Твой план это не предусмотрел, а?

Ашель как раз раздумывал над проблемой, когда обстрел внезапно прекратился.

Сержант ждал, напряжённо вслушиваясь, но не слышал ничего. Ни звуков перезарядки, ни сервомоторов брони, ни потрескивающих вокс—сигналов. Он осторожно выглянул из—за колонны. Никто не стрелял.

— Они исчезли, — заметил Нуон, выходя из укрытия с болтером наизготовку. —Несомненно, сбежали.

Космодесантники заметили вход, вырезанный в стене за широкой опорой, а внутри обнаружили достаточно широкий для них двоих служебный ход. Внутри у стены стояли ящики с припасами и снаряжением.

Рядом с ними валялось четыре тела в разодранной броне.

Из тьмы появилось узкое, забрызганное кровью лицо, обрамлённое доходящими до плеч волосами. Нуон прицелился, но Ашель оттолкнул его болтер в сторону.

— Не стрелять!

Призрачная фигура обрела очертания Коракса, примарха Гвардии Ворона. Он поднял окровавленные когти, и Нуон попятился.

— Твой отвлекающий манёвр был полезен, — сказал Коракс.

И примарх слился с тенями так же быстро, как и появился, не издавая ни звука. Спустя мгновения Ашель понял, что он ушёл. Нуон оглядывался по сторонам, явно потрясённый встречей. Блуждающий по скрытому бункеру взгляд Повелителя Ночи остановился на Ашеле.

— Вот это было действительно страшно.