Падение "Раптора" / Raptor Down (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Падение "Раптора" / Raptor Down (рассказ)
Wordsofblood.jpg
Автор Гэв Торп / Gav Thorpe
Переводчик AlexMustaeff
Издательство Black Library
Входит в сборник Слова крови / Words of Blood

На крыльях крови / On Wings of Blood

Год издания 2001
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, link=https://wiki.warpfrog.wtf/epub/Падение_"Раптора"___Raptor_Down_(рассказ).epub EPUB
Иллюстрация из Inferno! №24

Летная палуба напоминала оживленный улей. C высоких подмостей доносилось бормотание техножрецов, сливаясь с жужжанием клепальных пистолетов и лязгом артпогрузчиков. Бело-голубые огоньки сварки вспыхивали в желтом свете аварийного освещения и сновали туда-сюда силуэты. «Мародеры» эскадрилий «Рапторов» и «Дьяволов» стояли «елочкой» вдоль технической палубы, техноадепты и сервиторы ползали между ними, ремонтируя полученные в бою повреждения и загружая новый боекомплект. Летный командир Ягер стоял и наблюдал за всем этим со слабым чувством удовлетворения. Сегодня все хорошо поработали – пилоты, их стрелки и бомбардиры, и палубные команды работали как хорошо смазанная машина. Приложив сложенные рупором ладони к губам, он закричал:

– Ферикс, как продвигается ремонт?

Его крик сквозь шум дошел до облаченного в робу техноадепта, контролирующего ремонт личного «Мародера» Ягера, «Раптора Один» на противоположной стороне палубы. Ферикс торопливо присеменил короткими, быстрыми шажками и коротко кивнул. За плечом адепта Ягер смог прочитать надпись, сделанную собственноручно на носу «Раптора» после их последней миссии. Это был девиз «Рапторов» – «Быстрое Правосудие, Верная Смерть» – ярко-белый на фоне темно-голубых цветов Флота. Ниже, в золоте находилась эмблема эскадрильи, взметнувшийся орел, тоже ярко-золотой. Это внушало Ягеру уверенность. Теперешняя дружба с «Раптором Один» возникла после их общего кровавого крещения полтора года назад.

– Корабль в боевой готовности, летный командир Ягер, – сказал Ферикс, пряча руки в просторных рукавах робы. – «Раптор Три» следовало бы попридержать еще на несколько часов, он находится на пределе возможностей.

– Хорошо. Дай мне знать, как только зарядят орудия и закончат проверку. Я буду на мостике.

Ягер взмахом руки отпустил Ферикса и развернулся. Ступая по летной палубе, он повсюду бросал взгляды, высматривая во мраке громоздкие формы бомбардировщиков «Рапторов» и маленькие истребители «Гром» в пусковых нишах на дальней стороне огромного ангара.

«Теперь здесь командую я», – уже не в первый раз подумал он. Прошло восемнадцать месяцев с тех пор, как смерть Рафа переложила ответственность на него. Полтора года он командует и отвечает за почти сотню пилотов и летных групп, образующих боевую команду выдающегося Имперского Флота.

Он видел, как его люди из эскадрильи «Рапторов», сидя за поставленными с правого борта летной палубы столами, поглощали пищу, пользуясь заслуженным отдыхом. Увидел ветеранов – сильных, дисциплинированных людей подобных Марти, Эрику, Фрао и Берханду. Но к радости командира, там было и очень много новых лиц, людей, не проверенных в горячке боя до сегодняшнего дня. В течение года крейсер «Божественная Справедливость» нес патрулирование, будучи не в состоянии восполнить потери, понесенные от лап орков. Лишь три месяца назад она вернулась в док и набрала новые команды из летной школы. Несмотря на их уровень, они нуждались в профессиональной тренировке; вы можете выпустить спешно обученную группу на какой-нибудь Имперский мир и потом долго искать её. Целый год «Божественная Справедливость» располагала лишь половиной из всех самолетов, способных взлетать. Ягер был рад тому, что за время патрулирования не было никаких серьезных боев – несколько стычек с пиратами, разношерстными контрабандистами, ничего подобного крещению огнем и смертью в поединке с орочьим халком.

Тут он осознал, что находится уже у лифта и вошел в небольшую кабинку. Повернул диск до «Капитанского мостика», решетка с хлопком закрылась. Спустя миг Ягер стремительно поднимался среди лязга цепей и шестерней, пол кабинки лифта немного трясся под подошвами его сапог.

«Непроверенные парни!» – чертыхнулся Ягер про себя. И плюс ко всем его заботам, операция проходила с небольшими трудностями. Едва успев отремонтироваться и пополнить команду на Салтиусе, «Божественная Справедливость» и три фрегата сопровождения – «Великолепный», «Аполлон» и «Превосходный» – были отправлены в поддержку Имперской Гвардии по захвату системы Меаропис. И вот теперь они были на орбите третьего мира этой системы, осуществляя сопровождение десантных челноков и поддержку наземных атак против вражеских баз и центров связи.

Они здесь сражались с нокталами – веретенообразными насекомыми-ксеносами, которые несколько тысяч лет назад захватили Меаропис и поработили людскую расу. В конце концов, Империум решил отвоевать обратно порабощенную систему и вновь принести людям свет Императора. Боевые потери были незначительные. Адмирал Венистон вел боевые действия весьма специфически. Истребители нокталов были неприспособленны к орбитальным полетам, в отличии от «Громов» и «Мародеров» «Божественной Справедливости». Эскадрильи наносили быстрые и сильные удары, налетая с орбиты, обстреливая и бомбардируя свои цели, прежде чем вернуться на свои корабли без единого повреждения. Вражеские истребители были быстрые и стремительные, но не вездесущие и был потерян лишь один «Мародер», ни один «Гром» не был сбит. Ягер слышал, что эскадрильи других кораблей Флота были настолько же успешны.

Возможно, это и не такое плохое время для проверки новичков, подумал Ягер. Отсутствие массированных воздушных боев, строгих приказов и наличие безопасного убежища, чтобы люди смогли обжиться, но и в тоже время присутствовал риск, поддерживающий их в напряжении, все это позволит им выжить и извлечь уроки из опыта. По разумению Ягера, выживание это самое главное. Ни один Летный Командир не хочет постоянно набирать новые команды на свои суда; ему нужны опытные, преданные экипажи, которые будут выполнять свои миссии и возвращаться снова и снова.

Со щелчком лифт достиг верхнего уровня шахты, восемнадцатой палубы от летного ангара. Ягер открыл дверь и вышел из лифта, отсалютовав в ответ лейтенанту артиллерии, прошедшему мимо него. Подойдя к двойным дверям, ведущим на мостик, он кивнул вооруженному дробовиком охраннику. Тут повернулся к встроенному в стену комлинку и доложил о приходе Ягера. Пришло подтверждение и несколько секунд спустя двери мостика открылись внутрь, шипя скрытыми поршнями гидравлики. Ягер зашел внутрь и увидел, что на мостике царит обычный организованный беспорядок. Носились туда-сюда техноадепты, аналитические и локационные сервиторы монотонным бормотанием докладывали о положении целей, офицеры спешно раздавали приказы по комлинкам, отдавали их слугам, тут и там быстро делали заметки, составляя донесения или просто передавая их от одного офицера к другому.

И среди этого возвышался Капитан Каури, словно скала в бурлящем приливе.

Крепкий бородатый офицер стоял, широко расставив ноги и заложив руки за спину, словно находясь не на величественном крейсере, а на десантном челноке. Кивнул лейтенанту, передавшему ему какие-то данные, он снова вгляделся в главный обзорный экран. Это было огромное устройство пяти метров в высоту и вдвое больше в длину.

Сейчас на нем проецировалась дуэль трех Имперских Крейсеров и двух ноктальских суперразрушителей. Имперские суда выпускали ракеты и залпы орудий, вспыхивающие зеленым огнем на защитных щитах ксеносов.

Ярко-белые лучи лазерных батарей, выпущенные с одного из суперразрушителей, сверкающими вспышками молний ударили в пустотные щиты одного из крейсеров, рассеявшись безо всякого вреда.

Различные изображения по краям экрана показывали карты флотских позиций, маневры десантных челноков и всякие другие детали. На нижнем левом экране буксирующее поле сверкало, включаясь и выключаясь в одной из стыковочных ячеек "Божественного Правосудия", таща податливый челнок вниз на бронированную палубу. На правом верхнем торпеды неслись сквозь пустоту космоса. Как только они приблизились к ноктальскому судну, их носы раскрылись, выпуская поток плазменных и термоядерных боеголовок, расплескавшийся по серебристо-серому корпусу оранжевыми и красными вспышками. На нижнем экране звено бомбардировщиков «Звездные ястребы» лавировала среди потока лазерных выстрелов из защитных орудий суперразрушителя, чья бронированная поверхность вдруг разлетелась на множество осколков, после того, как сброшенные бомбы разорвались где-то глубоко внутри него.

Обратив внимание на главный экран, Ягер увидел, как вдоль всей длинны одного из Имперских крейсеров оживают тормозные ракетные двигатели. Замедляя ход, он начал поворот правым бортом, сначала медленно, но постепенно набирая темп после торможения. Другие реактивные двигатели остановили разворот и главные двигатели включились на полную. Его бортовые орудия открыли огонь и тотчас уничтожили ноктальский корабль – ракеты и плазменные заряды попали ему в отсек двигателей.

Вспыхнувший белым пламенем огонь начал быстро распространятся, воздух, вырывающийся из разбитого корпуса вражеского суперуничтожителя, окутал его вспышками взрывов.

– Жак! – позвал Каури, отвлекая внимание Ягера от продолжающейся космической битвы.

– Сэр! – твердо ответил тот, отдавая честь.

Капитан ответил Ягеру чопорным кивков.

– Как продвигаются дела? – спросил Каури, протягивая ему руку и направляя в свой личный кабинет, расположенный за пределами мостика. Он был отделан панелями из дерева с глубокой красной текстурой, в воздухе царило спокойствие. Ягер сел возле капитана на длинную софу, её отделка соответствовала богатой обстановке комнаты.

– Я составил отчет по последней миссии, сэр. Всё должно быть здесь.

– Не всё, Ягер, – улыбнулся Каури. – Цифры, да, но не более. Они не скажут мне, что вы чувствуете по поводу этого вторжения.

– Кажется, что всё идет гладко, я бы сказал, точно по плану, – ответил Ягер после небольшого раздумья. – Лучше, чем ожидалось.

– И что же тебя беспокоит? – Каури словно читал мысли Ягера.

– Любой замысел безупречен до стычки с врагом, – Ягер процитировал одну из догм флотских битв. – Затем он обычно нарушается, но, не превышая ожидания.

– Кровь Императора! – Каури вскочил и с негодованием посмотрел на своего летного командира. – Ты что, несчастлив?

– Нет, сэр, я нет, – ответил со всей серьёзностью Ягер, глядя на Каури с невозмутимым лицом.

Хотя это немного не так, подумал он; я счастлив, когда летаю. Но только тогда. И тут его посетила другая мысль. Был кто-то, кого он не видел на протяжении двенадцати часов с момента начала атаки.

– Где Адмирал Венистон, сэр?

– Адмирал Крайт отозван командованием сектора. Венистон взял под командование флот и перенес свою ставку на линейный корабль «Святое Достоинство», – ответил Каури и добавил с усмешкой заговорщика. – А я получил свой корабль назад, хвала Императору.

– Не хочу быть невежей, сэр, но «Рапторы» будут готовы к запуску в любую минуту, – Ягер поправил воротничок своей летной куртки и поглядел на часы, стоящие на столе за спиной Каури.

– Ну конечно, Жак, иди, разбомби их к чертям и возвращайся обратно, – Каури кивком указал на дверь.

Ягер коротко кивнул в знак благодарности и поспешным широким шагом вышел.

– Мне почти жаль нокталов, – пробормотал себе под нос Каури, когда за его нетерпеливым летным командиром закрылась дверь. – Почти.


– Цели захвачены, оружие готово, – хрипло доложил Берханд.

Ягер взглянул направо через кабину на своего бомбардира и открыл канал связи с остальными «Мародерами». Здесь были «Рапторы» и «Дьяволы», сопровождаемые перехватчиками эскадрилий «Стрела» и «Шторм».

– Все выполняют свои приказы, и постарайтесь сделать всё гладко, – передал он всем.

++ Они даже не узнают, что их атаковало! ++ радостно прокричал в ухо Ягеру Фрао.

++ Бабах будет ядреным и к тому же последней штукой, которую они увидят в жизни, ++ прохрустел Логан, Лидер эскадрона «Дьяволов».

– Заканчивайте свою болтовню. Приготовиться к входу в атмосферу. И постарайтесь не потерять свою голову, – упрекнул их Ягер. За последние двенадцать часов они совершили пять вылетов и уничтожили девять из десяти целей. Он не собирался терять самолеты из-за того, что некоторые горячие головы забудут про свои обязанности.

++ «Раптор-Лидер», это «Стрела-Лидер», движемся вперед к точке перехвата, ++ голос лидера эскадрильи Декстера в комлинке был тихим и далеким.

++ «Раптор-Лидер», это «Шторм-Лидер», мы движемся за вами в четверти мили, ++добавил Лосарк, в то время как Ягер следил за яркими искрами двигателей «Стрел», несущихся к приближающейся снизу земле.

Она уже почти полностью заполнила кокпит: желтоватый шарик в воздуховороте оранжевых и красных пылевых облаков. Там, внизу, три четверти миллиона Имперских Гвардейцев прорывались через равнины, полные решимости массированной атакой захватить столицу нокталов за один день. Имперская стратегия возлагала надежды на единственный сокрушительный удар, уничтоживший бы ноктальское командование прежде, чем среагируют их резервы и подойдут силы, превосходящие числом Имперских солдат. И пока это казалось реальным – сопротивление было рассеянным, нокталы, кажется, даже не были предупреждены о подходе Имперских войск. Чужаки впервые узнали о нападении, когда десантные челноки уже приземлились.

«Мародер» начало трясти – они входили в верхние слои атмосферы Меарописа. Рычаг управления в руках Ягера начал дрожать, когда сопротивление воздуха усилилось. Турбулентность и нагрев заставляли громоздкий самолет, несшийся сквозь облака, раскачиваться и нырять. Впереди Ягер заметил очертания «Грома» Декстера, ныряющего в облачный покров и безмолвно исчезающего из виду. Поскольку сопротивление воздуха не позволяло сохранить построение, Ягер решил оторваться от крыла «Мародеров»; ему захотелось лететь как на одиночном самолете. Как только отдельные клочки облаков начали окутывать кабину, Ягер набрал на комлинке номер для разговора с «Божественной Справедливостью»:

– Это «Раптор Лидер». Входим в облачный покров. Где в последний раз замечены вражеские суда? – отрапортавался он.

Последовала пауза и Ягер вообразил поднявшуюся на мостике суматоху – лейтенант спешно искал информацию и передавал её офицеру связи.

++ «Раптор Лидер», это «Божественная Справедливость». Небольшой патруль вражеских перехватчиков в последний раз был замечен в ста пятидесяти километрах к западу от вас. Большая концентрация, приблизительно пятьдесят судов, замечена в районе цели в 08:44 по корабельному времени. ++

Ягер молча выслушал эту новость. Военные действия в воздухе продолжались, и враг начал реагировать, проводить ответные действия, и немногие оставшиеся цели получили защиту с воздуха. Ягер горячо доказывал, что первые удары следует произвести по военно-воздушным базам нокталов, но Каури дал ему понять, что первостепенными являются цели, находящиеся на пути продвижения Имперской армии.

– Время до цели? – спросил Ягер у Берханда.

Бомбардир глянул на экран справа, и пожал плечами:

– Около двенадцати минут, учитывая встречный ветер.

Ягер обдумал его слова. Последнее сообщение пришло минут тридцать назад, плюс еще двадцать минут до цели. Сколько там еще осталось вражеских самолетов? Стало ли их больше, или меньше?

– «Божественная Справедливость» это «Раптор Лидер». Будьте добры, дайте мне знать, как только поступят новые данные о воздушном прикрытии цели.

Отправив сообщение, Ягер заставил себя успокоиться. Умение приспособиться было одним из его главных достоинств, и он был уверен что, несмотря на развитие событий, сможет на них отреагировать.

Но смогут ли остальные, спросил он себя мрачно? Многие из них на этом вылете могли в первый раз попасть под обстрел. Пока их задания были простыми в выполнении и соответствовали учебникам. Насколько хорошо они будут себя вести испытав настоящий стресс, с лающими по комм-сети приказами Ягера, приказами, которые могут уберечь их от вражеских снарядов если действовать быстро и точно? Он долго и жестко тренировал их на симуляторах и в тренировочных полетах, каждый раз безжалостно и настойчиво, громко ругая за малейшие ошибки. Они думают, что он не знает, но он слышал, как его называют Железным Тираном за его строгий, дисциплинированный подход. Его это не заботило; пусть называют хоть всеми именами в Империуме, лишь бы слушали его и учились на его опыте.

Более десяти лет он служил под началом трех Летных Командиров в звании пилота Имперского Флота. Все три оказали влияние на его чувство долга и ответственности, и он был полон решимости донести это же до своих собственных людей. Он чувствовал ответственность за каждого из них, под его руководством они должны обучиться и стать лучшими, такими, какими хочет видеть их Император. Вот почему он был так строг с ними, вот почему он был Железным Тираном, вот почему каждая маленькая неудача была на его совести.

– «Стрела Лидер», направляйтесь вперед и посмотрите, что ждет нас над целью, – скомандовал Ягер по комм-линку. – «Шторм Лидер», оставайтесь на позиции и будьте готовы отражать атаку врага с запада.

Он ненавидел сражаться вслепую; воспоминания об атаке на космического скитальца всё еще жгли его мозг огненным клеймом. Двадцать один человек погиб в тот день лишь потому, что никто не сказал, что будет им противостоять.

Венистон назвал это «допустимыми потерями», но в голове Ягера не было места для такой фразы. Любых потерь можно избежать, и он чувствовал вину за экипаж «Дьявола Пять», подбитого наземным огнем в их первом задании на Меарописе.

На этот раз всё по-другому, сказал он себе, пытаясь как-то подбодриться. На этот раз приказы просты. Мы проведем бой по правилам, написанным так, чтобы защитить людей. Как-то, атакуй и снова атакуй. Это были правила и он был связан честью с Флотом, а его люди следовали за ним.

++ «Раптор Лидер», это «Шторм Лидер», у нас враг приближается с запада. Позвольте атаковать? ++

– Вперед, Лосарк, – ответил Ягер, пытаясь через стекло кокпита увидеть надвигающиеся с запада самолеты врага, но пока их не было видно.

++ Отлично, эскадрилья «Шторм», давайте запишем на свой счет еще немного убийств. ++ пришло подтверждение от Лосарка, заставившее Ягера улыбнуться под маской. Лидер эскадрильи «Шторм» был лучшим воздушным бойцом на «Божественной Справедливости», но Декстра был старше на два года и неизменно опережал его по количеству подбитых врагов. Ягер поспорил на дополнительную выпивку к пайку всей эскадрилье «Рапторов», что Лосарк превзойдет своего конкурента по полной к концу компании.

Он наблюдал как восемь из «Громов», взревев турбинами, легли на правый борт. Эскадрилья разделилась на два крыла, по четыре самолета в каждом, одно, ускоряясь, взмыло в облачный покров, а другое нырнуло вниз, к земле. Ягер заметил вдалеке искорки – свет звезды Меарописа отражался от металлических фюзеляжей приближающихся вражеских самолетов.

– Подтверждаю приближение к цели, – отдал приказ « Мародерам» летный командир. – Стрелкам приготовиться к согласованному огню по образцу «Омега».

Как только Ягер произнес это, то услышал жужжание электромоторов – Марти выставил люльку корпусного орудия на позицию. Сквозь усиленное стекло Ягер увидел следы ракет, тянущиеся от эскадрильи «Шторм» сквозь небеса к Ноктальским посудинам. Мгновение и яркий взрыв осветил небо, расширяющаяся звезда синевой расцвела в месте попадания ракеты в цель. Когда взрыв рассеялся, на легком ветру остался лишь белый дым.

– Одним чужаком меньше, – довольно пробормотал Берханд.

Бой приближался – быстрые ноктальские истребители прорвались между двух групп «Громов» занятых бомбардировкой. Ягер увидел следы газа, дугой проходящие по небу – это Имперские перехватчики пытались зайти в тыл судам ксеносов, но он знал, что они слишком медленные, чтобы поймать их и «Мародеры» должны будут защищать себя сами.

– Энергию на лазпушки, – приказал Ягер Берханду и тот, довольно ворча, развернул свое кресло к панели управления носовым орудием.

Ягер переключил канал коммлинка на общую связь с «Мародерами»:

– Не стрелять, ждать моего приказа.

Его тон был непреклонен, он знал, что если одна нетерпеливая душа начнет огонь, то остальные поддержат его и потратят впустую свои скудные боеприпасы.

Теперь он мог разглядеть ноктальские самолеты более ясно, ибо они неслись прямо на двойной клин «Мародеров». Они быстро летели, сохраняя плотный строй. Это было прекрасно: один взрыв заденет других, да и больше шансов зацепить кого-то огнем из турелей. Еще десять секунд Ягер наблюдал, как яркие пятна приобретали очертания.

Ведущее судно открыло огонь из лазерных батарей и разряд зеленой энергии устремился к бомбардировщикам, пройдя над ними.

– Всем экипажам, открыть огонь! – проревел Ягер в коммлинк.

Спустя миг «Раптор Один» содрогнулся от выстрелов автопушек и тяжелых болтеров, вспышки трассеров заполнили сокращающееся расстояние между противниками. Большинство лазерных зарядов прошло мимо, но один взорвался слишком близко, оставив на сетчатке глаз Ягера яркую вспышку на несколько секунд.

– Ну, давайте, еще немного… еще немного, чужацкое отродье! – бормотал Берхард, прижавшись лицом к визору наведения лазпушки.

Ноктал нырнул вниз, пытаясь подобраться к «Мародерам» снизу. Но там ему тоже не повезло, поскольку орудия прикрывающей снизу эскадрильи «Дьяволов» открыли огонь, окружив блестящие самолеты вихрем трассеров.

– Получайте! – хохотнул Берханд, нажимая на гашетку. Лазпушки ожили, выпустив копья белой энергии, прошедшей совсем близко от противника. Вражеский самолет распался, его треугольные крылья по спирали понеслись к земле, пропадая из вида, а фюзеляж просто испарился.

Ноктальцы принеслись рядом с ними и Ягер смог подробно их рассмотреть. Они были похожи на тупой дротик, их короткие треугольные крылья тянулись от носа до кокпита, находящегося в хвосте самолета. Четыре реактивные вспышки окружили их голубые хвосты и Ягер, проводив их взглядом за плечо, увидел, как они резко взмыли вверх.

Выстрелы «Раптора Четыре», «Мародера» Фрая, задели крыло одного из истребителей нокталов, разнеся его на сотни осколков, разбросанных по следу врага. Потеряв управление, самолет начал дико вращаться, кувыркаясь, полетел мимо эскадрильи, стрелки которой, легко поймав его на мушку, выпустили залп, окончательно расколовший самолет перед взрывом.

++ Последний был моим, ++ донеслись из коммлинка заверения Лосарка.

– И скольких ты подбил до этого? – посмеиваясь, спросил Ягер.

++ Достал трех, «Раптор Лидер», ++ донесся из коммлинка пылкий ответ Ведущего эскадрильи.

«Громы» пронеслись в нескольких метрах, сжигая форсажем топливо и вызывая дрожь в рукоятке управления в правой руке Ягера.

– Продолжаем двигаться к цели, примерное время до атаки… – Ягер поднял глаза на хронодисплей в левом верхнем углу окна кокпита. – Тринадцать минут.


– Цель в поле видимости через пять минут, – грубым голосом отрапортовал Берханд.

Ягер бросил взгляд на мускулистую фигуру бомбардира, полного решимости начать бомбардировку. Тот всматривался в визорную сетку на светящемся темной зеленью экране, делая последние настройки, переключая и набирая что-то на контрольной панели. При этом он ни разу не оторвал глаза от визора. Пальцы танцевали по контрольной панель так, словно жили собственной жизнью – в действительности они двигались так лишь благодаря годам накопленного опыта.

Если мы выживем, то хотелось чтобы все команды были настолько же хороши, как и моя, думал Ягер, наблюдая за работой своего бомбардира. А я должен обеспечить им это.

Он знал, что временами заслуживал порицания за свою надменность, но у него была мечта, что однажды эскадрилью «Рапторов» и «Божественную Справедливость» признают лучшими во всем сегментуме. Ему хотелось, чтобы адмиралы на Бакке знали, что он здесь, услышали о его значительных достижениях. Это было здоровое тщеславие, говорил он себе.

Летный командир вновь обратил внимание на то, что происходит за пределами кабины, ибо «Мародеры» начали снижаться. Сначала им надо было провести низкую атаку, сбросив свой массивный груз взрывчатых веществ на вражеский комплекс бункеров. Затем, на втором круге атаке, обстрелять ракетами и лазпушками то, что не попало под бомбы. Это соответствовало тактическим инструкциям, выполняемым пилотами и бомбардирами дюжины раз на симуляторах и тренировках.

Едва различимое движение справа привлекло движение Ягера. Что-то двигалось в желтом тумане на юго-западе. На расстоянии в несколько дюжин километров оно показалось Ягеру похожим на очень большое облако пыли. Прикинув расстояние до него в голове, он сделал поправку на сильный встречный ветер, который, по всей вероятности, гнал пылевую бурю в их направлении. Встревоженный, он открыл комм-канал дальнего действия:

– «Божественная Справедливость», это «Раптор Лидер». Есть ли какие-нибудь сообщения о штормовой активности в нашем районе?

Он продолжал пристально вглядываться в кружащиеся облака из пыли и песка цвета охры. Несколько секунд спустя пришел ответ:

++ Ответ отрицательный, «Раптор Лидер». Сильный ветер, низкие облака, штормовая активность отсутствует. ++

– Хорошо, «Божественная Справедливость». Пожалуйста, отследите этот канал, возможно, я нашел кое-что, – сказал Ягер офицеру на орбите, в то время как чувство тревоги начало зудеть у него «под ложечкой».

Повернувшись в кресле, он врезал кулаком по нескольким рунам на экране дисплея и, после вихря помех, географическая карта местности возникла на переднем окне фонаря кабины. Сопоставив карту с их текущей позицией и снова взглянув вверх, чтобы определить направление к буре, он отметил их позиции. Похоже, что это исходило из системы каньонов, что простирались на сотни километров перпендикулярно линии Имперского наступления, в тылу, где-то в двенадцати километрах от передовых позиций Гвардии.

– Проверить бы им это, – пробормотал Ягер.

Берханд недоуменно на него глянул:

– Что-то не так?

И проследил за взглядом Ягера.

– Ферикс! – рявкнул Ягер, глянув через плечо в глубины «Марадера». Адепт появился из своего служебного алькова, за ним тянулись сплетения кабелей. – Обратись к одному из ракетных ауспиков, выясни, сможет ли он определить, что в этом облаке пыли.

Ферикс поклонился и, нырнув в люк у пола, пополз по служебному туннелю в правое крыло. Звук его голоса достигал ушей Ягера напрямую через внутреннюю коммсеть «Мародера».

– Начинаю активацию последовательности, aktiva cons sequential, – начал обряд техноадепт, нараспев произнося слова. Тембр голоса менялся, поскольку его разум сливался с механическим мозгом ракеты, чувствуя, как её дух входит в него, отрывая от плотского мира. – Librius machina auroris dei. Установлен контакт с машинным духом ракеты «Трал», номер 14-56. Хвала Богу-Машине. Ignis optika carta mond. Прошу осмотреть район над целью. Вычисления… Вычисления… Вычисления… Присутствие целей, множественные, обозначение неизвестно.

– Когти Императора, – с чувством выругался Ягер. Внутри этого каньона было что-то, что не могли обнаружить с орбиты. – Можешь быть более определенным, как много этих «множественных»?

– Неизвестно, количество целей превышает мощность памяти, – пришел ответ Ферикса. Его голос был еле слышен. – Летный командир, у ракет этого типа пол киломозга памяти, они способны запоминать информацию лишь по семидесяти пяти одиночным целям.

– Таким образом, возможных целей там больше чем семьдесят пять? – спросил Ягер, сдерживая ощущения, поднимающиеся из желудка к горлу. – Более семидесяти пяти единиц броневой техники?

– Это верно, – пришел бесстрастный ответ Ферикса. – Мелкие объекты игнорируются.

– Во имя всего святого… – Берханд всё слышал и не сводил глаз с Ягера. – Этого достаточно, чтобы разбить им тыл… Мы должны предупредить Гвардию!

– У вас есть определенные задачи, летный командир, – донесся до Ягера по коммлинку строгий голос Каури. – Продолжайте атаку согласно плану.

Ягер взглянул на маленький дисплей слева от контрольной панели. Ферикс настроил его так, что на нем отражалось то, что видели искусственные глаза ракет. А видели они сто двадцать три сигнала и по мере приближения к каньону их количество увеличивалось. Янер с ненавистью следил за мелкими каплями зеленого света. Его две эскадрильи серьёзно бы потрепали врага, но все же это было рискованно. Вдобавок, капитан дал неукоснительное распоряжение игнорировать их.

Если все же не помешать этой контратаке, то кто сможет сказать, что ущерб, причиненный ею, не отразиться на успехе всей военной компании? Скорость – основа нападения, и если её замедлить ударом в тыл, то всё вторжение захлебнется. А если оно захлебнется, то всё потеряно – у нокталов будет время собрать армию со всей планеты. Кто может сказать, что если у них больше судов в окрестностях, и все вместе собираются снять орбитальную осаду мира, занятого пришельцами? А что же с людьми на поверхности?

Нокталы были настолько шокированы, что просто не успели использовать их для обмена или как заложников, но миллионы жизней закончатся в мучениях и смерти, если нокталы вернут всё в свои руки.

Ягер чувствовал, что его разрывает от возможных действий. У него есть конкретные приказы, и капитан Каури сказал, насколько они важные. Если он атакует вражескую колонну, то, независимо от исхода боя, предстанет перед судом за то, что ослушался приказов. Кроме того, эта ноктальская армия была защищена от воздушных атак – за последние двенадцать часов они сильно пострадали от авиа налетов. Если эта контратака настолько важна, как полагал Ягер, то должна быть обеспечена всеми возможными защитами. Что добавляет кучу дополнительных угроз. Угроз ему, его самолету и его экипажу. Рисковать Ягер не хотел. Не он ли несколько минут назад сожалел о том дне, когда возглавил убийственную атаку «Рапторов» на скиталец орков? А теперь он здесь, обдумывает возможность нарушить приказы и повести своих людей на каньон, полный врагов, что повлечет за собой Император-знает-сколько проблем и кровопролития. Нервно сглотнув, Ягер принял решение:

– «Рапторы», «Дьяволы», планы меняются, – процедил он сквозь стиснутые зубы. У него были обязанности перед Компанией в целом, а значит и перед Императором. И сделать он мог лишь одно. – Следуйте за мной, как только враг в зоне досягаемости – атакуйте.

++ Давайте немного поохотимся! ++ пришел ответ от Джеспера из «Дьявола Два».

++ За вами хоть куда, сэр ++ согласился Фрао.

– Быстро снижаемся, бьем их всем, что у нас есть, затем направляемся на «Божественную Справедливость», – быстро проговорил Ягер, ощущая прилив адреналина. Он направил эскадрильи к каньону и «Раптор Один» устремился к земле. – Не отставать!

++ «Раптор Один», это «Шторм». Идем на перехват вражеских истребителей над новой целью. ++

++ «Шторм Один», это «Стрела Один», если доберетесь до них раньше меня! ++

Прежде чем закончилось это сообщение, «Гром» Декстры с ревом пронесся в поле зрения Ягера, оставив в глазах слепящие вспышки от реактивных двигателей, работающих на форсаже. За ним стремительно неслись остальные четыре «Грома», выстраиваясь для скорой битвы. Ягер продолжал вираж, эскадрилья «Шторм» пронеслась над ним, всего на секунду отставая от «Стрел».

– Будем в каньоне через двадцать пять секунд, – сообщил Берханд.

Кивнув, Ягер выровнял «Марадера», запустил двигатели на максимум и «Раптор Один» рванулся к врагу всего в каких-то двухстах метрах от мягких холмистых дюн Меарописа.

– Пятнадцать секунд до каньона, – Берханд склонился над прицельной сеткой.

Чуть выше них Ягер смог увидеть поединок двух истребителей, то появляющихся, то исчезающих в поднимающемся облаке пыли. Миг спустя песок окутал «Мародера», проносясь мимо ветрового стекла и снизив видимость до пары метров.

– Я надеюсь, что фильтры двигателей выдержат, Ферикс, – Ягер бросил взгляд через плечо на техноадепта, находящегося в служебном отсеке.

– Я налаживал их собственноручно, летный командир, – ответил тот таким обиженным тоном, что Ягер улыбнулся под своей воздушной маской.

– Десять секунд до цели, – начал отсчет Берханд. – Девять… Восемь… Семь… Шесть… Пять… Четыре… Три… Две… Одна… Цель достигнута!

Ягер скорее почувствовал, чем увидел, сброс бомб под ними и заложил левый вираж, взяв курс на север, и вниз, в каньон. Зеленые вспышки лазерного огня освещали пыльные облака впереди и с обеих сторон, но были еще далеко от них. В ухе Ягера возник гул – это Берханд подготовил одну из ракет – предупреждающий сигнал повысился до визга, когда стало известно положение цели.

– Лети, сладкая месть, – выплюнул Берханд, нажимая на гашетку. Спустя полсекунды ракета понеслась вниз и, выровнявшись, исчезла в пыли, оставляя за собой след из белого огня. Сердце Ягера стукнуло раз, другой, затем в шторме возникла яркая вспышка и спустя мгновение кабину сотряс приглушенный рокот.

– Перевозчик топлива, я думаю, – прокомментировал Берханд, не отрываясь от прицельной матрицы.

Пыль начала быстро редеть и вскоре Ягер смог увидеть дно каньона, примерно в полукилометре под ними. Неудивительно, что орбитальные авгуры не заметили этого, подумал он, глубокие, как адские ямы. Еще одна ракета устремилась к врагу, и её газовый след присоединился к еще восьми, так как остальные «Мародеры» открыли огонь. Они лавировали и крутились в сильных потоках ветра, создаваемого туннельным эффектом глубокого каньона, вынуждающего их регулировать свой полет по пути к своей добыче.

Спустя пару секунд один за другим девять взрывов расцвели на всей ширине дна каньона, но Ягер всё ещё не мог разобрать, во что они стреляют. Теперь еще больше огня наземных орудий проносилось перед ними на пути к этой естественной траншее. Пульсацию трассеров вместе с зелеными лазерными разрядами он замечал заранее, но враг целился намного выше.

Бросив на секунду взгляд на экран целей, он заметил впереди группу из нескольких дюжин стационарных средств.

– Видишь эту группу? – спросил он Берханда. Снаряд просвистел в нескольких метрах от их левого борта. Бомбардир кивнул и настроил пару дисков на своем визоре.

– Эскадрильи, принимаем форму Браво для сброса основного полезного груза, – Ягер приказал двум эскадрильям перестроиться в положение для нанесения максимального урона при заходе на бомбардировку. Внезапно он услышал близкий взрыв позади, и развернувшись в пилотском кресле, он выглянул в боковое окно. Один «Мародер» вошел в пике, его хвост и заднюю часть фюзеляжа охватило пламя. Его безудержный полет закончился на стенке каньона спустя секунду – топливные баки и плазменные камеры взорвались ливнем огня и осколков.

– Кто это был? Кого мы потеряли? – запросил Ягер по коммлинку.

++ «Дьявол Три», самолет Скэйма, ++ отозвался Кэл Логэйн, ведущий эскадрильи «Дьяволов».

++ Проклятье! Мы потеряли два двигателя! ++ выругался Л'стин прежде чем Ягер смог ответить.

– «Раптор Три», возвращайтесь на орбиту! – рявкнул Ягер, замечая, что поток лазерных разрядов, несущихся к земле столь же плотен, как и тот, что неся к ним с земли.

– «Стрела», «Шторм»! Обстреливайте позиции врага на стенах каньона! – тон был резок, суров, поскольку Ягер был сосредоточен на том, что делать дальше. – Эскадрилья «Рапторов» продолжает бомбардировку. Эскадрилья «Дьяволов» обеспечивает прикрытие огнем из лазпушек и ракетами.

Серия подтверждений прозвучала в ушах летного командира. Ягер вывел «Мародера» на курс для подготовки к бомбардировке. Он не стал уклоняться от встречного огня, это полностью лишило бы Берханда возможности прицелиться. От бокового окна кабины, разделяющего пилота и бомбардира, срикошетил лазерный заряд, и на стекле появилась паутина трещин. Ягер услышал еще удары, прогрохотавшие вдоль всей длины фюзеляжа – зеленые вспышки лазерной энергии и желтые трассеры сошлись на нем, ведущем самолете.

Он знал, что Ферикс сейчас работает на полную катушку, отслеживая любые неисправности, уговаривая системы «Раптора Один» самостоятельно починиться, спаивая, отрезая и скрепляя всё, что возможно. Он слышал, как техноадепт позади него распевает литургии обслуживания и ремонта. Красный сигнал предупреждения вспыхнул на правой панели – утечка плазмы на одном из двигателей. Не раздумывая, летный командир отключил поврежденный реактивный двигатель и направил энергию с него на другие, стабилизируя полет «Мародера» легким движением рукоятки управления.

++ «Раптор Четыре» сбит, «Раптор Три» сбит, ++ отрапортовал мрачным голосом Фрао. ++ Эскадрильи «Шторм» и «Стрела» вышли из боя, у них кончилось топливо.++

– Император забери всех в ад! – прорычал Ягер, оглядываясь назад через плечо, чтобы убедиться, что ни один вражеский истребитель не выжил в воздушном поединке. Внезапный леденящий кровь вопль на частоте эскадрильи оглушил его, заставив Ягера закрыть канал и выключить этот скорбный крик. Он настроил один из второстепенных экранов на панели на изображение с камеры заднего вида. Еще один «Мародер» кувыркаясь, летел к земле, объятый дымом и пламенем, оторванные крылья летели, оставляя след из горящего топлива. С тревожным предчувствием в груди Ягер вновь открыл канал связи:

– Кто это был?

– Бомбы заканчиваются! – перебил Берханд, привставая с места, где он сидел над бомбоприцелом. У Ягера пошла кругом голова от всего, что требовало его внимания.

++ Это был «Дьявол Один», ++ пришел запоздалый ответ Фрао.

Ягер на мгновение прикрыл глаза и сделал глубокий вдох, успокаиваясь. Открыв их вновь, взглянул на экран заднего обзора и увидел огромные красные огненные взрывы над смутными очертаниями вражеской колонны. Огненные шары продолжали расти, выжигая все раскаленным воздухом, заполняя каньон от стенки до стенки ревущим, голодным пламенем.

Последовали новые большие взрывы и другие «Мародеры» сбросили свой полезный груз. Ягер вновь увидел перед собой на земле взрывы – в огне взрывались топливные баки и боезапас. В это же время еще одна огненная вспышка расцвела в воздухе, от неё протянулся след до ноктальского истребителя, летящего прямо в пекло – ему не повезло оказаться слишком близко от пламени.

Берханд выпустил оставшиеся ракеты, как это сделали остальные «Мародеры». Прямо и сзади по курсу каньон был объят всеразрушающим пламенем. Горящие обломки разбросаны по всему дну впадины, и, поскольку урон от зажигательных бомб продолжал распространяться вдоль стен, в воздух медленно вздымался черный дым, поднимающийся на тысячу метров в облака.

– Это позволит орбитальным кораблям приблизительно прицелиться, не иначе, – прокомментировал Берханд, переключая внимание на управление лазпушкой.

Ягер приметил впереди у восточной стены группу техники и, заложив плавный вираж, направил «Мародера» к ней. Заградительный огонь, встретивший их, был сначала единичным, но вскоре вырос до того, что воздух стал переливаться от множественных лазерных разрядов, застучавших и загремевших по толстой броне «Раптора Один».

– Еще лишь пару секунд, – сказал Берханд, и Ягер услышал лязг и шум моторов пришедшей в движение носовой многоствольной противотанковой пушки. Какое-то движение справа привлекло внимание летного командира, и он вгляделся туда, быстро стреляя глазами по этому что-то и приближающейся стене каньона. Это была очень быстро растущая яркая голубая искра. Ягер вздрогнул, осознав, что это приближающаяся ракета.

– Вот дерь… – проклятье Ягера заглушил взрыв сзади и справа от него. Он услышал как Марти взревел от боли и «Раптор Один» внезапно накренился на правый борт, разбив голову Берханда о его устройство прицеливания.

– Мы потеряли всё крыло! – заорал кто-то из команды, паника в голосе не дала понять, кто именно.

– В спасательную капсулу! – крикнул Ягер, ударом кулака освобождаясь от ремней безопасности и отстегивал ошеломленного Берханда, когда «Мародер» тряхнуло и его швырнуло через кресло бомбардира. Ягер почувствовал, что «Раптор Один» вошел в пике и ему пришлось практически ползти по корпусу вверх. Там уже был Ферикс, направляющий других в бронированный отсек, и Ягер увидел Эрика, пристёгивающего Марти – летная куртка старого ветерана была разорвана в клочья, кровь текла из полудюжины осколочных ранений в груди.

Протолкнув Ферикс и Берханда вперед, Ягер ухватился за дверь. Захлопывая её, он увидел через окно кабины стремительно приближающуюся землю. Лазерный разряд разбил переднее стекло и ворвавшийся воющий ветер чуть не вырвал дверь из его рук.

С диким звериным рычанием Ягер схватил ручку обеими руками и захлопнул её.

Эрик указал ему на свободное место:

– Пристегнитесь, сэр!

– Некогда.

Ягер ударил кулаком по кнопке запуска. Запоры на корпусе капсулы взорвались, вышвырнув её наружу из обреченного на гибель «Раптора Один». Ягер швырнуло сначала об стену, потом о переборку, затем, когда тормозные двигатели выровняли капсулу, он упал на пол почти в бессознательном состоянии, с выкрученной ногой, посылавшей вспышки боли вверх по позвоночнику.

– Как вы… – начал говорить Эрик, но краснота заволокла глаза Ягера, и он скорее услышал, чем почувствовал, как его голова стукнулась об пол. Шум крови в ушах заполнил сознание прежде, чем он провалился в беспамятство.


Ягер открыл глаза и поморщился от яркого солнечного света. Он сидел, прислонившись к спасательной капсуле где-то в пустыне Меарописа. Ферикс делал перевязку груди Марти, а на собственную ногу Ягера была наложена шина, что предполагало перелом. Эрик заметил, что он очнулся; юноша присел перед ним на корточки с мрачным лицом:

– «Раптор Один», от неё практически ничего не осталось, – юный стрелок едва не рыдал.

Ягер глубоко вздохнул и собрался с мыслями. Рывком встав, он вздрогнул от боли в ноге и огляделся. Прямо по горизонту висели огромные клубы пыли.

– Не волнуйтесь, это Гвардия наступает на столицу, – заверил его Эрик.

– Какие… какие ещё потери? – быстро спросил Ягер, не сводя глаз с Эрика.

– Две трети «Мародеров» уничтожены, – хрипло ответил тот, и теперь влага явно заблестела в его глазах. – Половина «Громов». Семь пилотов погибли. Боюсь, Лосарк больше не пополнит свой счет побед. Тридцать три члена других экипажей мертвы. Четырнадцать ранены, включая Марти с осколками в позвоночнике и вас.

– Итак, летные группы «Божественной Справедливости» почти полностью уничтожены, – горестно вздохнул Ягер. – Это стоило того, Эрик?

На лице Эрика мелькнула усмешка:

– Я так думаю, сэр. По моим подсчетам вы спасли тысячи жизней.

– Сомневаюсь, что Имперский Флот подумает так же.

На сердце у Ягера было тяжело от видений военного трибунала над ним. Он снова сел, на краткий миг в изнеможении опустил голову, коснувшись подбородком груди, и прикрыл глаза от яркого света. На следующем вздохе он взглянул в чистые серые глаза Эрика:

– За эту катастрофу они меня повесят.

Он перевел взгляд на далекую армию, с грохотом двигающуюся к столице с намерением вернуть этот мир. Это стоило того, спросил себя Ягер? Если честно, то он этого не знал.