Первая стена / The First Wall (роман)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Pepe coffee 128 bkg.gifПеревод в процессе: 18/33
Перевод произведения не окончен. В данный момент переведено 18 частей из 33.


Первая стена / The First Wall (роман)
FirstWall.jpg
Автор Гэв Торп / Gav Thorpe
Переводчик Хелбрехт
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора: Осада Терры / Horus Heresy: Siege of Terra
Предыдущая книга Потерянные и проклятые / The Lost and the Damned
Следующая книга Под знаком Сатурна / Saturnine (роман)
Год издания 2020
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

В арсенале победителей три оружия. Стойкость, убеждённость и верность.

Монито сан Васталл, первый генерал-максимус Чёрных Люциферов

Нет врага настолько могущественного или неисчислимого, которого мы не смогли бы одолеть с несгибаемой решимостью. Наше оружие – просто продолжение нашей воли, и именно наша воля покорит галактику.

Магистр войны Гор, обращение к участникам Улланорского Триумфа

Вера существует для испытаний.

Лоргар Уризен, Lectitio Divinitatus

Действующие лица

Гор – магистр войны, примарх XVI легиона, Возвеличенный Сосуд Хаоса


Примархи

Пертурабо – Повелитель Железа, примарх IV легиона

Рогал Дорн – Преторианец Терры, примарх VII легиона

Ангрон – Красный Ангел, примарх XII легиона

Фулгрим – Фениксиец, примарх III легиона

Мортарион – Повелитель Смерти, примарх XIV легиона

Джагатай Хан – Боевой Ястреб, примарх V легиона

Сангвиний – Архангел Ваала, примарх IX легиона


IV легион, Железные Воины

Кидомор Форрикс – Разрушитель, первый капитан, триарх

Барбар Фальк – кузнец войны, триарх

Кроагер – триарх

Фулл Бронн – Камнерождённый, 45-й гранд-батальон

Вольк-Са’Ра’Ам – Уничтожитель

Гхарал – капитан

Беросс – капитан, дредноут


VII легион, Имперские Кулаки

Сигизмунд – лорд-кастелян, маршал Храмовников

Фафнир Ранн – лорд-сенешаль, капитан первой штурмовой группы

Хаогер – лейтенант-коммандер, кастелян космопорта Львиные врата

Ортор – сержант, первое отделение, первая штурмовая группа


XIV легион, Гвардия Смерти

Тиф – первый капитан, хозяин роя разрушения


XVI легион, Сыны Гора

Эзекиль Абаддон – первый капитан


XVII легион, Несущие Слово

Зарду Лайак – Багряный Апостол, магистр Безмолвных

Кулнар – раб клинка Анакатис

Хебек – раб клинка Анакатис


XII легион, Пожиратели Миров

Кхарн – капитан, восьмая штурмовая рота


Тёмные Механикум

Инар Сатараэль – архимагос


Нерождённые

Кор’Бакс – Абсолютная Погибель, Жизнь Внутри Смерти


Имперская Армия Полковник Майграут – начальник штаба, космопорт Львиные врата

Зеноби Адедеджи – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Менбер Адедеджи – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Кеттай – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Йенну Эгву – капитан 64-й Аддабский корпус обороны

Окойе – лейтенант, 64-й Аддабский корпус обороны

Алекзанда – сержант, 64-й Аддабский корпус обороны

Селин – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Свитана – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Теведрос – доброволец, 64-й Аддабский корпус обороны

Джаваахир Аданай Хадинет – старший офицер безопасности, 64-й Аддабский корпус обороны

Кацухиро – рядовой, Палатинская арка, гарнизон карантинной зоны

Наша – командир танка “Дыхание гнева”, Первый Бакк-Меккский полк


Имперские действующие лица

Малкадор – регент Империума

Эуфратия Киилер – бывший летописец

Кирилл Зиндерманн – бывший летописец

Вальдор – капитан-генерал Легио Кустодес

Амон Тавромахиан – кустодий

Оливье Муйжниекс – глава Несущих свет

Маниш Дхаубанджар – водитель тягача

Дакса Дхаубанджар – водитель тягача


ПРОЛОГ

Гималазия, неизвестное место и время


Задыхавшиеся от загрязнений небеса почернели от дыма сотен машин. Грохот танков и транспортов, некоторые из которых были размером с городские кварталы, создал оглушительную волну звука, отражавшуюся от горных склонов и вонзавшуюся в уши, уже и так онемевшие от высотных ветров Гималазии.

Рёв машинных голосов почти заглушал усиленные вокс-передатчиками человеческие крики. Электронные горны прорезали вихрь шума, подавая сигналы наступать или держать позиции, их модулированные вызовы накладывались друг на друга.

Всё вокруг постоянно двигалось, пыль вздымалась как от гусениц, так и от ботинок.

– Началось, – капитан-генерал Эгву не повысила голос, но её слова подхватили языки подчинённых. – Всем приготовиться.

Рядом с ней Зеноби Адедеджи нервно теребила чехол доверенного ей знамени, переводя взгляд между командиром роты и сценой упорядоченного хаоса, что развернулся вокруг солдат из улья Аддаба.

– Всё, что мы сделали, все принесённые клятвы и пережитые испытания, вели нас к этому моменту, – теперь Эгву кричала, но не просто затем, чтобы её услышали, а преисполнившись пылкого гнева. Её уцелевший глаз широко раскрылся среди шрамов от ожогов, которые покрывали большую часть лица, свежая ткань розовела на фоне тёмной кожи. – Сейчас самое время нанести удар по врагу! Наши семьи трудились и умирали, чтобы мы оказались здесь. Наше мужество и решимость привели нас так далеко. Мы можем не пережить этот день, но наши дела переживут!

– Сейчас? – спросила Зеноби, её голос дрожал от волнения, а трясущаяся рука потянулась к чехлу знамени.

– Да, – ответила капитан-генерал. – Сейчас.

ОДИН

Повелитель Железа

Прощания

Дарованная честь


“Железная кровь”, ближняя орбита Терры, семьдесят часов до начала штурма


Пятна помех на голографическом экране раздражали Пертурабо, причиняя ему такую боль, какую не могла причинить даже рана на его теле. Каждое нечёткое изображение, что портило проецируемую картину, являлось неудачей топографов, пробелом в знаниях.

Его единственными спутниками были шесть автоматонов Железного Круга, располагавшиеся через равные промежутки по периметру восьмиугольного зала. Они стояли с поднятыми щитами и бездействующими булавами, двигались только глазные линзы, которые жужжали и щёлкали, следя за своим создателем.

– Я мог бы экстраполировать скрытые от меня защиты, – размышлял Пертурабо вслух, обращаясь к своим телохранителям. Их беспрекословное молчание было долгожданной передышкой от исходивших в последнее время от его подчинённых постоянных сомнений и вопросов. – Я прекрасно помню другие работы Дорна, и, сопоставляя воспоминания с тем, что показано здесь, я смогу заполнить пробелы с высокой степенью точности.

Он уставился на мерцавший гололит, который занимал большую часть зала планирования на борту “Железной крови”, как будто сила воли могла заставить тот открыть свои секреты.

– Экстраполяция – это не факт, – прорычал он. – Как бы хорошо мы ни были информированы, слишком многое поставлено на карту, чтобы опускаться до предположений.

Его разум, его военный гений являлись ключом, который нужен был Гору, чтобы открыть дворец их отца, но ему требовались данные, как армии требовались припасы.

Он шагнул в экран, его массивные доспехи зашипели и захрипели. Его тень уничтожала целые сектора Санктум Империалис, пока он приближался, собираясь изучить отдельный участок. Он присел, оказавшись лицом к лицу со стоявшим на Последней стене с вымышленным защитником.

Жёлтый цвет легиона Дорна распространялся повсюду, хотя и был в основном сосредоточен на северо-востоке и юго-западе. Красные цвета Кровавых Ангелов встречались чаще всего на юго-востоке, где Гвардия Смерти Мортариона начала разрушительный, но в конечном счёте неудачный штурм Гелиоских врат.

Белых Шрамов Хана было сложнее найти. Они выступили против Мортариона, поддержав Сангвиния, но с тех пор были замечены в нескольких других сражениях к северу и западу от этой атаки. Точное местонахождение самих примархов представляло собой фактор, который необходимо было учитывать, но не получалось установить с какой-либо степенью реального времени или определённости.

Подняв пальцы левой руки, он сделал жест, и экран повернулся вокруг него, поместив его за стену так, чтобы он смотрел на окружавшие Дворец Нисходящие равнины.

Силы магистра войны изображались в более абстрактном смысле; рядами рун, цифр и знаков, обозначавших тип войск, численность, оценки текущего морального духа, продолжительность участия в боевых действиях и полдюжины других факторов. И были ещё характеристики, описанные с помощью параметров, которые он пока ещё создавал. Это были воинства варпа, чьи силы он только начал постигать. Демоны. Одержимые легионеры. Колдуны Несущих Слово и Тысячи Сынов.

И его братья. Вихри тайных связей между реальным и воображаемым, находившиеся одновременно в смертном и бессмертном мире. Ангрон, столь решительно настроенный проявить себя и неспособный сдержать гнев, всё ещё пробовал оборону Гелиоса. Мортарион пока лично не предпринимал попыток прорвать щит Императора, и по повелению Гора перенаправил усилия на юго-запад, атакуя двадцатикилометровый участок стены недалеко от бастиона Сатурнианских ворот. Дети Императора и Фулгрим, которого Пертурабо считал наименее заслуживающим доверия среди заместителей Гора, безуспешно атаковали защитников на западе и севере.

Не было никаких следов Магнуса, но командиры его легиона с удовлетворением восприняли указания Пертурабо и направились на юго-запад города-континента, поддержав усилия Гвардии Смерти.

Все его братья до сих пор топтались под стенами, сдерживаемые последней, самой мощной и загадочной переменой во всей войне.

Императором.

Так много вопросов, что Пертурабо едва мог думать о них, не говоря уже о том, чтобы попытаться дать ответы. Сомнения, которые протянулись на десятилетия назад, стратегии и решения, которые он разбирал с тех пор, как впервые встретил своего создателя.

Но отбросить большую часть беспокойства было не менее просто. Вопросы о том, почему его отец вёл себя именно так, как вёл, почему Он обращался со Своими сыновьями так, как обращался, сейчас не имели отношения к делу. Оставался самый главный вопрос. И он был связан с силами варпа. Если Пертурабо сможет разорвать эту связь, он сможет разрушить психическую защиту, которая сдерживала его братьев.

– Титаны, – напомнил он себе. – Магистру войны нужно, чтобы наши титаны прорвали оборону осаждённых. Он прав, военные машины легио наших врагов – сила, которой мы пока не можем противостоять.

Усиленные пластины его брони замерцали от проецируемого света, когда он отошёл назад и снова посмотрел на Дворец, сжимая и разжимая пальцы.

– Есть только одно место, – сказал он, жестом приказывая увеличить изображение до середины Дворца, где встретились две великие петли Вечной стены и Последней стены. Это была одновременно и самая слабая, и самая сильная точка всего комплекса. Если она падёт, то вся крепость-город станет уязвимой; защищённая с обеих сторон огромными укреплениями, она обещала смерть любому врагу, который осмелится войти.

– Но ты оставил в замке ключ, Рогал, – сказал Пертурабо. Изображение приблизилось, мерцая все большим количеством статики, поскольку необходимые для такого уровня детализации данные были недоступны. Тем не менее, здание, которое привлекло его внимание, было отчётливо видно, настолько высокое, что окружавшие его стены и Дворец казались игрушечными, хотя каждый из них был высотой в десять километров и выше. Повелитель Железных Воинов поморщился от отсутствия новых разведданных. – Космический порт Львиные врата. Всё в нём, кроме части самой стены, словно нарост на артерии. Один точный порез в этом месте и Гор сможет ввести во Дворец всё, что только захочет.

И всё же неудача обернётся дорогой ценой, а победа ненамного меньшей. Космический порт Львиные врата представлял собой огромную крепость, пронзавший орбиту город, защищённый щитами, орудиями и сотнями тысяч солдат.

– Возможно, в конце концов, штурм стены, – сказал он, смещая вид на север и отступая, собираясь получше рассмотреть Императорский дворец.

Ни один командующий в здравом уме не пойдёт на прямой штурм... Кроме Пертурабо, Молота Олимпии, и нет такой стены, которую он не сможет разрушить, даже защиты Тронного Мира Императора, возведённые Рогалом Дорном. Он прошёл все мыслимые и немыслимые испытания, но самое большое из них ждёт его впереди, оно будет написано на камне, орудиях и силовых полях в горах Гималазии. Возможны только два исхода. Воля Дорна восторжествует, или гений Пертурабо одолеет её. Это станет его наследием, триумфом, который никто не сможет у него отнять.

Если это будет стоить ему жизней всех воинов его легиона, то это была цена, которую стоило заплатить.


Улей Аддаба, Африка, сто семь дней до начала штурма


Пронзительные свистки офицеров заставили сердце Зеноби учащённо забиться от волнения и страха. Вокруг неё толпа новобранцев хлынула к открывшимся воротам пересадочной станции, но она сопротивлялась этому порыву и стояла на месте, ещё не собираясь уступать приливу и путешествию, которое вот-вот должно было начаться.

Как всегда яркое солнце светило над замком-хабом улья Аддаба, единственным домом, который она знала за свои семнадцать лет жизни. Транспортный парк располагался на одном из склонов огромного города-кургана примерно в четырёхстах метрах над окружавшими его равнинами. Над ним десятки других посадочных площадок и шаттлов принимали постоянный поток кораблей, прилетавших и улетавших с почти безоблачного неба и образовавших двойную линию на востоке.

Сегодняшний день не так уж сильно отличался от любого другого, потому что Аддаба всегда был окружённым пустыней, промышленным городом, постоянно голодным и жаждущим орбитальных капсул и еды с далёких гидроферм. В ответ продукция десятков его огромных мануфакториев доставлялась в космические порты и за их пределы.

Всё изменилось через четыре дня после десятого дня рождения Зеноби, когда поступил приказ прекратить производство колониальных тракторов и зерновозов, которые тысячами покидали конвейеры Аддабы.

Танки. Императору требовались танки, а Аддаба их предоставит.

И вместе с изменением продукции пришли и первые слухи. Великий крестовый поход пробудил древнего врага, который наступал на Терру. Обнаружен неизвестный вид ксеносов. Предатели внутри Легионес Астартес обратились против Императора. Каждая следующая история казалась невероятнее предыдущей.

Затем для наблюдения за новым производством прибыли первые караульные команды Имперских Кулаков и слухи были развеяны, заменены простым заявлением. Магистр войны Гор стал предателем. Терра должна готовиться к вторжению.

Одновременно мануфактории получили стандартные шаблоны различных модификаций бронетранспортёров “Носорог”, и Аддаба стал частью военной экономики.

Семь лет.

Некоторым война могла показаться далёкой, но в Аддабе она стала суровой и постоянной реальностью. На протяжении многих поколений фабричные династии служили Императору, а их вассалы трудились в производственных цехах. Рождённая среди простых рабочих, Зеноби всё же извлекла пользу из схоласты, научившись читать, писать и освоив математику; овладев умениями, которыми всего лишь двадцать лет назад обладали только члены фабричной династии.

Она представляла себя пилотом шаттла. Она не хотела покидать Терру или Аддабу, но хотела проводить время за пределами мануфакториев. “Хорошо учи математику, Зеноби”, – говорили они ей, и она очень старалась. Иногда так усердно, что голова болела от чисел и уравнений, зато она опережала остальных воспитанников своей группы минимум на два года.

Всё это прекратилось, когда поступил приказ на танки. Императору требовались бронированные боевые машины, а не пилоты шаттлов. И для удовлетворения Его требований была нужна каждая пара умелых рук.

Зеноби посмотрела на гигантские дымовые трубы, которые поднимались с нижних уровней улья. Бездействующие. Аддаба всегда был местом, окутанным маслянистым смогом, равнины у подножия окрашивались радужными оттенками, даже когда воздух искрился от отходов и выхлопного дыма.

– Странно, да? – Она узнала голос Менбера, но не повернулась к своему кузену. – Тихий.

– Мёртвый.

– Ещё нет. Скажем, уснувший. – Менбер положил руку ей на плечо, но она всё равно не отвернулась от своего дома.

Четырнадцатичасовые смены стали бы слишком большой нагрузкой для детей – даже Император не был так требователен. Пока Зеноби не исполнилось четырнадцать они были по восемь часов, а потом их продолжительность возросла до десяти. Через девять месяцев, в свой восемнадцатый день рождения, она должна была полностью принять на себя обязанности взрослого рабочего. Неминуемое прибытие Гора освободило её от такой судьбы.

Аддаба больше не отправлял товары своих мануфакториев; теперь он отправлял своих людей. За предыдущие дни уехали миллионы.

– Почему они не научили нас водить танки, которые мы собирали? – спросила Зеноби, наконец повернувшись к кузену, забрав у него свой вещмешок и лазган. – Мы могли бы повести их в бой.

– Это было бы слишком хорошо, – усмехнулся Менбер. Хотя и выше, чем Зеноби – почти любой мужчина был выше её – он обладал таким же худощавым телосложением и круглым лицом. Его кожу покрывали шрамы от ржавой оспы, которой он переболел в младенчестве, поэтому щёки выглядели необычно бледно-коричневыми.

– Зачем беспокоиться? – Они оба повернули головы и увидели капитана Эгву, которая стояла рядом, скрестив руки на груди и постукивая дубинкой по плечу. Если они были одеты в светло-коричневые заводские спецовки – недавно украшенные полковыми, ротными и взводными нашивками взвода Эпсилон, первой роты 64-го Аддабского корпуса обороны – Йенну Эгву носила опрятную униформу глубокого синего цвета, её тёмные кудри были туго заплетены, чтобы фуражка с золотым козырьком держалась на густых волосах.

– Надсмо… капитан! – отдал честь Менбер, как всегда ловко щёлкнув каблуками. Зеноби подняла руку позже, уставившись на феррокрит у своих ног.

– Посмотри на меня, рядовой Адедеджи.

Зеноби встретила хмурый взгляд капитана.

– Ты задала вопрос. Хочешь услышать ответ?

– Да … капитан.

Эгву постучала концом своей незамысловатой дубинки по лазгану Зеноби.

– Нужно время, чтобы научиться водить танк, рядовой. Рогал Дорн в своей мудрости пришёл к выводу, что наши часы лучше потратить на их производство, чем на обучение управлять ими. Другие люди, неквалифицированные служащие и клерки далёких ульев, никак не связаны с прямым военным производством и поэтому их время лучше всего потратить на обучение в качестве водителей танков, пилотов и артиллеристов.

– Я поняла, капитан.

– Вы прошли базовую пехотную подготовку, получили лазганы и достаточно силовых ячеек для трёхсот выстрелов. Нам потребуется несколько дней, чтобы добраться до места назначения. Мы не знаем, когда вступим в бой с врагом. До тех пор вы будете каждый день тренироваться и оттачивать искусство стрельбы, боевые навыки рукопашного боя и тактические знания.

– Я с нетерпением жду возможности стать лучше, капитан, и сражаться за правое дело.

– Я знаю, что ждёшь, Зеноби, – редкая улыбка промелькнула на полных губах капитана. – Адедеджи были одними из первых, кто посвятил себя нашему делу. Ваша неустанная работа за конвейером оценена по достоинству, и я ожидаю, что она проявится и на поле битвы.

Она посмотрела на них обоих и затем перевела взгляд на толпу людей, медленно продвигавшуюся через ворота пересадочной станции. Группу и главную посадочную площадку разделял примерно один километр, но всё равно грохот четырёхлопастных роторов больших вертолётных транспортов заглушал гул десятков тысяч голосов. Винтовые летательные аппараты поднимались вверх, и считанные секунды спустя их места на посадочном перроне занимали новые из непрерывного потока приземлявшихся вертолётов.

– В это почти невозможно поверить, не так ли? – сказала Эгву. – Где-то в другом месте такой же улей, как наш, проводил все свои дни, создавая эти транспорты. По всей Терре каждая часть посвящала себя общему делу в соответствии со своими возможностями и планами Рогала Дорна.

– По воле Императора, – добавил Менбер.

– Воистину, по Его воле возложили на нас наши обязанности, – сказала Эгву. – Это была рука Дорна, но Его мысль двигала ею, и Он повелевал нами на протяжении всей нашей жизни.

– И это же относится к нашим предкам, капитан, – сказала Зеноби. – Долгое время кузницы Аддабы пылали во славу Императора и завоевание Его доменов.

– А сейчас мы сражаемся, чтобы защитить то, что принадлежит нам, – сказала капитан.

Они стояли молча, и Зеноби задумалась о том, что её ждёт на новом пути. Мобилизация подтверждала, что Гор близко. Ходили тихие слухи, что силы магистра войны уже достигли внешних защит Солнечной системы и были отброшены. За этим последовало увеличение призыва через подвесной отрог, поскольку момент истины становился всё ближе и ближе.

– Как вы думаете, мы снова увидим Аддабу? – Менбер задал вопрос, который всё это время не покидал мысли Зеноби.

– Маловероятно, – прямо ответила Эгву, снова скрестив руки на груди. – Даже если кто-то из нас выживет, то, к чему мы движемся, навсегда изменит и нашу жизнь, и Терру. Это конец эпохи, но также и начало новой и более светлой эры.

Эта мысль подбодрила Зеноби, и она кивнула, шагнув вперёд, новое рвение подтолкнуло её к транспортам.

– Минутку, рядовой Адедеджи, – сказала Эгву, вытянув дубинку. Капитан повернулась и махнула своему штабу, который стоял в нескольких метрах рядом. Лейтенант Окойе отделился от остальных, держа в руках длинный шест, завёрнутый в брезентовый чехол. – Это для тебя.

Зеноби широко раскрытыми глазами смотрела, как лейтенант вручает ей штандарт.

– Знамя роты, – пояснила Эгву. Менбер рассмеялся и хлопнул Зеноби по плечу:

– Поздравляю, кузина, ты будешь нести наше знамя!

Зеноби посмотрела на штандарт, а затем повернулась к капитану.

– Возьми его... – сказала Эгву.

Рядовой закинула лазган за плечо и взяла протянутое знамя, почувствовав гладкость лёгкого древка в руках и тяжесть ткани, свёрнутой под простым полотном. Она протянула руку к чехлу, но Окойе с предупреждающим взглядом перехватил её запястье.

– Пока рано, – сказал он, отводя её руку.

– Я доверяю тебе это знамя, Зеноби, потому что знаю, что могу доверить его, – сказала Эгву, положив руку ей на предплечье. – Это честь и ответственность. Если ты погибнешь, его возьмёт другой, но это твоя привилегия и долг никогда не терять этот штандарт. Никогда.

Её взгляд был напряжённым, и на мгновение Зеноби испугалась: испугалась, что не достойна, что не справится. Этот штандарт, как и другие, которые забрали из улья, был изготовлен племенами Сендафана в их собственных мастерских. Правители Империума не посчитали нужным предоставить знамёна большинству своих недавно набранных полков. Откуда у призванных слуг и завербованных нотариусов взяться воинской гордости? Смысл был очевиден, несмотря на послания, призывающие всех граждан Терры быть готовыми принести последнюю жертву: некоторые жертвы были более ожидаемыми, чем другие.

Она погладила защитную ткань, как будто могла почувствовать швы внутри, а за ними – ушедшие на создание артефакта часы кропотливой работы. Дни работы. Дни между непосильными сменами за конвейером. Дни вокруг контрабандного люмена и открытого пламени, когда усталые пальцы работают с нитками и материалом, собранным со всех рабочих бригад – даже пряжа не была избавлена от всё поглощавшей ревизии военных усилий Императора.

Возможно, Эгву заметила какие-то сомнения в её взгляде, и капитан крепче сжала руку Зеноби.

– Ты больше всех знаешь, почему мы должны сражаться. Наше будущее зависит от того, что мы будем делать дальше. Твоя семья, твоё племя, народ Аддабы и всё человечество будут руководствоваться нашим примером. Я доверяю тебе, рядовой Адедеджи. Доверяй и ты себе.

– Я буду доверять, капитан, – Зеноби положила знамя на сгиб левой руки с лазганом, чтобы она смогла поднять руку в приветствии офицеру. – Спасибо. Клянусь, что не подведу ни вас, ни наших людей.

ДВА

Простой план

Семья

Новый командующий


“Железная кровь”, ближняя орбита Терры, шестьдесят девять часов до начала штурма


Подойдя к дверям в покои Пертурабо, Кидомор Форрикс с удивлением обнаружил, что не он один ищет аудиенции у примарха. В вестибюле ждал воин, облачённый в полные боевые доспехи и шлем, воин, некогда известный как Барбан Фальк. Кроагер тоже был там, сутулая и неуклюжая фигура в терминаторской броне, и он, похоже, находился на грани того, чтобы броситься на закрытые двери. Каждый шаг его ботинок по голой палубе отдавался звоном в небольшом помещении, сопровождаясь почти бычьими выдохами разочарования.

Они оба повернулись к подошедшему Форриксу. В линзах шлема Фалька что-то блеснуло, а во взгляде Кроагера смешались растерянность и раздражение.

– Зачем ты здесь, Фальк? – требовательно спросил Форрикс, ступив в вестибюль.

– Я – кузнец войны, – ответил воин. Его голос звучал как у Фалька, только окрашенный металлическим звоном внешней голосовой системы. За исключением заученного произношения, когда кто-то заботился о том, чтобы отчётливо произнести каждое слово. – Обращайся ко мне так.

– На этом корабле и сопровождающей его флотилии с дюжину кузнецов войны, – поморщившись сказал Форрикс. – Почему ты присвоил себе этот единственный титул? И ты не ответил на мой вопрос – что ты здесь делаешь, слоняясь у двери Повелителя Железа, как гончая в ожидании кнута хозяина? Тебя вызвали?

– Я слышал, что ты искал личной аудиенции у примарха, – признался Фальк.

– “Личной” – ключевое слово.

– Мы – Трезубец, мы должны говорить с примархом как единое целое. Если только ты не ищешь аудиенции с целью подорвать доверие нашего отца ко мне.

– Тяжелее было бы подорвать детскую стену из кирпичиков, – Форрикс посмотрел на Кроагера, который ответил враждебным взглядом. – А ты?

– Я последовал за ним, – ответил Кроагер кивнув в сторону Фалька.

Форрикс закатил глаза и повернулся к большим двойным дверям, которые преграждали вход в покои. Он подошёл к окуляру установленного над ними охранного устройства и посмотрел вверх.

– Я здесь, чтобы увидеть примарха, – объявил он.

Его требование было встречено низким гулом, отказавшим во входе.

– Я уже пытался войти, – сказал Фальк. – Неужели ты думаешь, что иначе я ждал бы здесь?

Прежде чем Форрикс успел ответить, лязг засовов заставил его замолчать. С гидравлическим шипением массивные пласталевые створки открылись и в вестибюль хлынул мерцающий поток света.

Гололитический проектор внутри работал на полную мощность, превращая повелителя легиона в застывший, движущийся силуэт, пока он медленно переступал через проецируемое изображение Императорского дворца.

Форрикс поспешил вперёд, зная, что никакого специального приглашения не последует. Кроагер и Фальк последовали его примеру. Навстречу им шагнул Железный Круг, с лязгом подняв щиты и булавы. Они синхронно повернулись, сформировав линию между их хозяином и Трезубцем, каждый из вошедших оказался под прицелом установленных на плече пушек двух автоматонов.

– Лорд Пертурабо, – произнёс Фальк. – Ваш Трезубец пришёл в поиске ваших приказов.

– Не я, – прорычал Форрикс. – Я здесь с решением, как прорвать защиту осаждённых.

Пертурабо выпрямился, оказавшись даже выше созданных им не рассуждающих телохранителей.

– Неужели? – наполненной угрозой голос Пертурабо эхом разнёсся по залу.

Автоматоны расступились, образовав путь к примарху. Они выглядели как почётный караул, но Форрикс знал, что это не так. Колебание вызвало бы мгновенное порицание, так что он шагнул вперёд, остановился в нескольких метрах от своего господина и в приветствии ударил кулаком по нагруднику.

– Космический порт, Повелитель Железа. Львиные врата.

– Я достаточно подробно изучил его, – мрачный взгляд примарха зафиксировался на Форриксе, напоминая взгляд хищника, который нашёл свою добычу. – Что увидел ты, чего не увидел я?

– Ошибку, Повелитель Железа. Самоуверенность Дорна обернулась недочётом, которым мы можем воспользоваться.

– Ошибку? – голос Пертурабо опустился до опасного шёпота.

– Оставить космический порт нетронутым так близко к стене – ошибка, – сказал Форрикс. Убеждённость поглотила его, и он бросился вперёд – на беду или на счастье. – Если мы сможем захватить порт достаточно быстро, то у них не останется времени укрепить оборону, отделяющую его от главной стены.

– Это и есть твой план? – презрение примарха было подобно ножам, наносящим раны гордости Форрикса. – Ты думаешь, что это ошибка? Дорн не совершает ошибок! Семь лет он размышлял над каждой деталью. Никаких ошибок нет. Всё именно там, где и должно быть по его замыслу!

Примарх тяжёлой поступью прошёл сквозь гололитическое изображение, подобно атакующему город металлическому гиганту. Он обрушил кулаки на проектор, превратив его в облако осколков и искр.

– Только благодаря моему непревзойдённому интеллекту его планы будут разрушены, а его тщеславие открыто вселенной! – взревел Пертурабо.

Форрикс не пошевелился, сопротивляясь всем инстинктам, которые велели ему отступить. Остатки гололитического проектора заикались, отбрасывая пульсировавший красный и фиолетовый свет по всему залу, словно неисправная ослепительная граната.

– Возможно, его ошибка в том, что он недооценивает вас, Повелитель Железа, – быстро сказал он. – И, может быть, ложь тех, кто сомневается в вас, ослепила и вас и вашу силу. Дорн не подумает, что вы настолько смелы, чтобы нанести такой бесстрашный и решительный удар по месту, которое кажется неприступным.

– Нет, – сказал Пертурабо, но его ярость рассеивалась, пока он обдумывал услышанное. – Нет, он насмехается надо мной этой уязвимостью. Это слишком идеально... Ловушка. Дорн будет наблюдать, как я атакую, а затем использует какой-то дополнительный трюк, чтобы заманить меня и увидеть, как меня казнят.

Взгляд Пертурабо перемещался по Трезубцу, но на самом деле он не смотрел на них.

– Но я вижу тебя, Рогал. Я обращу ловушку против тебя. – Взгляд примарха наконец-то остановился на подчинённых, и мрачная улыбка исказила его лицо. – Я не позволю заманить себя в пасть зверя, но это не значит, что я не могу засунуть кулак ему в глотку и вырвать внутренности.

Фальк быстро шагнул вперёд, ударив кулаком по нагруднику.

– Для меня будет честью возглавить атаку, – произнёс кузнец войны.

– Я уверен, что будет, – ответил Пертурабо с пренебрежительной ухмылкой. – Но не станет.

– Я… – начал Форрикс, но примарх перебил его.

– Кроагер получит боевое командование, – объявил Пертурабо.

Практика позволила Форриксу подавить яростный рёв, который зародился у него внутри – малейший намёк на несогласие означал риск немедленного и фатального наказания. Он оставался пассивным, не выказывая ни малейшей реакции, которую могли бы обнаружить нечеловеческие чувства и паранойя Пертурабо.

– Я польщён, мой примарх. – Лоб Кроагера покрылся пиками и впадинами, как Гималазия. – Удивлён.

– Пришло время даровать тебе возможность показать свою полную ценность.

– Львиные врата падут, клянусь, – продолжил Кроагер, хотя в этом не было никакой необходимости. Как не было и необходимости упоминать о цене неудачи, потому что вина падёт не только на Пертурабо, если Железные Воины не оправдают возложенных на них надежд.

– Сейчас не время для тонкостей. – Железный Круг вернулся на прежнее место, когда Пертурабо прошёл сквозь пульсировавшее гололитическое изображение, его проколотый кабелями скальп блестел от мерцавших капелек пота. С невысказанным намерением Форрикс и Фальк отступили на несколько шагов, чтобы оставить Кроагера одного напротив примарха. – Ты самый кровожадный из моего Трезубца, Кроагер. Я знаю, что ты не уступишь ни на минуту. Я вижу в тебе желание жестокой войны, и Львиные врата дадут тебе больше жестокости, чем любой конфликт, который ты видел раньше.


– Форрикс, останься со мной.

Команда Пертурабо остановила кузнеца войны на полпути, когда он выходил из покоев примарха с двумя другими членами Трезубца. Повелитель Железа казался достаточно спокойным, его голос был ровным, но Форрикс прекрасно знал, что бурлившая под внешним лоском страсть может вырваться наружу в разрушительной ярости. Он резко повернулся и вернулся, чтобы встать по стойке смирно перед своим господином.

Пертурабо больше ничего не сказал, пока по залу не разнёсся лязг закрывшихся дверей.

– Выключить гололит. Включить свет. – Полосы люменов под потолком замерцали тускло-жёлтым светом, изгоняя окутавшие примарха тени. На несколько секунд Форрикс вспомнил своего командующего таким, каким он был на пике силы и проницательности; до того, как магистр войны испортил его, превратив амбиции в высокомерие, а любопытство в одержимость.

Момент прошёл, когда лицо Пертурабо исказила презрительная гримаса. Он поднял закованные в доспехи руки, беспокойно сжимая пальцы. Кузнец войны задался вопросом, были ли дело в том, что его опасения оказались очевидными, или, может быть, это какое-то другое действие или бездействие оскорбило лорда его легиона. Форрикс сохранял спокойствие и старался не позволить паранойе Пертурабо заразить его, что уже произошло со многими окружавшими примарха.

– Ты считаешь, что с моей стороны неправильно назначить Кроагера командовать этой атакой?

Вопрос стал зияющей пропастью, которая открылась перед Форриксом, но ложь могла увлечь его в свои глубины так же легко, как и правда. Пусть лучше он будет проклят в храбрости, чем в трусости.

– Он неопытен и не обладает большим стратегическим опытом, – ответил Форрикс, сосредоточив критику на Кроагере, а не на примархе. Немного лести никогда не повредит. – Только у вас есть широта знаний и глубина концентрации, чтобы открыть установленный Дорном замок.

– Хотя ты и сам собирался вызваться командовать легионом, не так ли? Это та роль, которую ты видишь для себя, Форрикс? Мой наследник? – Пертурабо наклонил голову и прищурился. – Мой преемник?

– Я счастлив оставаться в вашей длинной тени, Повелитель Железа.

– И в самом деле счастлив, – Пертурабо отвернулся, Форрикс выдохнул сквозь стиснутые зубы, пытаясь расслабить каждый мускул, который напрягся под пристальным взором примарха. Он чуть не вздрогнул, когда Пертурабо снова повернулся к нему, но взгляд его лорда быстро скользнул мимо и остановился на дверном проёме, словно глядя на ушедших кузнецов войны.

– Кроагер хорошо знает себя и своё место. Он будет сражаться в этой битве за победу, а не как за ступеньку к дальнейшей славе за мой счёт.

Форрикс стиснул зубы, борясь с инстинктивным желанием доказать свою невиновность. Скрытое обвинение пронзило его гордость, но пусть лучше будет ранено самомнение, чем искалечено тело. Пертурабо поглаживал подбородок бронированным пальцем, словно напильник металл. Его молчание нависало над Форриксом, требуя, чтобы он что-то сказал.

– Кроагер целеустремлённый, это я могу с уверенностью сказать.

– Целеустремлённый. Не так легко отвлекающийся. – Пертурабо улыбнулся, но в его улыбке было мало доброты. – Надёжный. Простой.

– Всё это так, – согласился Форрикс, недоумевая, почему Пертурабо предложил ему остаться. Очевидно, примарх также понял, что ещё не объяснил своё решение.

– Дорн расставил для меня ловушку, и я намерен использовать Кроагера, чтобы её захлопнуть. Преторианец Императора создавал свои планы с коварством и терпением, несомненно, пытаясь предугадать каждый мой шаг, заранее противодействуя каждой моей стратагеме, хитрому ходу и тактике, которые он почерпнул из моих предыдущих работ. Будь уверен, Форрикс, что каждый камень, заложенный в этом дворце, учитывал моё появление. Также как наши враги были уверены, что Гор однажды достигнет Терры, мой брат также был уверен, что именно мой разум, моё искусство осады станет испытанием его обороны.

Пертурабо сложил ладони вместе, разведя пальцы и широко раскрыв глаза от маниакальной мысли. Его губы растянулись в ужасной улыбке.

– Но он никогда не предполагал одной возможности. Это за пределами самолюбия Дорна – понять, что я могу отойти в сторону и позволить другому сражаться вместо меня. Кроагеру – незамысловатому, тупому тактику и нехаризматичному командиру.

Примарх оставил свою оценку висеть в воздухе достаточно долго, чтобы Форрикс сыграл назначенную ему роль в диалоге.

– Всё, чем вы не являетесь, Повелитель Железа, – почтительно ответил он. Он был вознаграждён кивком и улыбкой, которые были настолько же доброжелательны, как взгляд охотившегося кота. – Дорн защищает Дворец самым сложным замком из когда-либо созданных, поэтому вы воспользуетесь кувалдой, чтобы разбить его на куски.

– Очень хорошо, Форрикс. Кувалда, чтобы взломать замок, – на лице примарха промелькнуло неподдельное веселье. – Кроагер будет ошибаться, суетиться и не колеблясь бросать моих воинов на врага, а Дорн... Мой брат попытается найти мою волю в этой анархии, попытается выделить истинный замысел из жалких стратегий Кроагера. Он будет искать каждый мой признак, а меня там не будет.

Форрикс кивнул, не решаясь говорить дальше, чтобы не выдать своих сомнений. Тем не менее, он был уверен в одном, и наконец-то обрёл дар речи.

– Я сделаю всё возможное, чтобы мы одержали победу, милорд.

– Ты будешь следовать командам Кроагера, даже если они покажутся тебе губительными или бессмысленными, – указал Пертурабо. – Я лично учил тебя воевать, и хотя ты никогда не сможешь приблизиться к моему полководческому искусству, ты был способным учеником. Даже часть моего гения может проявиться, если ты вмешаешься, а я хочу полностью сбить Дорна с толку. Ты меня понял?

– Абсолютно, Повелитель Железа, – ответил Форрикс, прижав кулак к груди.

Пертурабо жестом отпустил его. Когда двери с лязгом распахнулись, выпуская его, Форрикс оглянулся и увидел, что его господин полуобернулся, обхватил себя руками, барабаня пальцами по броне, а его губы безмолвно шевелились в раздумье. Форрикс изучил логику Пертурабо в назначении Кроагера командующим.

Это был гениальный или безумный ход, а может быть, и то и другое вместе.

ТРИ

Дорн ждёт

В пути

Дары Мортариона


Бастион Бхаб, тринадцать часов до начала штурма


Ни внутри, ни под Императорским дворцом не осталось ни одного тихого места. Грохот войны и шум защитников пронизывали каждый камень. Но если и можно было найти самое тихое место, то им было святилище Сатьи, расположенное в ответвлении бастиона Бхаб, где находился стратегиум Великое Сияние. Это было одно из двенадцати одинаковых помещений, окружавших контрфорсную башню, каждое из которых представляло собой куполообразный зал в сорок метров шириной, куда вёл единственный крытый мост. Он являлся частью более старого здания, возведённого по проекту Императора задолго до того, как Дорну поручили перестроить защиты. Он также принадлежал к той полудюжине мест, которые остались нетронутыми по особому приказу Императора, наряду с залом Побед и Сенаторум Империалис.

Зал был открыт всем стихиям, некогда венчавшую круглое помещение куполообразную хрустальную крышу разбила ударная волна пролетевших слишком близко сверхзвуковых бомбардировщиков. Её осколки хрустели под ногами, когда Дорн пересекал деревянный пол. За ним следовал Ранн, рядом с ним шёл Сигизмунд, а Малкадор сидел и ждал их на скамейке впереди, глядя сквозь разбитый купол на юго-восток. Сигиллит положил посох на колени, выпрямился и откинул капюшон, и вспышки далёких взрывов отражались на его лбу.

Дорн остановился в нескольких шагах от скамейки, но ничего не сказал. Ранн чувствовал, что несмотря на пронзительный вой реактивных двигателей в небесах и приглушенный грохот взрывов начать говорить – означает вторгнуться во что-то первозданное. В святилище Сатьи царила тишина, которая требовала уважения и покоя.

– Враг сделает следующий шаг в ближайшее время, – сказал Малкадор, по-прежнему не глядя на подошедших Имперских Кулаков. – Их войска находятся у стены, а защиты уступают каждый день.

– Это всего лишь одна линия обороны из многих, – ответил Дорн, скрестив руки на груди. – Она никогда не предназначалась защищать нас вечно. Гор может вести обстрел сколько угодно, снаряды и ракеты никогда не захватывали города.

– Это правда, – сказал Малкадор. – Значит нам нужно ждать воинов Гора.

– Возможно, если вы пришли бы в Великое Сияние, я смог бы поделиться с вами своими приготовлениями.

– Беспорядок всей этой информации – не то, к чему я стремлюсь, Рогал. – Малкадор наполовину повернулся, одна его нога лежала на скамейке, помяв мантию. Строгие глаза изучали примарха и его спутников. – Вы наполняете себя данными, но это – место простоты. Святилище ясности.

– Я не понимаю, что вы хотите сказать.

– Нет. Жаль, – вздохнул Малкадор. – С максимально малым количеством вашей военной терминологии, каких дальнейших действий вы ждёте от Гора?

– Моя стратегия снова подвергается сомнению? – вскинул голову Дорн.

Ранн посчитал поведение своего генетического отца странным, но он никогда раньше не принимал участия в подобных совещаниях. Мало кто говорил с примархом настолько небрежным тоном, но Малкадор являлся рукой Императора и явно привык к подобным встречам. Ранн посмотрел на Сигизмунда, но первый капитан не сводил взгляда с Рогала Дорна.

– У вас есть доверие Императора, Рогал, и я не стратег. Я хочу держать высших лордов в курсе событий и избавить вас от необходимости лично общаться с ними и подвергаться бомбардировке мелкими проблемами.

Примарх немного расслабился и взглянул на Ранна.

– У тебя есть последние донесения, капитан? Какая твоя оценка?

– Вопреки здравому смыслу, враг, похоже, собирает силы для нападения на космический порт Львиные врата, милорд.

– Почему вопреки здравому смыслу? – спросил Малкадор, повернувшись к Имперским Кулакам. – Это достойная цель.

– Он находится за пределами самой стены, и очень хорошо защищён, лорд Сигиллит, – пояснил Ранн. – Атака на него отвлечёт силы от главного штурма.

Малкадор посмотрел на Дорна, который задумчиво поднял палец к подбородку:

– Вы согласны с оценкой капитана Ранна?

Примарх ответил не сразу. Он прошёл мимо скамейки и посмотрел наружу сквозь каркас разбитого купола. Ранн проследил за его взглядом, и увидел изгибавшиеся вдоль огромного комплекса Львиных врат стены и возвышавшийся за ним космический порт. Расстояние и дым войны превратили его в расплывчатую ступенчатую пирамиду, поднимавшуюся из множества разноцветных облаков, вершина которой терялась в постоянно бушевавшем в верхних слоях атмосферы подёрнутом молниями шторме.

– Это может быть отвлекающим манёвром, – наконец сказал примарх. – Лишившись всех орбитальных топографов, мы отмечаем за пределами дальности наших сенсоров массовые перемещения, о которых узнаем только из разрозненных сообщений о физических наблюдениях. В то время как наш взгляд поворачивается в одну сторону, возможно, Пертурабо ищет преимущество в другом месте.

– Мы должны позволить ему, милорды, – сказал Сигизмунд, заговорив впервые с тех пор, как пришёл на вызов Дорна. – До тех пор, пока удар не будет нанесён, любая реакция принесёт больше пользы врагу, чем нам.

– Что вы хотите сказать? – спросил Малкадор. – Если мы должны внести коррективы на случай атаки, то лучше начинать прямо сейчас.

– Наше время лучше потратить на обдумывание нашего следующего удара, а не на прогнозирование замыслов врага. Мы должны продолжать следовать выбранной нами стратегии, заставляя врага делать трудный выбор, а не самим делать его.

Ранн заметил, как лорд Дорн сжал челюсти при словах Сигизмунда, и ничего не сказал, пока примарх не перевёл взгляд на него. Лорд Дорн кивнул Ранну продолжать.

– Это правда, мы можем бегать по кругу, реагируя на каждую угрозу, – сказал Малкадору лорд-сенешаль. – Я думаю, что война в космосе достаточно научила нас не доверять тому, что на виду. Время – наш союзник, а не магистра войны. Чего бы Пертурабо не надеялся получить в космическом порту – это займёт время. Несмотря на все эти усилия, есть и другие цели, которых он мог бы достичь быстрее.

– Это чем-то напоминает мне слова одного древнего терранского генерала, – сказал им Малкадор. – Никогда не перебивайте вашего врага, когда он делает ошибку.

– Это беспокоит меня, – сказал Дорн, который продолжал смотреть через Императорский дворец на далёкие очертания Львиных врат. – Я могу положить много обвинений к ногам моего брата, но идиотизм не входит в их число. Если он настроен захватить космический порт, то только потому, что это встраивается в его грандиозный план. Если он каким-то образом добьётся успеха, то захваченный порт поможет при штурме непосредственно самих Львиных врат.

– Или устраивает Гора, – добавил Сигизмунд. – Мы не должны забывать, что именно падший магистр войны повелевает Повелителем Железа. Возможно, это прихоть Гора, а не ошибка Пертурабо.

– Верно подмечено, – Малкадор опёрся на посох, сжав его обеими руками. – Какие выгоды может принести захват порта?

– Это просто, – ответил Ранн. – Предатели могут спустить большие корабли вблизи Дворца. Огромные транспорты, даже сам “Дух мщения”!

– Может за этим стоять … ритуальное значение? – спросил Дорн. Ему явно была не по душе эта тема, хотя Ранн никогда не думал, что такое возможно с его примархом. Подобная мысль вызвала дрожь дурного предчувствия у лорда-сенешаля, который не забыл про демоническое нападение на “Фалангу” и не смел даже представить, чему стал свидетелем его генетический отец. – Большая часть начального нападения состояла не в том, чтобы получить физическую выгоду, а в том, чтобы ослабить психическую силу Императора на Терре. Существует ли ещё какая-то повестка дня, которую я не понимаю?

Малкадор отвёл взгляд, чувствуя себя неловко от этого вопроса. – Это возможно, но точно сказать нельзя, – ответил он, не глядя на примарха. – Такие материи ещё менее точны, чем военная наука.

– Оборона в космическом порту Львиные врата весьма серьёзная. Я не чувствую необходимости усиливать её в данный момент, – решительно заявил Дорн. – Если Пертурабо желает атаковать, мы позволим ему это и остановим. Принятие любых других мер будет означать риск ослабления на фоне согласованных усилий в других местах.

– Я прослежу, чтобы всё было в порядке, – сказал Сигизмунд.

– Нет, ты пока останешься со мной, – возразил Дорн. – Этот вопрос требует твёрдой руки. Ранн примет командование силами в космическом порту.

Скрытое предостережение потрясло Ранна, но если Сигизмунд и собирался оспорить это решение, то ничем не выдал своих чувств. Вместо этого он согласился, склонив голову и опустившись на колено. Ранн последовал его примеру и прижал кулак к груди.

– Я польщён, милорд. – Ранн поднял голову и посмотрел на примарха. – Я сделаю всё возможное, чтобы удержать порт, но предположу, что не сравнюсь с разумом Повелителя Железа. Не лучше ли вам лично возглавить оборону?

– Я позабочусь об этом должным образом, когда придёт время, и передам все необходимые указания, – сдержанно ответил Дорн. – Но я не могу рисковать быть втянутым в оперативные сражения, когда весь Дворец требует моего внимания. Если мне придётся покинуть битву для решения более широких проблем, это может оказаться катастрофой для судьбы Львиных врат, и аналогично если я буду колебаться в ответ на более широкие события из-за локальных проблем. Как было замечено, именно Гор повелевает, а Пертурабо слушается. Возможно, магистр войны намерен отвлечь меня, чтобы я не был готов к нападению в другом месте.

– Легион не подведёт вас, милорд, – сказал Ранн. Его взгляд скользнул мимо примарха к Сигизмунду, который смотрел в пол стиснув зубы, какие бы эмоции он не испытывал, он едва сдерживал их. Ранн встал, не сводя взгляда с первого капитана. – Я подготовлю свою роту к передислокации в космический порт Львиные врата. Надеюсь, скоро увидимся, брат. Твой меч станет желанным дополнением, если разрешит наш лорд.

Сигизмунд ответил лишь лёгким кивком, на долю секунды встретившись взглядом с Ранном, прежде чем снова уставиться в пол.

– Как повелит лорд Дорн, – кратко сказал он. – Я буду рад, если мой меч присоединится к тебе в предстоящей битве.

Что бы ни мучало первого капитана, это не было виной Ранна, и он ушёл, чувствуя себя лучше от этого знания.


Промежуточная станция Джибу, Африка, сто шесть дней до начала штурма


Вертолётные транспорты направлялись навстречу рассвету и это почему-то показалось Зеноби важным. Новое начало, что-то в таком роде. Она оставила Аддабу позади, но не знала, что ждёт её дальше. Зеноби посчастливилось оказаться в пределах видимости одного из маленьких окон, пронизывавших стометровый отсек. За весь полёт она так ничего и не увидела, но теперь дневной свет принёс новый вид.

С севера на юг протянулось неровное побережье древнего мёртвого моря, а на самом краю береговой линии простирался лабиринт дорог, посадочных полос и железнодорожных путей. Увиденное вызвало возбуждённое бормотание, и те, кто находился дальше от окон, покинули свои места и столпились по всему вертолёту, желая взглянуть на место назначения.

Зеноби молчала, пока её глаза пытались проследить километр за километром широкого шоссе и петлявших дорожек. Мосты и туннели превратили перекрещивающиеся потоки заходивших на посадку транспортов в ошеломляющий лабиринт, наполовину скрытый постоянными полётами вертолётов и стратосферных крейсеров.

– Почему бы им просто не доставить нас до места назначения по воздуху? – спросил кто-то позади неё.

– Топливо.

Зеноби обернулась и увидела лейтенанта Окойе, стоявшего у края скамейки слева от неё.

– А тогда почему бы не построить железную дорогу до Аддабы? – спросил Менбер.

Окойе откинулся на спинку скамьи и небрежно пожал плечами.

– Потому что Дорн предпочёл этого не делать. Железнодорожные линии являются постоянными и могут использоваться противником. Скорее всего, дюжина таких воздушных флотов перемещает людей по всей Терре, и когда начнутся боевые действия, им найдётся применение в отличие от простаивающих путей. Эффективность и избыточность. Если вы когда-нибудь удивляетесь, почему что-то устроено именно так, как устроено... Вот ваш ответ. Эффективность.

Тембр шума двигателя стал громче, и краем глаза она увидела, что они находятся всего в нескольких сотнях метров над землёй.

– Лучше присядьте, сэр, – предупредил лейтенанта голос сзади.

По всему отсеку солдаты неохотно возвращались на места, командиры отделений и офицеры выкрикивали команды. Окойе бросил последний предупреждающий взгляд на подопечных и вернулся на своё место чуть впереди Зеноби.

Воздушный корабль задрожал, когда ударился о исходящую от гигантского транспортного узла волну тепла, пилот сильно накренил нос, компенсируя внезапный подъем. Послышались крики и грохот, когда плохо закреплённое оружие соскочило со своих мест, а не успевшие пристегнуться солдаты попадали со скамеек. Зеноби успела упереться ногами в специальные петли в полу и оттолкнулась спиной от скамьи, её пальцы потянулись к древку знамени, которое было зажато между ней и Менбером.

Она почувствовала его руку на своей и посмотрела на него, черпая уверенность в жесте и выражении его лица.

Вертолётный транспорт преодолел последние несколько метров и тяжело приземлился, массивные подвесные катушки протестующе заскрипели, размещённые внутри солдаты сил обороны кричали и ругались, когда их снова начало швырять по переполненному отсеку.

– Продолжайте сидеть! – взревел стоявший впереди сержант, призыв повторили другие командиры отделений.

Система оповещения с треском активировалась.

– Роты и взводы выходят в порядке обратном посадке. – Голос Эгву казался металлическим, почти неузнаваемым. – Строиться по приказу. Не толкаться и не слоняться без дела. Мы освобождаем транспорт за десять минут или вся рота в наказание будет сидеть на сокращённых пайках. Другие солдаты ждут своей очереди.


Карантинная зона Палатинская арка, шесть часов до начала штурма


Когда-то это место было известно, как Палатинская арка, полумесяц роскошных жилых комплексов для высокопоставленных администраторов, занимавшее почти сто квадратных километров внутри Европейской стены. До возведения оборонительных сооружений с километровых башен открывался прекрасный вид на ещё недавно покрытые зеленью горные долины к югу от Императорского дворца. В каждом из них размещалась лишь горстка дипломатов, архиклерков и других привилегированных участников Терранского совета, по иерархии уступавших только заседавшим в Сенаторуме.

После слаженных действий Гвардии Смерти, населявшие Палатинскую арку беженцы переименовали её.

Чумвиль.

Это напускное легкомыслие ничуть не облегчало страданий тех, кто находился внутри. Раз в день гирокоптер сбрасывал припасы, ящики с протеиновым порошком и бочки с едва пригодной для питья водой. Ничего больше. Несколько храбрых врачей – некоторые из них уже были отмечены одним из множества вирусных заболеваний – управляли клиниками внутри карантинной зоны. Если они и спасали кого-то, то лишь затем, чтобы и дальше оставаться в яме нескончаемых страданий. Сотни людей ежедневно перевозились в Чумвиль, но пока оттуда не выпустили ни одного человека.

Стоя на недавно возведённых стенах, окружавших руины зданий Администратума, Кацухиро чувствовал себя скорее призраком, чем человеком, даже более призрачным, чем тогда, когда он находился в самом эпицентре атаки на внешней обороне. До него доходили слухи о вероучении, которое провозгласило Повелителя Человечества божеством, но если это было правдой, то Кацухиро пришлось бы задуматься, почему Бог-Император так жестоко обошёлся с ним. Поначалу оказаться освобождённым от кипевшей снаружи битвы казалось благословением. Он думал остаться на одном из огромных бастионов, но вместо этого, как и тысячи других столкнувшихся с поражёнными чумой сыновьями Мортариона, его отправили охранять карантинную зону вокруг Чумвиля.

День за днём Гвардия Смерти продолжала атаки. Он чуть не рассмеялся, когда увидел, как военные машины медленно приближаются в пределы досягаемости стен. Грубые на вид катапульты – требюшеты и онагры, как назвал их его новый капитан. Приводимые в действие перекрученными верёвками или сухожилиями, сделанные из гниющего дерева и ржавого металла, они выглядели слишком слабыми, чтобы сломать даже лачугу, не говоря уже о необъятности Последней стены.

Но не стена была их целью и метали они совсем не взрывчатку. Вместо этого они швыряли заражённые туши, запечатанные воском и наполненные ядовитой слизью черепа, горшки с кусачими мухами и другие боеприпасы, подходящие для войн двадцати девяти тысячелетней давности. Но жестокая гениальность заключалась в том, что эти инфекционные бомбы не обладали ни достаточной скоростью, ни массой, чтобы на них отреагировали пустотные щиты. Подобные машины не стоили и того, чтобы тратить на них мощь макропушек и “Вулканов” и отстреливать одну за другой, и поэтому они ползли вперёд под безмолвным взглядом самых могучих орудий. Каждый день их встречал огонь пушек меньшего калибра, и каждый день достаточное их количество преодолевало заградительный огонь, чтобы несколько минут обстреливать Чумвиль.

От Кацухиро не ускользнуло, что здания, некогда населённые лордами-администраторами и высокопоставленными нотариусами, которые занимались налогами, бухгалтерией и статистикой, в настоящее время стали домом для неизвестного числа заражённых. Спустя несколько дней после начала интернирования власти перестали их считать. Десять тысяч? Двадцать? Кацухиро считал эти цифры заниженными.

Те, кто сохранил остатки силы воли, держались подальше от окружающих стен. Остальных же встречал лазерный огонь, если они приближались на расстояние в сто метров. Даже это расстояние мало утешало Кацухиро. Чуму может переносить далеко не только ветер. Иногда казалось, что странные вихри поднимают пары и направляют их к одной части стены. Завывали сирены, напоминая ему о газовых атаках на траншеи. Пока ему везло и его участок стены избегал подобной судьбы. Но услышав этот далёкий сигнал тревоги он возвращался в те тошнотворные дни и ночи, когда от мучительной смерти его отделяло всего лишь мгновение.

Стрельба по заражённым не вызвала у него никаких сожалений. Он был приучен к страданиям других и заботился только о собственном выживании. Порой он завидовал им, сошедшим с ума и не знавшим, что их ждёт. Смерть была милосердием – милосердием, которого он желал долгими и холодными ночными вахтами, когда стоны умирающих становились настолько громкими, что их можно было услышать среди не прекращавшегося обстрела, а на фоне горевших глубоко внутри карантинной зоны костров, можно было разглядеть силуэты шатающихся переносчиков чумы.

Ходили слухи, что болезни Гвардии Смерти были не просто смертельными. Некоторые говорили, что видели ходящих мертвецов. Целую жизнь назад, до того, как он сел в поезд для призывников, Кацухиро мог усомниться в таких утверждениях. Теперь же… Нет, он не верил, он не видел собственными глазами. Но если бы увидел, это его бы не удивило.

Кацухиро поддерживала одна единственная цель, которой он неотступно следовал, когда мог. Где-то внутри Императорского дворца находился предатель Ашул – или Доромек, или как его там ещё звали. Ашул жил только потому, что Кацухиро оказался трусом. Он и остался им, но чувство вины грызло его сильнее, чем страх. Он задавал вопросы, если появлялась возможность. Его первые настойчивые расспросы вызвали подозрение, и он успокоился, опасаясь, что его сочтут одним из тех буйных заражённых, от которых он теперь охранял. И, когда его здоровье немного восстановилось, он понял, что если продолжит слишком часто расспрашивать о офицере по имени Доромек, то предатель может услышать об этом.

Кацухиро знал, что найти одного человека среди многочисленных миллионов во Дворце было почти невозможно. Это не имело значения, поскольку поиски остались единственным, что давало ему хоть какую-либо цель. Без этого стремления восстановить гордость и заставить замолчать беспокойную совесть, Кацухиро не для чего было жить.

Фафнир Ранн – лорд-сенешаль, капитан первой штурмовой группы, Имперские Кулаки.

ЧЕТЫРЕ

Космический порт Львиные врата

Избранный

Долгий путь


Космический порт Львиные врата, внешний тропофекс, семь часов до начала штурма


Увиденное бросало вызов вере Ранна в то, что он находился на вершине творения человеческих рук. В Императорском дворце были огромные башни и стены, и он провёл столько же времени в десантных капсулах и боевых кораблях, сколько и любой легионер, но стоять на открытой смотровой платформе в тринадцати километрах над уровнем моря было и в самом деле уникальным опытом.

Он повернулся и посмотрел на возвышавшееся позади него здание, поражённый тем, что оно поднималось ещё на шестьдесят километров. Он был рад шлему и доспехам, позволявшим стоять на открытом воздухе и смотреть сверху на бурлившие над Дворцом облака. Без военного снаряжения он замёрз бы за считанные секунды и умер от кислородного голодания. Единственным источником влаги служило лёгкое дуновение от испарителей силовых ранцев космических десантников, крошечные снежинки падали из вентиляционных отверстий и уносились прочь. Если бы броня не была герметизирована, их тела засохли и сохранились в течение столетий. Это заставило Ранна вспомнить о мумифицированных останках Старых Королей, которых предки его народа хоронили на вершинах гор Инвита.

Ранн представил, что видит проблески звёзд между полярным сиянием верхних щитов и мелькавшие тени проходивших сквозь них космических кораблей. Скорее всего, это был плод воображения, но вполне ожидаемый на фоне удивления, которое он испытывал, стоя под безразличным взглядом верхних небес. Он был гораздо более уверен в плазменных шлейфах десантных судов на востоке, которые взлетали и приземлялись на фоне наступающей ночи. Вспышки других суборбитальных летательных аппаратов пересекали сумерки, намного выше эскадрилий, которые сражались ниже облачного покрова.

Необъятность космопорта невозможно было свести к человеческим масштабам, поэтому он рассматривал его с чисто стратегической точки зрения, как город или меньшее укрепление. Наружные части каждого слоя, глубиной примерно в километр, называли кожей, за ними вокруг самых внутренних десяти километров располагалась мантийная зона, которая была известна как защитное ядро, или просто ядро.

Порт состоял из трёх основных вертикальных секций, каждая из которых примерно соответствовала атмосферному слою. Самым широким и густонаселённым районом было основание, восходившее к нынешней позиции Ранна и известное как тропофекс, хотя рабочие, которые жили и трудились в его оболочке, называли её Нижним районом. Именно в этой нижней области сосредоточилась основная масса воздушных транспортных площадок, где могли приземлиться и принять груз реактивные и вертолётные суда.

Через границу тропосферы в стратосферу уходила тысяча этажей транзитного оборудования, герметичных жилых башен и промежуточных орбитальных платформ, где могли пристыковаться корабли, приспособленные как к космическим, так и к атмосферным путешествиям. Небесный город, больше известный как стратофекс, контролировал перемещения между самым верхним уровнем и основной частью космического порта. Эти выступающие небопристани были связаны между собой коммуникационными и силовыми кабелями, как будто какой-то огромный паук беспорядочно сплёл свою паутину по бокам горы-порта. Кожа была необитаемой, по крайней мере, для чего-то более разумного, чем сервитор. Покидая хабы, портовые рабочие использовали экоскафандры и усиленное крановое снаряжение.

Оставшийся шпиль парил над шестью последовательно сужавшимися башнями, а затем расширялся до двенадцатикилометровой посадочной площадки на вершине. Местные жители называли его Звёздное копьё, куда более поэтичное название, чем официальное: мезофекс. На такой высоте атмосферное давление почти отсутствовало, что позволяло космическим судам приземляться и выгружать грузы напрямую в огромные конвейерные шахты, которые опускались вниз сквозь ядро. Орбитальный подъёмный механизм обеспечивал противовесное движение, так что при полной загрузке с посадочной платформы поднимался и опускался постоянный поток огромных контейнеров. Сейчас они бездействовали, отключённые на случай нападения.

Всё это заставляло Ранна чувствовать себя ничтожным, крошечной фигурой в жёлтой броне, даже не пятнышком на стене самого высокого сооружения на Терре. Он обратился к воину слева, лейтенанту-коммандеру по имени Севастин Хаогер, рождённому на Терре рекруту.

– Вы знали, что я – избранный? – спросил Ранн.

– Прошу прощения, капитан?

Лейтенант-коммандер перешёл в подчинение Ранна и отвечал за восемнадцать тысяч Имперских Кулаков, которые в настоящее время защищали космический порт. Ранн имел под своим командованием ещё семьсот девяносто тысяч не-легионеров, а также несколько полков истребителей и штурмовых бомбардировщиков. Обитатели порта работали до окончательного поражения на орбите, доставляя материалы и выживших. После они отказались уходить, забаррикадировались в своих домах и вооружились, так что ополчение Львиных врат, вероятно, насчитывало даже больше зарегистрированных солдат. Они будут сражаться, защищая свои дома, но Ранн считал своё командование над ними чисто номинальным.

– Я был избранным, – пояснил Ранн. Он повернулся и вместе с ним повернулись сто воинов почётной гвардии, тридцать его личных хускарлов стояли впереди роты с поднятыми щитами. В данный момент его щит нёс сопровождающий сервитор, хотя парные топоры висели на поясе. – Мой народ воспитал меня в вере, что я отмечен за величие и мне суждено стать могущественным вождём племени.

– Почему? – растерянно спросил Хаогер. Смех Ранна заставил его понять, что вопрос был ожидаемым и смягчил сомнения. – Что заставило ваших людей поверить в это?

– На Инвите есть большая подземная река. Она течёт вдоль границы между светом и тьмой на протяжении тысяч километров, почти на километр ниже ледяных равнин. У неё сотни притоков, и многие племена следуют её течению от одного ледяного улья к другому. Мои люди, Ранны, находились довольно далеко внизу по течению этого могучего потока. Река Жизни, так мы её называли, Вестник Судьбы. Дорны, народ, принявший нашего благородного лорда, контролировали истоки самого большого притока. В любом случае, моя мать нашла меня брошенным на берегу реки.

– Рядом лежало тело женщины, истощённое и израненное, и тела двух мужчин в доспехах в стиле Дорнов. Они решили, что она сбежала от них, чтобы защитить ребёнка. Некоторые думали, что я меня следует вернуть, чтобы Ранны не навлекли на себя гнев Дорнов, но моя мать сказала, что перережет горло любому, кто попытается это сделать, и предложила объяснение, что Дорны боятся, что однажды я восстану против них, и поэтому желали моей смерти.

– Они поверили ей?

– Моя мать была грозной женщиной и умело управлялась с ножом, – Ранн в последний раз взглянул на небо, прежде чем космические десантники шагнули под сводчатую арку компрессионной камеры. – Я воспитывался в этой вере до наступления совершеннолетия, учась у величайших из Раннов. Клинку, охоте, шитью, готовке.

– Шитью?

– Считайте, что не видели ничего красивого, пока не увидели вышивку Инвита, лейтенант-коммандер. – Ранн остановился, ход его мыслей сбился. – О чём я говорил?

– О истории избранного, – сказал сержант Ортор, тоном человека, который уже не раз слышал её.

– Верно. Так всё и было, и все ждали, что, вступив во взрослую жизнь, я возглавлю Раннов, хотя я и несколько опасался начинать войну против Дорнов, и в этот момент появился Лорд-Преторианец, и всё изменилось. Когда он впервые спустился вниз по реке, все Ранны узнали, что их избранный является плохой имитацией настоящего.

– А как вы оказались в легионе? – спросил Хаогер. Хускарлы издали дружный стон.

– Возможно, в другой раз, – ответил Ранн.

Он повернулся, когда бронированный портал начал со скрежетом закрываться, и снова увидел далёкие огни сотен десантных судов. Ранн знал достаточно, чтобы сделать вывод, что нет другой причины для их появления, кроме как прелюдии к штурму космического порта. В докладах говорилось об этом, но он хотел увидеть всё своими глазами.

– Мне нужно поговорить с лордом Дорном. Это не обманный манёвр, и нам понадобится больше орудий.


Промежуточная станция Джибу, Африка, сто шесть дней до начала штурма


Было ощущение целостности, исходившее от большого скопления людей, которые двигались вместе с единой целью. Хотя никакого приказа не последовало, Зеноби поняла, что шагает в ногу c остальными солдатами, встроившись в опустившийся на них естественный ритм. Как и на заводских конвейерах, возникла гармония между рядовыми, инстинктивная общность, проистекавшая из долгого знакомства и совместной работы. У конвейера был свой темп и распорядок, и рабочие бригады, ставшие теперь отделениями корпуса обороны, снова объединились в единое целое.

Транспорты высадили их и многие тысячи других солдат на расположенную на возвышении платформу, на мгновение показав головокружительное скопление подъездных путей и рельсов. С момента приземления Зеноби не видела ничего, кроме окружавших её людей и светлеющего неба.

Она понятия не имела, куда они пойдут дальше, и эта мысль оказалась странно освобождающей. Всё, что она могла делать – это двигаться вместе с толпой, ведомая офицерами и направляемая широкими наклонными дорогами и мостами.

Благодаря холодным укусам ветра она знала, что они находятся высоко, ощущение было знакомо ей по тем временам, когда она выкраивала несколько минут между сменами, чтобы постоять на верхней оболочке улья.

Гул двигателей и лязг рельсовых тележек создавали фон для топота обутых в ботинки ног. Разговоров было мало – после почти целого дня тесного общения друг с другом каждый довольствовался своими мыслями.

Со временем шаги стали ещё более размеренными, ритмичный глухой стук напоминал ей пневматические прессы и штамповочные молоты.

В нескольких метрах впереди Зеноби запела женщина, слова были знакомы всем, кто работал в нижнем восточном подвесном отроге, и Зеноби слышала о таких же рабочих песнях во всех мануфакториях.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целый день.

– Как и мой отец до меня, – подхватил кто-то сзади.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целую ночь, – продолжала женщина.

– Как и моя мать до меня, – запело больше голосов.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целую смену.

– Как и мой сын будет после меня, – запела Зеноби, её дрожащий голос присоединился к десяткам других.

Остальные последовали их примеру, смесь басов и низких нот мужчин и более высоких и резких гармоний женщин.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю всю свою жизнь.

– Как и моя дочь после меня.

Звук нарастал вокруг Зеноби, помогая ей забыть бесконечное небо над головой, напоминая, что она вместе со своим народом. С этой мыслью пришло утешение, что она находится именно там, где её место. Рабочие Аддабы были фаталистами, но им нельзя было отказать в уверенности в собственных силах. В отведённой им жизни существовала возможность подняться на ранг или два, получить немного больше жилой площади, дополнительный паёк пресной воды и – если кто-то достигал головокружительных высот надсмотрщика, как Эгву и другие, ставшие офицерами в корпусе обороны – настоящие фрукты раз в месяц. Когда вырос на переработанных воде и воздухе и не пробовал ничего, кроме искусственных белковых плиток и нутряной каши, сама мысль о яблоке или апельсине граничила с мифом.

Так они пели песни, пока шли, о труде и любви, о семье и дорогих сердцу моментах, о построении мира для своих детей и внуков и о почитании жизни своих предков. Песни, которые помогали им во время долгих смен опасного ручного труда, помогали и во время казавшегося бесконечным марша к следующей остановке.

Прошло почти два часа, прежде чем монотонная ходьба была прервана. Зеноби посчитала, что после высадки с транспортов они прошли больше десяти километров. Они медленно остановились и Зеноби воспользовалась передышкой, чтобы присесть и помассировать икры и не менее жёсткие подколенные сухожилия. Пение стихло и сменилось вздохами и ворчаниями. Прошло всего несколько минут, прежде чем они снова двинулись в путь, и через несколько сотен метров Зеноби увидела причину задержки.

Огромная наклонная дорога разветвлялась на три части, разделив солдат обороны на отдельные группы. Левый и правый пути плавно изгибались в сторону от центральной дороги, спуск резко уходил вниз. Пункт их назначения по-прежнему оставался вне поля зрения.

Она поняла, что её ведут налево вместе с остальной ротой Эпсилон, и когда масса солдат двинулась вперёд, она заметила низкую стену, которая огораживала спуск. Отсюда она смогла увидеть весь гигантский перевалочный пункт, хотя поначалу чуть не потеряла равновесие от головокружения, когда засмотрелась на запутанный лабиринт железнодорожных линий и дорог.

Она переключила внимание вперёд и увидела пять массивных крытых сооружений. Они не были зданиями как таковыми, потому что у них не было стен, и под каждым из них тянулось по восемь прямых дорожек, которые уходили под переход, по которому она спускалась.

Звук вертолётных винтов и двигателей постепенно слабел, но по мере спуска его заменял фоновый шум другого рода – вопли, стоны и крики. Беспокойное бормотание прокатилось по ротам Аддабы, когда они столкнулись с его источником.

Под мостом, на многокилометровой платформе, к вагонам с раздвижной крышей согнали десятки тысяч призывников, а сам поезд протянулся до самого горизонта. Треск дубинок и рёв провостов с вокс-передатчиками прорезали звуки страдания собравшихся людей.

Анархия вызывала у Зеноби такое же отвращение, как и очевидная боль тех несчастных, которых грузили для транспортировки в зону дислокации. Это создавало очень резкий контраст с упорядоченным поведением Аддабского корпуса обороны.

– Интересно, откуда они, – сказала она Селин, женщине, стоявшей между ней и подпорной стеной слева.

– Я не знаю, да, но не похоже, что они счастливы здесь находиться.

– Хартумские бездельники, – сказал Менбер. – Посмотрите на их татуировки.

Он был прав: среди толчеи тел можно было увидеть белые татуировки на лицах, характерные для кочевников, живших в радиоактивных пустынях Хартума.

– Пожиратели песка? – рассмеялся рядовой прямо перед Зеноби. Она узнала его из взвода Гамма, но не знала по имени. – Дорн повредит спину, согнувшись так низко, чтобы соскрести их для своих армий!

– Они будут стрелять из лазгана так же, как ты или я, Кеттай, – перебил его Менбер. – И их кровь точно также прольётся на землю. Ты думаешь, войну волнует, с какой станции мы все родом?

– Я просто рад, что мы не будем рядом с ними, вот и всё, что я сказал, ага. Не обижайся на то, на что они сами не обижаются.

– На их месте могли быть и мы, – сказала Зеноби, крепче сжимая древко знамени над плечом. – Мы так маршируем только потому что мы все заодно, поэтому придержи злые слова в своём сердце и не позволяй им слетать со своих губ.

– Она права, – произнёс кто-то кого Зеноби не видела. – У нас есть связи, мы все семья, но когда мы будем сражаться, мы будем сражаться за всех терранцев, да? За человечество! За Аддабу!

– За Аддабу! – раздался рефлекторный крик в ответ, даже Кеттай подхватил его. Он замолчал и покачал головой, продолжая смотреть на ужасную сцену внизу, чем дальше они спускались по дороге, тем сильнее становилась вонь и громче стоны кабальных солдат.

ПЯТЬ

Монументальная задача

Начало штурма

Поезд


Космический порт Львиные врата, восточный подход, шесть часов до начала штурма


– Ничего не напоминает? – обратился Форрикс к своим спутникам.

– Кадмейская цитадель, – Кроагер прорычал название места, где Пертурабо принял его в Трезубец. Форриксу казалось, что повышение завершилось назначением Кроагера главнокомандующим штурмом космического порта Львиные врата, но Кроагер не упомянул об этом.

– Словно нарисованная на гораздо большем полотне, – заметил Фальк.

– Гораздо, гораздо большем, – согласился Форрикс.

Кадмейская цитадель тоже была космическим портом, исполинской башней, возведённой и защищаемой сыновьями Дорна. Форрикс вспоминал о ней как о тяжёлой кампании, одной среди множества других подобных военных работ, в которых он принимал участие. Однако она казалась просто муравейником по сравнению с тем строением, что возвышалось над Императорским дворцом, затмевая даже горы, из которых была высечена большая часть великого города Императора.

Он стоял на значительном расстоянии, и всё же ему пришлось вытянуть шею, чтобы увидеть затерявшуюся в дымке верхних слоёв атмосферы вершину, воздух вокруг которой пронзали следы бомбардировки и энергетических разрядов. Это был зиккурат, по крайней мере его грубое подобие, наполовину такой же широкий у основания, что в высоту, достаточно большой, чтобы считаться городом-ульем. Фактически одним из крупнейших, хотя его предназначение было не жилым, а логистическим. Со своего места он почти мог различить самые высокие соединительные переходы между космическим портом и Императорским дворцом – магистрали, монорельсы и виадуки, каждый полкилометра шириной, достаточно большие, чтобы перевозить громадные грузы, которые направлялись к стоявшим на его вершине кораблям и обратно.

Кадмейская цитадель была достаточно велика, чтобы торговцы и грузовые перевозчики могли приземлиться, но самые крупные суда – как присягнувшие магистру войны ковчеги Механикум и транспорты легио Титаникус – до сих пор были неспособны так далеко войти в гравитационный колодец и не выдержали бы возвращения с какой-либо приемлемой вероятностью. Они были гигантами, рождёнными в пустоте космоса и обречёнными там же умереть. Но космопорт Львиные врата был настолько высоким, что подобные соображения утратили силу. Космическим кораблям не нужно было спускать грузы на меньших транспортах, они могли извергать содержимое своих многокилометровых трюмов прямо в массивные лифты и вагоны.

– Думаете у нас достаточно орудий? – спросил Форрикс, бросив взгляд на пользовавшуюся недоброй славой осадную артиллерию IV легиона. Высадка началась три дня назад, пока Мортарион и Ангрон отвлекали внимание защитников. И всё же, по-прежнему никуда не делось тёмное размытое пятно шаттлов, которые связывали далёкое посадочное поле с ожидавшими на орбите кораблями. Колонна бронетехники растянулась по всей дороге от самого места высадки, напоминая сорокакилометрового волнистого металлического змея, который стремился добраться до Львиных врат.

Как и Трезубец, и сопровождавшие их двадцать пять тысяч легионеров, роты разрушителей стен Железных Воинов высадились в пределах досягаемости только самых мощных защитных орудий космического порта – но все они были направлены вверх, чтобы отразить любую попытку прямой атаки с орбиты. Передовые отряды столкнулись с незначительным сопротивлением, основная часть сил Дорна отошла на последние оборонительные рубежи в нескольких километрах от космического порта.

Вершину горы срезали с орбиты, создав плоскую площадку шириной в километр. Крошечная по сравнению с огромным пространством Нисходящих равнин, которые выровняли для Императорского дворца, но достаточная, чтобы позволить более тяжёлым спускаемым аппаратам выгружать батальоны танков и штурмовых орудий.

– Две тысячи триста восемь штурмовых орудий “Василиск”, – ответил Кроагер, отрываясь от списка, словно обрадованный возможностью продемонстрировать свою память. Для Форрикса обладание полным представлением о наличных силах, готовых к немедленному развёртыванию, являлось самым базовым из требований к командующему. – Тысяча пятьсот двадцать два штурмовых ракетомёта “Мантикора”. Тринадцать модифицированных бомбард “Сикаран”. Четыреста семьдесят шесть платформ “Смертельный удар”. Четыреста девяносто пять гаубиц “Медуза”. Тысяча триста шесть осадных дредноутов. Восемьдесят четыре осадных орудия “Тифон”. Семь тысяч сто восемнадцать буксируемых орудий “Громовержец”.

Форрикс позволил голосу Кроагера превратиться в гул, пока тот продолжал перечислять десятки тысяч танков поддержки, “Лэндрейдеров” и других готовившихся к атаке бронированных зверей. Это было почти восемьдесят процентов бронетанковой мощи легиона в Солнечной системе, остальная часть оставалась на орбите или за её пределами, на внешних границах, или уже была развёрнута в помощь другим легионам и примархам, особенно Мортариону, который пытался пробить стену с западной стороны Дворца.

Их усилия станут ненужными, если Железным Воинам удастся прорваться у Львиных врат.

К северу и югу тянулись вспомогательные эшелоны – подразделения Имперской армии, присягнувшие магистру войны и переданные Пертурабо, а также различные вассальные воинства, находившиеся под властью Железных Воинов. Полтора миллиона мужчин и женщин, а также бесчисленные звери, мутанты и уроды варпа. Форрикс относился к ним не как к зерну в мельнице войны, а рассматривал скорее, как смазку. Их кровь заставит боевую машину вращаться более плавно для воинов Пертурабо.

Возможно, впервые за десятилетия Форрикс почувствовал, что IV легиону воздадут должное за его победы. Он вспомнил о том, как покинул Терру простым линейным легионером, отправившись в Великий крестовый поход следом за Императором. Он не питал иллюзий относительно славы – жестокая истина битвы открылась ему во время Объединения – но все они чувствовали нечто большее, чем обещание войны, которую им предстояло развязать. Восстановление Терры и Луны стало шагом вперёд; Великий крестовый поход был тем начинанием, за которое история станет восхвалять космических десантников.

– Я ушёл отсюда, понимаете? – обратился он к своим спутникам.

Кроагер заворчал, раздражённый тем, что прервали его логистическую литургию. Фальк повернул голову в шлеме, слегка склонив её вправо.

– В самом деле? – произнёс кузнец войны. – Я знал, что ты с Терры. Я не думал, что ты уроженец Гималазии.

– Не совсем, – поправил его Форрикс. – Но перед тем, как Четвёртый легион покинул планету, Император оказал нам почести. Парад, где Он приветствовал нас. Оттуда мы сразу же отправились в нашу первую кампанию крестового похода.

Он снова посмотрел на пронзавший небеса сталагмит из феррокрита и пластали.

– Тогда, конечно, он был меньше.

Наблюдая за растущей массой людей и нелюдей, растекавшейся подобно пятну по Нисходящим равнинам, Форрикс понял, что не относившиеся к легионерам части армии движутся прямо к Львиным вратам. К раннему утру они окажутся в радиусе действия главных батарей космического порта и тяжёлого оружия в окопах вокруг него.

– Ты начинаешь атаку даже без артиллерийской подготовки? – спросил он, не сумев скрыть недоверие от Кроагера.

– Приказы Пертурабо вполне ясны, – ответил другой триарх. – Скорость. Это был твой план, не так ли? Взять город-порт, прежде чем Дорн успеет ответить? Нет смысла тратить снаряды на город, где защитники прячутся за стенами. Отбросы заставят их занять огневые позиции, а потом полетит тяжёлый металл.

Форрикс воздержался от любого ответа. Он мог назвать с полдюжины недостатков подобного подхода, но вспомнил запрет примарха вмешиваться. Именно такой грубой простоты и добивался Пертурабо.

– Я снова вспоминаю Кадмейскую цитадель, – сказал Фальк. – Появление Повелителя Железа для некоторых обернулось очень плохо. Было бы разумно избегать личного вмешательства примарха, тем более что он очень чётко выразил нежелание попасть в ловушку Дорна.

Форрикс не был уверен в самом существовании ловушки, но не собирался спорить по этому поводу с Фальком, которого когда-то считал близким союзником, но теперь относился с глубоким подозрением. Кузнец войны не колеблясь сообщит примарху о любом предполагаемом проступке.

Ещё одно преимущество заключалось в том, что когда отсутствие опыта у Кроагера приведёт к неудаче, то на него за это обрушится гнев примарха. Заменивший его может оказаться более благосклонным к желаниям Форрикса, или, по крайней мере, более осторожным в том, чтобы не обращать на него внимания.


Промежуточная станция Джибу, Африка, сто шесть дней до начала штурма


В тени станции Зеноби почувствовала холод, её голые руки блестели от пота после утреннего солнца и долгого марша. И не только внезапное падение температуры заставило кожу покрыться мурашками. Когда они оказались в тени, она увидела орудийные башни. Они были встроены в огромные пилоны, которые поддерживали крышу, десятки их тянулись вдоль узких платформ между путями.

Она нащупала пальцами руку Менбера и крепко сжала чуть ниже локтя. Он посмотрел на неё и проследил за её взглядом.

– Ты уже видела орудия раньше, – сказал он, пожав плечами, и его лазган чуть не съехал с плеча. Он поправил его обратно на место.

– Посмотри, куда они направлены, кузен. – Счетверённые тяжёлые стабберы поворачивались из стороны в сторону, отслеживая десятки входивших на станцию рот. По пешеходным дорожкам между столбами патрулировали охранники в шлемах с забралами и с тяжёлыми карабинами наготове. – Они здесь не для того, чтобы защитить станцию от нападения.

– Это ничего не значит, – настаивал Менбер. Он кивнул в сторону погрузочных платформ, где призванный сброд всё ещё загоняли в вагоны. – Может быть, раньше произошли какие-то неприятности.

– Почему они нас подозревают?

– Они не подозревают. Это … Это как династические группы безопасности. Они не ждут неприятностей, это просто для вида.

Их темп замедлился до нескольких метров в минуту, когда роты стеснились на приподнятом камнебетоне. Идти больше было некуда, как и не было никакой возможности избежать смертельного обстрела, если охранники решат открыть огонь. Её сердце забилось сильнее и быстрее, когда она представила дульные вспышки и крики. Она вспомнила истории тёти Гермайлы о старых голодных бунтах, о заполненных трупами коридорах и текущих по лестницам водопадах крови.

– Я не могу даже поднять руки, – пробормотала Зеноби, – а тем более стрелять из лазгана. Чего они боятся?

– Ничего, – проворчал Менбер. – Это процедура. Это не для нас. Разве это может иметь к нам отношение?

В толчее тел древко знамени оказалось плотно прижато к груди Зеноби. Она провела по нему рукой, ища утешения в прикосновении.

– Дорн позвал, и мы ответили. – Менбер наклонился к ней с серьёзным лицом и тихим голосом. – Нам не о чем беспокоиться.

Зеноби попыталась оглянуться вокруг, чтобы отвлечься, но мало что смогла увидеть. Она была одной из самых маленьких в роте и даже на цыпочках едва могла видеть выше плеч своих товарищей.

Прошло некоторое время, и земля начала дрожать. Сначала дрожь была почти незаметной, но быстро набирала силу. Сквозь подошвы ботинок Зеноби почувствовала медленно пульсировавший гул.

– Я думаю, что приближаются поезда, – сказала она, когда возбуждённое бормотание и шёпот распространились по собравшимся взводам. – Уже скоро.

Она видела, что Кеттай стоит прямо перед ней. Он был довольно высоким для уроженца заводского улья, почти метр и семьдесят пять сантиметров. Она услышала, как Кеттай изумлённо выдохнул, и по рядам солдат прокатились другие проявления удивления и шока. Зеноби потянула Кеттая за воротник.

– Что там? Что там? – она потянула руку к Менберу, а потом к Кеттаю. –Дайте мне посмотреть! Помогите мне встать.

Оба переглянулись, а затем вздохнули, повернулись друг к другу и присели так, что их колени образовали ступеньки. В рабочих бригадах было обычной практикой помогать друг другу добраться до загрязнённой шестерни или ремня, а также более незаконных мест на заводских уровнях, таких как технические туннели, используемые для быстрого перекура мозо или для совместного распития фляжки теи.

Низкий рост Зеноби означал, что она привыкла к таким импровизированным лестницам, и она быстро вскарабкалась по двум мужчинам, оказавшись у них на плечах. Отсюда она смогла увидеть расположенный в нескольких сотнях метров за массой солдат дальний конец станции. В солнечном свете за тенью огромной крыши вдоль путей приближалось что-то тёмное, хотя из-за поднятой со старого морского дна пыли было трудно сказать, что именно.

Сначала она решила, что это восемь поездов, приближавшихся одновременно, потому что тёмное пятно внутри пылевого облака пересекало все подъездные пути, которые вели на станцию. Спустя полминуты она увидела, что ошиблась. Речь шла не о нескольких поездах, а об одном огромном локомотиве, который следовал по параллельным путям и это означало, что он должен быть в ширину более ста метров. Она посмотрела на крышу, теперь понимая, почему станция требует таких титанических размеров – чтобы вместить транспортное средство добрых тридцать метров в высоту.

Жизнь в Аддабе не способствовала развитию представления о расстоянии, а колоссальные размеры поезда смеялись над нормальной перспективой, поэтому только спустя нескольких минут Зеноби поняла, что он находился ещё далеко, по крайней мере в полукилометре. Он приближался медленно, пожалуй, не быстрее, чем шагает человек, его шиферно-серый бронированный нос пробивался сквозь тучу поднятых его же движением гравия и песка.

Рельсы между платформами теперь отчётливо гудели, их дрожь всё сильнее передавалась камнебетону. Приглушённое чувство благоговения охватило солдат Аддабы, пока они наблюдали, как на них накатывает чудо инженерной мысли, подобно великим слонам из мифа о Старой Земле, которые могли уничтожить целы армии своими изогнутыми бивнями и устрашающим рёвом.

Гул перерос в грохот, и от далёкого поезда донёсся скрежет металлических колёс, сопровождаемый пронзительным визгом. Теперь, когда он приблизился к дальнему концу станции, Зеноби смогла разглядеть не только его нос. В верхней левой части располагалась вынесенная кабина – вероятно, достаточно большая, чтобы разместить экипаж в десятки человек, но казавшаяся маленькой на фоне плоского угла невероятно широкого носа поезда. На другой стороне виднелась многоствольная турель, одна из нескольких, выступавших на головном вагоне, в каждой из них находились две крупнокалиберные пушки и множество мелких противопехотных орудий, очень похожих на огневые точки под крышей станции.

Из выхлопных отверстий вдоль бортов вырывался туман, окрашенный бледно-голубым светом, источник которого находился внутри огромного локомотива.

– Плазменный реактор... – прошептал Кеттай.

Несмотря на то, что поезд замедлялся и двигался едва ли не ползком, когда въехал во мрак станции, массивное перемещение воздуха послало вдоль рельсов и платформ песчаную бурю. Предупреждающие крики встретили облако кружившей пыли, солдаты прикрывали лица и поворачивались спиной в протянувшейся по толпе ряби.

– Осторожнее там! – воскликнул Менбер, стащив Зеноби вниз, он обхватил её сильной рукой вокруг плеча и прижал к груди.

Она зажмурилась, и шум гравия, песка и аддабские ругательства возвестили о приближении пылевого облака. Оно скользнуло по затылку и закололо неприкрытые плечи, закручиваясь между ней и прижавшим подбородок к груди Менбером.

Свет исчез, когда над ними прошла пылевая волна, но мрак был ничем по сравнению с тьмой под рычавшим над их головами поездом, грохот колёс напоминал оглушительный стук сотен кузнечных молотов. У Зеноби скрутило живот от хрипа паров охлаждающей жидкости, пронзительного визга тормозных пластин и гула пульсировавших кабелей. Она вцепилась свободной рукой в комбинезон Менбера, крепко сжав материю пальцами, пока чудовищный поезд продолжал громыхать над ними, а помноженное на шум отсутствие света подавляло её чувства.

Прошла ещё минута или две, но казалось, что миновала целая вечность, пока внезапно не наступила тишина. Её нарушил кашель и бормотание солдат, а также медленный тикающий звук остывавшего металла.

Вдоль всего поезда вспыхнули ярко-оранжевые люмены, омыв платформы резким светом. Зеноби сморгнула слёзы, стиснув зубы от новой атаки. Когда глаза привыкли к свету, она увидела, что нижняя сторона поезда находится всего в паре метров над её головой. Тонкие металлические лестницы с грохотом опустились из люков по обе стороны платформ, и внутренние помещения поезда осветились рассеянным жёлтым светом.

– К посадке приступить! – команда прокатилась с дальней стороны станции, передаваясь от офицеров к их заместителям, а затем к командирам отделений. – Подниматься на третий уровень. Снаряжение убрать под койки. Сесть на койки и ждать дальнейших указаний.

Эти приказы снова и снова разносились по ротам, пока солдаты приходили в себя и начинали двигаться к лестницам

– Сюда, сюда, – кричал лейтенант Окойе, направляясь к лестнице слева от Зеноби, на запечатанной нижней стороне поезда рядом с которой была нарисована цифра 143. – Первое отделение, поднимайтесь по лестнице и затем внутри по ступенькам наверх. Шевелитесь!

Взвод двигался вперёд как единое целое, направляемый общим пунктом назначения. Зеноби подождала, пока у неё не появится достаточно места для знамени и толкнула его в люк в сторону сержанта Алекзанды, который ждал наверху. Её лазган болтался между ног, когда она поднималась, угрожая соскользнуть, пока она снова не повесила его на плечо.

Крики снизу заставили её поторопиться, и она чуть не упала, повиснув на одной руке и зацепившись пальцами ноги за ступеньку.

– Давай, давай руку! – кто-то потянулся вниз, и она схватилась за запястье, почувствовав, как сильные, словно железные, пальцы сжались вокруг её собственных. Её буквально подняли и поставили на палубу. Зеноби посмотрела, кто ей помог, и увидел, что это Ксирси, сержант третьего отделения. Он был невысоким, как и большинство улевиков, но таким широким, что она задумалась, как он пролез в люк.

– Давай, эй, поднимайся, – сказал он, указывая на металлическую спиральную лестницу в нескольких метрах вдоль узкого прохода.

Зеноби сделала пару шагов, а затем вернулась, забрать знамя у Алекзанды. Её сержант выгнул бровь.

– Осторожнее с ним, Зеноби.

Покраснев от унижения не только из-за знамени, но и всей её недостойной посадки на поезд, она поспешила к лестнице и поднялась по ступенькам, не осмеливаясь смотреть на кого-либо ещё, пока не достигла верхнего уровня.

Лестница привела её в помещение, занимавшее половину ширины поезда и заставленное койками. Окон не было, но каждые несколько метров на потолке виднелась лестница.

– Не туда, – сказал Кеттай, когда она шагнула в сторону от входа. Он махнул ей подойти ближе и указал на койки, которые протянулись вдоль металлической стены. – Первое отделение там.

Она благодарно кивнула ему и поспешила присоединиться к растущей толпе солдат, рассредоточившихся по своему странному новому дому. Койки представляли собой простые металлические каркасы с тонкими матрасами, поставленными на низкие ящики. Она поняла, что каждое спальное место снабжено серийным номером, выгравированным на маленькой медной табличке в изголовье, и быстро расшифровала его как роту, взвод и отделение, за которым следовали две начальные буквы. Она нашла своих достаточно быстро, как раз, когда появились Менбер и остальные, Алекзанда замыкал шествие.

– Добро пожаловать в ваш новый дом, храбрые солдаты Аддабы, – объявил сержант, бросив свою сумку на койку рядом с койкой Зеноби. – Следующая остановка – Гималазия.

– О, Тронное Сердце, мы идём к вам, – сказала Селин, её улыбка сверкнула неровными зубами, пожелтевшими от слишком большого количества мозо. Она подмигнула Зеноби. – Надеюсь, ты упаковала чистое бельишко, эй, мы едем в гости к Императору.

ШЕСТЬ

Первая волна

Союзники по крови

Офицеры безопасности


Стратегиум Лев Примус, шесть часов до начала штурма


– Отбросы, – Фафнир Ранн вернул графический планшет Хаогеру.

– Много отбросов, командующий. – Хаогер передал рапорт одному из логистов, который вернулся на свой пост. Стратегиум назывался Лев Примус, и Ранн разместил его на двести девяносто восьмом уровне Небесного города, заменив гражданский командный центр, который когда-то управлял транспортной сетью основных районов. Вокс-бормотание и щёлканье систем ауспиков служили постоянным фоном для разговора. –Триста тысяч и их число растёт с каждым часом.

– Не важно, даже если их миллион, лейтенант-коммандер. На нашей стороне логистика и физика. Армия такого размера не может выставить все свои силы на узком фронте.

– Мы не можем позволить им выйти на линии обороны, – возразил Хаогер.

– Мы можем, и мы позволим, потому что я не разбрасываюсь ценными солдатами, чтобы удерживать линию грязи. Все силы отступят в космический порт Львиные врата.

Адъютант в форме Терранских Призывников торопливо пересекла стратегиум, нахмурив брови.

– Отступление, лорд-командующий?

– Не нужно “лорд”, я не примарх, – ответил Ранн молодой женщине. Он увидел в её глазах замешательство, разделяемое Хаогером. – Пертурабо – это всё равно что поставленная на постоянное повторение вокс-запись. Такая тактика отправки бесполезных масс использовалась снова и снова с тех пор, как предатели приземлились.

– И лорд Дорн счёл нужным уравновесить их нашими... – Хаогер посмотрел на адъютанта, не зная, как правильно подобрать слова.

– Основными силами массового формирования, – спокойно ответила адъютант. – Это правильный термин в Имперской армии.

–... именно так, – продолжил Хаогер. – Враг хочет, чтобы мы тратили силы, убивая мутантов и зверей. Наши приказы от лорда Дорна просты – продержаться как можно дольше.

– Я не стану разменивать жизни храбрых женщин и мужчин только для того, чтобы сэкономить несколько болтов, – прорычал Ранн. Хаогер, похоже, собрался снова возразить, но Ранн остановил его, подняв руку. – Это не сентиментальность. Мы должны время от времени проявлять инициативу, иначе Пертурабо и его полководцы решат, что могут делать всё, что пожелают. Я хочу, чтобы они чувствовали себя не в своей тарелке.

– Мне передать приказ об отступлении, лор… командующий Ранн?

– Через сколько времени все полки внешней обороны смогут перейти внутрь порта?

– Два часа, – быстро ответила адъютант. – Три, если вы хотите, чтобы мы заранее подорвали укрепления.

– Выполняйте, – с улыбкой сказал Ранн. – Первая вражеская волна будет здесь через шесть часов. Не начинайте вывод войск ещё два, я хочу, чтобы враги следовали своим планам, прежде чем мы изменим ситуацию.

– Гранд-батареи Железных Воинов приблизятся на дистанцию открытия огня, – сказал Хаогер. – Если вы будете ждать так долго, то отступление будет проходить под обстрелом.

– Мы увеличим поля базового слоя, удлиним их на километр в последний час отступления. Перенаправьте энергию из мезофекса, чтобы компенсировать отдаваемую реакторами. Оставьте достаточно для пушек верхней защиты, чтобы предотвратить любое орбитальное сближение, но опустите щиты. Если Пертурабо хочет захватить космический порт, то он не начнёт с бомбардировки посадочных доков.

Адъютант в течение нескольких секунд ждала, не поступят ли ещё какие-то приказы, а затем резко отдала честь и направилась к ближайшему посту связи. Хаогер остался.

– Вы выглядите недовольным, лейтенант-коммандер.

– Я не стану оспаривать ваши приказы, – недовольно ответил Хаогер. – Однако лорд Дорн был точен в своих приготовлениях, как в возведении оборонительных позиций, так и в их укомплектовании. Разумно ли отказаться от этого по прихоти?

– Прихоти? – Ранн сдержал гнев, несмотря на то, что его пальцы коснулись рукояти топора у левого бедра. – Вот как для вас всё выглядит?

Хаогер был умён и промолчал. Ранн жестом показал ему приблизиться. Лейтенант-коммандер сделал шаг вперёд и, поскольку был на несколько сантиметров выше, слегка наклонил голову. Голос Ранна звучал едва громче шёпота.

– Я командовал первой штурмовой группой много лет. Я ношу титул лорда-сенешаля, хотя я не настаиваю, чтобы другие часто использовали его, – Ранн подался ещё ближе, стиснув зубы. – И самое главное – лорд Дорн назначил меня главным.

Он отступил и немного повысил голос, но так, чтобы никто не слышал кроме Хаогера.

– Я знаю, что вы будете следовать моим приказам, лейтенант-коммандер, и я не собираюсь заводить привычку их объяснять. Но в этот раз, только в этот раз, потому что мне нужно, чтобы вы мне доверяли, я кое-что проясню. – Ранн направился к главному экрану стратегиума, квадратному столу пять метров шириной, который в данный момент показывал орбитальный вид космического порта и окружающих двадцати квадратных километров. Это была репрезентация, созданная на основе записей и данных ауспиков; поблизости не осталось ни одной орбитальной группировки лоялистов. При их приближении пробудился сервитор: его туловище, голова и руки соединялись проводами со стенкой стола, а из позвоночника тянулось множество кабелей к другим когитаторным машинам, расположенным по периметру зала. Логистарий поспешил покинуть свою нишу и занял место у панели управления рядом с сервитором.

– Вид сверху, четвёртое шоссе, – сказал Ранн, наклонившись вперёд и упираясь кулаками на пласталевый край экрана-стола.

– Анализ. Сжатие. – Голова сервитора наклонялась влево и вправо, пока он обрабатывал информацию из банков данных стратегиума. Тем временем логистарий набрал несколько команд на панели управления.

Стол оставался несколько секунд серым, а затем замерцал и засветился, показывая изображение широкой дороги, которая вела почти прямо от места высадки Железных Воинов к космическому порту, входя через барбикан и ворота в триста метров шириной.

– Подсветить размещённые оборонительные сооружения.

– Подсвечивание стационарных оружейных позиций, – сервитор повернулся и посмотрел на Ранна, а затем снова на экран. На стенах и башнях по обеим сторонам дороги появились красные пятна.

– Убийственная земля, – сказал Ранн Хаогеру.

– Да, лорд-сенешаль. Я курировал строительство.

– Разумеется, – сказал Ранн, позволив себе мягкий упрёк. – Высокомощные лазерные батареи, макропушки и различные плазменные платформы.

– Сочетание противотранспортных и противолегионерных орудий. Массовые волны, используемые врагом, не будут иметь шансов.

– Но весь смысл их нападения состоит в том, чтобы истощить наши ресурсы. Если мы будем сидеть в траншеях и за стенами, мы будем делать именно то, что хочет от нас Пертурабо. Есть лучший способ остановить атаку и сохранить оружие, необходимое для отражения полномасштабного штурма с участием легионеров и бронетехники, который обязательно за ней последует.

Ранн обошёл пост логистария и взял световую указку, которой начал делать пометки на экране. Закончив, он объяснил свой план.

– Я поведу первую штурмовую группу навстречу вражеской атаке, при поддержке на флангах двумя колоннами тяжёлых танков и мобильным штурмовым резервом – мотоциклами и спидерами. – Ранн нарисовал линии, образовав V-образную фигуру напротив маршрута продвижения противника и несколькими взмахами указав направления контратак из пары меньших ворот на боковых сторонах главного барбакана.

– А что это даст, чего не смогут сделать огневые позиции? – спросил Хаогер. – Или Императорская армия останется в своих бункерах и траншеях?

– Речь идёт о планировании поражения, – ответил Ранн. – Меняем слои так, чтобы они работали на нас, а не на врага. Мы сэкономим боеприпасы больших орудий до начала бронетанковой атаки, и оставим пушки “Вулкан” и другое высокоэнергетическое оружие в бездействующем состоянии, чтобы на щиты поступала максимальная энергия. Всё дело во времени и в том, сколько его мы заставим Пертурабо потерять. Мы не сможем помешать врагу пробиться внутрь, это неминуемо. Орудия на стенах в этом случае потеряют свою эффективность в отличии от закрепившихся внутри тридцати тысяч массовой пехоты.

– И штурмовая группа так же хороша, как и любая стена, – сказал Хаогер, кивая самому себе.

– Стена, которую мы можем поставить там, где захотим, – добавил Ранн. – Могу вас заверить, чтобы не задумали наши враги, они не рассматривали возможность того, что наше первое оборонительное действие станет атакой...

– Я отдам приказ собрать фланговые силы и резерв. Полагаю, вы лично возглавите сбор первой штурмовой группы.

– Вы правильно полагаете, лейтенант-коммандер, – Ранн поймал взгляд воина прямо перед тем, как тот повернулся, собираясь уйти. – Надеюсь, я достаточно ясно всё объяснил.

– Сомнения принадлежали мне, а не вам, лорд-сенешаль, – сказал Хаогер, ударив кулаком по нагруднику. – Я готовился к этому моменту семь лет, но поэтому стал жертвой ожидаемой ортодоксальности.

– Я не могу принять все лавры, – сказал Ранн. – Лорд Сигизмунд навёл меня на эту мысль. Я помню, что сделал Хан и его Белые Шрамы, когда им предоставили свободу действий. Если честно, я думаю, что Имперские Кулаки могут сделать лучше.

– Мы сделаем лучше, лорд-сенешаль. Смерть предателям!

– Смерть предателям, – прорычал Ранн. – Всем до единого.

Он снова посмотрел на экран, когда Хаогер ушёл. Нарисованные им линии и фигуры выглядели такими простыми на схеме, но он видел их глазами боевого командира: ряды воинов и батальоны техники, освещённые яростью огня и оглушительным грохотом войны. Это был смелый шаг, и он был уверен в успехе. И всё же даже в таких случаях Дорн учил его не терять голову. Он стал думать о том, как волна конфликта может обернуться против него и что можно сделать для того, чтобы этого не случилось.


Авангард XII легиона, недалеко от Рассветной стены, четыре часа до начала штурма


Гусеницы одинокого “Носорога” пропахивали борозды в скользкой от крови грязи, разбрасывая осколки полузасыпанных костей. Под покрывавшими его засохшими брызгами крови находился прочный оружейный металл, люки и купола были выкрашены в жёлто-чёрные полосы. Древко знамени согнулось под широким штандартом с изображением металлического черепа IV легиона и перекрещённых разрядов молнии на поле чёрного цвета. На десятках свитках вокруг главной эмблемы были записаны боевые отличия, на верхнем краю виднелись следы повреждений, причинённые каким-то имевшим историческое значение пожаром, который Железные Воины сочли нужным увековечить, оставив этот шрам неотремонтированным.

Он проехал между разбитыми корпусами танков и разрушенными укреплениями, продвигаясь извилистым путём через оставленное последовательными атаками опустошение. Склады и арсеналы до сих пор горели, выпуская густой чёрный дым в воздух, и так уже задушенный выхлопами двигателей и токсинами.

Кордон крупных пехотных транспортов в испорченных цветах Пожирателей Миров обозначал границу их зоны действия, но “Носорог” не встретили ни вызовом, ни приветствиями. Его продвижение осталось совершенно не отмеченным.

Внутри грубого лагеря рабы легиона тащили большие брезентовые мешки с телами, пробираясь между провисшими шатрами и импровизированными бункерами. Огромную кучу трупов свалили в пределах видимости главной стены, где сотня утомлённых топорников трудилась, обезглавливая тех, кто пал от рук сыновей Ангрона. Их клинки поднимались и опускались с монотонностью заводского конвейера, превращая мёртвых в праведные жертвоприношения, хотя и без малейшей помпы или ритуала. Получеловеческие вурдалаки – существа, питавшиеся мутировавшей кровью и силой Кхорна – сдирали плоть с костей и полировали черепа, затем передавая их нагруженным ящиками зверям, которых другие рабы гнали к огромной горе, воздвигнутой в честь Кровавого бога.

Эти монотонные задачи оставили на откуп слуг, ибо среди Пожирателей Миров не было никого, кто желал бы чего-то иного, кроме как сразиться с врагом лицом к лицу и добавить тела к счёту войны. Это было промышленное жертвоприношение, которое вступало в противоречие с сильнейшей жаждой битвы избранных Кхорна, предпочитавших убивать только во имя своего бога.

И над этой кровавой задачей работала большая часть легиона. Осталось мало подобия командования на уровне ордена и роты, и даже отделения начали распадаться по мере того, как чемпионы поднимались из их рядов, создавая собственные сферы власти внутри расколовшегося легиона.

Ангрона не заботил этот раскол, поскольку в его присутствии все подчинялись его воле и сохранялась определённая сплочённость. В настоящее время он находился на линии фронта, искал кровожадные удовольствия вокруг захваченных оборонительных укреплений, вырезая всё, что попадалось на его пути.

Было ещё несколько воинов, которые могли бы потребовать такого же повиновения, но они были не единомышленниками, а всего лишь величайшими из полевых командиров, которые начинали господствовать там, где когда-то всё было продиктовано Principia Bellicosa. Среди них больше всего восхищал Кхарн, чьи списки титулов, казалось, росли с каждым днём по мере того, как продолжались его подвиги в принесении смерти – Топор Кхорна, Дарующий Смерть, Ходячее Опустошение и многие другие.

Он наблюдал за приближением “Носорога”, стоя рядом с костром из почерневших костей, который зажёг как маяк для транспорта, чтобы тот мог найти его в назначенный час. Из всех воинов XII он сохранил хотя бы каплю стратегического интереса к войне и согласился на переговоры от имени своего примарха. Теперь, когда его боевые братья сражались с последними выжившими с наружной стороны стены, чужак мог безопасно войти, хотя он знал, что остаётся значительный риск потери самоконтроля, потенциально способного привести к конфликту между Пожирателями Миров и Железными Воинами.

“Носорог” остановился неподалёку, и из него вышел одинокий воин. Его доспехи были усилены терминаторскими пластинами, с тяжёлыми приклёпанными полосами, похожими на древнейшие типы, жестоким возвращением к самым ранним временам легионов. В огромном левом кулаке светился генератор энергии, простое и грубое оружие, и Кхарн почувствовал, что ему по душе простота другого воина.

– Я ожидал встретиться с твоим примархом, Ангроном Красным Клинком, – заявил Железный Воин, остановившись в нескольких метрах от него.

– Я … Хннх, – громко прорычал Кхарн, очищая мысли от кровавого тумана, пытаясь сосредоточиться на внушительном командующем Железных Воинов. Он хотел погрузить Дитя Крови в маску шлема кузнеца войны, просто чтобы увидеть брызги крови. Он вырвал его имя из вихря кровавых грёз, которые всплыли из имплантатов в его мозгу.

Кроагер. Командующий атакой IV на космический порт.

– Примарх сражается там, где сам захочет. Я не … Хннх. Я ему не хозяин. Он подчиняется только воле Кровавого бога.

– Значит не важно, что я здесь от Пертурабо?

– Нет, Кроагер, это не так, – Кхарн указал покрытым кровью топором на роты Пожирателей Миров, штурмовавшие последние из внешних оборонительных сооружений между ним и восточным участком Вечной стены. – Ангрон требует, чтобы мы пробились во Дворец.

Кузнец войны молчал несколько секунд, ссутулив плечи.

– Фулгрим уже согласился повести свой легион атаку, – сказал Кроагер, явно пытаясь схитрить. – Позволит ли Ангрон брату превзойти его?

– Тебе повезло… Хннх. Повезло, что моего господина здесь нет, чтобы отреагировать на подобные насмешки.

Кхарн заскрипел зубами, сдержав стремление оторвать Железному Воину голову в качестве платы за его жалкую попытку.

– Мне не нужен Ангрон, – прорычал кузнец войны, подняв кулаки. – Мне нужны твои легионеры. Вы все умрёте, прежде чем ступите на Вечную стену, но у меня есть план, который приведёт вас в космический порт Львиные врата.

– Тебе нужен … Хннх. Тебе нужен стимул получше, чем это.

– Сыновья Дорна, – в его тоне послышалась свирепая усмешка. – Добивая отбросы Имперской армии, разве ты не хочешь уничтожить братьев, которые предали нас?

– Ха! Не мне рассказывать о предательстве, – Кхарн расхаживал из стороны в сторону, желая закончить разговор, чтобы присоединиться к штурму. Треск болтеров и боевые кличи товарищей взывали к нему, имплантат зудел подобно раскалённому шипу, увлекая его к стене.

– Пожиратели Миров, которых я знал, никогда не стали бы искать лёгкой битвы. Возможно, ты мне не нужен, в конце концов.

Кроагер отвернулся, и Кхарн собрался позволить ему уйти. Другая сила, шепчущий голос, который пробежал по его крови, заглушила настойчивый лай его Гвоздей.

– Хннх. Подожди, Кроагер.

Кхарн почувствовал храбрость этого солдата и услышал гром Кхорна в сердцах Железного Воина. Это был тот, кто может стать братом Пожирателей Миров. Кровавый бог готов возложить руку на Кроагера и это нельзя было игнорировать.

– Ангрон мог бы выслушать… Хннх. Призыв к оружию от того, кто посвятил себя Трону Черепов, может привлечь внимание примарха.

– Что значит? – Кроагер вернулся, подняв кулак. Капитану XII легиона потребовались все усилия, чтобы не отреагировать на скрытую угрозу. Сжимавшая рукоять Дитя крови рука, шевельнулась почти по собственной воле.

– У тебя есть качества великого воина, – сказал Кхарн. – Такого воина Кхорн может благословить кровавыми дарами. Он не требует ничего взамен, кроме того, что ты уже хочешь дать. Хннх. Смерти твоих врагов.

– Император уже сделал меня сильнее любого смертного человека, – сказал Кроагер. – Какие ещё дары мне нужны?

В нескольких метрах неподалёку из залитой кровью земли выступал подбитый транспорт “Носорог”. Кхарн повернулся к нему, зубы Дитя крови завращались быстрее, пока оружие не завыло. Чемпион Кхорна сделал два длинных шага и взмыл в воздух, прыгнув выше, чем был способен любой обычный космический десантник, сжимая топор обеими руками. Он стремительно опустил оружие, когда приземлился рядом с “Носорогом”, блестящие зубья пронзили бронированный корпус и защиту гусениц одним могучим ударом. Вокруг разлетелся раздробленный керамит и разбитые траки гусениц. Мощь Кхорна текла сквозь него, наполняя энергией, заставляя разум пылать сквозь Гвозди мясника, превращая рёв топора в успокаивающее урчание.

Кхарн сжал кулак и обрушил его на борт бронетранспортёра. Перчатка раскололась от удара, но не кости, которые пробили бронированную пластину по локоть. Он вырвал панель с бессловесным криком, отшвырнув её далеко в истерзанные войной пустоши.

– Ничто не встанет перед избранным Кровавого бога и не останется в живых! – взревел он, повернувшись к Кроагеру. – Ни один клинок не пронзит мою кожу. Ни один болт не оставит шрам на моей плоти. Поклянись Кхорну и станешь его кровавым убийцей. Каждая отнятая тобой жизнь будет принесена в жертву его славе, и каждое мгновение ты будешь познавать радость убийства.

– Всё, что мне нужно делать, это убивать во имя его? – долго и глубоко рассмеялся Кроагер. – Никаких клятв? Никаких ритуалов? Никаких жертвоприношений?

– Хннх, – Кхарн пошатываясь подошёл к Железному Воину, позволив Дитю крови повиснуть вдоль бедра и игнорируя запах собственной крови, струившейся из раненой руки. – Пока течёт кровь, Кхорну не нужны слова.

Кроагер поднял комби-болтер, сиявший в вспышках артиллерии и не стихавшем огне орбитальных лансов.

– Тогда пусть лорд Ангрон узнает, что брат по крови призывает его перенести священную резню в космический порт Львиные врата, и мы вместе порадуем Кровавого бога.


Промежуточная станция Джибу, Африка, сто шесть дней до начала штурма


В масштаб поезда невозможно было поверить. Зеноби и другие солдаты её взвода осматривали новое окружение, в то время как остальные части полка погружались на борт; даже сама мысль о том, что один транспорт может перевезти десятитысячный 64-й корпус обороны, казалась безумием.

При попытке подняться по лестницам, они были остановлены вооружёнными провостами, и им сказали, что верхняя палуба отведена только для экипажа. Эти грозные часовые носили поверх мундиров красные пояса, отмечавшие их как династических избранных, прямых слуг фабричных династий правителей улья. Зеноби не знала, когда они прибыли; они точно не путешествовали вместе с рабочими взводами, за которыми теперь присматривали.

Несколько разведчиков, которые осмелились бросить взгляд мимо этих невозмутимых охранников, рассказали о складах оружия и дверях, которые, согласно выводам собравшихся солдат, предназначались для доступа к размещённым на крыше орудийным башенкам. Раздались предположения о том, что ещё можно найти, и в течение получаса верхний уровень достиг полумифического статуса царства изобилия и комфорта.

Разговоры с путешественниками с нижних палуб подтвердили, что каждый уровень был одинаковым и без окон, за исключением самой нижней палубы, на которой располагались огромные кабельные линии, соединявшие гигантские вагоны. В одном конце каждого вагона находилось базовое кухонное оборудование, но специального места для приёма пищи не было – похоже, предполагалось, что они будут есть на своих кроватях. В противоположном конце виднелись кабинки для умывания, которые казались ужасно недостаточными для того количества людей, что будут ими пользоваться. Перспектива дополнительных нарядов в уборных быстро стала одним из худших наказаний, которым могли угрожать сержанты и офицеры.

Через два часа после посадки поезд всё ещё не двигался. Зеноби открыла тонкий паёк, который тайком пронесла в вещмешке, и села на койку Менбера, чтобы поделиться с кузеном.

– Только и слышишь “двигайтесь-двигайтесь-двигайтесь”, почему же теперь так долго? – спросила Зеноби, но в ответ получила только молчаливое пожатие плечами, пока Менбер жевал свою часть пайка. – Все уже должны быть на борту, почему задерживаемся?

– Ты спешишь, – сказала Свитана, лежавшая закинув руки за голову в паре коек от них. – Тут не так уж плохо. Я думаю, что эта кровать больше той, что была у меня в Аддабе!

Было странно осознать правду её слов. Зеноби никогда не задумывалась, насколько тесная жизнь была на фабриках улья, но сравнивая его пространство с поездом – поездом! – было ясно что, учитывая все обстоятельства, в этой передвижной казарме было больше удобств, чем в рабочих общежитиях их дома.

Внезапное волнение среди тех, кто расположился возле главной лестницы, привлёк внимание со стороны казарм-палуб. Зеноби встала на койку, чтобы увидеть, что происходит. Заняв возвышенную позицию, она сумела разглядеть мелькание алого и фиолетового цветов, когда группа офицеров быстро собралась вокруг вновь прибывших.

– Династические цвета, – сказала Зеноби, уважительно понизив голос. – Может быть, родившиеся в рубине поедут с нами.

– Не будь такой фалой, Оби, – сказал Менбер, потянув её за руку, чтобы стащить с кровати. Она отбросила его руку и продолжила смотреть. – Они останутся в Аддабе, чтобы контролировать защиту и вести дела.

Разрозненные разговоры были прерваны рёвом сержантов и командиров взводов, и через несколько секунд офицеры расступились, чтобы показать полдюжины вновь прибывших: трёх мужчин и трёх женщин, чью синюю офицерскую форму дополнительно украшали шёлковые пояса красного и лилового цветов, как и заметила Зеноби. Все они были бритоголовыми и с гладкими щеками, а также обладали худощавым и мускулистым телосложением, присущим силовикам из верхнего улья. Красные чернила отмечали их веки и губы, придавая суровый, таинственный вид.

– Полагаю, что именно их мы ждали, – сказал Менбер.

Капитан Эгву шагнула вперёд, внимательно обводя взглядом собравшуюся роту.

– Перед вами офицеры безопасности нашей роты, отправленные династическими вождями, чтобы гарантировать, что собранный ими корпус обороны не уронит их репутацию и намерения.

К капитану присоединилась одна из офицеров безопасности, женщина с острым носом и щеками, лоб которой украшала дополнительная татуировка в виде красного бриллианта.

– Я – Джаваахир Аданай Хадинет, старший офицер безопасности вашей роты. Некоторые из вас, возможно, знают меня по имени, которое я получила от заключённых, как карательный надзиратель исправительного комплекса Восточный основной отрог – Железный Смотритель.

Имя ничего не говорило Зеноби, но судя по разрозненному шёпоту роты, оно что-то говорило другим. Определённо это был титул, который не предвещал ничего хорошего для любого правонарушителя.

– Мы здесь не для того, чтобы следить за соблюдением устава Имперской армии. Мы не будем судить ни о качестве вашего снаряжения, ни отслеживать ваши учебные тренировки. Мы будем заниматься дисциплинарными нарушениями, которые снижают боевую эффективность и дисциплину. Мы позаботимся о том, чтобы ваша истинная верность и преданность делу всегда были на высоте.

Эти слова были встречены молчанием. Собравшиеся солдаты достаточно проработали на конвейере, чтобы не открывать рот, когда кто-то из начальства делал такое объявление. С самого начала офицеры безопасности будут следить за каждым, кто будет болтать языком или выказывать признаки неповиновения.

Зеноби внезапно почувствовала себя абсолютно беззащитной, стоя на кровати своего кузена, но не осмелилась спуститься, опасаясь, что движение привлечёт ещё большее внимание.

– В каждый взвод будет назначен один офицер безопасности, – сказала капитан Эгву. – Они представятся…

Она замолчала, когда поезд задрожал. Сквозь стены донёсся рёв набиравших полную мощность реакторов. Пол завибрировал, когда заработали двигатели. Почти не ощущалось никакого движения, лишь слабый рывок инерции, сменившийся ускорением.

– Со временем каждый из вас познакомится с ними, – продолжила Эгву, повысив голос, пока пульсация локомотива всё увеличивалась. К пульсации присоединился металлический стук колёс, приглушенный толстым корпусом вагона. Она посмотрела на Джаваахир. – Вы всегда будете подчиняться командам офицеров безопасности. Их слово – закон, их суждение – абсолютно. Я советую вам не испытывать их терпение или решимость, а исполнять их пожелания без колебаний или споров.

Старший офицер безопасности откашлялась, и Эгву отступила на шаг, уступив даже свою власть Джаваахир.

– Весь корпус в ближайшие дни пройдёт вступительное собеседование, чтобы лучше познакомиться с каждым из вас.

– Спасибо вам… – начала Эгву, но её прервал взгляд старшего офицера. Взгляд был достаточно спокойным, без хмурого выражения или другого визуального предостережения на лице, но он немедленно заставил капитана замолчать.

– Я хочу, чтобы вы не испытывали иллюзий, солдаты Аддабы, – сказала им Джаваахир, сложив руки на груди. Какое-то движение в толпе между Зеноби и офицером безопасности ненадолго открыло ей полный обзор. На одном её бедре висела длинная булава, а на другом – пистолет в кобуре. – Есть те, кто стремится отвлечь нас от нашей цели, ищет слабости в наших сердцах. Враг не остановится ни перед чем, чтобы задушить всякую свободу и сопротивление, и их агенты находятся среди вас даже сейчас.

Зеноби огляделась вокруг, ожидая, что эти шпионы каким-то образом обнаружат себя сразу же после обвинения. Другие бросали подозрительные взгляды на товарищей, и она начала спрашивать себя, насколько хорошо знает людей из других взводов и рот. Она заметила раздражение на лице Менбера и вопросительно посмотрела на него. Он слегка покачал головой, указав глазами на офицеров безопасности.

– Это война, в которой мы победим мужеством, целеустремлённостью и самопожертвованием, – продолжила Джаваахир. – Ваша решимость будет проверена. Ваша выносливость будет вытеснена за пределы всего, что вы когда-либо терпели. Ваша верность… Ваша верность будет подвергаться сомнению снова и снова. Вы должны выстоять против всех этих угроз, физических и психических. Мы будем здесь, чтобы напомнить вам о ваших обязанностях и клятвах.

Её рука опустилась к пистолету на бедре, неосознанно или нет, Зеноби не могла сказать, но смысл был ясен.

– Рота! – резко скомандовала Эгву, заставив их вытянуться по стойке смирно. Она замолчала на несколько долгих секунд, обводя взглядом каждого солдата под своим командованием. – Обеденные пайки будут выданы через тридцать минут.

Взводные офицеры выделят дежурных по кухне. Остальные займутся своим снаряжением. Силы Гора недалеко, и вскоре начнётся битва за Терру. Вы будете готовы, когда придёт ваше время.

Лёгким движением головы она отпустила их и повернулась к своим офицерам, полностью проигнорировав офицеров безопасности, которые всей группой направились к ближайшей лестнице, ведущей на уровень крыши.

Рядовые дружно выдохнули, когда последний из них исчез в люке, и Зеноби упала на койку, издав нервный смешок, когда приземлилась.

Она услышала, как её имя произнёс проходивший по вагону Окойе, и вместе с другими названными собралась проследовать на кухню.

– Нам не о чем беспокоиться, – сказал Менбер, схватив её за руку и стащив с койки. – Что бы ни было в этих собеседованиях, просто говори правду. Помни, что ты одна из Адедеджи и наши предки были королями.

Она слегка улыбнулась ему и похлопала по руке, прежде чем присоединилась к остальным, собравшимся вокруг лейтенанта. Она в последний раз оглянулась на древко знамени, которое спрятала между своей койкой и стеной. Это был её символ гордости, её талисман верности.

Конечно, у неё нет причин беспокоиться об офицерах безопасности?

СЕМЬ

Большие пушки никогда не устают

“Пила”

Новости из космоса


Нисходящие равнины, час штурма


Целая жизнь войны приучила Форрикса к грохоту тяжёлых орудий не меньше, чем к биению собственных сердец. И всё же было что-то величественное в той мощи, что магистр войны обрушил на Императорский дворец. Сами небеса померкли, превратившись в яростную бурю разрядов и плазмы, сквозь которую словно метеоры, проносились пылавшие снаряды электромагнитных катапульт и световые лучи лансов.

Пертурабо раскрыл секреты пустотной защиты, которая охраняла стены, подвергнув их прямой бомбардировке и штурму, но Санктум Империалис и его окрестности всё ещё оставались окутаны энергетическими экранами. Как и космический порт Львиные врата. Воздух вокруг него мерцал от едва сдерживаемой энергии.

Опасность ответного огня огромных орудий по периметру космического порта мешала военным кораблям встать на орбите прямо над ним. Риск того, что подбитый корабль врежется в посадочные доки, которые они пытались захватить, был слишком велик, на что и указали Кроагеру, когда он отправил примарху запрос на орбитальную поддержку. Меньшие оружейные системы – всё равно затмевавшие всё установленное на чём-то уступавшем размером титану – окружали порт в выдвинутых вперёд бастионах.

Теперь они грохотали и ревели, бросая вызов полкам перебежчиков Имперской армии и деградировавшим существам. Противовоздушные батареи пока ждали своей очереди возвысить непокорный голос, поскольку Кроагер ещё не ввёл в атаку воздушные силы.

Если бы Форрикс оценивал ситуацию только по тому, что он мог видеть, не зная, что будет дальше, он бы посмеялся над нападением, как над разрозненной и несогласованной авантюрой, не имевшей никаких шансов на успех.

Это было бы ошибкой. Кроагер являлся прямолинейным воином, воспитанным в лучших и худших традициях упрямства и догматизма Железных Воинов. Ему недоставало хитрости, да и самого желания быть хитрым, но это не делало его идиотом. Он подробно объяснил план Форриксу и Фальку, убедившись, что они достаточно хорошо понимают свои места в нём, а также общие цели. Не оставалось ничего, кроме как согласиться с волей Кроагера или рисковать вызвать гнев Пертурабо, и поэтому Форрикс молча принял отведённую ему роль. Вполне возможно, что прямолинейность Кроагера – это именно тот молот, необходимый, чтобы разбить замок Дорна, как считал Пертурабо.

Пока Форрикс двигался с болтером в руке в окружении волны солдат и зверей, его авточувства уловили первые характерные раскаты, выплеснувшей свою ярость, осадной артиллерии. В дюжине километров позади него одна орудийная батарея за другой выкашливали облако снарядов. Дульные вспышки их гнева освещали небо, перечёркнутое силуэтами их смертоносных снарядов. Последовал раскатистый грохот, ударная волна прокатилась по наступающим легионерам и ауксилариям, сгибая древки знамён, развевая верхние узлы шлемов “Крестоносец” и омывая небронированные массы горячим ветром, который принёс крики изумления и ужаса. Смертные выли, когда лопались барабанные перепонки и носовые пазухи, а те, кто оказался достаточно глупым, чтобы оглянуться, беспомощно застывали на месте, ослеплённые затмившей солнце вспышкой.

Грохот орудий не шёл ни в какое сравнение с детонацией защитных щитов. Обстрел не мог достичь самых высоких участков, но был нацелен на средние слои, поэтому казалось, что космический порт окружён огненным кольцом высотой в пять километров, дуги молний разветвлялись на десять километров к земле внизу. Выброс такого количества энергии вызвал встречный взрыв, который лавиной хлынул вниз по неровным бокам порта, собирая клубящийся пар и обломки, чтобы обрушиться на первые роты ауксилариев, рискнувших бросить вызов меньшим орудиям у основания. Сотни тел подхватывались и швырялись сквозь сокрушительное облако осколков снарядов и огня, прорезая полосы среди тех, кто следовал за ними.

Это был самый мощный одновременный взрыв, когда-либо виденный Форриксом, и всё же он являлся только увертюрой для грядущего залпа.

Когда последний отблеск пустотного щита рассеялся, орудия заговорили снова, на этот раз их голос сопровождался шипением пятидесяти тысяч реактивных снарядов и двадцати тысяч ракет. Эта новая волна жестокости обрушилась на интенсивно работавшие щиты буквально через полминуты после первой. Фиолетовое и синее свечение пронзило воздух в нескольких сотнях метров от бронированной обшивки космического порта. Взрывы сотрясли его поверхность, отрывая плиты и осыпая горящие обломки по склонам – но не от ударов, а от генераторов пустотных щитов, которые разрывались на куски от перегрузки, сопротивляясь обрушившимся на них гигатоннам ярости.

И огромные орудия Железных Воинов выпустили новый залп.


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, четвёртое шоссе, час до начала штурма


Под таким сильным обстрелом почти невозможно было думать, а тем более слушать. Земля постоянно тряслась, а с балок орудийного окопа сыпалась пыль. Рядовой Алайджа Голдберг приложил ладонь к уху, прислушиваясь к тому, что сержант Кажни кричал отделению. Он стоял у прямой защищённой вокс-линии с укреплениями штаба и молча кивал последние шестьдесят секунд.

– Пора! – сержант повесил трубку и повернулся к паре установленных у амбразур вспомогательных орудий. – Тягача не будет, мы сами потащим лазерные пушки.

– Это смешно! – покачал головой Голдберг и указал на прерывистые вспышки разрывавшихся снаружи снарядов. Он сложил ладони рупором, чтобы его было слышно. – Они хотят, чтобы мы покинули уютный безопасный бункер и пошли туда?

– Можешь остаться здесь и подождать полмиллиона мутантов, предателей и зверолюдей, – ответил сержант.

Голдберг обдумал варианты, вздохнул и встал на ноги.

– А нам обязательно их тащить? – спросил рядовой Кавар. – Они нас задержат, а в космическом порту много больших пушек.

– Мы их берём, – решительно сказал Кажни. – Я не хочу, чтобы завтра по нам стреляли из наших же орудий.

Отделение занялось приготовлением лазерных пушек к движению, фиксируя их на металлических дорожках, закрепляя энергетические ячейки и отсоединяя срезные штифты так, чтобы прорезиненные колеса касались пола. Они начинали с тремя, но треть их небольшой батареи погибла три недели назад от залетевшего в амбразуру случайного осколка, вместе с орудием погиб и рядовой Саббагх.

Голдберг и Коста подняли лафет ближайшей лазерной пушки и потащили её к пандусу орудийного окопа. Ближе к амбразуре бомбардировка выглядела ещё более шокирующей. Ударные волны швыряли в лицо горячий ветер, и он зажмурился от огня и детонации.

– Куда мы идём? – крикнул он сержанту.

Кажни махнул рукой прямо в дверной проём.

– Просто направляйся к космическому порту и не останавливайся, – сержант оглянулся, когда сзади подкатили вторую пушку, Кавар и Адон стояли за подъёмным рычагом. Он достал лазерный пистолет, хотя Голдберг понятия не имел, для чего тот может пригодиться. – Все готовы?

Они кивнули и вернулись к задаче, медленное движение сменилось уверенным шагом, когда расчёты поднялись на вершину пандуса. Голдберг осмотрелся и увидел, как в небесах танцует синее и оранжевое пламя, сверкая над экраном пустотных щитов. Несмотря на энергетические поля, случайные ракеты и снаряды падали на землю, разбивая широкую феррокритовую полосу шоссе и его грязные окрестности, разрывая кровавые дыры в потоке солдат, хлынувших обратно в убежище космического порта Львиные врата.

Отделение тяжёлого вооружения прибавило шагу, когда вышло на более ровную поверхность дороги, присоединившись к тысячам других солдат Имперской армии. Рядом подпрыгивали и раскачивались полугусеничные машины и грузовики с бортовыми платформами, прокладывая себе путь по усеянной снарядами земле, перевозя раненых и тех, кто считал себя слишком важным, чтобы идти пешком. Над одним из забрызганных грязью транспортов Голдберг увидел огромное знамя полковника Майграут, ярко-алое и окаймлённое золотым шитьём. Оно казалось неуместно ярким среди грязи и тусклой униформы.

Все выглядели такими же уставшими, как и Голдберг. Некоторые переставляли ноги с наполовину отсутствующим взглядом, который он хорошо знал, в серых и зелёных мундирах, забрызганных кровью – их собственной или чужой – и грязных от долгой осады. С испачканными лицами, забинтованные, с руками на повязках или с другими ранами, они превратились в человеческую реку, текущую по четвёртому шоссе.

Голдберг едва успел вздрогнуть, когда в нескольких сотнях метров справа от него взорвался снаряд, превратив бронетранспортёр в пылающие обломки, которые скатились по склону в сторону от дороги. Его спина горела от напряжения, когда они перешли на медленный бег, чувствуя, что толпа вокруг них движется быстрее.

Никто точно не считал, но все знали, что враг будет на линии обороны через считанные минуты, если уже не был там. В любой момент лазерный огонь и пули могли начать преследовать их по шоссе, гораздо более смертоносные, чем ярость артиллерии, обрушившаяся на пустотные щиты наверху.

От более глубокого и продолжительного грохота по дороге пробежала дрожь. Некоторые солдаты завопили, переживая кошмары наяву; другие выкрикивали предупреждения и бежали, не обращая внимания на крики сержантов и офицеров.

– Это не бомба, – сказал Голдберг, оглянувшись. Остальные остановились вместе с ним и повернулись.

На расстоянии пары километров за отступавшей колонной, следуя по дуге последней линии обороны, развернулась стена огня. Новые взрывы растягивали пламя всё дальше и дальше, каждая траншея, орудийная точка, бункер и окоп превратились в огненный ад.

Адон рассмеялся и похлопал по стволу лазерной пушки.

– Мы подождём выживших.

Голдберг плюнул в грязь.

– Горите, предательские подонки! – закричал он. – Можете сгореть все!


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, четвёртое шоссе, час штурма


Трупы предателей громоздились так высоко, что образовали кровавый вал перед стеной щитов Имперских Кулаков. Враг продолжал наступать, не обращая внимания на потери, карабкаясь по своим мертвецам и погибая от тяжёлых орудий и метких стрелков едва поднявшись на гребень горы трупов примерно в двадцати метрах впереди Ранна, они вырисовывались силуэтами на фоне пожаров, которые продолжали бушевать вдоль бывших позиций Имперской армии.

Шеренга воинов в жёлтой броне протянулась почти от одного выступа внешней обороны до другого, шириной в полкилометра, сплошной ряд силовых доспехов и абордажных щитов, несгибаемых, как пласкритовый вал.

Линия оставалась неподвижной, последнее препятствие, которое нужно преодолеть, если кто-то из врагов переживёт бурю огня, которую выпускали над их головами отделения поддержки и дредноуты, а также бастионы самого космического порта.

Изредка мутант или армейский солдат-перебежчик с трудом пробирался сквозь канонаду, но лишь для того, чтобы наткнуться на сплошную стену Имперских Кулаков. Стена слегка расступалась, что позволяло болтеру выстрелить со смертоносной точностью, отрывая предателю голову или разрывая его грудь единственным болтом. Строй снова смыкался, как будто ничего не произошло.

Ранн наблюдал сквозь визор щита за любой угрозой, оставаясь таким же бдительным через два часа после начала сражения, как и в тот момент, когда он возглавил контратаку из бронированного бастиона. До сих пор Железные Воины продолжали вести огонь по космическому порту, по большей части игнорируя силы космических десантников, которые вышли вперёд. Артиллерия меньшей дальности, что поддерживала атаку, пока сдерживалась благодаря расширенному защитному экрану. Ранн поднял голову и увидел над собой золотисто-зелёное сияние, колыхавшееся под ударами ракет и взрывов.

Если какой-нибудь вражеский артиллерист почувствует желание вторгнуться в купол полей, целый фланг лазерных орудий и многоствольных пусковых установок будет готов встретить его контрбатарейным огнём. Аналогичные меры предосторожности были предприняты и на случай воздушного нападения. Но Ранн всё равно ожидал услышать предательский свист падающего снаряда, готовясь прервать атаку бронетехники и отвести свои силы, как только смертоносный шквал IV легиона соберётся обрушиться на его воинов.

Командующий, говорит Вердас, левый фланг, – затрещал его вокс, когда поступило сообщение от одного из дредноутов, назначенных для поддержки первой штурмовой группы. – Линии огня становятся очень узкими. Мёртвые загораживают нам обзор дальше тридцати метров. Предложите заранее перейти на новую огневую позицию.

Обращение было настолько уважительным, что он улыбнулся, потому что оно исходило от терранского ветерана ордена, который служил дольше, чем сам Ранн.

– Принято, Вердас. Я дам вам больше места, – лорд-сенешаль переключил вокс-частоту, чтобы связаться с Львом Примус. – Доклад о готовности бронетанковой атаки.

Продолжается артиллерийская подготовка. Ворота открываются, командующий. Расчётный контакт с врагом через три минуты.

– Сообщите лейтенанту-коммандеру, что я продвигаюсь вперёд на пятьдесят метров в нашу боевую зону.

Подтверждаю, пересчитываем безопасную зону для воздушных и артиллерийских ударов, командующий. Мутант-огрин протолкнулся сквозь узкую часть кургана трупов. Он был облачён в куски угловатой брони, а на его уродливой голове сидел шлем с лезвием. В руках он держал длинную металлическую трубу, увенчанную комком феррокрита: сломанный осветительный столб, некогда стоявший на шоссе. Болты взрывались на его импровизированных доспехах, и те, что врезались в плоть, ничуть не мешали его продвижению.

Ещё пять секунд, и он достигнет строя. Риск даже одного нарушения был неприемлем, и Ранн отреагировал мгновенно.

– Каждый третий, цель впереди, сосредоточенный огонь, – сказал он своим хускарлам, положив палец на спусковой крючок болтера. – Один выстрел. Огонь!

Каждый третий воин отодвинул щит влево, что позволило космическому десантнику справа вести огонь в образовавшуюся брешь. Пятьдесят болтеров, включая Ранна, громыхнули одновременно, поглотив чудовищного урода в буре взрывов. Осколки металла и ошмётки плоти полетели из вихря болтов, оставив разорванное месиво, которое рухнуло на землю, а рядом с ним упал осветительный столб. Строй закрылся с такой же скоростью, как открылся перед этим, щиты с лязгом врезались друг в друга.

Ранн не верил в понятие “стрельба из пушки по воробьям”. Что бы ни потребовалось для поражения цели, он считал это соразмерным. Даже пятьдесят болтов для одного огрина.

Он проверил хронометр. Девяносто секунд до атаки бронетанковых колонн. Это тоже можно было счесть большей силой, чем необходимо, но он преисполнился решимости послать сигнал Железным Воинам, что сыновья Дорна пришли в эту битву не для того, чтобы быть мальчиками для битья.

IV легион следовал за ордой пушечного мяса, и в последних сообщениях говорилось, что воины Фулгрима и Ангрона выдвинулись поддержать их атаку. Скоро наступит время отступать, чтобы противостоять приближающимся легионерам-предателям, наступавшим на Львиные врата с севера и юга. Ранн заставил себя подождать ещё тридцать секунд, стягивая к себе как можно больше предательских отбросов для бронетанковой атаки.

– Группа, внимание, – приказал он по воксу, сердца забились быстрее в предвкушении. – Хускарлы приготовиться к построению “Пила” и наступлению. Отделения эшелона обеспечивают вспомогательный огонь.

Он глубоко вздохнул, задержав дыхание на два громовых удара сердец.

– Три, два, один. Пила!

Начиная с воинов по обе стороны Ранна, каждый второй Имперский Кулак в линии фронта поднял щит и продвинулся вперёд на пять шагов. Два воина из задних рядов следовали за ним по пятам, один стрелял налево, другой направо, расчищая пространство перед собой шквалом болтерных снарядов. Не успели первые перестроившиеся поставить щиты, как оставшиеся в линии легионеры подняли свои и продвинулись вперёд на десять шагов, к каждому из них также присоединились два воина поддержки. Ранн наступал вместе с ними, считая шаги, а затем опустил щит в грязь и пропитавшую землю засохшую кровь.

Снова и снова строй продвигался вперёд, стреляя и отталкивая щитами атаковавших врагов, хускарлы, как пила, врезались в самый центр наступавших, в то время как любые предатели, которые пытались окружить их, были выкошены огнём фланговых отделений и обеспечивавших поддержку дредноутов. По двадцать метров за раз, сквозь десятикратно превосходившего их врага, они двигались всё дальше.

– Отделения эшелона наступают, атака в форме песочных часов. Хускарлы, соединиться для прорыва.

Фланговые отделения отступили за стену щитов, чтобы позволить противнику беспрепятственно обходить слева и справа. Ранн оценил момент, подождав двадцать секунд, после чего отдал команду на атаку остриём копья. Словно клин сквозь грязь Имперские Кулаки наступали вперёд, используя щиты в качестве бульдозерных лезвий, разворачиваясь наружу, чтобы прижать врагов на флангах к отрогам стен, и давя ботинками убитых. Отделения поддержки удерживали центр быстрыми болтерными залпами и тяжёлым оружием, пока строй снова не соединился вместе. Мёртвые глаза смотрели на Ранна с гребня изрешечённых болтами тел и сломанных костей.

Ранн почувствовал прилив гордости за дисциплинированность этого манёвра. Тот достаточно просто выглядел на тактическом экране, но точность лейтенантов и сержантов казалась ему прекрасной. Он хотел бы, чтобы лорд Дорн присутствовал здесь и оценил это по достоинству.

Когда вся линия продвинулась настолько далеко, насколько было возможно, хускарлы убрали болтеры и перешли на оружие ближнего боя – большинство на цепные мечи, некоторые на топоры, как Ранн. Как и в случае с манёвром “Пила”, они одновременно рубили мёртвых и живых, в то время как их товарищи продвигались вперёд с щитами, вжимаясь в груды изодранной плоти. Ранн напрягся, слегка наклонив щит, чтобы рубить конечности и тела, как если бы рубил ветви деревьев поперёк тропы в джунглях. Куски трупов втаптывались в грязь, когда он двигался вперёд.

Толчок, шаг, удар. Толчок, шаг, удар. Толчок, шаг, удар.

Груда мёртвых оказалась больше, чем он предполагал, почти пятнадцать метров плоти, которую нужно было прорубить, прежде чем его воины вырвались наружу и снова построились на дальней стороне могильного кургана. И всё же враг не сдавался, бросаясь на Имперских Кулаков с хриплыми криками и пронзительными призывами к своим тёмным хозяевам. Залпы болтерного огня выкашивали предателей десятками. Хускарлы били щитами и рубили клинками, расчленяя и обезглавливая любого противника, достигшего строя.

Сквозь смог и газ, мимо вздымавшейся массы врагов, Ранн увидел, как в полукилометре впереди слева и справа в орду ворвался жёлтый цвет. По мере того, как бронетанковые колонны обходили оборонительные отроги, словно древние корабли, огибавшие мысы на пути в гавань, разряды лазерного огня и дульные вспышки осветили болезненное облако, пульсировавшие мультилазеры мигали, как красные навигационные огни.

Оказавшись между танками и стеной щитов, предательские орды наконец-то затормозили, не зная, стоит ли продолжать давить на пехоту или же повернуться и потопить новую угрозу своей численностью. Колонны бронетехники соединились на шоссе и одновременно повернули внутрь, рассредоточившись так, чтобы они могли стрелять не задевая друг друга, возвращаясь к стене щитов, оружие вело огонь без остановки в обе стороны, турели изрыгали лазерные лучи и снаряды из автоматических пушек. Залпы рассекали ряды небронированных врагов, их мёртвые тела падали волнами, как разбегавшаяся рябь от камней, брошенных в пруд.

– Хускарлы, построение “Ворота”! – проревел Ранн, когда ведущие машины находились всего в ста метрах от него и быстро приближались. Подобно двойному дверному проёму, линия щитов разделилась: Ранн – на правом конце одной “створки”, сержант Ортор – на левом. Они двигались вовне, поэтому строй сместился, но всё равно остался направленным прямо на врага. Ранн видел мутантов и предателей, раздавленных опущенными бульдозерными отвалами или пронзёнными штурмовыми шипами, когда колонна шла вперёд, не замедляя хода, пробивая орду, подобно бронированному кулаку.

Они с рёвом пронеслись мимо строя, орудия замолчали в самый последний момент, танк за танком прогрохотали сквозь щель между двумя створками ворот стены щитов. Они снова разделились, отступая влево и вправо, чтобы сформировать линию поддержки за пехотными ротами, заняв позиции рядом с дредноутами.

В качестве цели осталось едва ли несколько сотен врагов, многие из них уже разбегались во все стороны от ужаса и шока, некоторые укрылись среди своих погибших товарищей, чтобы спрятаться от гнева Имперских Кулаков.

Разрешите приступить к поиску и уничтожению, командующий? – поступил вызов от лейтенанта Лесида, возглавлявшего быстрый резерв.

– Разрешаю. Только десять минут, затем отступайте в порт.

Принято.

– Первая штурмовая, отступайте отделениями. Бронетехника обеспечивает прикрытие и затем отходит побатальонно.

Последняя из машин миновала строй, штурмовой танк “Спартанец”, который развернулся и остановился в нескольких метрах позади Ранна, двигая орудиями из стороны в сторону над его головой. Лорд-сенешаль подошёл к нему и прислонил щит к борту. Используя спонсон в качестве опоры для рук, к явному удивлению находившегося внутри стрелка, он подтянулся на крышу. Командир танка стоял в одном из передних люков, сжимая рукояти установленного на турельной установке комби-болтера. Он отвёл оружие в сторону и потянулся, чтобы присоединиться к Ранну, ударив кулаком по нагруднику в приветствии.

– Добро пожаловать на борт, командующий. Отличный вид, не так ли?

Раздался пронзительный вой антигравитационных двигателей и визг реактивных ускорителей, когда шесть эскадрилий “Лэндспидеров” пронеслись над их головами, всего на несколько метров выше оборонительной линии. Ранн усмехнулся, наблюдая, как они пролетают мимо, и поднял кулак, приветствуя их победу.

– Удачной охоты! – произнёс он по воксу.

Грохот тяжёлых болтеров и шипение ракет затихали с расстоянием, пока быстрый резерв Лесида преследовал оставшиеся цели. Ранн оглянулся на космический порт, а затем посмотрел на шоссе. Многоспектральные фильтры мерцали перед его глазами, улавливая тепло остывавших трупов. Повсюду, куда могли проникнуть сквозь клубы смога его обострённые чувства казалось, что землю покрывали волны тускло-оранжевого и тёмно-красного цветов.

С появлением Детей Императора и Пожирателей Миров это было только начало. “Впрочем, – подумал он, – триста тысяч убитых врагов за два часа – неплохая утренняя работа”.


Арабиндийский массив, девяносто семь дней до начала штурма


Насколько можно было судить, поезд двигался со скромной скоростью в десять километров в час, что даже несмотря на два плазменных реактора, приводивших в движение его двигатели, никого не удивляло, учитывая его огромные размеры и вес. Его целью являлось перемещение больших масс людей, но он, конечно, не делал это быстро.

Рутина была краеугольным камнем жизни на фабричном конвейере и быстро стала основой существования Зеноби как солдата корпуса обороны. Каждый день был тщательно спланирован и отрегулирован, обязанности перемещались по взводам роты в соответствии с расписанием и возложенными наказаниями. Они тренировались с оружием – предварительно сняв силовые ячейки – и превратили запасные матрасы в манекены для штыковых упражнений. Еда была почти одинаковой изо дня в день, но учитывая, что все они всегда жили только в отрогах нижнего улья, на такое кулинарное однообразие никто не обращал внимания.

Офицеры безопасности присутствовали всегда и везде, но старались держаться в тени. Как и предупреждали, они начали проводить собеседования с самого первого дня. Называли имена, и солдат сопровождали до верхней палубы. Они возвращались либо в течение нескольких минут, либо через час с лишним – казалось, что между этими двумя крайностями никогда не было никакой середины. Они неохотно обсуждали то, что видели, но настойчивость помогла вырвать некоторые подробности из неуверенных уст – хотя рассказывать было почти нечего, поскольку их всех провели вверх по центральной лестнице и дальше по узкому коридору в пустую комнату для допросов. Они мельком видели артиллерийские амбразуры и другие дверные проёмы, которые, как они предполагали, служили каютами экипажа, но больше почти ничего.

Некоторые из тех, кого вызвали, успели немного рассмотреть окружение поезда через открытые двери в турели и в амбразуры за ними. Но даже при этом в их рассказах не было ничего необычного, потому что все они возвращались с описаниями бесконечного серого неба и, если видели землю, волнистого пространства высохшего морского дна.

О происходившем в комнате для допросов говорили ещё меньше, кроме того, что не о чём беспокоиться, если рассказывали правду. Зеноби ожидала, что её вызовут одной из первых, поскольку она служила в командном отделении взвода и являлась знаменосцем роты, но проходили дни, а её имя так и не было названо. Она пыталась предсказать, когда наступит её очередь, но через три дня была вынуждена прийти к выводу, что или она не имеет представления о критериях порядка отбора, или рядовые вызываются наверх случайным образом.

Примерно через неделю после отъезда из Джибу капитан и лейтенанты исчезли вскоре после полуденной проверки, все вместе поднявшись в таинственный мир верхней палубы. Как и многие другие, Зеноби хотела последовать за ними, чтобы попытаться украдкой взглянуть на сокрытые наверху прелести и тайны. Однако на верхней площадке каждой лестницы стояли многочисленные династические силовики.

Происходящее затронуло не только роту Зеноби. Офицеры с нижних палуб проходили мимо, пока не стало ясно, что вагон покинули все, кто обладал званием выше сержанта.

– Я слышала, будут большие новости, да, – сказала Селин. – Всем сообщат одновременно. Никаких слухов, только одна правда.

– Никаких слухов? – рассмеялся Менбер. – Тогда что ты говоришь? Это и есть слух!

– Ты знаешь, что я имею в виду, фала, – сказала Селин, покачав головой.

– Это должен быть Гор, – сказал Кеттай.

– Тише, – прошипел Менбер, глядя в сторону ближайшей лестницы на верхнюю палубу.

– Что? – пожал плечами рядовой. – Произносить его имя уже преступление, так получается?

– Вполне возможно, – прорычал Менбер.

– Нет, я общалась с офицерами безопасности, – сказала Селин. – Наш взвод хорош. Мы все верны делу, и они это знают. Добровольцы, да? Мы сами занимались вербовкой.

– Мне всё равно, даже если у тебя есть подписанное письмо от самих династических вождей, – сказал Менбер. – Я не думаю, что офицерам безопасности нужен серьёзный повод.

– Даже если это новости о Горе, они не обязательно плохие, – сказала Зеноби.

– Это может быть что угодно, – согласился Менбер. – Но я не думаю, что все были бы так напряжены, если бы услышали, что Гор мёртв.

– Верно, очень верно, – сказала Селин. – Пари? Корабли Гора здесь, в системе.

– Я не стал бы ставить против этого, – сказал Кеттай. – Если разговоры верны, то в последние несколько месяцев шла космическая война, проверяя защиту, основная атака должна была начаться...

Он умолк, когда они услышали шаги наверху, много шагов. Они наблюдали, как снова спускаются офицеры. Меньше, чем поднялось.

– Где остальные? – спросила Зеноби, когда ушёл последний из офицеров с нижних палуб – те, кто сейчас спускался, носили символы роты Бета, расквартированной на палубе прямо под ними. – Двадцать поднялись, только пятнадцать спустились.

– Особые обязанности? – предположил Менбер, хотя даже он не выглядел убеждённым своим ответом.

Те офицеры, что возвращались, молча смотрели друг на друга с выражением, которое было непонятно наблюдавшим за ними рядовым.

– Они выглядят обеспокоенными? – спросил Кеттай.

– Они не выглядят обеспокоенными, – ответила Зеноби. – Они не боятся за себя, не беспокоятся. Скорее кажутся виноватыми. Я…

Она замолчала, когда капитан Эгву спустилась по ступенькам лестницы в центре вагона. За ней следовали Окойе и большинство остальных офицеров роты.

– Трое? – шепнул Селин. – Кого нет?

– Гбадамоси, Адейо, Онобанджо, – быстро ответил Кеттай. – Все лейтенанты.

– Адейо был командиром взвода! – сказала Зеноби. – Что это значит?

– Мы скоро это выясним, – сказал Менбер, возвращая их внимание к только что вернувшимся офицерам.

Капитан Эгву стояла посреди палубы, в то время как большинство лейтенантов направились к своим взводам и отделениям. Окойе остановился на небольшом расстоянии, переводя взволнованный взгляд с одного подчинённого на другого.

– Глаза и уши на капитана, – спокойно сказал он, повернувшись на каблуках лицом к командиру роты.

Эгву стояла, заложив руки за спину, и медленно ходила по кругу, оглядывая всю палубу. Она то и дело поднимала голову и смотрела на лестницу, что вела на верхнюю палубу, и на люк, к которому та вела. Невозможно было не обратить на это внимания, и Зеноби обнаружила, что смотрит на железные перекладины с растущей тревогой, переданной капитаном, хотя Эгву ничего не сказала и не придала своему лицу никакого красноречивого выражения.

Череда резких звуков, сопровождаемых громкими ударами, заставила Зеноби вздрогнуть – и не её одну среди собравшихся солдат. Вокруг неё рядовые смотрели вверх, по помещению прокатился беспокойный шёпот.

Даже приглушенный палубой шум ни с чем нельзя было cпутать: выстрелы.

Первой реакцией Зеноби было повернуться, широко раскрыв глаза, и искать Менбера. Он посмотрел на неё, слегка покачал головой и вернул взгляд на лестницу. Несколько секунд спустя показались ноги в ботинках, вскоре выяснилось, что это были силовики честности. Их группа спустилась, за ними последовала Джаваахир и её когорта офицеров. Шесть человек, прикомандированных к роте, остались, а остальные спустились на палубы ниже.

Старший офицер безопасности кивнула Эгву, которая откашлялась, прежде чем обратилась к роте.

– Силы магистра войны Гора достигли Солнечной системы. Флот и корабли легионов ведут космическую войну против их флотилий у ворот вблизи Плутона и Нептуна. – Капитан шагала, пока говорила. – У нас нет дополнительной информации о текущем ходе сражения, и мы не планируем давать комментарии в реальном времени. Мы постараемся держать вас в курсе любых крупных стратегических событий, но с этого момента предполагается, что Гор рано или поздно достигнет орбиты Терры и начнёт вторжение.

То ли дисциплина, то ли потрясение заставили их промолчать, но солдаты корпуса обороны встретили эту новость в стоической тишине. Хотя Зеноби согласилась с предположением Селин и ожидала, что что-то подобное будет объявлено, от услышанного её сердце забилось быстрее. На протяжении значительной части жизни она готовилась к грядущим битвам, и мысль о том, что до них остались считанные недели, а может быть, и дни, оказалась волнующей и пугающей.

Чем больше она думала об этом, тем сильнее боялась, но страх смягчался твёрдым узлом долга, который она чувствовала внутри. Она не родилась воином. Не легионером и даже не верным солдатом Имперской армии. Но когда вербовщики пришли и поговорили с ней и её семьёй, они все согласились. Ради Аддабы и ради будущих поколений они должны сражаться и отдать свои жизни, если потребуется.

Она помнила, что не совсем осознавала происходящее, но чувствовала, как мать ободряюще и гордо сжимает её плечо. И с тех пор каждый день, будь то на конвейере или в роте, она думала о том времени, когда обещание станет реальностью. Громкий голос Джаваахир вернул её в настоящее.

– Силы магистра войны приближаются к Терре, – её слова звучали спокойно и уверенно, не неся никакого угрожающего подтекста, как при первой встрече. С такой же лёгкостью она могла бы сказать им, что изменился график дежурств в уборной. – Мы не потерпим ничего, кроме предельной преданности предстоящей задаче. В свете этих новостей мы завершили проверку офицеров. Не оправдавшие наших ожиданий были казнены.

И снова солдаты Аддабы почти не отреагировали. Услышанный ими шум оставил очень мало сомнений о судьбе пропавших офицеров. Впрочем, с нижних палуб донеслись испуганные голоса. Зеноби поняла, что жившие там солдаты не могли услышать выстрелы и получили эту новость из уст своих офицеров безопасности.

– Такие действия могут показаться жестокими, и в мирное время вы были бы правы, – продолжила Джаваахир. Говоря это, она посмотрела на всех присутствующих, и её взгляд, казалось, на секунду остановился на каждом из них. Не достаточно долго, чтобы заметить реакцию, но всё равно создавая ощущение постоянного контроля. – Решение не было принято ни легко, ни произвольно. Не скорбите о них. Если бы они остались на своих постах, их недостаток верности передался бы вам и поставил бы под угрозу целостность и мужество всего подразделения.

– Также мы не позволим никому из вас отклониться от курса, которому надлежит следовать, поэтому мы и судим тех, кто ведёт вас по самым высоким стандартам. Колебание перед лицом врага будет стоить жизни. Сомнения в том, что мы служим делу более великому, чем мы сами, подорвут дисциплину.

Выражение её лица смягчилось, став почти матриархальным, когда она снова медленно повернулась.

– Мы не хотим запугивать вас и заставлять повиноваться. Вполне естественно, что вы рассматриваете принятые вами решения и задаётесь вопросом, правильно ли вы поступили. Такие ошибки понятны, но им нет места в бою. Вы должны действовать без раздумий, без вопросов, без сожалений. Делать иначе – значит рисковать победой, к которой мы все стремимся, ради которой мы все должны быть готовы отдать свои жизни.

Наступила тишина, нарушаемая лишь глухим стуком колёс по рельсам и гудением энергетических кабелей. Зеноби почувствовала, что её укачивает, поначалу она решила, что это из-за движения вагона, но постепенно её охватило ощущение нереальности происходящего. Она вспомнила то время, когда ей рассказывали о магистре войны и о том, что произошло во время Великого крестового похода, о том, что она была подвержена идеям настолько большим в сравнении с ней самой, что было почти невыносимо думать о них.

Рука легла на её локоть.

– Дыши, кузина, – сказал ей Менбер, беспокойно посмотрев на неё. – Дыши...

– Я буду работать с офицерами безопасности, чтобы выбрать подходящие замены для тех... – Эгву замолчала, посмотрела на Джаваахир, а затем продолжила. – Пробелы в командной структуре будут заполнены из нижних чинов. Как на заводе. Это – всё.

Зеноби поникла, осознав, что уже несколько минут держится натянуто, как струна. По палубе немедленно разнеслись приглушённые голоса, разделившись между двумя темами разговора: неминуемым прибытием Гора и казнями.

Прежде чем она успела что-то сказать, Зеноби почувствовала похлопывания по плечу и повернулась, увидев сержанта Алекзанду, который смотрел на неё. Он сделал шаг назад и кивнул в сторону офицеров безопасности. Зеноби посмотрела мимо него, её взгляд встретился со взглядом Джаваахир.

– Время собеседования, Зеноби, – сказал Алекзанда. – Ты следующая.

ВОСЕМЬ

Атака берсерка

Верность под вопросом

Телэфирная защита


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, второе шоссе, час штурма


От шквального обстрела Железных Воинов вершина Львиных врат вспыхнула подобно свече. Красные и алые языки пламени ползали по жилым блокам и докам и танцевали странной жизнью. На юго-востоке, на дальней стороне искусственной горы, фиолетовый огонь освещал высокие верфи и километровые посадочные причалы – маяк-близнец для Фулгрима и его Детей Императора.

– Это… хннх. Это сигнал! – хрипло прорычал Кхарн, ударив кулаком по крыше “Лэндрейдера”, чтобы предупредить водителя. Все вокруг него реагировали точно также, выкрикивая боевые кличи и славя Кхорна, их вопли прокатились по шоссе вместе с внезапным гулом оживших двигателей.

Для того, чтобы остаться с братьями, а не броситься сломя голову в атаку Кхарну потребовалась вся его сила воли. Сделать так – означало броситься в зубы обороняющихся без поддержки легиона Пертурабо.

Он поднял Дитя крови в другой руке, когда гул двигателей пятисот транспортов и танков перерос в рёв, их гусеницы царапали покрытый выбоинами феррокрит: “Носороги”, “Лэндрейдеры” и транспорты “Спартанец”, которых прикрывали с флангов эшелоны “Хищников” и “Поборников”. Этот элемент поддержки значительно сократился, поскольку многие братья Кхарна не могли контролировать себя в достаточной степени, чтобы исполнять обязанности водителя или стрелка тяжёлого орудия. Рабов приковали к их новым постам, или место истинно живых заняли сервиторы. Освободившись от других забот, легионеры смогут штурмовать и убивать ни на что не отвлекаясь, как только достигнут своей цели.

Кхарна отбросило назад в купол, когда водитель рванул штурмовой транспорт вперёд, “Лэндрейдер” накренился и закачался, набирая скорость, грохоча по изрытой тысячами снарядов земле. Вокруг него другие воины соперничали за лидерство, их призывные крики потрескивали по воксу, смешиваясь с хвастливыми обещаниями сколько душ они сегодня пошлют в царство Кхорна.

Рёв и дым штурмовой колонны окружили Кхарна, грохот битвы заставил его сердца биться в унисон, имплантат в черепе добавил к симфонии настойчивую и быструю пульсацию.

Но именно внутри него разрасталась музыка. Он почувствовал, как Кровавый бог проникает в него, как вспыхивает огонь в его животе, разжигая ярость, которую не могла сдержать ни одна смертная оболочка. Он взмахнул Дитём крови, наслаждаясь блеском сигнального пламени на служивших ему лезвием жужжащих слюдяных драконьих зубах. Он издал рёв, который перерос в вой, а затем из самой глубины души озвучил требования Кхорна, ударяя кулаком по нагруднику в такт своему скандированию.

– Убивайте! Калечьте! Сжигайте!


Арабиндийский массив, девяносто семь дней до начала штурма


Трепет от разрешения подняться на освящённую верхнюю палубу на мгновение подавил бурлившую в животе Зеноби тошноту. Она задержала дыхание, когда исчез маячивший перед глазами люк, и ей открылся первый настоящий взгляд на владения офицеров.

Увиденное её разочаровало. Переборки из голого металла образовывали небольшое, квадратное пространство прямо вокруг лестницы. К стене была привинчена скамейка, и хотя в настоящее время она оказалась не занята, царапины перед ней свидетельствовали о том, что ею пользовались часовые. Рядом с ней несколько ступенек вели к бронированному люку с маленьким круглым окошком, хотя всё, что она смогла за ним увидеть, было небо, испещрённое подсвеченными ранним утренним солнцем тёмными облаками.

Слева и справа тянулись узкие коридоры, вдоль которых располагались двери, ведущие к другой лестнице метрах в десяти от них, и так далее по всей длине вагона.

Она отвернулась от скамейки и увидела другой коридор, шире остальных, который шёл по всей ширине поезда. В стене были прорезаны ступеньки, ведущие к входам на крышу, бронированным, как и другие орудийные турели. В нескольких метрах от неё ждала династический силовик, держа булаву обеими руками поперёк бёдер и расставив ноги на ширину плеч в непринуждённой позе.

– Сюда, – сказала она Зеноби, шагнув в сторону и указав на открытую дверь в нескольких метрах дальше по проходу.

Звук шагов на ступеньках позади неё заставил Зеноби поспешить, понимая, что за ней следует Джаваахир. Она поспешила в комнату ожидания. Внутри почти всё было из металла, и сначала она решила, что это камера. В стенах виднелись отверстия с кронштейнами полок, что указывало на первоначальное использование помещения в качестве кладовой. Вместо прежних ящиков и мешков теперь здесь стояли небольшой металлический стол и установленные напротив друг друга два стула.

На стене висело треугольное знамя – настоящая ткань на древке из настоящего дерева. Рисунок включал шесть символов династических вождей, золото на красном фоне, отороченное пурпурными нитями.

– Одно из старых знамён времён Объединения. – Зеноби повернулась и увидела в дверях Джаваахир. Старший офицер безопасности посмотрела на стул, стоявший спинкой к ним, и Зеноби немедленно шагнула к нему. – Напоминание нам, что улей Аддаба связан историей с Императором, которая насчитывает поколения.

Зеноби открыла рот, чтобы ответить, но была остановлена поднятой рукой. Джаваахир вошла в камеру для собеседований и закрыла дверь. Она положила руку на плечо Зеноби, проходя мимо, и решительно усадила её на металлический стул, прежде чем сесть напротив. Она сцепила пальцы на столе, и Зеноби заметила ярко-алые ногти – она догадалась, что это были имплантаты, а не накрашенные. Как и татуировки, они являлись постоянными модификациями, чтобы заявить о её положении и верности.

– Ты – Зеноби Адедеджи, рабочий конвейера, а теперь рядовой. Капитан Эгву поручилась за тебя и даже доверила тебе знамя роты. Это весьма примечательно, серьёзная ответственность для семнадцатилетней.

Зеноби сохранила самообладание и промолчала. Ей не задали никаких вопросов, и добровольно делиться информацией казалось неразумным.

– Я думаю, что она права, – Джаваахир подалась назад и положила руки на колени. – Я уверена, что ты знаешь всё об истории Адедеджи.

– Я ношу имя рубиновой династии. Их кровь во мне, даже если моя семья за последние десятилетия сильно утратила своё положение.

– Бывшей рубиновой династии. Низложенной Императором за сопротивление Объединению.

Зеноби боролась с искушением защитить честь своих предков. Многочисленные споры и несколько откровенных драк доказали, что какими бы ни были факты, общепринятая версия заключалась в том, что Адедеджи предали Императора.

– Адедеджи больше не входят в число Шести Одарённых. Я – рабочий конвейера, я мало знаю о политике верхнего улья и о том, что случилось с моими дальними родственниками.

– И ты верна Аддабе.

Зеноби кивнула. Казалось, больше нечего было добавить к этому утверждению. Тень улыбки скользнула по губам Джаваахир.

– Я тебя пугаю?

Правда, вспомнила Зеноби. У всех, кто прошёл интервью, было единственное послание, которое он или она передавал остальным: просто говори правду.

– Я считаю вас и ваших офицеров пугающими, – сказала она. – Я знаю, что моя верность делу также крепка, как фундаменты Аддабы. И всё же я боюсь, что вы этого не увидите.

Джаваахир поджала губы, не сводя глаз с Зеноби. Та выдерживала её взгляд так долго, как только могла, скорее из гордости, чем из вызова, но в конце концов опустила голову и посмотрела на свои руки. Она крепко вцепилась в край стола и даже не заметила этого.

– Ты не произнесла ни одного слова, чтобы убедить меня в своей преданности, – произнесла Джаваахир. – Ты очень спокойна.

На этот раз Зеноби не сумела сдержать желание ответить.

– Мне нечего бояться, если то, что вы говорите, правда. Я верна. Я принесла клятву. Надсмо… Капитан Эгву лично завербовала меня и мою семью. Если бы я не доверяла вам, я бы всё равно доверяла ей. И с тех пор, как она вернулась после... Поскольку она всё ещё командует ротой, я думаю, что и вы ей доверяете.

– Ты находишь эту логику успокаивающей? – Джаваахир по-прежнему не отводила взгляда от Зеноби. Она не была уверена, что старший офицер безопасности хотя бы моргнула. – Так ты видишь мир, причины и правила?

– Я жила на фабричном конвейере, бана-мадам, – ответила Зеноби. – Всё работает определённым образом или не работает вообще. Люди умирают, если что-то идёт не так.

Джаваахир снова улыбнулась хотя сейчас выражение лица оставалось бесстрастным, лишённым всякого юмора.

– Я не имела в виду ничего предосудительного, – быстро добавила Зеноби.

– Люди тоже умирают в бою, если не следуют системе. Ты следуешь, не так ли, рядовой Адедеджи?

– Я буду подчиняться приказам моих офицеров, бана-мадам, – заверила её Зеноби. – Я никогда не опозорю фамилию Адедеджи.

– Не опозоришь, я уверена, что не опозоришь. То, что ты сохранила эту фамилию, хотя большинство твоих дальних родственников избавились от неё, как от старой куртки, говорит мне, что она очень много для тебя значит.

Зеноби пришлось крепко стиснуть зубы, чтобы сдержать рвавшиеся наружу слова. За неделю с лишним она привыкла к тому, что на неё кричат, обвиняют, оскорбляют и угрожают, но она не ожидала такого придирчивого и насмешливого разговора. Это было похоже на молчаливый взгляд её бабушки, когда они собирались в детстве, чтобы найти виновных в каком-то проступке. Виновные всегда первыми начинали оправдываться. Только в четырнадцать лет Зеноби поняла это. К сожалению, слишком поздно, чтобы этим воспользоваться, её бабушка отправилась на последний огонь двумя годами ранее.

– О чём ты думаешь? – Джаваахир снова подалась вперёд, положив руки на стол. – Ответь мне немедленно!

– О Абай Су-су, – не задумываясь сказала Зеноби. Она покраснела, смущённая детским прозвищем. – Матери моего отца. Она была хранителем закона в семье, когда я был маленькой.

– Я старше твоей бабушки, Зеноби. Ты можешь в это поверить?

– Нет, бана-мадам. Вы… Ваша кожа, ваши волосы... Возможно, для высших улевиков. Ни рабочего смога в лёгких, ни кузнечного жара на коже, – Зеноби нахмурилась, её взгляд скользнул по татуировкам и ногтям. – Возможно, династические вожди дали вам тонизирующее средство, да? Я слышала, что верхние улевики могут жить семьдесят, восемьдесят и даже дольше.

– Это правильно, и одновременно неправильно. Мне чуть больше девяноста лет. Я проживу ещё несколько лет, но другого лечения у меня не будет. Это путешествие, битва, в которую мы направляемся, станет моей последней службой династическим вождям. Не думаю, что меня ждёт последний огонь. Как и тебя, Зеноби. Как ты себя чувствуешь, зная, что твоё тело, скорее всего, окажется на куче, гниющей под солнцем в каком-то месте, о котором ты никогда не слышала?

– Я в любом случае умру. Важно то, как я умру.

– И как это будет?

– Сражаясь за свободу и жизнь моих товарищей, бана-мадам, – Зеноби встала, чувствуя, как волна уверенности придаёт ей сил. Её колени слегка дрожали, но она устояла на ногах и посмотрела в глаза старшему офицеру безопасности. – Если мои слова не убеждают вас, то я надеюсь, что проживу достаточно долго, чтобы мои действия убедили. Если вы сомневаетесь во мне, вытащите свой пистолет и застрелите меня, как тех офицеров.

– В самом деле? – Джаваахир встала и положила руку на кобуру. Она достала длинноствольный автоматический пистолет, на боку которого был выгравирован символ династии Эллада. Ствол покачнулся в сторону Зеноби, маленькая чёрная дыра поглотила всё её внимание. – Так вот как ты умрёшь за Аддабу?

Зеноби пыталась говорить, испуганная дулом, сожалея о своей опрометчивости и намёке на гордость, которые заставили её рискнуть вызвать гнев этой женщины. Это было глупый и эгоистичный поступок. Дерзость.

Она закрыла глаза и склонила голову, принимая наказание.

– Если я совершила ошибку, накажите меня, бана-мадам. Но сначала задайте себе вопрос, – Зеноби выпрямилась и снова посмотрела офицеру в глаза. – Не лучше ли приберечь пулю для ваших настоящих врагов?


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, второе шоссе, час штурма


В преддверии штурма тысячи рабов-зверей и сервов Железных Воинов продолжали бросаться на оборонительную линию, которая протянулась через шоссе, что вело к юго-восточным воротам космического порта. Орудийные башни и доты стреляли в обезличенную массу, не в силах прицелиться в приближавшиеся транспорты из-за заблокированных линий огня и страха быть захваченными гораздо ближе подошедшим противником. У капитанов орудий, находившихся дальше по флангам Львиных врат, не было подобных опасений, и вскоре снаряды начали падать среди размытых красных транспортов, прорезая борозды в пепле, пыли и дыме, покрывавших Нисходящие равнины.

Танки, возглавлявшие атаку, открыли огонь, их точность сильно уменьшилась из-за скорости продвижения и неопытности экипажей. И всё же вихрь осадных пушечных снарядов, лазерных разрядов и плазмы пронзил водоворот смога и обломков, вспыхивая на локальных энергетических полях и врезаясь в феррокритовые стены.

Продолжая стрелять, эшелон поддержки отклонился в сторону, позволяя транспортам промчаться мимо, их собственное оружие пылало и гремело.

– В сердце битвы! – взревел Кхарн. – Вонзите свои клинки им в глотки!

Дорога была завалена трупами от более ранних атак и “Лэндрейдер” давил их гусеницами, брызги крови заливали его сине-белые борта. Обострённое обоняние Кхарна пропиталось запахами смерти и битвы. Его глаза закатились, когда он сделал глубокий вдох, опьянённый мыслью о неминуемом кровопролитии.

“Лэндрейдер” замедлил ход, и Кхарн заставил себя сосредоточиться. Впереди по шоссе маячила толпа солдат-перебежчиков и рабов легиона, блокируя путь.

– Езжай, – крикнул он через люк. – Свозь них!

Водитель рассмеялся и снова вдавил газ, возвращая “Лэндрейдер” на полную боевую скорость. Некоторые из тех несчастных, что стояли ближе всего, услышали приближавшийся рёв моторов сквозь грохот заградительного огня и вовремя повернулись бежать. Другие не успели и были отброшены в сторону, или раздавлены гусеницами, или пронзены острыми как бритва лезвиями, прикреплёнными к передней части танка.

Их крики вошли в уши Кхарна и вспыхнули в его мозгу, как электрические разряды, заставив его снова завыть. Слюна падала с оскаленных зубов внутри шлема, когда охотничьи животные инстинкты подавляли любые высшие человеческие чувства.

Подобно рассекавшему плоть клинку штурмовая колонна прорвалась сквозь толпу меньших воинов, оставив на шоссе скользкие полосы из измельчённых органов и костей. Брызги из-под гусениц покрывали следующие транспорты запёкшейся кровью. Воины внутри боролись друг с другом, пытаясь протиснуться к открытым люкам, чтобы измазаться кровью и почтить этим своего нового бога, их и так уже окрашенные во многих местах в багровый цвет доспехи получали свежие пятна жизненной жидкости.

Несколько машин повернули в сторону, выехав на обочину, когда их ходовая часть оказалась забита внутренностями. Их пассажиры высыпали по штурмовым пандусам и через люки на крыше, спрыгивая на дорогу, чтобы продолжить штурм пешком. Толпа сервов и солдат расступилась, словно раздвинулся занавес и Кхарн услышал громкий грохот, перекрывший шум стремительной колонны и гигантских орудий Железных Воинов. Детонации расцвели среди ведущей волны, зажигательные снаряды и взрывы в воздухе уничтожали сотни смертных солдат и мутантов, ворвавшихся в брешь. За ними возвышались бронированные машины, покрашенные в буро-жёлтые цвета легиона Дорна. Три могучих левиафана и три Капитолия Империалис вышли из огромных ворот, их орудия вели огонь по площадям, в считанные секунды разрывая целые роты в кровавые клочья. Вместе с ними появились и другие сверхтяжёлые машины – “Гибельные клинки” и “Теневые мечи” – и остальные модификации в цветах Имперской армии, а также тяжёлые танки “Малкадор” VII легиона с плазменными пушками и скорострельными лазерными бластерами.

Первая волна замедлила ход, ошеломлённая стеной бронированной мощи и лучами смертоносной энергии, что вырывались из их батарей. Некоторые из тыловых полков орды развернулись, чтобы избежать контратаки, но оказались на пути наступавших избранных Кхорна. Орудия взревели в отместку за их трусость, выкашивая их даже тогда, когда они падали под гусеницы бронетехники.

Даже сквозь бурлившее безумие гвоздей мясника и поглотившего его тело духа Кхорна Кхарн сумел смутно осознать опасность. Он попытался приказать колонне замедлиться, чтобы можно было пустить в ход вооружение танков. Он не сумел подобрать слова. Он решил дать сигнал Железным Воинам, чтобы они перенаправили свои удары или начали атаку с круживших в небе десантно-штурмовых кораблей, но всё, что он мог сделать, это лишь тяжело дышать.

Получилось так, что вместо того, чтобы испугаться он принял природу своего господина и признался себе в эти секунды в том, что знал в глубине души много лет. Он умрёт в бою, разбитым и окровавленным, но его дух не смогут сломить. Теперь он отдаст свою смерть делу куда более достойному, чем Император, ибо его кровь прольётся за бога Битвы, и однажды его череп будет найден и положен в чести на трон Кхорна.

Но это будет не сегодня.

Шквал заградительного огня взывал не только к легионерам Пожирателей Миров. Кхарн почувствовал, как дрожь предвкушения пробежала по его телу, и поднял голову, услышав прорезавший шум войны неземной рёв. На фоне испещрённых молниями облаков над Дворцом появился силуэт огромного крылатого зверя. Он нырнул вниз, волоча за собой божественное пламя и тень, его волшебный клинок сверкал подобно молнии в темноте.

Ангрон, демонический примарх Пожирателей Миров, не стал приземляться, а вонзился в ближайший Капитолий Империалис. Щиты вспыхнули и погасли, окутав титаническую машину короткими слоями золота и пурпура. Острие меча пронзило броню, как бастион замка, и из зияющей раны хлынул ливень расплавленной пластали и осколков керамита. Хотя машина была размером с жилой блок, удара Ангрона оказалось достаточно, чтобы она покачнулась на огромных гусеницах. Со звуком раздираемого металла она завалилась на бок, когда примарх захлопал крыльями и взвыл от гнева.

Последний раз Кхарн видел своего лорда на фоне искр и пламени, когда Ангрон прыгнул в обнажённые внутренности упавшей военной машины. Он ухмыльнулся, представив себе кровавую бойню, которую примарх учинит внутри, вырезая роту солдат в тесноте, забрызгивая стены, пол и потолок их кровью и частями тел, вздымая их черепа во славу Кровавого бога.

Остатки сверхтяжёлой командной машины взорвались, поглощённые плазменным огненным шаром диаметром в двести метров, перегрузив щиты своего соседа и испепелив несколько меньших танков в промежутке между чудовищными исполинами.

Кхарн восстановил зрение после ослепительной вспышки и увидел Ангрона, волочившего за собой чёрное пламя, он шагал от расплавленных обломков, куски горящего металла торчали из его доспехов и неестественной плоти.

Левиафан направил на примарха своё главное орудие и изрыгнул снаряд, который мог разорвать боевых титанов. Ангрон рассёк воздух проклятым клинком, разрезав снаряд в полёте так, что его детонация безвредно прокатилась вокруг него.

Вспыхнули все батареи передвижного командного бастиона, посылая снаряд за снарядом и лазерный залп за лазерным залпом в бесчувственную форму Ангрона. Ничто не могло его остановить: кровавые миазмы окружили примарха, отражая атаки, словно силовое поле, черпая энергию из продолжавшейся бойни.

Контратака захлебнулась перед лицом непобедимого зверя, и сверхтяжёлые танки отступили, оставив в качестве арьергарда Капитолий Империалис. По его пандусам побежали взводы солдат, но не для того, чтобы бросить вызов примарху, а ища спасения в безопасности космического порта. Ангрон проревел им вслед, остановленный в погоне новым залпом с отвесных бортов левиафана.

Колонна почти поравнялась со своим лордом, их установленное на спонсонах и лафетах оружие выслеживало бегущих солдат в тени космического порта. Кхарн вылез из купола и спрыгнул на землю, когда “Лэндрейдер” остановился, окружённый волной берсерков в силовых доспехах, скандировавших о крови и взывавших Кхорна о помощи в битве.

К тому времени, когда Кхарн и штурмовая колонна приблизились, примарх уже разрубил имперскую штабную машину. Ангрон вскрыл склады боеприпасов и снаряды внутри взорвались, окружив его бессмертную форму, подобно праздничному фейерверку. Высоко подняв клинок, окружив сыновей красной волной, демонический примарх возглавил наступление. Впереди огромные ворота начали закрываться.

Ангрон взревел и взмахнул крыльями, пролетая мимо обломков Капитолия Империалис, набирая скорость и превращаясь в размытое алое пятно.

Он находился примерно в трёхстах метрах от по-прежнему открытых ворот, когда вокруг него запульсировала вспышка серебристого света, сбросив его с неба. Примарх рухнул, разбивая камни, сложенные крылья тянули за собой серебристые искры, глаза горели бледным светом. Взревев в неповиновении, он поднялся и снова бросился на укреплениях, но был отброшен во второй раз, серебряная энергия обвилась вокруг его рук и ног подобно цепям, когда он снова упал на землю.

Он подошёл пешком и стал наносить удары мечом и кулаком по нематериальному барьеру, но каждая атака оборачивалась против него самого, поэтому он отпрянул от собственной ярости, доспехи разорвало в дюжине мест, словно его мистический клинок рассёк их.

Наполнившая Кхарна мощь оставила его, когда он увидел бессилие своего лорда, бессмысленно молотившего по психическому барьеру, который сдерживал его демоническую форму. Замолчавшие во время контратаки орудия защитников вновь заговорили разрушительным голосом. Транспорты взрывались под возобновившимся обстрелом, и легионеры гибли сотнями, вынужденные укрыться в только что преодолённых оборонительных укреплениях, в то время как всё ещё нагруженные транспорты отступали в поисках убежища.

Остановленный щитом Ангрон поднялся в воздух и полетел на север. Молния потрескивала в кончиках его крыльев, когда он проверял протяжённость барьера. Он исчез в небесах, а затем вернулся, прежде чем полететь на юг в поисках более лёгкой добычи.

Ясность пронзила боевую ярость Кхарна. Его Пожиратели Миров окажутся в ловушке у закрытых ворот, сверхтяжёлые танки будут готовы нанести удар изнутри, пушки продолжат бить по ним сверху. Без своего благословенного Кхорном примарха легион бесполезно разобьётся о стены космического порта.

Погибнуть в рукопашном бою, лицом к лицу с врагом – это одна судьба, но он не допустит, чтобы любимец Кхорна был разорван издалека, бросаясь на врага вне его досягаемости.

Неохотно, чувствуя тошноту от одной этой мысли и вонзившихся в мозг гвоздей мясника, причинявших мучительную боль, Кхарн передал по воксу приказ отступать.


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, третье шоссе, час штурма


Подняв ведро с водой, Аггерсон снова облил казённую часть пушки, и пар, шипя от перегретого орудия, заполнил феррокритовый бункер.

– Дай ему две минуты, – сказала Олекса, капитан орудия. Она вытащила лхо-папиросу из кармана и зажгла её. Аггерсон нахмурился и посмотрел на три снаряда, стоявшие рядом с подъёмником боеприпасов со склада внизу. Олекса пожала плечами. – Что? Идёт полномасштабная атака. Никто не занимается проверкой оружия...

Аггерсон не стал спорить, но обменялся взглядом с Максис, третьим и последним солдатом их орудийного расчёта. Он пришёл к негласному соглашению с ней, и они оба подошли к амбразуре в стене, которая служила их единственным окном.

Батарея 65-B располагалась с видом на третье шоссе, которое шло на север от космического порта Львиные врата. Остальные четыре орудия батареи продолжали стрелять, посылая снаряды в ряды фигур в фиолетовой броне в километре внизу. Вокруг них более крупные орудия выстреливали смертоносные боеприпасы дальше вдоль дороги, целясь в командные машины и сверхтяжёлые танки, которые двигались в поддержку атаки Детей Императора. Меньшее противопехотное оружие гремело и грохотало из огневых точек на нижних уровнях, хотя многое было окутано дымом и завалено обломками от вражеских атак.

Расстояние придавало открывшейся их взгляду картине нереальное качество. Координаты цели передавались по командной частоте, и они стреляли в указанное место, не видя, куда целятся. Даже невооружённым глазом наступление космических десантников-предателей и толпы меньших воинов казалось чем-то вроде видеопроекции. Аггерсон увидел пурпурно-золотую полосу, окутанную разноцветным туманом, который больше напоминал благовония его матери, чем смог битвы. Вымпелы и знамёна развевались на машинах и штандартах рот, аквилы и знаки отличия заменили стилизованными рунами, которые он никогда раньше не видел, но которые всё равно вызывали у него тошноту. Технику украшали новые элементы, похожие на причудливые перила с насаженными на них частями тел.

И среди гула двигателей и грохота оружия ему показалось, что он услышал музыку: дисгармонию резких оркестровых выступлений наряду с нервирующими электронными визгами и нечеловеческими воплями.

– Они отступают! – выдохнула Максис, указывая на амбразуру.

Аггерсон понял, что это правда. Под прикрытием возобновившейся бомбардировки отделения Детей Императора отходили от космического порта, одновременно отделения воинов в силовой броне отступали от пробоин в низших батареях. Они садились в транспорты, калейдоскопический дым вырывался из двигателей, когда бронетехника набирала скорость, направляясь на север. Другие следовали пешком, под прикрытием огня отделений, расположившихся вдоль шоссе.

– И не возвращайтесь! – рассмеялась Максис, вскинув кулак.

Аггерсон не разделял её хорошего настроения. Что-то было не так.

– Кэп, дай мне магнокс, – сказал он, отступив от амбразуры и протянув руку Олексе.

– Он мой, – сказала она.

– Пожалуйста.

– Отлично, – Олекса бросила ему магнокс корректировщика, который он едва успел поймать.

Повернувшись к амбразуре, он высунулся, настолько далеко, насколько осмелился, и поднёс магнокс к глазам. Автофокусирующие линзы щёлкали, пока он не разглядел землю внизу. Он увеличил изображение главной магистрали и увидел сотни космических десантников в пурпурных доспехах, которые возвращались к дороге. И они были не одни. Каждый нёс или тащил двух или трёх пленников, некоторые из несчастных были без сознания, другие тщетно пытались вырваться из хватки сверхчеловеческих похитителей. “Носороги”, “Лэндрейдеры” и другие танки выезжали из зоны действия орудий, пленники громоздились на их крышах и привязывались к бокам, как тюки с багажом. Большинство носили форму Имперской армии, их захватили на нижних батареях и в полках, оборонявших шоссе.

– Они забирают людей, – прошептал он. Осматривая дорогу, он видел, как сотни их, возможно, тысячи загонялись в ожидавшие транспорты. Он повернулся и посмотрел на своих товарищей, во рту пересохло от страха. – Зачем они забирают людей?

Кхарн вскидывает “Дитя крови”, подавая сигнал Пожирателям Миров атаковать

ДЕВЯТЬ

Воинский гимн

Новый штурм

Испорченное железо


Карачийские равнины, семьдесят дней до начала штурма


– Две минуты! – раздался сигнал, заглушая все звуки и движение по мере перемещения из одной части вагона в другую, распространяясь от отделений к взводам и на всю роту, словно слуховая эпидемия.

Две минуты.

Две минуты и на конвейере раздастся сигнал, чтобы подготовиться к пересменке. Две минуты, чтобы перевести оборудование в безопасный режим. Две минуты на возвращение инструментов. Две минуты на то, чтобы прочистить трубы, закрепить кабели, убрать болты-фиксаторы и выполнить сотни других мелких, но важных обязанностей, которые приводили к плавной и безопасной передаче.

Зеноби оглянулась вокруг, грудь сдавило от эмоций, когда она увидела, что рота остановилась как единое целое. Напротив она увидела Свитану, ожидавшую вместе с несколькими другими рядовыми у лестницы.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целый день, – затянула Зеноби слегка дрожавшим голосом.

– Как и мой отец до меня, – подхватила Свитана, к которой присоединились другие голоса роты.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целую ночь, –громче и увереннее продолжила Зеноби. Она увидела, как лейтенант Окойе прикрыл ладонью улыбку, другие офицеры демонстрировали смесь веселья, гордости или презрения. Силовики остановились, а хор всё нарастал, наполняя вагон голосами.

Ещё более громкое и непокорное пение донеслось с нижней палубы, пульсируя через лестничные пролёты, как что-то физическое.

– Все мои дни, работая в темноте, все мои дни, неся свой свет!

Зеноби вспомнила, что вторая рота была набрана из самой нижней части подвесного отрога, в основном из шахтёров ядра улья, которые добывали сырьё из древних нижних пород города.

– Я работаю на конвейере, работаю на конвейере, работаю целую смену! – прокричала она, и её голос чуть не сорвался от напряжения, когда она соревновалась с песней снизу, и они образовали гармонию. Приглушенные слова с третьей, самой нижней палубы, то входили, то выходили из ритма. Все три песни поднимались и опускались, соперничая друг с другом.

Зеноби чуть не поперхнулась, слова застряли в сжавшемся от волнения горле. Это не имело значения, вагон почти раскачивался от объединённых голосов всех трёх палуб, которые сливались в неофициальный гимн Аддабы: “Вперёд, лорды и леди промышленности”.

Она услышала первые прерывистые звуки, нарушающие песню, за несколько мгновений до того, как движение привлекло её взгляд к лестницам с верхней палубы. Пение оборвалось, когда один за другим рядовые замечали старшего офицера безопасности Джаваахир. Сбитые с толку дисгармонией с верхней палубы, и, возможно, недоумевая, что происходит, роты внизу запнулись и затихли примерно через минуту.

Другие офицеры безопасности прошли мимо своего командира и направились на нижние палубы, заглушая последние певшие голоса.

– Вам не нужно молчать из-за меня, – сказала Джаваахир, она говорила громко, чтобы её слышали все в помещении размером с зал. – Но, возможно, пора перестать петь о прошлом. Вы больше не на конвейере. Теперь, возможно, следует обратить сердца и языки в будущее. Новая песня для Аддабы. Воинский гимн.

Эти слова были встречены обсуждающим бормотанием, вскоре заглушенным шёпотом угроз со стороны лейтенантов и сержантов.

– Пора, – объявила старший офицер безопасности, с удовольствием потирая руки. Зеноби не знала, что именно её так взволновало. Пока передавался приказ готовиться к высадке, она вспомнила совет Менбера и постаралась не думать об этом слишком много.


Нисходящие равнины, четыре часа после начала штурма


Форрикс понял, что наблюдает за ходом атаки с крыши сгоревшей промежуточной станции, расположенной примерно в семи километрах от космического порта Львиные врата. Пролегавшее рядом шоссе превратилось в феррокритовую крошку – так много по нему проехало танков и передвижных крепостей.

IV легион возвёл циркумвалационную линию по двадцатикилометровой дуге вокруг своей цели, сформировав её из бронетехники и самовозводящихся укреплений, основанных на древних стандартных шаблонных конструкциях. Хан повёл Белых Шрамов против машин Пневмахины и искажённых легионеров Мортариона, что привело к значительным потерям и задержке, а неожиданная вылазка Имперских Кулаков во время первого штурма заставила Кроагера немного задуматься о своём нетерпении. Если Дорн или кто-то из его союзников задумает предпринять ещё одну контратаку против легиона Пертурабо, то они встретят гораздо более упорное сопротивление.

Мысли о произошедшем с Гвардией Смерти заставили Форрикса остановиться. Официального сообщения о причинах их задержки не поступало, но было ясно, что их путешествие через варп оказалось тяжелее, чем ожидалось. Тех, кого он когда-то знал, как Сумеречных Рейдеров, больше не было. Их примарх стал воплощением кошмаров, как Ангрон и Фулгрим, а их тела изменило нечто такое, что находилось за пределами знаний Форрикса. Он не был наивным относительно сил, с которыми связал себя магистр войны, но не был и экспертом. Он видел изменённых демонами Несущих Слово и мутировавших колдунов, а также результаты экспериментов Пневмахины с ранее запрещёнными варп-технологиями. У него во рту появился кислый привкус, пока он наблюдал за морем некогда человеческих и псевдочеловеческих существ, что рвались к внешним защитным сооружениям. Мысль о том, что и Железные Воины однажды могут пасть жертвой подобной деградации, вызывала у него тошноту.

Он повернулся к своему спутнику, Солтарну Фуллу Бронну, известному как Камнерождённый. Общевойсковой командир артиллерии, тот наблюдал за эффективностью своих пушек и ракет. Группа терминаторов-Катафрактов маячила позади него, их присутствие скорее являлось демонстрацией положения Камнерождённого в легионе, чем военной предосторожностью.

– Я рад, что хотя бы один настоящий Железный Воин стоит рядом со мной, – произнёс Форрикс.

– Что ты имеешь в виду? – Камнерождённый не повернул головы, продолжая смотреть на пожар, охвативший космический порт.

– Я хотел бы видеть тебя в Трезубце, понимаешь? У тебя есть талант к разрушению.

– Я доволен отведённой мне ролью, – ответил Солтарн Фулл Бронн. – Трезубец полностью укомплектован.

– Нужна невероятная удача, чтобы мы все трое выжили в этой битве, ты же знаешь. Я бы предпочёл, чтобы кто-нибудь покрепче стоял за моим плечом.

Теперь Камнерождённый повернулся, его полированный шлем поймал свет тысячи вспышек, когда орудия “Вулкан” выплёвывали ярость в контрбатарейном огне против его осадных машин.

– Ты предполагаешь, что выживешь там, где другие могут пасть. Это граничит с угрозой.

– Ничто не направлено против тебя или их, – Форрикс приблизился, понизив голос. – Однако потеря одного или обоих моих собратьев-триархов не сильно огорчит меня. Лично у меня, как у командующего Четвёртого, есть серьёзные возражения.

– Оба пользуются благосклонностью Пертурабо, – Камнерождённый замолчал, когда сотни ракет вспыхнули над головой, осветив небо, словно праздничный салют. Он повернул голову, следя за их полётом, и удовлетворённо кивнул, когда они опустились на нижние уровни порта, недалеко от передовых линий атакующей пехоты. Он снова обратил внимание на Форрикса. – Говорить против них – значит выступать против примарха.

– Благосклонность – вещь проходящая, ты знаешь это так же хорошо, как и я. Просто спроси Беросса. Кроагер легко теряет контроль. Я видел его с Пожирателями Миров, и всего за несколько часов он стал ещё более иррациональным, словно запятнанным их кровожадностью.

– Ни для кого не секрет, что ты хотел, чтобы Торамино заменил Харкона, но вместо него был повышен Кроагер. Твоё же презрение к Фальку я нахожу ещё более удивительным. Его рекомендация легко слетела с твоих губ, когда Харкон обесчестил себя, но теперь ты выступаешь против него.

– Это был Барбан Фальк, которого мы знали, – Форрикс ещё ближе подошёл к Камнерождённому и ухватился за остатки стены, окаймлявшей плоскую крышу. Феррокрит крошился под его пальцами, ослабленный антифортификационными вирусами, которые выпустила в воздух Пневмахина. – Тварь, что настаивает на том, чтобы её называли кузнецом войны, – это не наш Барбан Фальк.

– И у тебя есть общие претензии к обоим твоим компаньонам?

– Их лояльность сомнительна, – ответил Форрикс. – Я чувствую, что Кроагер ступил на путь, который ведёт его к той же мании, что и наших союзников из Пожирателей Миров – шёпот кровавой силы теперь звучит в его ушах. Что касается верности кузнеца войны, то я больше не верю, что она принадлежит смертным сферам.

– Этот недуг, эта сила, которая захватывает наших некогда гордых кузенов и лишает всякой чести и человечности... она исходит от самого магистра войны и жаждет нас всех.

– Мы уже предали Императора, хочешь, чтобы мы предали снова, на этот раз магистра войны? Или даже нашего генетического отца?

– Нет! – Мысль о том, что подобное обвинение может дойти до ушей Пертурабо, заставила Форрикса содрогнуться. Руки примарха уже были в крови подчинённых, которые подвели его, за преступления как реальные, так и мнимые, и у Форрикса не было никакого желания попасть под такой гнев. – Это не то, что я имел в виду. Но Гор – не наш генетический отец, и он использует нас так же, как другие использовали Четвёртый с тех пор, как мы покинули Терру.

– Я не желаю участвовать в твоих интригах, Форрикс, – Камнерождённый указал в сторону космического порта Львиные врата. – Передо мной поставлена задача, и это всё, что мне нужно. После сражения с эльдарами... С тех пор, как мы увидели, что стало с Фулгримом и его сыновьями... В эти дни я предпочитаю сосредоточиться на непосредственных, физических проблемах. У меня нет ни малейшего желания вторгаться в менее осязаемые сферы, и именно это повлечёт за собой твой заговор.

– Я не могу заставить тебя разделить мои сомнения, но предостерегу тебя ещё раз. Эти новые силы присматриваются к некоторыми нашими братьями, понимают они это или нет. Они желают нас, и игнорирование не избавит нас от угрозы. Когда мы закончим с лакеями Императора, наступит час расплаты внутри легиона.

– Я ничего не слышал, – сказал Камнерождённый и отвернулся.

ДЕСЯТЬ

Повелитель Железа не оправдал надежд

Помощь колдуна

Пронзённое Звёздное копье


“Дух мщения”, ближняя орбита Терры, десять часов после начала штурма


Абаддон ненавидел придворный зал Гора на борту “Духа мщения”. Каждый раз, когда он возвращался сюда, это казалось всё больше насмешкой над тем, чем некогда было и что некогда значило для него. Его господин проводил всё больше времени за вратами эмпиреев, якобы для того, чтобы вести психическую битву с самим Императором, хотя Абаддон задавался вопросом, нет ли более тёмных причин, по которым магистр войны так часто уходил в своё нереальное святилище. На “Дух мщения” поступило сообщение о неспособности Ангрона и Фулгрима войти в космический порт Львиные врата. Как и сам Дворец, он находился под защитой Императора. Ни одно создание демонического происхождения не могло переступить порог. Платил ли Гор аналогичную цену за погружение в энергии эмпиреев?

Лидер Морниваля удивился тому, что оказался единственным, кто присутствовал из этой уважаемой группы, и с тревогой отметил, что Багряный Апостол, как обычно, следует за ним по пятам. Зарду Лайак и его молчаливые рабы клинка отступили в тени по периферии зала, возможно, ради разнообразия решив наблюдать, а не вмешиваться. Во мраке глаза маски колдуна Несущих Слово светились шестью жёлтыми вспышками.

Гор ждал их, его лысая голова блестела от обильного пота, глаза запали и были окружены тёмными кругами, как у тяжело уставшего человека. Абаддон считал невозможным, чтобы примарх выглядел настолько истощённым, тем более его господин, но Лайак рассказал ему о том, как присутствие Губительных сил в смертной форме магистра войны сказывалось на нём, истощая его до предела.

Выражение лица Гора было мрачным, когда он поднял голову и встретился взглядом с Абаддоном.

– Война идёт слишком медленно, Эзекиль, – произнёс магистр войны. Это не было обвинением, просто констатацией факта. Гор стиснул зубы и глубоко вздохнул, странные огоньки плясали в его глазах несколько секунд. Он сморгнул их и, казалось, пришёл в себя, его лицо уже не было таким морщинистым, как несколько мгновений назад, плечи распрямились.

– Не думал, что Пертурабо подведёт вас, – сказал Абаддон. – Если он не может придумать способ проникнуть во Дворец, сомневаюсь, что его братья смогут. Возможно, настало время, чтобы величайший из наших лидеров занял своё законное место в авангарде битвы.

– Ты думаешь, что я уклоняюсь от обязанностей полководца? – Гора, похоже, забавляла эта идея.

– Совсем нет, магистр войны. Думаю, ваши легионы и бесчисленное множество слуг будут сражаться сильнее, увидев вас во главе. Ваше видение привело нас к дверям тронного зала Императора, но в момент вашей победы вы стоите в стороне и позволяете другим разрушить их.

– Это пока невозможно, – медленно покачал головой Гор, и лицо его помрачнело.

– Из-за психического щита, который блокирует демонов?

– Отчасти. Но и силы, которые действуют через меня, ещё не набрали всю мощь. Когда я нанесу удар, я должен полностью уничтожить моего отца, тело и душу, физически и психически. Ни одна его частица не должна выжить, иначе она вырастет снова в каком-нибудь следующем столетии. – Когти перчаток несколько секунд постукивали по подлокотнику трона. – Пертурабо – самый здравомыслящий из моих братьев. Его единственная цель – служить мне, доказать, что он настолько силен, насколько сам считает. Ты уже видел, насколько не слаженно работают остальные, если их не держать твёрдой рукой. Повелителю Железа необходимо позволить получить время славы или он утратит веру. А если я потеряю надёжного командира, чего я смогу добиться с ненадёжными?

– Что же делать?

– Посмотрим, – Гор повернул голову и кивнул одной из армий меньших существ, присутствовавших при его дворе. Ладан повалил из кадил и гололитические системы связи активировались, принеся с собой изображения союзных примархов магистра войны. Ангрон слизывал с когтистой руки кровь, дрожа от её вкуса, в столбе падавшего с потолка света его звериное лицо было особенно широким и крупным. Фулгрим, похоже, лежал на диване из трупов, лениво покачивая хвостом, в то время как его окружали существа с зашитыми глазами и ртами, предлагая примарху бутылки и блюда с угощениями. Мортарион выглядел самым внимательным, хотя черты его лица скрывались клубами пара, что извергались из его маски с каждым громким дыханием. Он был одет во тьму, и то, что Абаддон сначала принял за вокс-помехи, вскоре превратилось в жужжание тысяч мух.

Прошло ещё несколько секунд, прежде чем Пертурабо ответил совету. Он расхаживал назад и вперёд, появляясь и исчезая из поля зрения, когда входил и выходил в зону действия связи на борту “Железной крови”. Его пальцы убийственно сжались, и Абаддон увидел обломки в зале примарха.

Не было никаких следов Магнуса.

Пертурабо остановился и посмотрел через проекцию на своих братьев.

Космический порт уже должен быть окружён! Мы потеряли много жизней и много времени в бессмысленной атаке, когда мои проклятые братья не смогли пересечь границу владений Императора!

Проклятые? – томно произнёс Фулгрим. – Сказано тем, кто не испытал наслаждений, которые может предложить нематериальное существование.

Проклятые, – резко ответил Пертурабо. – Ты меньше меня, потому что ты не можешь даже ступить на территорию Дворца.

Тогда возьми Сокрушитель наковален и стучи в двери Императора сам, – заявил Мортарион, сопровождая свои слова газообразными клубами дыма.

– Я не думал, что Повелитель Железа так бережёт жизни своих воинов, – сказал Абаддон. – Четвёртый заслужил себе репутацию воинов, которые продолжают сражаться даже перед лицом дорогостоящего сопротивления и огромных потерь.

Я предпочитаю потратить их на благое дело, а не на стены, пока мои братья развлекаются нечеловеческими удовольствиями, – изображение Пертурабо повернулось к Гору и опустилось на колено. – Я знаю, что я обещал вам стены, магистр войны, но у меня нет инструментов, чтобы ликвидировать этот щит. Он не только исключает присутствие Нерождённых, но, я уверен, что закаляет сердца слуг Императора. Я могу потратить сто лет, разбирая космический порт по частям, и всё же мои братья никогда не поведут свои легионы по земле, освящённой нашим отцом.

– Я по-прежнему верю в тебя, Пертурабо, – сказал Гор, встав. – Одна неудача – это ещё не поражение, как ты хорошо знаешь. Я ошибся, послав тебя безоружным против врага, с которым ты столкнёшься.

Гор повернулся, вытянув перчатку с когтями в сторону Лайака.

– В отсутствие Магнуса, который по-своему помогает в битве душ, величайшими адептами этих искусств являются Несущие Слово. Я посылаю к тебе моего Багряного Апостола, оракула Нерождённых.

– Я польщён, – сказал Лайак, склонив голову в тени. – У меня есть некоторые теории относительно телэфирной защиты Императора. Я вызову самых могущественных наших братьев, и, если лорд Мортарион позволит, мы обсудим это с лордом Тифом. Наши совместные усилия найдут способ разрушить этот щит.

Ты поделишься всем, что твоё искусство может мне сказать, – потребовал Пертурабо. – Если я собираюсь положить Дворец к ногам нашего магистра войны, я должен обладать правильным пониманием всех элементов.

– Разумеется. Мне нужно будет быть на Терре, если вы готовы провести там совет с моим участием.

Готов, – согласился Пертурабо.

– И тебя будет сопровождать Абаддон, – добавил Гор.

– Есть и лучшие цели, где я мог бы найти применение, – возразил первый капитан. – Сыны Гора могут отвлечь защитников от Львиных врат, создав угрозу в другом месте.

– Ты пойдёшь туда, куда я приказываю, – громко сказал Гор, гнев вспыхнул в его глазах. – Лайак – для моей души, как ты – для моего тела. Куда идёт один, туда идёт и другой.

Абаддон придержал дальнейшие возражения при себе. Он посмотрел на Лайака, но невозможно было прочесть какую-либо реакцию по скрытому нечеловеческой маской лицу Багряного Апостола.

– Как прикажете, – сказал Абаддон, склонив голову перед своим примархом.

Я подготовлю Тифа для ваших наставлений, – сказал Мортарион. Его изображение замерцало, а затем исчезло.

Тогда я буду готовиться к спуску, – сказал Пертурабо. – Передай свои координаты, Лайак, и время встречи.

Трансляция Повелителя Железа моргнула и оборвалась.

Фулгрим пробормотал рассеянное прощание и тоже отключился, оставив огромное лицо Ангрона парить посреди комнаты.

– Будь готов, Ангрон, когда Пертурабо призовёт тебя, – сказал Гор, вернувшись на трон. Он махнул рукой и связь отключилась, снова погрузив зал во мрак.


Космический порт Львиные врата, ядро мезофекса, восемнадцать часов после начала штурма

Маниш Дхаубанджар не любил тишину. Все свои сорок восемь лет он жил и служил Императору в огромной башне космического порта Львиные врата. Рождённый в Звёздном копье и работавший водителем тягача, он редко отваживался спускаться ниже тридцатикилометрового уровня. Его мир всегда состоял из лязгавших механизмов, кричавших надзирателей и грохота плазменных двигателей.

Теперь всё, что он мог услышать – это отдалённые раскаты бомбардировки Дворца. Орбитальная атака переместилась от космического порта. С помощью объявлений и брифингов полковник Майграут предупредила людей о том, что это прекращение артиллерийского обстрела, скорее всего, является предвестником возобновления штурма. Верхние орудийные батареи на время затихли, лишившись цели для своего гнева, в то время как враг перегруппировывал свои силы.

– Мы должны быть готовы, – сказал он своей жене Даксе. Она кивнула, коснувшись автогана на коленях, пока покачивалась в кресле-качалке из запасных частей тягача.

– Мы будем готовы, цветок моего сердца, – ответила она. – Когда прозвучит сигнал тревоги, мы будем ждать в зале с остальными.

– Когда прозвучит сигнал тревоги, – сказал Маниш.

Он поднялся с низкого стула, его затёкшие от артрита ноги заныли от резкого движения. Прислонив оружие к шкафу их небольшой кухоньки, он взял кастрюлю и наполнил её водой из вазы – водопровод был отключён на случай, если его отравят враги, впрочем, как и электроснабжение. В главном Дворце свирепствовала чума, но космический порт до сих пор оставался изолированным от дизентерии и оспы, которые убивали сотни тысяч людей за стеной. Электрическая плита также была отключена, но Имперская армия раздала десятки тысяч походных печей. Одна из них стояла на столе, слегка попахивая рафинированным спиртом.

– Чаю? – он посмотрел через плечо. Дакса вытирала пятно оружейной смазки с манжеты своего платья.

– Какой-то особенный случай? – с улыбкой ответила она. – Мы не скоро получим его снова.

– Можно и выпить, – сказал он ей.

В тот момент, когда он потянулся к чайнице, в пятнадцати тысячах километров от него на низкой орбите крейсер Железных Воинов “Обличение” готовился открыть огонь из главных лансов. Как и семь кораблей его боевой группы, а также множество других. Одновременно сто меньших десантно-штурмовых кораблей вошли в прицельную дальность и выпустили шторм ракет и снарядов.

Совокупный вес огня этих малых кораблей перегрузил участок защитных полей Звёздного копья примерно в триста метров шириной. В это относительное игольное ушко “Обличение” и его группа выпустили лучи заряженных частиц, достаточно мощных, чтобы пробить дыры в броне космического корабля и сравнять наземные укрепления.

Верхние слои атмосферы почти не вызывали рассеивания, так что объединённые лучи врезались в ослабленный участок щитов с почти стопроцентной силой. За микросекунды десятки лазерных разрядов пронзили обшивку космопорта, пробили десять километров переборок и опор, но не повредили центральные шахты транспортной сети.

Маниш и Дакса узнали о атаке, когда их спальня испарилась, оставив светящуюся дыру в стене между ней и жилыми помещениями. Декомпрессия подняла их обоих в воздух вместе со стульями, кастрюлями, горелками, оружием и прочим мусором. Изо рта Маниша вырвался подобный облачку пара крик, за мгновение до того, как его лёгкие опустели, их ткань разрушилась от резкого изменения давления. Рёв ветра исчез, когда лопнули барабанные перепонки. Маниш кружился в воздухе рядом с женой, влага покрывала его кожу, тела тысяч других рабочих летели рядом с ними, пока воздушные течения не утащили их в атмосферу в сорока километрах над землёй. Несмотря на ледяной холод, температура его тела осталась достаточно высокой, чтобы вскипятить кровь на такой высоте, хотя, к счастью, он потерял сознание от гипоксии, прежде чем из глаз потекла кровь, а распухший язык задушил его.

Он был уже мёртв до того, как начал падать, и силуэты сотен десантно-штурмовых кораблей появились на фоне наступавшего рассвета.

В Звёздном копье взвыли сигналы тревоги.

ОДИННАДЦАТЬ

Архимагос

Стирание

Спрятанный клинок


Космический порт Львиные врата, ядро мезофекса, восемнадцать часов после начала штурма


Обонятельные сенсоры превращали зловоние смерти в последовательность поддающихся количественному измерению молекулярных компонентов, в то время как звукоуловители превращали щелчки волкитных бластеров и гул радиационных излучателей в данные длины волны. Для архимагоса Инара Сатараэля это скорее добавляло красоты сражению, чем умаляло её, точно так же, как прелюдия оркестровой симфонии содержала весь потенциал драмы, который затем выплёскивался во время исполнения.

Для проникновения в сердце космического порта Львиные врата он создал себе меньшее тело, чем кибернетические чудовища, которых он предпочитал в последнее время – было бы постыдно лишиться доступа в залы управления из-за того, что дверные проёмы окажутся недостаточно большими. Вместо этого он сосредоточил внимание на противопехотном оружии и максимальной эффективности щита, а также на мобильности, обеспечив её с помощью шестеричной компоновки конечностей. Тем не менее, он выглядел в два раза крупнее легионера, хотя благодаря композитным материалам он был не тяжелее обычного человека. Из вышеупомянутых усовершенствований наиболее ценными показали себя щитовые ускорители, которые ежеминутно отклоняли лазерные разряды и выстрелы из автоганов, пока он продвигался по артериальному проходу к главному пульту управления доком.

Скорость была жизненно важна. Железный Воин Кроагер разработал простой план, и большая его часть полагалась на то, что системы защитников будут слепы относительно истинной природы начавшейся атаки. Если архимагос и союзник, с которым ему ещё только предстояло встретиться, не успеют, вся операция окажется под угрозой. Помня об этом, Сатараэль без особого беспокойства шагал во вражеский огонь, зная, что следовавший за ним отряд боевых сервиторов уничтожит всё, что ускользнёт от внимания его болтеров “Максим” и гравитонного имплозера.

По ноосферной пульсации он также мог чувствовать приближение своих союзников из Железных Воинов. Наступая под углом семьдесят два градуса к его собственной атаке, штурмовые силы IV легиона были малочисленными, но специализированными. Их объединённая огневая мощь быстро уничтожит всех оставшихся в живых защитников центрального командного зала.

Архимагос без промедления пронёсся через внешние залы, подчинённые программы управляли огнём его оружия, в то время как его сознание занималось изучением бронированного портала, который закрывал внутреннее святилище.

Тот был внушительным, усиленным толстыми брусьями и стопорными колёсами. Искры, вылетавшие из панели управления сбоку от двери, выдали отчаянную уловку защитников – электрические замки взорвали изнутри, и их невозможно было взломать. Они были запечатаны и являлись эффективным барьером для входа Сатараэля. Продолжавшийся шум перегруженных цепей показывал, что эту меру предприняли, возможно, лишь минуту назад, в качестве ответа на его быстрое продвижение.

Мелта-резаки казались наилучшим вариантом, но в его авангарде их не было. Гравитонный имплозер в конечном итоге превратит дверные замки в металлолом, но это дорого обойдётся по времени и энергии, в течение которых он не сможет участвовать в плане кузнеца войны Кроагера, что поставит под вопрос успех всего штурма.

Несмотря на полную уверенность в своих силах, Сатараэль считал, что со стороны Кроагера было несколько безрассудно всё поставить на одну операцию, особенно на такую, которая проводилась относительно небольшими военными силами. Какими бы ни были достоинства этого плана, для процветания Новых Механикум требовалось свержение Ложного Омниссии, и Сатараэль был полон решимости сыграть любую возможную роль в грядущей революции. Будущее напишут такие провидцы, как он.

Когда он направил лучи активного топографа на бронированную дверь, собираясь изучить её внутренние конструктивные особенности, Сатараэль уловил совсем рядом энергетический всплеск. Два пятнышка белого света ярко засияли вокруг центрального замка и начали расти. Накопление энергии продолжалось до тех пор, пока с ближней стороны двери не посыпались искры, за мгновение перед тем, как поток высокоинтенсивного излучения прорвался сквозь два аккуратных отверстия.

Что-то мощное врезалось в портал с внутренней стороны командного зала связи, разрушив остатки шестерёнок замка. Расплавленные капли и осколки металла посыпались наружу, дверь треснула пополам, повернулась на огромных петлях и прихожую наполнил визг измученного металла.

В дыму испарявшегося металла и керамита показалась фигура размером с дредноут легиона, характерный блеск двух мелта-горелок сиял там, где должны были находиться глаза.

Вы опоздали, архимагос, – голос существа звучал с искусственной модуляцией, но присутствовал и странный последующий эффект, который не был зарегистрирован сенсорами Сатараэля: демонический голос делившего тело существа. – Вольк-Са’Ра’Ам, я благодарен за ваше вмешательство, – сказал архимагос. – Для меня привилегия наконец-то встретиться с вами лично. Для меня большая честь вступить в союз с тем, кто откроет новую эру как для Механикум, так и для легионов.

Вольк-Са’Ра’Ам был похож на легионера в той же степени, что линейный корабль на орбитальный шаттл, если ошибиться в размере из-за перспективы. Всё в нем было больше по масштабу, раздутое демонической силой в сочетании с технофагическими усовершенствованиями, которыми его одарили высокопоставленные Новых Механикум. Невозможно было сказать, где заканчивались древние доспехи и начиналась твёрдая, как железо, кожа, но в некоторых местах отливавшая бронзой старая броня уступала место пятнам тёмной плоти, также было невозможно не заметить рога и шипы из кости и металла, выступавшие из разрывов в блестящем панцире, который некогда представлял собой ранец космического десантника с энергетической установкой.

Его форма не была статичной, став постоянно менявшейся массой, чем-то большим нежели простая мутация. Мелта-резаки – или аналог, созданный демоническим машинным гибридом – втянулись и проступило что-то отдалённо напоминавшее человеческие черты, плоское лицо с выпуклым носом. В глазах же по-прежнему светились схемы, лишённые каких-либо человеческих чувств.

Вы готовы к переносу? – спросил Вольк-Са’Ра’Ам, отвернувшись. Костяные шестерни жужжали и поршни дрожали с каждым его шагом, пока он направлялся к шестиугольной главной панели управления в центре зала. – Здесь сохранилась связь, которую мы можем использовать.

– Вы понимаете, что от вас потребуется?

Я буду… Разделять и властвовать, – ответило громоздкое существо, и на его ложном лице появилось подобие улыбки. – Я сотру всё сопротивление.

– Сотрёте? Да, конечно, это подходящее слово. Все следы предыдущей incarna machina будут заменены вашим анафемиксом.

Мне сказали, что потребуется кровь, – Вольк-Са’Ра’Ам повернул руку, словно предлагая запястье. Металлические пластины разошлись, подобно лепесткам механического цветка, обнажив окружённые кабелями кровеносные сосуды. Вдоль них тянулись тонкие трубочки, по которым текли другие жидкости, пульсируя красным, зелёным и пурпурными цветами.

Подчиняясь жесту архимагоса приблизился сервитор, в руках которого покоился отрезок сангвинического кабеля. На одном конце располагался стандартный имперский пятиконечный интерфейс, на другом – устройство, похожее на нечестивое порождение внутривенной канюли и декоративного кинжала. Сатараэль выдвинул механодендрит из своей боевой формы, осторожно приподняв зазубренный конец сангвинического кабеля, в то время как сервитор подключил другой к главному пульту.

Сначала вы должны умилостивить меня, – произнёс гибридный механизм, отодвинув руку от подошедшего Сатараэля. – Это – сила Хаоса, есть формы и ритуалы, которые необходимо соблюдать.

– Я понимаю, – сказал архимагос, хотя по правде говоря его понимание являлось ограниченным.

Раньше ничего подобного Вольк-Са’Ра’Аму не существовало, и исследования Сатараэля в эзотерической области манипуляций с варпом были поверхностными. Только опыт самовосстановления дал ему хоть какое-то понимание – собрав своё сознание из разрозненных частей, он лучше всех подходил для перемещения частично демонического сознания в системы космопорта Львиные врата.

– Я предлагаю верность силам, которые растут и убывают, – нараспев произнёс Сатараэль, вспомнив слова, запечатлённые в нём Железными Воинами, которые они узнали от экспертов по Нерождённым Несущих Слово. Воистину, это была попытка великого нового союза, который создаст новую галактику под властью Гора. – У смертного мы берём – бессмертному мы отдаём. Погрузившись в душу варпа, я веду корабль воли сквозь шторм необходимости. Слава силам!

Механодендрит метнулся вперёд, вонзив сангвинический клинок в обнажённую руку Вольк-Са’Ра’Ама. Свет вспыхнул на контакте, словно бившие из разорванного провода искры, и прошёл вдоль всего кабеля. Кровь засочилась из раны, быстро сворачиваясь вокруг точки входа, напоминая коралловые наросты на затонувшем корабле, продолжая пузыриться и булькать.

Я чувствую связь.

Голос поступал из коммуникационной решётки, расположенной над потрескавшимся от попаданий болтов экраном. Контрольная станция активировалась, показав рогатое лицо среди вихрей статики, зубы молнии сверкнули в ухмылке.

Я сотру всех.


Космический порт Львиные врата, поверхностный подход, восемнадцать часов после начала штурма


После Биоуса прошло двадцать лет, и Форрикс не вспоминал о нём с момента окончательного приведения к Согласию. Но было что-то нереальное в этом сражении, что вернуло его в ту кампанию. Его авточувства перегрузились уже спустя три минуты после начала основной атаки, сведя слух до уровня приглушенных шлемом усиленных ушей. Блуждающие клубы дыма и газа застилали взгляд, поэтому его линзы постоянно меняли спектр в зависимости от того, куда он смотрел: на мгновение вспыхивали ярким инфракрасным излучением, затем скользили через видимый свет и обратно, прежде чем переключиться на приглушённое ночное зрение и вернуться в ультрафиолетовое изображение. Всё было прочерчено полосами трассирующих снарядов, непрерывными дульными вспышками и остаточным свечением плазменных взрывов.

Он не мог снять шлем: даже его улучшенная физиология начала бы поддаваться смеси токсинов, кишевших среди пепла и обломков – токсинов, которые его собственная сторона выпустила во время бомбардировки, и которые теперь душили союзников магистра войны с той же силой, как и пожирали лёгкие слуг Императора в предыдущие недели. Кузнецов войны это мало заботило, они гнали сотни тысяч смертных в губительный туман и выкашивавшую их ряды канонаду.

Подобно вращавшимся лопастям автоматического комбайна, батарея за батареей противопехотных и более тяжёлых орудий прокладывали стометровые полосы через рычавшее и вывшее болото войск. Стаккато очередей тяжёлых стабберов пробивалось сквозь медленный, более глубокий рокот макропушек, каждый снаряд которых разрывал воронки в пятьдесят метров шириной. Взрывы в воздухе высыпали град острых как бритва осколков, оставляя холмы разорванной плоти, через которые перебирались следующие роты атакующих.

Форрикс взобрался на одну из таких насыпей, его ботинки погрузились в окровавленное мясо грудной клетки зверолюда, болтер пришлось прикрепить к доспехам, чтобы он мог использовать обе руки и с их помощью подняться на курган трупов. Вокруг него стояли смертные солдаты – он не обратил особого внимания, когда их командир представился и назвал родной мир – почти три тысячи солдат, вооружённых грубыми крупнокалиберными пистолетами и топорами. Они казались необычайно гордыми тем фактом, что их выбрали провести его к Львиным вратам, не понимая, что их в прямом смысле использовали как пушечное мясо. Пятьсот уже погибли от дальнобойной артиллерии, остальным повезёт, если они увидят разбитые бронированные порталы на южных склонах космопорта – ворота, которые с трудом захватили ценой пятисот тысяч солдат.

Биоус был тем, что адепты Терры позже назовут миром смерти. Единый выводковый организм, абсолютно враждебный к любой другой жизни, за исключением единственного развитого человеческого общества, сделавшего его своим домом. Целый мир и его население стремились уничтожить всех, кого они считали незваными гостями. Продвинутая цивилизация и экологическая система, объединённые общей целью. Теперь он столкнулся с похожим сопротивлением, но этой враждой руководил один – единственный разум, фигура, чьи намерения ясно были написаны на разбросанных телах и грохочущей канонаде – Император. И, как и в случае с Биоусом, не будет ни капитуляции, ни шанса договориться. Только полное истребление приведёт IV легион к победе.

Когда он взобрался на курган трупов, его ботинок задел изогнутый рог раба-мутанта, и Форрикс на полсекунды остановился, собираясь посмотреть по сторонам, прежде чем продолжить спуск в неровный кратер на дальней стороне. Впереди, примерно в трёхстах метрах от него, быстрая последовательность взрывов разорвала землю на части, подбросив куски тел высоко в воздух. Каким образом минное поле не было приведено в действие предыдущими волнами атакующих оставалось загадкой – или, возможно, мины были намеренно оставлены бездействующими до сих пор, – но пока куски тел падали ужасным ливнем, Форрикс повернул налево, солдаты сразу последовали его примеру, словно косяки рыбы, стремясь к земле, утоптанной тысячами предыдущих ног.

Гул ракетных двигателей привлёк его взгляд к небесам, но он ничего не смог разглядеть сквозь дым боя. Хронометр сообщил ему о начале воздушной атаки, в простом плане Кроагера открылся второй фронт. Пока он смотрел, пошёл дождь, но при увеличении дождь превратился в кувыркавшиеся тела. Десятки тысяч их падали сквозь облачный покров, сверкая льдом и волоча за собой осколки, подобно человеческим кометам.

Он наблюдал, как первое из них ударилось о стену космопорта примерно в четырёх километрах от него, странное сочетание осколков и брызг, когда замёрзшие головы, руки, ноги и туловища разлетались, как разбитое стекло, а их тёплые внутренности размазывались по феррокриту. Тела падали словно град, врезаясь в орудийные батареи и отскакивая от пушечных стволов. Труп за трупом, пока целая боковая секция космопорта не покрылась плотной массой плоти и застывшей крови. Даже Форрикс был потрясён видом десятков тысяч жертв IV легиона, которые падали, разбивались и отскакивали от металлической обшивки комплекса Львиные врата.

Орда ауксилии Железных Воинов находилась примерно в полукилометре от бронированного барбакана, который защищал южные подходы, теперь это фортификационное сооружение представляло собой дымившиеся руины из металла и взорванного феррокрита. Впереди, защищённые направленными генераторами силовых полей, осадные танки с бульдозерными отвалами прокладывали себе путь сквозь обломки камней и плоти, а отряды сапёров с огнемётами и фосфексными ракетами зачищали оставшиеся бункеры внешнего кольца.

Окружённая естественными холмами и выступавшими стенами космического порта штурмовая волна замедлилась, достигнув оборонительных сооружений, море живых существ сбивалось всё плотнее и плотнее, в то время как сверху сыпался огонь и непрерывно падали миномётные снаряды. С врагами впереди и на флангах, с оружием своих хозяев, угрожавших аналогичной гибелью за спиной, вассальные полки хлынули вперёд, каждый воин верил, что какое-то провидение – или, возможно, дарованное варпом покровительство – поможет им выжить там, где миллионы других уже пали.

Если Железные Воины могли бы призвать такие же беспрекословные и бесконечные орды на Биоусе, кампания продлилась бы недели, а не месяцы. Это было тупое использование грубой силы, типичное для мышления Кроагера. Но среди этой неисчислимой бойни присутствовало и блестящее рациональное зерно. Кроагер не был мастером стратегии, как Форрикс или Пертурабо, но он был драчуном, уличным бойцом, который не заботился ни о чести, ни о правилах боя. Как сказал Кроагер, возможно, вспомнив свою молодость, о которой Форрикс вообще не хотел ничего знать, иногда заточка эффективнее, чем широкий меч, если её вонзить в нужное место.

Он продолжил, объясняя некоторые традиции своего народа на Олимпии, что-то о поедании гусениц, обитавших возле их города. Большинство из них были безобидными самцами, но самки обладали скрытыми жвалами и были неотличимыми от самцов, за исключением брачного сезона. Это стал проверенный временем способ убийства – спрятать несколько самок в еде врага. С помощью этой затянувшейся аналогии Кроагер рассказал им о своём плане доставить тысячу Железных Воинов в космический порт, спрятав среди выживших остатков вассальных войск.

Похоже, это сработало.

Форрикс был одним из этой тысячи Железных Воинов, скрытых в атакующей волне, его броня работала на минимальной мощности и была забрызгана засохшей кровью, также поддерживалась вокс-тишина, чтобы уменьшить шансы на обнаружение. Только тщательный выборочный осмотр мог выделить его из бурлившей волны смертных, и только обрушившийся на орду беспорядочный шквал огня мог случайно убить его.

Когда они приблизились на сотню метров к разрушенному валу барбакана, к снарядам более крупных орудий присоединился лазерный огонь. Впереди виднелись нижние уровни космопорта, полные дыма, освещённые бушующим внутри пламенем, как будто они штурмовали врата какого-то древнего ада.

Земля содрогалась от ударов и отдачи, заставляя всех терять равновесие. Он тоже карабкался, пригибался и шатался, пока пробирался между ними, стараясь не выдать себя невосприимчивостью к толчкам.

Во рту пересохло, сердца бились, словно кузнечный молот Олимпии, когда он шагнул в тень разбитых ворот, что возвышались над ним на сорок метров. Вспыхивали взрывавшиеся гранаты и к шуму добавились крики умирающих, но он не обращал на них внимания. Человекообразные огрины-мутанты, даже более крупные, чем легионеры, били в боковые двери сверкавшими булавами и молотами, в то время как сотни меньших смертных устремлялись в освещённые огнём внутренние пространства, только чтобы быть выкошенными залпами взводов защитников в охряной униформе.

Осадные мутанты справились со своей задачей, выбив двери аварийного доступа, примыкавшие к внутреннему двору барбакана. Солдаты хлынули дальше, сокрушая ряды защитников, в то время как Форрикс и десятки других повернули к новому направлению атаки.

“Заточка, лучше и не скажешь”, – подумал он, шагая по боковому коридору в темноту технического лабиринта космического порта.

ДВЕНАДЦАТЬ

Новости с фронта

Апостол Хаоса

Абсолютная Погибель


Карачийские равнины, шестьдесят девять дней до начала штурма


Выходя из огромного поезда, Зеноби ожидала, что кругом ночь, и поэтому была удивлена, обнаружив странные сумерки, встретившие высаживавшихся солдат. В непосредственной близости от неё не было освещения, за исключением мерцания вентиляционных отверстий реактора поезда и нескольких люменов с козырьками, висевших на кабелях между высокими столбами, которые вели прочь от железной дороги. Остальные медленно продвигались вперёд, подняв головы, и она смотрела вместе с ними, открыв рот от увиденного.

Ночное небо озарилось разноцветными вспышками красного и фиолетового, яркими дугами зелёного и синего цветов. В небесах непрерывно двигались и мерцали метеоры, за которыми дрейфующие миазмы сверкающей пыли скрывали звезды.

– Обломки, – сказал Менбер, и Зеноби знала, что он имеет в виду падавшие искры.

– Космическая война, – она произнесла эти два слова благоговейным шёпотом, почти не веря, что стала свидетелем такого.

– Не останавливайтесь, – проревел сзади лейтенант Окойе. – Другие должны сойти с платформы!

Продолжая смотреть вверх, Зеноби присоединилась к неуклюжей орде солдат, которые двигались по тускло освещённой дорожке, они превратились в толпу рассеянных зевак, которые перемещались скорее по общему согласию, чем по индивидуальной воле.

– Смотрите! – кто-то впереди показал пальцем в сторону пятна оранжевого света. Расцвела яркая белая вспышка, это тяжело повреждённый космический корабль вошёл в атмосферу, оставляя за собой ещё больше искр, когда его корпус начал распадаться. Хор вздохов приветствовал это зрелище, словно в толпе, наблюдавшей за торжествами в день Объединения.

– Гор на орбите... – произнёс сержант Алекзанда, присущий ему обычно стоицизм дал трещину. – Магистр войны почти здесь.

– Если он победит, – ответил Кеттай. – Между ним и Террой много кораблей и орудий.

– Помните, что сказала Джаваахир – мы должны исходить из того, что армии магистра войны высадятся, – заметила Зеноби.

– Не здесь, – ответил Кеттай. Он указал на северо-восток. Небо за горизонтом постоянно меняло цвета, интенсивность космической битвы напоминала искусственное северное сияние. – Гималазия. Императорский дворец.

– Возможно, это закончится до того, как мы доберёмся туда, – сказал кто-то за спиной Зеноби.

Зеноби крутила головой, пытаясь разглядеть всё вокруг, и чуть не упала, когда её нога застряла в яме на грунтовой дороге. Несостоявшееся падение вернуло её мысли в настоящее и к тому, что их окружало.

– Куда мы идём? – Кроме слабого света над головой и громады поезда позади них, ничего не было видно. Она подумала о платформах, простых приподнятых плитах из камнебетона, которые, похоже, находились непонятно где. – Мне казалось, что это Карачи?

– Не знаю, – ответил Менбер, покачав головой. Он оглянулся и снова покачал головой. – Я ничего не вижу.

– Ты видел, что случилось с остальными? Теми, кто покинул роту?

– Ничего, они давно ушли к тому времени, когда мы высадились из поезда.

Зеноби погрузилась во взволнованное молчание и последовала за огромной толпой солдат. Десятки тысяч людей брели по этой безликой пустыне; возможно, даже те, кто шёл впереди, не знали, куда они направляются. Через несколько минут фонарные столбы закончились, и единственным источником освещения остался орбитальный фейерверк, который продолжал сиять радужными брызгами лазеров и плазмы.

По мере того, как минуты превратились в полчаса, а затем в час, беспокойство росло. Стал ощущаться холод, и прижатые друг к другу солдаты на ходу начали отчаянно пытаться вытащить из вещмешков тяжёлые шинели. Лейтенант Окойе пробился сквозь толпу к ним, организовав их по тройкам, которые будут помогать друг другу по очереди: двое держали сумки и снаряжение, а третий натягивал шинель. На Зеноби легла дополнительная тяжесть знамени, которое она ненадолго отдала на попечение Селин и сержанта Алекзанды, но забрала после того как застегнула шинель.

– Я думала, что мы должны были просто пересесть, бана-лейтенант, – сказала Зеноби. – Мы прошли уже несколько километров.

– Продолжай идти, рядовой, – ответил лейтенант, но по его поведению было ясно, что он имеет не больше представления о происходящем, чем кто-либо из них.

Они шли всё дальше, немного рассеиваясь по мере того, как группа расходилась от основной линии продвижения. Зеноби слышала крики династических силовиков на тех, кто, по их мнению, отклонялся слишком далеко от невидимого курса. Не было никаких признаков ни капитана Эгву, ни офицеров безопасности, но время от времени Зеноби казалось, что она слышит рокот моторов, и она предположила, что для старших офицеров был предоставлен какой-то транспорт. Она, конечно, не могла представить, как Джаваахир бредёт по казавшейся бесконечной пыльной чаше.

– Свет!

Крик эхом прокатился по колонне от шагавших впереди рот, но Зеноби совсем ничего не видела, а её расспросы более высоких сослуживцев ни к чему не привели. Только после ещё нескольких минут продвижения Менбер заговорил.

– Свет. Он похож на… Машины. Прожекторы?

Колонна замедлилась, а потом остановилась, хотя для тех, кто находился на некотором расстоянии от головы колонны, причина остановки оставалась неизвестной. Медленно, взвод за взводом, они снова начали двигаться, делая всего несколько шагов в минуту, пока, наконец, первая рота 64-го не смогла увидеть ещё одну железнодорожную станцию в нескольких сотнях метров впереди. Она оказалась далеко не такой впечатляющей, как огромная станция, где они высадились с вертолётов. Просто лабиринт соединительных путей и десятки локомотивов со множеством труб – намного меньше, чем тот, что привёз их сюда, хотя каждый всё равно тянул змею вагонов длиной в несколько сотен метров. Между транспортными располагались бронированные вагоны с орудийными башенками на крышах и небольшими бойницами по всей длине. Всё было освещено фарами и люменами десятков полугусеничных машин. По мере заполнения поездов, они со стоном отходили под струями выхлопного дыма, каждый из них был механической змеёй длиной около трёхсот метров. Рота за ротой солдаты Аддабы грузились в ожидавшие транспорты и отправлялись на восток, к яркому свету орбитального сражения. Недалеко от железнодорожного полотна стояла группа офицеров роты. Зеноби с облегчением увидела среди них капитана Эгву.

– Орбитальная блокада прорвана, – объявила командир роты. Зеноби услышала общий вздох, её собственный затерялся среди реакции товарищей. – Силы магистра войны вошли в атмосферу четыре часа назад. Карачи уже подвергнулся спорадическим орбитальным бомбардировкам, поэтому мы держимся в стороне от пересадочных станций. Ожидается высадка на Терру, но наше место назначения и цель остаются прежними.

Офицер безопасности – худощавый мужчина по имени Ойинузи, прикомандированный к взводу Альфа – достал несколько бумажных листов, пока Эгву продолжала говорить.

– Каждый из командиров отделений возьмёт один из них и распространит информацию среди своих подчинённых. Они подробно описывают конкретные приказы и процедуры для сведения к минимуму обнаружения с помощью орбитального сканирования и самолётов-разведчиков. Есть куда более крупные и важные цели, чем полдюжины поездов, пересекающих Арапустоши. Но даже в этом случае нам предстоит несколько дней пути, и чем меньше мы будем привлекать к себе внимания, тем лучше. Она остановилась, когда из мрака появился младший офицер со свисавшими на плечевом ремне катушками и вокс-передатчиком дальнего действия. Зеноби стояла недостаточно близко, чтобы услышать сказанное, но тревоги на лице юноши и реакции капитана было достаточно, чтобы понять, что новость была не из приятных. Горло Зеноби сочувственно сжалось, когда Эгву начала лихорадочные, приглушенные обсуждения с офицером безопасности и парой-тройкой ближайших лейтенантов.

Стоявшие сзади, неосознанно, но неумолимо продвигались вперёд, чтобы увидеть или услышать, создавая волну давления на тех, кто был ближе к фронту. Кто-то наступил Зеноби на пятку, когда они сменили позу, положив одну руку ей на плечо. Вокруг неё раздавались недовольные возгласы, и она увидела, как солдаты начали толкать друг друга локтями и даже кулаками.

– Мы должны двигаться! – закричал Кеттай, махнув рукой одному из силовиков, выстроившихся вдоль поезда. Группа солдат из взвода, включая Зеноби, сделала несколько шагов вперёд, пытаясь освободить больше места, но этот вакуум просто втягивал тех, кто стоял позади, заставляя волну течь через растущую толпу ожидающих солдат.

Потом свет погас.

Внезапная тьма поглотила Зеноби, вытянув последние остатки нервов из её тела. Крик, больше похожий на писк, сорвался с её губ, прежде чем она подавила страх. Смешанные крики паники и гнева нарушили тишину ночи.

Зеноби сделала ещё один шаг и подвернула лодыжку о камень. Она выбросила вперёд руку и схватилась за чьё-то предплечье, чтобы не упасть, сердце бешено колотилось, когда она представила себе, как вся рота устремляется вперёд и затаптывает её насмерть.

– Держись. – Это сержант Алекзанда схватил её за шинель, удерживая в вертикальном положении. Он повернулся, оскалив зубы и ругая солдат прямо за ними. Глаза Зеноби начали привыкать к тусклому освещению орбитального сражения, очертания поезда и людей перед ней становились чёткими.

Слева появился небольшой фонарь, освещая силовика, который его нёс. Группа офицеров распалась, лейтенанты поспешили в сумерки.

– Все немедленно в поезд! – рявкнул Окойе, хлопнув Менбера по плечу и едва не толкая рядового к локомотиву. – По отделениям и повзводно. Бегом, бегом, бегом!

Это было худшее из возможных решений.

Как вода сквозь прорванную плотину, солдаты корпуса обороны устремились вперёд, напуганные темнотой, а теперь и вовсе ударившиеся в панику от внезапного приказа. Сжимая древко знамени, с качавшимися на плече лазганом и вещмешком, Зеноби рванулась к поезду, врезалась в соседа и упала. Чьи-то руки схватили её за плечи, рывком подняли и потащили к металлическим ступеням ближайшей двери в вагон. Она сама встала на ноги прежде, чем её швырнули бы внутрь, и борясь со своей ношей шагнула через дверь, в то время как рядом протиснулся Кеттай.

Тем же чудом, каким он всегда опережал своё отделение, сержант Алекзанда оказался в коридоре прямо за дверью, направляя новоприбывших.

– На другую сторону, до самого дальнего конца. На другую сторону, до самого дальнего конца.

Солдаты вошли в темноту жилого помещения вагона. Оно было около тридцати метров в длину, шесть в ширину, и свет мерцал только сквозь ряд маленьких окон, которые протянулись вдоль стыка между стеной и крышей. К потолку были подвешены гамачные сетки, а на скамьях, стоявших поперёк вагона, виднелись матерчатые сумки, чтобы те, кто сидел сзади могли сложить свои небольшие пожитки. Вагон был разделён по всей длине тонкой решёткой, через которую Зеноби могла видеть других садившихся на поезд. Ругательства преследовали рядовых, когда они пробирались вокруг деревянных скамеек с солдатским сундучками под ними, ориентируясь по синякам на голенях и ушибленными коленям, пока не находили свободное место.

С солдатами пришла болтовня обсуждаемых шёпотом предположений.

– Я слышал враг уже высадился.

– Что-то заметило нас.

– Должно быть корабль на орбите.

– Удар с воздуха, так она сказала. Определённо удар с воздуха.

– Я слышал, капитан говорила, что мы должны двигаться через пять минут.

– К тому времени мы все не успеем погрузиться, – сказал Менбер в ответ на последнюю фразу.

Зеноби забралась на скамейку, чтобы посмотреть в окно и увидела фигуры, которые двигались между вагонами, направляясь к другим поездам на параллельных путях. Грохот объявил о запуске двигателей, и через несколько секунд поезд резко тронулся, едва не сбросив Зеноби со скамейки.

– Нет! Остановитесь! – закричала она, как будто находившийся в двухстах метрах от неё машинист мог услышать. – Там люди перебегают!

Она снова прижалась лицом к окну, чтобы сквозь отражения вглядеться в темноту, и остальные вокруг неё тоже поднялись на скамейки. Поезд двигался, пусть пока и по-черепашьи, и всё же кое-кто из солдат осмеливался метаться между вагонами. Она не видела их, но слышала крики, потому что некоторые из них оказались недостаточно быстрыми и исчезали под скрежещущим металлом колёс.

Обернувшись, она оглядела собравшихся солдат и увидела, что двери всё ещё открыты. Алекзанда и некоторые другие находились там, втаскивая опоздавших, которые бежали рядом с вагоном. Чуть ближе в толпе мелькали офицерские мундиры, в том числе и Эгву.

Теперь люди поднимались на борт с обеих сторон, но скорость посадки упала до одного человека каждые несколько секунд, в отличии от непрерывного потока во время первого приказа. Поезд набирал скорость, переходя, если можно так выразиться, с шага на трусцу, чего оказалось достаточно, чтобы те, кто бежал за ним, начали отставать, непривычные к бегу ноги уступали усталости через несколько сотен метров.

Железнодорожные пути поворачивали влево. В окно Зеноби могла видеть группы брошенных солдат, силуэты которых вырисовывались на фоне мерцавших на горизонте огней. В ночи вспыхнули яркие вспышки. Хор далёких тресков прорезал лязг поезда.

– Болтеры! – воскликнул кто-то. Ещё несколько маленьких красных вспышек пересекли мрак, устремляясь к пятнам более тёмных теней из оставленных солдат. Внезапная резкая вспышка дульного огня прочертила темноту, и до уходивших поездов донёсся грохот очередей.

Несколько секунд спустя, преодолев половину расстояния до поезда, расцвёл взрыв, на мгновение высветив обветшалые здания вдоль путей – временную станцию, которую спрятала ночь. Зеноби вздрогнула, глаза заболели от внезапного яркого света. Но за секунду до мгновенной слепоты ей показалось, что она увидела закованные в доспехи фигуры на фоне вздымавшегося пламени.

Она спустилась со скамейки, подтащила вещмешок и лазган на колени и в ошеломлённом молчании плюхнулась обратно на сиденье.

– Ты их видела? – прошептал сзади Менбер, перегнувшись через спинку скамейки.

Зеноби смотрела прямо перед собой, не глядя ни на что, её зрение затуманилось от шока.

– Я не уверена, что именно видела.

Она подняла дрожащую руку, чтобы вытереть лоб. В толпе солдат её шинель стала горячей, а короткие кудри слиплись от пота после кратких, но внезапных усилий, которые привели её к поезду. В животе всё переворачивалось, а пульс непостижимо громко стучал в ушах, подобно кузнечному молоту. Всё остальное звучало приглушённо, словно сотня разговоров в соседней комнате.

В тот момент она поняла, что война настоящая. Это не была какая-то далёкая битва за звёздами. Это не был даже будущий конфликт в конце железнодорожного пути, сражение вокруг стен Императорского дворца. Люди Аддабы уже погибли, убиты жестокой борьбой между Императором и Гором. Тысячи людей, вероятно, умерли на производственных конвейерах, они работали буквально на износ, их калечило оборудование, которое должны были обслуживать лучше, их тела состарились от непосильного труда военных усилий. Но это было совсем другое дело. Это происходило дома, где их будут помнить, где их тела отнесут на погребальные костры. Что будет с теми, кого они оставили в Арапустошах? Она знала кого-нибудь из них? Будет ли она скучать по ним?

Война неожиданно стала такой большой и обезличенной.

Вспомнит ли её кто-нибудь?

Капли воды упали на её руки, и она растерялась на несколько секунд, не узнав свои собственные слезы.


Нисходящие равнины, восемнадцать часов после начала штурма


Спускаясь по траппу десантно-штурмового корабля, Абаддон на секунду остановился, прежде чем шагнуть на окровавленную почву Терры. Он прошёл несколько метров и снова остановился, осматриваясь вокруг, впервые видя осаду снизу, а не сверху. За ним последовали телохранители из Сынов Гора, но поднятая рука остановила их, как только они высадились.

– Ждите меня здесь, – сказал он им, повернувшись к разрушенным остаткам защитного замка, который Лайак выбрал как место для своего ритуала. Земля повсюду была усеяна трупами солдат Имперской армии, с пятнами на коже и высунутыми языками, убитыми какой-то смертельной болезнью или ядом.

Войдя в развалины, Абаддон нашёл Лайака в центральном зале. За несколько часов до того, как покинуть “Дух мщения” тот пропал из поля зрения Абаддона, что было необычно, и командующий Сынов Гора нашёл это одновременно вызывающим как облегчение, так и подозрение. Исходя из того, что нужно держать врагов близко, он был уверен, что не должен выпускать Лайка из виду, несмотря на то, что Несущий Слово пользовался почти беспрецедентной поддержкой магистра войны.

Теперь же, когда он оказался в непосредственной близости от Багряного Апостола, то стал придерживаться твёрдого мнения, что его отсутствие явно предпочтительнее. Колдун выбрал одну из захваченных оборонительных позиций, бастион внешней обороны прямо к северу от космического порта Львиные врата. Сквозь разбитую крышу Абаддон видел копье порта, уходившее в грозовые тучи.

Бастион явно несколько раз переходил из рук в руки, и никто и не подумал тратить силы на уборку трупов. Залы и коридоры были завалены погибшими с обеих сторон: в основном людьми, но встречались и нечеловеческие мутанты. Было и два трупа в силовой броне цвета легиона Мортариона. Бастион располагался недалеко от центральной оси первого штурма Гвардии Смерти, более чем в тысяче километров от Львиных врат.

– Почему здесь? – прорычал Абаддон. – Как это поможет Пертурабо попасть в космический порт?

Лайак показал на землю. По телам ползали падальщики: гигантские многоножки, мутировавшие крысы и чёрные жуки, невосприимчивые к ядовитым испарениям, которые, подобно облаку по щиколотку покрывали большую часть Нисходящих равнин. Грибковые наросты колыхались странной жизнью, выбрасывая в загрязнённый воздух облака спор.

– Бог Распада уже обратил свой взор на это место и нашёл его приятным. Преграда Нерождённым исходит не от порта Львиные врата, а от Императора. Именно в самом сердце Дворца мы уничтожим щит.

Тифон из Гвардии Смерти уже был здесь, присев рядом с раздутым трупом, позволяя сегментированному членистоногому ползать вокруг своей руки, как какому-то непристойному домашнему животному. С тех пор как Абаддон видел его в последний раз, Калас Тифон изменился так же сильно, как и его генетический отец. Абаддон вспомнил, что Мортарион назвал его Тиф, как будто изменение тела потребовало нового имени. Хотя он по-прежнему носил тяжёлую терминаторскую броню, как и Абаддон, она была изъедена странной коррозией, керамит покрылся повреждениями, словно больная кость. На силовом ранце на его спине виднелись похожие на органику воронки, из них постоянно наружу просачивался поток жужжащих насекомых. Изо лба шлема Тифа выступал рог, как у эмиссаров бога Распада, которых Абаддон иногда видел в варп-покоях магистра войны. Гвардеец Смерти сжимал длинную косу, уменьшенную копию любимого оружия Мортариона. Её лезвие светилось неземным светом, бледно поблёскивая в смертоносном тумане.

Вскоре появился Пертурабо, его мрачное настроение заполнило бастион не меньше, чем его огромное тело. Присутствие Повелителя Железа было более гнетущим, чем присутствие Гора, в его взгляде чувствовался вызов любому, кто осмелится встретиться с ним, когда он стремительно вошёл в помещение в центре бастиона.

– Ваши механические спутники должны остаться снаружи, – произнёс Лайак, указывая на Железный Круг, входивший через дверь следом за примархом.

– Отослать моих охранников, чтобы я остался один среди самых могущественных воинов легионов? – Пертурабо повернул голову в сторону рабов клинка, которые стояли чуть поодаль от Лайака. – Мы все знаем, что обман – служанка колдовства. Я не забыл, как Фулгрим получил свою трансформацию за мой счёт.

Рабы клинка Лайака повернулись одновременно и отступили за арку. Багряный Апостол не сводил безликого взгляда с примарха, его голос преисполнился терпения.

– Ваше присутствие не обязательно, Повелитель Железа, если хотите – можете уйти. Вас пригласили, чтобы вы могли наблюдать, как вы сами и просили. Их бездушные умы нарушают эфирные качества ритуала.

Услышав отражение собственного приказа, Пертурабо ничего не оставалось, кроме как подчиниться, и Железный Круг с лязгом вышел в прихожую. Когда они исчезли, Лайак подошёл к центру зала. Он переводил взгляд с одного из собравшихся на другого, затем остановился, его слова предназначались примарху.

– Если бы вы спросили Магнуса или одного из его Тысячи Сынов о природе варпа, вы получили бы совершенно другой ответ на то, что я вам сейчас продемонстрирую. Мистики Просперо анализируют варп как аналогию, думая, что они могут различать узоры, законы и уравнения в его движении. Хотя у него есть настроения, фазы и текстуры, варп – это закон сам по себе, и именно поэтому высокомерие Магнуса и привело его к глупости. Вы должны отказаться от любой мысли о науке, которую нужно изучать, и вместо этого сосредоточиться на концепции ритуала и веры.

Пертурабо хмыкнул, внимательно слушая каждое слово. Абаддон не был уверен, мудро ли посвящать Повелителя Железа в такие подробности. Пертурабо преуспел в усовершенствовании того, что начинали другие, и в создании чудес из ничего. Будучи вооружён более глубокими познаниями о силах, он не будет знать предела тому, что смогут вызвать его воображение и мастерство.

– Думайте о нашем месте в варпе как о взаимодействии скорее эмоциональном, чем физическом. Точно так же, как у вас и у меня есть обстоятельства, которые отделены от нашего тела – наше прошлое, наше отношение друг к другу, наш общий опыт. Их нельзя упорядочить. Их можно даже неправильно вспомнить или вообразить. Тем не менее, в варпе всё это реально, в то время как физическое нереально.

– Я не уверен, что полностью понимаю смысл сказанного тобой, но продолжай, – произнёс примарх.

– Ритуал, который мы использовали, чтобы позволить вашим братьям ступить на Терру, имел физическую составляющую и духовную. Бойня сыграла свою роль, – Лайак махнул на окружавшие трупы. – Бойня бессмысленна без эмоций. Если бы я cрубил лес деревьев, я оборвал столько же жизней, но никто не назвал бы это убийством, и я не мог использовать его, чтобы вызвать малейшее проявление сил. Смерть нематериальна, как и страх, ненависть, гнев. Это энергии варпа, питающие богов. Физическое создаёт духовное. Когда они формируются и направляются соответствующим образом, возникает связь и становится возможным переход между царствами.

– Теперь я лучше понимаю сказанное тобой, – произнёс Пертурабо. – И как появляется эта связь?

– Это искусство, а не наука, – вкрадчиво ответил Лайак. – Это вера, которая формирует всё, и рождённая в сердце преданность силам. Слова, символы и действия являются только физическими проявлениями ритуала, чтобы помочь сформировать веру, которая проистекает изнутри. Я годами изучал эти тайны, чтобы сгладить переход, но именно моя вера создаёт связь между мной и богами. Ради их благосклонности вы должны отдать себя им.

Абаддон увидел, как прищурился Пертурабо.

– Как мои братья?

– Это всего лишь один из путей. Они взяли себе покровителя и стали формироваться под влиянием своих внутренних желаний. Боги все вместе счастливы принять ваше поклонение.

– Поклонение? Боги? – Пертурабо явно боролся с этими концепциями, хотя интеллектуально или догматически их было невозможно постичь.

– Однажды вы последовали за богом, хотя Он не позволил вам называть Его так, – Лайак посмотрел на Абаддона. – Почему бы не послужить силам, которые даруют милость взамен, а не отвергают вашу любовь и преданность?

– Мы здесь с более конкретной целью, – прорычал Абаддон, чувствуя неудобство под взглядом Багряного Апостола. – Чтобы разрушить барьер, который защищает космический порт.

Лайак присел на корточки и погрузил пальцы в обнажённые внутренности лежавшего у его ног тела. Жуки разбежались, сгрудившись у ног Тифа, словно цыплята, ищущие защиты у курицы. Колдун Несущих Слово встал, вытаскивая верёвку из кишок. Она была явно больна, покрыта бледными волдырями и тёмными струпьями.

– Боги будут пировать светом Императора и тем самым погасят его. Мы должны наделить их своими молитвами и жертвоприношениями, придать им силу своей верой, отдать себя им, чтобы они могли одарить нас. Своей преданностью мы даём им энергию. Мы ступили на этот мир в благоприятное время, когда варп усиливается и физическая сила Императора ослабевает. То же самое истончение завесы между мирами, что позволило нашим кораблям проникнуть в звёздную систему, также приближает дыхание богов.

Разговоры об уничтожении света Императора и о том, что боги Хаоса уготовили для человечества, вызывали у Абаддона беспокойство, но он ничего не сказал. Пертурабо же чувствовал себя не в своей тарелке по другой причине.

– Ты говоришь метафорами, затуманивая правду эзотерической чушью, – примарх в волнении шевелил пальцами. – Не скрывай свои знания за этими загадками. Говори прямо.

– Я вернусь к тому с чего начал, – сказал Лайак, глядя на орган в руке. – Физическое и нематериальное. Телэфирная защита поддерживается самим Императором. Она физическая. Нет никого, кроме, возможно, Магнуса, кто мог бы разрушить её в прямом противостоянии, и это убило бы вашего брата. Единственный способ снять барьер – направить на него такое давление нематериального, что создатель не сможет его поддерживать. И, как вы знаете, мастер осады, самый лучший способ захватить стену – это одновременно атаковать изнутри и снаружи.

– Мы должны находиться внутри защиты? – прорычал Пертурабо. – Но именно для того, чтобы войти в порт, нам нужно убрать барьер!

– Не совсем так, Повелитель Железа, – сказал Абаддон. – Возможно, для победы нам понадобится присутствие ваших братьев, но брешь можно сделать заранее. Ваш план, конечно же, не предполагает, что Ангрон возглавит атаку до самых мостов?

– Нет, – Пертурабо буквально пронзил взглядом первого капитана. – Я могу открыть ворота обычными средствами.

– Это хорошо, – сказал Лайак. – Мы можем начать связывание нематериального ещё до того, как создадим физическое. Что-то, чтобы начать процесс, как вы могли бы сказать. Вы помните Самуса?

– Демон, который чуть не уничтожил “Фалангу”? – сказал Пертурабо. – Это был мастерский план, хотя Дорн сорвал его в конце концов.

– Мы смогли доставить Самуса в такое уязвимое место, вложив связь в форму Мерсади Олитон, которая уже была связана с сущностью общим опытом. Чтобы преодолеть барьеры природы, с которыми мы сталкиваемся здесь, чтобы создать врата через телэфирную защиту, можно использовать физический сосуд, и этим замаскировать присутствие Нерождённого или привязать его. Ни один истинный демон пока не может ступить на Терру, но наши союзники демонические-примархи могут делать это из-за своей некогда физической природы. Хотя сейчас они сделаны из имматериума, они всё же оставляют отпечаток на реальной вселенной, что придаёт их присутствию... прочность. Точно так же как мои одержимые собратья и некоторые артефакты, обладающие силой Нерождённых, были доставлены на поверхность именно благодаря их физической природе.

А что ты будешь использовать? – Тиф подошёл ближе, и пока он говорил, из решётки его шлема вылетел клубок крошечных мух. – Зачем я здесь?

– Ты стал хозяином роя разрушения, и это даёт тебе значительную силу, – сказал Лайак. – Твой голос отзывается далеко в варпе, и ты должен мне помочь.

– Что ты собираешься призвать?

– Самус принадлежит ордену Нерождённых, который Несущие Слово называют герольдами Гибельного Шторма. Есть по одному для каждой из сил, щедро одарённых своими покровителями. Ваш дедушка, Повелитель Распада, может послать нам существо по имени Кор’Бакс Абсолютная Погибель.

– Я думал, ты говорил, что ни один демон не может быть вызван на поверхность Терры, – заметил Абаддон.

– И мы стоим снаружи защиты, – добавил Пертурабо. – Что толку от существа, которому вход закрыт так же, как и моим искажённым братьям?

– Ни один демон не может проявиться, – резко сказал Лайак. – Самус был Нерождённым душой, он воздействовал через разумы тех, кого искал. Все герольды Гибельного Шторма таковы, их наибольшая сила заключается в порче мыслей, а не тела. Для начала работы Абсолютной Погибели не нужно принимать форму. Жизнь Внутри Смерти. Дыхание На Твоих Губах. Это – Дух Надежды, посеянный в сердцах всех людей.

Пока он говорил, кишечник начал дёргаться в его руке, медленная пульсация распространялась по всей длине. Она становилась всё интенсивнее, внутренности сначала извивались, а затем вывалились из трупа подобно скользкому змею. С влажным звуком орган вырвался из тела, его неровный конец стал похож на пасть, из бледной плоти проступили ряды клыков.

– Узрите космического червя, круах-личинку, который питается вселенной, – объявил Лайак. Он протянул свернувшуюся массу Тифу, и тот вытянул руку, чтобы она заползла на него, обвиваясь вокруг запястья и предплечья.

Чудо, – сказал Гвардеец Смерти, поворачивая руку, чтобы лучше рассмотреть существо. – Щупальце от червей, которые роются в саду самого Нургла.

– Так и есть, они прогрызают себе путь через всё сущее – черви энтропии, – Лайак присел и ударил кулаком в грудь другого трупа. Он вскрыл раздробленную грудную кость, а затем протянул руку, чтобы вырвать оттуда сердце. Оно казалось сморщенным и маленьким в его ладони. – Источник жизни. Место любви. Хранилище надежды, мужества и неповиновения.

Несущий Слово поднял сердце и начал петь на странном языке, колдовской свет заиграл вокруг его руки. Абаддон почувствовал, как что-то тянет его, какие-то нематериальные пальцы, которые стиснули его собственные сердца, и, казалось, разрывали артерии в груди. Он попытался вздохнуть, но не смог, словно тонул.

Его взор обратился к Пертурабо, который внимательно следил за происходящим, переводя взгляд с одного компонента ритуала на другой, не задерживаясь надолго ни на Лайаке, ни на Тифе, ни на их ужасном антураже. Скандирование Лайака становилось всё громче и варп-свечение усиливалось, сердце в его руках теперь напоминало тусклый жёлтый люмен.

Сердца Абаддона почти остановились, так медленно они бились, но он не мог даже вздохнуть, чтобы произнести хоть слово, и его тело казалось парализованным. Он посмотрел на сердце в руке колдуна и видел, как оно бьётся в такт ударам в его груди. Функционировало только его человеческое сердце; его вторичный орган позади грудины стал бесполезным грузом. Его сердце снова забилось, и тварь в пальцах Лайака сочувственно дёрнулась. Колдун повернулся к нему, протягивая сердце, словно награду.

Абаддон поднял руку, чтобы взять его, и чуть не отдёрнул пальцы, когда сердце снова заколотилось в такт его собственному, набирая ритм и скорость. Шесть глаз Лайака впились в него – жёлтые блуждающие огоньки в тумане и мухи, которые то появлялись, то исчезали из фокуса, кислородное голодание уже начало влиять на зрение Абаддона.

Когда подношение шлёпнулось ему на ладонь, Абаддон мгновенно почувствовал облегчение и глубоко, прерывисто вздохнул. Теперь он ощутил тройной пульс – биение его собственных сердец и органа в его руке, бьющихся в унисон друг с другом.

Кишечная змея на предплечье Тифа приподнялась, словно почуяв добычу, раскрыла зубастую пасть и стала дёргаться влево и вправо в слепом поиске. Абаддон шагнул ближе, протягивая бьющееся и сияющее сердце. Желудочный змей вытянулся прямо из руки Тифа, как вставшая на дыбы кобра, из его пульсирующего горла вырывалось бульканье.

Он двигался целеустремлённо, но не слишком быстро, и почти деликатно схватил сердце на ладони Абаддона. Оставив за собой верёвку густой слюны, змей проглотил его, путешествие сердца в его внутренности было видно по выпуклости, которая прошла по всей его длине.

Скандирование Лайака возобновилось, став более резким и почти визгливым. Кишечная гадина начала извиваться, а затем перепрыгнула на дрожащий пол и забилась в конвульсиях, словно от боли. Она обвилась вокруг себя, впиваясь зубами в собственную плоть там, где сквозь неё просвечивало сияние сердца. Острые как бритва зубы с лёгкостью разорвали мясо, и змей снова проглотил сердце, пережёвывая его изнутри. Он начал набухать, пока ел, позвонки и чешуя распались и показались ряды парных крыльев, как у покидающего кокон мотылька.

Поднявшись с земли под жужжание десятков крыльев, чешуйчатое змееподобное существо обвилось вокруг ног Лайака, двигаясь в такт его голосу. Оно перебралось на его украшенный символом посох, а затем обернулось вокруг его головы, подобно нечестивому нимбу. Затем оно поднялось, порхая по помещению, сворачиваясь и разматываясь, словно играя, становясь всё больше и больше, пока его обхват не стал таким же широким, как талия Абаддона.

С пронзительным визгом, эхом отразившимся от маски Лайака, оно устремилось вниз, вонзившись в груду трупов перед колдуном. Словно лазерный бур, оно быстро зарылось в кучу останков. Оно было длиной в несколько метров, намного больше, чем глубина тел, но продолжало зарываться, исчезая в земле. Когда его хвост исчез в открытых внутренностях, Абаддон на мгновение увидел цветущий цветок из хрящей и вен с вращавшейся в центре воронкой, прежде чем отвратительные лепестки закрылись, и рана превратилась в груду гноящегося мяса, пронизанного сотнями личинок.

Задыхаясь, Лайак пошатнулся, глаза его маски потускнели. Абаддон не сделал ни малейшего движения, чтобы помочь ему, а наблюдал, как Несущий Слово выпрямился, слегка опираясь на свой посох.

Прекрасно, – прошептал Тиф.

– Готово, – прохрипел Лайак. Он повернул три пары глаз на Пертурабо. – Абсолютная Погибель начнёт проникать в души защитников, теперь пришло ваше время атаковать.

Примарх оглядел комнату, изучая Лайака и Тифа, трупы в том месте, где исчез демон-червь. Он кивнул и ушёл, не сказав ни слова. Железный Круг с разнёсшимся по всему бастиону лязгом присоединился к нему.

– Теперь мы возвращаемся к Гору, – сказал Абаддон.

– Нет, ещё рано, – ответил Лайак. – Ритуал должен быть завершён внутри защиты, когда Абсолютная Погибель достаточно ослабит барьер. Тиф, возвращайся к своему примарху и продолжай штурм. Знай, что каждый больной труп кормит круах-червя и делает его сильнее.

Мы устроим для Абсолютной Погибели настоящее пиршество, – пообещал чумной колдун, подняв косу в приветствии.

Абаддон проводил его взглядом, а затем подошёл к Лайаку. Он остановился в двух шагах от досягаемости оружия, зная о рабах клинка, которые молча вернулись в зал позади Несущего Слово.

– Что ты сделал со мной, колдун? – прорычал он, сдерживая желание схватить Лайака и выбить из него ответ.

– Я дал тебе почувствовать грядущее. Малейшее представление о том, что пережил твой генетический отец, чтобы обрести свою силу. Придя к богам и требуя поддержки, ты должен отдать себя на их милость.

– И я… Ритуал связал меня с этим существом?

– Нет, ты свободен от любых сделок или влияния. Звёздная личинка связана с судьбой Тифа, а не твоей. Это не последний раз, когда Тиф ищет червя энтропии для своих замыслов.

– Ты говоришь о том, что будет после окончания осады.

– Победа Гора или поражение – это не конец, это – начало, – Лайак отвернулся, сделал шаг и оглянулся на Абаддона. – Со временем ты примешь эту судьбу.

Абаддон мрачно смотрел вслед уходящему Несущему Слово. Он думал о магистре войны и его братьях, о переменах, произошедших с Тифом и его спутниками, о Нерождённых и одержимых, которых видел при дворе Гора – Тормагеддоне и других. Он ясно видел, какую цену требуют эти силы, помимо простой преданности. Лайак, казалось, был убеждён, что однажды Абаддон добровольно заплатит её. Что он готов был отдать, чтобы служить отцу и братьям?

Предатели собрались совершить тёмный ритуал.

ТРИНАДЦАТЬ

Призрак

Опасные верования

Ограниченные запасы


Карантинная зона Палатинская арка, казармы С, два дня после начала штурма


С тех пор как Кацухиро перевели на защитную линию, его мучали кошмары. Оказавшись внутри стен, он надеялся, что, возможно, эти ночные пытки закончатся. Как и все надежды, что он лелеял с тех пор, как прибыл сюда, эта стала ещё одной, которая не выдержала столкновения с реальностью.

Он бормотал на своей койке, пойманный в ловушку сновидения, в котором его кожа и плоть отпадали кусок за куском. Он не чувствовал боли, но превратился в лежавший в неглубокой могиле голый скелет с поросшими поросли зеленовато-серым мхом костями. Мох собрался в новые мускулы, придавая ему новую форму, и на его зелёном не-трупе расцвели цветы. Всё это время он слышал бессловесное пение, звуки напоминали водопад, иногда лёгкие и освежающие, иногда гулкие и мощные.

Но не сон стал кошмаром, а пробуждение.

Этой ночью его вырвал из объятий растения-смерти Честейн, ворвавшийся в общежитие, которое он делил с пятьюдесятью другими гвардейцами. Все они были ветеранами, прошедшими Снаружи. Никто больше не называл это первой линией или внешней защитой. Снаружи – одного этого слова было достаточно. “Я был Снаружи, а ты”? Даже сквозь пуканье и храп, все они проснулись от громких шагов вновь прибывшего, их чувства давно настроились на любую потенциальную опасность, паранойя, которую даже километры высоких стен и орудийных башен больше никогда не смогут успокоить до самого конца их жизни.

– Что за шум? – резко спросил сержант Онгоко.

– Что-то в столовой! – сказал им Честейн. – Берите оружие!

– Где дежурный офицер? – спросил Онгоко, пока Кацухиро и остальные выпрыгивали из коек. Кацухиро увернулся, когда капрал Леннокс, сидевший на койке над ним, свалился прямо на пол.

– Быстрее, забудьте о форме! – Честейн остановился в дверях с пепельно-бледным лицом и широко раскрытыми глазами, а затем исчез в коридоре.

Ступая босыми ногами по гладкому феррокритовому полу казармы, вторая гвардейская рота Восточной стены последовала за ним, на ходу хватая лазганы с настенных стеллажей.

Кацухиро находился примерно в пяти метрах от первой шеренги, Леннокс бежал рядом с ним.

– Почему он не включил тревогу? – спросил Кацухиро. Леннокс в ответ пожал плечами.

До столовой было всего пятьдесят метров – вероятно, именно поэтому Честейн направился в общежитие, а не на пост наблюдения этажом выше. С лазганом в руках Кацухиро проследовал за остальными через двойные двери в широкий зал, заполненный столами и скамейками, способными одновременно принять пятьсот солдат. Единственными источниками света являлись тускло-оранжевые ночные люмены на стенах, которых едва хватало, чтобы разглядеть неясные очертания мебели.

Раздаточные люки в дальней стене были закрыты пласталевыми ставнями, но сквозь щели между ними из кухни пробивался более бледный свет, появляясь и исчезая, как будто кто-то двигался туда-сюда.

– Первое и третье отделение за мной, – приказал Онгоко, не став дожидаться появления офицеров. Он указал на двери справа от ставней. – Второе и четвёртое туда. Пятое охраняет тыл.

Служивший во втором отделении Кацухиро поспешил в сторону правых дверей. Пульсировавший белый свет с зелёным оттенком пробивался сквозь щели между ними и снизу. Волосы на руках и затылке встали дыбом, когда он уловил странный запах. Он вспомнил лесной полог и гниющие листья, хотя никогда не видел ничего подобного. Пока Леннокс протягивал руку к двери, у Кацухиро перед глазами промелькнуло видение – земляной запах мульчи, мягкий под его возрождающимся телом.

– Оружие к бою, – прохрипел капрал срывавшимся голосом, когда дрожащие пальцы сжали дверную ручку.

Кацухиро поднял лазган, Спилк и Калама стояли по обе стороны от него, тоже с оружием наготове.

Леннокс резко распахнул дверь, и вся троица шагнула вперёд: Спилк повернулся налево, Калама – направо, а Кацухиро сосредоточенно смотрел вперёд.

Свет шёл отовсюду, отражаясь от начищенных до блеска поверхностей массивных печей и плит, танцуя вокруг дремлющих люменов, отражаясь от рядов кастрюль, висевших на крючках на стенах. Глухой стук открывавшихся дверей в дальнем конце привлёк их внимание, и они направили оружие на сержанта Онгоко и его отделение.

Кацухиро шагнул вперёд, пропуская остальных солдат второго отделения на кухню, он повернул ствол лазгана в сторону теней, отбрасываемых беспорядочным светом. Плитки под ногами были холодными, и это ощущение помогало ему сохранить ясность мыслей среди потустороннего мерцания. Запах природы становился всё сильнее, и Кацухиро показалось, что он слышит шум ветра в деревьях, шелест листьев и скрип древесных гигантов.

– Там! – Калама ткнула лазганом в участок стены между трубами двух хлебных печей. Свет мерцал по голому кирпичу, просачиваясь вдоль линий раствора. Пыль осыпалась в этих местах, каждая пылинка падала медленно, сверкая, как крошечная частица света.

Кацухиро моргнул и ему показалось, что он увидел очертания в сгущавшихся пылинках. Мгновение он думал о мужчине, красивом и сильном, который протянул руку в сторону солдат.

Он услышал, как Спилк зарычал от отвращения и гул заряжавшейся энергетической ячейки.

– Нет! – Кацухиро ударил снизу по лазгану своего товарища, когда тот нажал на спусковой крючок, луч красного света вонзился в потолок. Раздались панические крики, и шквал выстрелов пронёсся по кухне с обоих концов, скрыв стену в облаке взрывавшейся кирпичной пыли.

Ещё мгновение Кацухиро видел лицо среди вздымающихся частичек света, нахмурившееся от разочарования и сжавшее полные губы.

Затем оно исчезло.

– Во имя праотцов, какая мерзость, – пробормотала Калама. Кацухиро повернулся и увидел, как её губы дрогнули от отвращения, а взгляд остановился на том месте, где появился призрак.

Он был в замешательстве. Создание, которое он видел в призрачном свете, было каким угодно, но только не мерзким. Воспоминание оставило боль в груди и страстное желание его возвращения.

– Все остаются на местах! – рявкнул сержант Онгоко. – Никто никуда не уйдёт, пока об этом не доложат.

Кацухиро уловил последний шорох листьев и запах леса.

– Чему ты улыбаешься? – резко спросил прищурившийся Леннокс.

– Ничему, капрал, – быстро ответил Кацухиро, убрав улыбку с губ.


Карачийские равнины, шестьдесят восемь дней до начала штурма


Странный свет пробудил Зеноби от беспокойного сна. Она проснулась, съёжившись на скамейке и прижимая флаг роты, словно ребёнка, вещмешок и лазган торчали из полуоткрытого шкафчика под ногами. Её голова покоилась на плече Селин, сложенная шинель служила подушкой, и та, в свою очередь, прижалась к Менберу, который сидел, втиснувшись в стену.

Свет пробивался сквозь окна колеблющейся золотистой дымкой. Солнечный свет и сам по себе был диковинкой для жителей нижних уровней улья, но такой Зеноби никогда раньше не видела. Она успевала время от времени ходить к внешнему слою улья, чтобы наблюдать за восходом солнца – это был почти обряд посвящения для тех, кто работал на конвейере, – и поняла, что есть что-то болезненное в проникавшем в вагон и отбрасывавшем тонкие длинные тени свете.

Внутрь набилось гораздо больше людей, чем предполагалось, так что скамейки были заполнены полусонными солдатами, почти столько же свернулось на полу между ними. Она тихо поднялась, но всё равно услышала бормотание и ворчание, когда вес остальных переместился, хотя она и пыталась освободиться, никого не потревожив. Она чуть не споткнулась о свой вещмешок, и ей потребовалось несколько секунд, чтобы перевернуть его и засунуть в деревянный шкафчик.

– Что ты делаешь? – пробормотал Ачебе, перекатившись боком в образовавшееся после её ухода пространство. Его веки дрогнули, зевок расколол лицо, обнажив тёмный язык и испачканные зубы. – Время завтрака?

Другие шевелились или уже проснулись, либо просто тихо сидели там, где оказались, либо, подобно Зеноби, осторожно пробирались сквозь лабиринт тел, чтобы посмотреть, что происходит.

Она не видела никого из офицеров – безопасности или армейских – и предположила, что они нашли другое жилье, более подходившее для их звания. Сержанты Алекзанда и Асари-докубо сидели на корточках в вестибюле у дверей, передавая друг другу нож, отрезая кусочки чего-то из пакета с пайками. Алекзанда поднял голову, когда её движение привлекло его внимание. Его глаза налились кровью, вокруг них пролегли тёмные круги, но выражение лица оставалось таким же решительным, как и всегда.

– Мне нужен свежий воздух, – сказала Зеноби, и через секунду поняла, как нелепо должна звучать просьба, исходившая от нижнеулевика, которая провела всю жизнь в семейной хаб-комнате лишь немногим менее переполненной, чем вагон поезда. – Я чувствую...

Алекзанда передал нож другому сержанту и встал, взявшись за ручку двери позади себя.

– На крыше есть что-то вроде мостков, – он открыл дверь и шум двигавшегося поезда стал громче. – Там уже несколько человек.

Она поблагодарила его кивком и шагнула мимо. Жилистая рука преградила ей путь, пальцы потянулись к древку знамени, которое Зеноби принесла с собой.

– Мы же не хотим, чтобы оно упало с крыши, не так ли? – строго спросил Алекзанда.

Зеноби передумала выходить, но у неё кружилась голова, и ей действительно нужно было уйти от запаха и жара окружающих. Она неохотно отпустила знамя и посмотрела, как Алекзанда ставит его в угол.

За дверью оказалась короткая дорожка из дранки и брезента, соединявшаяся со следующим вагоном. Вдоль неё на уровне талии и плеч были натянуты направляющие верёвки, но она не выглядела привлекательной, поскольку раскачивалась в такт движению поезда. К счастью, лестница на крышу представляла собой набор металлических перекладин, привинченных к стене самого вагона. Зеноби начала подниматься, глубоко дыша при каждом шаге. Воздух был прохладным, не холодным, испорченным масляным дымом двигателя из труб, но он не имел привкуса пота и страха, поэтому показался ей самым освежающим в жизни.

В воздухе витал ещё один запах. Мозо. Он напомнил ей о её тётях и дядях –мать и отец были против курения, что являлось редкостью в их семье – и её мысли вернулись на тысячи километров назад к Аддабе.

На мостках, представлявших собой металлическую полосу шириной чуть больше метра с коротким выступом, что протянулась по всей длине крыши, стояли ещё трое. Не было ничего, что могло бы помешать падению, но поезд шёл не очень быстро, так что если удастся обойтись без серьёзных повреждений, то добежать и запрыгнуть обратно не составит большого труда.

Она не узнала тех троих, что стояли там, двух мужчин и женщину. Их взгляды скользнули по её груди, а её – по их, проверяя нашивки.

– Эпсилон. Командное отделение? – сказала женщина, выгнув бровь и делая вид, что впечатлена. Вокруг её глаз пролегли морщины, на висках проступила седина. Руки покрывали мозоли от ручного труда, несколько шрамов от ожогов на щеках говорили о сменах возле кузниц. Если бы она была верхнеулевиком, ей вполне можно было бы дать сорок или пятьдесят, но зная жизнь на конвейере, Зеноби догадалась, что женщина старше её лет на десять, возможно, самое большее на пятнадцать.

– Зеноби, – представилась она, решив на время отказаться от фамилии. – Вы все из взвода Бета?

– Лучше Бета, чем ничего, – пошутил один из мужчин, сверкнув щербатой усмешкой. Он протянул руку. – Меня зовут Гайковёрт. Конечно, это моё ненастоящее имя, но все ко мне так обращаются.

– Гайковёрт? Похоже, ты хорошо гайки крутишь.

Он кивнул, вытащил из кармана шинели тонкую свёрнутую вручную бумажную трубочку и протянул ей. Зеноби с вежливой улыбкой покачала головой и поднялась на последние ступеньки. Все они переместились насколько могли, отступив дальше вдоль крыши вагона. Зеноби осторожно протиснулась мимо. Она каталась на движущихся крановых стрелах, когда ей было не больше десяти лет, но в цехах чего уж точно никогда не было, так это бокового ветра, в отличие от крыши поезда. Она оглянулась вдоль всего состава и увидела, что железнодорожные пути за ними тянутся в никуда. Земля здесь была более холмистой, чем там, где они сели, справа на горизонте виднелась линия невысоких гор. На фоне неба маячило пятно, возможно, дым их пересадочной станции. Его затмевали огромные столбы чёрного дыма, который поднимался в небо из-за горизонта. Время от времени ей казалось, что она видит вспышку или слышит отдалённый грохот взрыва. Это могло быть игрой солнечного света и дребезжанием вагона.

Обернувшись, она посмотрела туда, куда они направлялись. Неясная дымка в самой дали, возможно, была выше гор, но это было невозможно определить. В небесах над ними постоянно плясали цвета, в основном красный и оранжевый от огня, иногда их прорезали вспышки синего и пурпурного или яркий жёлтый луч, мигавший с орбиты.

Она наблюдала несколько минут, думая, что зрелище скоро прекратится. Этого не произошло. Она тяжело сглотнула, столкнувшись с невозможностью представить себе силу, которую обрушили на Императорский дворец. Это растягивало реальность, сама мысль о силах, что бушевали в атмосфере, и сдерживавших их титанических энергиях. Как долго может продержаться защита против такой необузданной мощи?

Зеноби быстро повернулась, почувствовав, что кто-то стоит за её спиной. Это был третий из взвода Бета, который не представился. Остальные двое погрузились в тихую беседу, споря о чём-то, что держал Гайковёрт, о какой-то книге или брошюре.

– Когда мы оказываемся бессильны, мы понимаем, что значит искать силу за пределами нашего знания, – сказал мужчина. Он тепло улыбнулся и втянул руки в рукава комбинезона, слегка покачиваясь в такт движению поезда. У него было лёгкое равновесие человека, который работал монтажником-рудовозом, катаясь на монорельсовых вагонах от литейного цеха до производственного конвейера.

– Я знаю, откуда взялась эта сила, – ответила Зеноби, снова взглянув на небосвод. – Гнев Гора обрушился на город Императора.

– И Он сопротивляется, не так ли? – мужчина глубоко вздохнул, раздувая ноздри. – Меня зовут – Натто. Зеноби, верно?

Она утвердительно кивнула.

– Что если я скажу тебе, что дело не в магистре войны, а в чём-то более величественном?

– Я бы сказала, что ты умеешь рассказывать истории, – осторожно ответила Зеноби. – Или, возможно, вообразил себя конвейерным философом.

– Мы все удивляемся жизни, не так ли? Зачем она? Почему мы делаем то, что делаем? Кто делает нас такими, какие мы есть? – он шагнул ближе, поэтому Зеноби отодвинулась в сторону. Натто прошёл мимо, по-прежнему продолжая говорить, не глядя на неё. – В большинстве случаев это не сводится к ведру с гайками, не так ли?

Зеноби ничего не сказала, не до конца понимая, о чём он говорил. Данное обстоятельство его ничуть не смутило.

– Мы стоим на крыше расконсервированного горного поезда – вот что это такое, я видел их раньше – и направляемся к самой разрушительной силе, когда-либо посещавшей Терру. Не хочешь узнать, что происходит? Из-за чего началась эта война?

– Дело в Терре, – ответила Зеноби. – Мы все это знаем. Контролируя Терру, можно контролировать Империум. Рабство с одной стороны, свобода с другой. Для Аддабы, для Терры и для всего человечества.

– Слова вербовщиков, так хорошо написанные, не так ли?

– Они ложные?

Натто обернулся, всё ещё расслабленный, с полуулыбкой на губах.

– Я не пытаюсь обмануть тебя, Зеноби. Я не собираюсь говорить тебе, что думать и во что верить, – он сунул руку под комбинезон и вытащил оттуда маленькую книжечку. Она казалась такой же, как та, что держал Гайковёрт. Зеноби снова оглянулась и увидела, что эти двое из взвода Бета наблюдают за ней и Натто, часто отрываясь от своего разговора.

– Не знаю, почему ты думаешь, что я здесь...

– Эта книга не претендует на то, чтобы дать ответы, – продолжил Натто, не обращая внимания на её подозрения. – Она задаёт несколько интересных вопросов. Он называется Lectitio Divinitatus.

– Лекто-что? – сказала Зеноби.

Lectitio Divinitatus. Это примерно переводится, как “Книга Сил” с языка Дворца. Есть целая сфера понимания, которая спрятана от нас. Император, Гор – всё это часть вселенной, которая была сокрыта.

Он протянул ей книжечку, но Зеноби сложила руки на груди, твёрдо решив не идти на поводу безумия этого человека.

– Что ты имеешь в виду? – невольно спросила она. Почти сразу же она пожалела, что открыла рот, но Натто не дал ей времени отозвать свой вопрос.

– Варп. Это не просто другая часть нашей вселенной, которая позволяет кораблям быстро путешествовать, – его рука по-прежнему сжимала книгу, и он открыл несколько страниц, пытаясь показать ей строчки мелкого шрифта внутри. – И Император. Император не человек, Зеноби. Он…

– Мне не нужно это слышать, – сорвалась она. Она шагнула вперёд, но не было места, чтобы протиснуться мимо. На мгновение они оба закачались друг вокруг друга, чуть не упав с крыши, но он плавным движением повернулся, позволив ей восстановить равновесие. Натто сказал что-то ещё, но она не стала прислушиваться к его словам.

Двое других встали, но не попытались остановить её. Стараясь справиться с дрожью в руках, Зеноби спрыгнула на лестницу и быстро спустилась.

Она влетела в дверь и едва не врезалась в кого-то с другой стороны. Она увидела вспышку красного цвета и посмотрела вверх в суровое лицо офицера безопасности. Его звали Абиойе, он был прикомандирован к взводу Гамма.

– Что-то не так, рядовой Адедеджи?

Она попятилась, сердце бешено колотилось. Он шагнул следом, не сводя глаз с её лица, пытаясь читать её, как книгу.

– Ты выглядишь не в себе.

Зеноби взяла себя в руки, чувствуя себя зажатой между офицером безопасности и переборкой вагона. Сквозь него было трудно разглядеть толпу солдат, заполнившую остальную часть помещения, где находились её товарищи по взводу и друзья. Некому было ей помочь.

Она тяжело сглотнула, но страх отступил, сменившись внезапным гневом. Она не сделала ничего плохого, почему она чувствует себя такой виноватой?

Ложь умолчания. Вот как это называется, когда ты что-то знаешь, но никому не говоришь.

– На крыше, – сказала она, устремив взгляд в потолок. – Взвод Бета. Они попробовали… У них была книга, которую они хотели мне показать.

Понадобилось несколько секунд, чтобы Абиойе осознал подлинный смысл сказанного. Когда он это сделал, у него в глазах промелькнуло понимание.

– Понимаю, – он отступил, позволив ей пройти. – Возвращайся к своему взводу. Никому не говори о том, что случилось.

– Так точно, – резко ответила она, машинально отдав честь.

Она, спотыкаясь, вернулась в основную часть вагона. Здесь стало больше подобия порядка, чем когда она проснулась. Сержанты собирали отделения, и велась надлежащая подготовка к размещению оружия и вещмешков.

Зеноби оглянулась и увидела, что Абиойе ушёл. Она была довольна своей честностью, и не только потому, что это смягчало чувство вины, которое омрачило её совесть в тот момент, когда она увидела запрещённую книгу. Как знаменосец роты, она должна придерживаться самых высоких стандартов верности и, да, безопасности.

Воссоединившись со своим отделением, она вскоре погрузилась в повседневную жизнь солдата корпуса обороны, привыкнув к прежней рутине только в других обстоятельствах. Примерно через полчаса их вызвали к капитану, снова появившейся в вагоне из покоев, которые были отгорожены от основной части роты. Она поднялась на скамейку возле двери, чтобы её мог видеть каждый, несколько сотен пар глаз одновременно повернулись к ней.

– Пересадочная станция, где мы сели, была разрушена, – сказала она, тщательно выговаривая каждое слово, и выражение её лица оставалось изучающим, спокойным и бесстрастным. – Выживших не было.

Зеноби восприняла эту новость со вздохом смирения, не последовало никакой особой реакции и от остальной роты.

– Поезда, на которые мы сели, следуют на фронт разными маршрутами. Вряд ли мы снова увидим остальных. Конечно, это нельзя назвать большой удачей. В нашем поезде находятся подразделения 64-го, 65-го и 70-го корпусов обороны. Почти шесть тысяч солдат, триста офицеров и младших чинов. Полковник Тадесса не вошёл в их число. Корпус объединил функции высшего офицерского состава, и мы соберёмся как единое оперативное подразделение. Старые названия отделений, взводов и рот останутся для простоты. Однако мы уже не 64-й корпус обороны. Все рядовые, офицеры и другие младшие чины на борту поезда теперь являются гордыми солдатами Аддабского свободного корпуса.

В ответ на эту новость раздались одобрительные возгласы и улыбки. Зеноби ухмыльнулась, поймав взгляд Менбера, скользнувший мимо её товарищей.

– Свободный корпус! – крикнул кто-то.

– Свободный корпус! – подхватила Зеноби вместе с оглушительным хором других голосов.

Эгву улыбнулась, кивком подтверждая их энтузиазм.

– Да, – рассмеялась она. – Мы думали, что это будет популярно.

Снова раздался крик “ Свободный корпус”, и ещё раз, пока капитан не подняла руки, призывая к тишине. Рядовые успокоились, когда выражение её лица стало серьёзным.

– Дело в том, что из-за поспешной посадки мы оказались в не самом лучшем положении. У нас такая же численность, как и раньше, но во время нашего быстрого отъезда более тяжёлое вооружение и специальное снаряжение только загружалось. То же самое касается пайков, медицинских принадлежностей, боеприпасов и других предметов снабжения.

Капитан замолчала, позволяя осмыслить сказанное. Её настроение передалось подчинённым.

– Кроме того, большинство расчётов, обученных использовать оборонительные системы поезда, в основном задержались на станции. – Недовольное бормотание встретило эти слова, и Зеноби поникла при мысли о том, что придётся почти беззащитной броситься в атаку на Дворец. – Несколько человек, обслуживавших орудия, остались. Каждому из вас покажут, как управлять ими, и офицеры вашего взвода составят оборонительные смены.

Она ещё раз подождала, пока информация просочится в головы солдат, сжимая и расслабляя руки вокруг дубинки на поясе. Зеноби могла только представить напряжение, которое навалилось за последние двенадцать часов на её командира и других офицеров. У неё не было иллюзий, и она понимала, что остаток её жизни, скорее всего, будет жестоким и коротким, но, по крайней мере, ей не приходится принимать решения, которые изменят шансы на выживание сотен, возможно, тысяч других.

– Взвод Альфа, вы будете первыми, кто займётся артиллерийской подготовкой, – Эгву подняла дубинку, отпуская их, и получила ответное приветствие от роты. Когда она спустилась со скамьи и скрылась за дверью, вагон наполнился оживлёнными разговорами.

– В любом случае, этот бой всегда обещал быть недолгим, – сказал лейтенант Окойе.

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Заточка погружается глубже

Доказательство присутствия демонов

Наказание


Космический порт Львиные врата, ядро тропофекса, двадцать часов после начала штурма


Сто двадцать Железных Воинов ворвались в космический порт Львиные врата, словно заноза, пробивавшая себе путь к сердцу человека. Они собирались один за другим, небольшие силы перегруппировывались в течение нескольких часов, в то время как аналогичные формирования делали то же самое в других частях города-порта.

Форрикс ожидал большего сопротивления, но миновав внешнюю оболочку космического порта, воины IV легиона почти никого не встретили. Большая часть защитников была отвлечена волнами зверолюдей и солдат-перебежчиков, которые бесчинствовали на нижних уровнях, или оборонялись от воздушных атак и высадок, начавшихся наверху. Похоже, что Имперские Кулаки и их союзники считали средние уровни порта в безопасности.

– Ауспик ничего не показывает в радиусе семисот метров от нашей позиции, – сообщил Аллакс, проводя сканером влево и вправо, пока рота ждала на перекрёстке бездействующего пассажирского конвейера и артериального коридора.

Внутренние помещения космического порта выдавали его предназначение как места труда, а не жилого улья. В то время как внешние районы были забиты защищёнными хаб-блоками, коммунальными зонами и транзитными площадками, ядро космического порта Львиные врата занимало гигантское оборудование для перемещения материалов к расположенным выше по спирали вдоль флангов посадочным докам и обратно. Они миновали погрузочные платформы, достаточно обширные для того, чтобы могли пройти титаны “Император”, а доступ к ним обеспечивали подъёмники, способные перевезти роту боевых танков. Монорельсовые станции примыкали к этим напоминавшим пещеры пространствам, локомотивов не было видно, но боковые пути были заполнены вагонами, каждый длиной в сто и высотой в сорок метров.

В связи с тем, что вокс-связь была слишком опасной из-за возможности обнаружения, диверсанты IV легиона ограничились использованием энергетических сигнатур силовой брони в сочетании с радиомаяками-ответчиками с дальностью всего в двести метров – такие сигналы были слишком слабыми для отслеживания с помощью стандартных станций перехвата. Щёлканье ауспика было слышно поверх скрипа древнего металлического каркаса порта, лязга раскачивавшихся цепей и грохота продолжавшегося обстрела.

– Мы будем двигаться вверх, – сказал Форрикс, направив болтер в сторону неподвижного пассажирского конвейера. Они навели фонари доспехов в тёмный туннель, но тот поглотил свет через сорок метров. – Здесь никого не найти.

Капитан Гхарал шёл впереди, с ним было отделение из десяти человек. Остальные следовали в ста метрах за ними, достаточно близко, чтобы в случае необходимости оказать поддержку, но достаточно далеко, чтобы ускользнуть, если это окажется более полезным вариантом. Каждый из тысячи космических десантников был выбран Трезубцем, основываясь на отчётах полевых командиров о темпераменте и терпении. Ни ищущих славы героев, ни воинов, которые поставили бы личную честь выше задания.

Армия прагматиков, как назвал их Фальк.

Форрикс командовал, но его цель оставалась туманной. Хитрый план Кроагера оказался достаточно хорош, чтобы провести их в космический порт, но не хватало подробностей о том, что делать, когда они попадут внутрь. Следуя аналогии заточки, Форрикс обещал найти и пронзить жизненно важный орган.

Не имея каких-либо детальных разведданных относительно внутреннего пространства космического порта – в этой части их союзники из Альфа-Легиона разочаровали – Форриксу оставалось искать случайную цель. Вместо какой-либо определённой цели он выбрал географическое место встречи, назначив координатную сетку конечной точкой сбора. Небольшие подразделения были распределены так, что они подходили с разных направлений, скрываясь до тех пор, пока они не соберутся вместе.

Фальк посмеялся над планом, обвинив Форрикса в том, что он спутал IV легион с Гвардией Ворона. Насмешки кузнеца войны было легко игнорировать: он, скорее всего, скоро погибнет, его тело, или то, что от него останется, затеряется на верхних уровнях космического порта.

Форрикс проверил своё местоположение с помощью мигающей точки и дальномера на экране визора. Они находились в двух километрах ниже и в четырёхстах метрах юго-восточнее конечной точки встречи. Было бы слишком ожидать, что вся тысяча легионеров, назначенных на задание, избежит обнаружения, но Форрикс надеялся, что ему удастся собрать достаточно значительные силы прежде, чем защитники поймут, чем именно являются рассеянные группы Железных Воинов.

После этого оставалось только выживать до подхода подкреплений. Смогут ли одновременные атаки сверху и снизу вовремя соединиться с силами Форрикса, или же они будут сокрушены сыновьями Дорна и их союзниками, запертые в недрах космопорта вдали от помощи?


Карантинная зона Палатинская арка, казармы С, два дня после начала штурма


Помещения личного состава Имперской армии превратились в обитель гигантов. Три кустодия охраняли вход в главный гарнизонный блок, преграждая проход внутрь. Тех, кто находился в этой части карантинного периметра, передислоцировали глубже в Императорский дворец – к облегчению многих из них.

Внутри, в столовой, где появился призрак, единственной фигурой, которая выглядела неуместной, был Малкадор, облачённый в положенную ему по статусу мантию и с посохом в руке. С ним были Константин Вальдор, командующий легио Кустодес, и примарх VII легиона Рогал Дорн. Они делали окружение похожим на какую-то странную небольшую игровую площадку для детей. Другие части обороны Дворца обладали пропорциями, подходившими для полубогов, поэтому космические десантники, примархи и военные машины могли свободно проходить, но эти спешно возведённые казармы предназначались только для смертных людей.

Дорн присел на корточки на кухне, а не стоял, неловко склонив голову набок, в то время как Вальдор снял шлем с высоким плюмажем, прежде чем пригнувшись войти в дверь.

– Безмолвное Сестринство проверило казармы сверху донизу, – произнёс Вальдор. – Здесь нет ничего психического.

– Тем не менее четыре десятка мужчин и женщин что-то видели в этом месте, – ответил Дорн. Он смотрел на секцию голого кирпича, где появилось видение, вспоминая последние события на “Фаланге”. Он едва мог смириться с угрозой демонического нападения здесь, в пределах периметра Дворцовых стен.

– Видели что? – сказал Вальдор. – Некоторые сообщили о женщине в одеянии из зелёных листьев. – Другие признались в том, что видели вылетавших из стены мух размером с кулак. Одни утверждают, что кирпичи превратились в гниющую плоть, другие – в одноглазое чудовище со сломанными когтями и вонью фекалий.

– Какой-то галлюциногенный токсин? – предположил Дорн.

– Нельзя исключать, – Вальдор оглядел остальную часть помещения. – Нет центральной экологической системы, через которую она могла бы быть введена. Возможно, что-то в еде.

– Почему здесь? Почему именно сейчас? Гвардия Смерти Мортариона безжалостно обстреливает этот сектор уже месяц, но здесь нет никаких достойных целей, кроме сумасшедших и жертв чумы.

– Возможно, в этом и смысл, – сказал Вальдор. – Рано или поздно что-то проникнет в карантинную зону. Оно и породило этого... призрака?

Малкадор закашлял, прикрыв рукой рот.

– Вы оба, кажется, намерены и дальше танцевать перед деревьями, не видя леса. – Регент пристально смотрел на них, в течение нескольких секунд изучая каждого. – Это был демон.

– Демон? – прорычал Дорн. – Невозможно.

– Демон. Нерождённый. Носферату. Дьявол. Нефилла, – Малкадор присел на один из табуретов возле стола для приготовления пищи. – Много имён. Все означают одно и тоже. Вторжение варпа.

– Как? – Вальдор шагнул к голой стене и протянул к ней руку. – Мощь щитов Императора защищает нас от подобных атак.

– Мы видели, что телэфирная защита несовершенна, – Малкадор посмотрел на Рогала Дорна. – Ваши испорченные братья, ступившие на Терру, являются самым неприятным примером. Мы должны предположить, что обстрел Гвардии Смерти и это появление связаны. Возможно, было неразумно собирать всех жертв чумы в ограниченном пространстве. Подобное ограничение концентрирует их страдания. Оно обеспечивает… Считайте это источником энергии.

– Источник энергии? Вы имеете в виду варп-ритуал? – сказал Вальдор. – Как великая бойня, которая позволила извращённым примархам высадиться на планету?

– Это говорит о помощи изнутри, – веско сказал Дорн. Он посмотрел на Вальдора. – Все доступные мне воины на стенах. Я не могу выделить их для патрулирования внутри Дворца.

– После выхода из паутины у меня осталось мало кустодиев. Однако, я согласен с вами, это дело моих людей.

– Соразмерный ответ, лорд Вальдор, – сказал регент.

– Нам нельзя позволить слишком втянуть себя в это дело, Малкадор, – добавил Дорн. – Император защитит нас от любого опасного нападения из потустороннего мира.

В этот момент регент отвёл взгляд и поднёс руку ко рту, словно пытался скрыть свою реакцию.

– Что вы знаете, Малкадор? Что вы не договариваете?

Сигиллит почесал нос, переводя взгляд с Дорна на Вальдора и обратно.

– Телэфирная защита однажды уже была пробита.

– Когда? – потребовал ответа примарх Имперских Кулаков. – Почему мне об этом не сообщили?

– Вы знаете об этом, – сказал Вальдор, поняв намёк Малкадора. – Когда Магнус предстал перед Императором, он прорвался сквозь психическую защиту.

– Понимаю, – Дорн взглянул на Малкадора. – Вы думаете, это работа Магнуса?

– Сомневаюсь, – Малкадор задумчиво потёр большой и указательный пальцы. – Его последнее, хм, появление было совершено исключительно усилием воли. Для этого потребовалась бы столь же необъяснимая концентрация усилий.

– Но вы выглядите обеспокоенным, – сказал Вальдор. – Магнус планирует более коварную атаку?

– Не знаю, – признался Малкадор.

– Это должно быть достаточно очевидно, – сказал Дорн. – Я мало знаю о психической области, но я понимаю, что сущность, такая мощная, как Алый Король, оставила бы следы, которые способен обнаружить кто-то с вашими способностями.

– Я... – тяжело вздохнул Малкадор. – Я не знаю, где Магнус. Я чувствую его братьев, которых коснулись силы врага, но совсем не ощущаю Владыку Тысячи Сынов. Возможно, он не на Терре.

– Здесь его легионеры, – сказал Дорн. – Вряд ли он отпустит их под командование Гора в одиночку.

– Я не могу дать вам ответ! – Малкадор встал и стукнул посохом по плиточному полу. – Как я уже сказал, я не знаю, где Магнус.

Дорн на мгновение задумался над его реакцией и решил, что ничего не добьётся, продолжая давить на Сигиллит. Если новости о Магнусе всё же появятся, Малкадор обязательно поделится ими.

– В отсутствии какой-либо очевидной причины, что нам делать? – спросил примарх у двух своих спутников.

– Я направлю кустодия провести расследование и выяснить, требуются ли какие-либо дальнейшие действия, – Константин Вальдор одарил регента слабой улыбкой. – Один кустодий достаточно соразмерно?

– Идеальное число, – ответил Малкадор. – Кого вы имеете в виду?


Карачийские равнины, шестьдесят шесть дней до начала штурма


Над каждой дверью вагона был установлен громоздкий аналоговый хронометр, впрочем, не стало неожиданностью, что их филигранно украшенные стрелки показывали несколько разные значения. Зеноби снова и снова смотрела на них, проверяя течение времени. Это было то, чего она никогда не могла сделать раньше. Личные хронометры стоили дорого, только верхнеулевики обладали такими вещами. Всеми остальными управляли сирены смен, их личные обряды и рутина повседневной жизни. Зеноби всегда знала, когда оставалось десять минут до предупреждавшей о смене сирене, потому что её соседка, старая дама по имени Бабетт, была заядлой певицей и каждый день, стирая белье в “междусменье”, начинала мелодию в одно и то же время. То, что теперь она могла разбивать свой день по минутам, казалось невероятным, и она обнаружила, что подсчитывает различные действия, чтобы увидеть, сколько времени они занимают. Три минуты на то, чтобы распаковать и переупаковать вещмешок; пять минут на то, чтобы самонагревающийся паек дошёл до нужной температуры; меньше двух минут на то, чтобы проглотить его тёплое содержимое.

Несколько раз сержант Алекзанда упрекал её за подобное отвлечение, но именно новое увлечение помогло узнать, что было где-то около двух часов тридцати минут дня, когда визг тормозов привёл поезд к длительной и медленной остановке. Лейтенанты и сержанты начали выкрикивать ругательства, когда солдаты устремились к окнам, чтобы посмотреть, можно ли что-нибудь увидеть снаружи.

– Смирно! – раздался приказ со стороны двери, когда вошла капитан Эгву.

Отделения поспешно выстроились вдоль скамеек, руки по швам, взгляды устремлены на командира. Эгву вошла в сопровождении Джаваахир и ещё одного офицера безопасности. Два других офицера стояли позади неё в дверях.

– С этого момента я принимаю на себя командование Аддабским свободным корпусом, – объявила Эгву. – Моё звание будет капитан-генерал, и я буду делить совместные полномочия со старшим офицером безопасности Джаваахир. Для меня большая честь быть избранной на эту должность моими собратьями-офицерами.

– Голосование было единогласным, – с улыбкой перебила Джаваахир.

– Действительно, честью, – продолжила Эгву.

Прежде чем она могла сказать что-либо ещё, оставшиеся в живых из её роты разразились радостными возгласами, потоком поздравлений и комплиментов. Эгву терпеливо ждала, пока стихнут овации, и выражение её лица было странно мрачным. Когда затихли последние ликующие голоса, она оглядела всю роту, переводя взгляд с одного офицера на другого.

– Корпус соберётся, чтобы засвидетельствовать наказание, – серьёзно сказала она. – Дежурные отделения поднимутся на крышу. Остальные высадятся, чтобы посмотреть с земли. Наказание будет приведено в исполнение через двадцать минут.

Это мгновенно испортило настроение. Эгву и её свита двинулись вдоль вагона, ряды солдат расступались по мере их приближения, пока они не перешли в следующий вагон. Лейтенант Окойе рявкнул на свой взвод:

– Вы слышали нашего капитан-генерала. Первое отделение на крышу. – Солдаты бросились к проходу, но лейтенант остановил их, вытащив лазган из-под скамейки и сунув его в руки ближайшего рядового. – С оружием. Мы на войне.

Они достали лазганы, проверили силовые ячейки, как их учили, а затем организованно последовали за сержантами из дверей и дальше на крышу.

Теперь, когда поезд остановился, подъем стал менее опасным. Они шли впереди взвода Эпсилон, встретив первое отделение взвода Альфа на полпути вдоль вагона. Зеноби оказалась между Селин и Менбером. С тех пор, как она в последний раз поднималась несколько часов назад, грохот орбитальной атаки на северо-востоке не изменился ни на йоту, и товарищи по отделению восхищались увиденным не меньше неё.

– Так уже полдня, – сказал Менбер. – Как долго могут продержаться щиты Дворца?

– Я слышал, как лейтенант говорил, что мы должны доехать до Гималазии в течение двух дней, – сказал Кеттай с другой стороны крыши. – Ты думаешь, они продержатся так долго?

– Не важно, – произнёс сержант Альфы. Зеноби не знала его имени. – Бомбардировка может сровнять Дворец с землёй, но нужна пехота, чтобы зачистить руины. Император же не собирается взобраться на вершину Санктум Империалис и позволить Гору сбрасывать бомбы и плазму Себе на голову, не так ли? Прежде чем всё закончится будет много сражений.

– Похоже ты рвёшься в бой, – сказал Менбер.

– Через много лет, когда мои сын и дочери вырастут, я хочу посмотреть им в глаза и сказать, что сражался за них, – ответил сержант, его взгляд устремился к далёкому и невидимому Дворцу. Полуулыбка мелькнула на его губах. – Я скажу им, что служил в Аддабском свободном корпусе, и я воевал в Императорском дворце, чтобы они никогда не были рабами тиранов.

– Свободный корпус! – закричала Зеноби, раздуваясь от гордости и устремляя кулак в небеса. Несколько солдат подхватили её крик, но Менбер недоумённо посмотрел на неё.

– Помнишь, о чём мы говорили? Что нам сказал лейтенант? – он понизил голос и наклонился ближе. – Никто не вернётся в Аддабу. Никто ничего не расскажет своим детям или внукам.

– Может и нет, – согласилась Зеноби, – но наши имена и то, что мы сделаем, запомнятся надолго.

– Тише там, – сказала Селин. – Слава – пустая тарелка без еды.

– Я не хочу славы, я хочу вдохновлять, – сказала Зеноби. Она впервые сумела сформулировать это конкретное стремление, но слова, похоже, всё же достаточно хорошо передали её чувства. – Может быть, когда-нибудь ребёнок в Аддабе прочитает о Зеноби Адедеджи и о том, как она несла знамя роты в Императорском дворце, и, возможно, они подумают, что это чего-то да стоит, а может быть, захотят тоже сделать что-то смелое и сильное. Я знаю, что погибну, но, по крайней мере, моя жизнь и смерть будут что-то значить.

– На конвейере не так много героев, – сказал Кеттай.

– Нет, все, кто работает по конвейере, – герои, – сказал Менбер. – Не обязательно сражаться и убивать, чтобы стать героем. Все, кто остался в Аддабе, обслуживая орудия, таская энергетические батареи, качая водяные фильтры – герои.

– Сказал, как истинный верующий, – заметил Кеттай. – Вербовщики хорошо поработали с вашей семьёй.

Все разговоры были прерваны активностью дальше по ходу поезда. Одна из дверей грузового вагона открылась, со скрипом гидравлики опустив пандус на серую почву. Показалась процессия из нескольких десятков офицеров безопасности. Они спускались парами, каждый нёс тело. У Зеноби перехватило дыхание, когда узнала спецовки Свободного корпуса, спецовки чьи воротники и лицевые стороны были покрыты тёмными пятнами. Тела бесцеремонно свалили в кучу примерно в тридцати метрах от поезда, и офицеры безопасности вернулись в вагон, но только затем, чтобы через несколько минут появиться с новым грузом трупов.

По крышам прокатился шёпот предположений, и от тех отделений, что находились ближе всего к происходившему, доходили слухи, что они могут различить символы на телах – большинство, похоже, были из взвода Бета роты Зеноби, некоторые из других взводов и двух других рот. К тому моменту, когда офицеры безопасности остановились, в пыли лежало больше четырёхсот трупов.

– Перерезаны горла, – распространился шёпот по линии.

– Экономили боеприпасы, – последовало вскоре после этого.

По всему поезду с треском активировались вокс-передатчики. Искажение в раздавшемся голосе было настолько сильным, что Зеноби потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он принадлежал Джаваахир.

Перед вами обесчестившие себя мертвецы. Их признали скрывавшими намерение, противоречившее делу, которому мы все поклялись. Гниль ложной веры укоренилась и проросла в их сердцах, но, к счастью, не успела распространиться среди нас.

В лучшие времена мы могли бы закрыть глаза на такие преступления и прибегнуть к более мягкому наказанию, но мы находимся в состоянии войны. Не стоит лить слёз по этим предателям, поскольку они обрекли бы нас и дело, за которое мы будем сражаться. Они понесли наказание не за свои убеждения, хотя те и расходятся с нашими идеалами. Именно непослушание и тайный заговор, окружавший их действия, сбили их с пути безопасной честности. Позволяя этим запретным идеям развиваться и предаваясь тщеславию домыслов, они показали себя ненадёжными и во всём остальном. Они позволили себе прислушаться к ложным обещаниям, принять во внимание фантазии, которые подорвали бы их преданность и мужество.

Появились два десятка офицеров безопасности – две колоны по десять человек; между ними с трудом шли с полдюжины других фигур. Они были обнажены, и даже на таком расстоянии Зеноби могла видеть, что они покрыты синяками и кровью, глаза заплыли, некоторые хромали, другие неловко баюкали сломанные руки.

Их лидеры. Если они были бы просто невежественными, то получили за это соответствующее наказание. Хуже всего то, что они являлись дирижёрами этого бесчестья. Не питайте иллюзий, воины Аддабы. У врага по-прежнему остаются шпионы среди нас. Вас предупредили, что среди вас есть опасные для нашего дела элементы, и тем не менее эти преступники не только защищали нарушителей закона – они поощряли их, покровительствовали их лжи в попытке ещё сильнее опорочить нашу решимость.

Громкоговорители пронзил визг обратной связи. Зеноби поморщилась, стиснув зубы от ужасного шума. Голос Джаваахир сменился более глубоким тоном – тоном капитан-генерала Эгву.

Свободный корпус, всё внимание на наказание, – раздался её приказ сквозь потрескивание вокс-передатчиков. Зеноби, как и тысячи других, выстроившихся на крыше, вытянулась по стойке смирно, держа лазган сбоку и крепко сжимая древко знамени в правой руке. – За умышленное распространение вражеской пропаганды и другие действия, противоречащие делу Аддабского свободного корпуса, стоящие перед вами офицеры приговариваются к расстрелу.

Обнажённые мужчины и женщины не сопротивлялись, их воля была сломлена, когда их заставили опуститься на колени рядом с курганом тех, кого они привели в обман и смерть. Офицеры безопасности отступили и достали пистолеты. Один из пленников внезапно поднялся на ноги, сжав кулаки. Звук пистолетного выстрела прорезал воздух, и он упал, наполовину скрючившись от ударов пуль. Раздался ещё один залп, повалив тех, кто стоял на коленях, фонтаны крови вырывались из их лбов перед тем, как они опустились в грязь.

Через сорок девять часов мы достигнем конечной точки нашего путешествия, – объявила Джаваахир по вокс-передатчикам. – Вы должны бдительно следить за всеми отклонениями. Не предоставление информации о правонарушениях само по себе является преступлением против нашей целостности.

Эти последние слова заставили Зеноби вздрогнуть. Менбер, похоже, почувствовал её беспокойство, потому что, когда их распустили, он обратился к ней.

– Что случилось, кузина?

– Они говорили со мной, – тихо сказала она. Она говорила запинаясь, полностью поняв всю серьёзность произошедшего. – Заговорщики. Пытались завербовать меня. Я могла… Что, если бы я не...

Она замолчала и снова посмотрела на трупы, оставшиеся лежать под равнодушным солнцем. Уже собиралось облако мух. Скоро появятся личинки и другие насекомые. Никакого очищающего прощания на погребальных кострах. Возможно, офицеры безопасности уже знали о её тайне. Это казалось маловероятным. Зеноби понимала в глубине сердца, что груда мертвецов – прямое следствие её действий. Она не поднимала лазган, не доставала нож. Всего лишь несколькими словами она убила сотни человек.

Эта мысль потрясла её.

– Ты не сделала этого и ты не сделаешь, – сказал Менбер, схватив её за руку и потащив по крыше вслед за остальным отделением. – Ты никогда не предашь нас.

Поезд дёрнулся и начал двигаться, рычание огромных двигателей пульсировало по всей его длине. Это вернуло мысли Зеноби в нужное русло. Те, кто принял ложь Lectitio Divinitatus, пострадали не просто так. Это был вирус, утверждавший, что Император – бог. Это подрывало всё, за что они боролись. И кто-то первым прошептал его неправду в уши взвода Бета. Гниль была введена, возможно, даже без злого умысла, но не она убила тех мужчин и женщин. Кто-то развратил их товарищей, сознательно рискуя ими ради собственных идеалов. Достаточно было одного предателя, чтобы запятнать всё вокруг. Зеноби взяла себя в руки и посмотрела на других солдат, посмотрела на своего кузена, а затем проходя мимо него, заметила взгляд Кеттая, который спускался по лестнице.

Она беспокоилась не о своей верности.

ПЯТНАДЦАТЬ

Расследование кустодия

По местам

Беросс


Карантинная зона Палатинская арка, казармы С, два дня после начала штурма


В течение трёх часов Амон Тавромахиан ходил по коридорам и залам казарм карантинных войск, привыкая к планировке и атмосфере. Они были тесными для кустодия, которому через час пришлось снять доспехи, чтобы осмотреть некоторые из небольших помещений. Облачённый только в защитную тунику, он вернулся на кухню, где произошло появление.

Он присел на корточки и закрыл глаза, представляя себе сцену, как всё происходило, когда солдаты Имперской армии столпились в выложенном плиткой помещении. Он ознакомился с их отчётами и лично поговорил с каждым, и мог найти почти всех в пределах метра или двух от того места, где они, вероятно, стояли.

Он встал, задев головой потолок, по-прежнему с закрытыми глазами, пользуясь скорее мысленным взором, чем каким-либо физическим чувством. Две группы вошли из разных дверей. Испугавшись, некоторые из солдат открыли огонь.

Амон подошёл к стене, осторожно проводя пальцами по грубым кирпичам и линиям раствора. Углубления там, куда попали лазерные лучи. Некоторые слева, большинство справа. Никакой группировки, которую он мог бы различить.

Он отступил на полшага, добавляя к мысленной картине схему попаданий. Почему именно здесь?

Он отступил ещё на несколько шагов и открыл глаза, глядя на молчаливую кирпичную кладку. Что такого важного именно в кухне?

Первый свидетель, рядовой Честейн, признался в том, что проник в столовую, чтобы украсть еду. Перекрёстный допрос не выявил ничего плохого ни в его характере, ни в послужном списке. Мелкий воришка, но не враг Императора. Так почему же видение появилось на кухне? Виновное присутствие Честейна что-то спровоцировало? Узнали бы они что-нибудь, если бы голодный солдат не вошёл в это время и не столкнулся с видением?

Он позволил мысленному взору снова расшириться, охватив весь гарнизонный комплекс и кухню внутри. Это было приземистое, ничем не примечательное здание, примыкавшее к низкой карантинной стене вокруг Палатинской арки, ставшей чумными трущобами, известными как Чумвиль. Кухня, одна из трёх, располагалась в юго-западном углу, ближе к внешней стене, чем остальные. Это имело значение?

Как будто управляя пикт-дроном, он мысленно вернулся в коридоры, повторяя шаги солдат, когда они пришли на кухню. Короткое путешествие, где не было ничего важного.

Именно в этот момент Амон понял, что есть слепая зона. Он прошёлся по всем коридорам и комнатам. Рядом с кухней, прямо за стеной, находилось пустое пространство около четырёх квадратных метров.

Быстрыми шагами он обогнул столовую и подошёл к расположенным за ней офицерским помещениям. На дальней стене главного коридора, что вёл к четырём отдельным офицерским общежитиям, висело большое оборванное знамя. Коридор был около четырёх метров длиной.

Амон осторожно снял знамя и отложил его в сторону. Стена была из покрашенного в светло-серый цвет гипсокартона, как и остальные казармы.

Он приложил руку к правой стороне центральной линии и толкнул. В ответ он почувствовал небольшую отдачу, но больше ничего. Перейдя на левую сторону, он сделал то же самое. На этот раз раздался слабый щелчок, и секция стены повернулась на центральной оси, открывая за собой комнату.

Его взгляд пронзил тьму и сразу же охватил всё вокруг. Как только он увидел то, что находилось за стеной, Амон активировал вокс.

– Сообщение регенту Малкадору. Скажите ему, что мне нужно, чтобы он немедленно прибыл в карантинную казарму.


Это было исключительно скромное святилище.

Вместо алтарной скатерти два ящика накрыли грубым холстом. На нём стояли две помятые от долгого употребления металлические чаши с чётко различимыми полковыми надписями: Mercio XXIV и Gallilus XXXI. Между ними поместили кувшин с красной жидкостью – дешёвым вином, как подсказал Амону нос. Спереди аккуратно лежала небольшая подушечка, на которой покоилась книга.

Книга представляла собой не более чем пачку бумажных листов, удерживаемых вместе тонкой проволокой. На обложке аккуратным почерком были написаны два слова.

Lectitio Divinitatus, – произнёс Амон.

– Храм Императора, – сказал Малкадор, изучая обстановку комнаты. Амон проследил за его взглядом, заметив несколько стоявших кругом стульев и высоких подсвечников, вероятно, украденных из вещей высокопоставленного офицера.

– А это? – Амон указал на пятно на голой стене, прямо за тем местом, где на кухне появилось видение. Иней почти полностью растаял, оставив полосы на кирпичной кладке. Пол внизу тоже был влажным, голый феррокрит потемнел от жидкости.

– Это... – Малкадор откашлялся и внимательнее посмотрел на феномен. – Это не очень хорошая новость.

Амон принюхался, уловив запах застарелого пота, оружейного масла и крема для ботинок, а также мускусный аромат незажжённых свечей и резкий озоновый привкус, который у него всегда ассоциировался с регентом Императора.

– Это просто водяной лёд и только.

– Да, просто лёд, – согласился Малкадор, почёсывая подбородок. – Создан резким локальным снижением температуры.

– Но он находится между двумя большими печами с другой стороны, – сказал Амон. Он мог точно их представить, даже без использования визуальных систем шлема.

– Очень локальным, – Малкадор открыл маленькую книгу, быстро просматривая страницы.

– Мы знаем, что культ Императора уже некоторое время активен в Имперской армии – это не новость, – сказал Амон. – Lectitio Divinitatus получил ещё более широкое распространение среди гражданского населения. После начала осады его влияние перестали сдерживать.

– Да, ресурсы лучше потратить на что-то другое. Я помню, что был в сенате, когда принимались эти решения.

– Вы не согласны?

– Я не уверен. Lectitio Divinitatus в итоге может быть огромным отвлечением от реальной проблемы.

– Но…?

Малкадор показал на покрытую льдом стену:

– Это остатки психической активности.

– Разве щит Императора не подавляет такие энергии?

– В этом и заключается причина моего беспокойства, – сказал Малкадор, встретившись взглядом с кустодием. – Храм и это связаны, но непонятно, как.

– Что это значит?

– Это довольно сложный вопрос, не так ли, Амон? – Малкадор на мгновение усмехнулся, а затем снова стал серьёзным. – Это означает трещину, крошечную трещину в телэфирной защите. Появившуюся изнутри.

– Возможно, есть и другие случаи, которые остались незафиксированными. Возможно, их даже восприняли как проявление божественности Императора, – Амон вышел комнаты-святилища, воспоминания о сражениях в паутине попытались всплыть на поверхность при мысли о демонической активности. – Капитан-генерал должен быть проинформирован.

– У Вальдора много забот, как и у лорда Дорна. Это будет доведено до его сведения в ходе ежечасного брифинга, как обычно. И он скажет, что вы должны продолжать расследование, потому что у вас пока есть только доказательства одного незначительного инцидента. Является ли это изолированным явлением или причиной для более широкого беспокойства?

– Подобное поклонение Императору запрещено. Монархия была уничтожена, и целый легион космических десантников был наказан за неуместное благочестие. Император предельно ясно выразил Свои мысли по этому поводу.

– Я тоже был на Монархии, и мне не нужно напоминать о том, что Император думает о божественности, – резко сказал Малкадор. – И всё же мы не можем сражаться с собственными людьми одновременно с Гором. Практичность требует некоторой свободы действий.

– Свобода действий – это просто эвфемизм для слабости, которой можно воспользоваться, – заметил Амон.

– Наша война далека от абсолютных понятий. Данный вопрос требует тщательного изучения. Вы не можете надеяться найти и привлечь к ответственности каждое собрание Lectitio Divinitatus. Выясните, что особенного в этой группе. Почему видение произошло именно здесь?

– Думаю, очевидно, что близость Гвардии Смерти предоставит нам какой-то ответ.

– Но насколько широко распространён этот эффект? Не все жертвы чумы найдены. Существует ли другая связь, которую мы можем отследить?

– Культ скрытен. Для достижения прогресса потребуется много времени.

Регент присоединился к нему в коридоре, постукивая посохом по твёрдому полу, когда проходил мимо. Лорд Терры остановился в нескольких шагах впереди Амона и повернулся к нему.

– Я могу помочь вам, Амон, – сказал Малкадор. – С кем-то... кто знает об этом изнутри.


Нагпурский регион, шестьдесят дней до начала штурма


Серия стаккато машинных гудков, заглушивших вокс-передатчики, вырвала Зеноби из полудрёмы. Она открыла глаза, по-прежнему откинувшись на спинку скамьи, и посмотрела сначала на окна – всё ещё день, клонившийся к вечеру. Она села и её взгляд скользнул по остальным вокруг. Все в некотором замешательстве смотрели на громкоговорители, из которых доносилось шипение.

Заскрипели тормоза, внезапно замедляя ход поезда. Подобно человеческой волне, стоявшие пошатнулись и закачались от внезапной потери инерции, несколько солдат врезались друг в друга или скамейки, их ругательства затерялись среди смеха товарищей.

Лампы замерцали и погасли, когда поезд остановился. Жёлтый предвечерний свет почти не освещал вагон через грязные окна.

Вокс-передатчики снова затрещали, а потом раздался голос капитан-генерала Эгву.

Существует высокий риск обнаружения с помощью орбитального сканирования. Все системы переводятся в режим ожидания, чтобы уменьшить нашу энергетическую сигнатуру. Оставайтесь в вагонах до дальнейших распоряжений.

Тревожное молчание последовало за этим объявлением до тех пор, пока лейтенант Фолами не нарушила тишину.

– Вы можете говорить, – сказала она, покачав головой. – Они не смогут услышать нас в космосе...

– Это всего лишь предосторожность, – добавил Окойе, пробираясь между скамейками. – Командование получило сообщение, что над этим сектором пролетает космический корабль. Вряд ли мы привлечём какое-то внимание, особенно когда есть куда более важные цели для атаки.

Упоминание целей и атаки ничуть не уменьшили опасения Зеноби. Она стояла на скамейке и смотрела в окно, надеясь увидеть что-нибудь, что могло бы отвлечь её от внезапной тишины. Древнее сухое морское дно растянулось на километры вокруг них и больше ничего не было видно. Оказаться в такой изоляции казалось и благословением, и проклятием. Представлялось маловероятным, что их смогут обнаружить среди просторов дикой природы, но, с другой стороны, любая замеченная энергетическая сигнатура или вокс-сигнал будут выделяться, как путеводная вспышка ночью.

Какое-то движение привлекло её внимание к двери в дальнем конце вагона. Алая вспышка возвестила о присутствии офицера безопасности. Другой ходил между скамьями по другую сторону решётки, разделявшей помещение на две части.

– Помните, будьте бдительны всё время, – сказал он им, медленно обходя вагон, сцепив руки за спиной. – Будьте внимательны к своим спутникам, следите за любыми странностями в их настроении. Хватит буквально нескольких секунд, чтобы нарушить безопасность – и предательство приведёт к нашей гибели.

– Сохраняя бдительность, знайте также, что за вами следят. Не ваши братья и сёстры по оружию, а враги, которые маскируются под солдат, верных Аддабе. Они увидят вашу слабость и воспользуются ею. Они будут взывать к вашему состраданию и сочувствию и превратят эти добродетели в слабости, которые можно использовать.

– Не только наши орудия приведут нас к победе над теми, кто желает обратить в рабство будущие поколения – именно наша решимость станет величайшим оружием. Если кто-то из нас дрогнет сейчас до серьёзных испытаний, то как они будут действовать, оказавшись в бою?

Офицер безопасности остановился, пройдя примерно две трети вагона, почти рядом с Зеноби. Его глаза были поразительно голубыми, необычными среди народа Аддабы, и они напомнили ледяные кинжалы, когда на секунду задержались на ней. Она взяла себя в руки, сказав себе, что ей нечего стыдиться, что она ничего не боится под этим пронзительным взглядом. Офицер двинулся дальше.

– Просто сижу здесь и жду, когда это произойдёт.

Зеноби повернула голову и увидела, что на скамейку рядом с ней залез Бабак. Он был почти такого же роста и теребил пояс комбинезона тонкими, лишёнными мозолей пальцами. Она знала его как мастера вала, одного из тех, кто обслуживал машины, которые изготавливали детали для производственной линии.

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – сказала она. – Думаю, я готова к бою, но дело в другом. Нет шансов дать отпор. Просто жду, когда ударит луч света и уничтожит нас.

– Не глупи, – сказал Кеттай, стоявший между скамейками. Он выглядел расслабленным, заложив руки за голову. – Никто не станет тратить ланс корабля на поезд. Даже если они нас заметят, то просто отметят среди остальных данных.

– Значит, ты у нас эксперт по космическим кораблям? – сказал Бабак.

– Просто здравый смысл, не так ли? – Кеттай подался вперёд и потянулся к карману, из которого извлёк тонкую пластековую фляжку. Он вытащил пробку и предложил им угощаться.

Зеноби уловила запах спиртного. Она никогда раньше не пила, и ей было любопытно, но сейчас не время поддаваться искушению. Она покачала головой.

– Разве это не контрабанда? – сказал Бабак, нервно осматриваясь вокруг. – А что если офицеры безопасности узнают?

– Это как поезд и космический корабль, – ответил Кеттай, пожав плечами. – Это не настолько важно, чтобы их беспокоить. Может быть, лейтенант Окойе влепит мне наряд в уборной, но никто меня не вытащит наружу и не всадит лазерный разряд мне в голову за глоток тея.

– Перережут горло, – сказал Бабак. – Как и другим. Ты не стоишь лазерного разряда.

Кеттай рассмеялся и закрыл фляжку пробкой, прежде чем убрать её. Зеноби заметила, что сам он не стал пить, но ничего не сказала.

Внезапный визг вокс-передатчиков заставил Зеноби подпрыгнуть, чуть не свалившись со скамейки. Двигатели с ворчанием пробудились, и моторы заскулили сквозь пол, когда поезд тронулся в путь.

– Видите, ничего не про… – начал Кеттай, но его перебило объявление из громкоговорителей.

Боевая тревога! Все дежурные отделения по местам. Все не дежурные отделения готовятся к бою.

Голос сменился воем сирены, и от его настойчивости сердце Зеноби бешено заколотилось о рёбра.

– Вот и не заметили, – сказал Кеттай, поднимаясь с пола.


Невысокий рост Зеноби делал её идеальным стрелком, и она залезла в купол, пока остальные готовились к бою. Отделения из вагона на противоположном конце зенитной платформы тоже занимали свои позиции.

Она пристегнулась ремнями к креслу стрелка, перекинув одну петлю через талию, а затем потянула рычаг, который поднял её в бронированный купол на крыше платформы.

Перед ней на оси располагалась четырёхствольная автоматическая пушка. Орудие был слишком тяжёлым, чтобы целиться вручную; вместо этого она положила руку на располагавшийся между ног рычаг управления с гашеткой.

– Активировать поворотные моторы, – произнесла она. В ответ раздался громкий вой, и рычаг в руке задрожал. Несколько проверочных движений заставили автоматические пушки подниматься и опускаться, слегка поворачиваясь влево и вправо. Она нащупала ногами педали, которые вращали уже весь купол. – Активировать поворотные приводы.

Проверка педалей заставила её сделать круг сначала влево, а потом вправо. Она протянула руку и щёлкнула переключателем, включая зернистый зеленоватый экран прямо перед собой – орудийный визуализатор. На нём не было ничего, кроме облаков, почти неразличимых среди вспышек статики и темнеющего неба.

– Проверка отключения подачи боеприпасов.

– Подача боеприпасов отключена, – пришёл ответ снизу, звучавший странно отдалённо внутри купола. Зеноби нажала на гашетку. Автоматические пушки щёлкали и стучали пустыми казённиками.

– Огневое испытание завершено. Включить подачу боеприпасов.

Раздался тяжёлый хруст и скрежет металла, когда четыре ленты вернулись на место в механизме турели. Большой палец Зеноби нависал над гашеткой. Стоит ей опустить его вниз и в небо устремится поток осколочных снарядов.

Она стреляла из лазгана во время редких тренировок, но это было разрушение совсем другого уровня. К этому добавлялось знание того, что она, скорее всего, будет стрелять в настоящем бою. От этой мысли у неё задрожали ноги и закружилась голова. Нервы трепетали не от мысли о смерти, а от осознания того, что другие полагаются на её защиту. Если она не справится, если она что-то сделает не так, то погибнет не только она, но и Менбер, Селин. Даже Кеттай…

Как боевой танк, который сходил нетронутым с конвейера, все переживания Зеноби собрались вместе в ударе сердца и принесли ещё одно осознание. Всё, что офицеры безопасности говорили о бдительности, было так же верно и важно, как и её работа в качестве стрелка. Один-единственный промах может привести к катастрофе. Если хотя бы одному вражескому шпиону или сочувствующему позволят проникнуть в Аддабский свободный корпус, они могут погубить всё дело.

Ноги перестали дрожать. В переборке прямо над её головой тихо зашипел и включился громкоговоритель. Она слышала, как кто-то ходит в командном отсеке, расположенном в самом сердце артиллерийской платформы; скрип стула, глухой стук чего-то упавшего на пол. По внутреннему вокс-каналу раздались несколько хриплых механических вздохов.

Говорит лейтенант Окойе, командующий офицер четвёртой артиллерийской платформы. – Голос сменился визгом обратной связи. Последовала пауза, прерываемая несколькими звуковыми сигналами и шипением помех, которые затем исчезли, оставив связь чёткой, кроме случайных потрескиваний. – В нашу сторону с орбиты приближаются самолёты. Это может быть перелёт, они могут направляться куда-то ещё, но мы должны предполагать худшее. Всё оружие активировано. Заряжены зенитные осколочные снаряды.

Последовала ещё одна пауза и звук, который Зеноби не узнала сразу, но поняла через несколько секунд – это шуршали пластиковые слайды.

Артиллерийские расчёты экипажа рассредоточили по всему поезду, чтобы обеспечить умелый и точный огонь. Вспомните, чему вас учили. Следите за линией трассирующих снарядов и отслеживайте цели. Между тем, как что-то появится на вашем целеуказателе и временем, когда вы откроете огонь, быстро движущийся корабль преодолеет сотню метров и больше. Плотность огня поможет не подпустить их к нам, не экономьте боеприпасы без необходимости.


Космический порт Львиные врата, внешний мезофекс, один день после начала штурма


В семидесяти километрах от земли, где атмосфера сменялась космосом, в сторону Звёздного копья спускались десятки десантных кораблей и эскадрилий штурмовиков. Они летели уже почти двадцать часов, дрейфуя в десятках тысяч километров от кораблей за пределами досягаемости самых мощных оборонительных лазеров.

Когда они вышли на ближнюю орбиту, их двигатели вспыхнули один за другим, и на фоне черноты расцвёл небосвод плазменных струй. Они снижались подобно падающим звёздам, сотни кораблей, каждый из которых направлялся к своей цели, устремляясь к одной из более чем трёхсот стыковочных мачт, платформ и причалов Звёздного копья.

Шесть ударных крейсеров двигались сквозь космос, войдя в “кильватерный след”, созданный массированной атакой десантно-штурмовых кораблей. Они исторгли десантный дождь штурмовых капсул, которые в условиях отсутствия достаточной гравитации выбрасывали из отсеков ракетные ускорители. Когда ударили лазерные лучи оборонительных орудий, опустевшие космические корабли уже отступали. Последний оказался недостаточно быстрым, его пустотные щиты вспыхивали под непрерывными попаданиями. Подобно стае гончих, остальные оборонительные системы сосредоточили огонь на подбитом корабле, быстро перегрузив оставшиеся щиты. Последний разряд красной энергии пронзил двигатели и голубое пламя плазменных взрывов поглотило весь корпус.

На борту одной из самых больших капсул, освещённой мигавшим лазурным светом, находился Беросс, некогда удостоенный чести состоять в Трезубце и впавший в немилость после того, как чуть не погиб от руки своего примарха. Системы его искусственного тела вспыхнули сенсорными данными, высветив выступ феррокрита, на который он падал, а также всплеск излучения от взорвавшегося наверху корабля – корабля, на борту которого он был всего несколько минут назад. Ему была безразличная гибель корабля, и он уже давно забыл о мимолётных мыслях о смерти, которую могло породить уничтожение, его мысли целиком сосредоточились на ближайшем будущем.

Нечасто цель штурмовиков и десантных капсул представляла собой триста квадратных километров доков. Этот факт ничуть не волновал Беросса, когда металлическая капсула, мчавшая его к Четвёртому восточному мачтовому причалу, вошла в разреженную атмосферу над космическим портом. Это должен был быть его штурм, славная кампания для одного из самых прославленных кузнецов войны IV легиона.

Вместо этого он оказался заключён в искусственную оболочку, презираемый примархом и почти забытый боевыми братьями. Тело полубога с властью младенца.

Сработали тормозные двигатели, замедляя спуск капсулы почти так же жёстко, как и удар, но заключённый в саркофаг дредноута Беросс ничего не почувствовал. Он лишь смутно осознавал, что его ноги снабжены пневматическим приводом, а руки заменены тяжёлым оружием. Знакомый прилив гормонов перед боем исчез, как и сердце, заменённое атомным топливным элементом. Грубая тактильно-мышечная обратная связь предоставляла ему рудиментарное осознание самого себя, но с любой точки зрения он стал разумом, заключённым в тюрьму из керамита, титана и пластали.

Его спасение было легко посчитать наказанием. Те, кто сохранил ему жизнь и подключил изломанные останки его тела к этой машине, думали, что они сохраняют его наследие. Всё, что они сделали, – это продлили жизнь, которую он проживёт, неся позор осуждения Пертурабо. Мысленная мука этой неудачи раздражала Беросса больше, чем физическая агония и воображаемая боль призрачных конечностей. Он приближался к рассвету в качестве командира, и долгая служба в Трезубце казалась неизбежной.

И всё только из-за того, что ему не повезло принести плохие новости.

Десантная капсула врезалась в феррокритовый перрон среди вспышек тормозных двигателей и разлетевшейся шрапнели из осколочных установок – впрочем на платформе не было вообще никого способного оказать сопротивление. Рампа со скрипом опустилась и сработали взрывные болты, освобождая аварийные зажимы, которые удерживали его бронированный корпус. Сделав тяжёлый шаг, звук его поступи затерялся в разреженном воздухе, Беросс ступил на метафорическую землю Терры.

С помощью окулярных контактов и недоступных людям датчиков он наблюдал за окружающей обстановкой. Семьсот Железных Воинов сформировали десантный отряд, которому было поручено охранять верхние десять километров космического порта. Здесь почти не осталось никого живого, безвоздушные верхние уровни стали пристанищем только для тех, у кого были силовые доспехи или вакуумные скафандры. Обломки уничтоженного корабля падали вокруг Звёздного копья. Здесь, наверху, у них было мало инерции, тысячетонные куски металла и пласкрита дрейфовали в полуночной синеве безмятежно, как снежинки.

Беросс почти не обращал внимания на падавшие метеоры. Даже это задание было наказанием, вместо судьбы командующего штурмом ему уготовили роль сторожевого пса.

Не в этот раз. В душе он оставался кузнецом войны, даже если его лишили престижа.

– Мои воины, внимайте мне! – Его рёв понёсся по вокс-связи к боевым братьям. – Неужели мы должны стоять на этом голом перроне, в то время как меньшие воины крадут нашу славу? Те, чьи души выкованы в битве, не стоят на страже, они ищут врага и уничтожают его!

Не заботясь о том, последует кто-нибудь за ним или нет, Беросс повернул своё массивное тело в сторону ближайшего пандуса, ведущего внутрь космического порта. Он восстановит свой статус кузнеца войны или погибнет пытаясь.

ШЕСТНАДЦАТЬ

Воздушная атака

Гамбит Кхарна

По следу верующих


Нагпурский регион, пятьдесят девять дней до начала штурма


Зеноби почувствовала вибрацию другой турели позади себя. Посмотрев вверх сквозь купол из бронестекла, она увидела, как кончики двух стволов лазерных пушек качнулись над головой в направлении передней части поезда.

Она нажала на левую педаль и повернулась в ту же сторону, привыкая к скорости вращения. Та казалась мучительно медленной, и ещё была секундная задержка между нажатием ноги на металл и включением двигателей. Рукоять управления была более чувствительной, направляя орудия в небо, но их действие ограничивалось примерно десятью градусами по обе стороны от центральной линии турели.

Вокс-передатчик с треском включился.

Подтверждённый контакт. Самолёты спускаются с орбиты на северо-востоке.

– Это где? – Зеноби затем вспомнила, что сначала ей нужно переключить рычажок связи на панели управления. Левая рука нашла переключатель. – Где северо-восток?

Проверь пеленговую сферу, – ответил незнакомый голос. Акцент был из более южного африканского улья, возможно, Кейпсити. Через мгновение она вспомнила, что это ДеВалт, стрелок, который сегодня провёл для них короткое обучение. – Она наверху и справа от переключателя связи, такой плавающий шар за плексигласовым диском.

Зеноби посмотрела на панель управления, пытаясь вспомнить краткий урок от ДеВалта. Она нашла циферблат пеленга – грязную белую сферу с точками компаса и отметкой высоты, которая показывала, куда и под каким углом к поезду направлена турель. Она увидела, что целится почти точно на север, и, нажав на правую педаль, повернула на несколько градусов на восток.

– Спасибо, – сказала она, не забыв включить передатчик.

Она всматривалась сквозь исцарапанный купол, пытаясь найти что-нибудь на фоне голубого неба. Время от времени мелькали вспышки, которые могли быть отражением солнца от приближающихся самолётов, или же в равной степени быть вспышками последних уничтоженных орбитальных оборонительных станций, или, возможно, огнём по поверхности одного из кораблей в космосе.

Направляющиеся в нашу сторону самолёты опознаны, как три крупных бомбардировщика. Никакого сопровождения не обнаружено.

– Ты в порядке? – голос Менбера был искажён металлической трубой, которая связывала главный проход с турелью.

– Не отвлекай меня, – огрызнулась Зеноби. – Просто убедись, что готов заменить ленты, когда закончатся боеприпасы.

– Не волнуйся, кузина. Мы все здесь с тобой.

Она сжала пальцы на гашетке, костяшки побелели от напряжения. Другой рукой она теребила шов на левом бедре комбинезона, дёргая выбившуюся серую нитку.

В турели не было хронометра. Она не могла сказать точно прошло две минуты или десять с тех пор, как она забралась внутрь. Опустив стволы орудий, она с помощью визуализатора изучила длинную вереницу вагонов. Дым двигателей мешал и без того нечёткому обзору, но она заметила, что поезд слегка изгибается, и рельсы поворачивают влево, к северу. Сделав круг, она снова посмотрела вперёд. Горы были больше, чем в тот раз, когда она смотрела на них с крыши, на грубом экране небо над ними постоянно мерцало изумрудным светом и тьмой.

Она чуть не подпрыгнула от взвывшей внизу сирены, помешал только ремень на коленях. Голова ударилась о металлическую спинку сиденья, что сразу же вернуло её внимание назад в турель.

Цели обнаружены на расстоянии тридцать километров, – быстро произнёс лейтенант Окойе, в его голосе впервые появилось что-то, кроме обычной сдержанности и спокойствия.

Легко было забыть, что несмотря на то, что они являлись офицерами, командиры взводов и рот были такими же неопытными в реальной войне, как и солдаты, которых они возглавляли. Авторитет на конвейере сильно отличался от перспективы боя. Их назначил генеральный штаб 64-го корпуса обороны, но весь старый офицерский состав оставили позади или они погибли.

Это неизбежно, решила она. В какой-то момент назначенная иерархия должна была уступить место реальности войны. В каком-то смысле было даже лучше, что это происходило сейчас, а не позже, когда они окажутся в настоящем бою.

Курс на перехват сохраняется. Цели будут в пределах досягаемости через четыре минуты.

Зеноби начала бормотать одну из рабочих песен, пытаясь успокоиться. Она направила визуализатор на северо-восток, поворачивая влево и вправо на несколько градусов в надежде, что увидит что-то на фоне бушевавшего над далёкими горами искусственного шторма. Мчавшиеся в небесах облака ещё больше ухудшали вид.

Ей показалось, что она увидела яркую вспышку, но это могли быть просто отблески продолжавшейся бомбардировки Императорского дворца за горизонтом. Секундой позже предупреждающие сирены взревели снова, пронзив металлическую переборку и поднимаясь вверх.

Искра превратилась в отчётливую вспышку, устремившуюся к поезду из-за облаков.

Приготовиться к…

Предупреждение Окойе было прервано оглушительным взрывом, который встряхнул поезд. Мир Зеноби превратился в визг изувеченного металла и прокатившийся по вагонам пульсирующий шум. Внизу протестующе взревели двигатели, колеса заскрежетали по рельсам.

Ракетное попадание, ракетное попадание! – Окойе тяжело дышал в вокс, его громкий голос ворвался в её ухо, перекрывая грохот взрыва. – Приближаются новые!

Шум перегруженных двигателей сменился более частым и высокий треском. Прошло два бешеных удара сердца, прежде чем Зеноби узнала роторные турели, которые стреляли по приближавшимся ракетам. Маленькие полосы мелькали на экране визуализатора, каждые несколько секунд освещаемые яркими искрами трассирующих снарядов.

Что-то большое пролетело мимо нефритового круга её мира, и секунду спустя очередной взрыв сотряс поезд. Возможно, это был всего лишь скользящий удар, а может быть, она уже привыкла к силе первого взрыва. В любом случае второй удар оказался менее болезненным.

Зеноби! Открывай огонь!

Крик Окойе по вокс-передатчику заставил её снова посмотреть на экран визуализатора. В правом верхнем углу экрана на фоне облаков виднелись три нечёткие птицеподобные фигуры. Она подтолкнула к ним ручку управления, одновременно нажимая на гашетку.

Грохот счетверённых пушек обрушился на Зеноби, подобно физическим ударам, голова снова врезалась в спинку кресла, когда она задрожала от их ярости. На экране визуализатора тёмные полосы безвредно пронзили небо под размытыми точками её целей.

Две почти одновременные вспышки объявили о запуске новых ракет. Всего три душераздирающие секунды спустя они поразили цель. Как и прежде, они ударили где-то в хвосте поезда, двойные взрывы ненадолго затмили бушевавшую вокруг Зеноби какофонию орудий.

Она почувствовала, как весь поезд накренился, затянувшийся визг колёс оказался намного продолжительнее, чем раньше, и сопровождался отвратительным металлическим скрежетом.

Зеноби стиснула зубы, в ушах звенело, и выстрелила снова, воспользовавшись рукоятью управления и педалью, чтобы выпустить длинную очередь в сторону больших пятен на обзорном экране. Другие полосы снарядов протянулись дальше вдоль поезда, вместе с цветами воздушных разрывов от специальных зенитных орудий, установленных на локомотивных вагонах.

Вражеский летательный аппарат разделился, став теперь тремя отчётливыми фигурами. Казалось, что одна из них направлялась прямо к Зеноби. Две других полетели вправо от неё. Она старалась изо всех сил отслеживать снижавшийся штурмовик, целясь низко в надежде, что пикировавший корабль опустится на линию её огня.

Она смогла различить отчётливый силуэт, когда он опускался ниже линии облаков, резко выделяясь на фоне горных вершин. Широкие, с плоскими концами крылья несли усеянный орудиями фюзеляж. Из них вырвались ярко-красные вспышки, нанося удары где-то сразу за позицией Зеноби.

Возможно, они попали в вагон роты Эпсилон.

У неё во рту пересохло, а внутри всё сжалось от это мысли. Она ударила ногой по правой педали, резко поворачивая турель, когда штурмовик накренился, приближаясь и одновременно обстреливая снарядами из бортовых пушек транспортный поезд.

Ей показалось, что её следующая очередь попала, но не была уверена. Блестящие осколки и разорванный металл вылетели из прорезанных его крыльями вихрей, и она услышала торжествующий возглас с одной из других огневых позиций.

– Перезарядка! – раздался внизу крик. Она поняла, что уже несколько секунд держит спусковой крючок, израсходовав весь боезапас.

Она убрала большой палец, чтобы не заклинило механизм в тот момент, когда новые ленты будут вставлены в загрузчик. Уши привыкли к грохоту орудий, и сквозь их рёв она слышала вой плазменных двигателей. Атакующий самолёт заложил вираж, две синих струи снова подняли его вверх, и пока он набирал высоту, ярость орудий поезда преследовала его до самых облаков.

– Перезаряжено! – крик Менбера донёсся долю секунды спустя после того, как лента с громким лязгом встала на место.

Её цель исчезла, либо готовилась к новому заходу, либо возвращалась на орбиту. Зеноби вздохнула и отпустила дрожащей рукой рукоять управления.

Её облегчение длилось всего несколько секунд, пока грохот и рёв других орудий не напомнили ей, что два самолёта продолжали атаковать. В тот же миг, когда она вспомнила об этом, артиллерийская платформа дёрнулась, словно разорванный кабель. Пламя охватило верхнюю часть купола из бронестекла, унося с собой вращающиеся куски зазубренного металла.

Оглушительный удар поглотил всё вокруг, когда платформа накренилась, швырнув её на ремень кресла. Она вскинула руки, но недостаточно быстро, чтобы не врезаться лицом в панель управления.

Мир безумно накренился, и она почувствовала во рту привкус крови. Скрежет разрываемого металла, крики её товарищей и мерцание пламени исчезли, сменившись темнотой и тишиной потери сознания.


Верхняя мезосфера, один день после начала штурма


Абордажные торпеды никогда не использовались вне космоса, и Кхарн начал понимать почему. Даже в разреженном воздухе верхних слоёв атмосферы трение начинало перегревать носовой обтекатель. Перед глазами мигали янтарные экраны из сети систем торпеды. Небольшое искривление заставило всю сорокаметровую ракету беспорядочно трястись, а жар всё глубже проникал в электронные схемы носовой части.

Это могло привести в действие ударные детонаторы, оторвав носовой обтекатель и выпустив мощный мелта-взрыв, предназначенный пробивать метровые корпуса космических кораблей, на высоте тридцать километров над уровнем моря.

Альтернатива была, пожалуй, ещё менее заманчивой – цепи перегружались, отключая все ударные системы и торпеда врезалась в космический порт Львиные врата со скоростью четыреста километров в час без тормозных двигателей или пробивающего взрыва...

– Я – клинок Кхорна, – пробормотал он сам себе. – Жизни без смерти нет. Хннх. Убивай или будешь убит, таков закон битвы.

Когда они миновали пятикилометровую отметку, вспыхнул индикатор. До столкновения оставалось меньше минуты.

Как и в случае с остальными ударами по Звёздному копью, сохранялась полная вокс-тишина, чтобы не предупредить защитников о том, что вот-вот поразит их. Другие Пожиратели Миров следовали в десантно-штурмовых кораблях, три тысячи избранных Кхорна, но наконечником копья был Кхарн и пятьсот его самых смертоносных бойцов.

– Насколько толстые стены? – спросил Балкот, который сидел привязанный ремнями в четырёх местах от Кхарна, один из тридцати в абордажной торпеде. – Прорежет ли мелта-взрыв насквозь?

– Хннх. Слишком поздно спрашивать, – проворчал в ответ капитан. – Надо было думать об этом раньше.

Ответ был встречен смехом.

– Мой нож будет пировать в кишках Сигизмунда, – прорычал Хордал Арукка.

– Если Клинок Дорна там, он мой, – прорычал Кхарн. Он крепче сжал рукоять Дитя крови. – Я убью любого, кто оспорит мои притязания.

Остальные воины, испуганные его словами, погрузились в молчание.

– Десять секунд, – сказал им Кхарн.

Ремни безопасности натянулись сильнее, гидравлические поршни скользнули на места вдоль бортов торпеды, чтобы поглотить часть удара.

Лампы замигали жёлтым, а затем красным светом. Кхарн почувствовал внезапное замедление с волной облегчения. В двадцати метрах до цели активировались мелты, превратив нос торпеды в раскалённое добела копьё.

Броня протестующе заскрипела и гидравлические тараны раскрылись, выплеснув гидравлическую жидкость, когда нос столкнулся с феррокритом. Шея Кхарна сильно изогнулась, и он услышал ругательство от Гальдиры, который выпустил цепной меч и оружие заскользило вдоль палубы. Кхарн посмотрел на цепи, которые соединяли его топор с наручем. Да, у него осталось незаконченное дело с Сигизмундом, урок требовалось завершить.

Грохочущая детонация поглотила весь корпус торпеды, даже когда остатки носового обтекателя превратились в лепестки штурмовой рампы. Ремни безопасности расстегнулись, и Кхарн вскочил с места, держа в одной руке плазменный пистолет, а в другой – Дитя крови.

Торпеда попала в артиллерийскую позицию, пробив внешний капонир антиорбитального лазера. Среди обломков виднелись размазанные трупы расчётов, их скафандры превратились в чёрные лохмотья, а от оружия остались только забрызгавшие стены куски расплавленного металла.

Шагнув в пар, окружённый воем сирен, Кхарн направился прямо вперёд, слыша стук своих сердец и ботинок товарищей по разбитому феррокриту.

Впереди замаячили фигуры в шлемах и полудоспехах. Дитя крови взревел, отрубая голову первому и вырывая кишки у второго. Кхарн позволил Гвоздям унести себя к блаженству разрушения, зная, что впереди нет ничего, кроме врагов.


Санктум Империалис, три дня после начала штурма


Небо над Санктум Империалис уже несколько месяцев было фиолетовым и чёрным. Неестественные сумерки так долго отбрасывали тень на столицу Императора, что Амон почти не обращал на них внимания. Теперь он смотрел на них с новым пониманием, задаваясь вопросом, была ли буря наверху чем-то большим, чем просто физическим проявлением длительной бомбардировки. Не было ли это признаком той другой, невидимой войны?

Он наслаждался хорошей обзорной площадкой на аллее, которая тянулась вдоль заброшенной террасы с видом на виа Принципа – главную магистраль от плазы Львиных врат до необъятного Санктум Империалис. Город внутри города, в котором жили миллионы, достаточно большой, чтобы в минувшие эпохи он превзошёл большинство национальных государств. Его население было эвакуировано, но по мере того, как всё больше и больше предместий у Последней стены сносили в ожидании прорыва предателей, всё большее число перемещённых жителей искали убежища в разраставшихся лачугах, возникших среди колоннад и форумов великих и могущественных.

Амон направился к одной из палаточных трущоб, не выпуская из виду одинокую фигуру в толпе в полукилометре внизу.

Полковник Нхек Весна. Заслуженный офицер Ангкорских Драгун, одного из прославленных полков Старой сотни, которые принимали участие в Объединении Терры. Именно её имя лейтенант карантинного гарнизона наконец назвал, сказав, что именно она привела его в Lectitio Divinitatus. Найти её оказалось достаточно легко; она была прикомандирована к третьей бригаде Драгун в качестве офицера по взаимодействию и связи. Амон отметил, что эта должность позволяла ей беспрепятственно перемещаться между множеством самых разных подразделений сил обороны. По всей вероятности, у неё был высокопоставленный покровитель в генеральном штабе одного из полков обороны, но на данный момент Амон сосредоточился на ней как на наиболее перспективной зацепке.

Он провёл два дня, сопровождая её от одного гарнизона Имперской армии к другому, и она чередовала эти обязанности с посещением нескольких лагерей беженцев. Амон решил не пытаться внедриться в подобные собрания, довольствуясь тем, что единственной причиной её присутствия была проповедь своей веры бездомным и отчаявшимся. Кустодий не был настолько редким зрелищем, чтобы привлекать к себе нежелательное внимание, но если бы он решил подобраться поближе к таким собраниям, то ему пришлось бы снять доспехи, что казалось неразумным, учитывая, что Дворец подвергался прямому нападению.

Ранее в тот же день полковника Нхек вызвали на совет высокопоставленных офицеров, организованный Вальдором по просьбе Амона. Он оставил запрос, а затем инициировал протоколы кровавых игр, исходя из предположения, что Lectitio Divinitatus может включать и членов Имперского сената. Он не мог допустить, чтобы кто-то повлиял на задание, и не мог позволить, чтобы сообщение об этом вышло за пределы легио Кустодес. Сохраняя вокс-тишину, он в одиночку следил за Нхек без какого-либо дальнейшего общения со своим орденом, и не выйдет на связь, пока не будет готов сделать доклад.

Попав в Санктум Империалис, Нхек Весна использовала эту возможность, чтобы установить контакт с несколькими другими герольдами Lectitio Divinitatus. Она едва ли пыталась сохранить тайну из-за растущей уверенности культа в том, что их не будут преследовать. Это не было в компетенции Амона, но он готов был настаивать на очень заметном и запоминающимся наказании.

Амон мог понять слабость их духа, но он не мог её простить.

Кроме того, Нхек получила отпуск продолжительностью в двенадцать часов, перед возвращением к своему командиру. Первые шесть лет она использовала для отдыха и дегустации некоторых предметов роскоши с чёрного рынка – ничего особенно контрабандного, просто расходные материалы, которые становились очень редкими, такие как свежая вода, ментоловые лхо-папиросы и кое-что из лёгких алкогольных напитков.

Амон почти собрался отследить некоторые из обнаруженных им контактов Нхек, когда понял, что попал в хорошо спланированную операцию прикрытия. Она не предназначалась конкретно для него, но такие лежавшие на поверхности встречи и обмены использовались в качестве приманки для тех, кто следил за полковником. Шесть часов мелких прегрешений давали идеальную возможность для любого шага по аресту полковника Нхек, и в то же время обеспечивали прикрытие для гораздо более тонкого общения. В конце концов, что могла полковник обменять на редкие товары? Валюта быстро теряла популярность, за исключением самых оптимистичных торговцев, которые полагали, что она восстановит ценность после снятия осады. Для большинства это была информация или бартер, но Нхек Весна не присваивала припасы. То же самое относилось и к конфиденциальным данным, которые предоставляла ей её должность. Доказательств предательства ею своего воинского звания не было.

Это оставляло только духовный обмен.

Если его подозрения подтвердятся, то он следовал за Нхек на тайное собрание верующих внутри Санктум Империалис, состоявшее, возможно, из нескольких высокопоставленных офицеров, которые вели дела на чёрном рынке. Незаконная торговля являлась удобным прикрытием для тех, кто хотел общаться по ещё более щекотливому вопросу, а те, кто выступал в роли продавцов, с такой же вероятностью продавали информацию о вере и божественности Императора, как и энергетические ячейки и пайки, украденные из предназначенных для фронта грузов.

Она растворилась в многотысячной толпе людей, которая собралась вокруг Процессионных ворот 16, где социальные службы Дворца раздавали нуждающимся пакеты с едой и лекарствами. Исследования Амона выявили, что зарождавшиеся религии часто искали поддержку в рядах бедняков, и он полагал, что Lectitio Divinitatus ничем не отличается в этом вопросе.

Добравшись до подъёмника в дальнем конце террасы, он потерял Нхек из виду, но его это не беспокоило. Её особый запах – усиленный запрещённым пивом и едкими лхо-папиросами всего час назад – позволит легко её отследить даже внутри Дворца.

Спустившись почти до уровня земли, Амон пересекал внешние кварталы здания Сенаторум примерно в трёхстах метрах от того места, где виа Принципа заканчивалась у огромного Аргентского бастиона. Попав внутрь, он нашёл след полковника Нхек возле центра Конкордия, и оттуда последовал по нему, пока не заметил её в конвое, который направлялся в зал Вдов. Он увидел, как она вошла через боковую дверь, поднялась на несколько этажей и вышла на балкон, откуда открывался вид на главный зал. Подойдя ближе, он обнаружил, что на караульном посту никого нет, охранники, несомненно, были освобождены от дежурства на время конспиративного собрания.

Проскользнув внутрь, он услышал доносившийся снизу гул голосов – гораздо громче, чем ожидал. Подойдя к занавешенному краю, он заглянул в амфитеатр и увидел, что там собралось не меньше ста человек. И люди продолжали приходить.

Продолжая наблюдать, Амон ощутил, как его чувства обострились и посмотрел на один из других караульных балконов на противоположной стороне зала, примерно на три этажа ниже. Там стояла женщина средних лет и смотрела прямо на него. Это была блондинка с бледной кожей, одетая в длинную лазурную юбку и синюю блузку. Она взяла трубку внутреннего вокса на стене и мгновение спустя устройство, установленное на его балконе, зазвенело.

Он снял трубку.

– Откуда вы здесь? – спросил он.

Он узнал женщину, как только увидел её. Как и многих других задержанных Дорна или Малкадора, её приметы были распространены среди кустодиев на случай, если она каким-то образом сбежит из заключения. Теперь она смотрела на Амона с ироничной улыбкой, явно, ожидая его.

Эуфратия Киилер.

СЕМНАДЦАТЬ

Технофаг

Неожиданная помощь

Дым и огонь


Стратегиум Лев Примус, четыре после начала штурма


Ранн не любил красный свет и сигналы тревоги. Стратегиум Лев Примус не испытывал недостатка ни в первом ни во втором, пульсировавших в кричащей гармонии. В отличие от меньших солдат он был невосприимчив к панике, и он чувствовал, что внезапный шум плохо сказывался на быстроте и ясности их мышления. Несмотря на его опасения, адъютанты, логистарии и легионеры быстро и целеустремлённо переходили от пульта к пульту, обновляя первичные и вторичные дисплеи в соответствии с последним сигналом тревоги. Планы космического порта Львиные врата мелькали на каждом экране, усеянные предупреждающими символами и прокручивавшимися рунами.

Это повторялось почти ежечасно, когда сверху и снизу на защитников обрушивались новые вражеские атаки. Сбои в работе топографов и системные ошибки превратили в цирк попытки предсказать посадку и продвижение противника, и сейчас казалось, что весь порт находится на грани захвата. Это было невозможно, врагу было далёко до победы, но вид вражеских сигналов, которые постоянно обновлялись по всей командной зоне, служил шокирующим напоминанием о том, что Ранн пытался предотвратить.

– Отключите шум и лампы, – рявкнул он. Ранн облокотился на стол с главным экраном, пытаясь обработать новый объём информации. Он повернулся к логистарию у пульта управления. – Как это возможно?

Техножрица несколько мгновений щёлкала и издавала трели, латунные глаза-линзы пару раз расширились и сузились в складках её красного капюшона.

– Произошло ещё одно вторжение в ноосферу, коммандер Ранн.

– Это не ответ, – Ранн махнул рукой на данные, продолжавшие выводиться на экран. – Это реально или нет?

– Подтверждены высадки противника на платформы мезофекса, коммандер Ранн. Подтверждены столкновения с противником в ядре стратофекса, коммандер Ранн. Продолжаются бои во внешней и мантийной зонах тропофекса, коммандер Ранн.

– Но многие из этих сигналов... ложные? Ошибочные?

Логистарий произвела какие-то манипуляции с панелью управления, и по экрану пробежала пульсация статики, в некоторых местах превратив красные информационные знаки в синие, а в других – в зелёные. Красных по-прежнему оставалось много по всему космическому порту. Большая часть основания была зелёной, Ранн посчитал это хорошим знаком, пока логистарий не заговорила.

– Зелёные руны означают подтверждённые контакты с врагом, оценённые в восемьдесят и больше по шкале факторинга угроз, исходя из моего объёма данных, коммандер Ранн. Синие руны означают подтверждённые контакты с врагом, оценённые в тридцать или меньше по шкале факторинга угроз, исходя из моего объёма данных, коммандер Ранн. Красные руны означают неподтверждённые контакты с врагом неизвестного уровня по шкале факторинга угроз, исходя из моего объёма данных, коммандер Ранн.

– Значит, красные – ложные?

– Неизвестно. Красные руны могут представлять легальные, но неподтверждённые контакты с врагом переменного уровня угрозы, коммандер Ранн.

– Сделайте всё, что в ваших силах, чтобы подтвердить сообщения, а остальное вычистите, – сказал он марсианке.

Он в последний раз посмотрел на экран, пытаясь понять, может ли стратегический опыт помочь извлечь хоть какую-то истину из скопления мигавших символов. Если он смотрел на узоры определённым образом, то, казалось, наблюдалось общее движение от самых верхних уровней вниз. В зонах мостов и монорельсовых путей, что вели к основному комплексу Львиных врат, определённо были враги. Переходные рельсы и дороги были хорошо защищены, но если они попадут в руки врага, предатели окажутся в пределах досягаемости надвратных укреплений.

Ранн знал свои сильные стороны и ограничения своей компетенции, и то и другое испытывалось надвигавшимся кризисом.

– Связисты, мне нужна срочная связь с лордом Дорном. Немедленно.

– Так точно, командующий. Определяем приоритетность командного вокса для вас.

Он чувствовал, что должен отбивать приказы и справиться с происходящим, но правда заключалась в том, что Хаогер уже был на месте и принимал решения. Большинство его полевых офицеров обладали достаточным опытом, чтобы самостоятельно оценить происходящее непосредственно на месте; лучше, чем он мог с ненадёжными боевыми данными.

Он снова взглянул на экран, но за прошедшие тридцать секунд там не произошло никаких изменений к лучшему.

– Командующий, на вокс-связи советник лорда Дорна.

– Скажите ему, что мне нужен примарх. Мне нужно поговорить с ним немедленно.

Между легионером и советником на другом конце вокс-связи состоялся тихий диалог. Впервые за несколько лет коммандер услышал несколько инвитских ругательств, в том числе резкое замечание о том, что слушатель отправится в ледяную метель без верхней одежды, одно из самых серьёзных оскорблений с родного мира Ранна.

– Мне переключить связь на комнату для совещаний, командующий? – предложил вокс-оператор, кивнув в сторону соседнего помещения.

– Это кажется разумным, – ответил Ранн, понимая, что в данных обстоятельствах не помешает дополнительная осторожность.

Ранн вошёл в комнату, сел за широкий овальный стол и нажал кнопку вокс-соединения на рунической клавиатуре. Расположенный на потолке динамик с шипением включился.

Я веду контрсадные операции против Гвардии Смерти, и лейтенант Такко требует дуэли чести с твоим вокс-офицером. Быстро объяснись.

Лорд-сенешаль вздохнул, обдумывая, с чего начать. В его положении не было смысла пытаться что-то скрыть.

– Защита порта Львиные врата поставлена под угрозу, лорд Дорн. Предатели прорвались сквозь нижние уровни, закрепляются в Небесном городе и за последний час осуществили массовые десантирования в стыковочных шпилях. Наша реакция затруднена вмешательством в ноосферу и электронные системы, которое нарушает работу связи и ауспиков.

Предоставь оценку угрозы. Ты можешь исправить ситуацию?

– Это зависит от того, что вы хотите от меня, лорд Дорн. Если я сосредоточусь на обороне вокруг подходов к воротам, у меня будет статическая позиция, которая может продержаться некоторое время. Если вы хотите, чтобы я отвоевал захваченные территории… Нападение снизу можно сдержать, но я думаю, что если мы не будем оказывать активное противодействие в Звёздном копье, то они получат постоянный маршрут подкрепления. Разумеется, это сделает мосты уязвимыми.

Не позволяй врагу закрепиться. Похоже, у тебя есть план, чего ты хочешь от меня?

– Разрешение уничтожить мосты, лорд Дорн.

Отказано. Предпочтительнее сохранять контроль и доступ к космическому порту. Время имеет важное значение, и, возможно, когда прибудет Робаут Жиллиман, нам понадобится порт Львиные врата, чтобы высадить войска с достаточной скоростью для перелома в сражении. Каждый час может означать разницу между победой или поражением Императора. Мосты также обеспечивают возможность массированной контратаки, если слишком большая часть порта будет захвачена.

Ранн прикусил язык, на котором вертелись возражения, зная, что примарх уже принял решение.

– Ясно, милорд. В таком случае я прошу о направлении второго высокопоставленного командующего для обеспечения избыточности руководства. Я намерен лично выйти на поле боя против врага.

Ты говоришь о ком-то конкретном?

– Присутствие первого капитана Сигизмунда было бы бесценным.

Ранн подавил желание побарабанить пальцами по краю стола, ожидая ответа Рогала Дорна. То, что просьба не была отклонена немедленно, казалось хорошим знаком, но на всякий случай он начал подбирать аргументы в пользу этого решения.

Я могу выделить ещё три тысячи легионеров. Потребуется некоторое время, чтобы собрать их по всему Дворцу, чтобы мы не ослабли в других местах. Тебе придётся подождать.

– Они нам очень помогут, милорд. Если это возможно, я предложил бы контратаку с воздуха, которая начнётся одновременно с возобновлением моего наступления из Небесного города.

Ты хочешь, чтобы я отправил силы Сигизмунда по воздуху?

– Это самый быстрый путь в битву, милорд.

Я согласен. Я попрошу Сигизмунда связаться с тобой для обсуждения деталей, как только ударная группа будет готова выступить.

– Благодарю…

Отключённый вокс зашипел статикой, связь оборвалась. Ранн переключился на свою командную частоту.

– Лейтенант-коммандер Хаогер! Приведите стратегический совет в комнату для совещаний. Нам предстоит спланировать контратаку. – Он на секунду задумался, прежде чем снова щёлкнул переключателем. – Пусть магос Деверо тоже придёт. Нам нужно обсудить, как устранить эту новую электронную угрозу. И пусть она приведёт своих лучших экспертов-подрывников.


Санктум Империалис, центральная зона, три дня после начала штурма


Перед Эуфратией Киилер раскинулся огромный зал Вдов, но она продолжала внимательно смотреть на кустодия, ровный ритм дыхания которого она слышала через вокс-приёмник. Он не поднял оружие, что пока обнадёживало. Её следующие слова определят характер их отношений. Она хотела сказать ему, что в это время и место её направил Император, но сейчас лучше послужит меньшая правда.

– Малкадор послал меня помочь вам.

Ясно. Откуда вы узнали, что я буду здесь?

– Простите, но вас привели по ложному следу.

Объяснитесь.

– Вы ушли в тень, прежде чем Малкадор успел сказать вам, что я буду помогать. Как обычно в таких случаях, вы игнорировали все вокс-контакты. Я пыталась найти вас, но вынуждена была остановиться, хотя и знала, что вы следите за полковником. Вы очень хороши в том, что делаете.

Откуда вы знали, что я приду именно сюда, следуя за полковником Нхек?

– Я не стала бы чувствовать на вашем месте обиду, кустодий Амон. Сам Вальдор помог забросить наживку, как только стало ясно, что мы не можем связаться с вами обычными средствами. Из вашей просьбы он сделал вывод, что вы последуете за полковником, и Зиндерманн узнал, что она придёт на эту встречу. Я думала, что мне придётся подождать ещё некоторое время, но вы очень быстры.

Это было какое-то испытание? Кровавая игра наоборот, чтобы проверить мои способности?

Она покачала головой.

– Нет, кустодий Амон. Это всё очень реально. Видение, исповедь, собрание, свидетелем которого вы являетесь, не были инсценированы ради вас.

Это члены Lectitio Divinitatus. Заговорщики в культе Императора.

– Высокопоставленные, как вы видите. Они не знают о нашем присутствии. Я согласилась помочь вам ориентироваться в лабиринте Lectitio Divinitatus. Условием моей помощи было обещание Малкадора, что никто из членов культа не подвергнется преследованию, если не будет признан виновным в каком-то более серьёзном преступлении. Вы здесь, чтобы раскрыть источник и масштаб демонического вторжения, а не вести войну против Lectitio Divinitatus.

Я не подчиняюсь приказам политических подстрекателей, и обещание Малкадора не имеет для меня никакого значения.

Киилер вздохнула.

– Во-первых, без моей помощи вы ничего не узнаете. В тот момент, когда Lectitio Divinitatus поймут, что вы их ищете, они исчезнут. Во-вторых, возможно, вы упустили мои слова об участии Вальдора. Я здесь с его полным, ах, благословением.

Амон молча смотрел на неё ещё несколько секунд, не двигаясь. Выражение его лица было невозможно понять, чистое полотно эмоций. В конце концов он небрежно кивнул.

Очень хорошо. Нам нужно согласовать наши цели и подход. На четвёртом уровне прилегающих кварталов находится заброшенная общая площадь. Вы знаете, где это?

– Я могу найти её. Встретимся там через десять минут, кустодий.

Не сказав больше ни слова, он повесил трубку и исчез за занавеской долю секунды спустя. Киилер повесила вокс-трубку на место и повернулась, чтобы прислониться спиной к стене, позволяя напряжению покинуть тело. Занавеска дёрнулась.

– Всё закончилось? – спросил голос из коридора.

Она отодвинула занавеску и посмотрела на седого мужчину с изборождённым морщинами лицом. Несмотря на морщины, он держался прямо, взгляд оставался твёрдым, а голос сильным. Он был таким же впечатляющим и харизматичным, как и на пике своего мастерства в качестве одного из итераторов Имперской истины. Кирилл Зиндерманн, теперь её глашатай в растущих массах Lectitio Divinitatus.

– Это прошло лучше, чем ожидалось, – ответила она ему. – Малкадор предупреждал, что он сторонник жёсткой линии, когда речь заходит о вопросах веры. Он был на Монархии.

– Возможно, именно поэтому Вальдор выбрал его для этой задачи.

– Если бы Вальдор хотел искоренить Lectitio Divinitatus, он бы уже давно приказал это сделать. Думаю, кустодий Амон обладает талантом вытаскивать скрытые вещи на свет. Ничего больше.

– Даже если так, ты не можешь доверять ему слишком сильно. Ты – святая, ценный заложник...

Киилер вышла из-за занавески и с улыбкой ответила:

– Доверие – это товар, который приходит и уходит, мой дорогой друг. Вера вечна.


Нагпурский регион, пятьдесят девять дней до начала штурма


Настойчивый стук и запах дыма вернули Зеноби в сознание. Она все ещё была привязана к своему креслу стрелка, повиснув над пультом управления. Бронестекло купола осталось целым, пусть и сильно испачканным и поцарапанным, и сквозь него она могла видеть изогнутые стволы автоматических пушек и пропаханные ими в земле борозды, когда вагон сошёл с рельсов.

Металлический лязг заставил её сосредоточиться на своём непосредственном окружении. Между каждым ударом она слышала треск пламени и среди звона в ушах различила своё приглушённое имя, которое кто-то кричал снаружи. Она опёрлась ногой в стенку турели и расстегнула ремень, упав боком между пультом управления и куполом. Отсюда она смогла рассмотреть, что панель оторвалась, блокируя лестницу доступа в купол. На оголённых кабелях мерцали языки пламени. Пожар казался не очень большим, но он был между ней и путём наружу.

Именно в этот момент она вспомнила о ленте с боеприпасами.

– Помогите! – Она скользнула ботинками по люку и ударила ногой по искорёженному металлическому листу. – Я жива! Я здесь! Уберите ленту! Тут пожар!

Она ещё несколько раз ударила по металлу, крича своим товарищам, чтобы они вытащили ленты с боеприпасами. Огонь становился всё ярче, шипя и вспыхивая, добравшись до смазанной поворотной платформы счетверённой пушки. Она испугалась, что электрический разряд может пронзить всю металлическую турель, и отползла назад, пытаясь втиснуться в непроводящий купол бронестекла, прижав один ботинок с резиновой подошвой к креслу.

Глухой удар прямо за спиной заставил её запрокинуть голову и снова стукнуть ей о купол. Снаружи виднелись какие-то фигуры, очищавшие купол от грязи. Менбер заглянул внутрь, прикрыв глаза руками, и крик облегчения превратился в короткий смешок, когда их взгляды встретились.

– Я не слышу тебя, – подчёркнуто медленно произнесла она, пожимая плечами. – Здесь пожар. Нужно отключить подачу боеприпасов, пока не произошёл взрыв.

Он кивнул и поднял большие пальцы вверх. Зеноби сосредоточилась на его губах насколько могла, поворачиваясь так, чтобы оказаться более или менее параллельной ему. Менбер кивнул, но она не могла сказать, действительно ли он её понял. Она повысила голос, выкрикивая каждое слово с предупредительной интонацией и указывая назад на люк.

– Пожар! Вытащите! Меня! От! Сюда!

Появились ещё несколько солдат, они повернули лазганы прикладами вниз. Они начали бить по бронестеклу, но единственным заметным результатом стал оглушительный шум внутри.

– Прекратите, прекратите! – Зеноби замахала руками, а затем зажала уши. Менбер заметил и показал остальным отступить.

Глаза Зеноби слезились, и дышать стало труднее, поскольку дым продолжал наполнять купол. Она повернулась и посмотрела в сторону лесенки. Огонь по-прежнему горел в открытой переборке. Пламя было небольшим, но с очень едким дым, смесью горящей смазки и расплавленного пластека. Осмотр турели не выявил ничего, что могло бы потушить пламя.

Дым был куда опаснее жара от огня. Зеноби почти не могла держать глаза открытыми, постоянно моргая, пока слёзы текли по испачканному лицу. Каждый вдох был похож на вдыхание бритвенных лезвий.

Именно тогда возникла идея. Зеноби снова посмотрела на купол и показала, что Менбер и остальные должны отойти. Почти слепая она упорно наощупь работала пальцами. Каждые несколько секунд её сотрясал кашель, заставляя сгибаться пополам. В конце концов она расшнуровала ботинки и сунула их под педали управления. Головокружение заставило её замереть на несколько неровных ударов сердца. Она хотела вдохнуть воздух, но понимала, что от этого станет только хуже.

Затем она неловко начала стягивать комбинезон. Сначала удалось высвободить одну руку, потом вторую. Внезапный треск и зелёная вспышка у входа не двусмысленно указывали на то, что огонь добрался до какого-то нового источника топлива. Дым становился всё темнее, оставляя на металле чёрную полосу. Она переместилась на прорезиненное сиденье, почти легла, пытаясь стянуть тяжёлую униформу с ног. Сложив грубый прямоугольник, так, чтобы рукава и штанины оставались снаружи, она отложила его в сторону и натянула ботинки, не переставая нервничать из-за возможного удара током.

Она двигалась по лестнице, пригнувшись и стараясь ни к чему не прикасаться. Кудрявые волосы встали дыбом от статического электричества, и удушливый дым застрял в горле. Держа сложенный комбинезон перед собой, словно щит, она рванулась вперёд, запихивая его в открытый кабельный отсек.

Толстые складки материала встали почти идеально, перекрыв воздух. Она осторожно отодвинула импровизированную заглушку, чтобы посмотреть, не осталось ли там огня. Искра от разорванного провода заставила её вздрогнуть, но, насколько она могла судить, пламя погасло. Зеноби на всякий случай снова затолкала униформу внутрь, надеясь, что та не загорится от случайного разряда. Она начала пинать крышку, которая заблокировала входной люк.

– Ты меня слышишь?

Внизу были голоса и движение. В небольшом зазоре между изломанным листом и полом появилось лицо лейтенанта Окойе.

– Мы тут из лазерных ячеек соорудили что-то вроде резака. Отступи.

– А как насчёт мелты? – спросила она.

– Слишком мощная, может пробить турель насквозь и спровоцировать взрыв.

Она повиновалась и вернулась в купол. К симфонии скрипа, грохота и других звуков в сошедшем с рельсов вагоне присоединилось шипение, и она увидела красное свечение, которое появилось на одном из углов застрявшей металлической пластины.

Удары возобновились, сгибая металл в раскалившемся месте. Руки в перчатках ухватились за разорванный край, скручивая и подтягивая. Зеноби снова чуть не отключилась, стараясь дышать как можно реже – огонь не производил больше дыма, но вентиляция была недостаточной, чтобы вывести накопившиеся газы.

Лист отогнулся. Почти потеряв сознание, Зеноби бросилась к нему и врезалась плечом в металл. Углы заскрипели, но лист поддался, в результате чего Зеноби и несколько солдат упали в главном проходе. С её губ сорвался крик, рождённый чем-то, о существовании чего она и не подозревала, и тут же последовал глубокий глоток едкого, но свободного от дыма воздуха.

Она лежала, закрыв глаза, грудь вздымалась в течение нескольких секунд, жар расплавленного лазерным резаком металла согревал её ноги.

Именно это напомнило ей, что она была только в нижнем белье. Медленно открыв глаза, она увидела, что пятеро солдат и лейтенант Окойе смотрят на неё со смешанным чувством веселья и удивления. Среди них был и Кеттай.

– Мне нужно выпить, – прохрипела она.

– У меня тут немного воды, – сказал один из спасателей, вытащив из-за пояса флягу.

Кеттай встретился с ней взглядом, когда она глотнула тепловатой воды, и улыбнулся одними губами.

– Давай вытащим тебя наружу, – сказал он, обняв её за плечи, а другой рукой потянувшись к фляжке в кармане.

ВОСЕМНАДЦАТЬ

Абаддон присоединяется к атаке

Среди масс

Вопрос веры


Космический порт Львиные врата, ядро мезофекса, два дня после начала штурма


Можно многое сказать о простом удовольствии боя. Абаддон всегда был прежде всего воином. Рождённый стать королём, он выбрал путь битвы, а не правления, отказавшись от первородного права, чтобы почтить собратьев по клинку.

Его кулак, окутанный сокрушающей броню энергией, быстро расправился с воином VII легиона, преградившим ему путь в верхнюю сенсорию космического порта Львиные врата. Ещё один пал от клинков телохранителей Лайака, в то время как колдун прикончил третьего раздвоенной чёрной молнией из своего посоха.

Это была чистота. Победить и жить, или познать поражение и умереть. Явный враг, определённая цель.

Оружие Абаддона взревело, град болтов расколол нагрудник легионера Имперских Кулаков в доспехах с символами ветерана-сержанта. Он направился к нему широкими шагами, ударил кулаком по сломанной броне, раздробил кости и внутренние органы под ней, свалив воина Дорна на кафельный пол.

Болт и клинок не заботились ни о верности, ни о хитростях жрецов и колдунов. Они пускались в ход по многим причинам, почётным и подлым, но как только они начинали движение, они либо попадали в цель, либо промахивались. Абаддон вспомнил время подобной ясности, когда он был недавно вступившим в ряды Лунных Волков легионером.

Выполнять приказы. Убивать врагов. Защищать братьев.

Теперь он едва мог находиться рядом с теми, кого когда-то считал братьями и кузенами. Он поднял клинок рядом с мерзостью, которая служила силам, существовавшим за пределами понимания смертных. И более того, он сражался за лорда, истинные амбиции которого было невозможно постичь.

Несмотря на сомнения, а может быть, и из-за них, первый капитан Сынов Гора не желал оставаться сторонним наблюдателем битвы за Терру. За ним следовали три тысячи Сынов Гора, ведя кинжальный огонь по воинам Рогала Дорна. “Грозовые птицы” и “Громовые ястребы” стали ещё одним клинком, направленным в сердце космического порта Львиные врата.

Они пришли не по приказу Абаддона; скорее они были посланы магистром войны по просьбе Лайака. Хотя он лично не получил приказа, Абаддон принял командование на себя.

Эзекиль Абаддон, первый капитан Сынов Гора, правая рука магистра войны и победитель бесчисленных кампаний, прибыл на Терру не для того, чтобы наблюдать, как другие свергают Императора. Он скорее погибнет в бою, чем увидит, как колдун Несущих Слово введёт первого из его боевых братьев в Императорский дворец.

Жёлтый строй, который удерживал коридоры вокруг верхнего сенсория, прогнулся под атакой, не в силах противостоять свирепости вновь прибывших врагов. В тесноте внутренних помещений Абаддон сменил болтер на силовой клинок, и прорубил путь к цели мечом и сверкающим кулаком.

Вместе с ним пришли юстаэринцы, чьи терминаторские доспехи игнорировали испепеляющие залпы огня, и чья верность Абаддону не уступала прочности их брони. Хотя он мало кому доверял, кроме самого себя, он отдал свою жизнь в руки приближённых, не задавая вопросов, и они последовали за ним без колебаний.

Последняя группа воинов VII легиона удерживала двери в сенсорий. Их ослепило наколдованное Лайаком чёрное облако, в центре которого мерцали варп-энергии. Абаддон ринулся в темноту, не обращая внимания на редкие болты, взрывавшиеся на его доспехах. Мечом он снёс голову первому встреченному врагу, а кулаком отразил удар гладия второго. Мимо проскользнул раб клинка, вонзив подобные кинжалам руки в шею космического десантника, инерция атаки заставила их обоих исчезнуть во мгле.

Абаддон повернулся на звук тяжёлых шагов и выставил меч, встречая атакующего Имперского Кулака. Тот замедлился слишком поздно, наткнувшись на острие клинка. Абаддон шагнул вперёд, толкая меч, пока тот не вырвался из спины космического десантника. Абаддон освободил меч, одновременно заклинание Лайака исчезло и мрак рассеялся, и он направился мимо падавшего тела в широкий зал верхнего сенсория.

– Мы ослепим и их командиров, – сказал Лайак, спеша мимо и быстро осматривая помещение.

– Займитесь частотами орбитального ауспика, – приказал Абаддон легионерам в терминаторской броне, которые рассредоточились веером по залу. Судя по данным его сенсоров, остальные силы занимали позиции, чтобы обезопасить район от контратаки. В течение тридцати секунд сенсорий был окружён Сынами Гора.

– Сюда, первый капитан, – ответил один из его юстаэринцев, указывая на ближайшую консоль.

Лайак шагнул вперёд, его посох оставлял следы искр в тех местах, где касался окровавленного пола.

– Да, это идеально, – злорадно воскликнул колдун Несущих Слово. – Я направлю сущность Волька к ауспикам, чтобы замаскировать прибытие.

– А что с барьером Императора? – требовательно спросил Абаддон. – Я почти не видел, как ты что-нибудь делал, чтобы пробить щит, который защищает против Нерождённых.

– Эта работа продолжается. Все элементы должны собраться вместе, Эзекиль. – Лайак повернулся и посмотрел на первого капитана шестью светящимися глазами. – Боги с нами, и Абсолютная Погибель набирается сил. Наша работа здесь помогает более великому плану. Когда Дорн вынужден направить больше сил на оборону космического порта, его контроль над Внутренним дворцом ослабевает, его взгляд устремлён в другое место. Прогресс есть, пусть он тебе и не виден.

– Мы и так без твоей помощи уже почти захватили порт.

– Боги решат, когда падёт космический порт, и мы заявим об этом не минутой раньше. – Лайак вернул своё внимание к панели управления. Он достал изогнутый нож и начал вырезать символы в пластине корпуса терминала. Царапанье острия ножа подчёркивало его слова. – Когда мы направимся к Последней стене, ты снова проигнорируешь возвышенных примархов или они поведут легионы в последнюю битву?

– Фулгрим уже устал от штурма и отступил от предместья Львиных врат, – ответил Абаддон. – Ангрон бесцельно бесчинствует за стенами и Мортарион продолжает бомбардировки. Я вижу, что в их участии мало пользы.

– Гор и его вознесённые братья – избранники богов, они – воля Хаоса, обрётшая форму, – ответил Несущий Слово. Он отступил, глядя на свою работу. Руны мерцали мягким зелёным и тёмно-красным цветом. – Быть в их милости – значит быть в милости самих богов. Ты научишься уравновешивать эти силы, когда примешь свою судьбу.

– Если это моя судьба, то она случится вне зависимости от того, приму я её или нет, – прорычал Абаддон. – Ты, похоже, хочешь убедить меня, что я должен сделать выбор, сказав мне, что у меня нет никакого выбора.

Лайак ничего не ответил и некоторое время возился с терминалом ауспика, нанося ритуальные знаки на панель кровью убитых. Своим посохом он поджёг жидкости, и в огне заплясали символы, странные пересечения мистического и механического.

– Всё это было бы невозможно без покровительства богов, – сказал Лайак Абаддону, когда его ритуал был завершён. – Только их благосклонность может гарантировать победу.

– Ничто не может гарантировать победу.

– Без богов твои амбиции погибли бы в залитой пламенем хижине на Давине. – Абаддон впервые услышал нотки гнева в голосе Лайака. – Без богов звезда магистра войны взошла бы и упала, и даже тень его памяти затмила бы всё, чего ты достиг.

На этот раз Абаддон не знал, что ответить. Он не был уверен, где находится причина и следствие между Гором, искавшим силу Хаоса, и богами, которые тянулись к нему.

– Ты закончил? – спросил он, указывая в сторону терминала ауспиков. – Система датчиков полностью выведена из строя?

Лайак изучал мелькавшие на экране изображения. Абаддон видел спирали и зубцы, которые сходились вместе, словно волны или накладывавшиеся друг на друга языки пламени. На его взгляд фигуры были совершенно бессмысленными.

– Вольк увидел маяк и идёт. Тьма опустится, когда нам будет нужно.

– Тогда пора продолжить штурм, – сказал Абаддон, сжав пальцы в кулак. – Имперские Кулаки всё глубже вгрызаются в землю на небесных мостах –контратака изнутри Дворца всего лишь вопрос времени. Кроагер продвинулся слишком далеко, форсируя атаку и не закрепляясь на новых позициях. Если нам не удастся достичь наших целей в следующем ударе, мы никогда их не достигнем.

– И ты думаешь, что одержишь победу только своими силами? – рассмеялся Лайак. – Какое высокомерие.

Абаддон поднял обвитую молниями силовую перчатку.

– Не одними, но в ближнем бою один удар может изменить ход всей битвы.


Санктум Империалис, западная зона, четыре дня после начала штурма


Окрестности Санктум Империалис представляли собой огромный лагерь беженцев. Перед подготовкой к новому штурму позади Вечной стены расчистили несколько тысяч квадратных километров жилых домов, общежитий и других кварталов. Некоторые из них, как и Палатинская арка, попали под вражеский удар, превратились в развалины, где властвовали пожары и токсины. Десятки тысяч, а позже и сотни тысяч людей были вынуждены покинуть свои дома, бежав через Львиные врата в город, окружавший Санктум Империалис, прежде чем этот неприступный барбакан закрыли перед приближавшимся врагом.

Улицы жили своей жизнью. Свет костров заменил люмены, которые выключили для экономии энергии. На фоне грохота осадных орудий гул тысяч разговоров эхом разносился по королевским бульварам. Фонтаны превратились в колодцы. Площади превратились в рынки. Каждый клочок материала использовался в качестве укрытия, транспорта или и того, и другого.

И в толпе людей Амон следовал за Киилер.

– Интересно, что видит кустодий, когда смотрит на это, – сказала она, обводя рукой толпу людей, строивших дома на улицах, арках и заброшенных зданиях.

Он ответил не сразу. Амона мало, что могло удивить, но он без всякого удовольствия наблюдал за столь резкими переменами. Он видел Императорский дворец, возведённый на фундаменте древнего города – города, который Император, по-видимому, построил в прошлом, ещё до наступления Долгой ночи. Памятник человечеству, а не Его хозяину, как уверял Император Свои творения. Это было место красоты и осознания сильных и слабых сторон человечества. Не просто музей, а фундамент для будущего. Шаблон, а не храм.

Назначение начало изменять его форму. Он стал столицей не только Терры, но и растущей межзвёздной империи. Администратум вырос из необходимости управлять столь грандиозным планом. Жилые кварталы, аркологии и ульи пристроились к процессионным путям со статуями по бокам и широким галереям. Здания, посвящённые другому божеству, приносившие жертвы идолу бюрократии, которые надеялись приручить галактику числами в бухгалтерских видеокнигах.

Император занимался проектом паутины, и кустодии сопровождали Его. Они отдали большую часть Дворца людям под присмотром Малкадора – хотя и не совсем смертного по телу, но определённо такому по складу ума. Даже сейчас Амона поражала мысль о раскинувшемся в нескольких километрах под его ногами ином мире, за стенами, воротами и бастионами Имперской Темницы. Это также заставило вспомнить о бесчисленной орде Нерождённых, которые ждали внизу, отрезанные от Терры тайными механизмами и волей Императора. Предателям не нужны были мерзкие ритуалы, чтобы призвать своих противоестественных союзников: легион варпа постоянно проверял оборону, целое измерение находилось на расстоянии толщины листа бумаги.

– Я вижу обломки гордости магистра войны, – сказал он ей. – Семь лет назад Империум был повёрнут вокруг своей оси эгоизмом Гора. Этот момент напрямую привёл ко всему, что мы сейчас видим, и каждое страдание, испытанное здесь, каждая последовавшая обида народу Императора может быть возложена на него.

Киилер ничего не ответила на его слова.

Рогал Дорн пришёл превратить Дворец в крепость. Огромные стены, господствующие башни и контрфорсы тысячами укрепили Санктум Империалис, а вокруг него возвышались и расширялись гигантские оборонительные сооружения Вечной стены и Последней стены, каждую из которых можно было назвать городом-государством. Администраторы остались, но к ним присоединились миллионы рабочих. Последние в конце концов получили оружие и стали солдатами, которым приказали защищать возведённые их же руками бастионы.

Амон изменился вместе со всем этим, но в глубине души оставался прежним. Благодаря кровавым играм он узнал о постоянно меняющихся сообществах и экосистемах, которые существовали как в центре, так и на окраинах Императорского дворца. Некоторые вещи никогда не менялись: демагоги, спекулянты и бандиты. С течением десятилетий менялись только способы торговли, угрозы и оплаты. А за последние месяцы Дворец снова превратился во что-то новое.

Его присутствие вызывало некоторую реакцию, волнение среди апатичной толпы, но так близко к Санктум Империалис появление кустодия не было редкостью, хотя и не было обычной рутиной. Несколько отчаявшихся людей выкрикивали прошения о помощи, более неуравновешенные требовали встречи с самим Императором. Другие благодарили кустодия за бдительность, ошибочно приняв его присутствие за один из нерегулярных патрулей в растущих лагерях.

– Нет ничего удивительного в том, что обездоленные прислушиваются к проповедям Lectitio Divinitatus, – сказал он самозваной Святой Леди Терры. – Когда у человека не остаётся сил, он будет искать надежду в любом источнике.

– Так и есть, – согласилась Киилер, нахмурив брови.

Они пересекли площадь, на которой горел большой костёр. Среди пламени Амон различил нечёткие очертания стеллажей и кафедр Администратума. Здание на дальней стороне было бухгалтерским офисом, его окна давно выбили, а содержимое разграбили. Внутри мерцали самодельные лампы.

– Вы рассматривали альтернативу? – продолжила Киилер. – Если эти обнищавшие люди не могут обратить свои мысли на поклонение Императору, то где ещё они могут искать помощи?

– Вы не понимаете весь масштаб глупости.

– Я стала свидетелем тьмы варпа, которая может поглотить душу, – тихо ответила она. – Вы забываете, что я видела, как магистр войны стал жертвой этого же заблуждения.

– Тем больше причин, по которым такие знания не должны получить широкого распространения, – сказал Амон. Он осторожно переступил через завёрнутых в одеяла людей. Лишь едва заметное движение показывало, что они живы, а не мертвы, невероятно устали и не замечают ничего вокруг.

– Принятие Его божественности не означает признания других сущностей, – возразила Киилер.

– Где вы такое слышали? – резко спросил Амон.

Киилер вытащила книгу из висевшей на плече сумки. Амону не нужно было присматриваться, чтобы узнать Lectitio Divinitatus.

– Эта мудрость на этих страницах, – сказала она ему.

– И всё же эти слова слетели с уст Лоргара, того, кто уже давно перешёл от почитания Императора к гораздо более тёмной жизни.

– Знание – это сила, следовательно, невежество – это слабость, – сказала Киилер. – Это битва, в которую Император хочет отправить своих слуг неподготовленными и безоружными. Стоит ли удивляться, что столь многие пали, когда они решили, что Император обманул их?

– Император выше любого суда. Я много раз находился рядом с Ним и не претендую на то, чтобы знать Его мнение об этих вещах.

– Но вы уверены, что Он осудит мою веру?

– Принять суеверную чушь – означает пригласить спекуляции и бессмысленность. Именно такой путь ведёт к концу всего, что создал Император. Для борьбы с этими самыми силами... – Амон замолчал, осознав, что не должен слишком многим делиться с Киллер. Она обладала уникальным опытом в событиях вокруг Гора, но тайна паутины и истинных целей Императора были нерушимы. – Знать – значит впасть в искушение.

– Я знаю и не искушена, – она остановилась на ступеньках портика здания Администратума и посмотрела Амону в лицо. – Император даёт мне силы противостоять их уловкам. Разве Он не создал и вас невосприимчивыми к подобным желаниям?

– Каждый кустодий – это особая работа, наполненная индивидуальной силой и целеустремлённостью, – сказал Амон. – Когда примархов можно сбить с истинного пути, у простого человека мало шансов устоять перед уловками и соблазнами скрытого врага.

– Я не думаю, что мы придём к согласию и что это будет наша последняя дискуссия по этому вопросу. Всё, о чём я прошу, чтобы вы подошли к тому, что увидите, – она показала внутрь здания, – непредвзято.

– И вы думаете, что сегодня я увижу что-то другое? Это пятое собрание, на которое вы меня привели, и всё, что я вижу, это бессмысленные ритуалы и шарлатанов.

– Возможно, это и к лучшему, с вашей точки зрения. Что, если бы вы стали свидетелем истинного чуда Императора? Вы согласились бы?

Амон ничего не сказал, а просто жестом попросил Киллер проводить его в бухгалтерский офис.

В фойе ждали мужчина и женщина, но они промолчали и просто посторонились, позволяя им пройти по главной лестнице и направиться в холл. Шагнув пригнувшись под арку, Амон оказался в круглом зале около тридцати метров шириной, пол которого заляпала грязь от множества ног и оригинальный мозаичный узор затерялся под её слоем. Потолок почернел от копоти нескольких костров, разбитые в нём окна служили дымоходами.

Первое, что поразило его, было пение. Большинство собравшихся стояли на коленях неровными рядами на неизвестно откуда взявшемся старом ковре, положив руки на колени. Он различил три десятка разных голосов верующих, некоторые из них были искусными, многие – нет. Усилия, вложенные в пение, никак не сказывались на качестве результата. Он ненадолго остановился на пороге, прислушиваясь к словам и стараясь как можно лучше расшифровать эвфемизм и метафору.

Это была песнь хвалы, надежды и благодарности.

– За что они благодарят Императора? – тихо спросил он Киллер, которая остановилась рядом. – Их дома разрушены. Они влачат жалкое существование. Скорее всего, они очень скоро умрут от холода или насилия.

– Но сегодня они всё ещё живы, – ответила Киилер со слезами на глазах. Она прижала руку к груди, к книге во внутреннем кармане. – Император защитил их во время бедствий, когда погибло так много других.

– Предубеждение выжившего – это не благословение.

Киилер проигнорировала его слова и вошла. Кирилл Зиндерманн шёл впереди пары, чтобы подготовить путь, и направлялся к главной певшей группе. С ним было ещё несколько человек, по-видимому, лидеры собравшихся. Когда их присутствие было замечено, пение прервалось и затем прекратилось. Собравшиеся верующие обратили внимание на вновь прибывших, некоторые с удивлением подняли руки ко рту. Сначала Амон посчитал это реакцией на своё появление, потому что по просьбе Киилер он пришёл в доспехах и с оружием. Но затем он услышал шёпот:

– Блаженная здесь! Она ходит среди нас! – И увидел, что, хотя взгляды и скользили по нему, они задерживались на Киилер. Это был первый случай, когда он находился в присутствии человека, кроме Малкадора, который привлекал большее внимание, чем он.

Киилер расчувствовалась, её лицо блестело в свете жаровен, а глаза широко открылись. Он слышал, как бьётся её сердце.

– Идёмте, идёмте, – позвал Зиндерманн, подводя их к передней части группы. Он представил их друг другу, но Амон не узнал ни одного из имён, как людей значительных. Прихожане были очень похожи на тех, кого он видел во время предыдущих экскурсий с Киилер. Мужчины и женщины, в основном старше среднего возраста, потому что более молодых и здоровых призвали в Имперскую армию. Некоторые были подростками, ещё недостаточно взрослые, чтобы учиться обращаться с лазганом.

Они смотрели на него со смесью подозрения и благоговения. Первое, как он понял, было вызвано незаконным характером собрания, а второе – его существованием как творения рук Императора. Он почувствовал себя неуютно под их взглядами, но ничем не выдал своих чувств, изучая их со спокойным интересом.

И вечер продолжился вполне предсказуемо, с очередными песнопениями, обсуждением отрывков из их священной книги и обменом товарами в виде еды, питья, лекарств и тому подобного, что удалось собрать после последней встречи. Их взяли лидеры групп для последующего распределения среди тех, кто больше всего нуждался, или, по крайней мере, так они утверждали. Амона не заботило, расходились их слова с делами или нет.

Наконец, вознесли молитвы Императору, прося о защите, наставничестве и прощении. Последнее особенно смутило Амона, как будто Императору было какое-то дело до мнимых или явных моральных проступков этих людей. В конце церемонии Амон подошёл к Зиндерманну и другим лидерам культа.

– Ваш визит – огромная честь, кустодий, – сказала седая женщина по имени Корал. Она странно смотрела на него и вытянула руку, словно желая дотронуться до его доспехов, но затем одёрнула её. – Подумать только, что вы были рядом с Богом-Императором.

Амон напрягся, услышав слова из запрещённой книги, написанной предателем Лоргаром. То, что они вошли в обиход, явно свидетельствовало о цене расхлябанности. Корал вела себя так, словно что-то из этой якобы божественной связи могло быть передано, если просто постоять рядом.

– Зиндерманн заверил нас, что вы здесь не для того, чтобы осуждать наши практики, – сказал другой, темнокожий мужчина с тростью и в одежде младшего управляющего.

Амон взглянул на Киллер. Она выгнула бровь.

– Я ищу тех, кто мог быть свидетелем странных явлений, – сказал кустодий. – Возможно, общее видение или сны. Голоса, образы, всё, что нельзя объяснить законами природы.

– Как знаки от Императора? – спросила младшая из троих, мать с младенцем на руках, которому было не больше нескольких месяцев. Амон понял, что ребёнок, должно быть, родился после начала осады. Его удивление, видимо, проскользнуло сквозь настороженное выражение лица.

– Его отец сражается на стенах, – гордо сказала женщина, поглаживая ребёнка по щеке. – Её голос слегка дрогнул. – По крайней мере так было, когда я в последний раз слышала об этом месяц назад. Я молюсь Императору, чтобы он благополучно пережил страдания. Возможно, вы могли бы связаться с ним?

Она смотрела на Амона с надеждой, которая резко контрастировала с её уставшим лицом и тёмными кругами вокруг глазам. Он видел, что ребёнок тоже недоедает, как и большинство прихожан. Их одежда превратилась в лохмотья, дома были разрушены. И всё же они благодарили миф Императора и просили известий о близких, вместо того чтобы осуждать Повелителя Человечества, которого конечно могли обвинить в своём затруднительном положении.

Сам масштаб битвы за Императорский дворец означал, что ни один солдат не мог быть учтён. Целые роты погибали без малейших записей об их судьбе. Казалось неумным делиться этой мыслью с отчаявшейся молодой женщиной.

– Я не думаю, что это возможно, – тихо ответил он.

– Жизнь продолжается, – сказала старшая женщина. – Гор не может остановить всё человечество.

– Действительно, великий цикл продолжается, – сказала Киилер, закончив разговор с одним из прихожан и присоединившись к ним. Она посмотрела на молодую маму. – Что ты знаешь о группе, которая собирается в базилике Вентура?

– Странная компания, – ответил мужчина, прихрамывая подойдя ближе. – Они взяли себе название. Помнишь его, Чиквенду? Тех, которые следуют за Оливье?

– О... – пожилая женщина секунду потёрла подбородок. – Фонарщики? Несущие Фонари?

– Несущие Свет! – сказала молодая мама. – Я видела одного из их эмиссаров на западной аркадной дороге как раз сегодня утром.

– Да, Несущие Свет, – сказала Чиквенду. – Если хотите увидеть необычное, Несущие Свет – это точно те, кто вам нужен. Оливье, он утверждает, что может исцелять больных, и это только начало.

Амон обменялся взглядом с Киллер. Она улыбнулась и протянула руки лидерам группы, обнимая каждого по очереди.

– Держитесь, – прошептала она каждому из них.

– Спасибо за вашу помощь, – сказал Амон, кивнув в знак признательности. Он уже собрался уходить, но почувствовал, что не может сделать это больше ничего не сказав. Он не имел права разжигать ложное поклонение, но и не обязан был подавлять всякую надежду. – Это пройдёт. Император победит.