Пертурабо: железо и камень / Perturabo: Stone and Iron (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Пертурабо: железо и камень / Perturabo: Stone and Iron (аудиорассказ)
StoneandIron.jpg
Автор Робби Макнивен / Robiie MacNiven
Переводчик Йорик
Издательство Black Library
Серия книг Ересь Гора: Примархи / Horus Heresy: The Primarchs
Год издания 2017
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Воины 33-го гранд-батальона Четвёртого легиона наступали на холм разомкнутым строем, покинув укрытия в скудном подлеске на склоне. Штурмовые отделения поднимались всё выше под прикрытием огня железных разорителей. Крупнокалиберные пули и свистящие осколки бились о серебристые доспехи, царапая краску.

– Говорит командующий Метелл. Огонь орков усиливается. Мой авангард почти вступил в ближний бой.

– Третье отделение Кракса понесло потери, но мы вот-вот войдём в критическую зону. Зеленокожим не выстоять.

Пертурабо, примарх Железных Воинов, шёл навстречу буре без промедлений, слушая поступающие по воксу доклады.

– Не страшитесь железа, сыны мои. Наше предназначение – придавать ему форму и подчинять его. Железо внутри, железо снаружи.

Град пуль бился о его огромные доспехи «Логос Катафракти», наполняя воздух вокруг рикошетящими осколками. Но технодесантник Феррикс следовал за исполинским воином, зная, что ему не следует проявлять сомнения, несмотря на направленный на них обстрел. Сопровождать примарха во время штурма… для такой чести редко выбирали кого-либо кроме воинов из ветеранских подразделений.

– Мы заняли восточный редут, – затрещал по каналу связи батальона голос Моррикса, капитана 103-й роты. – Вступаю в бой с их артиллерийскими резервами.

– Твоя преждевременная атака уже привела к чрезмерным потерям, – сурово заговорил Пертурабо. – И теперь ты переходишь границы приказов, проявляя ненужную агрессию. Приказываю 103-й удерживать позиции.

– Вас понял, мой господин, – помедлив, ответил капитан.

Феррикс продолжал идти в тени Пертурабо. Примарх не сбился с шага даже тогда, когда прямо в него выстрелила пушка зеленокожих. Взрыв, прогремевший в едва ли дюжине шагов впереди, забрызгал Железных Воинов осколками металла и грязью. На дисплее Феррикса вспыхнули руны тревоги, и он ощутил уколы боли в боку и плече, однако кровотечение быстро остановилось благодаря трансчеловеческой физиологии. У него не было времени оценить повреждения, ведь его примарх устремился в бой. Молот Олимпии пробежал последние метры сквозь бурю пуль и снарядов и ворвался в наспех сложенные укрепления зеленокожих, словно разъярённый титан. Спешащий за ним Феррикс увидел силуэт примарха на фоне зарева огня – дульных вспышек установленных в его латных перчатках комбиболтеров. Зеленокожие, не разорванные на части выстрелами в упор, вспыхивали как свечки от попаданий особых плазменных снарядов.

– Они отступают, – прогремел голос примарха. – Сконцентрировать обстрел слева от меня, продольный огонь по западному бастиону.

Когда Феррикс добрался до редута, то увидел, что капитан Моррикс был прав. Зеленокожие не выстояли перед холодной яростью IV легиона и бежали, покинув позиции на высоте. Железные разорители уже использовали занятый плацдарм для того, чтобы прицельным огнём выдавить с холма окопавшихся к западу зеленокожих. Впереди лежали обломки примитивной орочей артиллерии и дымящиеся тела ксеносов, дерзнувших встать перед примархом Железных Воинов.

– Сапёры, выдвигайтесь на передовую! – продолжал отдавать приказы Пертурабо. – Постройте на западном склоне вал и насыпи. Укрепите артиллерийские позиции в тылу. Всем ротным командирам немедленно прибыть ко мне.

Пока офицеры гранд-батальона собирались на вершине холма, Феррикс оглядывался по сторонам. Позади на юго-востоке виднелась зона высадки Железных Воинов, долинный бассейн, уже заполненный высаживаемой тяжёлыми транспортными кораблями бронетехникой и артиллерией.

– Резервные роты высадились, мой господин, – словно в ответ на его мысли пришло сообщение. – Идёт высадка тяжёлых танков.

Пертурабо счёл, что следует немедленно штурмовать возвышенность, а не ждать прибытия бронетанковой поддержки под обстрелом противника. Также штурм был частью испытания. Восстановленный после резни на Паригаксе гранд-батальон ещё не прошёл испытания в бою. Сегодня примарх оценивал каждого из офицеров, в том числе Феррикса.

– Зеленокожие продолжают штурмовать стену на западе, – заметил Метелл.

Феррикс проследил за его взглядам. Внизу в обширной заросшей травой ложбине основные силы зеленокожих продолжали штурм широких скалобетонных оплотов, бастионов и крепостных валов, окружённых пологим скатом и рвом, заполненным колючей проволокой.

– На переднем опорном пункте знамя Седьмого легиона, – заметил технодесантник.

– Имперские Кулаки, а? – усмехнулся Моррикс. – Да что они знают об осадах…

Землеройные машины и крепостные рабочие поднялись на склон и приступили к возведению укреплений на западном склоне со скоростью и холодной расчётливостью, возможной лишь среди четвёртого легиона. Капитаны же собрались вокруг примарха, Молота Олимпии, возвышавшегося над своими сынами как закованная в железо гора. Среди них был и Моррикс, но Пертурабо не стал ему ничего говорить.

– Зеленокожие были сокрушены нашим железом, – начал капитан. – Я никогда не видел, чтобы они так быстро бежали. 103-я рота готова была преследовать их до самой грязной дыры, откуда они вылезли.

Примарх не сказал ничего, даже не посмотрев на своего офицера. Пусть Феррикс и недолюбливал Моррикса, ему было трудно не вздрогнуть от тревоги при виде холодного ответа отца на такие дерзкие слова. Поступающая на передатчики визоров послебоевая информация свидетельствовала, что яростная атака капитана на восточные укрепления зеленокожих привела к увеличению потерь 103-й роты на почти тридцать процентов. Пертурабо показал огромной латной перчаткой на осаждённую крепость в ущелье внизу.

– Начните анализ ситуации. Скажите мне, что вы видите.

Первым заговорил Кракс, капитан 105-й роты.

– Это звёздная крепость, созданная по чертежам Дорна. Небольшая. Гарнизон, приблизительно соответствующей роте. Неудачное расположение. Над ней возвышаются холмы на востоке и северо-западе.

– Кто командует гарнизоном? – спросил примарх.

– Я вижу геральдику Марка Воранса, капитана 5-й роты 10-го батальона Седьмого легиона, – ответил Метелл. – Он считается одним из самых опытных экспертов Имперских Кулаков в обороне укреплений.

– Может, он и может удерживать стены, но в плане размещения их он истинный дурак, – встрял Моррикс. – Как и сказал Кракс, стены открыты для огня с этого холма. Если бы мы не взяли его, артиллерия чужаков уже сравняла бы этот горе-аванпост с землёй.

– Не думаю, что за начальные укрепления здесь ответственны зеленокожие. Мне кажется очевидным, что это Кулаки начали строить передовые оборонительные сооружения здесь до того, как атака заставила их бросить недостроенные редуты. Потом эти стены заняли зеленокожие, а теперь – мы.

– Ответ не так прост, – покачал головой Пертурабо. – Ждите, наблюдайте и возможно вы начнёте понимать. Многому можно научиться у врагов, но ещё большему у союзников.


Пятая рота Седьмого легиона удерживала стены. Капитан Воранс вставил в болтер полный магазин и, склонившись над скалобетонным парапетом, начал стрелять по карабкающимся на него зеленокожим. Пока он опустошал очередную обойму, выпущенные неприцельно пули били по стенам бастиона и его ободранным жёлтым силовым доспехам. Спустя, как казалось, считанные удары сердца, патроны закончились вновь. Он пригнулся, место у бойницы занял брат Косбурк. В воксе зашумел голос сержанта Оскана.

– Шестой бастион пал, капитан. Сержант Пиет просит разрешения ввести в бой резервы.

– Разрешение дано. Оскан, собери отделение и встреться со мной в четвёртом бастионе.

– Вас понял, капитан.

Воранс вышел из бастиона, направившись к центральной твердыне, и перезаряжая на ходу болтер. Ситуация была отчаянной. Зеленокожие непрерывно штурмовали аванпост уже восемь часов, не думая о потерях, и груды тел уже лежали вокруг зазубренных склонов бастионов и редутов. Ров был завален доверху инопланетным мясом, колючая проволока раздавлена. Воранс знал, что их бы уже разгромили, если бы Четвёртый легион не занял холм, нависающий над крепостью. Однако, похоже, что Железные Воины удовольствовались тем, что сидели на вершине и наблюдали.

Раздался грохот кованых сабатонов, и Оскан и выжившие из штурмового отделения появились со стороны сборной площадки форта. Они контратаковали прорывавшихся орков весь день, и теперь их гордые жёлтые доспехи и тяжёлые цепные мечи были вымазаны густой и смрадной кровью ксеносов.

– Рад тебя видеть, сержант. Как обстоят дела в надвратной башне?

– Мы удерживаем позиции, капитан, но долго не протянем, – Оскан тяжело дышал. – Сержант Гант поклялся, что будет защищать брешь до последнего патрона.

– С таким расходом боеприпасов это будет скоро. Ты получил сообщение от Железных Воинов?

– Ни одного после просьбы покинуть холм и дать нам полную информацию о дислокации, – сержант скривился. – С тех пор их каналы связи для нас закрыты.

– Они так любят обороняться, что будут сидеть на холме и укреплять его, пока мы будем сражаться и умирать здесь?

– Похоже, что они захватили с собой артиллерию.

Воранс покосился на возвышающийся над фортом холм и увидел, как солнечный свет сияет на серебристых доспехах и длинный стволах окружённых новыми укреплениями тяжёлых орудий. Имперский Кулак выругался, осознав масштаб бездействия Железных Воинов.

– Проклятье, почему они медлят? С такими орудиями они сокрушили бы орду парой обстрелов.

– Сержант Катро утверждает, что слышал по вокс-связи голос их примарха.

– Если здесь сам Пертурабо, то что всё это значит? Здесь весь Четвёртый легион? Должна же быть причина этого бездействия… – капитан умолк, услышав грохот осыпающихся стен.

– Зеленокожие снова прорвались в девятый бастион, сэр.

– Я приведу второе отделение и выбью их из бреши. Возвращайся к воротам и окажи поддержку сержанту Ганту. Похоже, нам остаётся лишь удерживать позиции, держать ухо на воксе и надеяться, что Молот Олимпии проснётся от спячки. Если нет, то мы все умрём ещё до заката.


Пертурабо и офицеры 33-го гранд-батальона продолжали наблюдать за атакой зеленокожих. На дисплеях визоров мерцали чертежи форта и начальной диспозиции, переданные Имперскими Кулаками через информационный пакет, что позволяло анализировать каждый аспект проходящего штурма. Феррикс моргнул, приблизив участок форта, чтобы показать братьям.

– Главный изъян – девятый бастион. Из-за наклона стен надвратной башни и главного редута его ударит остаточный огонь любой идущей через ущелье атаки. Стены не построены в расчёте на такое давление.

– Ты прав, – кивнул Пертурабо.

Феррикс заметил, как скривились другие офицеры, отчаянно жаждущие одобрения примарха. То, что его заслужил не капитан, а обычный технодесантник, выводило их из себя. Сам Пертурабо немногое говорил об оценках своих десантников. Новый бастион проходил испытание, результаты которого примарх скорее всего оставит при себе.

– Согласно моим оценкам их боеприпасы закончатся через час после заката, – заговорил Метелл.

– Сомневаюсь, – возразил Моррикс. – При таком темпе расходования их хватит от силы на полтора часа.

Железный Воин заметно напрягся при виде уточнения от брата-капитана, но не осмелился сказать ничего перед лицом примарха. Если Пертурабо и заметил скрытую враждебность между своими офицерами, то не сказал ничего.

– Если они отступят от внешних бастионов и сосредоточатся на обороне центральной твердыни, то продержатся ещё несколько часов, – добавил Кракс.

– Владыка, я… – начал Феррикс, но Пертурабо не дал ему договорить.

– Мы наблюдали за этим штурмом уже три часа. За это время вы лишь поливали укрепления перед нами презрением и насмешками. Вы разочаровали меня. Капитан Воранс – один из лучших экспертов Имперских Кулаков по обороне. Судя по вашим возведённым на холме творениям и выдвинутым вами суждениям, никто из вас не смог бы построить такие же укрепления, как Седьмой легион здесь, или продержаться перед сопоставимой атакой ксеносов дольше пяти часов.

– Но мой господин, их позиции… – выдавил Метелл. – Они бросили холм без боя, открыв себя врагу. Если бы мы его не заняли, то их стены бы уже пали.

– Они оставили укрепления здесь потому, что я так приказал. Они оставили их потому, что я сказал, что займу холм и предотвращу любой обстрел со стороны ксеносов. Вы знаете, как опасно недооценивать врага, но не следует недооценивать союзников из-за соперничества. Они – камень, мы – железо. И у этого, и у другого есть как сильные, так и слабые стороны. Мы здесь, чтобы вы узнали об этом. Вижу, что мне предстоит ещё многому вас научить, но время на исходе… – Пертурабо помедлил, а затем отдал приказ. – Магистр артиллерии Ларкс, разрешаю начать обстрел.

– Вас понял, мой господин. Всем батареям, огонь!


Имперским Кулакам пришлось использовать остатки прометия, чтобы спалить огнемётами гору орочьих трупов, что преграждала путь через ворота. Лишь потом им удалось оттащить бульдозерами достаточно обугленных трупов, чтобы можно было выйти наружу. Сержант Оскан шёл к капитану по телам врагов и союзников, его доспехи были вымазаны в крови и иссечены.

– Пришли новости от разведчиков, сэр. Оркам конец. Последние выжившие бегут на север.

– Благодарю, сержант.

– Контратака Железных Воинов сломала орду прежде, чем орки нас перебили.

– Если бы только они пришли раньше… – тяжело вдохнул Воранс. Ему было сложно скрыть горечь в голосе. Капитан стоял у открытых врат, а вокруг его братья продолжали собирать раненных, снимать драгоценные доспехи с мёртвых и сбрасывать трупы зеленокожих со стен. Смрад горелого мяса ксеносов проникал даже в герметичные доспехи Кулака.

– Сержант, вы уже окончили подсчёт потерь?

– Ещё нет, сэр. Но, судя по оценкам, погибло больше половины.

Воран не чувствовал ничего. Его тело болело, из органов уходили боевые стимуляторы, вторичное сердце билось всё реже. Возможно, потом он ощутит гнев. А пока Железные Воины занимали ущелье. За стенами форта с ночного неба спускались толстобортые транспортные корабли, неся сверхтяжёлую бронетехнику на поверхность планеты.

А через врата в крепость входили предводители ударной группы, сокрушившей фланг зеленокожих. Среди суетящегося почётного караула и офицеров шёл исполин, похожий на глыбу из покрытого шрамами войны железа. Сержант Катро не ошибся. Пертурабо действительно был здесь, но его присутствие лишь усилило чувство опустошённости капитана.

Воины Четвёртого легиона остановились перед ними, и примарх поднял кулак, приветствуя Воранса. Инстинктивно легионер повторил движение, пусть и не преклонил колено.

– Капитан Воранс из Седьмого легиона, должен признать, что меня впечатлило ваше мастерство обороны.

– Благодарю вас, господин. Если бы вы ещё нанесли удар раньше...

– Да как он смеет! – донеслись голоса Железных Воинов. – Что этот Кулак себе возомнил?

Его слова вызвали недовольный ропот легионеров, но если примарх и счёл себя оскорблённым, то это никак не отразилось в его холодных серых глазах.

– Если бы мы немедленно пришли на помощь, то мои офицеры лишились бы уроков, которые ты преподал им, капитан. Ты должен простить 33-й гранд-батальон, ведь они ещё дети, которым многому предстоит учиться.

– Мои… уроки? – неверяще повторил капитан.

– Создание укреплений и организация обороны. Несовершенная, возможно, но гораздо лучшая, чем всё, что они могут сейчас сделать.

Пытаясь понять, Воранс посмотрел на тела легионеров, которые уносили в твердыню, на груды орочьих трупов, вытаскиваемых из брешей.

– Хотите сказать, что отложили атаку лишь для того, чтобы смотреть, как мы сражаемся, как мои воины умирают?

– Как я уже сказал, вам хорошо удалось организовать оборону. Были те, кто учился на вашем примере, были и те, кто нет. Увы, мой собственный капитан Метелл не научился ничему.

Примарх резко махнул кулаком, и почётные стражи схватили за руки одного из офицеров, потащив к примарху. Железный Воин начал было протестовать, но умолк после звучного удара, нанесённого по голове одним из его братьев.

– Ты выбросил ресурсы на ветер во время атаки на холм, Метелл, и без всякой выгоды не подчинился приказам. Поэтому ты недостоин командования в моём легионе, – Пертурабо протянул руку и схватил мрачный железный череп, символ легиона, выгравированный на нагруднике Метелла. Раздался вой истерзанного металла, и примарх вырвал череп вместе с искрящими силовыми проводами и кожными связками панциря. – Поэтому ты лишаешься своего ранга перед лицом не только братьев, но и воинов Седьмого легиона. Ты понижен до рядового воина пятой роты. Если ты ещё раз нарушишь приказ, то я лично тебя лоботомирую.

Примарх направился к воротам, и воины последовали за ним.

– Вы уходите? – окликнул его Воранс, чьё неверие всё ещё сражалось со злостью. Ему пришлось закричать, чтобы быть услышанным сквозь вой двигателей заходящих на посадку транспортинков.

Пертурабо обернулся. Улыбка, такая же холодная, как несокрушимый металл доспехов, тронула уголки его тонких губ.

– Мы начинаем преследование зеленокожих. Если бы мы нанесли преждевременный удар, то мои командиры впустую потратили бы жизни, возможно и ваши. Железные Воины завершат зачистку. Отдыхайте. Вы сделали своё дело.

– Вот значит как. Вы уходите, не сказав и слова, после того, как смотрели, как умирают мои братья.

– Да, и в этом кроется последний урок. Ты выглядишь камнем, Имперский Кулак, но лишь потому, что окружил им себя. Однако мой легион и я не просто закованы в железо. Мы и есть железо, внутри и снаружи.