Плохие лекарства / Bad Medicine (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Плохие лекарства / Bad Medicine (рассказ)
Автор Джонатан Грин / Jonathan Green
Переводчик Йорик
Издательство Black Library
Год издания 2002
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI
Сюжетные связи
Входит в цикл Натан Крид
Предыдущая книга Поджигатель / Firestarter
Следующая книга The Battle for Dome Seven-Seven-Three
Иллюстрация из Inferno! №29

Доктор Лудван Марво в одиночестве стоял рядом с лужей кипящих химикатов. Пузыри медленно поднимались из глубин радужного супа, разрывая желеобразную поверхность пленки отходов подобно тому, как личинки потрошителей вырываются из утроб. В едком воздухе горели розовые и зеленые испарения метана. Доктор нервно прищелкнул каблуками и беспокойно посмотрел на лес подмостков, выросших из наваленных у входа в заброшенную узловую станцию шаттлов обломков.

Марво до сих пор был одет в балаганный наряд: украшенная пером высокая шляпа, багровый фрак, украшенный узорами из паучьего шелка нарядный жилет, когда-то белые бриджи и доходящие до колен ботфорты, обшитые шкурами настоящих крыс. Это нравилось понтерам, людям, уставшим от тусклых мрачных цветов подулья Некромунды. Поразительно, как легко кричащего цвета костюм с позолоченными пуговицами обеспечивал уважение покупателей. Конечно, Марво не было настоящей фамилией, да и не был он доком, но Доктор Марво хорошо подходило как своего рода эстрадное прозвище.

И он не знал имени высокого как колонна странника в рваной черной мантии, который вышел из тьмы заброшенных туннелей, ибо хозяин не счел нужным сообщить его. Люди всегда придумывали название для чего-то безымянного. Нависшее над доктором Марво тощее почти как скелет существо вырождающиеся обитатели глубин подулья называли многими именами. Несущий Смерть. Отец Трупов. Властелин Костей. Царь Чумы.

Крысокожим из племени Разбитого Лонжерона нечеловеческое существо — ибо люди не могут так смердеть — было известно как Мертвый Спортсмен. Для отбросов с Карборундовой гряды он был Забирающим Души. Для судей Тринадцатого округа арбитров имя странника стало синонимом бессчетных нераскрытых дел. Даже примитивные роговые по-своему называли его на хрюкающем и почти непроизносимом языке.

Марво посмотрел на скрытую капюшоном голову нависшего над ним существа — которое его измученному разуму казалось минимум двухметрового роста — и встретился с взором двух налитых кровью и затянутых катарактой очей. Взгляд фигуры погрузился в Марво подобно сверлу, несмотря на кажущуюся слепоту подернутых дымкой и лишенных зрачков глаз. Силы доктора словно улетучивались от этого неумолимого пронзительного странного взора...

И внезапно его наполнил покой — безмятежность человека, чья воля больше ему не принадлежит. Странник наконец-то заговорил. Если бы не погрузившийся в глубины души Марво гипнотический взор катаракт, то голос напомнил бы ему о звуке сломанных лопастей ещё работающего вентилятора, царапающих петли проволочной решетки.

— Ты хорошо поработал, — сказал странник. — Балочный Мост, Купол Якапо и Избавление влились в ряды моих верных последователей.

Если бы не зловещая власть существа над Марво, то шарлатан бы осознал, что идущий из глубин капюшона голос был больше всего похож на предсмертный хрип. Возможно, он услышал бы и ужасное шипение, раздающееся откуда-то из тьмы позади облаченного в черную мантию владыки.

— Ты получишь достойную награду за свое повиновение, — продолжил странник, — Но ещё многое предстоит сделать.

Покрытые струпьями похожие на лапы руки показались из рукавов рваной мантии существа, протягивая закупоренную стеклянную колбу, в которой плескалось чистая пурпурная жидкость. На потускневшей и шелушащейся приклеенной бирке можно было рассмотреть лишь круг, разделенный на три равные части кривыми дуг. Странник положил ёмкость с внешне безобидным содержимым в открытую руку Марво, сомкнув её мертвенно холодными пальцами на стекле.

Впервые после слов существа в черном капюшоне Марво отвел взор и посмотрел на колбу в своей руке. — То, что доктор прописал.


Натан Крид сделал длинную ленивую затяжку обрезанной сигары, которую держал между большим и указательным пальцем, взъерошил другой рукой коротко стриженные серые волосы и вновь завалился на подушку. Лежащий на кровати в безрукавке и брюках охотник закрыл глаза и выдохнул с удовлетворенным вздохом, выпустив большое кольцо дыма. Он вновь глубоко затянулся, напрягая все мускулы своего тела до тех пор, пока в ушах не загудело. Комната пахла табачным дымом, грязными смятыми простынями, потом и дешевыми духами — и он любил это.

Крид открыл глаза. У подножия кровати его подруга, Мэйси-Лю, надевала сетчатые колготки на подвязках. Глазами Натан прошелся от совершенной формы икр по гладкой оливковой коже до бедер и манящей круглой попки. Затем он переключился на украшенное оборками нижнее белье, на маслянисто-синюю баску, выдающуюся грудь, соблазнительные изгибы, лебединую шейку, каскад пурпурных волос с темно-лиловыми и черными прядями, точеные черты лица, похожие на бутон розы губки, и накрашенные густые ресницы, обрамлявшие ласково-теплые карие глаза.

— Мэйси, — протянул он, — ты лучшая, детка. Ты лучшая.

— И когда ты собираешься сделать меня честной женщиной, Крид? — Мэйси натягивала на себя узкую и крайне короткую черную юбку.

— И увести тебя от всего этого? — засмеялся Натан, взмахом руки указывая на отваливающиеся обои, потрескавшуюся штукатурку на потолке, голые доски пола и тусклые ламы комнаты на верхнем этаже, в которой Мэйси-Лю развлекала пришедших к ней джентльменов.

Сидящая у туалетного столика любимица приходивших в Туза Червей мужчин натягивала на ноги сапоги, доходящие до бедер и покрытые крысиным мехом, чьи каблуки были похожи на лезвия стилетов.

— В таком случае, мерзавец, можешь валить отсюда к черту, — спокойно произнесла Мэйси, плотно затягивая шнурки.

— Ах, не надо этого, Мэйси-Лю. Ведь знаешь, что для меня ты единственная.

Салунная девица встала и накинула на шею черноперый боа.

— Мы не можем провести жизнь, валяясь в кровати, — костюм завершила высокая фетровая темно-зеленая шляпа. — У некоторых из нас есть работа.

Внезапно снаружи раздались крики и шипение плазменных разрядов. Кто-то завопил. Затем раздался треск автоматных выстрелов. Вновь зашипела плазма. Затем раздалось ещё больше воплей и выстрелов.

— Какого мусора? — выругался вздрогнувший охотник за головами. После жуткого раската, похожего на взрыв топливных баков, содрогнулась улица и треснули стекла. Крид мгновенно вскочил на ноги. Он распахнул грязное окно и высунул наружу голову.

Туннельный Город, хотя и бывший примечательно большим для поселения подулья, состоял лишь из одной полукруглой посередине улицы, идущей меж зданий, построенных в стенах широкой водопроводной трубы. На западе туннель вел в пустынные холмы и пепельные дюны, окружавшие осыпающиеся жилые купола. Торговые караваны гильдий прокладывали себе путь через пустоши к поселениям Железное Ущелье и Бездна Павших, а оттуда к Стальному Каньону. К востоку туннели разветвлялись: дороги вели в верхний улей на север и на легендарное проходящее через весь улей — и являющееся территорией мусоров — шоссе «Громовая дорога» на юге.

Крид осмотрелся. Там, где туннели расходились, находились гофрированные железно-керамитовые стены Оружейного Магазина Хакбута. Пылающий остов мотоцикла — похоже, принадлежавшего Вендреллу Прайну — догорал в середине круга выжженного бетона перед зданием. По улочке между магазином и Тузом Червей были разбросаны тела, по меньшей мере, шести горожан. Рыдающая женщина суетилась на веранде. Почти прямо под Натаном мужчина с кустистой бородой и короткой косичкой, Вендрелл Прайн, скорчился за бочкой воды. На другой стороне улицы крысокожий охотник за головами Каспар Ван Гриль сидел в укрытии за ящиком, на который положил ствол своей снайперки. Похоже, оба только что наслаждались гостеприимством нижних этажей салуна.

Их цель бежала прямо по улице справа от Крида: метис с безумными глазами, размахивающий плазменным пистолетом. Мужчина был в бешенстве. Натан наблюдал, как лунатик выпустил очередь энергетических разрядов. Случайными выстрелами выбивало окна, плавило вывески магазинов и разрывало водосточные трубы...

Прайн открыл огонь из помпового обреза. Судя по брызгам красного тумана, некоторые дробинки попали в психа, но тот лишь пошатнулся. Два быстрых выстрела наудачу из плазменного пистолета устремились к Ван Грилю, первый в щепки разнес его укрытие, а второй разорвал шею крысокожего. Прайн торопливо перезаряжался. У установившего оружие на низкий энергетический уровень убийцы не было такого неудобства. Плазменный разряд задел руку Прайна, отбросив его в сторону и разбросав драгоценные обоймы.

И все это произошло за считанные секунды. Крид отвернулся и мрачно посмотрел на Мэйси-Лю.

— Извини, дорогая, дела! — крикнул Натан, накинув длинный кожаный плащ и подхватив со спины кресла пояс с пистолетами. И выбежал из комнаты.

Перескакивающий по три ступени Натан на ходу одевал пояс. Бар внизу был пустым, не считая нескольких коллег Мэйси, которые напугано и неосторожно столпились у окна. Укрывшийся за пласталевым листом нанятый мадам Л’Амур работник-бармен не собирался зарабатывать поощрение за храбрость.

Добежавший до качающихся дверей салуна Крид остановился, после чего одним плавным движением выхватил оба стаб-пистолета и открыл патронники. Полностью заряжены патронами «Дум-дум». Ловким щелчком пальцев закрыл. Снаружи все ещё с воем проносились плазменные разряды и вопил маньяк. Охотник ухмыльнулся дрожащим протеже Мадам Л’Амур. — Леди.

Крид шагнул на улицу.


Текшая из множества ран на теле психопата кровь говорила о меткости обоих охотников за головами. Но он не падал. Натан Крид молча нажал на два спусковых крючка.

Четыре кружащиеся пули понеслись в воздухе и за доли секунды пролетели двадцать метров между стрелком и убийцей. Первая вошла в живот безумца и вырвалась с другой стороны, забрав с собой большую часть почки. Вторая ударила в бедро, пройдя сквозь артерию и раздробив кость. Третья расколола коленную чашечку, а четвертая ударила в грудную клетку.

Мужчина пошатнулся, повернув к Криду безумные глаза. Следующие три выстрела обезоружили убийцу, разорвав плечо, и ударили в грудь. Безумец обрушился в грязь лицом в низ.

Крид зашагал вперед, держа лунатика на прицеле обоих пистолетов. За ним шел поднявшийся Вендрелл Прайн.

— Хорошо стреляешь, Крид, — сказал он, когда охотники остановились перед телом. — Ублюдок даже не успел понять, что он мертв!

Зарычавший словно бешенный зверь убийца дернул шеей и вцепился зубами в ногу Прайна. Здоровяк закричал от внезапной боли, а Натан Крид спокойно всадил пулю между глаз безумца.

— Так что ты говорил?


Когда все закончилось, горожане собрались у места кровавой бани, словно слетевшиеся на труп мусора летучие мыши-падальщики. Как это всегда бывает после бессмысленных убийц, шокированные жители Города Туннелей хотели узнать, почему началось это безумие.

Щепотки информации начали появляться из трясины сплетен, слухов и пересудов. После некоторых споров между уважаемыми горожанами и чиновниками было составлено относительно достоверное описание убийцы и того, что он делал последние несколько недель.

Безумца звали Плаз Тибурн. Он был полукрысокожим бродягой, продававшим жалящую плесень с полей рядом с Железным Ущельем. Это подтверждал вид его рук, покрытых волдырями, которое вызвало частое среди плесневых фермеров грибковое заболевание, известное как красногниль.

В сердце этих дискуссий был Крид. Поскольку именно Натан положил конец неистовству Тибурна, жители Города Туннелей обратились к нему за расследованием причины — чем бы она ни была.

Охотнику за головами вскоре стало очевидно, что путь серийного убийцы начался вне города. Следы бойни — бессмысленно застреленный человек там, дымящаяся лачуга тут — привели в пустынные западные холмы. Там Крид нашел одинокий брезентовый типи, закрепленный на подветренной стороне кучи шлака. Не обшитая мехом дверь тента качалась от ветра древних вентиляторов.

Крид осторожно откинул дверь типи дулом стаб-пистолета. Внутри было пусто. Охотник за головами засунул пистолеты в кобуры. Внутри находился спальный мешок бродяги, котелок, содержащий остатки его последнего завтрака, и поношенную походную сумку, вероятно содержащий немногие вещи Тибурна. Легким толчком сапога Крид открыл сумку.

Стеклянная бутылка вывалилась наружу и покатилась по полу тента. Внутри мелькали остатки пурпурной жидкости. Натан схватил её одетой в перчатку рукой.

С одной стороны бутылки была приклеена плохо напечатанная этикетка. Выцветшие красные анилиновые чернила образовывали бросающуюся в глаза надпись «Патентованная Панацея Доктора Марво», под которой был небольшое примечание — «Для Исцеления От Всех Болей, Болячек, Болезней и Язв. Принимать по рецепту».

«Хех, исцеление от всех болезней? — подумал Крид — Кажись, здесь осталось ещё на одну дозу».


— Ну и варево, скажу я тебе. — Доктор Хейз поднял глаза от подернутого дымкой помех экрана. От полуметаллической головы и от очков дока отражалась зеленая подсветка потоков закручивающихся на экране рун, из-за чего он был немного похож на инфодрона. — Ручаюсь, такого ты не найдешь ни на одном торговом посте Гильдии.

— Выкладывай, — сказал охотник за головами. Хирург-ученый подулья не горел желанием помочь, но когда Крид напомнил Хейзу, что тот задолжал ему после случая с «Игнус Мандером», и предложил доку обсудить тот случай с двумя коллегами Натана, Исайе Хейзу пришлось сменить пластинку.

— Конечно, большей частью оно состоит из воды, 78%, если точнее, но «ядро» эликсира состряпано из разнообразной дряни. В основном это примитивные основанные алгале стимуляторы — ничего столь утонченного, как Э.К.С.П.Р.О.М.Т. или У.Б.О.И.Н. Но, присмотрись, здесь есть и следы вируса нейронной чумы. Не большой сильно разведенной дозы, но даже такого количества хватит, чтобы за несколько недель вызвать полный распад нервной системы, а в случае регулярного приема... Возможно, за несколько дней.

— Зомбирующая чума?! — воскликнул Крид.

— Она самая.

Натану уже приходилось встречаться с жертвами разлагающей мозг заразы в заброшенных туннелях под Отстойником Токсинов. — Ты уверен?

— Не сомневайся, — сказал доктор, вытирая руки о грязный лабораторный халат. — Если нужны доказательства, то у твоего приятеля была её ранняя стадия, — добавил он, кивнув в сторону лежащего на анатомическом столике вскрытого трупа.

— Думаю, это объясняет его бешенство.

— Горожане попросили меня провести полную аутопсию для уверенности, но это уже за отдельную плату... Явные поражения лобных долей. Очевидно, из-за устроенного твоей пулей месива, — Хейз сердито посмотрел на охотника за головами. — Откуда прибыл этот бедный ублюдок?

— Из Железного Ущелья.

— Патентованная Панацея Доктора Марво, — произнес Исайя, подняв бутылку окровавленной резиновой перчаткой. — Впервые слышу. Я считаю, что нужно отправиться в Железное Ущелья и разузнать побольше про источник наших маленьких неприятностей.

— Я тоже так думаю, поэтому ты идешь со мной, — ехидно ответил Крид.

— Что?

— Ты же мне задолжал, вспомни. Ты ведь не хочешь, чтобы Антробус Ветч прознал о твоем двурушничестве, а, док?


Крид остановился перед мостом и посмотрел на раскинувшееся за лощиной Железное Ущелье. Низкие домишки, гаражи тракторов и наполненные плесневыми чанами сараи сгрудились на краю обрыва. За ними расстилались плантации жалящей плесени. Органические отходы миллионов кишевших километрами выше в городе-исполине ульевиков стекали по обширным токсичным резервуарам перерабатывающих заводов Гнойной Раны, что была лишь в куполе выше, и раз в месяц затапливали урановые поля. Жар, вырабатываемый происходящей в такие моменты экзотермической реакцией, позволял жалящей плесени разрастаться. Это был оазис среди ничейной земли пустошей.

Рядом с охотником за головами остановился доктор Хейз, запыхавшийся после утомительного пути от Города Туннелей. Позади него навис сервитор Один-Восемь-Семь, чей генератор работал на холостом ходу. Раб-машина бесстрастно смотрел на Крида человеческим глазом и потрескавшейся красной линзой камеры. Чудовищная левая механическая рука сервитора дергалась у плечевого сочленения.

— Ни следа живых, — протянул Крид, — А ты думал, что здесь кто-то есть.

— Мне это не нравиться, — констатировал Хейз, нервно потирая руки.

— Ты задолжал мне, помнишь? — проворчал Крид, протянув руку к кобуре стаб-пистолета.

— Но после этого мы будем в расчете, ведь так?

— Думай как хочешь, док, — ответил охотник за головами, вытаскивая самокрутку изо рта и бросая её на землю. Раздавив сапогом окурок, Натан заметил лежащий в продавленной гусеницами крупного транспорта колее оборванные клочок бумаги. Он поднял её.

Витиеватыми розовыми, зелеными и желтыми буквами титульный лист, похожий на бирку обнаруженной бутылки панацеи, объявлял для тех, кто умел читать, о «Чудесном Медицинском Представлении Доктора Марво», а тем, кто не умел, изображение с энтузиазмом улыбающегося белобородого человека в высокой шляпе и медицинских очках протягивало закупоренную бутылку с лекарствами, пока на заднем плане старик танцевал джигу, отбросив костыли, а женщина подмигивала с сияющей улыбкой на лице.

«Увечные ходят, а слепые видят — подумал Крид, — Думаю, что я должен встретиться с этим чудотворцем».

— Ты когда-нибудь бывал на чудесном медицинском представлении, док? — сказал Натан, ухмыляющийся как дюнная акула.

— Хм, нет, — неуверенно ответил Хейз, — хотя я однажды видел шоу уродов в Вечной Смерти внизу. Мужчина за глазами на стебельках, женщина с клешнями вместо рук и тварь, у которой щупалец было больше, чем комков грязи в отстойнике... Мусора и мутанты. Искупители решили, что настало Пробуждение Императора, когда столкнулись с ними рядом с ущельем Крысиной Глотки.

Крид уже прошел половину моста. — За мной, док, и тащи с собой ходячую отвертку.


Первые подозрения Натана были верны: Железное Ущелье было заброшено. Вентиляционный ветер гонял по улицам шары перекати-поля. Люмосферы прерывисто мерцали на впалой кровле далекого купола. Вывеска Салуна Слайго раскачивалась на ржавых петлях, словно поношенная аугметика. Напротив питейного заведения стоял брошенный мотобайк. Впрочем, здесь были и следы схватки, так же заметные стрелку, как и доносившийся с плесневых плантаций смрад.

«Но, если здесь были неприятности, — Крид пытался сложить куски головоломки вместе, — то где тела?»

— Если бы ты впервые пришел в город, — произнес охотник за головами и повернулся к нервничающему спутнику, широким жестом показав на главную улицу, — то куда бы пошел знакомится с местными, док?

— Это был риторический вопрос? — буркнул Хейз, чеша воспаленную кожу у шва между его скальпом и металлической черепной пластиной. Крид широко ухмыльнулся, из-за чего доктор ещё больше ощутил себя не в своей тарелке. — Конечно, в бар.

— Выходит, мы снова согласны. Великие умы часто мыслят одинаково, а?

— А глупцы редко по-разному, — тихо проворчал Хейз, когда охотник за головами зашагал к дверям Слайго.

— Мудрые слова, док. Будем держаться вместе, — мрачно добавил Крид, подходя к раскачивающимся дверям Салуна и вытаскивая стабберы из кобур. — Готовы, девочки?

Внутри бара было темно. Чтобы не ждать, пока глаза привыкнут к полумраку, Крид откинул их под полы шляпы фото-визор. Все мгновенно окрасилось в темно-зеленый цвет.

Столы и стулья были разбросаны, словно после пьяной драки, а под сапогами шагающего по салуну Натана трещало битое стекло. Бар казался брошенным. Вот только не было тишины. Уши охотника слышали жутковатое чавканье и хлюпающий звук, словно кто-то высасывал мозг из костей.

Крид осмотрелся, видя все смазанных тенях, перетекающих из почти черного через изумрудный и гагатовый до цвета бриллиантовых самородков. Комната была завалена трупами, лежавшими на полу лицом вниз или неестественно завалившимися на немногие стоящие столы, перевалившимися через стойку бара, лежащими у перевернутых кресел или прислонившимися к ограждению широкой лестницы. Все это место было окутано запахом смерти. И нечто двигалось во тьме.

Крид услышал тяжелую поступь железных ног, говорящую о том, что доктор Хейз и его сервитор вошли в помещение. Нечто тоже это услышало.

Свистящее шипение пронеслось по комнате, когда чумные зомби подняли головы и обратили желтушный взор на гостей.

— Во имя Шпиля! — выдавил из себя Хейз.

Пировавшие трупами полумертвые твари оторвались от трапезы и заковыляли к трем кускам свежего мяса.

— Надеюсь, что ты готов, док, поскольку сейчас начнутся убийства.

Вспышка выстрелов Крида разорвала тьму, а патроны «Дум-дум» отбросили назад разлагающуюся тварь. Но только одну. Десятки шатающихся зомби ковыляли вперед, рефлекторно щелкая челюстями и извергая звериный рев из поврежденных глоток.

Полумертвая тварь, ещё носящая разорванные остатки оборчатого нижнего белья, шатающейся походкой направилась к Криду. Клочья заплетенных в косички светлых волос свисали с тонкой как пергамент кожи. Остатки губной помады стекали вместе со слюной с тронутых проказой губ, сквозь мертвецкий оскал которых были видны ободранные десны. Стаб-пистолеты дернулись в руках охотника за головами, всадившего в ходячий труп две пули. От головы зомби остался рассеивающийся туман из осколков костей, крови и гниющих мозгов.

Лучи жгучего сине-белого света врезались в надвигающуюся толпу зомби из-за спины Крида. Бросив взгляд за спину, он увидел наудачу палящего в стаю из помятого лазерного пистолета доктора Хейза. Рядом с ним верный киборг сломал шею зажатому в грозной лапе зомби и преломил хребет другому железной ногой.

Охотник за головами быстро прикинул расстояние между собой и ведущими к спасению дверями. Максимум десять метров, но это пространство заполонили выродившиеся горожане.

И они шли вперед, неутомимо щелкая челюстями. Крид знал, что случиться, если эти зубки погрузятся в его плоть... Резко повернув в сторону стаббер левой руки он столкнулся с челюстями заплесневевшей старой карги, на чьем располневшем перед заражением вырождающей нейронной чумой теле набухли жуткие зеленые гангренозные опухоли. Зубы безмозглой женщины сомкнулись на стволе и раскололись.

— Пожри-ка это! — сплюнул Крид и выбил ей затылок.


Крид выкатился из дверей салуна и врезался в бегущего Хейза. Используя кинетический импульс столкновения, ловкий как крысокожий воин Натан вскочил на ноги и помчался вперед.

Запаркованный байк все ещё стоял на противоположной стороне улицы. Крид вскочил в седло и вдавил руну зажигания. Активированный двигатель взревел, словно заклейменный псевдобизон.

— Сюда! — заорал охотник за головами, перекрикивая хриплый рев бензинового мотора. Доку не нужно было повторять дважды.

На улицы с жуткими стонами вывалились зомби. Затем раздался треск расколотого дерева, и Один-Восемь-Семь проломился через дубовую стену бара. В его лапе все ещё был зажат истекающий слизью и кровью хребет, а на поршневых ногах висела половина восставшей с того света проститутки.

— Пора убираться отсюда к черту!!! — рявкнул Крид сквозь рев жадно пьющего дизель двигателя.

Заднее колесо бешено закрутилось, на мгновение запах жженой резины даже перебил смрад мертвечины. Натан развернул машины, подняв фонтан гравия. Затем с нарастающим ревом байк понесся прочь от салуна Слайго к мосту через Железное Ущелье. Крид пригнулся к рулю, не желающий умирать доктор Хейз вцепился в его спину, а следом за ними тяжело бежал на искусственных ногах Один-Восемь-Семь.

С головокружительной быстротой они пронеслись по мосту, под колесами ускоряющегося байка гремели пласталевые сегменты. Крид надавил на тормоза, едва они оказались на другой стороне. Машина резко остановилась в облаке дыма.

Охотник за головами выхватил из-под полы плаща две гранаты, вырвал большими пальцами чеки и швырнул на пересекающий обрыв мост. А затес ещё две.

— Хорошо, что я прихватил чуть больше чем обычно у Хакбута, — произнес Крид, размышляя вслух, — даже если это рванет как перегруженная энергоячейка.

— Что? — спросил док, вклинившись в бормотание Натана.

— Сильно.

Опоры моста содрогнулись, на этот раз под тяжелыми механическими шагами пыхтящего сервитора. Катящиеся гранаты подпрыгнули, одна упала между опор. В дальнем конце улицы показалась растущая толпа зомби. Один-Восемь-Семь достиг безопасной дальней стороны разлома.

С разрывающим уши грохотом и слепящей пиротехнической вспышкой гранаты взорвались. Средняя секция моста немедленно обрушилась в бездну. С металлическим стоном остальная часть моста гнулась и выворачивалась, пока со звучным треском, который долетел даже до потока и эхом отразился от стен купола, не ударилась о склоны ущелья. Упавшая граната взорвалась в расщелине и вырвала ржавые опоры из скалы.

— Это их задержит, — произнес Крид, вытирая ладонью вспотевший лоб, — но это ещё не конец.

— Так что теперь? — спросил Хейз, позволяя охотнику за головами взять инициативу в свои руки, чтобы не быть вовлеченным сразу.

— Ты вернешься в Город Туннелей, выйдешь на связь со своими знакомыми арбитрами — и не смотри на меня так, после моего одолжения тебе я о них знаю! Выйдешь на связь со своим знакомым и скажешь, чтобы он передал начальству информацию о вспышке эпидемии в Железном Ущелье. Я пойду по другому следу. За доктором Марво.

— И как ты собираешься его найти? — спросил Хейз, взволнованно потирая руки.

— Следуя по этому, — ответил Крид, показав на неровную колею гусениц транспорта, идущую в сторону поселения и прочь от него, — а теперь слезай с байка.

— Хочешь, чтобы я шел пешком?

— Если хочешь, заставь свою ручную гаечную обезьяну нести себя, но я намерен покончить с этим прежде, чем это, — решительно сказал Натан, показав пальцем на воющую толпу гниющих горожан, запертых на другой стороне ущелья, — повториться в другом месте.

Доктор Хейз спешился. — Скажи мне, Крид, почему ты это делаешь?

Нагревающий двигатель огромного байка охотник за головами повернулся к доку и громко провозгласил, перекрикивая рычание машины. — Всегда был падок на тяжелые заказы.

В голове Натана невольно всплыла картина надувшей губки Мэйси-Лю. И он устремился за таинственным доктором Марво.


А рядом с шахтерским поселением Бездна Павших Чудесное Медицинское Представление доктора Марво было в полном разгаре.

— А сейчас, леди и джентльмены, то, чего вы так долго ждали, — надевший высокую шляпу и темные очки доктор Марво провозгласил, словно директор манежа, широким жестом показав, что у него ничего нет в руках и рукавах. — Сваренная из грибов улья и дистиллированного яда слепой змеи по тайному рецепту, который перешел мне от дорогой старой крысокожей прабабушки. Заквашенная на ингредиенте моего личного изобретения, — голос шарлатана поднялся до крещендо, когда он дошел до кульминации рекламной речь. — Омываемая светом фосфорных ламп полный цикл и преподнесенная вам сегодня Патентованная Панацея доктора Марво!

Ловким движением, подтвердившим, что рука быстрее глаза, доктор Марво извлек запечатанную бутылку словно из воздуха. Толпа, собравшаяся перед раскладной сценой крикливо раскрашенным вагоном, восхищенно вздохнула. Это всегда было лишь простым фокусом, но каждый раз покупало доверчивых глупцов. Как часто говорил Марво, когда его не слышали состоятельные покупатели, в подулье были постоянны только три вещи: смерть, гильдия и факт, что подульевики — легковерные идиоты, готовые расстаться с честным тяжелым трудом заработанными кредитами по взмаху шляпы доброго доктора — или, точнее, по взмаху бутылки «панацеи» доброго доктора.

Марво осмотрел толпу предвкушающих лиц с отпавшими челюстями, словно огромный паук, инспектирующий запутавшихся в его сетях муравьев.

Мгновение была ощутимая тишина. Затем из задних рядов раздался надтреснутый голос. — Как по мне, ты блестишь, сынок.

— «Блеском Улья», сэр? Что, даже не «Вторым Лучшим»? — несколько шахтеров насмешливо захохотали. Марво пристально посмотрел на беззубого мелкого старикашку с крысиными усами. Он опирался на два костыля.

— Ну, я не буду тратить на это деньги, — продолжил старик. — Был калекой с того дня на шахте Номер Шесть семь лет назад. Ни один чудной доктор не мог их вправить. Помочь могут только новой парой кибернетических ног из магазина механики Зиркона, но у мя никада не было на них денег, поэтому сейчас я калека и не могу работать.

— Идите сюда, сэр, — Марво обратился к старику с ободряющей усмешкой потрошителя. — После такой истории, сэр, я охотно помогу вам.

Дед заковылял к фургону сквозь расступающуюся толпу. — Эта чем?

— Попробуете моего блеска?

— Давай. Я никогда не отказывался от выпивки, — опершийся руками на костыли и стоящий спиной к шахтерам старик взял бутылку из рук Марво и сделал глоток.

— Как на вкус? — спросил Лудван Марво с неподдельным предвкушением в глазах.

— Отвратительно! — раздался горячий ответ.

— Ну конечно она не вкусная, — засмеялся Марво, высунув язык и покачав головой, — ведь как иначе вы поймете, что панацея действует! Но как вы себя чувствуете?

Последовало мгновение драматического напряжения, когда воздух можно было резать цепным мечом.

— Фантастически! — закричал калека! — Я чувствую себя просто фанатстически! — он бросил костыли и начал прыгать на месте. — Подозреваю, даже лорд Хелмаур сейчас чувствует себя хуже! — старик схватил руку Марво и энергично её затряс. — Спасибо, сынок! Спасибо за доброту! Я беру бутылку!

— Как вас зовут, сэр? — спросил Марво скачущего подопытного кролика.

— Абрамс, Ичабод Абрамс.

— Ну, Мистер Абрамс, это за счет заведения, — краем глаза Марво видел, как легковерные шахтеры лезут за кредитками. — Уважаемые, кто хочет первым купить бутылку?

По площади разнесся выстрел. Толпа разом обернулась. Позади людей был высокий человек в кожаном плаще, в тени широкополой шляпы которого была видна лишь щетина. В одной одетой в перчатку руке он держали длинноствольный стаб-пистолет, а в другой пустую стеклянную бутылку.

— Вы! — крикнул он потенциальным покупателям Марво, — Валите отсюда [censored]!

Никто не двинулся.

— Оглохли?! — рявкнул стрелок. — Так может быть услышите это!

Он выпустил очередь. Вопящие и причитающие шахтеры разбежались. Спустя мгновения остались лишь Марво, сыщик и пол десятка уродливых и располневших нанятых доктором ублюдков.

— Я знаю, что ты затеял, Марво! — закричал на всю улицу стрелок., — Подумай, спросил я себя, кто спятил достаточно для распространения нейронной чумы!

— Ты ничего не узнаешь! — злобно выкрикнул Марво. — Ну? Чего вы ждете? — рявкнул балаганщик на своих подручных. — Взять его!


«Это действительно не сложно, — подумал почти лениво целившийся Крид, — их всего шестеро против меня одного. Бедные дети клоакососов обречены!» Только такому ублюдку, как Марво, могло прийти в голову нанять разжиревший и потерявший форму сброд, а затем натравить его на Крида, который в своё время сталкивался с чумными зомби, ксеносом-орком, шаманом-пироманьяком и, наконец, целой шайкой мусоров в одиночку — и побеждал!

— Ладно, бабули, — обратился Крид к устремившимся к нему выхватывающим пистолеты ничтожествам. — Попляшем?


— Залезай и заводи машину! — закричал Марво чудесно исцеленному старику. Матерящийся Абрамс забирался в кабину транспорта, пока доктор смешно затягивал наверх откидную сцену и запирал борт грузовика. Пули отскакивали от крепкого пластального корпуса, срывая краску с букв надписи «Чудесное Медицинское Представление Доктора Марво». Когда взревел двигатель, Марво запрыгнул в открытый кузов караванного грузовика.

— Что за нероную чуму он имел в виду? — крикнул через плечо с водительского сиденья Абрамс.

— Что!? — взревел Марво.

— Я ничего не имею против развода тупых грязекопов на кредитки, но не хочу быть связанным с нероной чумой!

— Не сейчас, старый дурак! Просто увози нас отсюда! — крикнул Марво, когда булькающий вопль возвестил о смерти по крайней мере одного нанятого ублюдка. — Или ты хотел попробовать товары просто так?

Извергающая маслянисто-черный дым из выхлопных труб машина устремилась вперед. Марво пошатнулся, пытаясь удержать равновесие, и ударился о привязанную к борту грузовика цистерну. Вдохновение пришло вместе с первым ухабом. С трудом разорвавший веревки доктор тяжелым пинком сбросил цистерну с едущего грузовика.

Полный топливный бак с грохотом рухнул на дорогу. Его дно треснуло, а содержимое выплеснулось на потрескавшийся бетон площади. Вцепившийся в поручни Марво смотрел, как лужа топлива растекается у ног преданных ничтожеств и течет к назойливому чужаку. Теперь было достаточно искры...


Крид заметил опасность прежде ничтожных тугодумов, которых все равно осталось только трое. Быстро растекающаяся нефть вспыхнула, и фонтан оранжево-багрового пламени взлетел на два метра в высоту. Натан побежал к байку, который оставил на краю площади. Сзади доносились истошные вопли горящего сброда.

На полной скорости Крид вывел байк из огненной западни. Пронесшись мимо столпившейся на краю площади черни, он устремился за машиной Марво. Доктор ехал первым, но у Крида был байк, поэтому на неровной поверхности преимущество было у охотника за головами. Достаточно скоро, всего два щелчка спустя, он догнал изрыгающий газ грузовик.

«Невысоки шансы моих девочек против этого монстра, — подумал Натан, ветер развевал полы плаща у него за спиной и угрожал сорвать шляпу. — Вдобавок, чтобы контролировать эту зверюгу нужны все мои силы и обе руки на руле. Есть только один способ, а для этого нужно подобраться поближе...» Ускорившийся Крид поравнялся с трясущимся и подскакивающим на ухабах грузовиком, едущим к Железному Ущелью. Прежде, чем водитель понял план охотника за головами, все ещё сжимавший руль Крид вскочил на обитое войлоком седло байка.

«Не уйдешь!»

И жутким прыжком устремился вперед. Он ударился о борт подскочившего грузовика и вцепился за край крыши. Байк отклонился в сторону и рухнул на залежь пепла. Двигатель отрубился.

Мгновение Крид отчаянно цеплялся за крышу, а затем подтянулся наверх и распластался там, пытаясь перевести дух.

Вдали вырисовывались неясные очертания призрачного городка Железное Ущелье. Перед ним черный глубокий шрам самого ущелья открылся подобно ране в грудах пепла и отходов.

Лежащий на крыше Натан слышал злобные ругательства Марво, оступившегося в кузове машины. И решил, что пушки не пригодятся в такой ситуации. Охотник за головами вытащил сапожный нож из ножен из телячьей кожи и плотно сжал зубами. Затем обеими руками схватился за опору крыши кузова и, перекувыркнувшись вперед, запрыгнул внутрь.

Крид выпрямился. Окруженный делом своей жизни и торговли доктор-шарлатан стоял перед кабиной водителя. В одной его руке была стеклянная колба, в которой плескалось чистая шипящая пурпурная жидкость. Он наполнял из неё зажатый в другой руке длинный шприц.

— Это неочищенное вещество, — усмехнулся Марво с маньячным блеском в глазах. — При таких симптомах нужен особый медицинский уход.

Безумный доктор рванулся вперед, зажав шприц как кинжал, словно собираясь вонзить его в сердце Крида. Перед кабиной все росли неясные очертания разлома.

Затем в руках охотника за головами появился нож. Крид запрокинул руку. Затем метнул, а в этот момент грузовик подпрыгнул на особенно большом ухабе. Лезвие промелькнуло мимо уха Марво, вонзившись в шею водителя. Питомец доктора безжизненно завалился на руль. От точка Марво покатился в сторону шатающегося охотника за головами. Оступившийся Крид завалился на спину. Затем на мгновение под ними был лишь воздух. Оба вывалились из кузова на грязную дорогу. С воем гнущегося металла грохочущий грузовик ударился об опору уничтоженного моста и перевалился через край разлома.

Крид перекатился в грязи, в его ушах звенел пронзительный вой двигателей грузовика. Затем последовали нарастающий рвущий барабанные перепонки грохот и сейсмический взрыв, когда машина достигла дна разлома. Из ущелья вырвалось густое облако черного дыма и бурлящего оранжевого пламени.

Мгновение спустя охотник за головами вскочил, нацелив оба стаб-пистолета на распластавшегося в грязи лицом вниз доктора Марво. — Вставай, безумный сукин сын, медленно и без глупостей.

Марво дернулся. Крид плотнее прижал пальцы к спусковым крючкам, а затем остановился. Услышал тихое, почти неразличимое шипение. Тело доктора вновь содрогнулось. Осторожно подошедший Крид пнул доктора, перевернув на спину. И с невольным вздохом попятился.

Лицо доктора Марво начало разлагаться. Его нос провалился в носовую полость, словно разъеденный кислотой, а зубы вывалились из превращающихся в кровавую кашицу десен. Глаза вздулись, истекая слезами булькающей жидкости, которая разъедала втягивающиеся щеки. Затем Крид понял, что то же самое происходит с остальными частями тела шарлатана. Его словно разъедала изнутри кислота.

Из жилета Марво торчал шприц, игла глубоко вошла под кожу грудной клетки, а емкость была полностью исчерпана. Доктор упал на собственное оружие. Не надо было быть доком Хейзом, чтобы понять, что тело Марво не смогло выдержать такой дозы недистиллированного вируса нейронной чумы. Результат: полное разрушение клеточных связей.

— Как тебе на вкус собственные лекарства? — прошептал Крид, убрав стабберы в кобуры и отвернувшись.

«За головы ублюдков вроде Марво всегда есть награда, — решил Натан. — А я тот, кто её получит».

Ему не пришлось далеко идти за байком. И, наконец, с трудом удалось поднять. Охотник за головами забрался обратно в седло, вдавил руну зажигания и, когда двигатель замурлыкал как довольная киска, направился обратно к Бездне Павших.

«Я смогу к этому привыкнуть», — сказал себе Натан, уезжая в серебряно-белую литиевую дымку люмосфер.


Существо в темной мантии, высокое, худое и неподвижное как сталагмит, наблюдало за уходом стрелка. Сгрудившиеся позади полуразложившиеся твари ощущали холодную ярость властелина — хотя и были безмозглыми животными — и пятились назад во тьму водопроводного туннеля. Он неуверенно рычали, инстинктивно реагируя на гнев хозяина, черный как сама Бездна.

— Я знаю, мои любимцы, я знаю, — голос, похожий на когти, царапающие шиферные плиты, раздался из-под капюшона. — Я предвижу, что настанет день расплаты между нами и десперадо нижнего улья. В свое время. А затем мрачное как могила создание исчезло вместе с порывом вентиляционных ветров, направившись обратно в тени. Назад в мертвые зоны. В самые темные уголки подулья. Чтобы продолжать свою работу. И ждать.