Повелители Ночи (Age of Darkness) (статья)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Повелители Ночи (Age of Darkness) (статья)
AoD-NL1.jpg
Переводчик Luminor
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook (книга правил)
Предыдущая книга Имперские Кулаки
Следующая книга Кровавые Ангелы
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

VIII Легионес Астартес

ПОВЕЛИТЕЛИ НОЧИ


Восьмой легион был силой, превратившей жестокость и страх в оружие. Он прославился характерно избыточным и безжалостным применением силы – первый же удар становился зверством столь вопиющей бесчеловечности, что целые народы спешили сдаться в плен из-за страха повторить участь несчастных. В свою очередь, для отказавшихся капитулировать врагов Повелители Ночи приберегали свой исключительный талант к убийственному ремеслу. Легионеры Восьмого стали мрачной необходимостью, внушающей ужас карающей силой, сборищем монстров, созданных во имя обращения варварской эпохи к свету. Однако подобные чудовища не могли оставаться частью Империума надолго.

В свои позднейшие годы VIII легион превратился в недисциплинированный сброд, который начал воспринимать жестокость как самоцель, а не средство достижения чего-то достойного. Повелители Ночи перестали быть точным орудием войны, превратившись в неизбирательное бедствие. Как и подобает легиону столь дурной репутации и ужасающего облика, Восьмой не стал покорно следовать навстречу судьбе и принимать конец избранного пути без кровопролития. Среди сумятицы и разрушений Ереси Гора легион обратится против себя самого в оргии насилия, пытаясь отдалиться от проклятия в лице своего собственного примарха.


Прародитель: Конрад Кёрз (Ночной Призрак).

Прозвище (в прошлом): официальных нет. Неформальные: Дети Ночи, Террор (Ужас).

Примечательные владения: Нострамо (уничтожен), Тсагуальса.

Замеченные стратегические предпочтения: карательные акции, истребление, насильственное умиротворение, терроризм, психологическая война.

Верность: Трэйторис Пердита.


Сердце тьмы

Восьмой легион был пропитан кровью с самого своего рождения. Первые рекруты легиона прибывали из терранских тюремных трущоб – обширной сети подземных пещер, где поколения преступников сражались посреди слепящей тьмы. Сила, безжалостность, хитрость и жестокость превратились в жизненно важные качества для выживания в непроглядных лабиринтах, и эти черты прекрасно сочетались с геносеменем легиона. Генетическое преображение наделяло сынов подземного мира способностью видеть сквозь мрак во много крат лучше, чем их собратьям из других легионов. Впрочем, сей дар также стал их проклятьем, вынуждая бойцов созерцать звёздный свет лишь через светоотражающие фильтры; пускай теперь они находились на поверхности, внутри легионеры Восьмого всё ещё брели в ночи.

Воины VIII легиона были созданы для жизни во тьме и ведения войны за светлое будущее, в котором места для них самих уже не найдётся. В годы Великого крестового похода легион использовался для усмирения тех, кто считал, будто грехам прошлого дозволено продолжить существовать в Империуме. Бойцы Восьмого тяготели к моральному абсолютизму, в котором не существовало понятия «степени вины», и вершили одно лишь возмездие. Их хладнокровное правосудие проливало свет на тьму, в которой обитали монстры, и по мере того, как маяк просвещения проносился по всей Галактике, становилось всё более очевидным, что в скором времени тёмного королевства для самого легиона больше не останется.


AoD-NL2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Легионная геральдика – наплечник Mk IV.

2)    Символ верности «Красная перчатка», нанесённый поверх наплечника Mk III.

3)    Легионный штандарт, бойня на Ребусе.

4)    Мастер когтя Вибий. Двенадцатое Покинутое, 22-я рота («Ночные Косы»), коготь очищения Ургалла, Исстван V. Силовая броня Mk IV «Максимус», оснащённая характерными для легиона аркопроекторами, отвечающими за воспроизведение узоров молний.

5)    Силовой топор модели «Марс-Протей».


Хозяева ночи

Конрад Кёрз был истинным Тёмным Королём своих Повелителей Ночи. Рядом с ним всегда находилась свита из наиболее полезных его сыновей, именуемых Рукокрылыми – в их состав избирались лучшие офицеры со всего легиона. Они были правящей элитой Повелителей Ночи, а вместе с ними служили Атраментары – подразделения, оснащённые терминаторской бронёй. Среди последних особого упоминания заслуживают Контекары – надменные истинные аристократы, сыновья Нострамо, соперничавшие за власть и готовые пойти на самые жестокие меры, лишь бы заработать место в рядах Рукокрылых. Всё это воинство терминаторов находилось под суровым командованием хладнокровного первого капитана Повелителей Ночи Яго Севатариона и служило блюстителями порядка в рядах VIII легиона.

Ниже уровня Рукокрылых располагались роты, весьма различные по численности и авторитету, с более чем разнообразными званиями для их капитанов – вроде коммандера, магистра или регента. Жестокое соперничество было повсеместным, в результате чего командные структуры постоянно менялись. Как офицеры, так и различные отделения легиона обладали ярко выраженной индивидуальностью и носили прозвища, которые позволяли отличать их друг от друга. Офицерские титулы черпали вдохновение в знати и бандах Нострамо, к примеру, в случае прозваний вроде «Мастер Когтя» или «Бескровный». Многие из кличек были оскорблениями, которые либо намертво прилепились к своим обладателям, либо принимались ими из извращённого чувства гордости. Практически у всех отрядов легиона было имя, которое использовалось вместо официального обозначения, так что отделения внутри роты могли именоваться клешнями, когтями или кучей других эпитетов. За этой сложностью скрывался удивительно эффективный и гибкий подход к войне, который позволял легиону действовать с высокой степенью адаптивности, легко распадаясь на автономные единицы или объединяясь в специальные формирования в соответствии с волей своего господина.

Повелители Ночи следовали положениям «Принципия Белликоза», хотя и располагали меньшей долей прорывных или осадных формирований. В рядах легиона присутствовал и ряд уникальных юнитов, включая печально известные Отделения Ужаса, единственная задача которых заключалась в том, чтобы внушать страх во вражеские души, и Ночных Рапторов, что парили над головами врагов и оставляли на своём пути лишь кровавые останки разорванных жертв. Пугающие эмблемы служили предметом особой гордости легиона, и его бойцы украшали своё оружие с гротескным мастерством. Кроме того, Повелители Ночи обычно носили поверх брони изуродованные трофеи, которые развешивались и на транспортных средствах, а также практиковали искусство свежевания и выставляли напоказ мёртвые тела в стремлении посеять ужас среди врагов. Ту же самую цель преследовали и замысловатые узоры молний, проецировавшиеся по поверхности брони. В этом безумии присутствовала своя практическая цель, во всяком случае, поначалу; столь кошмарные зверства были посланием противнику, гласившим «Вас постигнет та же участь».

По природе своей Повелители Ночи отличались непокорством, в особенности с учётом их подлого происхождения, и по мере развития эры Тьмы Конрад Кёрз впал в безумие, бросив своих сыновей и вынудив легион расколоться в борьбе за власть между соперничающими группировками, дошедшими до прискорбного братоубийства. Некоторые из легионеров наслаждались свободой, предоставленной им падением Кёрза, и деградировали в сборище разрозненных банд, в то время как иные сохранили жестокий кодекс чести, что когда-то присутствовал в сердце легиона, и присягнули на верность делу магистра войны.


H 1451030806 7889855 650c0c4b3f.jpg

ПРИМАРХ

КОНРАД КЁРЗ


Многие из примархов в той или иной степени проявляли экстрасенсорные таланты, однако для Конрада Кёрза это было не даром, а проклятием, ибо его взору открывались лишь самые тёмные узоры судьбы и мрачнейшие видения грядущего. Тонкое прочтение причин и следствия укрывалось от него, оставляя место лишь недобрым предзнаменованиям и пророчествам. Конрад Кёрз видел отблески тёмного будущего на горизонте, погружаясь наяву в пугающие сны и грёзы, предвещавшие фатальные неудачи и смерть его братьям и их сыновьям, объятым пламенем и кровью. Повелитель Восьмого узрел свою собственную смерть и знал, что примет её от руки Отца. Это проклятое знание он держал в глубоком секрете, внутри себя, что превращало примарха в необщительного параноика. В результате Кёрз шёл навстречу собственной гибели в одиночку, с решимостью висельника, весьма нездоровым и чёрным чувством юмора, а также полным безразличием к собственной судьбе.

Нашли примарха на Нострамо, лишённом солнечного света мире страданий, боли и коррупции, мире, не ведавшим надежды и раздираемым на куски насилием, что творили преступные синдикаты. Кёрз станет сломленным порождением этой планеты. Молодой примарх жил в полном одиночестве, питаясь крысами и трупами убитых, а его рассудок постепенно угасал. В этом мире преступников он был убийцей, что отказался стать развращённым королём и вместо этого выбрал путь законника. Окружённый грехом примарх атаковал преступников и совершал ужасающие акты жестокости, становясь источником ужаса, дабы обуздать нострамские банды и привнести в души местных людей равную долю страха и надежды на мстительного ангела слепого правосудия, которого в скором времени нарекли Ночным Призраком. Он калечил и убивал до тех пор, пока улицы Нострамо не присмирели, а сама планета – не подчинилась его извращённому закону.

Воссоединившись с Императором, Кёрз принял свою роль в Империуме как предшествие обещанной судьбы. Обретение легионом своего генетического отца мало изменило отпрысков Восьмого, за исключением того, что примарх нарёк их Повелителями Ночи, хотя они также переняли нострамский язык и начали использовать сыновей-отбросов этой планеты в качестве рекрутов. Способы и методы ведения войны ничуть не изменились, а интеграция между терранскими и нострамскими легионерами оказалась одной из самых быстрых среди всех легионов. Старый легион и новый подходили друг другу, как две стороны одной медали: оба восстали из тьмы, чтобы в борьбе выковать новый порядок, оба были взращены из плоти, рождённой в далёких и лишённых света местах. Ночной Призрак не вдохновлял своих воинов к новым вершинам благородства, но с его появлением усилилась их праведная готовность нести кару. Совместными усилиями они чинили всё новые и новые зверства в отринувших Согласие человеческих мирах.

Легион был предан своему новому господину не столько из любви, сколько из страха – более того, некоторые легионеры даже ненавидели его за то, что он был похож на них самих, а не прекрасен и славен, подобно другим сыновьям Императора. Впрочем, Кёрзу было плевать, как к нему относятся его сыновья – лишь бы те выполняли приказы. В характере Восьмого появились мрачное, жестокое чувство юмора и ехидный фатализм, пришедшие практически сразу же, как легион возглавил его прародитель. Были приняты новые традиции, искажённые отражения обычаев и обрядов нострамских банд – к примеру, окрашивание латных перчаток осуждённых легионеров в красный цвет, чтобы продемонстрировать нависший над ними смертный приговор. Почётные титулы, используемые многими из офицеров Повелителей Ночи, начали принимать форму, присущую безжалостной нострамской аристократии. Воссоединение примарха и его легиона стало началом спирали, по которой Повелители Ночи ещё сильнее погрузились в ужас и нигилизм.

Спустя столетие после ухода с Нострамо ради участия в Великом крестовом походе и за несколько лет до начала Ереси Гора Кёрз и его легион вернулись в свою родную обитель на фоне ряда позорнейших свершений их легиона. Примарх обнаружил, что мир, который он поднял из варварства, снова погрузился в пучину преступности, а те, кому он доверил править в своё отсутствие, поддались жадности, коррупции и преступному рецидивизму. Последующее решение примарха оказалось простым и быстрым – Повелители Ночи уничтожили Нострамо. Когда его мир встретил смерть, Кёрз погрузился во мрак своей собственной души, удалившись от сыновей, которых теперь презирал. С этим окончательным актом жестокости Повелители Ночи утратили последние остатки сдержанности и морали. Они перестали быть необходимыми монстрами и превратились в обыкновенных чудовищ.