Подготовка сцены / Setting the Stage (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Подготовка сцены / Setting the Stage (рассказ)
SettingStage.jpg
Автор С.Л. Вернер / C.L. Werner
Переводчик Brenner
Издательство Black Library
Серия книг Ангелы Смерти / Angels of Death
Предыдущая книга Тяжело в учении... / Cadre
Следующая книга Честь Третьей / Honour of the Third
Год издания 2013
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

Труп лежал, распростершись на песке, и земля под ним окрашивалась алой лужей. Жирные раздувшиеся мухи с пунцовыми крыльями гудели над телом, ныряя вниз, чтобы отложить яйца в мертвой плоти. Периодически один из солдат, собравшихся вокруг трупа, смахивал насекомых развернутым куском фольгированной ткани, отгоняя их прочь. Впрочем, это делалось равнодушно. Солдат не заботило, что тело оскверняют паразиты. В сущности, они бы и сами с удовольствием осквернили его собственными клинками.

Брат– сержант Карий нахмурился по другую сторону оптического прицела игольчатой винтовки. Было бы несложно убить предателей, занятых грубым глумлением над телом, лежащим у них под ногами. За время, которое бы потребовалось, чтобы облечь мысль в слова, он смог бы уложить дюжину из них. Брат Зосим записал бы на свой счет еще как минимум восьмерых. В мгновение ока множество мятежников уже дергалось бы в грязи. Подобающие почести мертвому Сергию.

Карий позволил жажде мести улетучиться. Ненависть была сильной эмоцией, однако ее надлежало обуздывать и подчинять еще более сильной воле. Контроль и дисциплина – вот на чем основывалась самая сущность Адептус Астартес, вот что лежало в сути космического десантника. Именно это отличало Приносящих Войну Императора от порченых предателей, которые бесновались и неистовствовали по всей галактике.

Солдаты, пограничники мятежного правительства, захватившего власть на Фералисе IV, резко вытянулись, когда среди них появился офицер, который уставился на Сергия. Карий отметил, что на кепи офицера нет стилизованного изображения фералийского драконопаука. Палец на спусковом крючке расслабился. Офицер не был той целью, которую они ждали. Карий не позволил бы жертве Сергия оказаться напрасной.

Карий мог оценить чувство долга и верность, двигавшие Сергием, лучше, чем большинство иных. Как и Сергий, Карий никогда бы не стал полноценным членом ордена и не облачился бы в силовой доспех истинного Приносящего Войну. Когда к его телу приживляли черный панцирь, что– то пошло не так, и плоть отторгла нейроинтерфейс, который бы позволил взаимодействовать с комплектом силовой брони, как будто это вторая кожа. Тело отвергло последний из имплантатов, приговорив Кария оставаться среди неофитов, чтобы обучать и наставлять их, продвигая туда, куда бы никогда не смог попасть сам учитель.

Карий приучился довольствоваться своей долей и ценить то, что все же может действовать вместе с боевыми братьями. Он мог оценить, насколько хуже было Сергию – кандидату, который нес службу в отделении скаутов под началом сержанта на протяжении последних десяти лет. Тело того оказалось куда менее пригодным и отторгло нейроглоттис при имплантации в ротовую полость. Апотекарии ордена смогли спасти человеку жизнь, однако ценой лишения дара речи и надежды когда– либо стать Приносящим Войну. Безмолвным останкам позволили послужить ордену рабом, тружеником– нонкомбатантом на одном из ударных крейсеров Приносящих Войну.

Фералис IV подарил Сергию возможность выполнить для ордена более важную работу. Почти два столетия власти мятежников над планетой превратили ее в настоящую крепость. Пять лет назад мир отбил экспедицию Имперской Гвардии. Эта неудача стала полезным уроком для Приносящих Войну, она указала на сильные стороны фералийской обороны.

И выявила ее слабости.

Карий спокойно, словно лед, наблюдал, как фералийский офицер пнул Сергия по голове, и шлем из армапласта покатился в пыли. Все пограничники расхохотались, их веселый говор буквально бил сержанту по ушам. Он видел на дисплее, встроенном в окуляр на левом глазу, что хронометр неуклонно ведет отсчет. Если цель не покажется в ближайшее время, операцию отменят, и Приносящим Войну придется искать иной путь.

Три недели Карий и его отделение бродили по дальним районам квадранта «Лазурь», как Приносящие Войну обозначили огромный участок пустыни, накрывавший экватор планеты. За это время космодесантники прикончили больше двух сотен людей, укладывая тех издалека при помощи игольчатых винтовок. Они всегда убивали с осторожностью, стараясь создать иллюзию работы снайпера– одиночки. И всегда заботились о том, чтобы оставить свидетельства иномирового происхождения этого снайпера.

Три недели они подрывали дисциплину и решимость пограничников, расшатывая власть командиров одновременно страхом и ненавистью. Все старания армии мятежников уничтожить невидимого убийцу проваливались. Отчаявшись, они даже прибегали к артобстрелам и авианалетам по тем областям, где подозревали убежище снайпера. После каждого нападения космодесантники затихали на несколько дней, усыпляя бдительность пограничников иллюзией безопасности и убеждая, что угроза уничтожена. А затем били снова с другой стороны, и по рядам бунтовщиков распространялась паника.

И вот теперь фералийцы пристально разглядывали Сергия, полагая, что охота действительно завершена. Было нелегко сохранять рабу Ордена жизнь на протяжении этих недель, выжимая его скудные запасы выносливости, чтобы держать темп хотя бы неофитов Приносящих Войну. Карий видел, что с каждым днем внутри Сергия нарастает чувство вины и осознание, что его слабость становится еще одним бременем для космодесантников. Когда настал миг жертвы, Сергий принял свою роль с благодарностью.

После финального нападения «снайпера» Карий оставил свидетельства того, что истребленные пограничники ранили своего убийцу. След иномировой крови привел фералийцев к телу Сергия и подготовленному Карием полю боя. Теперь оставалось только ждать, когда покажется командующий квадранта «Лазурь». Полковник служил офицером в фералийской ЧК, пока не перешел на службу в армию. Было очевидно, что после всех проблем, которые снайпер создал его войскам, полковник прибудет лично осмотреть мертвеца в естественных условиях, которые его аналитический ум сочтет местом преступления. Подобная реакция прогнозировалась психологическим портретом, разработанным когитаторами Ордена на основе данных разведки, выкачанных из фералийских передач.

Как только тот прибудет, Карий постучит по бусинке вокса на горле. Они с Зосимом откроют огонь одновременно, уничтожив полковника мятежников жестоким перекрестным обстрелом. В это же время брат Домициан и остальное отделение начнут подрывать заряды, заложенные в узле связи пограничников.

Лишившись связи и руководства, квадрант «Лазурь» погрузится в неразбериху. Возможно, порядок восстановится уже через несколько часов, однако у пограничников не будет этого времени. Без командования и связи разбросанные по пустыне защитные батареи не смогут вести скоординированную атаку, когда начнется спуск десантных капсул Приносящих Войну Императора. Как только космические десантники совершат высадку, участь Фералиса IV будет решена.

Мятежный мир очистят болтером и цепным мечом, вернув обратно в свет Империума. И все благодаря жертве человека, лишенного великой судьбы.

Карий улыбнулся, заметив, что к Сергию приближается высокий офицер с фералийским драконопауком на кепи.

– За тебя, брат, – прошептал сержант, и его палец вдавил спуск.