Похороненные тайны (Надвигается буря: Падение Кадии)

Материал из Warpopedia
Версия от 19:16, 16 января 2020; Shaseer (обсуждение | вклад) (Новая страница: «Вдали от Кадии, среди запылённых пустошей Эриада VI, полувековые труды грозили обернутьс...»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вдали от Кадии, среди запылённых пустошей Эриада VI, полувековые труды грозили обернуться ничем.

На протяжении тысячелетий считалось, что система Эриад лишена какой-либо ценности. Её планеты, опалённые радиоактивным сиянием яростной звезды, не обладали ресурсами, ради которых стоило бы начинать колонизацию. Особого стратегического значения она также не имела. В начале М32 Имперский ВКФ разместил над Эриадом VI наблюдательную станцию, и мир некоторое время использовался в качестве сборного пункта, но был заброшен после того, как в М34 по системе прокатился Четвёртый Чёрный крестовый поход Разорителя. Учитывая, что под угрозой вторжения Абаддона оказалась великая цитадель Кромарха, главное командование Флота не желало распылять ограниченные силы ради охраны столь малоценной заставы. Оборона Эриада VI закончилась практически с первым же залпом изменников, и войска Разорителя устремились дальше.

Эриад не появлялся в отчётах писцов Администратума почти шесть тысяч лет, пока эксплораторский корабль «Блуждающее око», попавший в варпшторм Стораэль, не совершил там экстренный переход в реальное пространство. Капитан звездолёта, запертого бурей в системе, принял решение тщательно обследовать её планеты. Он обнаружил, что в далёком прошлом поверхность Эриада VI подвергалась массированной бомбардировке. В ходе углублённого изучения выяснилось, что по северному континенту мира разбросаны фрагменты техноартефактов неизвестного происхождения, а под землёй сокрыты ещё более загадочные объекты. Оставалось неясным, почему такие сокровища не заметили во время имперского присутствия в системе, но капитан «Блуждающего ока» предположил, что секреты Эриада VI открылись только после той самой бомбардировки.

Варп-шторм утих до завершения исследований, поэтому эксплораторское судно, давно запаздывающее к месту назначения, передало доклад о своих находках и покинуло систему, такую же безлюдную, как и в день прибытия. Вскоре это изменилось.

В последующие годы Эриад посетили два флота. Первый принадлежал сборному конклаву архимагоса Велизария Коула. Изначально его корабли направлялись в другое место, но, получив по дороге отчёт «Блуждающего ока», Коул возжелал разгадать тайны, погребённые под изрытой оболочкой Эриада VI, и приказал сменить курс. Древний техножрец провёл большую часть последних десяти тысячелетий в однообразных занятиях на Марсе, и стремление к новым открытиям оказалось для него неодолимым. Разбив лагерь в богатых артефактами полях северного континента, Велизарий приступил к тонкой работе по извлечению и анализу объектов. Его находки имели всевозможные размеры: одни были не крупнее сервочерепа, другие возвышались даже над катафронами, которые безмолвно охраняли места раскопок. Догадаться о назначении расплавленных и потрескавшихся артефактов было непросто, однако их секреты манили Коула, и он решил искать ответы в недрах коры Эриада VI.

Именно тогда в системе появилась вторая армада.

Техножрецы Велизария прибыли в систему ради обретения новых знаний. Новые же гости – зеленокожие, которыми безжалостно командовал большой мек Гангрек, – явились туда, потому что засекли звездолёты самого Коула. Орочий вождь мечтал захватить корабли механикусов и обрести флот, соответствующий его амбициям. Вышло, однако, что он откусил намного больше, чем мог прожевать. Космолёты-развалюхи Гангрека были уничтожены в свирепом сражении на низкой орбите, и экипажи избежали гибели в огне, только эвакуировавшись в последнюю минуту посредством телепортов. Велизарий, довольный победой, которая вполне соответствовала расчётным параметрам, вернулся к раскопкам.

Парни Гангрека быстро приспособились к высокому уровню радиации на Эриаде VI; больше того, они расплодились на планете. Защищённые от грозных орбитальных ударов постоянными пылевыми бурями, орки то и дело атаковали лагерь Коула. Во время налётов они захватывали остовы техники и устройства, которые переделывали для новых нужд, как и обломки убойного крузера, продолжавшие падать на эридийские пустоши.

Адепты Велизария не понимали, какому общему замыслу подчинены эти нерегулярные набеги – во многом потому, что у Гангрека в принципе не имелось конечной цели. Этот мек был непредсказуемым даже по орочьим стандартам, и худшего врага для методичных, скрупулёзных воинов Омниссии не существовало. Они не могли одолеть непредсказуемого противника. Патрули скитариев снова и снова гибли в засадах. Железные верхоходы преодолевали пылевые вихри для атак на передовые заставы чужаков, но находили только заминированные бараки, и в это же время зеленокожие нападали на перевалочные бастионы самих кавалеристов.

Наконец Коул заставил себя оторваться от изысканий и во избежание катастрофы взял кампанию под личный контроль. Понимая, что в капкане на Гангрека должна лежать очень соблазнительная приманка, архимагос приказал сбросить очередные грузы снабжения на самую границу лагеря. В изменчивой войне на Эриаде был только один неизменный фактор – жадность мека, и Велизарий планировал воспользоваться ею.

Так парни Гангрека, штурмовавшие посадочное поле, обнаружили, что транспортное судно забито не припасами, а поджидающими чужаков скитариями. Вспыхнувшая битва затянулась до середины морозной эридийской ночи; грохот стрелял и боевые рыки орков смешивались с размеренным треском оружия скитариев и машинным арго электрожрецов.

Под началом Коула воины Адептус Механикус одержали первую настоящую победу с того момента, как зеленокожие высадились на Эриаде VI. Лагерь техножрецов устоял, хотя исход боя висел на тончайшем волоске. Поворотной точкой стала гибель Гангрека, испепелённого лучами солнечного атомизатора Велизария. Но, пусть ксеносы и отступили, ещё тысячи их оставались за электродуговыми оградами. Коул чётко понимал, что теряет контроль над планетой. Обдумав все возможности, он с сожалением решил бросить раскопки и вернуться к изначальной миссии, ради которой покинул Марс. Велизарий слишком долго потакал собственному любопытству, из-за чего подверг опасности ценный груз на борту своего корабля и забыл о долге перед техножречеством. Отдав приказ об эвакуации, он в последний раз лично спустился в туннели.

Коул провёл рукой по гладкому чёрному осколку. О, если бы он мог задержаться здесь! Состояние найденных артефактов улучшалось по мере того, как механикусы углублялись в недра Эриада VI. Возможно, до великого открытия оставались дни, а то и часы.

– Нет.

Нужно проявить терпение. Какие бы сокровища ни таились внизу, они могут подождать. Нельзя больше рисковать реликвией, хранящейся на борту его ковчега Механикус.

– Я вернусь позже.

Адепты Коула обрушат туннели, чтобы его трофеи не попали в лапы оркам. И потом, в славный день возвращения архимагоса, чужаки разбегутся пред гневом Омниссии.

Велизарий повернулся уходить, но вдруг замер в неуверенности. Он обвёл взором пещеру: глазные линзы щелкали и жужжали, выискивая объекты в тенях. Вокруг никого не было, но чутьё подсказывало ему иное. И не только чутьё. Что это, едва слышный смех?

– Покажись!

Тени шевельнулись. Коулу показалось, что он видит женщину под капюшоном, в безликой маске, что клубится подобно дыму.

Реакция архимагоса была автоматической. Его имплантаты плавно перестроились в боевой режим. Энергия хлынула в системы атомизатора, будто кровь, снова заструившаяся по онемелой конечности. Двоичные данные заполнили свободные ячейки в разуме техножреца, прорицающие алгоритмы начали поиск уязвимых мест нарушительницы.

Она подошла ближе.

– Ты забыл меня, Велизарий?

Коул просеял минипакеты данных, архивированные на третьем слое его личности. Там нашлись фрагменты воспоминаний и имя – Ходящая-по-покрову.

Инфовспышка внезапно озарила разум техножреца. Эта женщина явилась в его кузницу на Марсе, где Велизарий посвятил так много лет своему заветному труду. Она заставила архимагоса отправиться в путешествие, доставить бесценный груз к давно определённому месту назначения.

«Время пришло», – прошептала она тогда, и Коул вынужден был подчиниться. Как странно, что он не вспоминал о той встрече до нынешнего момента.

Маска теневидицы застыла, приняв обличье, которое Велизарий в последний раз видел тысячелетия назад. Образ продержался несколько секунд, затем рассыпался калейдоскопом танцующих бликов.

– Ксенос, если ты здесь, чтобы напомнить о давних обещаниях, то ты опоздала. Мой флот и так уже готовится к отбытию, – произнёс техножрец.

Силандри Ходящая-по-покрову рассмеялась.

– Музыка предназначения меняется. Если танцоры не выучат новые па, то сгинут в умолкающих нотах.

Коул непонимающе уставился на неё.

– Я пришла сказать тебе: продолжай копать, – добавила арлекинша перед тем, как исчезнуть в ярком сиянии.