Связанная душа / Soulbound (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Связанная душа / Soulbound (аудиорассказ)
Soulbound.jpg
Автор Джордж Манн / George Mann
Переводчик Translationmaker
Издательство Black Library
Год издания 2018
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать EPUB, FB2, MOBI
Поддержать проект

Сюжетные связи
Входит в цикл Капитан Кельд
Предыдущая книга Бремя / The Geld
Сюжетные связи
Входит в цикл Инквизитор Саббатиэль
Предыдущая книга Каршаратская мерзость / The Karsharat Abomination

Действующие персонажи:

Кельд — теневой капитан

Иллит — теневой капитан

Артарикс — теневой сержант

Мордрен — капитан Рыцарей Ворона

Бледхейм — зловещий дознаватель

Саббатиэль — инквизитор

Амарини Лет — имперская военнослужащая

Старый астропат


(Шрайк и Кельд идут по Шпилю Воронов)

(Вдали каркают вороны)

Кайваан Шрайк: Я чувствую твое беспокойство, Кельд. Что тебя тревожит?

Кельд: Ничего, магистр ордена.

Кайваан Шрайк: Это рана. Я вижу, что она терзает тебя.

Кельд: Это просто царапина.

Кайваан Шрайк: И все же она гноится, и не реагирует на лечение. Я видел такие раны раньше, гнусный след проклятого клинка. Ты должен оставаться крепким как телом, так и духом, если хочешь перебороть эту дьявольскую инфекцию.

Кельд: Я остаюсь в строю. Я готов выполнять свой долг.

Кайваан Шрайк: Да, я вижу.

Кельд: В таком случае… позвольте спросить, для чего вы вызвали меня сюда, на Освобождение, магистр ордена?

Кайваан Шрайк: Я хочу узнать о Делефроне, и о том, что произошло во время миссии.

Кельд: Отчет о задании… он не отвечал требованиям?

Кайваан Шрайк: Нет, сейчас я нахожусь в сложном положении, Кельд. Фрагменты сообщения, которое ты восстановил, требуют более детального рассмотрения. Они говорят о постороннем вмешательстве в наши действия. И я пытаюсь понять роль этих изменений в том, что произошло и том, что может произойти.

Кельд: Тогда я сделаю все, что в моих силах, что бы это разгадать. С чего мне начать?

Кайваан Шрайк: С истока всех этих рассказов. Здесь, в Шпиле Воронов.


Кельд: Полагаю, вы слышали донесения о секторе Пардеморен, братья? За еретиком, Масиком отправили четвертую роту, контроль над сектором восстановлен. Предатели бегут к своим гнусным гнездам в поисках укрытия.

Иллит: Да, Кельд. И все же война продолжается. Моя рота вынуждена держать оборону из-за бесконечного потока непонятных тварей, ползущих из тёмных уголков варпа. Боюсь, я с снова должен отправлять их в бой, против этих ужасов.

Мордрен: Иллит прав. Среди Вурдалачьих звёзд Рыцари Ворона столкнулись с кабалом мутантов, чья сила и коварство растет. Необходимо подавить этот культ.

Кельд: Я тоже покинул свою роту в разгар битвы, Мордрен. Мы осадим Куаморис, там зеленокожие собирают свои силы. Это смутные времена. Наши враги становятся все более отчаянными и опасными.

Кайваан Шрайк: В этом ты прав, Кельд.

Кельд: Магистр ордена?

Кайваан Шрайк: Сейчас все вы нужны нам как никогда. Освобождения достигла очень важная для ордена информация. Она попала в руки аколита, служащего инквизитору Ордо Еретикус. Дознаватель путешествует по пустошам Делефрона на борту огромного магнитного поезда, движущегося вокруг планеты. Если он достигнет пункта назначения…

Кельд: Тогда инквизитор завладеет информацией, содержащейся в сообщении.

Кайваан Шрайк: Именно. Я должен скрыть это сообщение от чужих ушей.

Иллит: Выступить против Ордо Еретикус, разве это само по себе не ересь?

Кайваан Шрайк: Этого не должно произойти.

Артарикс: Тогда что вы предлагаете сделать?

Кайваан Шрайк: Вы должны проникнуть в поезд и незаметно выкрасть послание. Дознаватель не должен пострадать. Мы не должны дать инквизитору повода сомневаться в наших мотивах. Мы праведны в глазах Императора. Мы стоим выше упреков.

Артарикс: Что на счет наших братьев и конфликтов, в которых они участвуют? Мы были отозваны из сражения для поиска этого сообщения?

Кайваан Шрайк: Содержание этого послания может подорвать устои ордена. Вы обязаны преуспеть.

Иллит: В таком случае наш путь свободен. Мы отправимся на Делефрон в течении часа.

Кайваан Шрайк: Пусть Коракс направит ваши руки.


Старик: Шёпот… Шёпот… Молчаливая пустота, алебастровая тьма, объединяющаяся с жизнью. Черноглазая улыбка и обещания, обещания, обещания… ничего, кроме смерти… Шёпот… Шёпот…

(Входящее вокс-сообщение)

Бледхейм (через вокс): Инквизитор Саббатиэль?

Старик (на расстоянии): Шёпот…

Саббатиэль (через вокс): Бледхейм, каков твой статус?

Бледхейм (через вокс): Все идет по плану, мой лорд. Я сел в маглев, вместе с нашим «гостем».

Саббатиэль (через вокс): Это он тараторит на заднем плане?

Бледхейм (через вокс): Да, мой лорд.

Саббатиэль (через вокс): Ты не мог бы его заткнуть?

Старик (на расстоянии): Ничего кроме смерти…

Бледхейм (через вокс): Я пробовал успокоительные, но химические вещества лишь распаляют его ведения. Я подозреваю, что его мозг был поврежден из-за постоянного контакта с варпом.

Саббатиэль (через вокс): Занятно, просто попробуйте доставить его в целости. Сообщение, которое вы доставляете, является достаточно ценным, что бы привлечь ненужное внимание.

Бледхейм (через вокс): Понял. Конец связи.

(Закрытая вокс-передача)

Старик: Шёпот… Шёпот… Шёпот…

Бледхейм (начинает пытать Старика): Что ты знаешь? А? Что у тебя там крутится?

Старик: Нет… Нет… Останови это… Выключи свет, ослепляющее огни… Шёпот…

Бледхейм (вздыхает): Неважно, мы скоро все выясним. Вам понравится секреты из моей маленькой коробочки.


Мы упали с неба, как кремни, брошенные в бесконечную темноту ночи. Магнопоезд под нами скользил по бесплодным пустыням, словно серебряный змей, его движение создавало огромные струи пыли в тусклом свете. Это была огромная лента из блестящего металла, гладкая река в пустоши. Должно быть, состав состоял из сотни вагонов и перевозил в тысячу раз больше мирных жителей. Где-то в одном из этих вагонов было послание, которое мы искали.

Иллит: Цель достигнута, построение «Корвус».

Кельд: Принято.

Иллит: Победа или смерть!

Космические десантники (все вместе): Победа или смерть!

Мы спустились ниже, скользя по ветряным потокам, спускаясь на минимальной тяге наших прыжковых ранцев, кружась, словно птицы-падальщики. Вскоре маглев двинулся нам на встречу, его выпуклая адамантиевая крыша блестела в лунном свете.

Иллит: Приготовьтесь! У нас есть только одна попытка. Мордрен!

Мордрен: Выхожу на финальную траекторию спуска.

(Космические десантники приземляются на поезд)

Мордрен: Я на месте.

Иллит: Кельд?

Кельд: Подтверждаю. Я на месте.

Иллит: Артарикс?

Артарикс: Да, теневой капитан!

Я наблюдал, как Артарикс нырнул в тень, казалось, что его чёрная броня поглощает лунный свет, он был чернильным пятном, грозовым облаком, готовым высвободить бурю. Когда он приблизился, я увидел, как он развернулся, мгновенно угодив в воздушный поток. Он пригнулся, пытаясь компенсировать наплыв, но его захлестнуло. Артарикс широко развернулся, внезапно исчезнув из поля зрения в тени крыши магнитоплава.

Кельд: Артарикс!

Я пробежал по крыше, примагнитил сабатон к поезду, прежде чем осмотреться. Артарикс потерял контроль, попав в зону низкого давления маглева, он несколько раз ударился об борт гремящего вагона.

Артарикс (ударившись о вагон): Нет! Нет! Кельд!

Кельд: Используй свой прыжковый ранец, на максимальной тяге!

Мордрен: Ты в своем уме? Это убьет его! Он угодил в магнитный колодец поезда. Его разорвет на куски. Он не сможет выдержать силу…

Кельд: Он Гвардеец Ворона…

Иллит: Артарикс, делай, как сказал Кельд.

Артарикс: Есть, капитан!

(Артарикс активирует прыжковый ранец)

Я прикрыл лицо, когда прыжковый ранец Артарикса окутало реактивной струей из сопел. Вначале ничего не выходило, Артарикса затягивало вниз, и я боялся, что обрек своего брата на смерть под корпусом магнитного поезда. Но затем прыжковый ранец сработал, освободив его из захвата маглева и отбросив в сторону. Мордрен и я наблюдали за тем, как Артарикс пытался восстановить контроль. Иллит бросился ему навстречу, и схватил за руку помогая восстановить равновесие, они вместе приземлились на крышу поезда, и воссоединились с группой.

Мордрен: Похоже, вороны действительно умеют летать…

Артарикс: Кровь Ворона, спасибо тебе за совет, Кельд.

Иллит: Кельд, найди нам точку входа. Я не хочу оставаться здесь дольше, чем необходимо.

Кельд: Да, теневой капитан.

Иллит: Мордрен, проверь командную частоту, нужно убедится, что мы не обнаружены.

Мордрен: Есть! За Коракса, братья!

Иллит: Пока что удача была на нашей стороне. Теперь сфокусируемся на задании: искать, обнаружить, извлечь.


Мы проникли в поезд через служебный люк в дальнем конце вагона. Перед нами громыхал двигатель, огромная, архаичная вещь питающая поезд. Даже самый посвященный адепт культа Механикус с трудом смог бы понять его принцип работы. Мы скользили сквозь тени, отбрасываемые контейнерами размером с небольшой склад. Призраки, среди ящиков с провизией. В воздухе витал запах неизвестных специй и подгнившего мяса — скудный провиант для беженцев и солдат.

Иллит: Продвигаемся в тени.

Кельд: Как ворон на охоте.

Иллит одним броском оказался перед нами, выйдя из-за кучи ящиков, он жестом показал Мордрену подойти к двери, ведущей в соседний вагон. Теперь мы действовали инстинктивно, поддерживая связь через закрытый вокс-канал, и сосредоточившись только на выполнении миссии. Мы проверим каждый пассажирский вагон, тихо и методично, пока наша добыча не будет найдена. Затем Иллит вызовет «Грозового ворона», который крейсирует на низкой орбите, и мы быстро эвакуируемся.

Мордрен подошел к двери, он держал руку на рукояти болт-пистолета, в кобуре, на поясе. Через мгновение он повернулся к Иллиту, выражение его лица было угрюмым.

Мордрен: Братья, от этого вагона разит зловонием Хаоса.

Иллит: Отойди.

Иллит молча подошёл к двери, в его кулаке был зажат боевой нож, он бросил взгляд через смотровое отверстие в перегородке и кивая отступил.

Иллит: Мы не одни на этом поезде — я чувствую грязных существ, испорченных Хаосом.

Кельд: В таком случае, план изменился.

Иллит: Пока нет, наша цель осталась прежней: найти дознавателя и извлечь послание.

Я кивнул в знак согласия, и последовал за Мордреном, когда тот открыл дверь плечом, его массивный нож покоился в руке. Нас приветствовала сильная, всепроникающая вонь разложения.


(Жужжание мух изнутри контейнера)

Кельд (через вокс): Вы правы, Мордрен. Пассажиров этого вагона отравило что-то потустороннее.

Большинство пассажиров оставались на своих местах, их раздутая кожа пузырилась и сползала. Их губы полосами отрывались от зубов, а жёлтые глаза распухли от гниения. Некоторые из них все еще двигались, но уже не по собственной воле.

Мордрен (через вокс): Смотрите, они копошатся, среди личинок… Зараженные… Их грудные клетки раздуваются и сдуваются в какой-то гротескной пародии на дыхание. Во имея Императора…

В проходе, перед нами лежало тело мужчины, его туловище полностью разложилось до уровня пояса. Даже его одежда сгнила, превратившись в тряпьё, плоть отслаивалась длинными лентами, обнажая грудную клетку, в которой слышалось слабое биение сердца. Гиль потекла из его рта, когда он потянулся к нам, своими скелетообразными пальцами.

Иллит (добивая гниющую фигуру): Я видел подобные мерзости раньше, глубоко в Саргасианских Впадинах. Они были отвратительной заразой Чумного бога. Похоже мы делим этот поезд с нашими братьями-предателями.

Мордрен (через вокс): Значит, они будут уничтожены, вагоны обагрятся их кровью.

Иллит (через вокс): Нет, мы захватим нашу цель и все проясним. Как только мы завершим нашу миссию, маглев будет уничтожен с орбиты, и предатели вместе с ним.

(Еще один вздувшийся труп стонет поблизости)

Мордрен (через вокс): Я засек движение.

Иллит (через вокс): Мы выдвигаемся сейчас же. Если наши враги на борту, они могут узнать о нашем присутствии.

Неумолимый взгляд Иллита на мгновение остановился на мне, а затем он направился вперед, двигаясь, словно дым во тьме. Я зашагал вперёд, направляясь к соседнему вагону, попутно раздавливая останки растянувшихся на полу мертвецов.

Артарикс (через вокс): Здесь тоже самое. Воняет гнилью и смертью.

Иллит (через вокс): Несёт предателями.

В вагоне присутствовали те же черты, что и в предыдущем. Пассажиры лежали, в виде абстрактных позах смерти, их сморщенная кожа испещрена бубонами, пока мы наблюдали, высохшая кожа стягивалась на их черепах, рассыпаясь в пыль. Лампы здесь так же были повреждены, они постоянно отбрасывали длинные тени. В левой части вагона виднелась большая рваная дыра, ее края подверглись коррозии и обесцвечиванию.

Мордрен (через вокс): Будьте осторожнее, что-то ждет в темноте.

Я переместил взгляд на точку, которую Мордрен держал на прицеле. Сзади она выглядела, как женщина. Она стояла в проходе, спиной к нам, девушка слегка сгорбилась, ее плечи были подтянуты к шее, как будто она обнимала себя, пытаясь спрятаться от ужаса, окружавшего ее. Она качалась взад-вперёд, в такт движения поезда.

Мордрен (через вокс): Подождите здесь, братья.

Артарикс (через вокс): Стой, Мордрен! Она еще может рассказать нам о том, что здесь произошло.

Мордрен (через вокс): Мы знаем, что здесь произошло, Артарикс. Помяни моё слово, она запятнана порчей.

Артарикс (через вокс): В этом случае она умрет, но дай нам возможность убедится наверняка.

Артарикс: Смертная! Обернись, медленно!

Я взял болтер на изготовку. В начале женщина никак не отреагировала на слова Артарикса. Я положил палец на спусковой крючок. Что-то здесь не так. Затем голова женщины медленно повернулась в сторону мерцающего света, она было слишком напугана, что бы посмотреть в нашу сторону.

Артарикс шагнул ближе.

Артарикс: Повернись, сейчас же! Это последнее предупреждение!

Он протянул руку к ее плечу. Женщина развернулась на месте, показав свою сущность. То, что в начале казалось одеждой, теперь превратилось в тугие, кожистые крылья, заполнившие пространство вагона, по бокам существа.

(Крик раптора)

Раптор встал в полный рост, пока не мере став ростом с Мордрена. Он было худым и скелетообразным, кости выглядывали сквозь обнаженные участки кожи. Руки и ноги существа оканчивались острыми когтями, из искривлённых костей и кожи, существа смотрело на нас. Лицо, которое когда-то было человеческим, теперь напоминало морду летучей мыши, трухлявую и наполовину разложившуюся. На существе были изодранные остатки силовой брони, ободранные печати чистоты пробудили во мне ярость. Когда-то этот космический десантник служил Империуму, но теперь Хаос превратил его в чудовище.

Артарикс: Скверна!

Тварь двинулась вперед, передвигаясь с удивительной ловкостью. Я выпустил очередь, град болтов обрушился на левую часть груди существа, пробив хрупкие кости. Но раптор продолжал продвигаться, когти изменника вспыхнули, когда он бросилось на Артарикса.

Мордрен: Назад!

Мордрен совершил выпад, проделав дыру в животе существа. Существо зашаталось, кишки сползали по бёдрам, источая трупный смрад. Тварь взвизгнула, и взмахнув крыльями направилось к рваной дыре в стене вагона.

(Раптор разбивает стекло и покидает вагон)

Тварь скрылась в клубах пыли прежде, чем Мордрен ее настиг.

Мордрен: Это дело рук трусов, изменников…

Артарикс: Вместо того чтобы встретится с моим мечем, он бежит…

Кельд: Эти существа не действуют в одиночку, на этом порченном поезде могут быть и другие.

Артарикс: Что они ищут? Они не могли предвидеть наше появление.

Мордрен: Я не верю в совпадения. Могут ли они, охотится за нашей целью?

Иллит: Да, это может быть правдой. В независимости от причины их появления, они подвергают наше задание риску. Мы должны помнить слова магистра ордена. У нас нет права на ошибку.

(Рёв монстра)

Артарикс: Мордрен, сзади!

Мордрен повернулся, его меч вспыхнул, но было слишком поздно. Раптор нырнул через дыру в стене, его когти проникли глубоко в броню, крепко сжав Мордрена.

Мордрен (стонет): О… Ах… Грязный еретик, отпусти меня!

Через несколько секунд тварь утащила его с собой, в небо.


Звуки далекой битвы… Женский крик, многочисленные выстрелы.

Старик (шепотом): Тьма и ночь… Вера и смерть…Круг внутри кругов…

Начальник поезда: О, с дороги! Разве вы не видите, что здесь происходит? Маглев атакуют!

Бледхейм: Да, я это вижу. Пожалуйста, извините моего собеседника. Он немного… встревожен.

Начальник поезда (нервничая): Встревожен? Мы все чертовски встревожены. Вы видели те вещи?

Бледхейм: Существ из ночных кошмаров? Всех и каждого!

Начальник поезда: Не стойте столбом! Мне нужно предупредить машиниста, и быстро! Мы должны остановить поезд.

Бледхейм: Ох, я так не думаю. Поезд должен достичь пункта назначения, это гораздо важнее.

Начальник поезда: Вы спятили? Мы все погибнем!

Бледхейм: Боюсь, что это неизбежно, в конце концов, мы все погибнем.

Старик (шёпотом): Круги внутри кругов… Смерть и жизнь… тьма и свет…

Бледхейм: В самом деле.

Начальник поезда (достает пистолет из кабуры): Отойди в сторону, или мне придётся применить силу.

Бледхейм: О, я не думаю, что до этого дойдёт.

(Бледхейм вводит начальнику поезда какое-то ядовитое вещество)

Бледхейм: По моему опыту, такие грубые методы редко когда пригождаются.

Начальник поезда (стонет): Что? Что вы наделали? Что вы вкололи?

(Начальник поезда падает на землю)

Бледхейм: Видишь? Неизбежно…

Старик (шепчет): Белое и черное… Вороны поют…

Бледхейм: И вы тоже, мой друг! Вы тоже начнёте.

(Бледхейм открывает дверь)

Бледхейм: Входи. Думаю, пришло время найти более подходящее место для нашей приватной беседы, не так ли? И тебе действительно стоит прекратить марать стены…


Мордрен: Умри, адское отродье!

Я побежал к задней части вагона. Высоко над поездом Мордрен боролся с раптором, когти которого проникли глубоко в борозды на его броне. Я пытался прицелится, и выпустив несколько очередей уничтожить крыло Монстра. Но бестия была неуловимой, двигалась слишком быстро и пряталась за огромными клубами пыли, вздымаемыми поездом. Риск задеть Мордрена был слишком высок.

Мордрен: Я искупаюсь в твоей крови, жалкий еретик!

Раптор все еще разрывал Мордрена, прижимая его деформированными ногами. Мордрен бился, изо всех сил пытаясь найти угол для контратаки. Он развернул руку, нанося многочисленные удары за спину, пытаясь задеть противника. Но предатель уклонялось от каждого удара.

Артарикс: Здесь! Друг!

Я обернулся, что бы увидеть, как вторая тварь вырвалась из песчаной бури. Его крылья откинулись назад, когда он бросился на нас. Странное оружие в его когтях разбрызгивало едкую кислоту, шипевшую при попадании на маглев и оставляя отметины на его крыше.

Иллит: Займись этим! Я иду к Мордрену.

Иллит совершил роковой прыжок через дыру в стене вагона, развернувшись в направлении песчаных облаков. На мгновение он пропал из поля зрения, затерявшись в песчаной буре, через секунду грохот его прыжкового ранца сигнализировал о дальнейшем плане действий, оставляя за собой столпы песка, Иллит поднялся к Мордрену. Я рванул к укрытию и перекатился, поток кислоты подтопил боковую часть вагона, стекая с пробоины в стене. Сиденья, пол и люди превратились в бурлящую пену. Я встал на ноги, вскинул болтер и разбив одно из смотровых окон схватил раптора за ногу, заставив того изменить траекторию и свалится.

Кельд: Иллит, этот направляется к тебе!

Иллит: Вижу!

Раптор остановил падения, и двигая крыльями стал подниматься, ловя потоки воздуха. Когда противник нацелил свое оружие на Иллита, тот уже спешил сократить расстояние между ними, сжимая в руке нож. Существо изогнулось, от выстрела Артарикса, он попал в левое крыло, от чего раптор стал терять энергию и запинаться в воздухе.

Иллит: Мерзкая тварь!

Увидев возможность, Иллит не мешкая вскрыл глотку раптора, обагрив крышу поезда темной кровью.

Мордрен и другой раптор боролись за превосходство в воздухе. Тварь обнажила клыки, намереваясь вскрыть ему горло, но Мордрен, откинув голову назад, разбил раптору лицо и сломал нос. Раптор пошатнулся, на время ослабив хватку и Мордрен описав широкую дугу ударил его мечем. Меч прорезал борозду между шеей и плечом, разделяя мышцы, плоть и кости. Крылья раптора содрогнулись, он выпустил Мордрена и сползая начал пикировать к земле, угодив в поле маглева, он быстро пропал из виду. Мордрен так же кувыркаясь, полетел вниз, не в силах выпрямится, для активации прыжкового ранца, он рухнул на крышу поезда.

Иллит: Мордрен!

Иллит активировал прыжковый ранец, войдя в резкое пике. Но боковые порывы ветра уменьшали шансы на то, что он сможет вовремя поймать падающего ворона.

(Мордрен кричит)

За секунду до срыва Мордрен изогнулся, и с нечеловеческим усилием вонзил меч в обшивку поезда, погрузив клинок по самую рукоять.

(Мордрен сползает с поезда)

После удара об борт сторону вагона, он потерял ориентацию. Но его руки по-прежнему крепко держались за рукоять меча, словно за якорь, последний рубеж, удерживающий его от падения в поток магнитного поезда.

Иллит: Здесь, Мордрен!

Иллит грохнулся на крышу поезда, дотянувшись до рукояти меча. Опустившись на колено он схватил Мордрена за предплечье и выдохнув поднял его на крышу поезда, рядом с собой.

Мордрен (тяжело дыша): Точно… вовремя, брат.

Иллит: Пошли, нужно спускаться с крыши. И, Мордрен…

Мордрен: Да…

Иллит: Не забудь свой меч.


(Карканье воронов)

Кайваан Шрайк: Наш бессознательные жесты, наши манеры, наши… они много о нас говорят, Кельд. Так что… Я вижу, что ты снова тянешься к ране на шее. Я знаю, что это тревожит тебя. Тем не менее, ты — космический десантник из Гвардии Ворона, а эта рана — всего лишь царапина. Значит, твои жесты выдают что-то, что ты пытаешься скрыть глубоко в себе.

Кельд: Простите меня, магистр ордена. Я не хотел отвлекать вас от доклада.

Кайваан Шрайк: Вовсе нет, Кельд. Я хочу знать, что у тебя на уме.

Кельд: Ничего, просто раздражение.

Кайваан Шрайк: Ну же, Кельд. Ты отказываешься говорить из страха?

Кельд: Страха? Я не знаю такого слова.

Кайваан Шрайк (улыбается): Нет, ты хорошо тренировался. Но страх проникает глубоко, прорывая каналы к душе. Ты, Кельд, боишься порчи. Ты беспокоишься о том, что гнойная рана на твоем теле, может каким-то образом помутнить рассудок. Ты боишься, что враги отметили тебя. И через эту метку отыщут слабость в твоей душе. Ты боишься моего осуждения. Ты боишься потерпеть неудачу, и этот страх вместе с неведением приближает тебя к собственному падению.

Кельд (нерешительно): Я… Нет, магистр ордена, эти слова не отражают мои мысли. Я… придерживаюсь правды. Я презираю еретика. В моей душе нет места страху.

(Кельд делает паузу, полную нерешительности и сомнений)

Кельд (нерешительно): Как вы и говорили, рана — пустяк. Я не позволю себе на нее отвлекаться.

Кайваан Шрайк: Хорошо, тогда продолжай молится.

Кельд: Как прикажите.

(Вороны каркают и улетают прочь)


В следующем вагоне были остатки небольшого отряда гвардейцев. Солдаты вели огонь через бойницы, обстреливая нескольких рапторов из своих лазружей. Их осталось шестеро: четверо мужчин и две женщины. Хотя трупы, по меньшей мере, четырнадцати неподвижно лежали на месте своей гибели. К их чести, два мёртвых раптора лежали среди них, что говорит о перемещении поля битвы. Человеческие трупы уже начали неестественно быстро разлагаться, хотя живые гвардейцы, казалось сопротивлялись чуме. Мы оставались в тени, невидимыми и незамеченными.

Артарикс (через вокс): Мы должны помочь смертным.

Мордрен (через вокс): Да, я не прочь разрубить ещё парочку уродов, до заката.

Кельд (через вокс): Мы мало чем можем помочь смертным. Они держат рапторов на расстоянии, по крайней мере, пока что. Эта проклятая чума разъедает поезд изнутри. Мы должны найди дознавателя, прежде чем он погибнет.

Артарикс (через вокс): Брат, мы все еще незнаем, чего хотят эти предатели. Нельзя оставлять их в живых.

Кельд (через вокс): И все же, магистр ордена был встревожен. Вы когда-нибудь видели его таким? Он обеспокоен содержанием этого послания. Мы обязаны выполнить наш долг.

Мордрен (через вокс): Разве мы не обязаны карать вестников предательства, где бы мы их не нашли?

Иллит (через вокс): Мордрен прав. Мы не можем пройти мимо. Мы останемся и сразимся.

Иллит (показывая себя гвардейцам): Кто здесь командует?

Шестеро гвардейцев обернулись, уставившись на Иллита, который возник сзади, словно призрак. Все уставились на доспех цвета сажи, показывая одинаково изумленные взгляды. Один из гвардейцев упал на колени, опустив взгляд. Женщина медленно подняла руку в приветствии.

Амарини Лет: Наш сержант мертв, мой повелитель, но я — Амарини Лет, приняла командование.

Иллит: В таком случае, позволь предложить вам нашу силу.

Амарини Лет: Император защищает, повелитель.

Капрал: Сир, они кружат над нами, вновь готовясь атаковать.

Амарини Лет: Оставайся на месте, капрал. И помни, целься в крылья.

Иллит: Мордрен, Кельд, возьмите правый фланг. Мы с Артариксом берём левый.

Мы заняли свои позиции у бойниц рядом с людьми, которые пытались следить за небом через песчаные облака, вздымаемые магнитным поездом.

Артарикс: Вижу одного! Там!

Раптор опустился левее, что бы затруднить ведение огня по крыльям. Он направлялся прямо к поезду.

Артарикс: Он приближается.

Я держал свою цель на мушке, ожидая, когда раптор подлетит ближе, ближе. Болтерный выстрел разорвал правое крыло существа, заставив его войти в неконтролируемое падение. Не в силах остановить своё падение, или изменить траекторию, он должен был появится прямо напротив моей позиции, там где я его уже ждал. Внезапно прогремел взрыв охвативший целую сторону вагона. Перегретые фрагменты адамантия вылетали из поезда. Это взрыв крак-гранаты. Мордрен шагал по обломка, стремительно размахивая мечом от бедра. Раптор взвизгнул, слишком поздно осознав, что его судьба предрешена. Меч Мордрена погрузился в его плоть, и голова чудища упала в песок. Мордрен вытолкнул остальную часть туловища из вагона, прежде чем повернутся к нам.

Мордрен: Сзади, брат!

Я обернулся, и увидел, как один из рапторов прорывается через амбразуру, на другой стороне вагона. Мертвый гвардеец был насажен на его когти. Раптор злобно ухмыльнулся и ввалился в вагон. Я вскинул свой болтер как раз в тот момент, когда жгучий огонь лазружей опалил лицо твари, казалось, что голова существа таяла, наполняя пространство трупным смрадом. Раптор рухнул. Обернувшись, я увидел, что Амарини Лет держит свое оружие.

Амарини Лет: Благодарим вас за помощь.

Я кивнул в знак согласия. Только что слева от меня Иллит и Артарикс избавились от, оставшегося раптора, добив выстрелом с близкого расстояния.

Иллит (вздох): Дело сделано.

Артарикс: Теперь…

Иллит: Да. Переходим к предыдущей цели, Артарикс. Их действия не имеют никакого смысла, если только они не хотят нас замедлить.

Артарикс: Думаете, что они разделили свои силы?

Иллит: Это единственное логическое объяснение. Они мешают нам, в то же время, ища что-то.

Артарикс: Послание.

Иллит: Возможно.

Иллит: В таком случае мы должны сосредоточится на задании. Мы должны искать дознавателя.

Артарикс: Мы отчасти потеряли элемент неожиданности.

Иллит: Да, но мы все еще остаёмся Повелителями Теней. Наш путь свободен. Амарини Лет, на борту этого поезда могут находится и другие твари.

Женщина посмотрела на оставшихся солдат, всех четверых. В ее глазах была гордость.

Амарини Лет: Так точно, сэр, мы останемся здесь и будем сохранять бдительность.

Иллит: Да направит Император ваши руки.


Мы брели по разваливающимся вагонам, сливаясь с тенями. Когда мы двигались, мы были едины с тьмой, словно дыхание смерти, смертельное и невидимое. Мы вышли из укрытия только для того, что бы вонзить клинки в глотки двух рапторов, прячущихся между вагонами. Каждый вагон был полностью под властью Чумного бога. Трупы дергались в судорогах, выплескивая массы извивающихся личинок или облака трупных насекомых, кормящихся на неестественно быстро сгнивших останках.

Мордрен: Что бы не искали предатели, их чума распространяется через смертных.

Кельд: Эта мерзость оскверняет все, чего касается. Если бы один из городов-ульев заразился этим зловонным ужасом, то сам Делефрон подвергся бы очищению.

Иллит: Маглев уже потерян. После завершения нашей миссии он будет уничтожен. Выживших не должно остаться. Зараза всепоглощающа.

Артарикс: Стой!

Перед мной Артарикс скользнул, что бы сохранить укрытие среди теней.

(Визжание раптора в следующем вагоне)

Он стоял за одной из стен. Его голова была наклонена в сторону, раптор с любопытством изучал едва видные отметины, выгравированные на краске. Какое-то время я наблюдал за ним, когда он удовлетворительно улыбнулся, гной сочился из уголков его губ. Он наклонился ближе, нюхая что-то за стеной, словно ощущая эти символы.

Я выдвинулся вперед, мое дыхание оставалось неподвижным. Я чувствовал, что мои браться наблюдают из тени. Я прокрался за спину твари, а затем одним быстрым выпадом вскрыл ему глотку, пролив горячую кровь на его нагрудник. Он сделал последний вдох и что-то пробормотал, пока я укладывал его на пол.

Иллит: Видите, здесь, на стене?

Артарикс: Знаки… Их форма примитивна, но это не должно вводить нас в заблуждение. Я видел такие метки раньше.

Мордрен: Вот что они ищут. Все, что породили эти метки, привлекло предателей.

Кельд: Значит на этом поезде больше, чем дознаватель с посланием.

Иллит: Возможно…

Артарикс: Если известия о послании проникли извне, то найдутся и враги, готовые разрушить мир ради обладания столь важной для магистра Шрайка информацией. Могут ли наши противники стремится использовать это против нас?

Иллит: Да.

Мордрен: В таком случае цель нашей миссии изменилась. Мы должны извлечь это послание, и уничтожить каждого, кто мог знать о его существовании.

Иллит: Согласен.

Иллит жестом приказал нам выдвигаться. Мы снова слились с тенями, а очертания вагонов казались размытыми, когда мы охотились в тишине.


(Жужжание мух)

Если у кого-то оставались сомнения по поводу того, что предатели хотели нас задержать, то обломки следующего вагона развеяли их. Здесь поработали творцы болезней, накачивая трупы пассажиров редким и сильным ядом, которые заставляли раздутые трупы цвести, словно растения, показывающие свои отвратительные споры.

Иллит: Стойте! Воздух здесь заражён, он словно загустел от спор. Видите как они разъедают нашу броню?

Иллит протянул руку, несмотря на то, что он вошел в вагон несколько минут назад, споры уже начали скапливаться на наручах и вокруг запястья. Там где они слиплись, доспех становился медно-зелёным, трескался и разъедался, словно что-то медленно пожирало керамит.

Мордрен: Я чувствую их тошнотворный эффект. Споры проникли через защиту и теперь пытаются ослабить наши тела.

Иллит: И нашу решимость. Споры прошли даже через наши шлема, система фильтрации здесь бесполезна.

Артарикс: Теперь понятно, что враги хотели нас задержать. Трупы были расположены таким образом, что бы мешать нам, заставить нас как можно дольше находится, в этой зловонной атмосфере.

Иллит: Да, но они не знают нас.

Мордрен (кашляя): Моя рана… Эти демонические споры нашли способ испортить мою кровь.

Иллит: Тогда мы найдем другой путь.

Кельд: Другой путь?

Иллит: Да, если мы не можем пройти, мы обходим.


Старик (шепотом): Черное и белое… И жизнь, и смерть… И боль, и удовольствие… Приближаются, приближаются, приближаются… Чудовища с почерневшими глазами.

Бледхейм: О, я бы хотел, чтобы ты успокоился.

Старик (шепотом): Из теней они прибудут беззвучно, принеся с собой только смерть. Тсс… Тсс…

Бледхейм: Прямо сейчас они идут за нами.

Старик (шепотом): Колеса, колеса… Жизнь и смерть… Поворот, руки против тьмы…

Бледхейм: Очень проникновенно. Ох, я не хотел спешить, но эти идиоты поймали меня за руку. За руку, а? Похоже моя игра слов непонятна вам.

(Бледхейм вздыхает, открывая ящик для пыток)

Бледхейм: Не берите в голову, а теперь… Что в моей маленькой коробке? Ах, теперь это действительно особые смеси. Они должны прояснить ваши мысли. Вы готовы?

Старик (шепотом): Они смотрят. Они могут видеть все это. Они здесь, даже если вы уверенны в обратном.

Бледхейм: Я приму это за согласие.

(Бледхейм вводит Старику другую инъекцию)

Старик (шепотом): Все еще…

(Старик начинает стонать, неспособный сделать глубокий вдох)

Бледхейм: В-о-от, ничего такого, просто маленький укол, который повысит твой синапсис. А теперь мне нужно ненадолго отлучится.


Мордрен: Отойдите!

(Взрыв)

Мы поднялись наверх через дыру в крыше, внезапный прилив воздуха очистил нас от миазм. Сопротивление воздуха, вызванное движением поезда, затрудняло передвижение. Казалось, что мы пробираемся через толщу воды. По обе стороны от нас стояла песчаная завеса, вздымаемая движением массивного транспорта. Тени далёких городов-ульев расцветали, становясь всё больше и угрюмее.

Иллит: Здесь один из рапторов.

Существо было убито недавно, прибито к крыше вагона собственным ржавым клинком. Его крылья хлопали на ветру, а голова свободно моталась из стороны в сторону. Один глаз все еще был открыт, а второй варварски выбит, он оставлял ровный след крови и ихора. Как тошнотворный родственник, он был измотан, истощен и покрыт тонкой кожей. Иллит коротко кивнул, и дал знак продолжать.

Мордрен: Братья, в небе!

(Визг раптора)

Я обернулся, и увидел двух существ, пробравшихся через облака пыли справа от нас. Я вскинул болтер и выпустил в них град снарядов, сохраняя равновесие на движущемся поезде.

Иллит: Сконцентрируйте огонь на крыльях! Снесите их, сейчас же!

Одно из существ рвануло вперёд, как вдруг его голова взорвалась, кровь, мозг и гной разметало по воздуху. Это был меткий выстрел Иллита. Существо мгновенно обмякло и умерло, прежде чем его смело порывом ветра. Я развернулся и выпустил три болта во второго раптора. Глотка твари раскрылась в мокрой, широкой улыбке, его голова откинулась назад, кровь хлынула из раны, и голова затерялась в клубящейся пыли. Тело с грохотом ударилось об борт поезда, и покатилось вниз, в пустыню.

Мордрен: Ещё один, за тобой!

(Артарикс кричит от боли)

Мордрен: Артарикс!

Я повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как третий раптор вырвался из облака пыли и пронзил грудь Артарикса своим ржавым клинком. Он судорожно упал на одно колено, его лицо исказилось от боли. Непокорный до последнего Артарикс, шатаясь, поднялся на ноги и набросился на существо с боевым ножом. Раптор пошатнулся, качаясь из-за пореза на челюсти, а затем снова перешёл в наступление, сверкая когтями. Позади существа Мордрен вырвался из тени, размахивая мечом по широкой дуге.

Мордрен(кричит): За Коракса!

Его меч пронзил чумную плоть существа, рассекая ее пополам в районе пояса. Его труп рухнул на крышу, а затем бесшумно соскользнул в пыль, оставляя за собой гладкий след вонючей жидкости. Артарикс медленно поднялся на ноги, все еще не теряя равновесия, несмотря на движение поезда. Оружие существа все еще торчало из его спины.

Артарикс (стон): Ты рубишь… лучше, чем летаешь, брат… Вытащи этот мерзкий клинок из моей груди.

Мордрен (смеётся): Как скажешь, брат.

Мордрен усмехнулся. Он вложил свой клинок в ножны, прежде чем потянуться к клинку раптора, его кулак сомкнулся вокруг рукояти. Одним резким рывком он выдернул клинок наружу. Мордрен бросил его за борт поезда, вслед за его мертвым владельцем. Артрикс повернулся к Иллиту, сорвал с головы шлем и сплюнул кровь. Его прыжковый ранец искрился, его части были сильно повреждены.

Артарикс (тяжело дыша): Мне понадобится новая нагрудная пластина.


Примыкающая тамбурная камера, обеспечивающее доступ к вагонам, оказалась обитаемой.

Артарикс (через вокс): Я засёк движение, братья.

Кельд: Еще один раптор, имитирующий человека.

В полутьме существо стояло к нам спиной, сгорбившись, как и прежде, истощенное и увядшее. Я схватил свой боевой нож и скользнул вперед, готовый убить его.

Старик: Тени движутся.

Существо резко повернулось ко мне лицом. И я увидел, что то, то что сначала казалось очередным предателем, на самом деле было худым человеческим мужчиной, одетым в забрызганные грязью багровые одежды. Он был лысый, и его руки, пальцы работали до тех пор, пока они не стали бесформенными костяшками, царапавшими стены осколками шрапнели, вытравливая причудливые геометрические фигуры и формы. Одно лишь его присутствие, казалось, раздражало что-то глубоко внутри моего черепа, создавая ощущение давления на мои глазницы. Его глаза давно были удалены, глазницы грубо зашиты и сморщены. Тем не менее у меня было неприятное ощущение, что он смотрит прямо на меня, несмотря на то, что я оставалась в тени.

Старик (шёпотом): Белый и черный… черный и белый… жизнь к смерти к жизни… зуб и коготь…

Кельд (через вокс): Эти символы, они такие же, как и те, что мы нашли ранее.

Мордрен (через вокс): Да, это может быть то, что ищут предатели, но это не связанно с хаосом.

Артарикс (через вокс): Это астропат.

Иллит (через вокс): Астропат? Здесь?

Иллит выскользнул из тени и встал перед дряхлым мужчиной. Астропат дернулся и склонил голову набок, затем широко улыбнулся, показывая пожелтевшие обломки зубов.

Старик (взволнованно): Черное и белое… белое и черное… да! Да! Вам она будет раскрыта!

Астропат снова дернулся, сжимая кулаки так сильно, что сломанные ногти впились в ладони. Кровь стекала по его запястьям.

Иллит: Что должно быть раскрыто?

Старик: Шепот в темноте! Послания в дыму.

Иллит: Послания?

Старик: Я считаю, что наша цель была достигнута, Иллит!

Иллит: В таком случае, я хотел бы услышать ваше послание.

Кельд: Наша миссия состояла в том, чтобы эвакуировать его.

Иллит: Наша миссия только что изменилась. Говори, старик.

Старик: «Вороны железа, вороны дыма. На Талтосе они собираются там, где небо горит огнем трех солнц. Дети Коракса встают, и темные твари извиваются и корчатся от их движений. Охотники стали жертвами, и тени будут привлечены к свету. То, что было старым, снова новое, а то, что новое, может оказаться старым. Грядет расплата за белое и черное… Черное и белое… Не все, кто ходит в тени, несут на себе этот знак. Этот человек знает правду об этом. Он и есть доказательство!»

Он повернул голову и посмотрел прямо на Мордрена, тыча в его сторону костлявым пальцем.

Мордрен: Я ничего не знаю о том, что говорит это существо!

Артарикс: Талтос … разве это не тот мир, на котором пали Железные Вороны?

Кельд: Да, погрузился в варп более тысячи лет назад.

Иллит: Скажи мне, старик. Живет ли Талтос вновь?

Артарикс: Можем ли мы доверять хоть одному его слову? Он явно сошёл с ума.

Иллит: У нас нет выбора. Мы его выслушаем.

Старик: Белое и черное… черное и белое… жизнь, а затем смерть, а затем жизнь… Три Солнца горят ярко, словно свет Императора.

Мордрен: Его поглотило безумие. Он говорит о давно прошедших событиях.

Иллит: И все же многие агенты ищут его совета. Мы должны передать его слова в Шпиль Воронов. Возможно, еще можно найти истину. Если Талтос вернулся из варпа…

(Раптор визжит вдалеке)

Артарикс: Они близки и все же они проигнорировали это существо. Ясно зачем они проделали этот путь. Что еще они могут искать на борту этого поезда?

Иллит: Артарикс, оставайся здесь, чтобы охранять астропата. Давайте выясним чего хотят эти существ, прежде чем эвакуироваться.


(Вороны летают над Шпилем Воронов)

Кайваан Шрайк: Я хочу узнать твое мнение, Кельд. Что, по-твоему, значат слова астропата?

Кельд: Я нахожу это слова непрозрачными, магистр ордена. Они имеют огромное значение, но лишены смысла. И все же…

Кайваан Шрайк: Продолжать.

Кельд: И все же, пытаясь найти смысл в его бормотании, я… я вспоминаю судьбу Железных Воронов, наших злополучных преемников.

Кайваан Шрайк: Что же с ними?

Кельд: Воистину, магистр ордена, вы помните их судьбу. Это вы говорил мне об этом.

Кайваан Шрайк: Конечно, но меня интересует то, как ты это воспринимаешь. Пожалуйста, продолжай.

Кельд: Как пожелаете. Мало что известно. Они были потеряны в варпе почти тысячу лет назад.

Кайваан Шрайк: Они отдали свои жизни героически.

Кельд: И все же астропат говорил о Талтосе, о воронах, которые ходят в тени. Талтос был имперским миром, не так ли? Давно потерянным в варпе.

Кайваан Шрайк: Действительно.

Кельд: Тогда что, если с появлением Цикатрикс Маледиктум Талтос вновь появился, выпал из прорехи в варпе, чтобы вновь занять свое законное место среди звезд? Возможно, небольшой контингент Железных Воронов выжил.

Кайваан Шрайк: Такая мысль заслуживает более тщательного рассмотрения. Если планета вернулась, она еще может нести на себе шрамы разложения. Как и переживших это событие.

Кельд: Выходит, первостепенной задачей Гвардии Ворона был поиск истины? Если бы лояльность выживших Железных Воронов была поставлена под сомнение…

Кайваан Шрайк: Тогда взор инквизиции может пасть и на Гвардию Ворона. Инквизитор не должен найти ничего на Талтосе. При необходимости преемники должны быть уничтожены. На карту поставлена честь нашего ордена.

Кельд: Я немедленно отправлюсь на Талтос. Теневые капитаны и я.

Кайваан Шрайк: Нет, ты все еще ранен, Кельд. Восстанови силы здесь, какое-то время.

Кельд (после паузы): Как скажите, магистр.


Гражданский (кричит): Помогите! Помогите!

Мы проскользнули в соседний вагон, чтобы увидеть сцену страшной резни. Два раптора были поглощены убийством орд гражданских пассажиров, которые столпилось в проходе, пытаясь убежать от движущихся к ним существ. Смотровые площадки были разбиты вдребезги, и пассажиры начали выбрасываться из поезда, чтобы не столкнуться с приближающимся к ним ужасом. Однако рапторы, казалось, были полны решимости прорваться сквозь толпу, их внимание было приковано к одной бегущей фигуре. Жилистый мужчина, одетый в плащ с капюшоном, с запавшими глазами и крючковатым носом. Пальцы его левой руки, казалось, были заменены набором шприцев, каждый из которых содержал различного цвета жидкость. Когда он посмотрел на нас нас через плечо, его глаза расширились от удивления.

Иллит: Кельд, беги за человеком, которого они преследуют. Мы позаботимся о предателях.

Мордрен: Мой клинок жаждет их испорченной крови.

(Мордрен бросился на него с криком)

Рапторы вздрогнули услышав боевой клич Мордреда, первый из них повернулся, попав прямо в зону поражения его клинка. Его левая рука упала на пол, она была от рубленная по локоть. Раптор взвизгнул от боли, а затем рванулся вперед, вцепившись в грудную пластину Мордрена оставшейся когтистой рукой, его крылья яростно бились, не в силах поднять его в таком ограниченном пространстве. Иллит тем временем приближался к другому раптору, снаряды прогрызали дыры в его кожистой плоти, разбивая хрупкие кости и древние керамитовые пластины. Когда Иллит сократил расстояние между ними, его боевой нож сверкнул, и они сцепились в мрачном объятии, сверкая клинками и когтями.

Я поспешил за человеком. Был ли это тот самый дознаватель, которого мы искали? И почему рапторы искали его, а не вестника? Я отшвырнул гражданских с дороги и поспешил за ним. Толпа нахлынула, стремясь влево. Я повернулась и увидела, как еще один раптор проломился сквозь борт вагона. Я выстрелил, болтерные снаряды с глухим стуком ударили в грудь существа, но он было слишком быстрым. Я опустился на одно колено, когда он рванул вперед, подняв свой боевой нож и очертив длинную линию поперек его бедра. Ответный удар раптора отбросил меня вперед, я перекатился на другое колено, стреляя из болтера. На этот раз снаряды срезали куски плоти с плеча существа, заставив его правую руку безвольно повиснуть. Я видел, что он был при смерти. Нож, ранивший его в бок, вывалил внутренности, а один из болтов открыла грудь, обнажив извивающуюся массу личинок внутри. Я держал болтер направленным на него, но приготовил нож. Если направится ко мне, я снесу его голову с плеч. Он накренился, и я отступил в сторону, сверкнув клинком. Существо пошатнулось вперед, его голова свесилась. Кровь из его раны пенилась, стекая по моей руке. Я отступил назад, отодвинув его в сторону, и повернулся, чтобы найти человека, которого преследовал. Но на моем пути были еще два раптора. Они набросились на меня с обеих сторон. Я слишком поздно сообразил, что они ведут меня к дыре в крыше, через которую теперь спускалось третье существо.

(Еще один раптор визжит)

Кельд: Я не умру здесь!

Я ударил своим клинком, все трое упали, открывая рану за раной в их гноящейся плоти. Однако через несколько мгновений, твари прижали меня.

Кельд: Отстаньте от меня!

На мгновение мне удалось высвободить руку. Я задел одно из существ скользящим ударом по голове, но было уже слишком поздно. Меня подняли и потащили к дыре в крыше.

Иллит: Кельд!

Времени не было. Выстрелы Иллита обрушились на шкуру раптора, но не замедлили его. Они хором издали пронзительный крик, а затем выбрались из мчащегося по песчаной пустыне поезда вместе со мной, и взмыли ввысь, выше пылевых облаков, звуки гремящего поезда слышались все дальше и дальше.

Кельд: Отпусти меня!


Кайваан Шрайк: И именно во время последующего боя ты получил ранение в шею.

Кельд (с сомнением): Я… память исчезает… я… я не уверен.

Кайваан Шрайк: Я вижу, что рана гораздо глубже, чем я боялся. Порча уже ослабляет твой разум.

Кельд: Нет, магистр ордена, я остаюсь чистым.

Кайваан Шрайк: И все же твоя память подводит тебя. Скажи мне, Кельд, что последовало за твоим похищением из поезда?

Кельд: Я боролся с этим существом. Мой болтер был выбит из рук, когда мы кувыркались в пыльном воздухе. Песок забил мой визор.

Кайваан Шрайк: А потом?

Кельд: А потом… я не помню. Потом я оказался здесь, в Шпиле Воронов.

Кайваан Шрайк: Как интересно. Я чувствую конфликт внутри тебя. Твоё чутьё сильно. Оно стремится переопределить твой (изменяет голос) взрослый ум.

Кельд: Эта рана… Что? (потрясенно) что это?

(Кельд пришел в себя, обнаружив, что он снова в маглеве)

Кельд: Игла? Что это такое?

(Бледхейм смеется искаженным голосом)

Кельд: Моя шея… этой раны никогда не было. Что за мерзкую субстанцию ты использовал, чтобы извратить мой разум, еретик?

(Бледхейм смеётся)

Бледхейм (искаженным голосом): О, просто капля микстуры моего собственного изготовления. Я рад сообщить, что она оказалась весьма удачной. Вы довольно легко поддались его сладким объятиям. Скажи мне, Ты действительно верил, что находишься в пределах башни своего магистра?

(Кельд взревел, пытаясь разорвать связывающие его цепи)

Бледхейм (искаженный смех): Тебе не вырваться, маленькая птичка. Но не бойтесь, вы в полной безопасности. Магистр Шрайк позаботится об этом. А теперь, давайте попробуем другой укол, хорошо? В конце концов, мы собираемся провести здесь какое-то время.

Кельд: Я буду сопротивляться тебе, мразь. Тебе и твоему мерзкому виду не сломать меня.

(Бледхейм смеётся)

Бледхейм (искаженным голосом): Такой язвительный, такой сильный. Я даже могу оживить твой труп для развлечения, когда ты умрешь, или скормить тебя моим личинкам. Но сначала я хотел бы закончить нашу милую беседу.

(Бледхейм делает Кельду другой укол)

Кельд: Нет!

Бледхейм: На чем мы остановились?

(Бледхейм смеётся)


(Мирные жители плачут в хаосе бушующей битвы)

Бледхейм: Я был бы очень признателен, если бы вы убрали локоть с моей поясницы.

Начальник поезда: О… мне очень жаль. Что происходит? Мы наконец остановились.

Бледхейм: Самый проницательный из всех.

Начальник поезда: Мы находимся на окраине улья Шейделон. Я вижу его через окно. Если мы сможем выбраться, может быть, мы сможем добраться до безопасности подальше от всего этого.

Бледхейм: А, так… вы их видели, не так ли?

Начальник поезда: Не так ли? Они чудовищны. Я не думаю, что кто-нибудь в этом поезде когда-нибудь снова сможет уснуть.

Бледхейм: Да, это проблема, не так ли?

(Стук)

Начальник поезда: Император, защити нас! Они здесь!

Бледхейм: Тогда мне пора уходить. Эти существа стремятся поглотить мою душу.

(Бледхейм открыл дверь и вышел, плотно закрыв за собой дверь)

Начальник поезда: Что ты делаешь?

(Выстрел)

Начальник поезда: Вы заперли дверь! Выпустите нас! Вы не можешь так поступить!

Бледхейм: Думай об этом как о благе, хорошо? Лекарство от бессонницы у вас по крайне мере есть. У меня действительно нет другого выхода.

(Бледхейм уходит и насвистывая мелодию)

(Входящая вокс-передача)

Саббатиэль (через вокс): Как успехи?

Бледхейм (через вокс): У меня есть информация, которая вам нужна, миледи. Если бы только я мог просить вас об экстренной эвакуации.

Саббатиэль (через вокс): Ох, ты опять все испортил.

Бледхейм (через вокс): О, Адептус Астартес отлично справляются, убирая за мной.

Саббатиэль (через вокс): Ну что ж. Очень хорошо, будь готов.

Бледхейм (через вокс): О, как всегда, миледи.

(Конец вокс-передачи)

(Бледхейм шагает прочь)


Иллит: Дело сделано. Делефрон очищен. Предатели не должны распространять свою грязную чуму по ульям.

Артарикс: А как же Кельд? Мы будем его искать?

Мордрен: Он один из нас, боевой брат, выкованный в крови и тени.

Иллит: Да, и его будут искать, но в сначала мы должны вернуться на Освобождение со докладом о наших находках. Железные Вороны уже давно считаются потерянными в варпе. Тем не менее, Цикатрикс Маледиктум движется, и то, что когда-то было вымыслом, теперь является реальность. Мы должны предупредить магистра Шрайка со всей поспешностью, ибо неизвестно, что ждет нас на Талтосе.

Мордрен: Они братья ворона, благословенного самим Кораксом, а вы сомневаетесь в их преданности?

Иллит: Я не сомневаюсь, но я не могу залезть в ум тех, кто ищет их. Этот инквизитор имеет определенную репутацию.

Артарикс: Тогда наш выбор не велик. Будем надеяться, что Кельд все же преуспеет там, где другие потерпели поражение.

Иллит: Он один из нас. Он Гвардеец Ворона.

Мордрен: Да!

Иллит: Значит, за Коракса!

Три космических десантника: За Коракса!


Бледхейм: Инквизитор Саббатиэль!

Саббатиэль: Бледхейм! Ваш доклад очень интересен. Я предполагаю, что астропат погиб на магнитном поезде.

Бледхейм: Да, мой лорд.

Саббатиэль: Жаль… мне бы хотелось допросить его тщательнее.

Бледхейм: Я очень сожалею об этом, милорд.

Саббатиэль: Не бойтесь, Бледхейм. Скоро у вас будет шанс. Есть и другие вопросы, которые следует задать тем, кто стремится запутать нас. У нашего врага много аспектов и мы стремимся раскрыть их все.

Бледхейм: Я всегда к вашим услугам.

Саббатиэль: Пойдем, пройдемся немного.

(Бледхейм и Саббатиэль шагают вместе)

Саббатиэль: Учитывая разрушения, оставшиеся после вас, я очень удивлена, что вы не получили никаких травм во время вашей недавней экспедиции.

Бледхейм: Мудрый человек знает свои сильные и слабые стороны, миледи. Я никогда не наслаждался битвой. Я оставляю такие вещи тем, кто лучше подходит для этого.

Саббатиэль (улыбается): Ах-ах-а, как великодушно с твоей стороны.

Бледхейм: Так что же мне делать дальше, миледи?

Саббатиэль: События на Делефроне привлекли лишнее внимание. Наше расследование здесь завершено.

Бледхейм: Ах, значит Талтос?

Саббатиэль (улыбается): Да. Мы начнём подготовку завтра. Вначале найдем союзников. Нам нужен грубый инструмент для грубой работы.

Бледхейм: Ясно, миледи. Я немедленно свяжусь с Красными Охотниками.

Саббатиэль: Отличный. Скоро, Бледхейм, еретическое отродье Гвардии Ворона будет разоблачено.