Секретный груз / Dead Drop (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Секретный груз / Dead Drop (рассказ)
Dead Drop.jpg
Автор Майк Брукс / Mike Brooks
Переводчик Elfernel / samurai_klim
Издательство Black Library
Входит в сборник Восхождение / Uprising
Год издания 2019
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Каждый груз, прибывавший на Некромунду, проходил через Око Селены - что, разумеется, было неправдой.

Само собой, все разрешенное законом доставляли этим путем, облагали пошлиной и регистрировали, а затем отправляли куда нужно. Изрядную долю контрабанды доставляли так же, и это сущая правда, потому что правильно предложенная взятка или четко выверенный шантаж могут творить чудеса. Но некоторые вещи все же невозможно вверить в заботливые руки представителей лорда Хельмавра, на случай если кто-нибудь полюбопытствует и заглянет, куда ему не следует… Или, технически говоря, следует. Для особенно деликатных грузов единственно возможным вариантом остается хорошенько их упаковать и сбросить с корабля на орбите в Пепельную Пустошь. А после надеяться, что нужные люди доберутся до него первыми, а ненужные люди решат, что то был всего-навсего кусок космического мусора.

Деннер Гримджек понятия не имел, что же приземлилось в восемнадцати милях к северо-востоку от улья Примус, да ему и не требовалось этого знать. Как не требовалось и разбираться в тонкостях орбитальной физики, атмосферного трения и даже в том, кто вообще этот груз сбросил. Он знал лишь, что Стальные Полумесяцы рванули за ним, будто они единственная банда с рабочим макроскопом, которая видела, как груз падал. А раз это было ценно для кого-то, значит будет ценно и для Деннера Гримджека и Дорожных Псов. Нужно было только дождаться, когда Стальные Полумесяцы вернутся и привезут это им.

Примерно так дела и обстояли на данный момент.

— Тридцать секунд! — крикнула Маз. Она, как и все, носила респиратор, и слова прозвучали глухо, но вполне разборчиво. Ветер дул слабо, и токсичный пепел лежал относительно спокойно, но никто не рискнул бы снять респиратор лишь для того, чтобы его было лучше слышно.

Кашлянув, завелись двигатели, и звук эхом отразился от разрушенных стенок бывшего грузового звездолета, который тоже рухнул наземь из-за какого-то несчастного случая, раскидав свои металлические кишки по всей пустоши. Приличная часть корпуса все еще оставалась целой, и его использовали как ориентир на путях между шпилями ульев. Большинство объезжало звездолет с северного края: можно было проехать и сквозь него, но это было опасное место, в котором так и поджидали неприятности.

Маз спрыгнула на платформу своего грузовика и встала за палубный гарпун. Деннер хлопнул по крыше кабины и рванул с места. Один за другим Дорожные Псы дома Орлок приходили в движение, и, когда Стальные Полумесяцы дома Ван Саар начали огибать обломки звездолета с северного края, Псы проделывали то же самое с южной стороны.

Это был ключевой момент; нужно было разогнаться, пока тебя еще не заметили. Если сидеть в засаде и позволить добыче промчаться мимо, останешься глотать пыль. Поедешь прямо в лоб, и она свернет куда угодно. А вот если разовьешь максимальную скорость и нападешь, пока та огибает большое препятствие…

Первый и второй грузовик Полумесяцев, обветшалые бока которых поблескивали под тусклым солнцем Некромунды, выскочили из-за поворота, обогнув нос разбитого звездолета. Затем показалась фура. Крупнее, чем все грузовики Псов. Ее шесть исполинских колес рассекали по дороге, поднимая тучи пепла. Несомненно, она была огромной и мощной, но отнюдь не самой быстрой.

Деннер точно рассчитал время. Грузовик Псов врезался в одну из замыкающих машин Полумесяцев, но Деннер, Косой Эдди и Манглс-малой ухватились за удерживающие ремни, и никто из них не вывалился за борт. Меньший транспортник ударом откинуло в сторону, и из его оголившегося двигателя захлестал прометий. Он вильнул, словно пьяница, и быстро отстал.

Воздух прорезали хлопки и треск выстрелов лазкарабинов. Последнего из Полумесяцев, всего в нескольких ярдах позади, разозлило появление Деннера. К счастью, из-за скорости, с которой они все неслись, и неустойчивого пепельного грунта их попытки стрелять прицельно были плачевными. Деннер снял с плеча боевой дробовик и прицелился левой рукой, все еще держась правой. Грузовики Полумесяцев были покрыты толстой броней, но с колесами ничего не поделаешь.

Из пушки Деннера вырвался огненный залп. Дробовик сотрясла мощная отдача, но Деннер удержал его с легкостью, пришедшей с опытом, и выпущенные снаряды порвали в клочья вулканизированные покрышки. Грузовик Полумесяцев резко завернул, потеряв управление, и почти сразу же перевернулся. Те, что ехали внутри могли разбиться, а могли и уцелеть; все, что было важно для Деннера - они не станут больше мешать.

Теперь по Псам открыли огонь пассажиры тягача, но снаряды отскакивали от лобовой брони грузовика Деннера. Косой Эдди вскарабкался в кресло пулеметчика, большая часть которого была укрыта бронещитком из трофейного металла, направил гарпун на тягач и выстрелил. Одновременно выстрелила Маз, и двойной удар глубоко пробил кабину. Деннер услышал вопль: похоже, пробило не только корпус тягача.

Один из головных грузовиков Полумесяцев сместился влево, в сторону дюн - либо действуя как приманка, либо просто пытаясь сбежать. Другой начал отставать, но Псов, атаковавших с флангов, было в два раза больше, и перевес в огневой мощи незамедлительно сказался в их пользу. Что-то проткнуло грузовик и воспламенило прометий, и последний спутник тягача превратился в огненный шар, моментально осветив даже унылую серость Пепельной Пустоши.

Тягач тоже постепенно забирал вправо. Деннер нахмурился, сбитый с толку. Отклонение от курса было недостаточно резким, чтобы попытаться стряхнуть гарпуны, и они больше не направлялись в безопасную зону. Маленький головной грузовик, кативший сейчас в другую сторону - возможно, именно в нем находится груз?

Теперь беспокоиться об этом было некогда; они уже зацепили тягач, и что бы он не перевозил, оно стоило потраченных усилий. Возможно, на нем просто техника Ван Сааров, но и на ней можно сорвать неплохой куш, если знаешь, кому продать.

Быстрый Дон и Железная Башка оба вдарили по тормозам, и тросы гарпунов резко натянулись, но тягач, хоть и замедлив ход, все равно продолжал гнать вперед, увлекая за собой меньшие машины. Ему оставалось только одно.

— На абордаж! — взревел Деннер, вынимая тросовый карабин.

Косой Эдди дотянулся до троса и защелкнул на нем свой карабин, затем откинулся наружу и, обогнув бронещиток, позволил силе тяжести отнести его на тягач по натянутому тросу. Деннер подпрыгнул к поднятой гарпунной установке и, с первой попытки зацепив карабин, скользнул вниз по тросу вслед за Эдди. Одновременно Маз и Тони Боунс спускались на своих тросах. Деннер почувствовал непривычный привкус страха на краткий миг, когда они парили над пустотой и проносящимся внизу пеплом Некромунды, но проглотил его. Были вещи куда опасней, чем просто свалиться.

Сопровождающих у тягача не осталось, а его экипаж оказался под атакой с обеих сторон и запаниковал. Косой разносил все своей автопушкой, поливая очередями платформу тягача, но кое-кто сохранил хладнокровие. Голова Эдди откинулась назад, и он обмяк, а из его глазницы торчала рукоятка ножа. Деннер зарычал от ярости и, шагнув мимо тела товарища, переключил режим дробовика на стрельбу осколочным боеприпасом и нажал на спуск.

По платформе загрохотал поток снарядов, превратив в хор криков все, что попадалось на уровне головы, как раз к тому моменту, когда приземлилась Маз. Она, еще даже не коснувшись платформы, уже стреляла из автопистолета в головы павших Полумесяцев. Труп Эдди покоился на платформе, и Деннер оставил его безвольно болтаться, все еще пристегнутым к тросу и приподнятым за пояс. Проще будет забрать его, когда Псы здесь закончат. Деннер отстегнулся и навел свою пушку на кабину, готовый к тому, что оттуда появятся еще обороняющиеся, но люк наверху оставался закрытым.

— Мы что, убили водителя? — крикнула Маз, указывая на то место, куда воткнулись гарпуны Псов. Гарпуны крест-накрест пробили платформу и погрузились в кабину тягача, точно разделив на две части ту область, где обычно сидит водитель.

— Похоже на то! — крикнул в ответ Деннер. В любом случае, это бы объяснило, почему тягач отклонился от курса. Манглс уже обшаривал трупы Стальных Полумесяцев: неприятная работа, но могла принести плоды.

Груз был закреплен в центре платформы, накрытый брезентом. Он был не слишком большим, по три фута в длину с каждой стороны, но Деннера это вполне устраивало. Чем меньше, тем проще тащить. Деннер подтянулся к кабине и попробовал открыть люк, но тот был заперт на задвижку изнутри, тогда он прополз вперед и осторожно заглянул в залепленный пылью смотровой щиток.

Седой Ван Саар, сидящий за пультом управления, был не просто абсолютно мертв, но еще и наколот на гарпун, который прошил насквозь переднее крыло тягача и его самого. Ван Саар был пришпилен, как крыса на шампуре, с ногой упирающейся в акселератор. Нечего было и надеяться стащить его с места и остановить тягач.

Деннер поднял взгляд, и его сердце сжалось от мрачного предчувствия. Ландшафт, едва видневшийся сквозь сероватый воздух, впереди резко обрывался. Дюны Некромунды глубоки, но некоторые овраги были слишком огромны, и пепел не мог их заполнить.

— Разгружаем! — крикнул Деннер, сползая обратно на платформу. Он активировал силовое лезвие и с легкостью прорезал брезент, из-под которого показался контейнер темно-серебристого цвета, помятый кое-где, но в общем-то целый. Деннер, Тони, Маз и Манглс прислонились к нему плечом и со скрежетом толкали по платформе, пока он не свалился в пепел. Если он выдержал падение с орбиты, пусть и в какой-нибудь защитной оболочке, из которой Стальные Полумесяцы его вынули, он выдержит и падение с шести футов в пепельный грунт.

— Валим!

Тони и Маз подпрыгнули, Деннер срезал тросы их гарпунов своим лезвием и, позволив Быстрому Дону отъехать, прыгнул следом за ними. Пепел поднялся ему навстречу, словно мягкий кулак, выбив воздух из легких, как только он приземлился. Деннер сел, осматриваясь.

Манглс резал трос гарпуна с грузовика Железной Башки, но мономолекулярные лезвия на его цепном мече справлялись хуже, чем клинок Деннера. Трос поддался спустя пару секунд, но за эти пару секунд тягач оказался еще ближе к оврагу. Железная Башка, вероятно, со всей силы выкрутил руль грузовика Маз, потому что свернул прочь от надвигающейся катастрофы, но Манглс еще оставался на платформе, и без веса грузовиков Дорожных Псов, тормозящих тягач, тот снова разогнался.

— Прыгай! — заорал Деннер, вскакивая на ноги, и побежал следом, в безнадежной попытке догнать. Он увидел, как Манглс, находясь еще в кузове тягача, сгреб безжизненное тело Эдди и скинул с платформы, затем присел, готовясь прыгнуть…

...и тягач вылетел с обрыва.

— Падаль! — Деннер выругался, несясь со всех ног по предательскому пеплу. Понадобилось бежать двадцать гребаных секунд, втягивая воздух через противогаз, чтобы покрыть расстояние, которое тягач проскочил за пару мгновений. Деннер перепрыгнул через тело Эдди и резко затормозил у края оврага, отправив вниз поток пепла в довесок к уже сбитому небольшому водопаду, летящему вслед за гордостью и отрадой Стальных Полумесяцев на дно оврага.

— Помогите!

Манглс держался над пропастью. Внизу, примерно в десяти футах от Деннера, торчал выступ породы, и малой крепко вцепился в него, пока его осыпало пеплом со всех сторон, но его грубые перчатки уже соскальзывали. Деннер выругался и снял с пояса веревку.

— Хватайся за нее!

— А удержишь? — прокричал Манглс в ответ, с сомнением поглядывая на выступ, когда веревка опустилась, хлестнув по его плечу. Срывался он или нет, похоже, ему не улыбалось променять ту крошечную зацепку, что у него была, на веревку, которая вполне могла сдернуть босса ему на голову.

Деннер отступил на несколько шагов от края обрыва и уперся изо всех сил. Судя по тому, как быстро соскальзывали пальцы Манглса, ждать остальных он не мог.

— Хватайся, или я тя сам пристрелю!

Внезапно появившийся на веревке вес сигнализировал, что Манглс ухватился. Деннер чуть не вылетел за край вниз головой. Он зарылся ботинками в грунт, но пепел был рыхлым и легким, и удержаться было невозможно. Деннер был уверен, что, стоя на твердой поверхности, удержал бы вес Манглса, но посреди Пепельной Пустоши твердая поверхность встречалась еще реже, чем честные кости в игорном доме Делаков.

Деннер удерживал веревку, скрипя зубами и неумолимо съезжая вперед. Его команда добыла груз. Либо Манглс выживет, чтобы получить свою долю, либо Деннер свалится в овраг вместе с ним и остальные поделят бонус.

Пять шагов до смерти.

Четыре…

Три…

Два…

— Босс!

Две пары рук обхватили Деннера вокруг торса и пояса, и, слава Императору, его соскальзывание в небытие остановилось. Маз и Тони потянули назад, их суммарное сцепление с поверхностью оказалось достаточным, чтобы вытащить из пропасти измазанного пеплом Манглса.

— Ты чертовски рисковал, чтобы вытащить Эдди! — рявкнул Деннер, поводя плечами.

— Команда превыше всего, — ответил Манглс, поднимаясь на ноги. — Всегда.

Деннер улыбнулся под респиратором:

— И поэтому я не мог позволить тебе свалиться в пропасть, дружище. Ты знаешь, какие у нас порядки, — грузовики теперь останавливались, медленно и осторожно, недалеко от края оврага. — Лады, теперь подберем товар и найдем покупателя.

— Быть может, мы уже знаем куда лучше пойти, босс, — сказал Манглс и кинул Деннеру маленький блестящий предмет. — Нашел это на одном из них.

Деннер повертел предмет пальцами в перчатке. Это был значок с эмблемой, размером с кредитку, но потенциально гораздо более ценный, поскольку наделял носившего значок правом действовать от имени определенной персоны. А также более опасный, потому что скалящийся череп, лежащий на груде монет и увенчанный скрещенными топорами, принадлежал Карадогу Хавсу, гильдейскому отступнику и основателю печально известного Бандитского Омута.

— Босс? — спросила Маз.

— Ты молодец, малыш, — медленно произнес Деннер, кивая Манглсу.

Хавс был крупной рыбой, но славился тем, что платил щедро и дела вел честно, по крайней мере с теми, кто был так же честен с ним. Деннеру оставалось лишь надеяться, что Хавс не примет близко к сердцу, что товар был доставлен кем-то другим вместо тех, кого он за ним отправил, но это было маловероятно. Карадог Хавс, возможно, не ударит в спину того, кто не перешел ему дорогу, но меритократия улья была практически универсальной: если кто-то тебя пришиб, то, скорее всего, этот кто-то достойнее тебя, и не важно, какая у тебя роль в чьем-то деле.

— Загружаемся, — скомандовал Деннер. — И держите ухо востро. Не хватало еще, чтобы кто-то устроил нам то же, что мы - Полумесяцам. Не может быть, чтобы мы единственные углядели, что здесь упало.

— Ну и куда направимся? — поинтересовался Тони Боунс.

Деннер крякнул и снова повел плечами:

— В порт Бешеный Пес.


Из всех поселений, выросших вокруг Пепельных Врат и являвшихся единственными (официальными) путями попасть внутрь неприступных стен некромундского улья Примус — самым крупным, бесспорно, был порт Бешеный Пес. Настолько большой, что на многих мирах его бы считали отдельным городом, но тем не менее, это был всего лишь нарыв, нагноившийся у подножья гигантской, сотворенной человеком горы: уродливый, трудно выводимый и наполненный грязью.

Множество маршрутов вело к улью, и по мере приближения Паучьи Пути объединялись. Дорожные Псы ехали рядом с громадными поездами, грузными и медлительными, которые, однако, могли легко раздавить грузовики, если бы те не туда повернули. В воздухе висело столько взбитого пепла, что весь мир превратился в серый туман, а цепочки габаритных огней служили единственным источником света. Деннер стоял во весь рост на платформе своего грузовика, как и подобает лидеру, но мало что видел и ничего не слышал из-за рева гигантских моторов, толкающих поезда вперед, пока грузовики Орлоков шныряли между ними как грызуны, уворачиваясь из-под ног стада гроксов.

Когда они добрались до Пепельной Кучи, скопищу убогих жилых лачуг из пепельных кирпичей и листового металла, Дорожные Псы отделились от автоколонны. Наземные поезда проследовали к громадным конвейерам руды, которые поднимут их к Пепельным Вратам, но Деннер собирался в другое место, и Быстрый Дон повел их маленькую группу в лабиринт переулков, подсвеченных редкими люменами, одинокий оранжевый свет которых почти поглотила серая пелена. Наконец, они затормозили возле одноэтажного строения, широкого и низкого, словно присевшего на карачки, чтобы его не унесло бурей; что, по правде сказать, было не далеко от истины. На вывеске, испещренной пеплом и наполовину заляпанной, можно было с трудом, но все же разобрать надпись “У ДИНО” на низком готике.

Тони Боунс спрыгнул с грузовика Железной Башки и нажал на кнопку звонка. Деннер, вытряхивая из ушей большую часть дорожного пепла, едва услышал ответ.

— Кто там?

— Собираешься нас весь цикл снаружи держать, братишка? — спросил Тони.

— Не сдох еще?

— Пока нет.

— Тогда уж лучше входи, — щелкнул затвор, и одна из широких дверей, отлитая из Император знает где раздобытого металла, начала открываться под собственным весом. Тони ухватился за нее, распахивая настежь, и грузовики Псов заехали внутрь.

«У Дино» представлял собой машинный медикае пункт и кладбище; гармонии металла, прометиевых паров и смазочных масел для мистерий двигателя внутреннего сгорания. Может, у ребят на верхних ярусах есть техножрецы или машинные провидцы, к которым они отвозят свою технику, если та перестала работать или ее изрешетили пулями, но такие мудрецы не облагородили своим присутствием Пепельную Кучу. Здесь были только ребята вроде Дино Боунса, который помогал решать чужие проблемы при помощи инструментов, которые сам смастерил или украл, знаний, добытых методом проб и ошибок и изрядной долей ругани.

— Рад видеть тебя, братишка! — сказал Дино, вылезая из-под какой-то машины, у которой недоставало пары колес, и сжимая брата в замасленных объятьях. Отпустив брата, Дино учтиво кивнул Деннеру.

— Босс. У тебя все норм?

Деннер вздохнул.

— В этой ходке мы потеряли Эдди.

Дино скривился и сдернул с головы бандану.

— Эх, ржавь и гвозди, босс, сочувствую.

— Он знал, на что подписывался, — мрачно сказал Деннер, — и мы достали то, за чем охотились. Теперь нужно протащить это внутрь.

— На конвейеры, значит, не подойдет? — спросил Дино, завязывая бандану обратно. Деннер покачал головой.

— Мы грохнули Стальных Полумесяцев, чтобы это забрать, и у одного из них был значок Карадога Хавса. Значит, это контрабанда. Не думаю, что парни Беспалого будут строго досматривать, но на всякий случай… — Денни развел руками, — береженого Император хранит, так?

— Так, — Дино согласно кивнул, затем ткнул пальцем в дальний конец мастерской. — Ну, дорогу знаешь. Я так полагаю, если кто станет спрашивать, я тебя не видел?

— Верно, друг, — ответил Деннер, хлопая Дино по плечу. — Итак, команда, разберемся с этим дельцем и после проводим Эдди как положено. Не против пока присмотреть за ним? — обратился он к Дино.

— Лады, босс, — ответил Дино с готовностью, — со мной он не пропадет.

Дорожные Псы оставили своего бывшего коллегу, который, облокотившись на грузовик Железной Башки смотрел на тело Эдди, все еще держа в одной руке гаечный ключ, а другую в задумчивости положив на тяжелый ортез, который поддерживал то, что осталось от его правой ноги.


Туннели, пролегающие под мастерской Дино, были отнюдь не просторными, хорошо освещенными и уж точно не были исполнены ароматов, но они вели через внешние области улья Примус, оставаясь невидимыми и неведомыми для представителей власти, и это с лихвой покрывало все неудобства. Дино заработал бы гораздо больше, если бы за плату разрешал другим ими пользоваться, но это могло бы поставить под удар Дорожных Псов. Команда превыше всего, всегда, и плевать, что из-за ноги Дино больше не мог сражаться вместе с ними. Банда Ван Сааров могла бы собрать какой-нибудь мудреный протез с мигающими лампами и жужжащими шестернями, и, Деннер не сомневался, для снобов с верхних уровней это едва ли станет проблемой, но Псам такие игрушки были недоступны. Это не имело значения: как со всей бандой, ценность Дино не сводилась к сумме его частей. Он был с ними заодно, и они его не бросали.

Дорожные Псы тащились по грязи, а добытый контейнер везли в простой накрытой вагонетке, которую приходилось иногда переносить через препятствия. Деннер шел первым с дробовиком наготове, потому что навряд ли их банда единственная знала об этих тоннелях, не важно, как рьяно они охраняли этот секрет. Псы забирались все дальше и дальше в улей, мимо проплывали запахи еды и шумы драки, и они замирали, когда по вентиляционной решетке над головами звучала тяжелая поступь шагающих в ногу, и ускорялись, когда до них доносилось отдаленное эхо, намекающее на присутствие в тоннеле позади крупного и, возможно, нечеловеческого тела.

Они вышли в Пылепадах, жмурясь от сравнительно яркого света, словно Делаки, выползшие из своей секретной норы. Деннер всегда брал на заметку, где по слухам обитают важные шишки подулья, и имя Карадога Хавса было упомянуто в контексте с Пылепадами уже не раз за последнее время. Это была для него опасная территория: даже не считая Паланитских силовиков, которые были бы рады добраться до него, и не упоминая его бывших коллег в Гильдии Торговцев. По слухам, Хавс находился и на черном дата-планшете наркобарона Бальтазара Ван Зепа - и это означало, что для Псов это тоже была опасная территория, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет амасек.

Железная Башка и Маз остались с грузом, прокравшись как можно незаметней по переулку, а остальные разделились, чтобы разведать обстановку. Деннер знал не так много народу в этих местах, но Пылепады были зоной, где улей переходил в подулье: не как недоверчивые городишки внизу, в которых на чужаков в лучшем случае подозрительно косились, а в худшем смотрели как на источник пищи при крайней нужде. Сплетни и товары здесь передавались свободно, по крайней мере пока деньги за них передавались в обратном направлении. Тем не менее, спустя полчаса Деннеру так и не удалось найти никого, кто мог хотя бы намекнуть о местоположении Карадога Хавса. По крайней мере, того, кто хотел бы намекнуть это грозному лидеру Орлоков, который мог вернуться и отделать намекнувшего, если информация не подтвердится. Деннер уже почти разочаровался и стал переживать, как бы у них самих груз не сперли, когда его нашел Манглс.

— Старый квартал фасовщиков мяса, — Манглс сиял от радости, довольный, как кибермастиф, цапнувший вора. — Никто не хотел говорить прямо, но я слышал это от трех разных ребят. Постройка с красной дверью, кажется заброшенной, но только с виду.

Деннер хлопнул его по плечу, вздохнув с облегчением:

— Малыш, да ты подарок Самого Императора. Со мной все только пожимали плечами и держали рот на замке!

— Ага, я припомню твои слова, когда будем делить выручку, — ухмыльнулся Манглс.

Деннер нахмурился.

— Не будем забегать вперед. Получишь, что тебе причитается, даю слово, но сперва эти деньжата надо бы забрать. Вести дела с Карадогом Хавсом все равно что играть в кости с ведьмой. Нужно быть начеку и держаться манерно, выглядеть внушительно, но не вступать с ним в контры.

— Да не вопрос, босс, — Манглс выпрямился, ухмылка исчезла с его лица. — Глаза раскрыты, ушки на макушке, рот на замке.

— Верно, дружище, — одобрил Деннер. — Теперь давай соберем остальных и посмотрим, получится ли у нас сегодня разбогатеть.


Им пришлось вытаскивать Стрелка Харкса из «Шести Кланов», хоть тот и клялся изо всех сил что зашел туда в поисках наводчиков, но Деннер учуял в его дыхании Дикую Змею и стегнул за это по лицу ремнем. Восстановив дисциплину, Дорожные Псы отправились, стараясь как можно меньше привлекать внимание, по улицам Пылепадов к старому району фасовщиков мяса, где, несомненно, рядом с такими же обветшалыми соседями стояла заброшенная с виду постройка с вызывающе красной дверью.

— Не нравится мне это, — отметила Маз.

— С чего бы? — спросил Деннер.

— Слишком бросается в глаза. Хавс в розыске. Зачем разыскиваемому человеку скрываться в таком месте?

— То, что он в розыске, не означает, что кто-то станет искать его прямо здесь и сейчас, — вставил Быстрый Дон.

— Силовики станут, — возразила Маз.

— Может, он их подкупил? — предположил Манглс.

— Силовиков не подкупишь, — мрачно пробормотала Маз.

— Ну, это единственная зацепка, что у нас есть, — ответил Деннер, — если Хавса здесь нет, мы заглянем в этот короб и попробуем выяснить, кто захочет купить что бы там ни было. Я не буду бегать за ним по всему гребанному подулью. Но раз уж мы здесь, и он может быть здесь, посмотрим, сможем ли мы уладить все быстро и по-хорошему. А после вернемся и почтим Эдди как положено.

Маз больше не возражала; она высказалась, и Деннер принял решение. Команда превыше всего, всегда.

Пешеходов здесь было меньше, чем на главных дорогах и Деннер чувствовал себя на виду, когда открыл дверь, которая оказалась не заперта, вовнутрь и нырнул в проем. В конце концов, когда ты ведешь себя так, будто у тебя есть все права делать то, что ты делаешь, большинство людей не обращают внимание.

Внутри было темно; люмены не горели, только полоски света просачивались сквозь затянутые сажей окна и позволяли разглядеть лишь общие очертания комнаты во мраке.

— Есть кто? — отважился спросить Деннер.

Постройка казалась пустой, но они знали, что впечатление бывает обманчивым. Карадог Хавс был в розыске, как отметила Маз; навряд ли он станет устраивать свое логово возле главного входа. Но все равно…

— Я присмотрю за дверью, — сказал Манглс и с тихим шелестом достал свой стабб-пистолет из кобуры.

— Хорошо, — ответил Деннер, перебарывая тревогу. — Давайте по-быстрому, Псы. Убедимся, что дома никого, и, если это так, смотаем, пока на нас не обратили внимание.

Он успел сделать еще примерно полдюжины шагов, а остальные ребята разбрестись по комнате, перед тем как темноту пронзили конусы ослепляющего света, и Дорожные Псы оказались пришпилены прямо в центре этих конусов.

— ВСЕМ СТОЯТЬ! — взревел искаженный громкоговорителем голос. — ПАЛАТИНСКИЕ СИЛОВИКИ!

Деннер почувствовал прилив желчи, но не стал поднимать свой дробовик. Он не видел мишени, и, хотя можно было «стрелять на свет», это была бы отчаянная выходка, потому что их уже окружили. И кстати говоря…

— Манглс? — крикнул Деннер, не смея обернуться назад и в то же время не смея не обернуться. Если парень пострадал…

— Мне жаль, босс, — отозвался Манглс, за спиной Деннера раздались шаги малого, и Деннер снова задышал. Один пацан со стабб-пистолетом ни за что бы не остановил отряд силовиков.

Вот только большая часть этого отряда, должно быть, уже была внутри.

— Мне правда жаль, — добавил Манглс, приставив пистолет к голове Деннера. Сам шок от предательства заставил Деннера замереть на месте не меньше, чем холодный металл. Этого Манглсу хватило, чтобы выдернуть дробовик у него из рук.

— Но почему? — выдохнул Деннер, и злобное бормотание прокатилось по остальным Псам. Насилие внезапно стало гораздо более вероятным исходом. Силовики были профессиональным риском, но предатели… что ж, это было личное.

— Команда превыше всего, всегда, — глухо проговорил Манглс, шагнув в сторону силовиков и их пушек. — Но вы моей командой никогда не были.

Лучи света переместились, и навстречу выступил силуэт в темной броне, с пушкой, направленной Деннеру в грудь. Это был силовик из отряда по подавлению беспорядков, хорошо экипированный и беспощадный.

— Что ты знаешь о Карадоге Хавсе? — спросил силовик, теперь его голос был обычной громкости, но искажен динамиком шлема.

— Что его здесь нет, — сплюнул Деннер. — Если, конечно, его не грохнули уже.

— Лучше тебе рассказать, что знаешь, — сказал Манглс, и Деннер свирепо зыркнул на него.

— Я ж сказал, никогда прежде дел с ним не имел. Все, что я о нем слышал, с тех пор как мы здесь, — только со слов предателя!

— А что за контейнер?

— Не открывал, — ухмыльнулся Деннер. — Да пусть там хоть кристальные зубочистки, мне плевать.

Силовик мотнул головой, и появился еще один, держа добытый контейнер.

— Назад, — скомандовал первый, — неподчинение карается смертью.

Дорожные Псы неохотно отступили. Деннер смотрел, как второй силовик подошел к коробу и начал выламывать крышку, что не заняло у него много времени. Деннер ожидал с большой вероятностью какой-нибудь взрыв или срабатывание мины-ловушки, но ничего подобного не произошло, и конечно по закрытому шлему силовика нельзя было понять, что же он увидел внутри. Судя по тому, что тот вытащил осветитель и направил его в контейнер, он тоже не мог взять в толк, что же там такое.

— Только не говорите, что там пусто, — разочарованно прокомментировала Маз.

Силовик с монтировкой повернулся к Деннеру и приказал ему подойти:

— Ты. Иди сюда.

— Или меня покарают смертью? — поинтересовался Деннер.

— Если не подчинишься.

— Им надо бы, мать их, определиться, — проворчал Деннер, но сделал несколько осторожных шагов вперед и остановился у контейнера. — Ну и?

— Что это? — спросил силовик, указывая в ящик. Деннер посмотрел на силовиков, затем уставился внутрь.

— Похоже на… слизь, — Деннер нахмурился. — И, ээ… я не знаю.

— Похоже на яйца, сержант, — мрачно проговорил силовик. — Яйца ксеносов.

— Эй, погоди, — заговорил Деннер, поднимая руки, — давайте не будем спешить! Яйца ксеносов? Да это бредни. И вообще, тут нет ничего похожего на яйца!

— Он поврежден, — ответил силовик, и Деннер почувствовал тревогу в его голосе, даже искаженном динамиком.

Осветительный прибор сместился, луч скользнул вдоль дороги, по которой пришли Псы... и высветил след из слизи, тонкий, но заметный, от пробитого угла контейнера. Деннер понял, что уже видел его, но решил, что это осталось после перехода по тоннелям; Император свидетель, в итоге они все там измазались.

— Заражение не исключено.

Вокруг Псов защелкали затворы. Контрабанда живых ксеносов каралась смертью по приказу лорда Хельмавра. А поскольку Деннер не мог предоставить никакой информации о том, кто и зачем это прислал, продолжительность его жизни теперь, вероятно, исчислялась секундами.

Деннер выдернул монтировку из рук отвлекшегося силовика и, развернувшись, швырнул ее со всей силы. Она кувыркнулась в воздухе и врезалась в горло Маглса, и малого обдало брызгами крови. Дорожные Псы вскинули пушки и открыли огонь: стреляли не целясь, стреляли решительно, стреляли понимая, что наверняка вот-вот погибнут. Стрелок Харкс с ревом повалил ближайшего к нему силовика на пол. Автопистолет Маз выбивал искры из бронированных пластин. Тони Боунс упал, ему почти оторвало руку выстрелом из дробовика.

Никто из них не сдастся; никто не продаст своих товарищей в надежде на милость силовиков.

Команда превыше всего.

Всегда.