Изменения

Перейти к навигации Перейти к поиску
Нет описания правки
Страхи Урсакара сбылись. Тринадцатый Чёрный крестовый поход Разорителя не закончился. Он только начался.
<nowiki>{{</nowiki>Крид слышал вонь каких-то бальзамов и смазок, из-за чего во рту ощущался железный привкус. На приборных панелях лихорадочно мерцали огоньки. По экранам бежали строчки символов, таких же таинственных, как и создание в рясе, что безмолвно наблюдало за ними.  – Всё готово?  Оторвавшись от дисплеев, магос Кларн воззрился на Урсакара. Он больше походил на человека – по крайней мере внешне – чем многие техножрецы, которых лордкастелян встречал в прошлом, но дёрганные, безошибочно точные движениях механикуса всё же вызывали неприятное впечатление. Он казался пауком в центре паутины.  – Будет действовать, – в голосе магоса звучали металлические тона. – Опасность не исключается.  Крид окинул взглядом две сотни капсул, установленных в зале тремя концентрическими кругами. Тела и души псайкеров, находящихся в каждой из них, подключили к маяку телепатического хора. Пучки кабелей вились между контейнерами, словно нити паутины Кларна. Над центральной площадкой висел единственный астропат, которого удерживало сплетение тросов и кабелей. Маяк нуждался в фокусирующем разуме, способном придать гимнарию бедствия форму и направить его к цели. И, возможно, всего лишь «возможно», преодолеть бурлящие волны эфира, что захлестнули Кадию.  Подойдя к площадке, Урсакар посмотрел в пустые глазницы астропата.  – Ты понимаешь, что от тебя требуется?  Бледная кожа вздрогнула, гримаса боли на лице псайкера ненадолго разгладилась.  – Да.  Лорд-кастелян кивнул. О чём ещё было говорить? Повернувшись спиной к астропату, он взглянул на магоса.  – Начинай.  Кларн сгорбился над пультом управления, ловко работая руками в латных перчатках и мехадендритами. Крид почувствовал, как что-то давит на мозг. Все кошмары, виденные им в жизни, все страхи, в которых Урсакар когда-либо признавался себе, явились по зову сотни воющих голосов и пытались пробраться в закоулки его сознания. Капсулы заискрили, их смотровые пластины треснули и потемнели. Откинув голову, астропат испустил дрожащий жалобный вопль. Давление на разум лорда-кастеляна исчезло. Псионик безжизненно повис на кабелях, из его пустых глазниц потекли струйки тёмной жидкости.  – Уровень смертности – девяносто два процента, – скрипуче произнёс магос. – В пределах ожидаемого.  Крид судорожно сглотнул, загоняя кошмары обратно в клетку.  – Сработало?  – Недостаточно информации, – Кларн пожал плечами, и мехадендриты повторили то же движение. – Что дальше?  – Дальше? – фыркнул Урсакар. Возможно, подкрепления прибудут, возможно, нет. На ответ это не повлияет. – Мы сражаемся. Кадия стоит.

Навигация