Суд над Габриэлем Сетом, Акт II / The Trial of Gabriel Seth Act 2 (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Суд над Габриэлем Сетом, Акт II / The Trial of Gabriel Seth Act 2 (рассказ)
Trial by Blood cover.jpg
Автор Энди Смайли / Andy Smillie
Переводчик dima_v
Издательство Black Library
Серия книг Расчленители / Flesh Tearers
Входит в сборник Испытание кровью / Trial by Blood
Год издания 2014
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Сюжетные связи
Входит в цикл Расчленители
Предыдущая книга Из крови / From the Blood
Следующая книга Во плоти / Beneath the Flesh

– Твой капеллан заставил меня действовать поспешно на Стромарке. Он убил миллионы в бессмысленной спешке и бездушном пренебрежении, – голос Зарго напоминал скрежет цепного оружия на холостых оборотах, его прежняя враждебность сменилась открытой агрессией.

– Апполлус сделал то, что должно. Ты бы потратил месяцы, бросая вперед полки Гвардии, прежде чем вступил бы в битву сам. Лучше пусть сдохнут слабаки, не способные восстать против своих угнетателей, чем впустую будут потрачены жизни тех, кто хотя бы мог попробовать это сделать, – ответил Сет с холодной решимостью.

– Что ты скажешь о Корвине Геррольде? – спросил Мальфас. – Именно твоя гордость обрекла инквизитора. Ты мог просто убить его, обеспечить его молчание в быстром забвении, – повелитель Кровопускателей яростно ощерился. – Нет же, тебе необходимо было доказать что твоя воля сильнее, чем его!

– Она сильнее! – зарычал Сет. – Как и должно быть. – Он прижал кулаки к вискам, в попытке избавиться от нарастающей боли в голове и подавить ярость, которая лишила бы его здравомыслия и возможности говорить в свою защиту. – Проклятье разоряет мой орден, забирает моих братьев и отдает чудовищ взамен. Это так же неизбежно, как смерть – но мы всё ещё продолжаем сражаться! Намного проще было бы сложить оружие и прекратить борьбу, принять безумие и освободиться от чувства вины – но мы всё ещё продолжаем сражаться!

– Ты проиграл в этой битве, – обвиняюще заявил Мальфас.

– Проклятье – наша общая ноша, – Сет развел руки, обводя всех магистров, – но, по стечению судеб, каждый из нас подвержен ему в разной степени. От тебя, Мальфас, я ожидал большего понимания. Проклятье забирает твоих братьев почти так же часто, как и моих.

– Ты думаешь, что я этого не знаю? – зарычал в ответ Мальфас.

– Тогда осознай, что если бы кровь в твоих жилах настолько же кипела от «ярости», как моя, на этом месте мог оказаться ты, – указал на пол зала Сет.

Мальфас хотел ответить, но не нашел нужных слов.

– Суд идет не над Кровопийцами, – заметил Зарго.

Сет посмотрел на Ангела Обагренного и представил, как выпускает его кишки. Если ему удастся пережить сегодняшний день – они еще сведут счеты. Расчленитель был уверен в этом.

– Мы не можем победить в войне с прихвостнями архиврага. Они следуют за нами каждое мгновение, что мы существуем. Грехи наших кузенов-предателей требуют искупления в битве. Целые миры были потеряны из-за рабов старых легионов, но совет магистров ни разу не собирался, чтобы решить стоит ли отказаться от борьбы с ними.

– Ты смеешь так говорить? – спросил Техиал. Традиции требовали от хрониста молчания, но Апостола Крови трясло от негодования, его покрытое шрамами лицо исказилось до неузнаваемости. – Твои слова порочат имя нашего Отца! – Техиал сжал край кафедры так, что дерево брызнуло щепками.

– Избавь меня от этой риторики, Апостол! – оскалившись, Сет отвернулся от него. – Проклятье так же реально, как и всё, что выплескивает Глаз.

– Я согласен с Техиалом. Это ересь, – сказал Орлок.

– Да? – Сет покачал головой. – Архивраг может быть побежден и убит. Мы будем сражаться с порождениями архиврага, положим все свои силы и победим. Мы убьем их, даже если придется обескровить галактику, чтобы сделать это. Но мы не сможем встретиться лицом к лицу с проклятьем, не сможем призвать его к ответу. Мы не в состоянии сражаться против того, что составляет саму нашу суть.

– Ты не прав, – сказал повелитель Ангелов Сангвиновых Сентикан, чье лицо было не разглядеть под плотным капюшоном.

– Как же я должен воспринимать такие слова от человека, прячущего лицо даже от собственных братьев? – с вызовом взглянул на него Сет.

Если оскорбление и задело Ангела Сангвинового, то внешние проявления чувств остались скрыты капюшоном Сентикана. Он продолжил со спокойной уверенностью:

– Владыка Мефистон – живое подтверждение победы, которая нас ждет. Он вырвался из объятий ярости в ясном уме и здравом теле. Он – достаточная надежда.

– Ты так же наивен, как самый зеленый новичок, если веришь, что это чудовище будет нашим спасением. Мефистон – выродок, который должен быть облачен в броню такую же черную, как его душа.

Комментарий Сета вызвал волну негодования по всему залу. Требования наказания и гневные протесты звучали со всех сторон.

– Он хотя бы не убивает с таким же пренебрежением, как Расчленители, – презрительно ухмыльнулся Малаким из Плакальщиков. – В сравнении с теми, кого ты считаешь достойным быть облаченным в багряную броню, убийцы из моей Роты Смерти – и те пребывают в здравом уме.

– Да что тебе известно о битвах, Плакальщик? Посмотри на себя! Желтый среди красных. Трус в море крови! – зарычал в ответ Сет, позволив бешенству взять над ним верх.

Малаким собирался ответить, но Данте оборвал его.

– Злость и отчаяние, Сет. Они привели к смерти Нассира.

Сет вздохнул, отрезвленный словами Данте. Нассир Амит был первым магистром ордена Расчленителей, жестоким и яростным воином, совершившим множество великих деяний. Он сражался в великой войне и покорил Кретацию – мир, который Сет считал домом. Амит был лучшим из Расчленителей, пока его не поглотила жажда крови и насилия.

– Я шагнул во тьму и повел армию чудовищ на защиту света. Я делал то, что должно, дабы обеспечить будущее ордена, – огрызнулся Сет.

– Превыше всего твой долг перед Императором. Выживешь ты или нет – не имеет значения, – процедил Герон. Его лицо светилось презрением. Как и остальные братья его ордена, Ангел Божественный относился к проклятым с гневным пренебрежением. Он презирал их – за слабость, которую отец оставил им в наследство.

– Превыше всего – мой долг перед Сангвинием и его сынами, командование которыми досталось мне.

– А что ты скажешь о твоем долге перед нами? Что скажешь о твоем обещании мне, разве ты забыл об этой клятве? – спросил Данте.

Сет посмотрел на Данте и промолчал. Он помнил.

– В тот день, когда ты стал магистром ордена ты пришел ко мне. Пришел ко мне! – в первый раз за день самообладание Данте подвело его, а руки крепче сжались на балюстраде. – Ты поклялся усмирить Расчленителей. Положить конец вспышкам насилия и безрассудному бесполезному кровопролитию. Ты должен был вернуть ордену честь, а памяти Сангвиния – славу.

– Я стремился сдержать клятву с каждым вздохом, – Сет устремился вперед и поднял взгляд на Данте. Его темные глаза отражались в маске Кровавого Ангела.

Неловкое молчание повисло над Юдицием, пока магистры орденов смотрели, как Расчленитель и Кровавый Ангел обменивались оценивающими взглядами.

– Тогда говори, – нарушил тишину Данте. – Расскажи нам о своих стараниях.