Хапнуть и заныкать / Findaz, Keepaz (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Хапнуть и заныкать / Findaz, Keepaz (рассказ)
Автор Грэм Макнилл / Graham McNeill
Переводчик BlackDrozD
Издательство Black Library
Серия книг Eternal Crusade
Год издания 2015
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

«Орк о`Бой» остановился, его изодранные просмоленные паруса болтались в исходящих от битвы потоках воздуха. Потрепанный железный отвал появился из дыма, а кормовые пушки прогрохотали, когда отвал разнес горящие обломки под шипованными колесами.

Металлические обломки прорвались сквозь дырявый пол, который все еще был вишнево красным от огненного спуска через атмосферу, а удушливые пары горящих нефтепродуктов наполняли каждый вдох.

Кроворож Разбейбошк крутанул руль баивого вагона, закладывая гремящего и лязгающего монстра в скользящий левый поворот. Он разразился громким смехом, увидев, как вращающиеся лезвия на радиаторной решетке нарубили этих новых на районе парней на мелкие кусочки зеленого мяса.

«Орк о`Бой» когда-то был частью сельскохозяйственной техники, но меки Краснопушка Ножезвяка бронировали его и вооружили настолько, что машина превратилась в смертовагон дьявольской огневой мощи. Сейчас вагон тащил на себе заточенный нос из молотилок, длинный манипулятор с когтями для сбрасывания жертв в кузов с крушащими и измельчающими приспособлениями и целое гнездо покрытых черепами турелей, на которых было больше дакки, чем можно было сосчитать.

Палуба под ним вздрогнула, когда что-то взорвалось под капотом, и угольно-черное облако дыма вырвалось из двигателей. Они все еще ехали, поэтому вряд ли повреждено было что-то важное.

Он удерживал баивой вагон на полной скорости, грохоча вокруг огромного овального кратера, выбитого в ландшафте упавшими с орбиты остатками чего-то, что должно было находиться в космосе. Камни были усеяны железяками, останками и всеми теми блестяшками, которые кэп Краснопушк приказал Кроворожу собрать, пока парни Смертареза все не сперли.

Проблема была в том, что парни большого плохого баивого босса вкатились в кратер вскоре после Кроворожа, и его парни начали собирать фуры, чтобы выдвигаться в Бухту Краснопушка. Увидев красный цвет баивых фур, вагонов и мотоциклов, Кроворож понял, что придется с ними драться, и это его позабавило.

– Скольк`их там, как думаешь? – спросил орк.

– Многа, – ответил Пугзваз.

Его гретчин-штурман стоял на мачте позади Кроворожа, пара изогнутых бронзовых телескопических глаз выступала из черепа. Док ЗогШ`ей прикрутил их болтами и закрепил пару наблюдательных очков на затылке гретчина.

– Да вижу я! – громыхнул орк. – Зенки эти свои разлупи!

Пугзваз вытянул свою цыплячью шею, пытаясь осмотреться, что было не особенно легко, поскольку он был, скорее, приколочен к мачте, нежели стоял на ней. Но, когда вокруг начинали свистеть пули, мелкий парнишка всегда мог свалить, если бы Кроворож не закрепил его на месте.

– Многа-многа, – сказал гретчин.

– Так-т лучше, – произнес орк.

Через очки на затылке Пугзваза можно было увидеть штуки, которые находятся очень далеко, хоть изображение и было слегка размытым из-за внутренностей черепушки гретчина.

– Похоже, им лутать не хочется, – рассудил штурман. – Они, вроде, хотят погонять…

Кроворож кивнул. Он видел, что у большинства новоприбывших орков тачки были красными. Они носились вокруг на безумных скоростях, врезаясь во флибузтьеров и друг в друга, стреляя, налетая на все вокруг и взрываясь. Содержимое машин горело или было разбито, а тела орков усеяли землю, слегка поджариваясь на камнях.

Кто бы ни победил (а это было сложно установить в месиве техники), у него будет полно горячей хавки к концу этой драки.

– Злыя Сонца, – буркнул он, наблюдая, как яркий красный багги перевернулся и соскользнул на дно кратера, где влетел в дымящуюся расселину в камнях. – Многа Фриков Скорости у них.

Но ему нравилось наблюдать за скрипящей, сталкивающейся массой техники. Флибузтьеры перебирались по веревкам от трака к траку с изогнутыми клинками в жубах. Иногда они залезали и на вражеские траки.

– Смари как бахнуло! – крикнул Пугзваз.

Кроворож глянул туда, куда уставился гретчин и ухмыльнулся. Эскадрон багги горел позади них, отклонившись от курса после выстрела из счетверенной шутты Назграга. Они взорвались, расшвыривая зеленокожие тела в воздух. С их стороны все еще летели пули, поскольку орки не прекращали стрелять до последнего издыхания. Парни Назграга сшибались лбами, отмечая удачный выстрел. Ноб стоял на деревянной ограде, радостно размахивая своим ручным крюком, будто он был каким-то героем.

Кроворож пульнул в ноба из своей бласты, и Назграг упал ничком, когда огненная вспышка прошла через его голову.

– Чо-та он начал борзеть, – заявил Разбейбошк.

– Хто?

– А хто, ты думаешь? – громыхнул орк. – Назграг, надо бут за ним присмотреть.

– Ага, кэп, – сказал гретчин.

– Я не кэп, – ответил Кроворож, припомнив взбучку, которую ему задал Жуболом прямо перед тем, когда они свалились на эту планету. Те лысые вражины, которых зеленокожие поймали перед этим, называли планету Арконой, и, похоже, оркам не понадобилось бы на ней много драться.

Но потом на большой горящей каменюке пришел Смертарез, думающий, будто он тут самый большой и умный орк только потому, что приземлился более-менее целиком. Бальшая Красная Скала – так они называли свою крепость, как будто это была одна из тех забавных юдишкинских крепостей или типа того.

Кроворож видел ее только однажды, когда они проезжали на «Орк о`Бое» рядом, чтобы посмотреть, насколько она действительно большая и красная.

Она была реально очень большая и очень красная.

Трак врезался в бок «Орк о`Боя» и Кроворож забыл о глобальных вещах и ухмыльнулся, дернув рулевое колесо снова. Против вагона у трака не были ни шанса, и он взорвался, будто его кто-то заминировал. Может, так и было, такое случалось в подобных разборках.

Тела орков взлетели в воздух со смехом и криками. Выстрелы прозвучали позади Разбейбошка, когда летящие орки грохнулись на палубу, как и собирались.

Абордаж в стиле Фриков Скорости.

– Готовься отбиваться от абордажной команды! – крикнул орк.

Дюжина зеленокожих с красными и желтыми банданами на головах кивнула, глядя на то, как отошедшие от шока захватчики поднимаются на ноги.

– Вы чо творите? – заорал Кроворож, когда увидел, что никто не двинулся, чтобы убить нападавших.

– Ты ж сказал готовиться, – заявил Пугзваз. – От они и готовятся.

Разбейбошк шлепнул ладонью по лицу в негодовании.

– Так хватит готовиться и стукайте их!


Сломайшей Вазлом сбил пламя со штанов и поднялся на ноги. То, что он был еще жив, уже само по себе было сюрпризом, как и то, что из него не торчала куча клинков. По какой-то причине грязные, ванючие флибузтьеры просто стояли вокруг и смотрели на него и других парней, которые пережили столкновение трака.

Он заставит их заплатить за эту ошибку.

Большой орк у рулевого колеса крикнул на остальных, они бросились к нему, неся какую-то бессмыслицу про то, что подпорки дрожат и надо остановиться. В отличие от Сломайшея, носящего крепкую броню, эти парни носили до глупого разноцветную одежду: полосатые штаны и жилеты с красными, коричневыми и синими полосками. У некоторых были даже смешные шляпы вместо нормальных железных шлемов. Кое-кто выстрелил из довольно громких пистолетов, от которых было много дыма, но пули легко отскочили от железных пластин брони Вазлома.

Он крикнул и врубился в толпу врагов, круша направо и налево своим цепным тесаком. Крутящиеся жубы тесака вгрызлись в зеленую плоть, и Сломайшей захохотал, развалив противника надвое.

Палубу заняла безумная потасовка стенка на стенку из клинков и гремящих стрелял. Вазлом дрался с ревущими орками на дощатом настиле, выступающем из фальшбортов над закрепленными сетями снастей, протянутых на горящих веревках от одного конца гремящего баивого вагона к другому.

Это был странный вагон, больше похожий на то, что должно плавать на воде. Сломайшей не любил плавающих штуковин. Они были ненатуральными. Металлические штуковины тонут в воде. И любой орк, который думает, что подобный вид подходит баивому вагону, который, по опыту Сломайшея, должен ездить только по земле, заслуживает хорошего пастука по голове.

Хотя это была хорошая хреновина. Кратер позволял развить хорошую скорость (даже если они могли повернуть только налево), но Смертарез не сильно отстанет. Если Вазлом хотел выжить, ему придется убить этих флибузтьеров быстро.

Он приземлился на палубу перед орком в мешковатой белой рубахе с боевыми значками. Черно-желтые полосатые штаны были заправлены в коричневые кожаные боты со стальными накладками. Красная бандана покрывала его череп, а один глаз был закрыт черной металлической накладкой. Золотые кольца и шипастые крючки торчали из губы и острых ушей.

– А ты кросавчег, а? – сказал Сломайшей.

– Красивее, чем ты когда-либо будешь! – буркнул флибузтьер.

Они рванулись навстречу друг другу, сражаясь без единой мысли о защите. Все усилия были направлены только на атаку, они сражались, круша, рубя и сталкиваясь, как безумные гладиаторы из бойцовских ям. Сломайшей должен был признать, что этот орк был довольно неплох с его рубилом. Большая часть его клепанных доспехов лежала изрубленными кусками вокруг его ног. Но Вазлому удалось нанести пару хороших ударов своим оружием, и оба противника сильно истекали кровью.

– Ну и как они тя зовут? – спросил Сломайшей у врага, когда они разошлись тяжело дыша на просевшем бушприте баивого вагона.

– Кроворож Разбейбошк, – ответил тот.

– Один из парней Краснопушка?

– Да,и чо?

– А ничо, – ответил Вазлом. – Просто хотел знать, что сказать Смертарезу про тебя.

– Смертареза тут нема.

Сломайшей указал своим зазубренным и погнутым тесаком за плечо Кроворожа.

– Тута он.


Кроворож видел двух орков, стоящих на пути накренившегося баивого вагона. Один был окруженной зеленой потрескивающей дымкой сгорбленной развалиной с бронзовым посохом. Около него возвышался громила, живое, дышащее воплощение Горка (или Морка) во плоти.

Но, если они останутся так стоять, то долго они не проживут.

Свистящая, скрипящая мега-броня боевого вожака была колоссальной, но даже её будет недостаточно, чтобы спасти его от размазывания в красную пасту под колесами «Орк о`Боя».

Противник Кроворожа развернулся и соскочил с баивого вагона с диким криком, оставляя его одного на бушприте.

Он заревел и высоко поднял свое рубило.

– Ваааааааааааааагх! – заорал он, когда со стороны меньшего из пары орков вырвалась вспышка зеленого света, а «Орк о`Бой» безрассудно влетел в нее.

Острый нос вагона смялся, словно встретил скалу. Через момент левиафан из стали, огня, шестеренок и дерева превратился в бурю искореженного металла, столкнувшись с потрескивающей орочьей силой. Баивой вагон задний мост взлетел в воздух, вращаясь так, будто невероятные руки крутили его, как юдишкину шею.

– Зог миня! – заявил Кроворож, взлетая в воздух.

Горящие развалины описали идеальную дугу над двумя орками перед тем, как рухнули на землю и превратились в кучу тлеющих обломков.


Разбейбошк попытался открыть один глаз, но понял, что это был тот, что закрыт повязкой, и попытался снова. Другой глаз слипся из-за крови и масла, но, все равно, открылся, хоть и с посторонней помощью грубых пальцев.

– Ты позволишь? – произнес кто-то с тенью веселья в голосе. – Ты был прав, босс, этот еще живой.

Все, что мог видеть Кроворож, было зернистое кровавое марево света и дыма и кончик пальца, держащий его веко открытым. Он лежал на спине, это можно было утверждать однозначно.

Последнее, что он помнил, был «Орк о`Бой», таранящий чудилу и вожака. Потом дела пошли странно: вместо того, чтобы раздавить орков, баивой вагон как-то сломался. Грубые руки подняли его на ноги, и он обнаружил себя лицом к лицу с двумя орками, которые должны были умереть. Позади них «Орк о`Бой» лежал неузнаваемой кучей покореженного металла.

Чудила фыркнул и криво ухмыльнулся, в его глазах танцевали зеленые огоньки, кончики волос приподнялись на татуированной и покрытой глифами голове.

– Я ж грил тебе, что смогу, – сказал он верзиле-вожаку. Кроворож немедленно понял, что он знает только одного орка, который поверил бы словам чудилы и встал на пути баивого вагона.

– Смертарез, – сказал он.

Вожак нагнулся, его броня зашипела и засвистела, испустив дымное облако. Валы и шестерни хрустнули, поршни зарычали, когда огромные когти на руке раскрылись и сомкнулись вновь. Ожерелье из когтей и жубов, некоторые еще покрыты кровавой слюной тех, у кого они были вырваны, украшало его шею.

Смертарез был самым крупным орком, которого Разбейбошк когда-либо видел. Больше Злобнокулака Жуболома, даже больше Краснопушка Ножезвяка. Почти такой же большой, как Смертобанка.

– Ты ж один из парней Краснопушка? – прорычал вожак.

Кроворож разомкнул израненную челюсть:

– Да, и чо?

Смертарез подцепил его за челюсть своим когтем, поднимая вверх. Одетые в ботинки ноги орка повисли в двух метрах над землей.

– Эта мая планета, ни так ли? – произнес вожак, ухмыльнувшись железнозубой мордой. – Краснопушк заключил са мной сделку, будет жаль, если мне придется его замачить?

Кроворож попытался пожать плечами, но это было сложно, поскольку он болтался, как рыба на крючке.

– Ножезвяк знает, шо вы добазарились, Смертарез, – сказал зеленокожий. – И он даже не пытался тя кинуть.

– Думаю он те гонит, – влез чудила. – Я чую это в его мыслях так же, как чую запах дерьма.

Смертарез скривился, вытянув еще больше железных когтей.

– Газзагуг прав? Ты врешь мне, флибузтьер?

Кроворож хотел соврать вновь, пока не встретился глазами с обжигающим взглядом чудилы. Этот психический огонь проник внутрь его черепа, разметав остатки сознания, которые у него были, с жестокостью, которую он даже не мог предположить у чудилы.

Соврать было смерти подобно.

– Ну? Ты гонишь мне? – спросил вожак.

– Немного, да, – ответил Кроворож.

Смертарез указал могучей ручищей на кратер, который теперь принадлежал его парням.

– Так вы хотели захапать всю эту добычу для Краснопушка, а?

Разбейбошк попытался кивнуть, но только загнал коготь вожака глубже в свою челюсть.

– Ага, хапнуть и заныкать и все на этом, – пробормотал орк, – но этого больше не случится, Моркай клянусь!

Смертарез сбросил его на землю, и тот рухнул безмолвной грудой под ноги возвышающемуся вожаку.

– Канешн не случится больше, – рыкнул огромный орк, подавшись назад. – Ты пойдешь к этой лживой куче сквигова дерьма и скажешь ему, шо если мне еще хоть раз покажется, шо он меня обманывает, я приду к тем руинам, которые вы зовете хатой, и вобью их в землю так глубоко, шо там ни хрена не останется даже на один жуб. Ты понял?

На этот раз Кроворож кивнул.

– Ты не могешь его так отпустить, – заявил Газзагуг с маниакальной вспышкой в горящих зеленых глазах.

– Как «так»?

– Если пошлешь его до хаты одним куском, Краснопушк помозгует, шо ты размяк.

Разбейбошк закачал головой:

– Не-не-не-не, я скажу Ножезвяку, шо ты сама смерть, крутейший, самый охеренный орк, который, вообще, есть!

– Да, но как он об этом узнает? – спросил чудила.

– Чудила прав, – кивнул Смертарез. – Пойдешь до хаты с хорошей раной, так Краснопушк хоть узнает, шо ты пытался драться. А то ищо подумает, шо ты сдался, так?

– Так, – согласился Кроворож еще до того,как понял, что вожак имел в виду. Он не успел даже запротестовать, как огромный орк склонился и отрубил правую руку флибузтьера у локтя легким движением силовой клешни.

Разбейбошк заорал от боли, с ужасом взирая на вырывающуюся из культи кровь. Болело, Горк видит, болело сильно, но не так, как могло бы. Теперь, хотя бы, он получит тот вращающийся клинок с крюком, который док ЗогШ`ей давно собирается приклепать к флибузтьеру.

Он сжал рану рукой.

– Да, я тя понял.