Цефей / Cepheus (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Цефей / Cepheus (рассказ)
Cepheus.jpg
Автор Брэйден Кэмпбелл / Braden Campbell
Переводчик Pictor Jack
Издательство Black Library
Входит в сборник Караул Смерти: Запуск / Deathwatch: Ignition
Год издания 2016
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Круглый зал, в который он вошел, освещали четыре огромные люстры, подвешенные к высокому потолку. Одна висела над небольшим помостом в центре помещения, в то время как оранжевый свет трёх других, колеблясь, ниспадал на капитанов Караула. Правее от него, скрытый среди теней, расположился сервитор-писец. Перья для письма заменяли ему пальцы, к предплечьям крепилась ёмкость с чернилами, a казавшийся бесконечным рулон пергамента торчал у него изо рта и рассыпался по полу. Ярко-красные линзы, заменявшие сервитору глаза, провожали его немигающим взглядом.

Босой, облаченный лишь в тяжёлую рясу, он молча проследовал к помосту и предстал перед хладнокровными и оценивающими взглядами капитанов.

Такова была традиция – истец не имел права являться на рассмотрение своего ходатайства будучи вооруженным и облаченным в доспехи. И хотя, как и все космодесантники, он не ведал ни страха ни смятения, отсутствие брони и оружия противоречило внушенным ему, ещё на этапе обучения, наставлениям. Разве не было записано в Кодексе: "Следите за вашим боевым снаряжением, братья, и никогда не выпускайте его из виду. Ваша броня стоит на страже вашей жизни. Ваш болтер – воплощенный гнев Императора."

Похоже, на это и был расчет – отсутствие брони и оружия должно было усмирить дознаваемого, сделать его более уступчивым, сговорчивым, податливым. Таким легко манипулировать. Такого легко заставить проговориться – допустить промах, которым немедленно воспользуется дознаватель.

Тут они просчитались. Такой трюк мог бы легко сработать с его менее опытными боевыми братьями, но не с ним. В рядах Адептус Астартес было не так уж и много тех, кто мог бы похвастать столь долгой и столь насыщенной войнами жизнью. Немало времени прошло с тех пор, как девятнадцать имплантов необратимо преобразили его тело, навсегда проведя невидимую грань между ним и обычным, смертным человеком. Годы службы сделали его абсолютно невосприимчивым к попыткам давления или манипуляции.

Он мысленно отдал своему телу приказ успокоится. Его пульс замедлился, плечи расслабились. Громкий крик заученных наизусть строк "Кодекса Астартес", требующих встречать недоброжелателей во всеоружии, опустился до тихого шепота.

Резные деревянные столы окружали восседавших на искусно сработанных креслах капитанов Караула. И, как только он занял своё место в центре зала, встроенные в спинки толстые серво-руки тут же вознесли их над уровнем пола, дабы они могли надлежащим образом вершить правосудие. Мужчина с короткой седой бородой, сидящий по центру, развернул лежащий перед ним свиток пергамента. Его ярко-зеленый наплечник резко контрастировал на фоне черной брони.

— Теперь, когда все в сборе, — раздался его, искаженный акцентом родного ордена, голос, — назовите для протокола ваше имя, звание и принадлежность к ордену.

Находящийся поблизости сервитор принялся за работу, поскрипывая писчими перьями по пергаменту.

— Ортан Кассий, капеллан Ультрадесанта.

— Председательствуют капитаны Караула Брезник, Шеймас, и я, капитан Караула Друз.

Кассий был наслышан о Друзе и Брезнике: они имели репутацию строгих, но уважаемых командиров. В своём родном ордене каждый из них командовал ротой в сотню космодесантников и почитал уложения Кодекса. Кассий не сомневался в том, что они одобрят его деяния, ведь окажись они на его месте они были бы вынуждены поступить точно так же.

А вот имя Шеймаса он слышал впервые. И геральдика его Ордена также была ему незнакома: окрыленная черная молния на желтом фоне.

Брезник потер щеку.

— Капеллан Кассий, собрание старейшин Караула Смерти готово приступить к рассмотрению вашего ходатайства. Вы просите дать добро на формирование истребительной команды и желаете отправиться в систему Госара с целью определить местонахождение бывших членов вашей истребительной команды, отправленных туда на смертельно опасное задание.

— Так точно, — ответил Кассий, — они перестали выходить на связь.

— Но это не означает, что они нуждаются в помощи, — возразил Брезник. — Может существовать достаточно много объективных причин по которым они перестали отправлять донесения. Полученные ими инструкции могут даже запрещать им это делать.

— Это мои люди, и я несу за них ответственность, — ответил Кассий, — разобраться в происходящем – моя прямая обязанность. Кроме того, я не только возглавлял команду, но и исполнял обязанности капеллана.

— Разве не хранитель я братьям своим? — тихо произнес Шеймас.

Кассий никогда не слышал, чтобы о долге капеллана высказывались столь поэтично. Надо признать, выражение пришлось ему по душе. Невзирая на подчас существенные различия в принципах, убеждениях и традициях, все лояльные космические десантники приходились друг другу братьями, сплоченными общим генетическим наследием и десятью тысячелетиями непрестанной службы Императору. Однако, несмотря на то, что в эти неспокойные времена разногласия между орденами были нередки, Караул Смерти по-прежнему призывал на службу не делая различий между происхождением новобранцев. Перед лицом всеобщей ксеноугрозы друзьям и врагам следовало отложить в сторону личные обиды и научится работать вместе, стирая чужих с лица галактики. Именно по этой причине капеллан Караула Смерти должен был быть выше всевозможных противоречий и одинаково стойко стоять на страже духовного благосостояния всех без исключения детей Императора.

— Так и есть, капитан Караула. Я – хранитель моим боевым братьям.

— Мы рассмотрели ваше ходатайство, капеллан Кассий, — продолжил Друз, — и готовы объявить вердикт.

— Но прежде, — снова вмешался Шеймас, — я хотел бы поговорить о событиях, имевших место в 859680.M41 году в системе Вадол Майорис, сегментум Ультима, и фигурирующих в вашем рапорте как «Инцидент при Порт-Цефей».

Голос Шеймаса, надменный и лишенный чувств, заставил Кассия внутренне напрячься.

— Я уже предоставил свой полный отчет, — сказал он. — Его подлинность заверена моей личной печатью.

— Да, он здесь, при мне. — ответил Шеймас.

— Тогда что же вы хотите от меня услышать, помимо того, что уже есть в докладе?

— Терпение, капеллан, — сказал Шеймас, — у меня не было времени скрупулезно изучить ваш отчет, как это сделали мои достопочтенные братья.

Он переплел пальцы и подался вперёд, пристально глядя на Кассия.

— Но я бы очень хотел услышать о том, что произошло, из ваших собственных уст. И, возможно, вы бы могли прояснить мне кое-какие детали?

— Я здесь чтобы служить, милорды, — сказал капеллан.

— Превосходно. Насколько мне известно, за время вашей службы в Карауле Смерти вы приняли участие в… эээ... столь многих боевых операциях, что я затрудняюсь вот так сразу назвать их точное количество.

— Так и есть. Даже более того, насколько мне известно, на данный момент именно я являюсь держателем рекорда как по количеству операций в составе истребительных команд, так и по количеству командировок в Караул Смерти.

— Совершенно верно, — подтвердил капитан Брезник, — достижения, всецело достойные похвалы.

— Многие десятилетия службы, — сказал Шеймас. — В самом деле, капеллан, человечество в долгу перед вами. Вы совершили немало славных деяний, сдерживая ксеноугрозу. Вы несли смерть оркам, эльдар, борлакам, чуфианам, хрудам – и вот, похоже, пришел черёд имперской космической станции.

Несмотря на столь серьёзное обвинение в свой адрес, Кассий усмирил свой гнев и усилием воли снизил сердцебиение до двадцати пяти ударов в минуту. А вот капитан Караула Друз не сдержался.

— Я хотел бы напомнить вам, капитан Шеймас, о том, что ваши собственные команды далеко не единожды были уличены в тяжелых сопутствующих потерях.

Шеймас проигнорировал его.

— Брат капеллан, твёрдо ли вы убеждены в крайней необходимости совершённых вами поступков?

“Настоящая преграда это не стены, рвы и башни, — ответил Кассий, напрямую цитируя писание Жиллимана. — Недостаток воли и находчивости – вот истинное препятствие”.

— Кодекс Астартес, — благоговейно произнес капитан Брезник. В зале наступила тишина. Даже сервитор-писец прекратил свою работу.

— Да будет так, как записано. Я отзываю свой предыдущий комментарий. — Капитан Шеймас прочистил горло. — Как бы то ни было, капеллан Кассий, даже вы должны признать, что некоторые обстоятельства вашего доклада вызывают определенные сомнения.

— Это какие же?

— Главным образом, эти твари.

— Их ксено-принадлежность не вызывает сомнений.

На мгновение Шеймас умолк, тщательно подбирая свои следующие слова.

— Вам знакомо имя Шэгрин?

— Довольно! — воскликнул Брезник, обрушив бронированный кулак на столешницу. Треск расколотого дерева прозвучал словно выстрел. — Отчет капеллана остаётся в силе. И в нём нет места догадкам и спекуляциям.

— Поддерживаю, — произнёс Друз. — Капеллан Кассий, собрание старейшин, рассмотрев все обстоятельства вашего ходатайства, принялo решение...

— Дрогг Мордакка! — воскликнул Шеймас.

Сердцебиение Кассия участилось.

— Его отыскали? С ним покончено?

Шеймас откинулся на спинку кресла, довольный тем, что изучение обстоятельств инцидента будет продолжено.

— Дрогг Мордакка, орочий вождь, имеющий весьма пагубное пристрастие к трофейным имперским технологиям. Нет, капеллан Кассий, насколько я знаю, его местонахождение до сих пор не установлено. А ведь его ликвидация была поручена именно вам, верно?

— Была.

— Кем?

— Капитаном Караула Друзом.

Шеймас повернулся к старому капитану.

— В таком случае, возможно, у капитана Караула Друза найдется что сказать по этому поводу?

Друз, даже и не думая скрывать своё раздражение, недовольно пригладил бороду.

— Набеги Дрогга Мордакки на имперские поселения Восточного Предела начались три года назад. Капитан Брезник и я были осведомлены о них, но до недавнего времени не предпринимали никаких активных действий.

— Это почему же? — спросил Шеймас.

— В то время более серьёзные угрозы требовали нашего внимания. Но всё изменилось с захватом колонии на Винике. — ответил Брезник.

— Которая находится в том же секторе, что и Порт-Цефей. — уточнил Шеймас.

Друз кивнул.

— Благодаря этой победе, Мордакка смог привлечь под свои знамёна множество других зеленокожих. Орки сплотились вокруг него. Их резко возросшая численность привела к переоценке текущей ситуации. Приоритет угрозы был повышен, было принято решение о ликвидации. Объединенные имперские силы, включая подразделения Караула Смерти, смогли остановить его кровожадный поход, так называемый «Вааагх! Мека», и наголову разбить зеленокожих. К сожалению, Мордакка ускользнул от нас, и перед капелланом Кассием поставили задачу выследить его.

— Итак, капеллан, — сверившись с отчётом продолжил Шеймас, — ваша истребительная команда в составе десяти человек прибыла в систему Вадол Майорис на борту судна «Истина», фрегате класса «Гладиус». И вы получили сигнал бедствия из Порт-Цефея как только вышли из варпа.

— Так точно.

— Их атаковали ксеносы?

— Верно.

— И, посчитав что порт был атакован Дроггом Мордаккой, вы немедленно откликнулись на зов о помощи?

— Исходя из имеющихся предпосылок, это было самое вероятное предположение.

Шеймас наклонился вперед и, тщательно подбирая каждое слово, продолжил.

— Но это были не зеленокожие, не так ли?

— Нет, капитан Караула, это были не орки.


Порт-Цефей был типичной имперской заправочной станцией. Башня, расположенная по центру, состояла из командных палуб, модулей когитаторов и жилых отсеков для рабочих и членов экипажей, исключая сервиторов. Четыре толстых пирса тянулись от её основания, оканчиваясь маневровыми двигателями колоссальных размеров. Периодически извергаемое ими пламя сохраняло станцию в устойчивом вертикальном положении. Каждый пирс, опоясанный огромными цистернами и трубопроводами, был оборудован открытой площадкой, способной принять среднего размера корабль. Десятки труб, длинной несколько километров каждая, словно щупальца гигантской медузы исчезали в верхнем слое облаков газового гиганта, на орбите которого висел порт.

Отчаянная мольба о помощи, столь редкая в этом тихом и спокойном месте, заполняла пустоту космического пространства.

Кассий изучал показания авгуров. И хотя следов присутствия вражеских судов обнаружено не было, он не особо доверял этой информации, зная, что сканеры можно обмануть. Он поднял голову и внимательно обвёл взглядом свою истребительную команду. Их было девять; девять боевых братьев призванных из девяти орденов. Не самая маленькая группа, но, определенно, самая разношерстная.

— Судя по всему, сигнал бедствия работает в автоматическом режиме, — сказал Кассий, указывая на строки цифр, временные отметки и два слова, транслируемые системой оповещения.

Hostica ignotus? — спросил Коден. Из-за неестественно огромных клыков Космическому Волку особенно тяжело давалось произношение согласных звуков.

— Нет, стандартный протокол имперского военного флота, — ответил Вел Донат, брат Кассия из Ультрадесанта. — Правда, устаревший, без возможности передачи данных, идентифицирующих атакующих.

— Должно быть, орки, — бросил Омид, сжав свой левый кулак, выкрашенный в ярко-красный цвет.

— Напасть на периферийный завод по переработке прометия на окраине системы – это в духе Мордакки, — добавил капитан Эктрос.

Джонат Тевен не был столь уверен.

— Зачем оркам утруждать себя нападением на эту беззащитную станцию? Зеленокожие любят подраться – чем больше тем лучше. Что-то здесь не так…

— Возможно, им нужно было просто пополнить запасы топлива, — предположил Донат.

— Да и кто ещё тут может быть, кроме орков? — возразил Омид.

— Брат Донат, проинформируй порт, что их сообщение получено и помощь уже в пути. — отдал приказ Кассий.

— Было бы разумно воспользоваться зашифрованным каналом, — предложил Омид, — на случай если Мордакка прослушивает эфир.

Эктрос насмешливо фыркнул.

— Ты слишком высокого мнения об орках.

— Нет, не слишком, — строго сказал Кассий.

Сложив руки на груди, он сердито уставился на капитана Белых Консулов. Уважаемый и непреклонный, как и все призванные в Караул космодесантники с которыми Кассию довелось вместе служить, тот был ценным членом истребительной команды. Но он слишком привык командовать. А в Карауле Смерти нельзя было рассчитывать на то, что звание капитана родного ордена по умолчанию даёт ему право командовать подразделением. При назначении командира, боевой опыт всегда имел больший вес, нежели звание, поэтому группу возглавлял Кассий, будучи вдвое старше Эктроса. Жестом он попросил Омида дать объяснение.

— Вопреки расхожему мнению, зеленокожие вполне способны устроить хитроумную засаду или организовать тактическую хитрость. Я бы не стал игнорировать, к примеру, вероятность того, что Дрогг затаился где-то в окрестностях газового гиганта, готовый моментально ударить из засады. Мы с таким уже сталкивались.

Кассий кивнул и снова обратился к Эктросу.

— Таниэль, неужели за все эти долгие годы службы, ты так и не усвоил, насколько это порой бывает смертельно опасно недооценивать противника, особенно когда речь идёт о представителях чужих рас? Ты не станешь действующим капитаном Караула до тех пор, пока не избавишься от неверных предубеждений и не начнешь полагаться на опыт и компетентность членов своей команды.

Эктрос молчал, поигрывая желваками.

— Не слышу ответа, — сказал Кассий.

— Я понял, капеллан, — хмуро ответил он.

— Недостаточно просто понимать. Используй это знание на практике – или этот разговор станет лишь пустой тратой нашего времени.

Кассий обратился к Донату.

— Вел, свяжись с портом. Всем остальным проверить оружие и боевое снаряжение. И готовьте ваши сердца к битве. Мы воспользуемся десантной капсулой для проникновения на станцию.

Эктрос неодобрительно нахмурился.

— При всём уважении, Порт-Цефей в состоянии принять корабль нашего размера. Не проще ли будет просто пристыковать «Истину» к одному из заправочных пирсов?

— Это так бы ты поступил, брат, если бы командовал истребительной командой вместо меня? — ответил Кассий.

Вопрос был явно с подвохом. Эктрос ненадолго погрузился в раздумья, пытаясь понять что же он упустил.

— При условии, что орочий корабль поджидает нас в засаде, «Истина» после стыковки станет неподвижной целью. С другой стороны, если мы воспользуемся десантной капсулой, то мы не только сможем избежать возможного перехвата, но и обеспечим кораблю свободу действий против потенциальных врагов. Мудрое решение.

— А ты не безнадежен, — сказал Кассий.

Пока остальные члены команды покидали помещение, каждый отдавая честь на свой манер, Донат проверял показания вокс-передатчиков.

— Станция не отвечает. Тишина на всех частотах, — нахмурившись заявил он. — Даже сигнал бедствия транслируется используя энергию вспомогательных систем. Похоже на отказ оборудования из-за механического повреждения.

— Скорее, умышленная диверсия систем связи. Кто-то намеренно вывел из строя коммуникационное оборудование станции с целью ограничить обмен информацией с внешним миром. Теперь сигнал могут принимать лишь те, кто находится в непосредственной близости.

— Ты прав, брат, мне это тоже пришло на ум.

Кассий открыл канал связи и вызвал нижние палубы.

— Набрать крейсерскую скорость и подготовиться к десантированию. Лэнс батареи привести в полную боевую готовность.


«Истина» была спроектирована для быстрой переброски отделения космических десантников, включая обслуживающий персонал и сопутствующие транспортные средства, на межзвездные расстояния. Её двигатели считались одними из лучших в своём классе, и вот, спустя некоторое время, судно уже находилось над станцией. На всех частотах вокса по-прежнему не было ничего нового, лишь постоянно повторяемый сигнал бедствия да фоновый шум и статика.

К тому времени как Кассий и Донат вошли в тесное пространство десантной капсулы, остальные члены команды уже успели поместить всё своё оружие в соответствующие отсеки и закрепиться с помощью фиксирующих захватов. Донат, перед тем как занять своё место, проверил надёжно ли зафиксирован его болтер модели «Артифекс», которым он очень сильно дорожил.

Люк медленно закрылся. Заняв последнее свободное место, Кассий отправил сигнал готовности на командный мостик. Глубокий рокот пробуждающихся ото сна механизмов проник сквозь стены капсулы.

Ещё мгновение назад они были неподвижны, как вдруг, словно выпущенная ракета, они уже стремительно уносятся прочь.

Давление при такой скорости могло запросто размазать обычного человека по стенке. А вот космических десантников всего лишь крепче вжало в поскрипывающие под нагрузкой фиксирующие захваты.

На фоне заполнившего капсулу гула маневровых двигателей, размещенных у них под ногами, Кассий тихо твердил литургию Свободного Падения, прося Императора благословить машинный дух транспорта.

Донат нарушил молчание, обратившись к нему по общему вокс-каналу.

— Брат-капеллан, средства связи ближнего радиуса действия засекли сигнал. Есть входящая передача.

— Принимай. Давайте послушаем, что нам скажут.

Шлемы членов истребительной команды моментально заполнились напряженным женским голосом, который изо всех сил старался перекричать вой турбинных двигателей, беспорядочные крики и мерное стаккато лазерного огня.

— … да брось ты это, просто запри главный вход! Прибывающий имперский корабль, надеюсь, вы меня слышите. Мы эвакуируемся на орбитальном челноке типа Аквила. Повторяю, мы эвакуируем станцию.

— Порт-Цефей, — громогласно ответил Кассий, — говорит капеллан Ортан Кассий из Караула Смерти, командующий космическим кораблём «Истина». Подмога уже в пути и вскоре прибудет к вашему местоположению. Оставайтесь на месте.

Кто-то закричал. Женский голос с трудом прорвался сквозь громкий грохот.

Ну уж нет, мы сваливаем.

Кассий выругался. Страх всегда заставлял простых смертных действовать иррационально.

Он вызвал изображение с внешних датчиков. Посадочные сканеры, расположенные у основания капсулы, тут же вывели на визор шлема картинку: окруженный ореолом пламени маневровых двигателей, Порт-Цефей мчался к ним навстречу. Визуальный контакт подтвердил показания авгуров дальнего радиуса действия – три пирса были свободны, а четвертый был занят ничем не примечательным, старым грузовым судном с облезлым корпусом.

Затем они увидели челнок, расположившийся у подножия центральной башни. Широкий размах крыльев придавал ему сходство с орлом, которое, впрочем, тут же исчезло когда он, неуклюже оторвавшись от посадочной платформы и постоянно виляя из стороны в сторону, начал набор высоты.

— Орбитальный челнок «Аквила», — снова вышел на связь Кассий, — вам не разрешена стыковка с нашим кораблем до тех пор, пока мы не установим природу угрожающей вам опасности.

У нас совсем нет врем…

Связь внезапно оборвалась и Кассию оставалось лишь молча наблюдать за тем, как «Аквила», словно пьяная, накренилась набок и, зацепив платформу кончиком крыла, спустя мгновение рухнула на пирс. Разрушенные топливные баки, всё ещё находясь в пределах атмосферного поля станции, моментально занялись и челнок исчез в яркой вспышке пламени, усеяв платформу тлеющими обломками.

Никто не проронил ни слова, наблюдая за крушением. Системы десантной капсулы начали обратный, десятисекундный отсчет до столкновения.

— Оружие к бою! — скомандовал Кассий. Отключив изображение с внешних датчиков он достал свой болт-пистолет.

— Зону высадки считать враждебной и занятой противником!

И в тот же миг капсула достигла поверхности станции, врезавшись в неё с оглушительным грохотом. Фиксирующий захват, освобождая плечи Кассия, тут же откинулся вверх, а боковые панели, под аккомпанемент детонирующих запирательных пиропатронов, опустились вниз подобно лепесткам распустившегося цветка.

Как только команда покинула капсулу, стало очевидно, что взрыв челнока вывел из строя поддерживающие гравитацию генераторы. Магнитные пластины, расположенные в подошвах бронированных сабатонов, мягко завибрировали, обеспечивая крепкое сцепление каждого воина с поверхностью космической станции.

Омид, вооруженный тяжелым болтером, тут же занял позицию справа от Кассия, в то время как Донат – слева.

— Ауспик, — скомандовал капеллан. — Поиск выживших.

Коден, держа портативный сканер в протянутой руке, встал рядом с Омидом. Он направил прибор в сторону обломков «Аквилы», куски которой всё ещё неторопливо дрейфовали в пустоте космического пространства.

— Выжившие отсутствуют. Никаких признаков жизни в радиусе пятидесяти метров.

— Вообще никаких жизненных форм? А внутри станции?

Коден отрицательно покачал головой.

Кассий внимательно осмотрелся по сторонам. Центральная башня Порт-Цефей возвышалась немногим левее от него, свет в её окнах отсутствовал. На небольшом расстоянии позади потерпевшего крушение челнока виднелись очертания изъеденного коррозией остова сухогруза. Его немногочисленные наблюдательные порты были также черны и безжизненны как и окна станции. Неразборчивые белые надписи, практически полностью стертые, протянулись по всей длине громадных, спаренных труб, подключенных к посадочной палубе.

— Брат Пран, — позвал Кассий.

Один из космических десантников, занявший позицию в тылу построения, поднял голову. Его правый наплечник, выкрашенный в синий цвет, украшала эмблема черепа и двенадцатилучевой звезды.

— Брат капеллан?

— Бери Омида и еще двоих, на твое усмотрение, и займись проверкой грузового судна.

— Понятно, мой господин.

Пран жестом указал на двух космических десантников, стоявших рядом с ним.

— Со мной пойдут брат Зигфрик и брат Таласси.

Кассий согласно кивнул.

— Я же, вместе с капитаном Эктросом и остальной командой, отправимся внутрь станции на поиск выживших, если таковые имеются. Также необходимо будет извлечь лог-файлы и записи персонала из когитационных блоков. Будьте постоянно на связи.

— Мы больше не опасаемся быть подслушанными? — спросил Эктрос. Кассий не мог не заметить ехидных ноток в голосе капитана.

— Мордакки здесь нет, — тихо ответил он.

— Откуда такая уверенность?

Наблюдая за тем как Пран, Омид, Таласси и Зигфрик, проследовав мимо обломков «Аквилы», направились дальше к сухогрузу, Кассий ответил:

— Если бы он был здесь, мы бы уже давно были бы атакованы.

Hostica ignotus. Но если это не зеленокожие, — снова спросил Эктрос, — то кто же тогда?

Ответа на этот вопрос у Кассия не было.


Ближайший к центральной башне шлюз был открыт нараспашку. Беспрерывное мигание синего светового сигнала предупреждало о полной разгерметизации. Кассий и Донат вошли в него первыми, за ними последовал Эктрос и все остальные.

Миновав шлюз, они оказались в просторном, слабо освещённом помещении, где помимо множества шкафчиков для хранения всякой всячины имелась и уходящая вверх широкая винтовая лестница. Благодаря отсутствию гравитации керамическая чаша, окруженная замерзшими каплями какой-то темно-коричневой жидкости, безмолвно кружилась посреди комнаты.

Кассий с немым вопросом обернулся к несущему ауспик Кодену.

— По-прежнему никаких жизненных форм, — ответил тот. — Атмосферной оболочки станции больше нет. Практически полный вакуум.

— Вел, — скомандовал капеллан, — пойдешь первым. Заметишь ксеносов – стреляй без раздумий. Ксеносы должны быть зачищены!

Держа болтер наготове, Донат двинулся к подножию лестницы. Следуя друг за другом они поднялись на второй этаж и оказались в столовой. Стулья и длинные металлические столы бесцельно дрейфовали по помещению, изредка ударяясь друг о друга. Продолжая двигаться вверх по лестнице, они миновали несколько уровней пустующих жилых отсеков, пока не наткнулись на остатки двух наспех сооружённых баррикад на седьмом этаже. И хотя пустые топливные баки и ящики свободно плавали по залу, Кассий сразу же догадался что их использовали для блокировки лестницы.

Одиноко валявшийся пустой лазган был надёжно прикован к полу замерзшей лужей крови. Изорванные лохмотья бежевой одежды, с запятнанными чем-то красным краями, лениво дрейфовали по помещению.

Внимание Кассия привлекло чёрное пятно на ближайшей стене. Похоже, оно образовалось от взрыва чего-то или кого-то находившегося неподалёку. Помимо пятна стену усеивали крохотные, зазубренные осколки. Вытащив один из них, цвета индиго, с чёрными прожилками, Кассий повертел его между пальцами, внимательно изучая.

— Сюда! — позвал Донат.

Кассий выбросил осколок.

Командная палуба, охраняемая парой толстых бронедверей, поверхность которых была щедро испещрена глубокими царапинами и порезами, располагалась на следующем, самом верхнем, этаже. Похоже нечто – возможно, даже несколько этих нечто – отчаянно и безрассудно пытались попасть внутрь.

Пройдя мимо Эктроса и остальных, Кассий присоединился к Донату. Вместе взявшись за створки дверей и сильно потянув, они освободили путь в помещение.

Представший перед ними зал имел круглую форму с арочными проходами справа и слева. В центре помещения расположилось приземистое хранилище громоздких когитаторов. Пара наружных панелей на одном из них отсутствовала, открывая взору торчащие наружу пучки проводов и коннекторов. Прямо напротив бронедверей находилось огромное, во всю стену, кристалфлексовое окно.

Беззвучно, используя только жесты, Кассий отдал приказ Эктросу и Кодену обыскать прилегающие помещения, в то время как сам отправился к окну, из которого открывался вид на все четыре стыковочных причала станции. Отсюда он заметил ещё один челнок класса «Аквила», расположившийся на приподнятой платформе рядом с выщербленным сухогрузом. Заметив слабый свет в смотровых портах гигантского судна, Кассий открыл вокс-канал со второй командой.

— Пран, докладывай.

— Брат-капеллан, мы завершили обыск нижних палуб и в настоящий момент находимся на мостике судна. Никаких признаков присутствия враждебных ксеносов или команды корабля.

— Состояние корабля?

Абсолютно нетронут.

— Вы можете пробудить дух-машины? — спросил Донат. Он присел чтобы более детально изучить торчащую из когитатора мешанину проводов.

Да, — пришел ответ. — Легко.

— Имя судна? Откуда оно прибыло? — спросил Кассий.

«Гордость Госара». Перевозчик руды из системы Госара. Прибыл за 47 часов до нас.

— Припасы пополнены? Топливо?

— Да, капеллан. Корабль перезаправлен и несёт полную грузовую загрузку. Курс на возврат к планете Госар Квинтус уже введён.

Донат, немного покопавшись в клубке механизмов когитатора, вытащил разбитый инфопланшет и поднялся на ноги.

— Лог-файлы станции? — спросил Кассий.

Донат кивнул.

— Только никуда не годные. Вычищены и повреждены.

Коден, появившись из ближайшего дверного проёма, доложил:

— Хранилище оборудования. Тщательно обыскано. Из пятнадцати скафандров для защиты от окружающей среды половина отсутствует.

— Эктрос? — позвал Кассий.

Капитан, держа прямоугольный прибор в левой руке, вернулся в зал.

— Кроме этого ничего не обнаружено.

— Вокс-диктофон?

Эктрос кивнул и протянул устройство Донату. Немного помедлив, тот нажал кнопку на боку устройства и голос женщины, с которой они общались ранее, наполнил их шлемы.

«Я… я постараюсь быть максимально краткой. Если по какой-то причине наша попытка побега окончится провалом, то по крайней мере остануться хоть какие-то записи. Прошло уже около двух дней, с тех пор как появились эти твари. За это время было убито и пропало без вести больше половины обслуживающего персонала станции. Я понятия не имею что случилось с сервиторами. Мне кажется их просто разорвали на части чтобы они не могли восстановить наши коммуникационные системы.

Эти существа – мы не знаем как их называть – они разумные. Мы поначалу думали что это просто животные, но они смогли каким-то образом вывести из строя основную сеть электроснабжения и вырезать всех наших астропатов, тем самым сведя на нет возможность получить помощь извне и намеренно изолировав нас только лишь затем, чтобы не спеша прикончить. Тем не менее, Шамрону все же удалось отправить сигнал бедствия используя вспомогательные системы. Правда, по его словам, вряд ли кто-то сможет его принять – радиус приема оказался сильно ограничен из-за недостатка мощности.

Я просто хочу чтобы все знали, что команда Порт-Цефей защищала станцию до последнего. Будучи простыми грузчиками и разнорабочими, они смогли постоять за себя не хуже военизированной охраны. Они соорудили баррикады на этаже под нами, и когда эти… существа… накинулись на них… ну, они держались… они держались…

Итак, нас осталось шестеро. Я, Шамрон, старший медик Грир, Алексус и братья Инге. Бронедвери, похоже, пока в состоянии удержать проклятых тварей, но у меня нет ни малейших сомнений в том, что рано или поздно они найдут другой способ проникнуть в это помещение, это лишь вопрос времени. Поэтому мы решили просто сбежать, пока еще есть такая возможность… просто попытаться покинуть станцию и состыковаться с приближающимся фрегатом Адептус Астартес. Мы воспользуемся челноком – ни за что на свете я даже близко не подойду к этому сухогрузу. Заражение началось сразу, как только он прибыл, и это не совпадение. Я знаю это.

Короче, это всё что я хотела сказать. Да сжалится над нами Император. Контролёр Лузис Аревик, Порт-Цефей, система Вадол Майорис.»

Раздался щелчок и воспроизведение записи закончилось. В наступившей тишине космодесантники несколько мгновений обдумывали услышанное.

— Пран, — спросил Кассий. — Ты это слышал?

Да, капеллан. Мы всё слышали.

Кассий покопался в памяти. В галактике существовало достаточно много биологических видов способных распространяться “зайцами” – либо прикрепившись снаружи к корпусу звездолета, либо банально прячась в захламленных трюмах. Практически все они были всего лишь животными, и уж точно были не в состоянии устроить резню типа этой. Самыми вероятными кандидатами, приходящими на ум, были–

Мой господин, есть ещё кое-что, что вы должны увидеть. Начинаю передачу видеоизображения на ваш дисплей.

Руна брата Прана в шлеме Кассия мигнула, и на лицевом щитке возник транслируемый видеоряд. Перед взором капеллана предстал мрачный интерьер «Гордости Госара»: голые металлические переборки да порядком изношенная отделка. Ничего необычного.

Затем Пран повернулся к самой дальней стенке мостика, и холодная ярость ко всем чудовищным видам ксеносов, с которыми ему доводилось сталкиваться, наполнила Кассия.

Изящный религиозный мурал, представляющий собой изрядно потрепанную временем фреску с изображением Императора Человечества, был осквернен мазнёй какого-то безумца. Зубы превратились в клыки, а дорисованные руки оканчивались длинными когтями. Ниже, под этой мерзостью, распыленным лаком была грубо выведена надпись: «ДА БУДЕТ БЛАГОСЛОВЛЁН ТРИССТ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЧЕТЫРЁХРУКИЙ ИМПЕРАТОР!».

Смигнув в отвращении трансляцию, Кассий вновь обвёл взглядом помещение. Внезапно, краем глаза, он уловил едва заметное движение. Нечто, размытым пятном конечностей, хитинового панциря и зубов, стремительно взлетело по лестнице и, миновав открытые бронедвери, набросилось на стоящего к ним спиной брата Кодена. Под тяжестью неожиданно возникшей ноши Космический Волк рыкнул и непроизвольно подался вперёд.

Кассий тут же занес над головой свой крозиус арканум – позолоченную силовую булаву, служившую символом его полномочий – намереваясь одним ударом смахнуть существо со спины Кодена, но воплотить задуманное ему так и не удалось. Совершенно бесшумно кристалфлексовое окно разлетелось водопадом осколков, и ещё три ксеноса ворвались в комнату управления. Как и та тварь, что атаковала Кодена, все они были цвета индиго и имели несколько конечностей. Их огромные, во всю голову, пасти, были усеяны зубами размером с кинжалы.

Продолжая по инерции двигаться с ужасающей скоростью, они в тот же миг оказались среди не успевших среагировать космодесантников.

Один из ксеносов полоснул когтями по груди Кассия, в то время как другой сомкнул свои челюсти на шлеме, пытаясь его прокусить. Раздался боевой клич, и капеллан размашистым ударом обрушил крозиус на морду первого монстра. Капли темной крови, вырвавшись из его пасти, забрызгали стену.

Пара челюстей тут же сомкнулась вокруг его левой ноги. Слегка поддавшись, армированная поверхность поножей всё же выдержала давление. Снова удар булавой, и снова пролилась кровь атакующих.

Тем не менее, мерзкие твари отказывались умирать.

Кассий, совершенно отстранённо, вдруг осознал что ксеносы намереваются сбить его с ног и прижать к поверхности пола, таким образом сделав капеллана абсолютно беззащитным. И лишь магнитные пластины, расположенные в подошвах бронированных сабатонов, удерживали его в положении стоя. Тем временем его собратья также сражались с наседающими ксеносами, демонстрируя праведное рвение, присущее всем верноподданным слугам Караула Смерти.

Он прокричал клятву Императору, и спустя мгновение длинный коготь пробороздил лицевую панель шлема капеллана.

Наполовину ослепший, Кассий рефлекторно отмахнулся крозиусом. Дрожь прошла по его руке, когда череп чужака взорвался, соприкоснувшись с утяжелённым концом силовой булавы.

Чьё-то тёмное брюхо закрыло ему обзор – это одна из тварей решила попытаться прогрызть лицевой щиток. Выхватив пистолет из кобуры на бедре, он тут же выстрелил.

В безвоздушном пространстве помещения, заполненного вакуумом, он не был способен услышать столь приятный слуху звук болта, покидающего патронник. Впрочем, он вполне удовольствовался видом головы монстра, разлетевшейся на куски.

Кассий протер глазные линзы шлема. Последний из атакующих исхитрился отскочить назад и принялся поспешно двигаться вдоль стены. Капеллан выстрелил в монстра три раза, но тот, стремительным броском ринувшись к потолку, ушёл с линии огня, оставив лишь глубокие отметины от когтей на металлической поверхности. Оказавшись прямо над Кассием, чужак, широко раскрыв пасть в безмолвном крике и, словно змея, быстро двигая языком, обрушился на капеллана.

Не долго думая Кассий вонзил крозиус в разинутую пасть. Булава, пройдя сквозь смертоносные клыки, вышла из затылка, и последующий, спустя мгновение, силовой разряд начисто испарил череп твари, отправив обезглавленное и всё ещё конвульсивно дергающееся, тело, в сторону складских помещений.

Кассий оглянулся вокруг. Ещё пять монстров безжизненно дрейфовали вокруг членов его команды. Донат и Тевен были на ногах. Заняв позиции по бокам бронедверей они продолжали вести стрельбу из болтеров вниз в сторону лестницы. Коден стоял на коленях – похоже, он не только смог скинуть с себя атакующего, но и развалить того надвое своей силовой секирой. Однако схватка не прошла для него даром – слабые струйки газа, вырываясь из пронзённой ксеносом брони, служили наглядным подтверждением нарушенной герметичности доспеха. Капитан Эктрос склонился над телом брата Радована, чья правая рука, как заметил Кассий, отсутствовала ниже локтя.

Его подозрения оправдались. Порт-Цефей был заражен генокрадами.

— Истребительная команда, — громко скомандовал он по воксу. — Докладывайте!

— У нас двое раненых, — ответил Эктрос, — один критично.

— Я в порядке, — прорычал Коден.

Пран на связи, мой господин. Мы на пути к вам.

Кассий отрицательно покачал головой.

— Нет, брат Пран, оставайтесь на месте. Здесь у ксеносов тактическое преимущество.

Просунув руку под брата Радована, Эктрос поднял того на ноги, в то время как Кассий, двигаясь позади Кодена, присоединился к остальным членам группы. Броня Космического Волка, как оказалось при ближайшем рассмотрении, была пробита как минимум в полдюжине мест. Кассий знал, что хоть улучшенные лёгкие и могут достаточно долго функционировать в условиях нехватки кислорода, но даже самые выносливые из космодесантников не в силах поддерживать состояние полной боевой готовности в абсолютном вакууме сколь-нибудь долго, не говоря уже о том, чтобы выжить.

— Донат, выводи нас отсюда, — прорычал Кассий. — И отправь сообщение на «Истину». Мы выйдем за рамки текущих полномочий и, попомни мои слова, вычистим эту заразу.


Пять мертвых генокрадов безвольно парили у лестничного пролёта, получив с полдюжины попаданий каждый. Отпихнув дрейфующие трупы в сторону, Донат расчистил дорогу следующим за ним членам команды. Возвращаясь тем же самым путём, они снова беспрепятственно миновали разбитые баррикады, заполненные вакуумом коридоры и жилые уровни Порт-Цефея.

Вскоре они добрались до второго этажа, пространство которого изобиловало дрейфующими обломками мебели. Жестом, Кассий отдал бойцам приказ двигаться вперед. Донат, Тевен и Коден начали спуск вниз по лестнице на первый этаж, где располагался шлюз, через который они попали внутрь. Эктрос, все еще поддерживающий брата Радована, двигался позади них.

Кассий не стал следовать за ними, задержавшись на лестничном пролёте и наблюдая за захламлённой комнатой с высоты. Уж больно она напоминала ему зал управления, в котором они попали в засаду ксеносов. То же замкнутое пространство, те же ограниченные возможности эффективно вести огонь – идеальное место для западни.

Его осмотрительность была вознаграждена – столы и стулья внезапно разлетелись в разные стороны.

Пятеро генокрадов тут же набросились на Эктроса со всех сторон, но в этот раз Кассий был готов к их появлению. Двумя выстрелами он сразу же уложил наповал двух из них, когда те ещё только выпрыгивали из своих укрытий. Затем, стремительно сбежав по лестнице и перепрыгивая на ходу через ступеньки, капеллан размозжил череп третьего силовой булавой.

Продолжая поддерживать брата Радована, Эктрос развернулся навстречу атакующим. Защищаясь, он всадил выставленный перед собой цепной меч в грудь первого генокрада, прыгнувшего на него. Второй, впрочем, оказался более удачлив – нанеся капитану глубокую рану в бедро, он сомкнул свои чудовищные когтистые руки вокруг его торса. Словно вощеный пергамент керамит брони поддался, и охлаждающие газы вырвались из разорванного доспеха.

Внезапно в воксе раздался звук, совершенно незнакомый Кассию. Целая секунда ушла у капеллана на то, чтобы осознать, что этим звуком был крик Эктроса, вопящего от боли.

Косым ударом вниз капитан отрубил за раз сразу две конечности атаковавшей его твари. Извернувшись, та быстро отпрянула, пытаясь спастись, но Эктрос стремительным выпадом всё же успел вонзить ей в грудь цепной меч, перемалывая костяные пластины, с виду похожие на рёбра.

Кассий нанёс удар последнему генокраду, сокрушив тому экзоскелет и покрыв золотые крылья крозиуса нечистым ихором.

По воксу всё ещё можно было слышать тяжёлое, прерывистое дыхание раненого капитана.

— Прямо сквозь броню, — пробормотал он. Сделав глубокий вдох, он отрегулировал давление в легких и тут же мысленно отдал своему улучшенному телу приказ начинать экономить кислород. С благодарностью кивнув Кассию, Эктрос продолжил спускаться вниз по лестнице.

Как только они покинули центральную башню через шлюз, капеллан сразу же вызвал Прана и остальных членов команды на борту «Гордости Госара».

— Братья, запускайте двигатели сухогруза и готовьте судно к отправке.

Есть, брат-капеллан, — ответил Пран. — Я и остальные присоединимся к вам у шлюза по правому борту.

— Нет. Как только корабль будет готов, вы месте с ним последуете курсом на возврат в домашнюю систему. — отдал приказ Кассий.

Некоторое время все молчали. Наконец, Пран многозначительно прочистил горло.

Капеллан, истребительная команда не может быть разделена без санкции свыше.

“Inquisito lethale omni tempore”, — тихо проговорил Эктрос. — Во все времена, умри, но расследование доведи до конца.

— У нас есть санкция свыше, — ответил Кассий. — Во-первых, наше первоначальное задание всё ещё в силе – «Истина» и истребительная команда под моим командованием будет преследовать Дрогга Мордакку и остатки «Вааагх! Мека» до их полного уничтожения. Во-вторых, брат Донат докладывает что «Истина» получила дополнительные указания от командора Караула Вэриона. Вы знакомы с ним?

Никогда о нём не слышал, — отозвался Пран, в то время как Эктрос просто покачал головой, косо наблюдая за тем, как Донат задраил шлюз позади них.

Кассий продолжил.

— Это не имеет значения. Я разделяю истребительную команду и отправляю вас к Госар Квинтусу с новым заданием, помимо тех приказов что вы получите по прибытию от командора Караула. Кодовое имя новой команды – Эксцис.

Никто не проронил ни слова.

— Братья мои, мы – Караул Смерти. Для нас это больше чем просто поручение, больше чем просто задание. Это – наша святая обязанность! Мы – продолжатели дела Императора, которое наш величайший повелитель начал десять тысячелетий назад. И именно на наши плечи была возложена священная миссия по очистке вселенной от ксеносов, дабы человечество могло унаследовать звёзды. Дрогг Мордакка всё ещё жив, и это недопустимо! Планета Виник должна быть отомщена. Кровь миллионов взывает к мести и мы ответим на этот зов. Я разыщу и лично прикончу вожака зеленокожих. Но я не могу игнорировать и новую угрозу. Здесь погибли имперские граждане и наш долг отомстить и за них, кровь за кровь.

— Поэтому, Пран, слушай мой приказ – ты, Омид, Таласси и Зигфрик отправляетесь на Госар Квинтус. Какие бы приказы вы не получили от командора Караула Вэриона, вы должны найти источник генокрадского заражения и ликвидировать его.

Есть, брат-капеллан, — откликнулся Пран. Его воодушевление, вызванное проповедью капеллана, не смог скрыть даже вокс. — Мы отправляемся сейчас же!

— Я отправляюсь с вами, — промолвил Эктрос. — Мы должны разделить истребительную команду поровну.

Кассий изучающе посмотрел на него.

— Если ты собираешься просто следовать протоколу, тогда не стоит беспокоиться. Ты ранен, а у нас отсутствуют даже приблизительные сведения о том, с чем команде предстоит столкнуться на Госар Квинтусе.

— Я иду потому, что мои боевые братья на этом сухогрузе нуждаются в ком-то, кто сможет их возглавить. Я иду потому, что на моём месте вы бы поступили точно так же.

Кассий мрачно улыбнулся под лицевым щитком и воздел свой крозиус арканум над головой.

— Тогда иди, капитан Таниэль Эктрос, отправляйся со всеми благословениями Императора. Иди с молитвой во имя Его, с проклятьем врагам Его, и да пребудет Он с тобой до скончания веков.

Эктрос передал Радована Донату и, отсалютовав группе знаком аквилы, направился к «Гордости Госара».

— Должен ли я приказать «Истине» вытащить нас отсюда? — спросил Донат.

— Если корабль причалит к станции то у генокрадов появится шанс пробраться на борт. Мы не можем пойти на такой риск. В порту есть ещё один челнок. Мы воспользуемся им, чтобы добраться до «Истины», и по прибытию на корабль пройдём все карантинные процедуры.

— А потом мы вернемся и зачистим станцию, — сказал Тевен, — как только подлечим раненых.

— Нет, мы продолжим охоту за Дроггом Мордаккой, — ответил Кассий. — Это всё ещё наше основное задание.

Донат склонил свою голову.

— Но как тогда быть с Порт-Цефеем?


С командной палубы «Истины» Кассий наблюдал за тем, как «Гордость Госара» неспеша удаляется прочь от станции. Прочитав наизусть молитву о тех, кто в пути, он отдал артиллеристам носовых орудий приказ уничтожить ближайший стабилизатор станции.

— Капитаны Караула наверняка усомнятся в необходимости столь радикального поступка, — проворчал Донат.

— Но не в моих мотивах, — ответил Кассий, — и не в моей решительности. Этим деянием мы искореним ксенозаражение. Если бы у меня было больше космодесантников и больше времени, я бы поступил более благоразумно. Однако реалии таковы, что у меня нет ни того ни другого.

Палуба у них под ногами задрожала, когда орудия «Истины» приготовились открыть огонь. Мгновение спустя раскаленные добела лучи света вырвались из носа корабля, в каскаде взрывов расколов бок станции.

Получив смертельную рану, Порт-Цефей начал заваливаться на бок.

Трёх стабилизаторов оказалось недостаточно, чтобы удержать его на орбите, и под воздействием силы притяжения газового гиганта он начал падать вниз. Всё ниже и ниже, всё быстрее и быстрее. Под воздействием нарастающего внешнего давления, надстройка смялась внутрь, а стыковочные пирсы изогнулись в сторону центральной башни. Вырвавшийся из разорванных танкеров прометий вспыхнул, и новая череда взрывов расцвела на поверхности станции. Порт-Цефей, объятый пламенем и раздираемый на части, стремительно нёсся навстречу инфернальным глубинам газового гиганта, пока полностью не исчез из поля зрения.

Убедившись, что станция уничтожена, Кассий отдал приказ «Истине» покинуть орбиту и возобновить поиски Дрогга Мордакки.

И только после этого он отправил руководству Караула Смерти донесение о произошедших событиях.


— Полагаю, доклад капеллана ответил на все ваши вопросы, брат? — подчёркнуто спросил Друз.

Шеймас, погруженный в раздумья, поднял глаза и беззвучно кивнул.

— Раз вопросов больше нет, давайте вернёмся к рассмотрению ходатайства, — устало потерев виски, продолжил Друз.

— Капеллан Кассий, мы не получали сигналов о помощи ни от капитана Эктроса, ни от других членов истребительной команды Эксцис. Принимая во внимание то, что до Госар Квинтуса они так и не добрались, можно с уверенностью утверждать, что все они пали жертвами генокрадов на борту сухогруза «Гордость Госара», местоположение которого также неизвестно. Ваше прошение собрать новую истребительную команду и отправиться в систему Госара настоящим отклоняется.

Глаза Кассия расширились в неверии.

— Тогда я отправлюсь туда сам!

— Ваша самоотверженность является примером для всех нас, капеллан, — покачав головой вздохнул Брезник. — Но Вселенная полна других конфликтов, требующих нашего вмешательства, других войн, в которых ещё только предстоит одержать победу. У Караула Смерти имеется множество других, более приоритетных задач. Ваше прошение отклонено. Пусть Император направляет вас до конца дней ваших. Собрание старейшин объявляется закрытым.

Скрип перьев по пергаменту прекратился, и сервитор-писец затих. Три трона опустились на уровень пола, и боковые части столов открылись, освобождая капитанов Караула. Быстро встав и бросив лишь мимолетный взгляд в сторону Кассия, Брезник покинул помещение. Шеймас остался сидеть, погрузившись в раздумья. Друз, поднявшись со своего трона, направился к сервитору. Оторвав часть пергамента, торчащую у того изо рта, он скрутил протокол заседания в тугой свиток.

Выйдя из ступора, Кассий наконец нарушил молчание.

— Капитан Друз, я заявляю официальный протест.

— Протест отклонен, решение остаётся в силе, капеллан. Должен ли я напоминать, что ваше первоначальное задание всё ещё не выполнено? Дрогг Мордакка по-прежнему на свободе.

— Я не из тех, кто оспаривает приказы старших, но–

— Тогда как старший, я бы всё же рекомендовал вам довериться моему совету, что в путешествии к Госар Квинтусу нет нужды. Возвращайтесь в казармы, Кассий, и поразмышляйте над мудростью вердикта старейшин. У нас нет возможности обшаривать самые дальние уголки галактики в погоне за призраками и фантомами.

Взяв со стола ходатайство Кассия, он заткнул его себе за пояс. Покидая помещение, он бросил напоследок через плечо.

— «Гордость Госара» практически наверняка была заражена генокрадами уже после того, как покинула домашнюю систему.

Дом.

На мгновение, в памяти Кассия возник образ столицы мира Ультрадесантников: величественные горные гряды, открытые ветрам низины и могучие стены Крепости Геры. Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как его нога ступала на землю родного мира. Стоило ему захотеть, и он бы мог вернуться туда прямо сейчас. Мог бы снова любоваться золотыми куполами монастыря ордена, омытых лучами восходящего солнца. Мог бы снова пройтись по восхитительным залам да помолиться Императору и примарху в Храме Испр–

— И не надейся снова это увидеть, — произнёс Шеймас.

Кассий быстро осмотрелся вокруг. Он и Шеймас остались наедине.

— Что? Макрагг?

Капитан Караула медленно поднялся с кресла.

— Протокол заседания. Наш брат-капитан Друз уничтожит этот свиток. Или запрячет в скрипториуме так далеко, что никто и никогда его больше не увидит. Ни ты, ни я, ни кто-либо другой.

— Зачем ему это?

— Действительно, зачем… — Шеймас медленно двинулся к Кассию.

— Блюдёшь ли ты священную тайну исповеди, капеллан?

Кассий моргнул.

— Целая вечность прошла с тех пор как я исповедовал Космического Десантника, — ответил он. — Были ли вы небрежны в вашем служении?

— Нет. Совсем наоборот. Но, в своём служении Императору, я был вынужден… кое-что скрывать. Я держал кое-какую информацию втайне от своих собратьев по оружию, по крайней мере до тех пор, пока не был полностью уверен, что им можно доверять.

— И вы доверяете мне?

— После того как я услышал про происшествие при Порт-Цефей из первых рук – да, доверяю. Я уже спрашивал ранее, знакомо ли вам имя Шэгрин.

— Нет, не знакомо.

— Шэгрин – имя инквизитора Ордо Ксенос.

— Очень хорошо. И какое это имеет отношение ко мне?

Шеймас начал медленно двигаться к двери.

— Как я уже говорил, я занимаюсь накоплением информации. Собираю её. Сортирую её. Ищу связи, параллели и… неприятные совпадения. Когда ваш рапорт попался мне на глаза, я решил уточнить некоторые детали. И, порывшись в документах Караула, я наткнулся на редкие упоминания определённой звёздной системы, куда отправился на задание капитан Эктрос.

— Госар.

— Это был отчёт инквизитора Шэгрина. Сильно отредактированный. Целые параграфы были замазаны корректором или вовсе стёрты. Тем не менее, имеющейся информации оказалось вполне достаточно для того, чтобы частично воссоздать картину происшедшего. Похоже, Инквизитор отправился на Госар Квинтус расследовать именно ту ксеноугрозу, что привлекла очень много нездорового внимания его коллег. Вскоре после прибытия Шэгрин отправил сообщение, утверждая что всё хорошо, что проблемы больше нет и что никто, ни при каких обстоятельствах, не должен предпринимать попыток снова заняться расследованием этого дела.

Капитан Караула остановился. Его взор был холоден.

— Брат-капеллан Кассий, практически все данные об этой звёздной системе, либо имеющие к ней отношение, были удалены. Eсли бы не ваш рапорт да чудом сохранившиеся, благодаря бюрократическим проволочкам, крупицы информации, то само её существование оказалось бы под вопросом. И Госар Квинтус не единственный пример. За последние две тысячи лет более ста двадцати миров Восточного Предела подобным образом сообщали о заражениях генокрадами. А затем бесследно исчезали из имперских документов.

Кассий не знал что сказать. Шеймас огляделся вокруг, перед тем как продолжить более тихим тоном.

— Это тайный заговор. И твари, с которыми вы имели дело в Порт-Цефее, каким-то образом являются его частью. В Карауле Смерти мало кто знает об этом. Те, кто в курсе происходящего, те помалкивают. Остальные же просто не утруждают себя трудом сложить вместе отдельные куски головоломки. Но я смог это сделать. И чтобы рассеять все сомнения я могу предоставить коды доступа к документам, которые имеют отношение к обсуждаемой проблеме. Это всё здесь, в архивах.

Кассий в изумлении уставился на Шеймаса.

— Это безумие! — наконец процедил он и повернулся, чтобы уйти.

— Тогда отправляйтесь на Госар Квинтус. Я уверен, вы найдёте там все необходимые доказательства моей правоты.

— Капитаны Караула отказали в удовлетворении моего ходатайства.

— Я знаю кое-кого, у кого достаточно полномочий одобрить ваше прошение.

Кассий замер; его рука застыла над ручкой двери. Он оглянулся и Шеймас снова сократил между ними дистанцию.

— Кто же это?

— Командор Караула Вэрион.

— А истребительная команда?

— Вам предстоит озаботиться этим самому. Я бы и сам отправился туда, но возникнет слишком много вопросов. Понятия не имею, как глубоко это разложение укоренилось в наших рядах.

— Насколько сильна ваша уверенность в том, что мы там вообще хоть что-то обнаружим? — спросил Кассий.

— Я твёрдо убеждён реальности угрозы. Мы оба знаем что за этим стоит нечто большее, нежели обычные хищники, цепляющиеся за остовы звездолётов да прячущиеся в недрах гигантских транспортников.

Кассий по-прежнему не двигался.

— Не предпринимая никаких действий мы, тем самым, пренебрегаем нашим долгом, — сказал Шеймас. — Больше аргументов у меня нет.

— Сказанного достаточно, — произнёс Кассий и покинул зал.


Кассий нашёл Вела на посадочном уровне. Стоя у огромного смотрового порта, тот наблюдал за подготовкой «Истины» к отправке.

— Каков был их ответ? — спросил Донат. — Они одобрили ходатайство?

— Нет, — ответил Кассий. — Но тем не менее, как это ни странно, мы скорее всего отправимся на это задание.

Донат не совсем понял капеллана, но подробностей выяснять не стал. Для него вполне было достаточно и того, что тот включил его в свою группу.

— Тогда каковы будут наши дальнейшие действия, брат?

— Мы должны собрать новую истребительную команду, ты и я. Но сделать это нужно будет осторожно, без особой огласки и втайне от всех. Мы возьмём только тех, кто достаточно умел и опытен. Тех, кому мы можем полностью доверять. И до тех пор, пока мы не выйдем на связь с командором Караула Квовисом Вэрионом, никто из капитанов Караула не должен об этом знать.

Глаза Доната тревожно сузились.

— Я знаю, брат. Мне тоже противно действовать за спиной руководства. Двуличность не из тех черт, что присущи Космическим Десантникам, особенно сынам Жиллимана.

Капеллан успокаивающе положил руку на плечо Доната.

— Но у нас нет иного выхода, мы не можем действовать в этой ситуации по-другому. Эктрос, Пран, Омид, Зигфрик и Таласси – я отправил их туда, откуда, похоже, ещё никто не возвращался. Они пропали. И я должен сделать всё, что в моих силах, чтобы найти их… или отомстить за них.

Донат кивнул.

— Что бы ни произошло и как бы дело ни обернулось, я буду рядом с вами, как и всегда.

— Тогда не будем терять времени, — сказал Кассий, — тёмные секреты Госара Квинтус ждут нас.