Челюсти, разрывающие небеса / The Jaws That Split the Sky (аудиорассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Челюсти, разрывающие небеса / The Jaws That Split the Sky (аудиорассказ)
Sagaofthebeast.jpg
Автор Дэвид Аннандейл / David Annandale
Переводчик Сол
Издательство Black Library
Входит в сборник Рагнар Чёрная Грива: Сага о Звере / Ragnar Blackmane: Saga of the Beast
Предыдущая книга Плаванье в шторм / The Voyage of the Storm
Год издания 2020
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Действующие лица:

Рагнар Черная Грива, волчий лорд великой роты Черногривых

Сигурд, волчий жрец

Альридд-Сказитель, скальд

Торфин Искатель Смерти, одинокий волк

Старкад Волчий Гнев, вульфен из 13-й великой роты

Отгар, кровавый коготь

Феррис Валлор, исповедник

Газгкулл Маг Урук Трака

Безумный док Гротсник


(Звуки битвы).

И вот мы прибыли. Конец нашего путешествия был уже близок. Я говорил вам прежде, что мы не совсем понимали, что это значит. Не вините нас, братья мои, ибо откуда нам было знать? С момента, когда в Клыке Рагнар открыл каждому из нас свой вюрд, никто до конца не понимал его смысла. Вы знаете, что это правда. Но как только мы оказались в системе Кронгар и узрели зверя, который выжидал Рагнара, произошло нечто необычайное. Реальность грядущего бросила на нас тень, и эта тень ожидала своего часа. Я познал страх, братья. Я познал его, как никогда раньше. Я боялся… боялся того, что должно было произойти. И пророчество начало сбываться.

(Взрывы, перестрелка, канонада).

Братья-Волки тоже почувствовали ужас. Не столько за себя, сколько за Рагнара, за любимого нами ярла. Хотя он, казалось, совсем не боялся. Наш Молодой Король рвался вперед сильнее, чем когда-либо. Наконец-то он узнал врага в лицо. Его судьбой было повергнуть самого Газгкулла Маг Урук Траку! Зная это, какой Волк не возжелал бы оказаться на поле битвы?


  • * *


Рагнар собрал нас в зале Совета. Вся его волчья гвардия, Торфин, Сигурд и некоторые избранные из других отрядов, Старкад и Отгар в том числе, были здесь. В зале Совета хватало места, чтобы вместить больше половины нашего отряда, остальные стаи ждали в коридорах снаружи, чтобы узнать, к чему пришел совет.

Рагнар: Братья, армада зеленокожих собралась в системе Кронгар. Наши охотничьи угодья никогда еще не были так полны добычей.

(Космические Волки злобно рычат).

Отгар: Армада... странное слово для зеленокожих. Рои мусора.

Рагнар: Я тщательно подобрал слово, кровавый коготь. Враг, с которым нам предстоит сражаться, — это именно тот враг, которого комиссар Себастьян Яррик назвал самым смертоносным из всех, когда-либо бросавших вызов Империуму.

Сигурд: Хм, от его суждений нельзя легко отмахнуться.

Рагнар: Его суждениями нельзя пренебрегать вообще.

Отгар: Нет, волчий лорд.

Рагнар: Поговори еще раз с тем экклезиархом, которого мы нашли. Поразмысли, что могло так сильно его потрясти. Загадка, почему зеленокожие вновь стали такой большой угрозой, больше не загадка. Газгкулл Трака — он и есть причина.

(Космические Волки рычат).

Рагнар: Он — зверь из моих видений. Зверь, с которым я сражался в Нижнем мире. Зверь, пожиравший Галактику, и никто из нас не должен недооценивать опасность этой твари. Слишком многие и слишком много раз совершали эту ошибку, и это стоило им миллиардов жизней. Газгкулла Траку невозможно переоценить. Я слышал, что комиссар Яррик говорил об этом орке. Однажды он дал очень простой совет: «Какой бы большой угрозой ты ни считал Газгкулла Траку, правда всегда намного хуже».

Старкад: Для смертных — возможно. Но мы — сыновья Русса.

(Волчий рык наполняет зал).

Рагнар: Он не будет легкой добычей, Старкад, даже для нас. Это ясно с момента нашего прибытия. Как бы велика ни была армада, она все время росла и продолжает расти.

Торфин: Откуда идут корабли?

Рагнар: Орки бесконечными потоками тащат в систему захваченные суда, обломки и куски корпусов. Это выглядит так, как если бы содержимое свалки без остановки текло в систему с галактического севера и направлялось прямиком к Кронгару. Большую часть того, что зеленокожие приносят в систему, мы идентифицировали как не подлежащее ремонту или не имеющее практического применения. Но каким-то образом все это добавилось к военному флоту зеленокожих. За час до того, как я вызвал тебя в этот зал, Торфин, мы засекли тепловые вспышки двигателей трех новых кораблей крейсерского класса. Они появились словно из ниоткуда на ближней орбите Кронгара.

Альридд: Что? Новые корабли? Их построили орки?

Рагнар: Да, грязная промышленность ксеносов поглощает ресурсы имперского мира. За столь короткое время было построено три новых корабля. Поглоти их ветра Асахейма!

(Космические Волки рычат).

Рагнар: А теперь подумайте вот о чем. Никто, абсолютно никто в нашем ордене вообще не знал о существовании этой армады. Даже верховный король. Мы единственные, кто это знает. Какими бы ужасными ни были угрозы зеленокожих в других частях Империума, крупнейшая из них сокрыта здесь. Кости Всеотца, зеленокожие больше не ограничатся диверсионными атаками.

Торфин: Наши братья должны узнать об этом!

Рагнар: И срочно. Астропатический хор послал сообщение со всей возможной силой.

Сигурд: Но мы находимся не на той стороне Цикатрикс Маледиктум.

Рагнар: Да, наше послание по срочности сопоставимо с неуверенностью, что оно вообще когда-нибудь достигнет ушей Логана Гримнара. Наши братья могут и не узнать, что происходит в системе Кронгар, пока не станет слишком поздно. Если армада зеленокожих продолжит расти, можно ли надеяться остановить ее, когда она покинет эту систему?

Отгар: Но они тоже находится по эту сторону Великого Разлома. Не сдержит ли это опасность, по крайней мере, для Империума-Нигилус и таким образом уменьшит некоторую его непосредственную угрозу?

Рагнар: Нет, кровавый коготь, наоборот. Поскольку армада здесь, она скрыта от всех и недоступна, и ничто, кроме нас, не помешает ей расти до бесконечности. Оказалось, однако, что Цикатрикс для Газгкулла Траки не препятствие. Зеленокожие по ту сторону Разлома внемлют его воле, и я не сомневаюсь, что все атаки совершаются по его приказу. Какими бы темными силами ни обладали орки, они убедились, что стена Цикатрикс Маледиктум работает в их пользу. Давайте внесем ясность, братья. Мы одни.

(Рагнар достает Ледяной Клык).

Рагнар: Мы единственные, кто знает об этой угрозе. Единственные, кто может что-то с ней поделать. Мы — те, кто уничтожит армаду Газгкулла Траки.

Черногривые (аплодируют и бьют по нагрудникам): ЯАААААААА!

Сигурд: Чтобы атаковать…

Рагнар (перебивает): Это безрассудство.

Сигурд: Да.

Рагнар: Так же, как и напасть на «Повелителя войны». Так же, как и позволить варп-штормам столкнуться с кораблем.

Отгар: Да, победа — это все. И так будет всегда. Укажи мне путь, мой ярл, и я утоплю землю в крови зеленокожих.

Рагнар: Я пролью ее рядом с тобой, Отгар.

Сигурд: Рагнар…

Рагнар: Говори, волчий жрец.

Сигурд: Твои деяния успешны, и тем меньше у тебя причин слушать меня, Молодой Король. Я понимаю, но ты сам видишь эту бойню. И ты знаешь, чем она кончится.

Рагнар: Я знаю. Это бойня закончится, когда ей придет конец.

Сигурд: Когда придет конец вам обоим.

Рагнар: Я не могу придумать более достойной цели, ради которой пожертвовал бы собой. Это предопределено.

Сигурд: Тебе суждено сразиться с ним. Но расскажи нам еще раз, если ты не против, как именно закончилась твоя дуэль с чудовищем в Нижнем мире.

Рагнар: Она закончилась, когда я нанес последний смертельный удар.

Сигурд: Ты видел, как зверь пал, прежде чем забвение поглотило тебя?

Рагнар: Я знал, что он мертв.

Сигурд (настаивая): Ты видел, как он пал?

Рагнар (сердито): А ты сомневаешься?

Сигурд: Нет, я лишь желаю понять, что именно ты видел.

Рагнар (рычит): Я не видел, как зверь пал. Нет. Но я скажу это снова — его судьба была мне ясна.

Сигурд: И я скажу снова — в Нижнем мире мало что может быть ясным. И особенно то, что больше всего кажется таковым.

Рагнар: Тем не менее, выбора нет. Я могу следовать лишь одному пути.

Сигурд: Пожалуй, ты прав. Но я бы хотел, чтобы ты как можно тщательнее обдумал свой выбор, отправляясь в бой.

Рагнар: Хм…

Альридд: Так как мы атакуем? «Копье Текк» сейчас в таком состоянии, что его может уничтожить один-единственный орочий корабль. И когда я говорю, что мы не сможем взять на себя целую армаду, это не пессимизм.

Рагнар: Я уже думал об этом, Альридд. Что бы ни думал Сигурд, я старательно обдумываю каждое действие. Кронгар окружен стеной кораблей. Есть один путь, чтобы пробраться на планету. Поток обломков идет от края системы до самой ее поверхности. Это отличное прикрытие. Подобно ледниковым дьяволам!

Альридд: Я не хотел оскорбить наш корабль, сказав, что мы сильно пострадали, но в таком состоянии он даже не сможет скрыться в этом потоке.

Рагнар: Он и не должен будет. Но у двух «Громовых ястребов» должно получиться.

Торфин: Два «Громовых ястреба» с менее чем двадцатью боевыми братьями, чтобы сразиться с армадой? Это… просто великолепно! (Смеется во все горло).

Рагнар (улыбаясь): Не для того, чтобы сразиться с армадой, а для того, чтобы повергнуть одного конкретного орка. Теперь я понимаю, почему Всеотец послал мне эти видения. Я сам преследовал их, и мы здесь, и мы проворны. Мы — избранные, — нас ровно столько, сколько нужно, чтобы свершить то, что должно свершиться. Газгкулл ждет меня, и я встречусь с ним лицом к лицу. И этим мы спасем Империум! Если мы уничтожим Газгкулла, мы лишим орков лидера, их руководящей силы, существа, выковавшего их в эту ужасную угрозу. Уроки Армагеддона пойдут впрок! Дело не только в том, насколько опасен этот орк, но и в том, насколько он значим для зеленокожих. Нет другого такого, как он. Подумайте о том, сколько миров пострадало и как разрослась его легенда. Даже этот экклезиарх находится на грани немыслимой ереси после одной-единственной встречи. Его нужно остановить, и именно так мы можем это сделать. Именно таким образом мы повергнем Траку. Именно таким образом, и этот день будет жить в грядущих сагах!

Черногривые (аплодируя): АААААААААЙЫЫЫ!

Рагнар: На охоту, братья!

Черногривые (аплодируют, рычат и стучат по нагрудникам): ААААААААА!

(Космические Волки смеются и выходят из комнаты).

Сигурд: Этот путь означает, что мы прибудем именно так, как хочет он. Он пригласил тебя, Рагнар, он назвал тебя по имени. Он хочет сразиться с тобой так же страстно, как и ты с ним. Твой вюрд здесь — не единственный. Вот что меня беспокоит.

Рагнар: Ты думаешь, меня это не беспокоит, старый друг?


  • * *


(Тем временем на Кронгаре, ужасные раскаты грома).

Газгкулл (тяжело ступая, басом): Пакажи мне, Горк! Пакажи мне, Морк! Пакажите мне это видение ище! Пакажите мне Великий ВААА! Принисите ево сюда, в это место, где молятся юдишки! Покажите им, кто тут бальшие бооги! Палюбуйтесь, чиво я сделал с истуканом юдишкина бога! Indicie Templum atum!

(Газгкулл сбивает статую Императора).

Газгкулл: Таптать! Растапчу все! Разобью! Пакажите это видение!

(Удар грома, Газгкулла посещают видения).

Газгкулл: ДА! ДАААА! Звезды в клишне! Таптать! Таптать!

(Газгкулл разносит храм).

Газгкулл: Вот оно! Булыги павсюду! Булыги застилают небо!

(Отдаленное волчье рычание, едва слышимое).

Газгкулл: Наконец-то, где ты был, волчок?

Горк (мрачно): Дерись... с... волком…

Морк (мрачно): Дерись... с... волком…

Газгкулл: ДА! ДА-А…

Горк (рычит): Дерись... с... волком…

Морк (рычит): Дерись... с... волком…

Газгкулл (ревет): Я буду драться с ним! Давай, волк! Теперь не только орк и юдишка. Горы, горы будут таптать!

(Газгкулл вспоминает видения, он рычит, крушит храм и неожиданно останавливается).

Газгкулл (обычным голосом): И снова тьма…


  • * *


Газгкулл (приближаясь): Ха-ха-ха, он уже почти здесь, док. Волк совсем близко, ах- ха-ха-ха.

Гротсник: Бальшой карабль? На луне?

Газгкулл: Это ани.

Гротсник: Ты сказал оставить его в покое.

Газгкулл: Да, лапы прочь!

Гротсник: Но если бальшой карабль придет на Кронгар…

Газгкулл: Значит, юдишки глупые, и мы их разабьем!

Гротсник: Не, мы запрасто их тормазнем, босс!

Газгкулл: Нет, я пазволю им стать тупыми и хилыми.

Гротсник: Ааа… я тут подумал, босс. У нас тут полно всякой всячины прибывает.

Газгкулл: Да, это харашо.

Гротсник: Мож нада пабольше караблей на верхней орбите?

Газгкулл: Нет, нет! Прадалжайте делать, как я сказал! Это очинна важна!

Гротсник: Ну, мож, паставить больше лазирных караблей, чтобы смареть за ними?

Газгкулл: Док, та ты будто не хочиш, чтобы ани пришли.

Гротсник: Я ни знаю, харашо эта или плоха, если мы их впустим.

Газгкулл (приближаясь к Гротснику): О, я же говорил тебе... это случится.

Гротсник: Но все эти штуки с концом а тибе…

Газгкулл (злится): Никаких лишних караблей, док.

(Газгкулл хватает дока за горло).

Гротсник: Харашо... (задыхаясь) Прасти-прасти-прасти... пажалуста, босс... Пажалуста... прасти!

Газгкулл: Никаких дапалнительных кораблей!

Гротсник (задыхаясь): Да, босс! Ты прав... ты прав!

Газгкулл: Правильно! Хорошо!

(Газгкулл отпускает Гротсника).

Газгкулл: А теперь давайте гатовиться. Есть харошее место для драки.

Гротсник: Ааа, и чево это?

Газгкулл: Прямо здесь... в их храме. Собор — крутая вещь. Харошая и башая. И мы сможем харашенько пабисить их. Пусть парни строят всякие штуки прямо на нем.

Гротсник: Хочешь бальшую мишень?

Газгкулл: Када волк дабирется до Кронгара, он должен знать, куда идти. Ха-ха-ха-ха! Так шо он не заблудится.

Гротсник: Вы... Вы... Вы будети... один? Это правда, босс?

Газгкулл: Нет, волк собирается взять с сабой сваих парней. Привиди всех веселых парней. Это будет отличная драка, док. Проста замичательная. Волк послал парней через верхнюю орбиту… собствина, когда дело будет сделано, мы и начнем Великий ВААА! Мы обескровим небо, док! Сожжем солнца! Ухмылка Горка станет хохотом, когда он увидит, что мы делаем.


  • * *


(На Кронгаре, Гротсник медленно подходит к космопорту).

Первый орк: О... Пасматрите-ка, кто здесь, в космопорте!

Второй орк: Эээ... ээээээ... харашо, что я здаров.

Первый орк: Эй, эй, Док, нужны убойные крузеры?

Гротсник: Не... А вы, нобы, паднимаетесь наверх?

Второй орк: Ага, босс послал караулить.

Первый орк: Док, а как думаешь, мы пропустим все веселье на зимле?

Гротсник: Вы слышали, что сказал босс. Грядет самая бальшая драка. Самый бальшой Вааа! Харошая драка для всех парней. Вы же не собираетесь прапустить это. У меня есть кой-какое дельце для вас.

Второй орк: Ооо, какое?

Гротсник: Юдишки направляются сюда.

Первый орк (истерически хихикая): Тада мы их сами принисем.

Второй орк: Мы пайдем следом! Мы раздавим юдишек!

Гротсник: Босс хочет, чтобы все крузеры оставались поблизости. Но он сказал: «Если вы сможете найти юдишек, то идите и тапчите! Когда они призимлятся, станут тупыми и хилыми». Но, парни, мы их астановим! Они хатят испортить все виселье!

Первый орк (толкая второго орка): Видишь, мы не собираемся идти за ними? ЗОГ, ЗАТКНИСЬ!

Второй орк (толкая в ответ первого): НЕТ ТЫ!

Первый орк (отталкивает второго): Что нам делать, док?

Гротсник: Если они прилитят на бальшом корабле, это буит просто. Если на маленьких карабликах, тада сматрите в оба! Следите, чтобы они не пришли сюда с обломками. Наверна, мы не увидим их до тех пор, пока они ни начнут грахатать. Вот тада вы их и вазьмете.

Первый орк: Аааа, мы поняли, док! Мы всем расскажем!

Второй орк: Всем расскажем!

Первый орк (толкая второго орка): Заткнись!

Второй орк (толкая в ответ): Нет ты!

(Орки начинают драться).

Гротсник (уходит, печально): Ох, босс... я буду гатов. Твои слова насчет конца... Я должен папытаться астановить волка. Ты нам нужен... для Ваааа!

(Гротсник выходит из космопорта).


  • * *


«Копье Текк» продвинулся дальше по системе и приблизил нас к потоку обломков. Поток мусора контролировали несколько орочьих кораблей. Они, казалось, не замечали нашего присутствия. Фрегат выпустил нас в «Громовых ястребах» — «Клыке Моркаи» и «Гневе шторма», — а затем отступил. Мы держались скрытно, крошечные точки в пустоте. И как только мы увидели этот конвейер на орбите, то скользнули к нему и направились к Кронгару.

(Ульфгир и Свангир рычат).

Рагнар: Эй, полегче, Свангир! Тише, Ульфгир! Скоро вы вонзите клыки в зеленокожих.

(Волки рычат).

Рагнар: Братья мои, я так рад, что вы со мной.

Альридд: Для нас большая честь идти и сражаться вместе с тобой.

Рагнар: Ах, ты совершаешь нечто большее. Вы не только привязали звезду своей судьбы к моей.

Отгар: Если дело в наших судьбах, то лишь потому, что это и наш вюрд тоже.

Рагнар: Я верю, что это правда, Отгар из кровавых когтей. Я бы мог сказать, что никто не может по-настоящему сосредоточиться на какой-либо судьбе, кроме своей собственной. И тем самым я бы легко мог оправдать все мои мысли, слова и поступки с момента видения. Да, это было бы просто, но от этого оно не стало бы правдой. Я чуял запах крови самой судьбы, и у моей охоты была цель. Сейчас я уже вижу свою добычу, и конец этой охоты исполнит вюрд. То, что произойдет, уже было написано огненными словами, и я ликую, зная это. Сегодня океан крови прольется во имя Империума и во имя Всеотца. Я заявляю перед всеми вами, братья мои, что я благодарен вам за вашу веру и ваше товарищество. И за то, что мы все вместе идем к славе.

Черноривые (воют и рычат, стуча кулаками по груди): Ау! Ау! Ауу! АААА!

Торфин: И я благодарен Всеотцу за то, что иду с тобой, мой ярл. Я сражался так долго, чтобы отомстить за своих павших братьев... счет крови… его никогда не хватало, чтобы отплатить за их героизм, но уничтожение этого зверя стоит любой цены. И если это моя последняя охота, если моя нить будет разорвана, тогда я с радостным сердцем наконец встречу Моркаи.

Сигурд: Мой ярл, я всегда выступал против безрассудства.

Старкад: Всегда сдерживал нас.

Рагнар: Волчий жрец делал то, о чем я просил, Старкад. Вы должны знать о необходимости этого сдерживания ровно настолько, насколько вам хочется разорвать путы.

Старкад: Твоя правда, мой ярл.

Сигурд: Вы оба правы, Старкад. Да, я сомневался во многом на этом пути. Я предупреждал о разнице между принятием судьбы и глупым ее искушением. Я не отрицаю свою тревогу. Сейчас это важнее, чем когда-либо. Мы достигнем предначертанного, лишь будучи верными себе и своему долгу. Броситься в бой со слепой верой в могущество судьбы и идти к цели таким путем — значит оскорбить вюрд и самого Всеотца.

Рагнар: Хоть ты и не веришь мне, волчий жрец, я с тобой согласен.

Сигурд: Я правильно расслышал тебя, Черная Грива? Мне послышалось, ты сказал, что согласен со мной?

Рагнар (улыбаясь): Хе-хе, ты прав, Сигурд, и я многим тебе обязан. Ты шел со мной по Нижнему миру, даже если ты и не знал об этом, и сейчас ты рядом, несмотря на твои опасения. На самом деле, я думаю, ты здесь из-за них.

Сигурд: Ты прав, Рагнар, как был и всегда с самого начала. И потому я тоже благодарен за этот момент. Борьба — это все, что тебе показали в Нижнем мире. Но мы нужны здесь, здесь сейчас, прямо сейчас. Нам нет нужды представлять, что обрушится на Империум, если зеленокожая тварь продолжит собирать силы втайне от нас. И наша задача ясна. Только сыновья Русса, и мы единственные среди них, были избраны Всеотцом для борьбы со зверем. Мы будем сражаться в надежде, что остальные наши братья учуют наш запах. Но даже если они не смогут, если это будет наша последняя охота, мы будем сражаться с радостью, ведь мы знаем, что Газгкулл падет от нашей руки. Мы идем на войну и к славе, братья. Альридд, твоя сага будет одной на века.

Черногривые (все вместе, отбивая ритм кулаками по груди): АААААААА!

Альридд: Я скудный скальд, но если я буду среди тех, кто вернется с Кронгара, я призову духа-волка, чтобы он оценил, как я действовал в нашем путешествии, по справедливости.

Торфин: Если кто-нибудь вернется.

Сигурд: А если нет, Искатель Смерти, тогда наше безмолвие поглотит и зверя. Этого будет достаточно.

Рагнар: Тогда, братья мои, давайте вместе возблагодарим Всеотца и возрадуемся ярости предстоящей битвы!

Черногривые (аплодируя и завывая): АААААААА!

Мы вонесли хвалу Всеотцу. Мы радовались нашему братству. Мы сгорали от нетерпения перед битвой. Путь близился к концу. Теперь наша цель была ясна и лежала прямо пред нашим взором.

Рагнар: Смотрите в обзорные блоки, братья! Смотрите, как мы приближаемся к нашей добыче! Скрытно, в потоке обломков масс-конвейера.

(Альридд вглядывается в космос).

Альридд: Этот кусок корпуса, должно быть, длиной в милю….

Рагнар: По сравнению с ним наши боевые корабли меньше мотыльков. (Пауза) Мы идем на Кронгар, и ничто не встанет на пути между мной и Газгкуллом.

Сигурд: Однако момент истины наступит лишь тогда, когда мы приблизимся к армаде их крейсеров. Они окружают планету, как крепость хранит своего короля.

Альридд: Действительно, крепость. И мерзкие огни их двигателей освещают наш путь к Кронгару, как паутина грязных звезд….

Рагнар (смеется): Ха-ха-ха! Браво, Альридд! Браво! Хе-хе… Не забудь повторить нашу сагу! Разве не прозвучит она в пиршественных залах, братья?

Черногривые (смеются): АААААААА! АХ-ХА-ХА-ХА! АААААА!

Альридд: О, Всеотец!

Должно быть, мрачные мысли отразились у меня на лице. Сигурд, сидевший рядом со мной на грави-ремнях, заметил это.

Сигурд: Что тебя беспокоит, брат?

Альридд: Вопросы без ответов. Их количество увеличивается по мере того, как все проясняется, и мне не по нраву неразбериха, что пустила во мне корни.

Сигурд: Какие вопросы?

Альридд: О-о, хм… посмотри, как мы приближаемся. Мы стремимся оставаться незамеченными, хотя нас явно пригласили. Путь, которым мы идем, — это настолько явная брешь в обороне зеленокожих, что даже они должны знать об этом — орки ждут от нас именно того, что мы сейчас делаем. И так далее, и так далее…

Сигурд: Хм... я понимаю тебя, брат. Это чувство, когда мы видим работу судьбы, словно лезвие на наковальне… Вот что тревожит нас.

Альридд: Разве принятые нами решения имеют какое-то значение? Неужели мы марионетки, которые только прикрываются свободой воли?

Сигурд: Эти вопросы будут преследовать нас вечно, брат. Чтобы узнать ответ, не обязательно задавать вопрос. Рагнар и Газгкулл играют те роли, которые предписал им вюрд, как и мы. Так было всегда. Только в этот день, только на этой битве они осознают свою роль.

Альридд: И орк тоже?

Сигурд: Ну да. Это лишний раз доказывает, насколько он опасен, если тебе еще нужны доказательства. И поэтому мы действуем так, как если бы этот орк не желал, чтобы мы добрались до Кронгара. Возможно, он сам будет вести себя так, будто не знает, каким путем мы придем… Еще один вопрос без ответа. Единственное, что могу ответить тебе я, Альридд Сказитель, это что независимо от того, все ли наши решения уже известны и предрешены, мы должны действовать так, как будто никакой судьбы нет. Даже Рагнар, когда мы еще были в Имматериуме, сам принял решение идти вперед, навстречу бурям. Это его прихоть привела нас так далеко и к этому проходу.

Альридд: Хвала Всеотцу за деяния Его!

Сигурд: Хвала Всеотцу.

Рагнар: Приготовьтесь, братья. Корабли зеленокожих стоят легионом, но все еще есть брешь, где мусор направляется к поверхности. Мы вот-вот пролетим между их кораблями.

Торфин: Плотность обломков в этом месте просто поражает.

Отгар: Поток сгущается… и замедляется.

Альридд: Они не хотят, чтобы их мусор падал на поверхность, как метеориты, но как они замедляют обломки?

Рагнар: Эти технологии так же загадочны, как и способы их разработки. Все их механическое непотребство как-то работает, хотя должно бы попросту взорваться. Меня не интересует, как они это делают. Меня интересует только, как бы добраться до Газгкулла Траки и уничтожить его.

Сигурд: Мы пролетаем мимо.

Старкад: Я чувствую себя добычей. Это неправильно.

Во время этого перехода все мы чувствовали себя добычей. Мы были крохотными песчинками, пролетающими меж огромных чудовищ-крейсеров зеленокожих. Неуклюжие, тяжелые, перегруженные космические сооружения орков стояли так близко друг к другу, что было удивительно, как они до сих пор не столкнулись. Если бы орудия хотя бы одного из них повернулись в нашу сторону, наши нити были бы перерезаны раньше времени.

Торфин: Нам понадобится собственный флот, чтобы изничтожить эту грязь.

Рагнар: Однажды он придет. Мы должны верить, что стаи получили астропатическое послание.

Торфин: А если нет? Убийство одного орка будет иметь значение?

Рагнар: Убийство этого — будет.

Отгар: Один из крейсеров двигается.

Сигурд: Он направляется к потоку?

Альридд: Так и есть.

Рагнар: Если крейсер движется к нам, то мы ляжем на встречный курс. Направляемся прямо на его орудия!

Альридд: Нет, подожди. Он проходит мимо. Нас не заметили.

Сигурд: И мы почти у цели.

Торфин: Поток разделяется.

Альридд: Они направляют часть захваченных материалов к своим конструкциям на орбите.

Рагнар: Тот, что идет вниз, — более рассеянный поток. Пришло время показать свое лицо. Теперь мы охотимся всерьез, братья! (По воксу) «Клык Моркаи», летим к поверхности!

Пилот «Клыка Моркаи» (по воксу): Понял, «Гнев шторма». Мы последуем за вами.

Рагнар (по воксу): Отлично. (Пилоту) Веди нас вниз!

Пилот «Гнева шторма» (по воксу): Как прикажешь, мой ярл.

Мы вылетели из укрытия корпуса какого-то корабля. Позади нас стояла орочья армада — барьер настолько огромный и неуклюжий, что зеленокожие даже не заметили, как проворные хищники проскользнули мимо их защиты. Перед нами возникла поверхность Кронгара. Его загрязненная атмосфера пульсировала красноватым сиянием, будто тысячи и тысячи заводов одновременно извергали огонь. Там, внизу, Молодого Короля ждал Газгкулл Трака. Мне даже стало интересно, кто из них сильнее жаждет боя. Как и Сигурда, меня беспокоила эта мысль. И тогда мы увидели нечто гораздо более безотлагательное.

Отгар: К нам направляется крейсер.

Рагнар: Мы видим, Отгар.

Торфин: Орки что, совсем спятили? Этот корабль слишком низко.

Отгар: Да, Торфин. Они просто чокнутые. Это же зеленокожие.

Старкад: Ты прав, кровавый коготь.

Но крейсер опустился намного ниже остальной части флота. Не было никаких сомнений, что он пришел за нами и знал, где мы появимся. Но чтобы продолжить атаку, ему пришлось опуститься так низко, что его подбрюшье светилось красным от трения при входе в атмосферу. Орки завели его слишком далеко в гравитационный колодец Кронгара. Если они не изменят курс, то окажутся на траектории фатального снижения.

Рагнар: «Громовые ястребы», пикируйте на полной скорости! Угол атаки на крейсер! Залезай под него!

Сигурд: Под него?

Рагнар: Ни один корабль не откроет по нам огонь. А этот мы заманим на верную гибель.

Мы неслись к исполину даже тогда, когда корпус корабля начал испытывать перегрузки от скорости. Мы были осами, жалящими кракена.

Отгар: Орки наводят орудия.

Рагнар: Ха, скоты, делайте что хотите! Судьба летит вместе с нами, и она летит покарать вас. Вам меня не остановить.

Отгар: Они открыли огонь!

(Ракеты крейсера пролетают мимо «Громовых ястребов»).

Рагнар: Вам придется придумать что-то получше, чтобы остановить мой клинок.

«Клык Моркаи» и «Гнев шторма» летели вниз прямо в рой пушечных снарядов. Мимо нас проносились торпеды и ракеты размером с боевые корабли. Сопротивление быстро нарастало со скоростью нашего спуска. Пилоты так сильно заносили «Громовые ястребы» на поворотах, что это начало угрожать целостности корпуса. И тут нос их крейсера тоже опустился. Он отказался прекратить преследование.

Торфин: Теперь им не спастись.

Альридд: Либо они не знают, либо им все равно.

Пилот «Гнева шторма» (по воксу): Мой ярл, мы почти на месте. Но если они продолжат падать…

Рагнар (нервно): Кости Всеотца, я знаю! Они прикончат и нас! Назад и уклонитесь от крейсера!

Пилот «Клыка Моркаи» (по воксу): «Клык Моркаи» подтверждает! Мы…

(Раздается взрыв).

Мои братья погибли. Исчезли в одно мгновение. Чудовищных размеров снаряд пробил «Клык Моркаи» насквозь, и боевой корабль с половиной наших братьев испарился в огненном шаре. Мы даже не увидели никаких обломков. Раздался взрыв, а затем все стихло, будто мы все это время были одни.

Рагнар (кричит): За Фенрис!

Молодой Король взорвался от ярости, и я знал его достаточно хорошо, чтобы расслышать чувство вины в его вое. Ему было суждено сразиться с Газгкуллом Тракой, и, возможно, судьба оберегала тех из нас, кто спускался на поверхность вместе с ним на «Гневе шторма». Но холодные пути вюрда забрали у нас «Клык Моркаи» и всех, кто был на его борту.

Рагнар (ревет, почти плачет): Опусти нас вниз! Опусти вниз, и они заплатят!

Молодой Король сгорал от желания отомстить. Все мы. В те минуты я бы охотно повернул «Гнев шторма» в бой против крейсера.

Черногривые (кричат): АААААААААЙ!

Старкад (в ярости): КРОВЬ! КРОВЬ! КРОВЬ! КРОООВЬ!!! ДАЙТЕ МНЕ ИХ КРОВЬ!

Старкад бросился на внутренние стены. Если бы вход был открыт, он вырвался бы наружу, как будто смог бы разорвать броню на крейсере.

Рагнар: Старкад, хватит! Помни, что ты сын Русса.

(Старкад приходит в себя).

Старкад: Ярл.

Торфин: Сколько раз они будут промахиваться…

Рагнар: Хватит, брат. По воле Всеотца, достаточно. Вы зашли слишком далеко, трусливые отродья! Слишком далеко, вы обрекли себя на смерть!

Отгар: Он падает все быстрее.

Рагнар: Эта тварь уже сдохла. Они стреляют в ярости, братья. Это и есть их смертельный удар. Горите, ксеносские выродки! Станьте погребальным костром для наших павших братьев! И знайте, что я иду за вашим господином.


  • * *


Газгкулл: Смотри, док! Волк убил крузер. Глупые парни палители так низко.

Гротсник: О, да. Тупые, босс.

Газгкулл: Но все было бы харашо, если бы ани держались с астальными.

Гротсник: О да, босс.

Газгкулл: Думаю, ани слишком старались, патамушта видили, как идет волк.

Гротсник: О, думаишь, босс?

Газгкулл: Я думаю, ты что-то знаешь, док. Все карабли аставались на своих местах, не пытаясь уничтожить мелких волков. Делай то, что я сказал делать.

Гротсник (помолчав): Э-э-э... э-э-э-э-э... Я сделал это для тибя, босс!

Газгкулл: Ты все суетишься из-за конца…

Гротсник: Я должен был папытаться, босс... Теперь ты разабьеш мне голаву…

Газгкулл: А ты как думал?

Гротсник: Мне очинна жаль, босс. Очинна жаль, очинна жаль…

(Газгкулл сжимает Гротсника).

Газгкулл (вздыхая): Э-э-э, не, док. Я не сабираюсь ламать тебе голову. Ни в этот раз. То, что ты должин сделать, слишкам важна. Больше ты меня не падвидешь, да?

Гротсник (едва в силах говорить): Нет, босс... Нет, босс... Я все сделаю... все сделаю…

Газгкулл: Ты увидишь... ты увидишь Вааа, док! Ты увидишь, что Великий Зеленый гаварит правду!

(Крейсер орков разбивается о поверхность).

Газгкулл (смеясь): Ахахаха! Не будем их убивать! Как он харош! Никто не смог бы добраться сюда. Волк наверняка уже знает, куда идти, док. Зажги огонь, гарячий, как солнце... Вот и драка, док! Драка начинается!

Гротсник (задыхаясь): Но...

(Газгкулл отпускает Гротсника).

Газгкулл: Зажгите огни, парни! Жгите огни!


  • * *


Кронгар горел от крушения крейсера орков. Корабль оставил после себя кратер шириной в несколько миль и еще больше разрушений на многие километры вокруг. Этот шрам на лице планеты и огненные бури встретили нас в охваченном зеленокожими мире.

Отгар: Смотрите. Тысячи людей, скорее всего, погибли здесь.

Сигурд: Десятки тысяч, Отгар. А то и сотни.

Старкад (рычит): Ксеносская грязь! Всех убитых орков на этой планете не хватит, чтобы оплатить жизни ее жителей!

Рагнар: Да, Старкад. Их не хватит. И их смертей не будет достаточно до тех пор, пока мы не сотрем последнего зеленокожего с лица Галактики. Но это только начало, братья, и теперь они знают, что их ждет.

(Ульфгир и Свангир рычат).

Рагнар: Свангир и Ульфгир жаждут убить еще больше, хе-хе. Не будем их разочаровывать.

Торфин: Что это за пожар на западе, на месте уничтоженного города?

Альридд: Концентрические круги. Они не выглядят как естественные пожары от разрушений, Торфин. Орки разрушили… все.

Рагнар: Цель достаточно велика, чтобы ее можно было увидеть с орбиты. Это приветствие Газгкулла, его приветствие оскверненному Кронгару. Посмотрите, что зеленокожие сотворили с этим миром, братья. Смотрите — и мстите без пощады. Когда-то здесь стоял имперский улей.

Альридд: Теперь я вижу лишь его следы.

Рагнар: Ты видишь его труп. Труп человеческой цивилизации, застроенный чудовищными селениями зеленокожих. Видите, этот труп был осквернен. Зеленокожие использовали его останки для создания тех уродливых построек, от которых они в таком восторге.

Торфин: Там повсюду заводы ксеносов, изрыгающие огонь и дым в небо.

Альридд: Да, Торфин. Но где жилые блоки и шпили?

Рагнар: Ты хочешь спросить, где находятся дома знати или их рабов? Орки разрушили их и превратили в огромные груды металлолома.

Орки роились над обломками, как насекомые. Армии и машины Газгкулла Траки покрывали Кронгар со всех сторон. Несуразные массивные конструкции — ответ зеленокожих титанам Империума — раскачивались взад и вперед, словно неуклюжие горы. Огромные тотемные столпы высотой в сотни футов, ощетинившиеся пушками.

Сигурд: Быть может, люди еще остались?

Торфин: Если так, смерть явилась бы для них милостью.

Рагнар: От людей здесь не осталось ничего. Орки осквернили все в этом мире.

(Торфин смотрит на сооружения орков).

Торфин: Вон те штуки на башнях похожи на гигантские зенитные орудия. Ксеносы могли сбить нас с неба. У них их достаточно.

Сигурд: Они этого не хотели. Еще нет. Газгкуллу нужен наш Молодой Король.

Торфин: Нет, они хотели, чтобы мы погибли на орбите.

Рагнар: Интересно, он знал об этом? Знал ли он, что упадет один «Громовой ястреб», но я все равно приду за ним?

(Многочисленные взрывы).

Торфин: Они хотят, чтобы мы спустились прямо сейчас.

Мы летели низко и стремительно, мчась по каналам, заполненным горящим прометием.

Отгар: Ха, теперь они почти не промахиваются.

Рагнар: Вот и посмотрим, как близко мы сможем подобраться, прежде чем они нас уничтожат.

Отгар: Я вижу цель, вижу арену нашей битвы.

Рагнар: Кровь Всеотца, как они смеют?

Даже волки Рагнара бушевали, чувствуя богохульство в том, что сделали орки. Каналы по всему склону холма были разрушены и пылали. А на его вершине стояло то, что когда-то было собором Всеотца. Орки уничтожили собор не полностью, и его еще можно было узнать. От главного здания осталась лишь коробка, на которой сохранились огромные колокольни. Но орки изгадили собор знаками своих диких богов. Зеленокожие перестроили башни в дымовые трубы, а над сводом возвышалась огромная грубо сработанная из не пойми чего орочья рожа футов ста в ширину.

(Орки вдалеке орут и радуются в предвкушении битвы).

Рагнар: Этого здесь не будет. Я превращу их божков в пыль под ногами. Спускай нас вниз! Высади нас прежде, чем они нас собьют! Вы готовы, братья?

Черногривые (в унисон): Мы готовы сражаться!

Рагнар: Вырвите им глотки! За Русса, за Фенрис!

Черногривые (в унисон): За Русса! За Всеотца!

(«Громовой ястреб» приземляется, открывается посадочный трап, Космические Волки расходятся веером).

Черногривые (в унисон): АААААААААА!

Мы приземлились на краю широкой площадки перед собором. Когда-то она была папертью и внешним притвором, но орки все перекопали и перебили, а здания, которые когда-то стояли вокруг храма, исчезли. Теперь здесь была открытая местность, и расстояние между нами и разрушенным входом в собор составляло полмили.

(Космические Волки достают болтеры).

Рагнар (в полной тишине): Со мной, братья!

(Космические Волки открывают огонь и бросаются в атаку).

Рагнар вел нас, и мы двигались единой стаей. Каждый из нас, будь то волчий гвардеец или нет, поклялся, что будет биться за Рагнара каждым шагом, каждым ударом в этой битве. Теперь мы не позволим себе отстать. Даже когда он сразится с Газгкуллом, мы будем рядом. Рагнар больше никогда не будет один, и если наш ярл падет, то мы падем вместе с ним. По-другому быть не могло, иначе мы бы навлекли великое бесчестье на наш род.

(Зверь рычит вдалеке).

Рагнар: Приготовьтесь, братья!

(Орки вступают в рукопашный бой, рыча).

Они набросились на нас со всех сторон. Зеленые волны хлынули на открытое пространство, и мне показалось, что Сокрушающие горы из путешествия Рагнара в Нижнем мире вернулись в новом обличье. Они ревели от бездумной ярости своего вида. Однако Рагнар уловил более глубокий смысл в криках зеленокожих.

Рагнар (размахивая Ледяным Клыком): Вы слышите это, братья? Теперь вы знаете, как звучит приветствие зеленокожих!

Сигурд: Клянусь челюстями Моркаи, ты прав! Это… веселье… Они будто рады!

Торфин: Рады этой бойне. Они думают, что одолеют нас.

Рагнар: Настоящий прием. Мы — та битва, что была им обещана. Так что сделаем это, братья! Дадим им то, чего они жаждут! Вперед, братья!

Черногривые (ревут): АААААААА!

Рагнар: Зверь ждет внутри собора. Прорубим путь здесь, и внутри нас будет ждать настоящая битва.

Из-за стремления атаковать орки слишком рано пожертвовали преимуществом в использовании артиллерии. Они окружили нас, рубя клинками и размахивая дубинами. Зеленокожие перелезали через своих родичей, живых или мертвых, лишь бы добраться до нас. Они были зеленым потоком, а мы — торпедой, и мы прорубились сквозь волны плоти ксеносов ко входу в обезображенный собор.

Орк-ноб (рычит и нападает на Рагнара): РРРРРААААРРРРР!

Рагнар: Ты смеешь преграждать мне путь? Ты, механическая мразь?

(Рагнар открывает огонь и сбивает орка с ног).

Рагнар: Получай награду, поганая мерзость!

Рагнар вогнал Ледяной Клык в лицо орка в тяжелой броне. Эта скотина была последним препятствием на пути внутрь собора, и мы бросились в атаку.

Черногривые (яростный рев): ААААААА! ЗА РУССА! ЗА ВСЕОТЦА! ЗА ФЕНРИС!


  • * *


Газгкулл (кричит): ВАААААА! НАЧИНАЕТСЯ! НАЧИНАЕТСЯ! ПАНИСЛАСЬ!

Рагнар: А вот и он.

Газгкулл: Ну же, юдишки! (Смеется) Ахахахаха! Ну же, волк! Слава! Victas a lupae! Сажрать волка!

Зверь стоял в центре того, что когда-то было центральным нефом, на платформе из обломков, где еще недавно возвышался алтарь. Когда этот отвратительный голос осквернил священный язык Всеотца, я наконец понял, что подкосило дух экклезиарха на Скурии. Но наша ненависть усилилась.

Рагнар: Мы пришли за тобой, грязная тварь. Вот твоя судьба! Вперед, братья! Покажем этому гаду истинный гнев! Гнев сынов Русса! Покажем этим дикарям истинную радость битвы!

Черногривые (яростно): ЙАААААААА!

Мы бросились в атаку. Ряды орков неслись вперед по обе стороны от нас. Позади их звероподобной пехоты шагали массивные механические создания — отвратительные пародии зеленокожих на дредноуты. За ними в тени, едва тронутой мерцанием факелов, громоздились груды оружия и боеприпасов. Мы видели все это, но наше внимание было приковано к зверю, который звал Рагнара.

(Зверь смеется вдалеке).

Он был нашей целью. Мы увидели его и поняли, что все, сказанное Рагнаром, было правдой. Газгкулл Трака был гигантским чудовищем, которое, казалось, норовило вырваться из своей огромной механизированной брони.

Сигурд: Эта пушка размером с артиллерийское орудие!

Торфин: А его силовая клешня может раздавить «Химеру».

Рагнар: Он не пустит их в дело, если я отделю его руки от тела.

Сигурд: Это лицо выражает нечто большее, чем примитивную жестокость… знание… хитрость, чья природа уходит в бездонные глубины.

Но было и кое-что похуже. Как ни отвратительно было признавать эту истину, одного взгляда было достаточно, чтобы понять: это существо — вожак. Для зеленокожих Газгкулл Трака, должно быть, возвысился до чего-то божественного. Орки бушевали, ведь мы пришли убить их полубога.

Старкад: Ррррааааррр, рррааааррр…

В те первые мгновения путь вниз по нефу был расчищен. Дважды Старкад прорывался мимо врагов, чтобы стать единственным из нас, кто бежал с Рагнаром. И теперь он помчался снова, на этот раз — чтобы добраться до врага раньше ярла и уничтожить угрозу прежде, чем судьба, которой мы так боялись, свершится.

(Старкад бросается на Газгкулла).

Рагнар: Старкад, стой!

Старкад (отчаянно): За тебя, мой ярл! За тебя!

Рагнар (выхватывая свой болтер): Открыть огонь!

Цель была слишком большой, чтобы промахнуться, и мы стреляли, не боясь причинить вреда Старкаду.

(Газгкулл разражается смехом).

Снаряды разрывались о броню орка, но зверь не обращал на них никакого внимания. Он сосредоточился на Старкаде.

Газгкулл (смеясь): Маленький волчок!

Старкад (рычит): За Русса! О…

(Газгкулл хватает Старкада клешней).

Торфин: Он ударил Старкада!

Рагнар: Огонь слева! Сосредоточьте все силы на его пушке! Привлеките его внимание!

Газгкулл (смеясь, повторяет): Маленький волчок! И тут зверь сомкнул свою клешню.

(Старкад стонет и умирает).

Он переломил туловище Старкада пополам.

(Безжизненное тело Старкада падает на землю).

Один удар, единственный удар — и нить героя, который защитил Фенрис от Магнуса, героя, что всегда выступал в первых рядах, была жестоко и безжалостно оборвана.

Рагнар (плача и мчась к Газгкуллу): Больше ни один мой брат не умрет! Не сметь подходить! Никто!

Газгкулл (смеясь): Ахахахах.

Рагнар (бросаясь вперед): За Фенрис!

Альридд: За ним! Держаться с Молодым Королем!

Сигурд: Он слишком быстр! Мы не поспеваем за ним!

Торфин (отчаянный крик, почти рыдает): НЕ-ЕТ! Всеотец, только не в этот раз! Пожалуйста, только не в этот раз!

Ярость Рагнара всегда сдерживалась с трудом добытой мудростью и всегда подстегивалась его же безрассудством. Теперь она была выпущена на волю, и горе тому врагу, который привел ее в действие. Он был ветром зимнего шторма и его лезвиями, которые резали все до костного мозга. Он стремительно обогнал нас и одним огромным прыжком взлетел навстречу чудовищу своей судьбы.

(Рагнар рычит, разгоняется и взлетает навстречу Газгкуллу).

О, братья мои! Это зрелище, это мгновение было тем, чья память будет жить в моем сердце до тех пор, пока Всеотец не призовет меня к себе, и это мгновение будет питать мою ярость и мою гордость все грядущие дни. Он стрелял на лету.

(Рагнар стреляет в Газгкулла).

Он поднял Ледяной Клык, погибель всех врагов, и опустил его одновременно с тем, как Газгкулл бросился навстречу Молодому Королю с клешней и пушкой. Два гиганта войны столкнулись.

(Рагнар и Газгкулл обмениваются ударами в ближнем бою).

Рагнар: Сейчас, зверь! Сейчас я исполню твою судьбу. Я сотру тебя с лица Галактики. Я сожгу тебя вместе с твоими деяниями. О тебе не останется даже памяти!

Газгкулл: Горк и Морк говорят растаптать тибя! Время для ВААА!

Удар Молодого Короля отбросил орка назад. Всего лишь один шаг, но сколько времени прошло с тех пор, как этот монстр был так сильно ранен таким воином.

(Газгкулл рычит, два воина снова вступают в рукопашную схватку).

Сигурд (обращаясь к волкам Рагнара): Бегите к нашему ярлу! Убейте зверя!

Свангир и Ульфгир — эти двое были достаточно быстры. Они все время бежали рядом с хозяином, как будто действительно были с ним в Нижнем мире. Они не могли разорвать броню зверя, но все же попытались. Ведомые судьбой, они нападали снова и снова, и их вой и рычание разозлили Газгкулла. Они отвлекли его внимание ровно настолько, чтобы дать Рагнару возможность нанести побольше сокрушительных ударов.

(Газгкулл и орки ревут в унисон).

И вот теперь приспешники Зверя пришли за нами. Они свирепо атаковали, выкрикивая что-то на своем языке, с животной радостью из-за того, что их повелитель с ними. И еще, как я теперь думаю, в их реве была обреченность. Я верю, братья, они чувствовали тяжесть судьбы так же, как и мы. Они тоже чувствовали страх.

Отгар: Держитесь, братья!

Они крушили все бездумно и бесцельно. Им было все равно, с кем драться, впрочем, как и нам. Мы шли под заградительным огнем, прорывались сквозь поток зверей, но все равно не поспевали, и едва могли видеть борьбу нашего ярла сквозь взрывы и дым.

Торфин: Мы почти рядом, мой ярл!

Газгкулл: ООООО ДАККА-ДАККА-ДАККА!

Газгкулл отшатнулся от удара цепного меча. Наш Молодой Король был слишком быстр для огромного зверя. Затем Рагнар сделал выстрелы по широкой дуге над нашими головами. Несколько секунд они казались бессмысленными — просто еще один шквал огня, который мы едва могли видеть, пробиваясь вперед. А затем они ударили по снарядам в тени.

(Многочисленные взрывы, Рагнар и Газгкулл обмениваются ударами).

Газгкулл: Парни, он краснее некуда! Вот бой, который я обещал! Вот начало Великого ВААА! Растапчите все это, парни! Растапчите их всех!

Рагнар (рубя Ледяным Клыком): Сдохни, лжепророк! Не будет никакого начала! Только конец!

Торфин: Альридд? Альридд?

Альридд (стонет под обломками и щебнем): Здесь... Я…

Торфин: Отгар... он под грудами обломков! Держи их на расстоянии!

(Отгар вырывается вперед и открывает огонь).

Отгар (стреляя и рыча): Умри! Подохни, ксеномразь!

Торфин: Я вижу тебя, Альридд! Я здесь, брат!

(Торфин пытается освободить Альридда).

Колонны и свод храма рухнули. Пол раскололся от апокалиптического взрыва и взлетел вверх. Ландшафт поля боя изменился в одно мгновение. Зеленокожий и Космический Волк упали вниз, сверху на них обрушились лавины рокрита и вздыбились горы щебня. Мы были рассеяны по залу. Орды орков в одно мгновение были раздавлены из-за поединка их пророка.

Торфин: Черт побери эту пыль и пламя! Где Молодой Король?

Альридд (дрожащим голосом): Там! Он там, наверху! На той высокой горе щебня!

Торфин: Он сражается на краю пропасти. Если он упадет, мы его потеряем!

Альридд: Не дадим ему упасть!

Торфин (стреляя): Скитна, да пропади пропадом этот прилив орков! Сколько их не режь, они опять приходят и приходят.

Альридд: Тогда будем рубить их быстрее, брат. (Замечает, что у Отгара отсутствует одна рука) Отгар, ты отлично стреляешь одной рукой!

Отгар (смеётся): Вторая была запасной.

Торфин: Мы должны добраться до них!

Альридд: И доберемся! Рагнар, дай нам возможность добраться к тебе! Умоляю, останься в живых, Молодой Король. Мне нужно, чтобы ты посмеялся над нашей сагой.

Торфин: Сигурд! Он гораздо ближе к Рагнару.

Отгар (удивленно): С чем он сражается?

Торфин: Машинное колдовство зеленокожих.

Против Сигурда вышел тех-орк. Он был облачен в странную броню. Зеленая молния дугой соединяла силовой блок с огромными гусеничными генераторами. Когда мы вошли в храм, ни его, ни машин орков еще не было видно. Он появился из какой-то скрытой ниши после обрушения. Грязными взрывами орочьего колдовства он сражался с чистыми штормами Фенриса.

Сигурд: Сила Фенриса, сгори! Твоя судьба — обратиться в пепел!

Гротсник: Ха-ха, ты называиш эта бурей, валчок?

Сигурд: Именем Всеотца! Именем Русса, это буря станет твоей гибелью!

(Сигурд смеется и посылает молнии в Гротсника).

Гротсник: Эта ни молния, ничтожный юдишка.

И тогда Сигурд вызвал бурю, охватившую весь собор. Десятки и сотни орков пали в ее ярости. Технотварь сгорбилась над своими машинами и упала на колени пред мощью Фенриса. Орк повернулся к своим генераторам. Он сделал нечто такое, что заставило их светиться ужасным зеленым блеском.

(Гротсник стонет от боли и бьет Сигурда током).

Сигурд (кричит от боли): Рагнар! Приведи чудовище вниз! ААА! Заверши свою судьбу! За Русса! За Всеотца! (Кричит от боли) А-а-а-а-а-а!

Обугленное тело Сигурда рухнуло вниз.

Торфин (кричит): Сигурд!

Гротсник (смеется): хе-хе-хе…

Сигурд уничтожил все машины орка, но существо выжило. Оно поспешно удалилось. Прежде чем он исчез в глубоких тенях задней части собора, его взгляд устремился на Газгкулла Траку, и я надеюсь, что он смотрел на своего хозяина со страхом, так как подвел его. Я надеюсь на это всем сердцем, братья. У меня осталось так мало надежд.

Газгкулл (ревет): РРРРРРААААААРРРРР!

Торфин (кричит в отчаянии): Нет! Нет, нет! Они не победят!

Альридд: Вперед, братья! Вперед! Атака Сигурда... (Печально)... образовала брешь... Мы доберемся до Рагнара! Мы сделаем это!

Отгар (стреляя): Ну же, скоты! Попробуйте меня остановить! Ах, как бы я хотел, чтобы ты был здесь, Бринъяр! Но я чувствую твой дух! Ха, ты не можешь устоять перед такой битвой!

(Отгар открывает огонь и бросается в атаку).

Отгар: Пойдем, брат! Давайте вместе сразимся с зеленокожими!

(Громкий топот, выстрелы сбивают с ног и ранят Отгара).

Отгар (стонет и захлебывается собственной кровью): Бринъяр! Я... я вижу тебя... брат…

(Отгар умирает).

Когда мы взобрались на груду обломков, орки встали стеной на нашем пути. Два дредноута зеленокожих обрушили на нас огонь из пушек. Отгара не стало. Торфин бросился на них, пронесясь мимо.

Торфин (на бегу): Наконец-то! Достойные враги! Они мои, Альридд!

Альридд (кричит): Торфин…

Торфин: Беги к Рагнару, брат! И… вспомни меня в песне.

(Торфин ревет и бросается на дредноуты).

Я сделал то, о чем попросил мой брат. Он выбрал себе жертву, чтобы дать шанс мне добраться до Рагнара. Я был последним из волчьей гвардии. И мой клятвенный долг — сражаться за своего ярла. Я обежал неуклюжих чудовищ и устремился к огромному холму, на котором решалась судьба Галактики.

Торфин (медленно приближаясь): Я Торфин Искатель Смерти, и от моей руки вы падете. Идите ко мне! Попробуйте убить меня! Встретьте свой конец!

(Дредноуты стреляют в Торфина без остановки).

Торфин: ААААА! Жалкие ублюдки. Зря стараетесь, так вам меня не убить! Так, с этим закончил… Этот готов! Эх, будь вы хоть чуточку повнимательнее! Конечно, вы выпустили все снаряды и не увидели, что я сделал. Не увидели мелта-заряды на своих корпусах. (Смеется) Вот, вот здесь, позвольте, я вам покажу.

(Взрыв уничтожает первый дредноут).

Торфин: Сдохни в собственном костре, поганый ксенос!

(Второй дредноут рычит и открывает огонь).

Торфин: Нет, все еще недостаточно хорошо…

(Второй дредноут хватает Торфина своими когтями).

Торфин: Ты собираешься раздавить меня, йа?

(Торфин чувствует, как ломаются его кости).

Торфин: У меня и для тебя мелты более чем достаточно! Подходящий погребальный костер! (Пауза) ЗА ТЕБЯ, МОЙ ЯРЛ! (Торфин взрывает себя вместе с дредноутом).

Я слышал, как позади умирает мой брат, и в этот момент я добрался до горы обломков. Наверху избранные судьбы рвали друг друга на части.

Газгкулл (смеется): Ха-ха, харашо дирешся, волк. Вот в чем дела! (Принимает удары Рагнара, восхищенно) Ого!!!!

Рагнар (фехтуя Ледяным Клыком): Ты падешь, зверь! Тебе не избежать судьбы!

Газгкулл: Хорошо, хорошо, хорошо…

Еще несколько орков пытались остановить меня, но я зарубил их, даже не заметив этого.

Альридд (крича и стреляя): АААААААААА!

Я не останавливался, но мои движения были медленными, слишком медленными. Я взбирался вверх и падал, снова взбирался и снова падал — бушевавший на вершине поединок все время посылал вниз оползни. Взрывы болтерных снарядов и ракеты зеленокожих постоянно меняли форму судьбоносного холма, обрушивая все новые куски стен собора на растущую гору. Храм разваливался, рокритовый град посыпался на поле боя.

Газгкулл: Сражайся, волчок! Бей сильнее! Это же бальшая драка! Не подведи парней!

Рагнар (раненый): Твои слова — пустое хвастовство! Твои пророчества — бред! Ты умрешь здесь, а вместе с тобой и мечты твоего грязного рода! Сыны Русса очистят Галактику от вашей зловонной крови!

(Рагнар рычит и бросается в атаку).

Я видел их. Даже сквозь пламя и фонтаны обломков, поднятых взрывами, я видел каждый удар Рагнара и ответ врага. Молодой Король и зверь ранили друг друга. Сломанные поршни торчали из брони Газгкулла, извергая дым и пламя. Орк двигался все медленнее, хотя в каждом его ударе была не менее жестокая сила.

Газгкулл (смеясь): Ха-ха-ха! О, волчок! Да… Пачуствуй эта так, как должин! Это ВААА Судьбы!

Доспех Рагнара треснул в стольких местах, что больше походил на поверхность исходящего рябью озера. Лицо его было залито кровью. Движения нашего ярла уже не были такими живыми, как я помнил, но свирепость Молодого Короля лишь усилилась.

Рагнар: Ты противишься судьбе, чудовище! Каждый новый вздох приближает тебя к последнему!

Газгкулл был больше и сильнее. Рагнар — искуснее и ловчее. Его удары и выстрелы попадали чаще, но зверь, казалось, был неуязвим. Газгкулл бил все реже, но каждый его удар выглядел достаточно мощным, чтобы пробить бок «Носорога». Борьба не могла продолжаться вечно. Я должен был добраться до своего ярла. Я должен был быть рядом с ним! Всеотец, прости меня!

Альридд: Мой ярл! Мой ярл, я здесь! Я больше не подведу тебя! Только не сейчас, не в этот день!

Рагнар (сражаясь): Выживи, Альридд! Выживи! Твоя память — это память об этом дне. Выживи! Это мой приказ!

Газгкулл: Даа, делай то, что он сказал, юдишка. Хорошая история о лучшей драке.

Я все еще карабкаюсь, братья мои. Я не мог поступить иначе, хотя приказ ярла и моя клятва здесь столкнулись. И эта борьба тяготила меня. Ужасное зрелище, битва подобных существ завораживала. Зеленокожие тоже лезли изо всех сил, желая добраться до вершины. Их притягивала та же самая тяжесть судьбы. И никто из нас не мог достичь своей цели.

Рагнар и его враг не обращали на нас внимания. Они столкнулись с одинаковой яростью и с чем-то еще. Чем-то, что преследует меня до сих пор.

Рагнар: Эта сага не твоя, зверь! Она моя!

Газгкулл (смеясь): Ха-ха, о, малинький валчок! Видения замучили?

То, что я видел в нашем Молодом Короле и в звере, было похоже на радость. Свирепую, ужасающую, восторженную. Радость... их обоих вели обещания судьбы. Они стремились к этому дню и к решающему моменту, который был уже близок. Один из них пришел сюда, чтобы поглотить Галактику. Другой — чтобы спасти ее. Судьба говорила с обоими, и оба они решали, чему суждено произойти. Я не понимал, как это возможно, как они оба могут разделять одну радость, как у обоих может присутствовать одна и та же абсолютная исступленная убежденность. Я не понимал, как можно исполнить обе судьбы.

(Рев Газгкулла).

А потом... Ох, братья мои, потом…

Газгкулл: Сичас, валчок, сичас! Пора закончить эту драку!

(Пауза).

И Газгкулл обрушил на Рагнара целую бурю снарядов. Это был артиллерийский залп, выпущенный по одной единственной цели. Вершина холма исчезла в огне взрывов.

Рагнар: Да, зверь! Сейчас! Конец уже наступил!

И тут я увидел его. Рагнар прыгнул над взрывами. Он летел сквозь пламя, летел вверх сквозь водоворот апокалиптического разрушения, ведомый лишь своим гневом. Он был раненым волком, набрасывающимся на врага с предельной яростью последнего рывка. Он прыгнул так высоко, что дугой выгнулся вниз, к черепу Газгкулла, и выстрелил из болт-пистолета орку прямо в лицо.

(Газгкулл стонет от боли).

Зверь пал, но он успел схватить Рагнара клешней. Газгкулл поймал Молодого Короля как раз перед тем, как наш ярл приземлился на него, раздавив ему грудь.

Рагнар (удивленно): А…

Газгкулл (хохочет, яростно ревет): ХА-ХА-ХА! РРРРРААААРРРР! MAGNA BESTIA SUM, ВАЛЧОК!

Газгкулл сжал Рагнара. Пистолет Молодого Короля выпал из его раздробленной руки, но орк оказался недостаточно быстр. Рагнар уже был слишком близко.

Альридд (рыдает): НЕТ! РАГНАР! МОЙ ЯРЛ!

Рагнар: В твоих челюстях кроется тьма... Зверь, я поражаю тебя!

Рагнар высвободил правую руку и вогнал Ледяной Клык сквозь сломанную броню орка в его плоть.

Газгкулл (удивленно, едва в состоянии говорить): Аа... Арррр... вот где... все начнется... Аррррр.

Рагнар Черная Грива отрубил голову Газгкуллу Траке.

(Безжизненное тело орка падает вниз).

Тело орка свалилось с холма и улетело в пропасть на другой стороне.

Альридд (дрожащим голосом): Мой ярл…

Рагнар: Зверь... убит.

Рагнар стоял на вершине, высоко держа голову зверя. Молодой Король торжествовал. Но когда я преодолел последние разделявшие нас ярды, то увидел слишком поздно, что огонь в его глазах угасает. Газгкулл был мертв. И все же его лицо, казалось, выражало яростное ликование.

Альридд: Мой ярл... я здесь.

Рагнар (еле говорит): Пой славно, Альридд! (Улыбаясь, голос становится все тише).

Слава... этому... дню.

А потом он упал. Он... (Сдерживая слезы) О, братья мои... я не могу продолжать. Не могу. (Пауза) Но я должен. Ибо так я поклялся. Наш Молодой Король испустил последний вздох и упал. Раны были слишком тяжелы. Он уже умирал, когда бросился на Газгкулла. И хватка зверя продавила его сломанные кости прямо в сердца. Он умер. Он умер раньше меня, братья мои. (Пауза) Он умер.

(Ульфгир и Свангир воют).

Орки в отчаянии бежали из собора. И затем пришли вы, братья мои, и... я закончил сагу. Моя песня подошла к концу. Рагнар Черная Грива встретил свой вюрд. Зверя больше нет. И все же мы, Черногривые, лишены торжества. Братья, хотя я уже закончил сагу, я не могу смириться с таким концом... Слишком многое тревожит в моей саге. Оно нарушает ее течение и истирает ее края. Неужели это действительно конец, братья? А если нет, то что тогда предвещает моя песня?