Черное железо / Black Iron (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Черное железо / Black Iron (рассказ)
Black-Iron.jpg
Автор Грэм Лион / Graeme Lyon
Переводчик Cinereo Cardinalem
Издательство Black Library
Серия книг Зов Хаоса / Call of Chaos
Предыдущая книга Осадный мастер / Siegemaster
Следующая книга Песнь для заблудших / Song for the Lost
Год издания 2015
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


– Что привело тебя ко мне, сын Олимпии?

Абаддон Разоритель нависал над Каллусом. Кузнец войны Железных Воинов стоял на коленях на холодном каменном полу, опустив глаза. На нем не было брони, лишь одеяние чёрного цвета. Ему сказали, что ни одному воину из другого Легиона не дозволено носить броню или оружие в присутствии Магистра Войны, хотя Каллус подозревал, что все это лишь для того, чтобы показать ему, кто здесь главный.

Ему не привыкать. Любой, кто служил Пертурабо на протяжении минувших тысячелетий, не понаслышке знаком с презрением. Именно поэтому Каллус явился к владыке Чёрного Легиона.

– Мой господин, я...

– Смотри на меня, когда обращаешься ко мне, кузнец войны, – пророкотал Абаддон. – И встань. Не нужно преклоняться передо мной. Мы же братья, разве нет?

Каллус колебался. Вопрос был с подвохом. Он решил встретить потенциальную угрозу лоб в лоб.

– Мой господин, может мы и братья по духу, но на деле вы намного превосходите меня. Вы – Магистр Войны, тот, кто принесет гибель Империуму Лжи. А я всего лишь скромный блюститель владений Железного Владыки.

Его дыхание участилось. Он продолжал смотреть в пол, ожидая, что в любой момент его пронзят древние клинки Когтя Гора. Он не ожидал, что Абаддон рассмеется.

– Очень хорошо, Каллус. Как и подобает Железному Воину, ты попал в самую суть вопроса. Практично. Это мне нравится. Прошу, встань.

Каллус поднял голову. Несколько долгих мгновений Абаддон смотрел ему в глаза. После чего кивнул, словно подтверждая что-то, и подошел к другой стороне зала. Он смотрел в огромные окна, установленные в одной из стен. Железный Воин поднялся и нерешительно сделал шаг.

– Подойди, кузнец войны. Посмотри и скажи мне, что ты видишь.

Каллус подошел к окну и посмотрел на мир металла.

– Я вижу... мир-кузницу, лорд Абаддон, – сказал он.

– Да, – ответил Магистр Войны. – Мир-кузницу в сердце Ока Ужаса. Мир-кузницу Темных Механикум. Мир-кузницу, где по вине самой природы места, в котором он находится, все созданное представляет собой смешение металлического и демонического. – Абаддон отвернулся и стал мерить шагами зал. – Здесь не создать ничего, что не было бы развращено прикосновением Хаоса, Каллус. Думаю, тебе это известно. Ты ведь провел много времени на Медренгарде, верно?

Каллус кивнул.

– Верно, мой господин.

– А твой примарх, в своей мудрости, сделал тебя сторожевым псом одинокой крепости в своих владениях. Кастеляном. – Абаддон развернулся и его пронзительный взгляд впился в Каллуса. Казалось, он видит кузнеца войны насквозь, заглядывает ему прямо в душу. – Подходящая роль. Но ты считаешь, что способен на гораздо большее, не так ли? И именно поэтому ты здесь.

– Да, лорд Абаддон, – ответил кузнец войны, стойко выдерживая взгляд Магистра Войны, хоть ему и хотелось отвести глаза.

Абаддон улыбнулся.

– Да, я согласен с этим, Каллус. Ты можешь, и ты добьешься большего. Гораздо большего. – Он снова отвернулся. – Желаешь ли ты служить мне, сын Олимпии? Желаешь ли ты присоединиться к моему Чёрному Легиону?

– Да, мой господин. Как и мои воины. Со мной около тысячи Железных Воинов. Они проверенны и верны, и готовы принести клятвы Чёрному Легиону и служить вам во всем.

– Пертурабо знает, что ты здесь?

– Нет, мой господин. Нынче примарха... не слишком заботит мир за пределами его башни.

– Нет, – сказал Абаддон. – Я посещал его залы. Пертурабо предпочитает роль ремесленника, а не воина. Всегда предпочитал. Это позор. Его способности могли бы быть полезны. Но не важно. Вместо них я воспользуюсь твоими. И у меня как раз есть для тебя задание, чтобы ты доказал свою верность мне, Каллус.

– Назовите его, Магистр Войны, и оно будет исполнено.

– Ты знаешь, почему я решил встретиться с тобой здесь, Каллус, на этом мире?

– Нет, господин.

– Потому что это, – Абаддон ткнул пальцем в окно, указывая на раскинувшийся за ним мир, – проблема. Все миры, которые создают новое оружие и военную технику для наших армий, наводнены демоническими энергиями, как и этот. В этом, как я уже говорил, природа царства, в котором мы обитаем. И она играет не последнюю роль в моих планах. Но нам также нужны и простые машины. Нам нужны орудия и мечи, доспехи и «Носороги». Нам нужны ресурсы миров-кузниц за пределами Ока.

– Да, мой господин, – нерешительно произнес Каллус.

– Один такой мир, Каллус, лежит на окраине Галактики, вне владений осыпающегося Империума. Думаю, он знаком твоему Легиону. Более того, у вас там есть гарнизон.

– Вы говорите о Тарисе, господин?

Абаддон кивнул.

– Именно, о Тарисе. Расскажи мне о нем, кузнец войны.

– Мне мало что известно. Я никогда там не был. Это древний мир, заселенный ещё до появления Империума. Он был обнаружен солдатом Махарием во время его крестового похода, и вновь потерян в ходе того, что в Империуме называют Махарийской Ересью.

Абаддон жестом велел ему продолжать.

– Во время тех событий мир захватили роты Четвертого Легиона. С тех пор он производит оружие для Железных Воинов.

– И он остался несовращенным?

– Да, мой господин. Тамошние техножрецы никак не связаны ни с Марсианскими, ни с Темными Механикум. Они... незапятнанны.

– Я хочу этот мир, – сказал Абаддон. – Я хочу, чтобы он производил оружие и технику для Чёрного Легиона. Добудь его мне, Каллус, и ты заслужишь свое место в моей армии.


Темные Кастеляны, военная группировка Каллуса, покинули Медренгард без помпы и торжеств, и без всяких намерений когда-либо вернуться обратно. Каллус и его заместитель, Бран, стояли возле иллюминатора на борту боевой баржи «Падшая империя» и смотрели на мир, который был их домом и тюрьмой на протяжении минувших тысячелетий. Ни один не проронил ни слова, пока планета не скрылась из виду.

– Как мы покинем Око, кузнец войны? – спросил, наконец, Бран. – Кадийские Врата защищены слишком хорошо.

– Есть и другие пути, – ответил Каллус. – Опасные пути, но наши новые союзники полагают, что смогут провести нас по ним в целости и сохранности. – Он искоса посмотрел на три сгорбленные, закутанные в мантии фигуры, которые стояли на другом конце длинного и узкого зала. Там, где на скрытые капюшонами черты попадал свет, ярко блестел металл.

– Почему Магистр Войны отправил жрецов Темных Механикум, если хочет оставить Тарис незапятнанным? – поинтересовался Бран.

– Они здесь лишь для того, чтобы помочь нам захватить планету. Это часть плана.

Бран промолчал.

– Проложи курс к этим координатам, – продолжил Каллус, передавая своему подчиненному инфопланшет. – И сообщи мне, когда мы достигнем их.


«Падшая империя» без происшествий покинула Око Ужаса, проскользнув мимо стража, которого Темные Механикум создали для удержания маршрута под контролем. Пронизанная демоническими энергиями машина была живой, огромные механические щупальца извивались вокруг стабильной точки входа в варп. Техножрецы Разорителя передавали чудовищной конструкции таинственные коды. Каждый заставлял одно из щупалец мучительно медленно раскручиваться.

– Что будет, если отправить неверный код? – спросил Каллус жрецов Темных Механикум.

– Оно нападет, – ответил скрипучим механическим голосом один из техножрецов. – Оно способно поглотить боевую баржу меньше чем за четыре стандартных минуты, и ни одно известное оружие не может нанести ему вред.

Каллус вздрогнул и решил больше ничего не спрашивать.


Покинув великие бури Ока и погрузившись в течения имматериума, они проложили курс на Тарис. На переход ушло несколько недель, которых кузнецу войны и техножрецам хватило, чтобы уточнить все детали плана и убедиться, что у Каллуса есть все необходимые средства. Он был уверен, план сработает. Должен сработать.


Тарис мерцал под ними словно сапфир, вставленный в чёрный металл. Что необычно для мира-кузницы, на нем имелись большие океаны, храмы-кузницы Механикум располагались на островных цепях вдоль экватора.

– Почему именно этот мир? – спросил Бран. – И почему бы не покрыть его металлом, как другие миры-кузницы?

– Дело в океанах, – сказал ему Каллус. – В каком-то свойстве воды, которое увеличивает энерготок и обеспечивает большую производительность. Вся система управляется центральным когитатором, к которому подключен один из техножрецов. Все это проходит через его мозг.

– Кажется, такая судьба хуже смерти, – ответил Бран.

– Не хуже, чем просиживать Долгую Войну на Медренгарде, брат.

– Полагаю, нет. Как же хорошо вернуться на передовую. Мы долго сидели в гарнизоне. Слишком долго.

– Согласен. Но не слишком торопись стрелять, Бран. Пока не узнаем, в кого стреляем. Кто-нибудь ответил на наши приветствия?

– Пока нет, кузнец войны.

– Значит, сделаем это по старинке.


«Громовой ястреб» доставил Каллуса на поверхность Тариса. Он надел свои доспехи, древний комплект брони модели III, и взял в качестве сопровождения одно отделение своей роты. Он держал открытым вокс-канал с Браном, который остался на борту «Падшей империи».

– Они как-нибудь отреагировали на то, что мы вошли в атмосферу?

– Пока нет, кузнец войны. Возможно, они выжидают, чтобы посмотреть, где вы сядете.

– Похоже на то.

Они приземлились в миле от главного храмо-кузнечного комплекса, на берегу одного из громадных океанов Тариса. Люк «Громового ястреба» открылся, и Каллус сразу услышал вдали звуки двигателей. Он и его караул выбрались из корабля и стали ждать, наслаждаясь соленым запахом воздуха. Наконец в поле зрения показались три «Носорога» в цветах Железных Воинов. Они остановились неподалеку и открыли задние люки. Из них появились тридцать космодесантников, которые сразу направили болтеры на Каллуса и его воинов. Тот невозмутимо поднял руки.

– Мы сдаемся, – сказал он, растягивая слова. После чего снова опустил руки и положил одну на кобуру. – Я – кузнец войны Каллус. Скажите Терроксу, что я хочу видеть его немедленно.


– Что ты здесь делаешь, Каллус? – резко спросил Железный Воин, вошедший в практически пустую комнату для допросов.

– Террокс. Вижу, твой нрав не улучшился за последние... как давно это было, восемьсот лет назад или около того?

– Отвечай на вопрос, Каллус, – потребовал Террокс, ударив бронированным кулаком по столу и оставив на нем вмятину. – У меня нет времени на твою беззаботность.

– Я здесь, чтобы сменить тебя, брат. Примарх посчитал, что ты отслужил свое здесь, и призывает тебя вернуться на Медренгард.

– Почему ты, Каллус? Почему именно тебя послали на этот мир? Чем же ты так огорчил Пертурабо?

Каллус рассмеялся.

– Ничем, брат. По правде говоря, я вызвался добровольцем. Всем нам известно, что порой на гарнизонной службе время словно течет в обратную сторону. Я устал от мира, где это иногда происходит в буквальном смысле.

Террокс молчал. Он мерил шагами небольшую комнату, и Каллус слышал едва различимые щелчки, которые указывали на то, что его брат переговаривается по вокс-каналу. Что он там делает? Каллус активировал собственный вокс.

– Бран, ты принимаешь все здешние вокс-передачи Четвертого Легиона?

После небольшой паузы его подчиненный ответил.

– Да, кузнец войны, но у них необычное шифрование. Мне понадобится время, чтобы выяснить, о чем они говорят.

– Неважно. Думаю, я узнаю это ещё до того, как ты разберешься с шифром, – сказал он и оборвал соединение. Террокс повернулся к нему спиной.

– С Медренгарда не приходило никаких сообщений, брат. Никаких намеков на твое прибытие. А я не люблю неожиданности. Я не доверяю им. И не доверяю тебе.

– Обижаешь, Террокс! С чего, во имя Галактики, ты мне не доверяешь? Это из-за того случая, когда я допрашивал тебя? Ты же знаешь, это было просто недоразумение.

Каллус знал, что его небрежная манера поведения разозлит Террокса. На это он, собственно, и рассчитывал.

– Ты обвинил меня в заговоре против тебя и выпытывал признание, которого я не мог дать, кузнец войны. Ты отрезал мне руку. – Террокс согнул бионическую руку, в которой с шумом задвигались поршни. – Ты не доверял мне. С чего я должен доверять тебе?

– Поразительно справедливое замечание, Террокс. Хорошо, что ты будешь со мной делать?

– Будешь ждать. Я послал сообщение на Медренгард, а твоему судну велено покинуть орбиту. Ты побудешь в плену, пока твои приказы не подтвердятся. И если этого не произойдет... то мне, вероятно, придется отомстить тебе, Каллус.


Оставшийся на борту «Падшей империи» Бран готовил роту к войне. С кузнецом войны Каллусом не было связи уже три дня, с тех пор, как с Тариса пришел приказ покинуть орбиту. Хоть и с неохотой, Бран сделал это, но теперь пришло время действовать быстро и жестко. К тому же, последний раз он был в бою очень давно.

– Я лично возглавлю телепортационную атаку на основной комплекс, – начал он давать распоряжения. – Вместе со мной отправится сотня терминаторов. Остальная часть роты высадится на десантных капсулах и штурмовых кораблях, как только мы выведем из строя все имеющиеся у них оборонительные сооружения. Железо внутри!

– Железо снаружи! – хором ответили около тысячи голосов.


Древний зал телепортариума вспыхнул энергией, и Бран почувствовал, как реальность пошатнулась. Эффект был сродни переходу космического корабля в варп, только помноженный на тысячу. На краткий миг у Железного Воина возникло впечатление, что на него смотрят миллиард миллиардов хищников, что они чуют его душу, которую могут пожрать. А затем все исчезло, и он вновь оказался на твердой земле.

Бран огляделся, изучая окружение и ориентируясь. Он оказался в большом многоуровневом зале, полном закутанных в мантии техножрецов. У всех был занятой вид, каждый выполнял некие тайные задачи. Некоторые из них оглянулись на Железных Воинов, и Бран услышал недоуменный лепет, который становился все сильнее, пока не раздался вой сирен.

– Вот вам и неожиданность, – пробормотал он. – Командиры отделений, докладывайте. – Лидер каждого отделения отозвался, и Бран был доволен тем, что все они благополучно прибыли. – Зачистить комплекс, – приказал он. – Устранить любое сопротивление.

Сопротивление не заставило себя ждать. В зал вошли десяток скитариев, направив оружие на Брана и его телохранителей.

– Сложите оружие, – приказал один из них модулированным механическим голосом, – или будете уничтожены.

– Ах, я надеялся, что ты это скажешь, – ответил Бран. – Темные Кастеляны, открыть огонь.

Он направил свой комби-болтер на ведущего скитария и вдавил спусковой крючок. Разрывные болты взорвались в туловище киборга, разнеся на куски его органические компоненты. Бионические ноги ещё какое-то время стояли прямо, а затем рухнули на землю. Окружавшие Брана воины также открыли огонь, и остальные скитарии разделили судьбу своего лидера.

– Двинули, – приказал Бран. Он огляделся в поисках ближайшего техножреца и нашел одного, сжавшегося позади искрящейся консоли. Он схватил силовым кулаком закутанную в красное женщину и поднял её к лицу. – Где держат моего кузнеца войны? – спросил он.

– Я... Я не знаю, – сказала она, и Бран учуял острый аммиачный запах мочи. Значит, она была ещё достаточно человечна, чтобы испытывать страх.

– Где держат пленников? – спросил он.

– Я... Я... – запинаясь, пробормотала она. Бран устало вздохнул и сжал кулак, раздавив её.

– Сам найду, – сказал он и подошел к ещё функционирующей консоли. Он попытался получить доступ к системам, но не сумел расшифровать язык, используемый дисплеем. От разочарования Бран выстрелил в консоль.

– Я иду искать кузнеца войны, – передал он по воксу. – Доложите мне, когда зачистите комплекс.


Услышав первые выстрелы из болтера, Каллус остановил один из двух хронометров, которые вели отсчет на дисплее его шлема.

– Почти три дня, Бран, – сказал он сам себе. – Ты проявил немалую сдержанность.

Он встал на ноги и выглянул в узкое окно в двери камеры. Охранники-скитарии покинули свой пост, направившись к звукам сражения.

Кузнец войны попытался снова связаться со своими по воксу, но все каналы Легиона были заблокированы. Бран должен был предвидеть это и использовать альтернативные. Он бы не напал, не имея возможности поддерживать связь со своими войсками. Каллус продолжил прокручивать вокс-каналы, и внезапно услышал болтерный огонь прямо в коридоре за дверью.

– Кузнец войны? – раздался голос. Бран.

– Здесь, – крикнул Каллус. – Сейчас отойду от двери.

Он отошел, и ту выбило внутрь взрывом. Когда дым рассеялся и пыль осела, он вышел. В узком коридоре стоял Бран, позади него ещё пять Темных Кастелянов в терминаторской броне.

– Рад видеть тебя, Бран, – сказал Каллус. – Как обстановка?

– В комплексе сотня терминаторов, кузнец войны. Они зачищают его и отключают оборонительные сооружения перед главной атакой. До сих пор единственным сопротивлением были скитарии. Они не представляют большой угрозы.

– Ах... не убивай их слишком много, Бран. Они нам ещё понадобятся.

– Мой господин?

– Неважно. Никаких признаков Железных Воинов Террокса?

– Нет, мой господин, хотя в когитаторах я обнаружил кое-какие данные. Похоже, он пополнял ряды своих Железных Воинов. Здесь может быть, по меньшей мере, десять тысяч верных ему легионеров. Мы... мы не справимся со столькими. Плюс ещё бесчисленные скитарии.

– Предоставь это мне, Бран. Просто спусти остальную роту вниз. В ближайшие... – он проверил оставшийся хронометр, – ...девяносто минут было бы неплохо.

– Есть, кузнец войны.


Прошло меньше шестидесяти.

Темные Кастеляны высадились на береговой линии. Десантные капсулы вонзились в песок и океанское мелководье, извергнув отделения космодесантников в силовой броне, которые выбрались наружу с болтерами наготове, ожидая сопротивления. Бывшие братья не стали их разочаровывать. Многие воины Террокса раньше были частью Темных Кастелянов, до того как Террокс откололся и образовал собственную группировку, и бойцы Каллуса все ещё злились на них за это предательство. Прочие были беглецами из других рот или же новыми космодесантниками, которых Террокс создал за века с тех пор, как покинул Медренгард.

По приказу Каллуса Бран собрал своих терминаторов и отправился в бой, оставив кузнеца войны в комплексе. Его собственные силы превосходили в десять раз, даже не считая тех легионов киборгов, которыми располагали техножрецы. Но это их не остановит. Он собрал своих терминаторов и врезался в войска Террокса с фланга в тот же миг, когда основные его силы ударили во врага спереди. В ходе последовавшей путаницы терминаторы убили сотни противников и глубоко проникли во вражеские порядки. И теперь они оказались в окружении.

Это было великолепно.

Бран снес голову вражескому Железному Воины и швырнул останки на двух других, сбив их с ног. Затем он открыл огонь из болтера и бросился на них. Одного раздавил под тяжестью своего доспеха терминатора-катафрактия, а другого пнул так сильно, что пластины брони погрузились в тело и смяли органы.

Он повернулся и сделал знак отделения двигаться вперед, и они направились к сердцу неприятельских порядков. Где-то там должен был командовать своими войсками Террокс, и Бран хотел доставить его к Каллусу. Феррум выстрелил из тяжелого огнемета, окатив врагов жидким прометием и поджегши их. Они продолжали сражаться, но пламя размягчило изоляцию их брони, и точечные выстрелы из болтера пробивали мягкие сочленения и убивали космодесантников. Бран активировал вокс.

– Кузнец войны. Нам тут, конечно, весело, но это не может длится вечно. Как скоро вы доведете свой план до конца?

– Подержи их ещё немного, Бран, – раздался голос Каллуса. – Мы уже почти там.

– Принято, – выдохнул Бран, оглядываясь в поисках новой цели.


Каллус шествовал через комплекс, презрительно сбивая в сторону скитариев, когда те пытались преградить ему путь. Наконец он достиг своей цели – сильно защищенного зала в сердце кузницы-храма. Дверь была закрыта, но связка бронебойных гранат позаботилась о ней. После вскрытия двери кузнец войны вошел внутрь. В зале находился всего один обитатель – подключенный к трону техножрец. Трон повернулся навстречу Каллусу и техножрец обратил на него свои слезящиеся глаза и ошеломленное выражение лица.

– Что... ты кто такой? – спросил он.

Каллус не обратил на него внимания и подошел к консоли на краю зала.

– Охрана... охрана! – слабо прокричал техножрец.

– Они мертвы, – оборвал его Каллус. – Я здесь, чтобы забрать твой мир.

– Это... невозможно, – прохрипел техножрец. – Я контролирую этот мир и его легионы скитариев. Я призвал их. Их всех. Скоро они будут здесь, и ты умрешь.

– Нет. Не будут, – ответил Каллус, ещё раз взглянув на хронометр на дисплее шлема. Тот дошел до нуля. – Последние три дня я загружал кусочки мусорного кода в твою ноосферу, возвышенный техножрец. Мне нужно всего лишь активировать его, и контроль над всем, что есть на этом очаровательном маленьком мирке, перейдет ко мне... в том числе сотни тысяч твоих солдат-киборгов.

– Как...? – отрывисто спросил жрец. – Как такое возможно?

– Тот, кому я служу, долго планировал всё это, – сказал Каллус. – Его ручные техножрецы подготовили код, но им нужен кто-то, кто сможет выдержать внутри этого комплекса достаточно времени, чтобы загрузить его. И это мог быть только Железный Воин, которого Террокс не убьет. По крайней мере, не сразу. Я был как нельзя кстати.

Каллус щелкнул переключателем на консоли и целый мир данных потоком хлынул на дисплей его шлема. Позади себя он смутно услышал сдавленный крик техножреца, когда того отрезало от контроля мира-кузницы и поразило смертельной аневризмой.

Каллус сосредоточился на командных протоколах легионов скитариев Тариса и улыбнулся.

Теперь он контролировал все.


Бран был один и в окружении врагов. Недавно он израсходовал боеприпасы к своему комби-болтеру и оказался отрезан от остального отделения, в результате чего перешел к жестокому ближнему бою. Броня Железного Воина была повреждена в двух десятках мест, от болтерных зарядов, силовых мечей и прочих удачных ударов, а шлем так сильно помяло скользящим ударом силового кулака, что Брану пришлось его снять. Ни один воин не прожил достаточно долго, чтобы успеть ударить его дважды. Он заметил Железного Воина с гребнем на шлеме и начал пробиваться к нему. Внезапно в шум боя вклинился новый звук: пронзительный визг оружия скитариев.

Он повернулся в сторону звука. Если оборонительные легионы мира вступили в бой на стороне Террокса, то Темным Кастелянам конец. Из суматохи боя показалось отделение воинов-киборгов в багровых плащах, которые вскинули богато украшенные винтовки и открыли огонь по ближайшим Железным Воинам. Самый близкий из механических солдат повернулся к нему лицом. Бран поднял болтер, приготовившись защищаться. Скитарий мгновение рассматривал его, после чего отвернулся, нацелившись на группу солдат Террокса.

Бран свирепо улыбнулся.

– Темные Кастеляны, – проревел он по всем вокс-каналам, – прибыли наши союзники. Бейте этих изменников. Никого не оставляйте в живых!

Он открыл личный канал связи с Каллусом.

– Сработало, кузнец войны. Скитарии вступили в бой.

– Да, я получил контроль над киборгами. И вообще над всем миром. Выиграй битву, Бран. И приведи ко мне Террокса.

– Так точно, кузнец войны, – ответил Бран. – Железо внутри.

– Железо снаружи, Бран. Железо повсюду.


Битва была выиграна. Неутомимые скитарии за считанные часы уничтожили тысячи Железных Воинов. Многие пытались сдаться, но Каллус приказал их убить. Некоторые из них предали его в прошлом. Другие же всегда были верны только его сопернику, и он бы никогда не смог доверять им. Террокса взяли живым и он предстал перед Каллусом, на коленях и без брони.

– Предатель, – сплюнул Террокс. – Пертурабо не давал приказа об этой резне. Зачем ты здесь? Кому ты служишь?

Каллус шагнул к Терроксу и ударил его кулаком в грудь. Его старый соперник опрокинулся на спину, кряхтя от боли.

– Это правда, моя верность более не принадлежит примарху, – произнес Каллус. – Пертурабо её не заслуживает. Он валяет дурака в своей башне, хотя мог бы вести нас в бой. И заставляет нас делать то же самое, держит нас в роли охранников, хотя мы должны быть воинами. Разоритель найдет лучшее применение моим Темным Кастелянам.

– Разоритель? Ты связался с сыном неудачника-Магистра Войны? Ты идиот, Каллус. Рано или поздно...

Террокс так и не закончил. Каллус поднял его с пола и одним плавным движением сломал ему шею. После чего отбросил труп и повернулся к другим обитателям командного зала.

Три жреца Темных Механикум спустились с «Падшей империи» и теперь возились с машинами командного зала. Они вытащили труп техножреца из кресла, которое пока стояло пустым. Один из них займет его, предположил Каллус. Это уже не его забота. Он захватил Тарис и скоро вернется в Око, чтобы занять свое место в Чёрном Легионе.

Он послал сообщение Абаддону, но был крайне удивлен, когда один из жрецов Темных Механикум подошел к нему с портативным гололитическим проектором.

– Магистр Войны желает говорить с вами, кузнец войны, – монотонно проскрежетал он и активировал устройство. В воздухе возникло трехмерное изображение Абаддона, и зал наполнился глубоким баритоном Магистра Войны.

– Ты хорошо сработал, кузнец войны. Я... доволен.

– Живу, чтобы служить вам, мой господин.

– Все прошло по плану? – спросил Магистр Войны.

– Да. Как и ожидалось, Террокс удерживал меня в комплексе, что позволило мне загрузить код. Дальше было проще.

– И ты контролируешь все системы и силы планеты.

– Да, мой господин, но я готов передать этот контроль техножрецам, как только они будут готовы.

– В этом нет необходимости, кузнец войны.

Каллус решил, что ослышался.

– Мой господин? Я не понимаю.

– Я сказал, что в этом нет необходимости. Контроль над Тарисом останется за тобой, Каллус.

– Но мой господин... Я выполнил миссию. Я присоединюсь к вашему Легиону.

– Так и есть, Каллус. Отныне ты и твои воины могут звать себя сынами Чёрного Легиона. И я приказываю вам, как воинам под моим командованием, остаться на Тарисе в качестве гарнизона. Защищайте его от всех угроз, какие только появятся, и используйте его ресурсы, чтобы производить оружие и технику для моих армий.

– Я... лорд Абаддон... – Каллус в ужасе осмотрелся по сторонам. По краям зала парили три техножреца, неотрывно следя за ним.

– Я уже говорил тебе, Каллус, что кастелян – подходящая для тебя роль. И это действительно так. Уверен на все сто, ты будешь хорошим командующим Тариса. Само собой, тебе придется подключиться к командному залу, как-то так мне сказали мои жрецы. Видимо, это оптимальный способ управления кузницами-храмами.

– Нет! Это...

– Жрецы, исполните свой долг, – приказал Абаддон.

Гололит погас, и Каллус обернулся, вскидывая болтер, но было уже слишком поздно. Из-под мантии одного жреца появился манипулятор и выбил оружие из хватки Железного Воина. Два других развернули мехадендриты и обернули их вокруг Каллуса. Он попытался сломать их, но они были твердыми как адамантий. Его шлем сорвали с головы и кузнец войны почувствовал что-то в своей шее. Холодный паралич затопил его тело и Каллус лишился возможности двигаться и говорить. Он мог только смотреть, как его броню сдирают с тела. За проведенные в Оке Ужаса столетия костюм – некогда блестящие доспехи модели III – исказился и деформировался, части его срослись с плотью. Там, где они отделялись с трудом, жрецы просто отрывали их от тела Каллуса, оставляя рваные зияющие раны, которые чесались даже несмотря на парализующее вещество, наполнявшее его организм. Техножрецы подняли змеящиеся кабели, которые вылезли из панелей в командном троне, и аккуратно вставили их в разъемы чёрного панциря Каллуса, распевая загадочные слоги. Медленно, но верно кузнеца войны подключили к командному трону.

– Активировать, – отрывисто произнес один из техножрецов, и данные целого мира хлынули в мозг Железного Воина и захлестнули его.

Соскользнув в забытьё, Каллус из Чёрного Легиона, Кастелян Тариса, зашелся в безмолвном крике.