Голос Марса / The Voice of Mars (роман)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Pepe coffee 128 bkg.gifПеревод в процессе: 1/?
Перевод произведения не окончен. В данный момент переведена 1 часть из ?.


Голос Марса / The Voice of Mars (роман)
Voiceofmars.jpg
Автор Дэвид Гаймер / David Guymer
Переводчик VodIS
Издательство Black Library
Предыдущая книга Око Медузы / The Eye of Medusa (роман)
Год издания 2018
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB

Действующие лица

Лорды Железных Рук

Кристос — Железный Отец клана Раукаан

Веррокс — Железный Отец клана Вургаан

Антал Хараар — лорд-библиарий

Йоргирр Шидд — Железный Отец


Клан Раукаан

Теларрч — первый сержант

Нихол — апотекарий

Шульгаар — Железный Капеллан


Клан Гаррсак

Дрэварк — Железный капитан

Браавос — Железный Капеллан

Артекс — второй сержант

Джаленгаал — десятый сержант

Боррг — боевой брат конклава Джаленгаала

Бурр — боевой брат конклава Джаленгаала

Деймион — боевой брат конклава Джаленгаала

Хьюгон — боевой брат конклава Джаленгаала

Каррт — боевой брат конклава Джаленгаала

Лурргол — боевой брат конклава Джаленгаала

Стронций — боевой брат конклава Джаленгаала

Торрн — боевой брат конклава Джаленгаала


Клан Борргос

Думаар — апотекарий

Лидриик — главный библиарий, ранее находился под командованием капитана Караула Смерти Харсида

Тартрак — шестой сержант


Госпитальеры

Миркал Альфаран — магистр ордена

Гальварро — Почтенный, Сенешаль


Адептус Механикус

Никко Палпус — логи-легат, генерал-фабрикатор Тенноса, верховный Голос Марса

Талос Эпсилон — мета-хирургеон, второй Голос Марса

Хиралиас Тарл — третий Голос Марса

Экзар Севастиан — заместитель фабрикатора Фабрис Калливанта

Луар Оэлур — экзогенитор, NL-Primus нулевого уровня

Карисми — магос калькули клан Раукаан

Юриэль Фи — магос-инструктор

Мелитан Йоланис — технопровидец

Баракиэль — начинающий технодесантник, Ангелы Порфировые

Баррас — начинающий технодесантник, Рыцари Дорна

Текиан — начинающий технодесантник, Обескровленные

Сигарт — начинающий технодесантник, Чёрные Храмовники

Кардан Стронос — начинающий технодесантник, Железные Руки, клан Гаррсак


Ордо Ксенос

Талала Язир — инквизитор

Харсид — капитан Караула Смерти, из ордена Призраки Смерти

Имир — десантник Караула Смерти из ордена Космические Волки

Каллас Мор — апотекарий Караула Смерти из ордена Медные Когти

Арвин Раут — скаут из ордена Железные Руки

Хрисаар — скаут из ордена Железные Руки

Лаана Валоррн — убийца Медузианского Культа Смерти


Дом Калливант

Фабрис — принцепс из дома Калливант


Искусственный Мир Алаиток

Йельдриан — Автарх

Эльрусиад — Наварх


Дети Императора

Айоашар Азир — демон, известный как «Сапфировый Король»


>>> НАЧИНАЕТСЯ ВЫГРУЗКА >>>

>>> ИНФОРМИРОВАНИЕ >> НЕОРТОДОКСАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД КРИСТОСА

Еще до того, как первые вольные торговцы начали гоняться за «Легендой о Стенелусе», до того, как апостолы Марса отправили свои первые миссии в этот воспетый мир, погруженный во мрак, вера в единого организатора пронизывала его мехомагическую культуру.

Сходство с доктринами Марса и почитанием Омниссии как архитектора и хранителя, должно быть, было поразительным.

Многие члены Марсианского Синода рассматривали эту конвергентную культурную эволюцию как свидетельство того, что квазибожества, известные медузийцам как Патриархи Кланов [СМ. ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДПАКЕТ >> МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ], были пионерами марсианского, а не земного происхождения. На фоне культурной и территориальной борьбы, которая формировала лояльность Старому Солу даже в разгар Великого Крестового похода, это было удобное заявление. Оно оправдывало усилия по выведению этого нового мира из объятий Терры на орбиту Красной планеты. Магосы-антропологи, изучающие культуры Медузы, установили, что единый организатор, Омниссия, как сейчас именуют этот феномен, возник просто в результате обыкновенной мифологизации Патриархов Кланов и связанных с ними мифов-предшественников.

Эта теорема была дискредитирована множество раз на протяжении тысячелетий [УТОЧНЕНИЕ >> ПЕСНИ О ПУТЕШЕСТВИЯХ].

Великая схема, заложенная Омниссией в галактический порядок с самого начала, проявляется во всем. Сказать, что все происходит в соответствии с Его волей, будет неточностью.

Все происходит в соответствии с Его замыслом…

Пролог

Связующим звеном «Риен Ишаншар» — или «Красной Луны над Копьем Иши» на языках низших рас — была сдержанность под маской роскоши. Каждая занавешенная галерея и дугообразная лестница были неотъемлемой частью формы, каждый элемент антаблемента, обшивки и фриза с золотыми листьями был выражением утонченной строгости. Скульптуры, изображающие падших богов и героев Эльданара, появлялись из стен самым реалистичным образом, будто сами божества были извлечены из призрачной кости по настоянию мастера. Живые альдари стояли или сидели внутри украшенных драгоценными камнями рядов психопластических дисплеев, управляя материнским кораблем при помощи мысли, песни и, если в том была необходимость, ловкой игры рук. Драгоценные камни, встроенные в неуправляемые, казалось бы, станции, пульсировали и вибрировали, а окружающие их витрины с камнями мерцали под управлением умерших.

Изображающие гибель Эльданеша знамёна встрепенулись, когда по нексусу разнеслась песня стонущего кита. «Райен Ишаншар» был сознанием, сформированным из разумов его экипажа. Связанный с ними как личностью, так и духом, наварх Эльрусиад ощущал эти разумы, будто собственные.

Он был в полном костюме из гладкого синего боди-пластека с ребристыми жёлтыми полосами, на устойчивой талии — пара пристегнутых сюрикенных пистолетов и изогнутый силовой клинок. С плеча свисал плащ из призматических кристаллических чешуек, отражающих цветные огни нексуса. На лице Эльрусиад носил маску.

Её лик отображал пустоту глубокого космоса: психопластик был отмечен лишь одной яркой звездой, выгравированной на щеке. Звезда Хoeк. Звезда моряка. Она одинаково скрывала как его лицо, так и мысли, тем самым защищая «Райан Ишаншар» и его команду друг от друга.

Он чувствовал, как они реагируют на его спокойствие.

— Человеческий корабль приближается, — объявила Лаурелей, обходя вокруг помоста Наварха; одну руку она положила на украшенную драгоценными камнями рукоять меча, одной ногой навсегда ступив на Путь Воина. — Они собираются открыть огонь.

+Приготовься к удару+, подумал он.

Корабль содрогнулся.

Звон гармонии раздался по всему нексусу, когда вспомогательные песни кинетических опор поглотили энергию удара; для массированной огневой мощи чудовища, чьё водоизмещение превосходило «Ишаншар» в восемь раз, защитные галополя выглядели как насмешка. Удары наносились абсолютно беспорядочно.

Корабль закричал. У себя на панели путеискателя Марендриэль вздрогнула от перенесенной боли.

Эльрусиад смог удержать мысли в равновесии. Он знал, на что способен его корабль.

+ Покажи им хвост, Марендриэль. На всех парусах к Паутине. Пусть великий бык преследует проворного Курноуса. Пусть он в своём буйстве уничтожит собственный лес. Они не забудут судьбу того, кого они называют Ханом. Они не посмеют преследовать нас там.+

Лаурелей повернулась к Эльрусиаду. Её высокие скулы и репутация вспыльчивой женщины всегда придавали ей надменный вид.

— А что насчет автарха Йельдриана? Что, если он вернется и не найдет нас здесь?

+Мы не можем сражаться с этим левиафаном, любимая+

Лаурелей фыркнула и отвернулась.

Невозмутимый Эльрусиад посмотрел сквозь неё на путеискателя.

+Давайте посмотрим, умеет ли мон-кей бегать.+

Марендриэль уже выполняла свою задачу, и Эльрусиад почувствовал едва заметное изменение баланса, когда полностью расправленные паруса «Райен Ишаншар» поймали солнечный ветер. Ускорение толкнуло Эльрусиада назад, и он усилил хватку на прутьях; в ответ на это вязко-упругий металл затвердел.

При помощи миллиарда переплетённых чувств он наблюдал, как имперский зверь отстал от погони, видел огромные рога разъяренного бога-быка, беспорядочно разгребающего пустоту.

+Прибавьте йоту к левому борту. Настройте галополя на конвергенцию.+

Он почти жалел человечество.

Их пребывание среди звезд будет недолгим.

По бесконечному контуру «Райен Ишаншара» пробежал уже не страх и не тревога, а ярость. Её древние кости задрожали. Её психоактивная кожа ощетинилась гравитонными пульсарами и термоядерными излучателями, затаенная ненависть мертвых предков разжигала огонь в сердцах живых. Он чувствовал её ярость из-за того, что такие, как она, могут попасть в засаду таких, как…

Они.

+Успокойся, Ишаншар, + послал Эльрусиад, изо всех сил пытаясь сдержать её. +Только… Глаз Асуриана... видит все.+

Марендриэль раскинула руки в воздухе над навигационной консолью. Её лицо было повернуто в сторону, будто она слушала отчеты устройства не только мысленно.

— Два ударных крейсера, семь кораблей сопровождения, в дополнение к «Чудовищу». — Камень душ, встроенный в консоль рядом с ней, ярко пульсировал, издавая дрожащую визгливую песню. — Я прошу прощения. Восемь кораблей сопровождения.

Эльрусиад видел расположение врага глазами «Райен Ишаншар».

+Они хотят схватить нас. Они знали, что мы придем.+

— Вы говорите о мон-кеях, — сказал Лаурелей. — А не о старухе Мораи-Хег.

Эльрусиад закрыл глаза. Дрожь, пробежавшая по палубе, ослабла, корабль успокоился, почувствовав его намерение.

Он чувствовал настойчивый дух корабля. +Да+. Общая воля наполнила его, и его руки поднялись в двойном согласии.

Команда отводила взгляды, тянулись к своим путевым камням и шептала песни мертвым богам, даже воинственная Лаурелей, в то время, как «Райен Ишаншар» стонала от дальнобойных выстрелов приближающейся волны человеческих военных кораблей.

Не говоря ни слова, Эльрусиад взялся за края маски. Как только он решил её убрать, маска легко сошла с лица.

Он повертел её в руках.

На мгновение на него уставилось неумолимое изображение его собственного лица, но слабая психопластика уже начала терять связь с его разумом, становясь мягкой и вместе с тем теряя форму.

Глубоко опечаленный Эльрусиад вздохнул. Его сердце колотилось, как свинцовый барабан.

И он снова поднял маску к лицу.

Жидкий пластек растекся по его плоти, и черты маски заменили черты его лица.

Рот скривился в усмешке, а глаза сузились. Выражение лица посуровело. Звезда Хоека поблекла, и на ее месте от уголка глаза тянулась неглубокая борозда, врезавшаяся в пластек. Одинокая слеза, пролитая в награду за отнятие жизни.

На Пути любого моряка наступает момент, когда он должен сдаться аспекту Каэлы Менша Кхайн.

Сейчас эта перспектива не внушала Эльрусиаду никакого страха.

Когда он посмотрел вверх новыми, налитыми кровью глазами, его душа была расплавленным металлом. По краям зрения сгустилась красная дымка, и там, где он раньше видел ровную пульсацию огней драгоценных камней и камней душ, теперь ощущал нарастающий пульс войны. Он видел, как явно Марендриэль борется с тем, чтобы её растопыренные пальцы не превратились в когти. Лаурелей лизнула обнаженный клинок, от чего в воздух поднялся пар, будто клинок был только что с наковальни Ваула.

Эльрусиаду не нужно было доставать собственное оружие. Его разум был связан с их величайшим оружием. «Райен Ишаншар» мурлыкал в гармонии с насилием.

Эльрусиад поднял палец, будто он был провидцем, ставящим Знак Судьбы, и выделил более легкий из двух крейсеров, который быстро приближался.

Его голос походил на дым.

— Этот будет первым.

>>> ИСТОРИЯ >> БИТВА ЗА ФАБРИС КАЛЛИВАНТ, 212414.M41

Каждый из миллионов миров Империума находится в состоянии постоянной войны. Разветвленные сети промышленности и бюрократии превращают поселения на отдаленных мирах в людей и оружие на бесчисленных полях сражений. Сельскохозяйственные культуры и домашний скот перемещаются по секторам и сегментам. Минеральные богатства изымаются, измельчаются до сырья для боевых машин и звездолетов, после чего поступают в храмы-кузницы бесконечным потоком щедрот [ПОДПАКЕТ ДОСТУПА >> ДОГОВОР ОЛИМПА] Священного Марса. Дети платят десятину его армиям, неисчислимым миллиардам, брошенным в бесконечную мясорубку Имперской гвардии. От самого благородного цивилизованного мира до самой жалкой колонии в тени Астрономикона, до самого Марса экономика и культура каждого мира формируются этой сетью взаимозависимости и десятью тысячелетиями постоянной и растущей угрозы.

Для мира, находящегося на переднем крае бесконечной войны, масштабы имперской военной машины ошеломляют.

Фабрис Калливант — рыцарский мир, гордая и древняя планета, правящий дом которой властвовал по непрерывной цепочке первородства еще до Эпохи Объединения.

Планета — порт приписки флотилии из дюжины полуразрушенных судов под флагом линейного крейсера типа «Марс», «Золотое Сечение», их сила дополняется объединенным флотом из более чем пятидесяти судов, собранных с союзных и покровительствующих миров-кузниц по всему сектору. Десятки военных кораблей, привлеченных из линейных флотов Трояна и Диммамара, стоят на приколе на соседних якорных стоянках рядом с величественными и более прославленными судами, отправленными из военного флота Обскурус на Кипр Мунди. Однако основой орбитальных укреплений мира является древний звездный форт «Тёмный Страж», крепкая безделушка из зубцов и башенок, выкрашенных в красно-черный цвет Дома Калливант. Численность войск и огневая мощь объединенных флотов огромны, но для принцепса Фабриса, а также имперских и марсианских командиров, которым он подчинен, сердце обороны системы находится в другом месте.

Девять прославленныхбоевых кораблей ордена Госпитальеров, ведомые тысячелетней боевой баржей «Щит Бога-Императора», бросили якорь на высокой орбите.

Госпитальеры — это странствующие крестоносцы [ДОСТУП К ПОДПАКЕТУ >> ОРДЕН ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОГО ОСНОВАНИЯ], их флоты патрулируют маршруты паломничества, пересекающие подсектор.

Паломничество и торговля выросли за тысячелетие, прошедшее с момента основания Ордена, принося процветание и мир планетам, которые не знали бы ни того, ни другого, если бы Имперские Святые не разбили врагов Человека на их укреплениях за последние десять тысячелетий.

Фабрис Калливант не входил в число таких миров, но он располагался достаточно близко, чтобы его бедственное положение подвергло опасности более праведных и богатых, поэтому госпитальеры протянули руку для его защиты.

На короткое время в средней трети M41 Фабрис Калливант стал средоточием бесконечной войны.