Озеро / The Lake (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Озеро / The Lake (рассказ)
StatusDeadzone.jpg
Автор Талли Саммерс / Tully R. Summers
Переводчик Brenner
Издательство Black Library
Входит в сборник Статус: Мертвая зона / Status: Deadzone
Год издания 2000
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Лорд Орл посмотрел на вязкую лиловую жижу, плескавшуюся у борта ялика в свете трескучих факелов. Он с отвращением сплюнул, подумав о прискорбной череде событий, которая привела его к столь унизительному предприятию.

Он основал свою банду, Латунщиков, имея грандиозное намерение стать первым среди Орлоков Шлаковым Лордом подулья. В чреве улья таились накопленные за сотни лет химические отходы, насыщенные минералами, и затвердевшие шламы, которые только и ждали, чтобы человек, обладающий силой воли и  дальновидностью, взял их и превратил в фундамент империи. Имя лорда Орла эхом отзовется в Доме Железа. Когда он завершит свое завоевание, жирные, самодовольные Металлические Бароны подулья будут кланяться и расшаркиваться перед ним. Прекрасный замысел, но проще сказать, чем сделать.

Действительно, его отряд высокодисциплинированных людей с легкостью захватил свою первую гору шлака. Вырвал Башню Рыжего, огромный сталагмит из спрессованной руды, у варварской банды Голиафов, Черной Руки. Желтый металл, добытый из Башни, оказался идеален для изготовления одежды, снаряжения и экипировки, что и дало команде их название: Латунщики.

Однако возмездие Черной Руки было страшным. После месяцев ожесточенных сражений уцелела всего горстка Латунщиков, а запас кредитов лорда Орла стал жалок. А потом проклятому улью вздумалось осесть, и один из древних подземных куполов обвалился под весом девятимильного вертикального шпиля. Произошедшее в результате сотрясение сбросило куски скалобетона размером с дом на дистиллятор Латунщиков, раздавив единственный способ банды выжить. В отсутствие воды для людей и достаточного количества кредитов на покупку нового дистиллятора мечты Орла сдулись, как паруса коллектора испарений.

Затем появился гильдеец.

Роржет Ан был коварным, но могущественным лордом-торговцем. О нем широко ходила слава, что он нанимает многие банды с уровней подулья для своих сомнительных деловых операций. Лорд Орл еще давно клялся, что Латунщики никогда не станут заключать сделок с такой сточной змеей, но теперь отчаяние требовало от него нарушить слово.

Роржет Ан нашел новый купол. То же самое ульетрясение, которое навлекло беду на Латунщиков, открыло туннель в более глубокую часть древнего города, запертую на протяжении бессчетных столетий. Купол, целиком заполненный жидкостью: буквально озеро. Озеро, полное мулковых пауков.

План Роржета был прост: Латунщики отправятся охотиться на пауков. Они соберут похожие на самоцветы глаза мутантов-арахнидов и принесут их обратно к гильдейцу. Состояние, полученное путем сбыта драгоценностей через контракты Роржета в верхнем улье, будет поделено с Латунщиками. Орл сможет купить себе новый дистиллятор для воды, и у него останется уйма кредитов, чтобы вдохнуть жизнь в истощенную банду. План невелик, но план.


И вот он здесь – лорд Орл, будущий Шлаковый Лорд подулья, подпрыгивает на поверхности вонючего озера слизи, будто какой-то присосавшийся к стоку водорослевый фермер. Он обернулся и оглядел Кара, находившегося на корме лодки из грибной древесины. Кар, один из наемников Роржета, был послан удостовериться, что все собранные паучьи глаза учтены. Раздражительный седовласый воин у руля кашлял и отплевывался, давясь удушливым зеленым дымом от мелкого подвесного мотора, который жег топливо из ферментированных водорослей. Орл едва не рассмеялся вслух, когда Кар включил механический счетчик у себя на запястье.

– Не меня одного Роржет унижает, крохобор, – презрительно улыбнулся Орл, натягивая свою латаную накидку из сетки.

Кар молча и недовольно уставился на него в ответ своими темными глазами убийцы, и Орл снова перевел взгляд на залитый озером купол вокруг. Позади, вихляя в фиолетовой жиже, двигались две другие лодки. Р`дафф, его доверенный заместитель, Хаскер, Феррен и Хак потели, налегая на весла. Орлу не хватило денег, чтобы купить больше одного мотора. Он опять сплюнул в озеро. Это было хуже всего. Роржет заставил их заплатить, реально заплатить за эти ветхие гребные шлюпки из грибной древесины, которых едва хватало на двух человек. Ушлый гильдеец забрал у него все остававшиеся мизерные кредиты.

И все же, лучше уж такие лохани, чем пытаться плыть в этой дряни, кисло подумал Орл, осматривая смрадную субстанцию, которой был заполнен купол.

Она не была похожа ни на один из стоков, которые ему когда-либо случалось видеть, даже здесь, в глубинах подулья. На лиловой поверхности постоянно рябили странные маслянистые узоры, словно жидкость обладала собственной жизнью. Сам купол был относительно небольшим, меньше полумили в поперечнике. Сложные металлические конструкции, покрывавшие нависающие стены, были невероятно древними. Орл уже видел подобное – громадные блестящие паутины, как будто сделанные из скелетов миллионов вымерших металлических насекомых, разрушенные останки окутанных легендами основателей улья. Технология производства таких стен и машин практически исчезла вместе с памятью об их создателях.

Орл поймал себя на раздумьях о том, что же находится под фиолетовой поверхностью озера. Впереди из слизи торчал край какой-то громадной машины. Затвердевшие отложения химикатов образовали островок по центру озера, собравшись коркой на чем-то, похожем на верхушку колоссального бака, покрытого трубами. Возможно, это и была причина потопа, залившего купол.

– След паука! – раздался сзади предостерегающий крик Р`даффа. В двадцати футах от хлипкой лодки Орла поверхность озера бурлила в мерцающем свете факелов. Кар направил ялик к волнению, а лорд Орл присел на колено на носу, трясущимися пальцами загоняя заряд в патронник своего дробовика.

Пузырящаяся поверхность разошлась – почти как открывающийся глаз. Показался блестящий фиолетовый хитин, окруженный бьющимися многосуставными лапами, а воздух огласился жутковатым воплем, словно умирал ребенок. Сплющенные конечности, похожие на весла, зашлепали по воде, быстро неся кошмарное создание к ялику. Острые как бритва ротовые придатки жадно пощелкивали. Первый выстрел Орла прошел мимо, и рядом с тварью взметнулся ядовитый лиловый фонтан. Отдача дробовика опасно покачнула ялик. Кар боролся с рулем, силясь совладать с судном, а лорд Орл тем временем заряжал еще один патрон. Прежде чем он успел загнать тот на место, огромный зловонный монстр набросился на них, взбираясь по борту лодки и впиваясь в дерево остроконечными лапами.

Орл сунул ствол дробовика в слюнявые челюсти и нажал на спусковой крючок. Хитин разлетелся на куски в ливне иссиня-черной крови – существо взорвалось изнутри и свалилось обратно в жижу.

Орл уставился на плавающий труп. Может и паук, но не относящийся ни к одной из тех разновидностей мулковых пауков, что он видел, а видел он много. Тело существа было странно несимметричным. По бокам неровного брюшка отходили внешние жабры, а также несколько других мясистых придатков, не поддававшихся опознанию. Однако глаза были на месте – с безжизненной груди глядело пять блестящих черных самоцветов.

Пока Орл вырезал у паука твердые как алмаз жемчужины при помощи кривого ножа, который прихватил именно для этой цели, механический счетчик Кара щелкнул пять раз. Во мраке позади снова эхом разнеслись странные стенания. На поверхность поднялось еще три существа, всплывшие за счет воздуха, который удерживался во внешних жабрах. Орл увидел, что та же самая причудливая асимметрия перекосила их иначе. Хотя они, предположительно, и принадлежали к одному виду, но каждое животное чрезвычайно отличалось от своих собратьев. Огонь автомата смешался со жгучими зарядами лазера – Р`дафф и Феррен вступили в охоту, пока их напарники бешено гребли.

Еще один паук разлетелся на части в черных брызгах: лазпистолет Феррена попал в цель. Паук Р`даффа стремительно бежал к ним под градом свинца, взметая слизь. Отверстие под брюхом внезапно конвульсивным спазмом испустило струю жидкости, забросившую существо в лодку. Р`дафф повалился на дно, придавленный клубком полосующих лап. Бросивший весла Хаскер завозился, доставая из кобуры стаб-пистолет. Крики Р`даффа слились с воплями паука – костяные косы вспороли его плоть. Заряды стаббера Хаскера врезались в тварь, отшвырнув ее через борт.

Р`дафф, у которого текла кровь из множества порезов, пошатываясь, поднялся на ноги. С его плеча свисала отсеченная хитиновая лапа, крюк на которой так и засел в теле. Стиснув зубы, Р`дафф сорвал еще подергивавшуюся конечность и с омерзением выбросил ее за борт. Та погрузилась в трясину.

Все три паука лежали замертво, и Латунщики подвели к ним лодки, чтобы вырезать из шкур трофеи. Счетчик Кара исправно щелкал.

– Возвращайся назад, и пусть этим займутся. Мы тут закончим, – скомандовал Орл, указывая на сочащиеся раны Р`даффа.

– Чем? Этими царапинами? – тяжело дыша, отозвался Р`дафф, улыбаясь окровавленными губами.

Восхищаясь бравадой бойца, Орл добродушно заорал в ответ:

– Хаскер, греби и вези его зад домой, пока он не подхватил споры…

Орл дико вскрикнул – его плечо взорвалось, забрызгав Кара кровью и кусками хрящей.

– Эй, парни! Похоже, эти слабаки Орлоки пытаются залезть на нашу делянку!

Лорд Орл с побелевшим лицом обернулся на ненавистный голос, зажимая изуродованную руку.

– Крюг! – взревел он, срываясь от боли и ярости. – Сточный ты слизень, прокляни тебя Хельмавр, это наш участок! С санкции гильдейца! Покажи ему, Ка…

Он перестал орать на середине фразы, неверяще разинув рот при виде вожака банды Черной Руки, стоявшего на носу большой мусорной баржи с водорослевым движком – той самой мусорной баржи, которую Роржет пытался продать ему парой дней раньше. Лорд Орл выбрал вместо нее три ялика из грибной древесины, поскольку питал опасения насчет пригодности корпуса баржи из прессованной костной муки к плаванию.

– Двуличный ублюдок... – мрачно пробормотал Орл, и в полумраке затопленного купола разразилась перестрелка.

Лазеры, болты и пули взбивали на озере фиолетовую пену, сопровождая борьбу двух банд за владение охотничьими угодьями. По трем яликам Латунщиков, расположившимся под прикрытием центрального островка, было непросто попасть. Вся банда Черной Руки, похоже, прибыла на мусорной барже по заполненному жижей каналу на дальнем конце купола. Хотя они и представляли собой относительно легкую мишень, но имели численный перевес. На замену каждому стрелку, которого укладывали Латунщики, вставал новый.

Пуля из автопистолета врезалась в бедро Феррену, едва не сбросив того за борт. Летели осколки грибной древесины – огонь Голиафов понемногу пожирал ялики под ногами Латунщиков. Затем опустошительный ливень прекратился, сменившись встревоженными криками.

Лорд Орл приподнял голову над полом. Мусорная баржа таяла. Корпус из костной муки медленно растворялся в вязкой лиловой слизи, подтверждая выбор Орла при покупке лодки. Черная Рука исступленно суетилась на своем размягчавшемся судне, врубив моторы на реверс и отчаянно пытаясь удержать его на плаву. Лорд Орл облегченно выдохнул, когда баржа повернула обратно и исчезла в канале, откуда прибыла. Черная Рука предпринимала последнюю попытку добраться до суши, чтобы не утонуть.

Грезы Орла прервал крик сзади. Еще один паук-мутант прыгнул из озера на Кара, прицепившись к телу того своими костяными крючьями. Орл с ужасом наблюдал, как пилообразные ротовые придатки грызут лицо Кара. Пушка наемника сработала в конвульсивно дергавшихся пальцах, и плазменный луч попал в топливный бак подвесного мотора. Огромный ярко-зеленый взрыв уничтожил ялик.


Орл отчаянно плыл к поверхности, неуклюже загребая и оставляя за обвисшей левой рукой багровые облака. Где-то под ним дробовик погружался в вязкую тьму. Загадочная жидкость казалась горячими иглами на коже, огнем во рту и бритвенными лезвиями в ране на плече.

Его голова вырвалась на поверхность. Рядом с ним, среди кусков ялика, покачивалось тело Кара. В десяти футах от себя Орл смог разглядеть щиплющими, забитыми слизью глазами бесформенную глыбу острова.

Что-то дернуло труп Кара из-под лиловой мглы. Только что он был здесь, а в следующий миг исчез. Орл поплыл к островку, изо всех сил работая тремя здоровыми конечностями. На том месте, где находилось тело Кара, вырвался фонтан кровавых пузырей, и Орл удвоил старания.

Он выволок свое тело на осадочный берег острова, благодаря всех богов, которые приходили ему на ум, за то, что его кожа еще оставалась на своем месте. Фиолетовая жидкость, хоть и болезненно обжигала, не была ужасно коррозионной. В стоке существовали места, где его плоть бы объело с костей.

– Орл! Сзади! – в панике завопил Р`дафф из полумрака. Лорд Орл быстро перекатился на спину и обнаружил, что над ним навис огромный озерный паук. Тошнотворные ротовые придатки опускались к его лицу, пощелкивая, словно затачиваемые ножи. Онемевшие пальцы Орла заскребли по поясу, отчаянно нащупывая рукоятку ножа.

Свинцовые пули из автомата Р`даффа врезались в существо, а клинок Орла раз за разом стал погружаться в хитиновое брюхо. Паук всем телом повалился на Орла, заливая того горячей черной кровью.

Хаскер подгреб к берегу, и Р`дафф перепрыгнул через борт, чтобы помочь лидеру. Стащив с Орла труп паука, бандит осторожно помог ему подняться на ноги. Феррен и Хак, находившиеся в другом ялике, взволнованно осматривали озеро. Зловещая поверхность была спокойной, пока что.


Лорд Орл закончил выковыривать глаза мертвого паука в сложенные ладони Р`даффа, мрачно отметив отсутствие писка детектора движений, принадлежавшего Кару.

– Давайте сливаться отсюда, – рыкнул Орл, и его люди рьяно закивали, выражая свое согласие. Оба забрались в ялик Хаскера, отчего планшир осел опасно низко. Латунщики повели две побитые пушками лодки к наполовину затопленному мостику, с которого вошли.

В пяти футах от импровизированной пристани переливающаяся фиолетовая поверхность озера взорвалась в последний раз, и позади Р`даффа из слизи выпрыгнул паук, похожий на размытое темное пятно. Молниеносным ударом остроконечная лапа твари впилась в щеку Р`даффа, высунувшись обратно наружу под подбородком. Прежде чем банда успела хотя бы вскинуть оружие, Р`даффа утащило в жижу, и он вместе с нападавшим исчез под маслянистыми волнами.

Остальные члены команды бросились к планширам, беспомощно целясь в слизь и выкрикивая имя Р`даффа, пока эхо не обошло всю древнюю пещеру. Спустя три минуты они прекратили. Ничего. Ни паука, ни Р`даффа. Ни даже пузырей.

Уводя ялики от ненавистного озера, остатки банды в скорбном молчании начали свой долгий путь домой.


Доккер завершил чистку конца плечевого сосуда и положил отсеченную руку в криокапсулу у своих ног. Прошло одиннадцать месяцев с тех пор, как он «перепрыгнул стену», сбежав из блистающих залов шпиля после той фатальной операции. Да, одиннадцать месяцев, и никаких следов мстительного семейства умершего аристократа. Их жажду заполучить его голову явно перевесило отвращение к многолюдной грязи уровней подулья. В общем и целом, у его новой практики, умно расположенной на брошенном козловом кране, дела внизу шли весьма хорошо. Бесконечная война между бандами снабжала его непрерывным потоком пациентов и частями тел для трансплантации. Он даже неохотно смирился и принял прозвище, которое ему прилепили бандиты: Доккер Руби-Кромсай.

Громкий лязг металла вывел Доккера из раздумий. Он подошел к балкону крана и посмотрел через перила. Четырьмя уровнями ниже он сумел разглядеть медные очертания Латунщика. Желтая металлическая сетка на одежде того тускло поблескивала в химическом освещении купола.

– Хак, друг мой! – радостно поприветствовал Доккер знакомого ему бандита. – Еще запчасти для меня? – поинтересовался он, оглядывая тело, которое нес Хак.

– Нет, Доккер, это лорд Орл. С ним что-то не так! – прокричал в ответ Хак встревоженным голосом. – Пусти меня наверх!

Доккер нажал на большую красную кнопку возле себя, опуская старый лебедочный подъемник на землю внизу.


Лорд Орл заставил себя поднять веки. Проступили знакомые плиты потолка.

– Проснулись наконец, я смотрю, – раздался рядом пронзительный писклявый голос Доккера Руби-Кромсай.

– Сколько я был в отключке на этот раз? – прохрипел Орл растрескавшимися губами. В горле было такое ощущение, словно он выпил кислоты.

– Уже три дня, если верить светосферам.

Орл слабо повернулся на койке. Тело казалось страдающим куском свинца, левое плечо обжигала боль. Он медленно потянулся целой рукой и прижал ее к пульсирующей ране. Пальцы погрузились в болезненно-белую плоть, будто в сырую глину. Он резко отпустил и с ужасом увидел, что кожа не отпружинила обратно. Там, где находились его пальцы, остались глубокие борозды.

– Какого черта со мной происходит?!

– Я не знаю. – Доккер склонился над ним, светя фонарем в глаза. Если судить по выражению лица, он выглядел почти довольным. – Похоже, какая-то разновидность крайней деградации клеток. Сперва я думал, что у вас поздняя стадия споровой гнили, но увы, вы не среагировали на противогрибковые процедуры, и я не могу найти в кровеносной системе никаких следов грибных спор.

– Будь оно все проклято! – простонал Орл. Доккер продолжал о чем-то трещать, но комната поплыла у Орла перед глазами, и его вновь окутал залитый лиловым мрак.


– Лорд Орл. Вы меня слышите? Лорд Орл?

Глаза Орла затрепетали и открылись, стало видно встревоженное лицо Феррена.

– Господин, этот крысомордый гильдеец, Роржет Ан, спрашивал вас. Что нам делать?

Орлу понадобилось некоторое время, чтобы распутать свои сумбурные мысли. Озеро… пауки… глаза… Роржет Ан!

Подлый сточный слизень продал их, целенаправленно натравив Латунщиков и Черную Руку друг на друга. Прибыль, исключительно прибыль для гильдейца – продавать свое снаряжение бандам, чтобы они могли уничтожать друг друга. Чем слабее банды, тем легче гильдейцу их контролировать. Это, да еще перспектива того, что выжившие вернутся с невероятно редкими паучьими глазами…

– Не отдавайте ему глаза, Феррен. Что бы вы ни делали, не отдавайте ему фраговы глаза! – просипел Орл сквозь треснувшие губы.

Лицо Феррена стало еще более озабоченным.

– Они… господин, они пропали.

– Что? – проскрежетал Орл, заставив себя принять сидячее положение. То, как Феррен отшатнулся с отвращением, не способствовало облегчению его смятения.

– Они пропали, сэр. Растеклись. На следующий день после того, как мы вернулись с озера. Растеклись, будто лед.

Орл неверяще затряс головой, прижимая здоровую руку ко лбу.

– Что это, на хрен, за пауки такие? Что, на хрен, было в том озере? – спросил он самого себя, глядя на покрывший ладонь гной, который сочился из уголков его глаз. – Озеро… – Орл поднял взгляд на Феррена. – Я умираю. Что бы ни было в том Хельмавром клятом озере, оно меня отравило, Феррен, и теперь я умираю…

Феррен беспокойно поерзал.

– О… произошедшем… разошлись вести. Крысокожие шумят. Похоже, они знали про этот купол на протяжении поколений. Это табу. Они говорят, там зло…

– Да что ты говоришь, фраг тебя побери? – презрительно ощерился Орл и замолчал. Из десны выпал зуб. Он выплюнул его на простыни вместе со сгустком кровавого гноя.

– Они говорят, древние занимались там злым колдовством. Колдовством, которое принесли из… из иномирья. – Феррен выдохнул это слово так, словно оно было священно. – Говорят, там делали всякие вещи. Неправильные вещи. Противные святому Духу Улья.

– Хватит, Феррен! Хватит сказок! Я умираю. Дай мне тихо сгнить.

Феррен медленно подошел к двери. Там он помедлил, словно собираясь что-то сказать.

– Что? – требовательно спросил лорд Орл.

Феррен печально покачал головой и вышел за дверь.


Орл снова очнулся, но он был не в постели. Он сидел на корточках в углу над открытой криокапсулой. Внезапно осознав, что он делает, Орл выронил холодную мертвую руку, которую уже успел поднести ко рту. Он отшатнулся от своей страшной трапезы, и его затрясло от приступов тошноты. Он начал всхлипывать.

Из задней комнаты донесся бодрый голос Доккера:

– Лорд Орл? Это вы? С вами все в порядке?

Орл услышал приближающиеся шаги хирурга, и у него изо рта потекла слюна.

– Нет! Нет, не подходи! – завопил он и выпрыгнул в дверь.

Спускаясь на входной платформе, он дрожал. По пути наружу он увидел в полированной металлической стенной панели свое отражение. Его тело покрывали огромные бесформенные бугры, из-под треснувшей и разошедшейся кожи текла ядовитая жидкость.

Под крики Доккера с балкона Орл бросился в лабиринт переплетения строений, хрустя больными суставами. Он бежал в искусственной ночи улья, тусклый химический свет которой скрывал его разлагающееся тело.


Его бегство очертя голову завершилось спустя несколько часов на металлической пристани. Ужасное фиолетовое озеро тихо простиралось перед ним, словно ожидая. По пути Орл много раз оступался и падал, и у него на коленях облезла кожа. Она висела на голенях кровавыми клочьями. Обнажившиеся кости коленных чашечек как будто приобрели тошнотворный розовато-лиловый оттенок.

Его взгляд упал на темный остров, выступавший в центре озера. Что сделано, то сделано, подумал Орл и прыгнул в маслянистую жижу. Удивительно, но жидкость не обжигала, а казалась странно уютной, заполняя зиявшие на теле раны мягким теплом.

Ведомый каким-то необъяснимым чутьем Орл подплыл к торчащим на острове машинам и выкарабкался на берег. С сетки его накидки потоком лилась фиолетовая жидкость. Подобравшись к нагромождению труб и стали впереди, он принялся соскребать затвердевшие отложения с поверхности бака. Сдирая плоть со своих пальцев, Орл в конце концов сумел отломать большой пласт грязевой горки и в оцепенении уставился на то, что находилось под ним.

На желтом поле перекрещивались черные дуги и полумесяцы. Когда изуродованные пальцы Орла прошлись по эмблеме, та вдруг ожила, вспыхнув древней энергией. В разум, будто разряд, ударило ужасное знание. Мозг заполонили слова и образы, которые он едва мог понять – старинное устройство прокачивало сквозь его истерзанные нервы воспоминания сгинувших богов.

Они называли себя Повелителями Генов и грабили известную галактику от края до края, собирая не минералы, не драгоценные камни, а кровь всех живых кошмаров, каких только обнаруживали в бездне. В этой крови присутствовало нечто, нужное им – нечто, для чего у Орла не было слов. Бесконечно маленькая спираль, перекрученная двойная цепочка, которая требовалась им для какого-то колоссального тайного эксперимента, выходившего далеко за пределы его понимания.

Вот, значит, что это было – озеро вокруг него и вещество, циркулировавшее в его отравленных венах. Огромный суп из чужих, похищенный у непредставимых существ, который столетиями варился в этом адском чане и, в конце концов, вырвался наружу, затопив старинный купол.

Отвернувшись от своей сводящей с ума находки, лорд Орл осознал, что не один. На берегу собрались десятки паукообразных тварей, образовавших около него неровный полукруг. Они не нападали, а стояли неподвижно, вперив в него свои черные глаза-самоцветы.

Орл оглядел их деформированные и разнообразные тела, каждое из которых так сильно отличалось от остальных. У этого бесчисленные лишние конечности, тот покрыт сочащимися синими ртами, жадно всасывающими зловонный воздух, у третьего растут пучки черных волос, а сзади огромный хвост, будто у крысы.

Понимание так и не приходило к Орлу, пока вперед остальных не выступил паук с лицом Р`даффа – или это был Р`дафф с телом паука? Все они были кем-то иным, эти паучьи твари – все изначально являлись каким-то другим созданием, которому довелось набрести на озеро. Чужеродный бульон забрал их и поглотил, как поглощал сейчас и самого Орла.

Он не умирал, он менялся. Он это чувствовал. Субстанция в его жилах бурлила, перемещая органы, преображая кости в хитин, неуклонно двигаясь к своей чуждой цели. Нет, паукообразные существа не собирались атаковать его, он был одним из них. Орл ощущал их беззвучный, манящий зов: спустись с нами, в сладостные глубины, с нами, где твое место.

Да, мои новые братья, но не сейчас, подумал в ответ Орл. Борясь с отчаянной, почти неодолимой тягой последовать за пауками, Орл вынул что-то из внутреннего кармана своей накидки.

– Не сейчас, – повторил он вслух. – Мне нужно кое-что сделать.


Нахмурив свое лощеное, аристократическое лицо, Роржет Ан внимательно изучал скручивающиеся гильдейские контракты, разложенные перед ним на старинном письменном столе. Шелковистый полог шатра тихо распахнулся, словно подхваченный подземным ветерком.

Роржет в мгновение ока вскочил на ноги и встревоженно закричал:

– Охрана! Охрана! Нарушитель!

– Кричи, сколько хочешь, Роржет. Твоя охрана тебя не услышит.

Голос темной фигуры, стоявшей в дверном проеме, звучал странно, как будто голосовым связкам что-то мешало. Тусклый свет блеснул на разорванных звеньях накидки.

Вместе с узнаванием по красивому лицу Роржета разлился страх.

– Ты не можешь убить меня, Орл, – умоляюще стал убеждать он, вытаскивая из-под своего шелкового одеяния старинный болт-пистолет, сделанный за пределами планеты. – Тебе известны последствия убийства санкционированного гильдейца.

– Я не намерен убивать тебя, Роржет.

Орл бросился через палатку на трех насекомообразных ногах, проломив переносной стол Роржета и придавив перепуганного гильдейца. Косовидный костяной крюк пронзил запястье того, и болт-пистолет заскользил по полу.

– Я не намерен убивать тебя, Роржет, – еще раз прошипел лорд Орл, заставляя гильдейца запрокинуть голову и доставая из-под своей накидки небольшой предмет. – У меня для тебя кое-что есть.

Орл вылил содержимое стеклянного флакона в рот давящегося Роржета.

– Добро пожаловать… брат! – выплюнул он, когда вязкая фиолетовая жидкость пролилась в горло гильдейца.