Осада Вракса: часть 2 (кампания)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Осада Вракса: часть 2 (кампания)
Ia06.jpg
Автор Уорвик Кинрейд / Warwick Kinrade
Переводчик Fabius_Bile, Baribal, Йорик, xDivanification, Почтенный Летающий Свин
Издательство Forge World
Серия книг Имперская техника / Imperial Armour
Входит в сборник Имперская техника, том 6: Осада Вракса: часть 2 / Imperial Armour Volume Six, The Siege of Vraks - Part Two
Следующая книга Инженеры корпуса смерти Крига
Год издания 2008
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Продолжение отчёта об ужасающей и ожесточённой осаде Вракса, бастионного мира Божественного Императора Человечества, в результате подлой измены перешедшего в руки последователей Тёмных сил. Ибо Хаос пожирает изнутри, ослабляя Империум коварством и интригами, ширя свое лживое слово, и совращая сердца наших верных слуг.

Ниже представлено больше информации о кровавых жертвах полков Крига и падших смертных, что продались Хаосу: легионеров Экскоммуникат Трайторис и обманутых мятежников, мутантов и еретиков, стремящихся свергнуть наисвятейшую власть Повелителя Терры.


Падение Вракса перед повстанческой армией кардинала-отступника Ксафана означало потерю важного арсенального мира. Еретики разбили звено в длинной цепи снабжения, поддерживавшей в боеготовности полки Имперской Гвардии вокруг Ока Ужаса, что грозило самыми страшными последствиями, если начнётся новый Чёрный крестовый поход.

Несмотря на то, что враг закрепился в считавшейся неприступной Цитадели Вракса, имперским генералам, стратегосам-адептам и логистам от Департаменто Муниторум было приказано разработать план отвоевания мира. Война сулила стать долгой и жестокой, но, согласно их расчётам, имея достаточное количество войск и налаженное снабжение, они смогут перемолоть защитников и захватить Цитадель, нервный центр планеты, за двенадцать лет осады.

Выбор пал на полки, набранные с Крига. Корпусы смерти состоят из людей, рождённых служить Императору. Под зараженной поверхностью их родной планеты расположен человеческий завод, существующий только для производства солдат, которым суждено отправиться на передовую самых токсичных и опасных военных зон Империума. Эти идеологически обработанные бойцы отличаются непоколебимой преданностью и беспрекословной готовностью отдать ради победы жизнь — качества, которые сильно пригодятся им при встрече с ужасами Вракса…

Сами враксианские отступники были хорошо подготовлены к ответному удару Империума. Они занимали выгодные оборонительные позиции, и благодаря неиссякаемым припасам, накопленным на складах арсенального мира, не испытывали никаких проблем со снаряжением.

За десять лет непрерывной войны мятежники истребили миллионы солдат корпусов смерти, но мало-помалу криговцы теснили их назад. Кольцо вокруг Цитадели и засевшего в ней кардинала-отступника сжималось всё сильнее, грохот орудий Империума слышался всё громче. И на краткий миг имперцам показалось, что конец близок, что силы предателей уже истощены, что они вот-вот сломаются. Но это было не так… Судьба-злодейка часто избегает столь простых решений.

Бойня на Враксе будет продолжаться ещё долго, утоляя голод жаждущих богов…


Содержание

Глава седьмая: Первая битва за Вракс

«Везде и всегда от вас ожидают поведения, подобающего великим традициям и обязанностям Его Императорского Величества Славного и Досточтимого Флота. Наши приказы не требуют ничего иного. Исполняйте свой долг, господа».


Контр-адмирал Расьяк перед первой битвой за Вракс


Официально осада Вракса началась в 166813.М41, когда тяжёлая артиллерия 88-й осадной армии Имперской Гвардии (Криг) открыла огонь по внешним оборонительным линиям Крепости Вракса. Пока орудия продолжали бомбардировку, миллионы людей рыли первые траншеи, готовясь к началу долгой войны на изнурение против войск еретиков. В этом сражении не будет стремительной победы, а лишь двенадцатилетняя кампания, во время которой противник истечёт кровью до своей смерти. За каждый прорыв будет заплачена высокая цена, однако солдаты Крига жили и тренировались совершать подобные самопожертвования во имя Императора.

Война длилась вот уже десять лет. Обе противоборствующие стороны проводили наступление за наступлением через выжженную и опустошённую артиллерией ничейную землю. Для каждого были свои победы и свои поражения, но внешние оборонительные рубежи были прорваны и вторая линия обороны сломана. В 821.М41 благодаря действиям ударной группировки космодесантников из ордена Тёмных Ангелов был уничтожен космопорт Вракса. К 822.М41 между осадными полками Крига и их конечной целью стояли лишь внутренняя линия обороны и опоясывающие крепость стены. Теперь Цитадель была окружена, и все находящиеся внутри, казалось, обречены — вот только кардинал Ксафан не был одинок в своей борьбе. Благодаря дьякону Мамону мятежный кардинал заручился поддержкой Альфа-Легиона. В то время как орудия имперцев громили оборону, космодесантники Хаоса призывали подкрепления для помощи изменникам…


Психосигнал Аркоса

Колдуны Альфа-Легиона послали психический сигнал через варп, созывая на Вракс старых союзников. Те силы, притаившиеся вокруг Ока Ужаса, что услышали зов, слетелись подобно мотылькам на огонь, привлечённые обещаниями сражений, резни и наживы.

Однако течения варпа не благоволили путникам. Бушевавшие без устали вокруг Ока варп-штормы были яростными, и преодолеть их не смог бы даже самый искусный навигатор. Корабли Имперского Флота, пытавшиеся прорваться сквозь шторм, рисковали быть уничтоженными или же вынырнуть в любой точке Галактики. Однако для армад хаосопоклонников непостоянство варпа было благословением. Если Тёмным богам угодно зашвырнуть их в отдалённую систему, то быть посему…если того желают боги, быть посему.

Древние космолёты, все в мощной броне, покрытые нечестивыми рунами и несущие шрамы тысячелетий нескончаемых битв, услышали зов. В недрах нестареющих корпусов всегда готовые к сражениям слуги Хаоса ожидали своего шанса проявить себя перед богами в надежде на великие награды.

Древние двигатели вернулись к жизни, когда военные корабли с транспортами пришли в движение, готовясь вновь погрузиться в пучину Имматериума.

Большинство принявших сигнал Аркоса являлись налётчиками со своими транспортами поддержки. Подобные суда постоянно наносили удары из Ока Ужаса, временами обрушиваясь на колонии и плохо защищённые конвои. Многие были простыми пиратами или иными беглецами от имперского правосудия. Хуже всех были кровожадные банды хаосопоклонников, отколовшиеся от мстительных предавших легионов отряды космодесантников. Послание Аркоса гласило, что Вракс был богатой добычей для набега с грабежом…и они пришли.


Течения варпа приносят флоты Хаоса

Наблюдательная станция ДМ498-066 являлась одним из множества тайных аванпостов, что ведут наблюдение за Оком Ужаса. Сам Вракс был всего лишь сортировочной точкой этой информации. Находящийся там хор астропатов мог оперативно передать важное сообщение окружающим системам, а в случае нападений или даже приближения Чёрного крестового похода предупредить имперские миры о нависшей угрозе. Безусловно, хор Вракса умолк, погибнув или попав в заложники к приспешникам кардинала Ксафана. Хотя арсенальный мир был потерян, прочие системы всё ещё получали и передавали информацию с аванпостов.

Чувствительные варп-паруса станции ДМ498-066 зафиксировали приближение нескольких крупных неопознанных кораблей, вдали от обычных торговых и патрульных маршрутов. Астропат на станции передал предупреждение, спустя несколько недель достигшее верховного командования боевого флота Скаруса. С тщательным планированием и после согласования со своими личными прорицателями, командиры Имперского Флота выслали патрульные группы в звёздные системы, предположительно являющиеся целью вторгшейся армады. Несколько крейсерских групп были предупреждены и приведены в полную боевую готовность в ожидании приближения кораблей Хаоса. Даже ударная группировка быстрого реагирования Адептус Астартес подготовилась к стремительному выдвижению для перехвата еретиков в случае возникновения необходимости.

Информацию втайне принялся собирать и Ордо Маллеус, вечно бдительный по отношению к исходящим из Ока Ужаса угроз. Инквизиторы выслали нуль-корабль — одноразовое судно, управляемое сервиторами и единственной парией, не оставляющей следа в варпе, а также снабжённое мощнейшей авгурной и связной аппаратурой. Он сможет отыскать таинственные корабли и сообщит об их местонахождении.

Нуль-корабль выполнил задачу, обнаружив врага, после чего отправился в свою самоубийственную миссию вглубь ярящихся варп-штормов, продолжая передавать данные до самого последнего момента. Полученные сведения всерьёз встревожили Инквизицию. Корабли несомненно были налётчиками Хаоса, многие из которых по размеру не уступали крейсерам, и они уже соединились с другими военными звездолётами в пучинах космоса. По всему выходило, что армада собирала силы для решительной атаки, и отмечалось наличие уже тридцати судов.

По портам, базам и командным кораблям боевого флота Скаруса разнеслись астропатические сообщения. Разведывательные и патрульные корабли были перенаправлены для прикрытия предполагаемых путей подхода вражеской армады. Крупным капитальным звездолётам, включая флагман флота — «Константин Вальдор», линкор типа «Император», также приказали покинуть порты своего назначения. Флот мобилизовался и готовился к военным действиям. Вражеская армада из тридцати кораблей была окончательно идентифицирована, теперь её предстояло загнать в угол и уничтожить.


Имперский Флот в системе Вракса

С момента прибытия в систему первых транспортов с передовыми частями 88-й осадной армии минуло десять лет. По мере завершения сосредоточения сил возросла потребность и в надлежащем снабжении развернувшейся кампании. Корабли, доставляющие новых солдат, тысячи тонн боеприпасов, военную технику на замену, топливо и всё необходимое для разгрома врага за двенадцать лет, прибывали конвой за конвоем. Эти ценные ресурсы нуждались в соответственном охранении, поэтому в системе Вракса разместилось соединение Имперского Флота. Оно включало в себя эскадру сопровождения фрегатов типа «Меч» для прикрытия прибывающих и отбывающих конвоев, а также патрулирования дальних рубежей системы. Эскадра внутрисистемных мониторов была отбуксирована для обеспечения защиты грузовых кораблей вблизи орбиты; эти суда обладали достаточной огневой мощью, дабы отпугнуть самых наглых пиратов или даже налётчиков из Ока Ужаса. Командовал этими силами контр-адмирал Расьяк с палубы «Лорда Беллерофонта», крейсера типа «Лунный». Флагман (с любовью именуемый командой «Большой Головорез») служил основным сдерживающим элементом в звёздной системе — мощный линейный корабль, присланный боевым флотом Скаруса на период ведения кампании. Один из более шести сотен линкоров типа «Лунный» в сегментуме Обскурус, «Лорд Беллерофонт» имел отменное вооружение и мог разгромить всё, что были способны выставить против корабля пираты, пришельцы и даже большая часть банд предателей. Флагман постоянно возглавлял охранение конвоев со снабжением или же находился на боевом патрулировании.

Однако спустя десятилетие наземной войны без малейших признаков угрозы для системы из космоса, а также разрушения космопорта Вракса (что означало сложность и длительность планетарного штурма), стоящий на страже флот постепенно терял свою форму. Команда «Лорда Беллеровонта» перераспределялась для службы на других космолётах, то же происходило с людскими ресурсами на остальных кораблях. Эскадра сопровождения уменьшилась в числе, а оставшиеся три судна требовали ремонта и перевооружения, избороздив варп-пути от центров снабжения сектора Скарус и вплоть до мира-кузницы Люций. Лишь защитные мониторы находились в хорошей боеготовности. В такой близи от Ока Ужаса потребность в кораблях всегда оставалась высокой, так что командование боевого флота Скаруса потребовало свой крейсер для более неотложных нужд. Казалось, приоритетность Вракса снизилась, и в ряды имперцев проник безжалостный враг — самоуспокоение. Никто не ожидал нападения на систему, особенно сил достаточно мощных, чтобы полностью сокрушить защитников. Во всех докладах контр-адмирал Расьяк сообщал, что линии снабжения и система в целом великолепно защищены и находятся в хороших руках. Вскоре он отречётся от своих собственных заявлений.


Первая битва за Вракс

Контр-адмирал Расьяк был осведомлён о бурной деятельности боевого флота Скаруса. Он также получил приказ подготовиться к возможному вторжению крупных сил Хаоса в сектор. Именно теперь, в тени нависшей угрозы, контр-адмирал пересмотрел состояние своих дел и нашёл его неудовлетворительным. Его небольшая боевая группа была не в состоянии противостоять вторжению, а личный крейсер был укомплектован минимумом людей. Корабли сопровождения также испытывали недостаток экипажа и страдали от множества неисправностей ввиду долгого отсутствия ремонтных работ. Кораблям требовалось длительное пребывание в доках. Единственными готовыми к бою оставались мониторы, но и там требовалась дополнительная судовая команда, а их боезапас не был достаточен для проведения регулярных учений. Под началом Расьяка имелось лишь семь кораблей, чего было очевидно недостаточно.

Первейшей задачей контр-адмирала стал поиск людей для судовых команд. Матросский и старшинский состав всех кораблей Имперского Флота состоял из неквалифицированных или обладающих минимальными навыками рабочих, к примеру подносчиков снарядов или пожарных в отрядах по ликвидации последствий катастроф. Подобных людей можно было навербовать откуда угодно, так что Расьяк связался с размещёнными на Враксе силами Департаменто Муниторум. Согласно своим полномочиям, контр-адмирал мог при возникновении необходимости требовать предоставления ему людских ресурсов, что он и сделал. Его офицеры и боцманы отправились на поверхность со своими командами и принялись набирать людей из рабочих корпусов. При конфликтах с начальствующими чиновниками Администратума люди Расьяка просто заявляли, что потребности Имперского Флота имеют высший приоритет по сравнению с Департаменто Муниторум. Не успев и глазом моргнуть, многие рабочие оказались в командах космических кораблей. Вскоре эти новобранцы предстали перед испепеляющими взорами капитанов канониров или же занимались тысячью рутинных корабельных работ, требовавших грубой физической силы, а не умения. Старые служаки звали новобранцев «наземными крысами» и «планетниками», тем самым подчёркивая их место в самом низу иерархии Имперского Флота, однако они помогли контр-адмиралу уменьшить потребность в людских ресурсах.

Расьяк также провёл инспекцию всех грузовых судов, находящихся в системе Вракса. На тот момент конвой снабжения разгружался в арсенальном мире, что было медленным процессом, учитывая отсутствие космопортов. Здесь контр-адмиралу повезло, поскольку массивный грузовой корабль «Изра Морс» почти завершил выгрузку. Транспорт был немедленно реквизирован для военной службы. Хоть судно и было гражданским, но поскольку оно обладало достаточным количеством орудий для своей защиты, космолёт и его престарелый капитан оказались зачислены во флот обороны. В системе находилось ещё пять грузовых кораблей, прибывающих или отбывающих. Из них два сочли достаточно хорошо вооружёнными для ведения военных действий в случае необходимости. Расьяк усилил небольшие и неопытные судовые команды несколькими своими офицерами, боцманами и канонирами и отдал транспорты под командование сына, флаг-адъютанта Майуса Расьяка. Оставшиеся три корабля не представляли из себя ценности ввиду практически полного отсутствия вооружения.

По приказу контр-адмирала с этих грузовых судов сняли большую часть команды и вооружения, оставив только несколько добровольцев. Далее транспорты нагрузили всей взрывчаткой, на которую смог наложить лапу мастер артиллерии, превратив корабли в огромные бомбы. Забитые грузовые отсеки подготовили к взрыву, а плазменные реакторы — к критической перегрузке. Эти три звездолёта войдут в состав эскадры брандеров, с задачей экипажей выискивать подходящие вражеские цели и брать их на таран, тем самым нанося колоссальные повреждения. Экипажу предписывалось покинуть корабли перед тараном, но Расьяк знал, что выживших после подобных операций почти не оставалось. И всё же их самопожертвование не пройдёт даром, если судьбе будет угодно столкнуть его флот с армадой Хаоса. Брандеры могли помочь перевесить чашу весов в битве в пользу Империума.


«Лорд Беллерофонт» на орбите Вракса. Линкор типа «Лунный» контр-адмирала Расьяка служил ключевым элементом космической обороны арсенального мира.


В ходе дальнейшей подготовки Расьяк выслал три фрегата типа «Меч» из эскадры «Эксуо» нести дозор на дальних рубежах системы с приказом выискивать вторгшихся врагов, чтобы сразу предупредить основные силы о приближении опасности. Им предписывалось не вступать в бой с противником, а как можно скорее направиться на соединение с остальными кораблями и занять место в строю, дабы контр-адмирал мог встретить еретиков во всеоружии.

Космолёты сформировали боевой строй высоко над Враксом, заслонённые от мощных оборонительных лазерных батарей (многие из которых всё ещё находились в руках врага) самой планетой. Впереди располагался «Лорд Беллерофонт», с которого контр-адмирал будет руководить сражением. Сзади сразу после возвращения расположатся фрегаты эскадры «Эксуо», а ещё дальше — защитные мониторы. Большая часть энергии этих медленных громоздких кораблей уходила на питание орудийных систем, а не двигателей, и именно мониторы определяли скорость перемещения боевого строя. Замыкали порядки два вооружённых грузовых судна, а также следовавший самым последним «Изра Морс». Три корабля-брандера контр-адмирал оставил в резерве. По правде говоря, это был лоскутный флот из тринадцати разномастных кораблей, однако Расьяк сделал всё возможное для обороны Вракса. Теперь контр-адмирал и его офицеры молились Императору, чтобы все эти приготовления им не потребовались.

Расьяк осознал, что его молитвы остались без ответа, когда получил сообщение первой важности с фрегата «Эксуо-Четыре-Три». Корабль засёк эскадру из трёх звездолётов, чьи энергетические сигнатуры определяли их тип как «Язычник». Фрегат проследил за приближением еретиков, однако остался на позиции на случай обнаружения иных кораблей. Расьяк не сомневался, что за первыми последуют и остальные. «Язычники» являлись лишь разведкой и зондировали его защиту. Он мог бы отдать фрегатам приказ вступить в бой с еретиками, но это оставило бы флот слепым на дальних подступах и могло стоить потери ценных кораблей. Лучше смириться, что враг хорошо изучит его силы, но приберечь их для предстоящего сражения.

«Язычники» лишь рыскали вокруг укрывшегося за Враксом боевого строя, не рискуя заходить в зону поражения пушек «Лорда Беллерофонта». Они даже не сделали пробный торпедный залп с дальней дистанции. Вместо этого хаоситские фрегаты сканировали и настороженно наблюдали, прежде чем убраться восвояси. Теперь изменники знали силу — или вернее сказать её отсутствие — Имперского Флота. Еретики наверняка проникнутся уверенностью в победе и постараются смести наспех собранную эскадру лоялистов.

Спустя шесть дней, в 054823.М41, эскадра «Эксуо» зафиксировала ещё четырнадцать энергетических сигнатур приближающихся кораблей хаоситской армады. Еретики обогнули астероидные поля и на полной скорости направились в сторону центра звёздной системы, к Враксу Прайм. Следуя приказам, имперские фрегаты развернулись и, выжимая из реакторов всё возможное в надежде опередить изменников, поспешили соединиться с основными силами. Тем временем контр-адмирал Расьяк, передав всем кораблям последние инструкции, напоследок процитировал первые строчки из устава Имперского Флота для людей, ещё не обладавших боевым опытом:

«Везде и всегда от вас ожидают поведения, подобающего великим традициям и обязанностям Его Императорского Величества Славного и Досточтимого Флота. Наши приказы не требуют ничего иного. Исполняйте свой долг, господа».

После этих слов «Лорд Беллерофонт» активировал все системы, двигатели вернулись к жизни, а корпус застонал от возрастающих нагрузок. Медленно, с холодным величием, крейсер начал сходить с орбиты, ведя за собой в колонне поодиночке оставшиеся корабли. Космолёты шли настолько близко друг к другу, что люди с носовых палуб одного корабля сообщали, что ощущают вибрацию от двигателей движущегося впереди судна.

Возвратившиеся фрегаты, предусмотрительно избегая планетарных орудий, влились в боевой порядок отходящего от Вракса флота. Ведомые на буксирах мониторы сильно замедляли общее продвижение, но контр-адмирал требовал ото всех держать строй, соблюдать строгую дисциплину и оставаться настороже.

План Расьяка, заключавшийся в немедленном вступлении в бой, был прост и безжалостен. Возможно, он основывался на тщательно изученной контр-адмиралом битве при Гефсимании лорда-адмирала Равенсбурга, одержавшего более семисот лет назад блистательную победу, обратившую вспять ход Готической войны и обеспечившую ему почётное место в летописях Имперского Флота. Силы Расьяка будут продвигаться линейным боевым порядком вплотную друг к другу, дабы избежать рассечения врагом. Под прикрытием торпедных залпов «Лорда Беллерофонта» они пройдут сквозь вражеский флот, обстреливаемые со всех сторон, но одновременно с тем нанося еретикам огромные повреждения орудиями правого и левого бортов. В самый разгар сражения контр-адмирал направит брандеры на повреждённые корабли противника, которые будут не в состоянии уклониться от столкновения с ними. Брандеры должны посеять достаточно неразберихи и паники, чтобы в последующем обмене залпами идущие ровным строем имперские корабли взяли верх. С удачей и жёсткой дисциплиной, Расьяк надеялся нанести вражескому флоту достаточные повреждения, чтобы еретики посчитали более мудрым отступить, нежели продолжать наступление.

Таким образом, час за часом флот контр-адмирала продолжал неспешно двигаться навстречу идущим к Враксу хаоситам.

Когда два флота сблизились, собранные отовсюду судовые команды Расьяка заняли боевые посты. Матросы загрузили дополнительные боезапасы для каждого бортового орудия. Рабочие задраили переборки и шлюзы, дабы предотвратить распространение неминуемых пожаров. На командирском мостике «Лорда Беллерофонта», вдали от орудийных палуб, контр-адмирал, флаг-капитан Дрост и командный состав в безмолвном спокойствии наблюдали за экранами, на которые логисты подавали потоки технической информации. Меж тем корабельные священники носились по коридорам и залам, распевая гимны, литании и благословляя пушки вместе с расчётами. Все они должны быть стойкими, и тогда Император обязательно их защитит.

Команды с нижних палуб не подозревали, что флот предателей, чьи энергетические сигнатуры ярко горели на экранах авгуров «Лорда Беллерофонта», уже устремился к ним. Надобность в осторожности отпала, теперь они набросились на свою жертву подобно кровожадному хищнику, снедаемому голодом и жаждущему убивать. Расьяк потребовал сфокусировать авгуры на передовом корабле еретиков и направить информацию на его командную кафедру над палубой мостика. Взглянув поближе на поток рун, контр-адмирал не на шутку встревожился, поняв, с чем столкнулся. «Лорд Беллерофонт» был мощным оружием, крейсером, могучим линейным кораблём, однако перед ним предстало нечто совершенно иное. Из глубин космоса на полной скорости к имперцам с курсом на перехват шло чудовище, истинный левиафан из бездны. Без сомнения это был линкор типа «Разоритель», или по крайней мере нечто сравнимое. «Разорители» считались почти что легендой среди офицеров боевого флота Обскуруса. Одни из самых крупных из когда-либо построенных кораблей, они обладали достаточной огневой мощью, чтобы стирать с лица земли города, и перевозили на борту эскадрильи штурмовых истребителей и бомбардировщиков. С этим монстром имперский крейсер не мог вступить в бой с надеждами на победу. «Император сохрани!» — пробормотал Расьяк, неожиданно остро осознав, что ему предстояло погибнуть, а флоту — превратиться в кучу космического мусора. Контр-адмирал пал духом. Неужели в этом состоял его долг? От него никто не требовал совершать самоубийство в безнадёжном сражении. Успеет ли он ещё отдать приказ об отступлении? Должен ли он сохранить корабли и отдать Вракс на милость еретиков? Расьяк мог сбежать, отключить энергию и затаиться на краю системы в надежде вернуться с более мощным флотом для разгрома столь могущественного противника. Пока Расьяк колебался между своей обязанностью стоять до последнего и пониманием, что это было бессмысленной затеей, флаг-капитан Дрост подошёл к кафедре и доложил: «Контр-адмирал, вражеский флот сменил курс». Расьяк никак не мог решить, стоит ли продолжить наступление? Чем это будет, глупым жестом или тем, чего от него требовали долг, честь и звание? «Головной корабль еретиков поворачивает налево. Они разделили строй».

Расьяк дрогнул. Капитан Дрост ждал. «Наши корабли ожидают приказов, сир», — напомнил он своему командиру.

Контр-адмирал взглянул на него. «Для меня, флаг-капитан, иногда требования службы кажутся бессмысленным жестом супротив Вселенной, что жаждет нашего уничтожения. Думаю, сегодня мы встретимся с нашими предками подле Императора. Нам лучше оказаться достойными восседать в их славном обществе. Поддерживать текущие курс и скорость, дать залп из всех торпедных шахт с максимальной дальности». Расьяк всё же вернул себе уверенность и смелость.

Контр-адмиралу не требовалось слышать сообщение «Торпеды ушли!», — он, как и все находящиеся на корабле, ощутил грохот с тряской, когда торпеды покинули шахты. Прямо перед «Лордом Беллерофонтом» враги действительно разделили свои силы. Пять космолётов, возглавляемые «Сердцем анархии», линкором типа «Разоритель», проводили манёвр разворота по левому борту. Более крупное скопление из девяти кораблей различных типов и размеров, в авангарде которых шла «Кровавая заря», крейсер типа «Стикс», готовилось пройти с правого борта имперцев. Артиллеристы Расьяка будут испытывать затруднения с выбором множества целей на каждом борту. Контр-адмирал велел Дросту передать капитанам орудийных команд, чтобы те скорректировали свои цели. Учитывая численное превосходство врага, каждый снаряд был на счету.

Первый торпедный залп уходил вперёд, запущенный веером с учётом множества кораблей противника, которые немедленно начали проводить манёвры уклонения. С «Лорда Беллерофонта» пристально следили за курсом торпед по мере их приближения к еретикам. Первая прошла мимо «Сердца анархии», тогда как вторая сдетонировала об пустотные щиты, не нанеся видимых повреждений. Третья была сбита огнём оборонительных батарей, а четвёртая взорвалась в космосе из-за неполадок. Пятая пролетела вблизи эсминца типа «Иконоборец» из сопровождения линкора — небольшой корабль оказался достаточно проворным и убрался с пути торпеды. Шестая послужила причиной всплеска ликования на командирском мостике, когда попала точно во второго «Иконоборца». Внутренние логис-системы торпеды в последний момент скорректировали курс и направили её прямиком к маневрирующей цели. Мелта-боеголовка взорвалась с чудовищной силой, вмиг сокрушив пустотные щиты маленького корабля и проделав огромную дыру в кормовой части. Судно теперь изрыгало плазму — верный признак повреждения реакторов. Смертельно раненый «Иконоборец» выпал из боевого строя и лёг в дрейф, беспомощно ожидая, когда в реакторе наступит критическая перегрузка, и он превратится в космический мусор. «Первая кровь на счету Большого Головореза!» — с радостью воскликнул флаг-капитан Дрост, однако ликование от малой победы сошло на нет, когда крейсер задрожал и затрясся от ответных залпов предателей. «Разоритель» пустил в ход свои крупные орудия.

Генераторы пустотных щитов «Лорда Беллерофонта» протестующе взвыли, когда на крейсер обрушились мощные бортовые залпы. Всё ещё вне своей зоны эффективного поражения, «Лунный» принимал огонь еретиков на себя. Энергетические лучи лазерных турелей мерцали в космосе, плазменные пушки оставляли затмевающие солнце бутоны взрывов по всей длине корабля. Глубоко внутри крейсера перегруженные конденсаторы пустотных щитов взрывались в брызгах искр с расплавленным металлом в попытках сдержать огневую мощь еретиков. После их разрушения начались небольшие, но быстро разгорающиеся пожары. Пока что повреждения корпуса были минимальны. В качестве ответных действий Расьяк приказал флоту сблизиться с врагом, чтобы открыть ответный огонь.

Два флота скользили друг напротив друга в убийственной орудийной баталии. Теперь же с правого борта приближался второй строй вражеских кораблей, предваряя своё появление роями бомбардировщиков и истребителей, что заполнили пустоту меж армадами. Иконки вражеских целей заполонили экраны судовых сюрвейеров. Каждая пушка и башня «Лорда Беллерофонта» вели огонь, и от каждого их залпа корабль сотрясался будто после землетрясения. Грохот всё нарастал, на орудийных палубах было уже невозможно расслышать команды главных артиллеристов и капитанов расчётов за рёвом высокоэнергетических батарей лэнсов с макропушками. Под ударами плетей боцманов необученная команда трудилась в поте лица, возвращая откинутые силой отдачи орудия на исходные позиции. Снаряды столь тяжёлые, что для их переноски требовались усилия по меньшей мере десяти человек, загонялись в казённые части пушек. Из-за непрекращающейся стрельбы воздух загустел от ядовитых испарений. Температура всё повышалась от перегрузки силовых модулей, а стволы пушек раскалились добела. Системы охлаждения перегревались, и судовые команды изо всех сил старались охладить орудия, дабы повысить точность их стрельбы. Подобное происходило на всех имперских судах в боевом построении. «Мечи» добавили свою огневую мощь к общей схватке, перестреливаясь с вражескими эскортниками, тогда как мониторы сконцентрировали огонь на более крупных космолётах хаоситов — подобно драчливым боевым псам, набросившимся на грокса, они обрушились на них со всей мощью, которую поначалу сложно было ожидать от столь невзрачных кораблей. Бездна космоса наполнилась вспышками, взрывами и росчерками лучей в ожесточённой перестрелке.

Для обеих сторон это была яростная дуэль, и каждый понёс потери. «Сердце анархии» прошлось продольным огнём по всему имперскму строю, по мере продвижения сокрушая своей неистовой мощью пустотные щиты и броню. Батареи вражеского линкора нанесли непоправимый урон «Эксуо-Четыре-Один», что теперь дрейфовал, охваченный бушевавшими на всех палубах пожарами. Командный состав фрегата был в полном составе испепелён на командирском мостике в результате многочисленных попаданий лэнсов, что разрушили надпалубные сооружения. Двум мониторам также не удалось пережить схватку. Плазменные реакторы первого взорвались подобно новому солнцу, оставив после себя лишь расширяющееся облако космической пыли. Второй предатели расстреливали из пушек до полного разрушения, превратив монитор в дрейфующий остов. Чудесным образом оба вооружённых грузовых судна преодолели вражеский строй, однако невредимым не вышел никто. Пустотные щиты исчезли, палубы объяли пожары, потери были высокими, но транспорты могли продолжать движение. «Изра Морс» потерял три плазменных реактора в результате налётов хаоситских бомбардировщиков и действовал на минимальной мощности. Не имея возможности маневрировать, корабль превратился в мишень для стрельбы, так что Расьяк был вынужден оставить его на произвол судьбы. Вместо того чтоб покинуть судно, капитан «Изры Морса» отдал приказ выжившим членам команды встать к орудиям и продолжить стрельбу.

Самому «Лорду Беллерофонту» тоже пришлось несладко. Его пушки повредили тяжёлый транспорт хаоситов «Бич Ахарона» и уничтожили ещё одного «Иконоборца». Две орудийные палубы левого борта выгорели дотла, и пожарные команды старались сдержать распространение огня. Главную башню связи оторвало. Большая часть генераторов пустотных щитов были перегружены, и их прошлось отключить, дабы избежать риска взрыва. Один из плазменных реакторов доживал последние мгновения, после того как залп макропушек пробил машинное отделение номер два. Большинство находившихся рядом с ним техножрецов погибли в результате последовавших за попаданием взрывов. Помимо прочего, «Лорд Беллерофонт» имел две пробоины корпуса, а несколько палуб, после прямых попаданий лэнсов открывшихся вакууму, пришлось изолировать. Старый военный корабль был потрёпан и весь изранен, но всё ещё сражался.

Флот Хаоса также понёс потери, однако по неизвестным причинам два крейсера предателей до сих пор не вступили в битву. Они держались в арьергарде второго боевого строя, и, взглянув на пульт своей кафедры, Расьяк увидел, что они отделяются и, по всей видимости, выходят из боя. Это был проблеск удачи, возможно хаоситы покидали поле битвы, однако их орудия легко могли добить «Лорда Беллерофонта» вместе с сопровождением.

Потеряв практически все свои средства связи, контр-адмирал не имел понятия, что подкрепления были уже в пути. Боевой флот Скаруса направил к Враксу ближайшее боеспособное соединение кораблей. Крейсерская группа «Мажур», под командованием контр-адмирала Тита Мажура, вышла из варпа в тылу вражеского флота. Флотилия в составе крейсера «Консул Фракийский» типа «Готик», «Ориона» типа «Диктатор», древнего гранд-крейсера «Заветный» и эскадры кораблей сопровождения устремилась навстречу Враксу и бушующему сражению. Объединив силы, имперцы могли склонить чашу весов в свою пользу. Первыми обнаружили новую угрозу крейсеры из арьергарда хаоситской армады, после чего немедленно легли на новый курс для перехвата.

Так совпало, что оба контр-адмирала хорошо знали друг друга. И тот и другой окончили одно кадетское училище на Кипра Мунди, а также имели очень похожие карьеры. Они недолюбливали друг друга и имели долгую историю взаимного противоборства. Расьяк однажды присутствовал в качестве секунданта молодого офицера, которого Мажур вызвал на дуэль и впоследствии убил. Теперь же судьба вновь свела этих двух в пылу сражения. Расьяк не подозревал о подкреплениях и узнает о них лишь когда связь с кораблями Мажура будет установлена через фрегат «Эксуо-Четыре-Три». Однако пока у Расьяка имелись более важные проблемы.

Целью Мажура было отрезать флоту еретиков подступы к Враксу и предотвратить планетарную высадку. Его корабли шли на пределе возможностей, выжимая из реакторов всю энергию, но он принял решение оставить группу Расьяка на произвол судьбы в расчёте на то, что пока внимание врага будет отвлечено, он успеет первым добраться до планеты.

Два крейсера Хаоса двинулись на перехват кораблей Мажура и, стоило первой стычке завершиться, вспыхнуло новое сражение. Крейсеры «Падшее солнце» типа «Бойня» и «Феррум Инвиктус» типа «Опустошение» сделали резкий разворот, выпустив штурмовые истребители и открыв огонь из дальнобойных батарей. Мажур не мог себе позволить задерживаться из-за вражеской атаки, однако и игнорировать их было невозможно. Рискуя разделить свои силы, контр-адмирал отдал приказ эскадре сопровождения и «Ориону» вступить в бой с предателями, а оставшимся крейсерам продолжать следовать к Враксу.

Тем временем Расьяк приказал оставшимся кораблям перегруппироваться. Его строй был рассеян, и повреждённые космолёты принялись собираться для ещё одного захода. Из-за постоянной опасности, исходящей от небольших кораблей сопровождения флота Хаоса, Расьяк не мог себе позволить ослабить бдительность. Перегруппировка была медленным процессом, учитывая понесённый имперскими кораблями урон. К счастью, «Сердце анархии» с «Бичом Ахарона» направились к Враксу, намереваясь сбросить на планету свой смертоносный груз. По крайней мере линкор теперь был вне зоны досягаемости хаоситских орудий, даже если это означало, что разбираться с последствиями придётся осадным полкам на поверхности планеты. «Кровавая заря» провела манёвр для запуска перезарядившихся штурмовиков, и к обездвиженному «Изре Морсу» устремились «Клешни ужаса», намереваясь захватить огромный транспорт в качестве трофея.

Именно теперь Расьяк кинул в бой свои резервы — три брандера. Первый направился к «Кровавой заре», целью двух других стали направляющиеся к планете корабли. Это была рискованная авантюра, протаранить самые крупные звездолёты неприятеля в надежде решительно повернуть ход сражения в свою пользу. Первый брандер так и не достиг «Кровавой зари». Транспорт привлёк к себе слишком много вражеского огня и взорвался вместе с командой в глубоком космосе, не нанеся никаких повреждений. Второй был поражён залпом с «Сердца анархии» и сдетонировал вблизи от цели. Третий же, несмотря на попадание, смог прорваться сквозь заградительный огонь и, начав перегрузку реакторов, устремился к «Бичу Ахарона». Массивный транспорт, когда-то давно бывший торговым судном, был битком набит тысячами солдат, готовых высадиться на Вракс. Десятки тысяч вопящих хаосопоклонников, фанатиков, мутантов, зверолюдей, ренегатов и прочего сброда Вселенной скопилось в трюмах. Уже подходя к орбите, громоздкий транспорт не мог проводить манёвры уклонения, а брандер приближался подобно разряду молнии. Экипаж имперского корабля проигнорировал инструкции покинуть судно, дабы точно направить брандер в сердце «Бича Ахарона».

Брандер врезался в корму корабля еретиков. Корпус древнего торгового судна смялся и проломился под ударом имперского космолёта, крушившего палубы и прогрызавшего себе путь к машинному отделению. Спустя мгновение катастрофические взрывы оторвали всю заднюю часть хаоситского транспорта. Общие разрушения усугубила критическая перегрузка плазменных реакторов, в результате чего орбиту усеяли облака обломков с гибнущего корабля изменников. Далеко внизу, на поверхности Вракса, гвардейцы увидели, как в небе вспыхнула новая звезда и ярко осветила поле боя.


Битва за Вракс (079823.М41)

- 00909867883/54678882

- Данные отчёта…

- Уровень доступа: Остений-Бета

- Ждите…

- Одобрено…

- ∆ Корабль эскортного класса

- ◊ Корабль капитального класса

- Класс определён тоннажем


∆∆∆ «Кровопийцы»

◊ «Бич Ахарона»

◊ «Сердце анархии»


◊ «Орион»

◊ «Заветный»

◊ «Консул Фракийский»

∆∆∆ Патрульная эскадра «Нарис»


◊ «Феррум Инвиктус»

◊ «Падшее солнце»

∆∆∆ Вооружённые транспорты

∆∆∆ «Обрекатели»

◊ «Кровавая заря»


◊ «Лорд Беллерофонт»

∆∆∆ Патрульная эскадра «Эксуо»

∆∆∆ Эскадра защитной ауксилии

∆∆∆ Вооружённые транспорты

◊ «Изра Морс»

∆∆∆ Брандеры


Не имея двигателей для преодоления инерции и став полностью неуправляемым в результате столкновения, громадный транспорт кренился и разрушался на высокой орбите. Корабль, уже захваченный гравитационным колодцем Вракса, начал падать на планету. На мостике «Лорда Беллерофонта» с ликованием наблюдали за смертельным падением «Бича Ахарона», теперь извергающего пламя из задних палуб. Выгорая в верхних слоях атмосферы, транспорт устремился к земле, несмотря на все усилия выжившей команды вернуть его под контроль. Выдержит ли корпус настолько сильные нагрузки, или же космолёт сгорит и развалится в атмосфере?

Терпящий бедствие корабль еретиков превратился в огненную комету. С поверхности планеты он казался пламенной линией, прочерчивающей небеса. Транспорт ворвался в атмосферу, однако бронированный нос корабля не был повреждён, и за толстым слоем керамита внутренняя конструкция оставалась в безопасности. По стечению судеб, и вне всяких сомнений не без влияния Тёмных богов, «Бич Ахарона» не развалился на части при проходе через верхние слои атмосферы. По мере падения судно еретиков буквально крошилось на части, однако глубоко внутри запечатанных грузовых отсеков безумные последователи богов Хаоса возносили молитвы своим тёмным повелителям. Несмотря на кошмарные повреждения, команде удалось частично вернуть управление и, благодаря дарованному богами чуду, корабль нашёл достаточно энергии для изменения траектории падения. Поверхность планеты быстро приближалась, однако «Бич Ахарона» был создан для противостояния опасностям путешествий через варп, и корпус был стар, но чрезвычайно прочен.

Транспорт хаоситов врезался в землю невдалеке от Чайлийского плато, пропахав огромную борозду на поверхности Вракса и подняв облако пыли, которое было видно на половине планеты. Подобно удару метеора, «Бич Ахарона» образовал огромный кратер, проехав на брюхе до места своего упокоения. Дымящаяся, искорёженная груда стали напоминала костяк некоего древнего морского левиафана. Поднятое облако пыли было слишком плотным, чтобы увидеть сквозь него хоть что-либо. Обломки разбившего транспорта усеяли поверхность планеты на многие километры окрест. Внутри корабля немало предателей погибло в результате аварийной посадки, однако куда больше выжило. И теперь орды обезумевших, задыхающихся и оглушённых хаосопоклонников медленно начали вползать на многострадальную землю Вракса.

На борту «Лорда Беллерофонта» восторг по поводу удачного взрыва брандера сошёл на нет при осознании, что «Бич Ахарона» собирается врезаться в планету. Офицеры на мостике следили за падением корабля предателей, пока не потеряли его сигналы в наполненной бурями атмосфере. Мог ли корабль пережить аварийную посадку? Лишь при самом неблагоприятном исходе. Контр-адмирал Расьяк призвал людей к порядку. Несмотря на судьбу «Бича Ахарона», имперцы всё ещё должны были выиграть битву. Остатки флота перегруппировались, и он старался наладить связь с контр-адмиралом Мажуром для проведения совместной атаки. Враг ещё не был повержен, но и лоялисты тоже.


Приготовиться к удару! «Лорд Беллерофонт» получает прямое попадание.


Во время падения «Бича Ахарона» «Сердце анархии» вышло на нижнюю орбиту и принялось выпускать на поверхность Вракса сотни десантных капсул и челноков. Альфа-Легион собрал своих союзников — множество банд, жаждущих грабежа и резни. На Вракс пролился дождь из «Клешней ужаса», доставляя на поле битвы космодесантников Хаоса.

Контр-адмирал Мажур понял, что уже поздно пытаться остановить десантную операцию еретиков, однако он всё ещё рвался к Враксу в надежде перехватить и уничтожить «Сердце анархии» — деяние, достойное самых высших наград в Имперском Флоте.

Позади, «Орион» сцепился с двумя крейсерами противника. Поддерживаемый фрегатами типа «Меч» из патрульной эскадры «Нарис», имперский крейсер обменивался бортовыми залпами с врагами. Пушки крупного калибра били по пустотным щитам еретиков, в то время как эскадрильи штурмовиков сошлись в схватке с бомбардировщиками и истребителями противника. Когда дистанция боя уменьшилась, и залпы орудий добрались до корпусов кораблей, «Орион» потерял два сопровождающих фрегата. Удачное попадание мощных лэнсов в середину судна разорвало первый фрегат надвое. Второй погиб при сближении с «Феррум Инвиктус», отважно продолжая стрельбу до последнего момента, пока вражеские бомбардировщики безжалостно разносили палубу за палубой. Многих членов экипажа утянуло в космос, а сам корабль превратился в ещё один дрейфующий остов. «Орион» же получил несколько пробоин, и повреждённые трубы охладительных систем наполнили раскалённым паром ангары правого борта. Поскольку все эскадрильи истребителей были на вылете, корабль оказался в смертельной опасности. «Феррум Инвиктус» начал готовиться к запуску абордажных капсул, чтобы захватить находящийся в затруднительном положении крейсер. Оставленный сражаться в неравной схватке, капитан «Ориона» сообщил офицерам, что они исполнили свои долг и роль в сражении. Вражеские крейсеры ввязались в схватку, оставив преследование группы контр-адмирала Мажура, однако сейчас «Орион» был серьёзно повреждён и оказался под угрозой захвата неприятелем. Вместо продолжения безнадёжного сражения капитан отдал приказ о выходе из боя. Имперский корабль вместе с единственным выжившим фрегатом отключили энергию у двигателей и авгуров, после чего прекратили стрельбу. Пока хаоситы продолжали поиски цели, «Орион» лёг на курс уклонения и скрылся на задворках системы.

Контр-адмирал Мажур принял отступление крейсера, поскольку тот исполнил свою задачу и выиграл время для сближения с Враксом и «Сердцем анархии». Сражение подходило к финальному этапу и «Орион» не смог бы внести существенную лепту со своей отдалённой позиции. По крайней мере теперь судно выживет для участия в грядущих битвах.

Тем временем обездвиженный «Изра Морс» был окончательно потерян. Он отчаянно сопротивлялся, но «Кровавая заря» обладала подавляющим превосходством в огневой мощи. Абордажные капсулы хаосопоклонников вгрызлись в борта имперского корабля, и вскоре коридоры наполнились грохотом и дымом от яростного ближнего боя. Предатели проложили себе кровавый путь сквозь команду торгового судна. Многие оказались в ловушке и предпочти сдаться в плен, смирившись с участью рабов на «Кровавой заре». Капитан транспортника провёл отчаянную контратаку, но не смог отбросить превосходивших его в числе еретиков. Схватки в коридорах и залах продолжались целый час, и люди использовали любое подвернувшееся под руку оружие. В конце концов командирский мостик был захвачен, тем самым ознаменовав переход имперского корабля под полный контроль Хаоса.

Наблюдая за продвижением двух крейсеров Мажура, контр-адмирал Расьяк вновь активировал системы своего побитого в сражении корабля. Он потребовал от своего техножреца Майория найти всю возможную энергию для восстановления пустотных щитов и орудий. Перед контр-адмиралом маячила перспектива вновь схлестнуться в бою с «Кровавой зарёй» и «Сердцем анархии», а шансов, что «Лорд Беллерофонт» сможет пережить такие же повреждения, практически не было. Прочим судам был передан приказ следовать за флагманом. Позади корабля выстроились последний монитор, два вооружённых транспортника и фрегат. В то время, когда Расьяк выслушивал поступающие сквозь статику и помехи вокс-передатчика рапорты о состоянии кораблей, «Лорда Беллерофонта» внезапно сотрясла ударная волна, а по мостику разнесся зловещий скрип. Вцепившись в свою кафедру, контр-адмирал увидел офицеров, лихорадочно принимающих сообщения о повреждениях. Флагман продолжил медленно крениться, переборки стонали от напряжения в результате смещения массы громадного корабля.

На командирский мостик хлынули доклады: они потеряли главные маневровые двигатели за номерами три и четыре. Внезапный удар был нанесён незамеченной торпедой, возможно, одной из отключившихся ранее в результате неисправности или же удачно запущенной с дальней дистанции затаившимся налётчиком Хаоса. «Лорд Беллерофонт» оказался серьёзно повреждён. Без двигателей флагман не сможет вести за собой меньшие суда в бой с линкором и тяжёлым крейсером, что уже отделяли имперский флот от Вракса. Теперь два корабля Мажура шли в битву без поддержки. Расьяк передал сообщение на «Консула Фракийского» о своём выходе из битвы и о том, что он намеревается покинуть систему со всей возможной скоростью. «Консул Фракийский» контр-адмирала Мажура остался под прикрытием лишь единственного «Заветного».

Разрушение двигателей «Лорда Беллерофонта» кардинально изменило баланс сил в пользу предателей. В их распоряжении всё ещё имелись четыре капитальных корабля, включая линкор и тяжёлый крейсер.

Имперский Флот мог выставить против этих сил только два крейсера. Было очевидно, что лоялисты потеряли систему Вракс. Когда вести о выходе из боя «Лорда Беллерофонта» достигли капитана «Заветного», тот запросил разрешение отменить предстоящую атаку на «Сердце анархии» и начать отход. Контр-адмирал Мажур осознал, что прибыл слишком поздно для спасения ситуации, и одобрил отступление «Заветного». Но не своё. Ему казалось, что своим отказом поддержать атаку Расьяк предал его. Расьяк не выполнил свой долг офицера Имперского Флота, и Мажур дал указания капитану «Заветного» довести эти свои соображения до сведения руководства на Кипра Мунди. Возможно, контр-адмирал Расьяк переживёт эту битву, но ему придётся поплатиться за неудачу своей карьерой. Мажур не собирался возвращаться, поджав хвост. Его единственным шансом прославиться являлось уничтожение «Сердца анархии». Сам Император стоял подле контр-адмирала, когда тот приказал «Консулу Фракийскому» перейти на таранную скорость.

Храбрость Мажура граничила с глупостью, так как имперский корабль входил в убийственную область вражеского огня, включая планетарные лазерные батареи Вракса. Вскоре изменники забили по крейсеру со всех сторон. «Сердце анархии» захватило приближающийся флагман в прицел своих самых мощных лэнсов и батарей. Метровые плиты на носовой броне «Консула Фракийского» испарялись под ударами энергетических лучей. Капитан корабля потребовал немедленно прекратить атаку, поскольку шансов добраться до цели у крейсера не было — большая часть генераторов пустотных щитов была уже уничтожена. Мажур приказал корабельному комиссару арестовать капитана и лично принял командование «Консулом Фракийским».

Его решение протаранить вражеский линкор было деянием, из которого вырастают легенды Имперского Флота. Это было героической, но обреченной на поражение атакой, которая стоила боевому флоту Скаруса великолепного крейсера типа «Готик», а также жизни контр-адмирала со всей командой. Кадеты на Кипра Мунди до сего дня спорят, была ли атака на линкор еретиков верхом отваги, или же непростительной глупостью?

Несмотря на то, что корабль Мажура рвали на части, никто не отдавал приказа покинуть судно. Однако от имперского крейсера начали стаями разлететься спасательные капсулы и любые годные к полётам машины. Многие попадут в плен к хаоситам, но прочие будут затянуты гравитационным колодцем Вракса и присоединятся к граду падающих на планету десантных шлюпок и капсул. Контр-адмирал оставался на командирском мостике даже когда вокруг бушевали пожары. Младший адъютант попытался оттащить Мажура, но тот отказался покидать свой пост, стоя по стойке смирно, будто на параде перед кадетами. Его разум помутился, и вскоре контр-адмирала охватило пламя. «Консул Фракийский» превратился в ещё один мёртвый дрейфующий остов.

Сражение превратило область космоса вокруг планеты в настоящее кладбище кораблей. Обломки и остовы одиннадцати имперских звездолётов устилали всю орбиту. Список потерь был удручающе длинным. Был потерян «Консул Фракийский», крупнейший корабль из уничтоженных, четыре фрегата типа «Меч», два защитных монитора и тяжёлый грузовой транспорт «Изра Морс» со всеми брандерами. Помимо прочего, каждое уцелевшее судно получило серьёзные повреждения. «Лорду Беллерофонту», к примеру, требовались годы ремонтных работ и перевооружения, прежде чем он вновь сможет встать в строй. Аналогичная ситуация сложилась с «Орионом». Лишь «Заветный» отделался небольшим уроном и мог продолжать нести службу.

Из вражеского флота была подтверждена потеря «Бича Ахарона» и по меньшей мере четырёх налётчиков типов «Иконоборец» и «Язычник». Однако еретики захватили полный контроль над системой. «Кровавая заря» выпустила на Вракс «Клешни ужаса», забитые поклоняющимися Кхорну берсеркерами, включая печально известных Берсеркеров Скаллатракса и банду Собирателей Черепов под предводительством магистра войны Жуфора Кровавого Налетчика, по слухам являющегося доверенным лейтенантом Абаддона Разорителя. В целом, на Вракс спустились десятки тысяч новых солдат, вопящих святотатственные и богохульные молитвы и жаждущих убивать во славу Тёмных богов. «Феррум Инвиктус» высадил крупную банду Железных Воинов, чей опыт ведения осад и траншейной войны окажется чрезвычайно полезным для обороняющих планету еретиков.

Поражение в битве за Вракс ударит в первую очередь по сражающимся на планете корпусам смерти, взяв с них высокую и кровавую цену. В конце концов, это будет стоить им победы, которая, спустя десятилетие траншейной войны, казалась уже такой близкой.  

Глава восьмая: Выход из тупика

Для этих людей не существует никакого «после Вракса».


Комиссар Облонск, 19-й осадный полк


Главное препятствие

В 124822.М41 468-й осадный полк сломил сопротивление второго эшелона обороны, и поток имперцев хлынул вперёд как через прорвавшуюся плотину. В то время как криговцы наступали по всем фронтам, предателям приходилось отступать или рисковать возможностью попасть в окружение, что означало неминуемое уничтожение. Оставляя арьергарды для прикрытия своего бегства, враги откатывались на внутреннюю линию обороны, где им предстояло принять последний бой.

Опоясывая Крепость Вракса на протяжении 150 километров, внутренний эшелон обороны не был простой системой траншей, но полосой мощных укреплений глубиной в восемь километров. Он был плотнее, чем две предыдущие линии укреплений, на взятие которых потребовалось целых девять лет. Внутренняя линия являлась самой древней и самой лучшей частью укреплений Цитадели. Ещё с самой колонизации Вракса в качестве арсенального мира и постройки Департаменто Муниторум множества складов, Империум наращивал оборону для защиты ценных военных ресурсов. Предыдущие планетарные губернаторы и надзиратели от Администратума планомерно добавляли всё новые элементы в систему обороны, поскольку с постройкой новых подземных хранилищ казалось очевидной необходимость в усилении мер безопасности.

Сами укрепления включали в себя хорошо спланированную сеть траншей, бункеров, казематов, дотов, заглублённых орудийных позиций и редутов. Под землёй раскинулась лабиринтообразная система укрытий и бомбоубежищ, надёжно защищённая от вражеской артиллерии. Все элементы обороны имели пересекающиеся зоны обстрела, и подходы к ним были настоящими зонами смерти. Как и раньше, полосы обороны были окружены поясами колючей проволоки, тысячами танковых ловушек и плотными минными полями. В отличие от двух предыдущих эшелонов, последнюю линию прикрывали планетарные лазерные батареи. Основной их задачей являлась защита Цитадели с космопортом от нападения с орбиты. Эти огромные лазеры могли атаковать вражеские космолёты, однако также могли использоваться в качестве тяжёлой артиллерии по наземным целям. Дальность лучевых пушек была достаточной для ведения огня по наступающим корпусам смерти, и шахты, в которых располагались батареи, непременно попадут в зону досягаемости тяжёлых орудий криговцев. Впрочем, укрепления возводились в расчёте на орбитальную бомбардировку, и вряд ли наземные пушки были в состоянии вывести лазерные батареи из строя. Все эти факторы делали перспективу штурма устрашающей. Что хуже, в распоряжении войск кардинала Ксафана было целое десятилетие на укрепление имеющихся позиций и пристрелки орудий.

До внезапного падения в руки еретиков Вракс считался неприступным миром. Лишь Империум со своей несокрушимой мощью и неисчерпаемыми людскими и военными ресурсами мог решиться на лобовой штурм. И даже в этом случае неодолимой военной машине Имперской Гвардии потребовалось десятилетие, а также четыре миллиона погибших (не считая во много раз большего числа раненых) только чтобы пробиться к внутренней линии укреплений.

Многие из числа верховного командования 88-й осадной армией полагали, что теперь перед ними стояло главное препятствие. Внутренняя линия обороны постоянно укреплялась и модернизировалась с самого основания арсенального мира. Далее лежала основная крепостная стена, за которой на вулканическом выступе стояла сама Цитадель, нервный центр Вракса. Обе были великолепно защищены, однако являлись статичными целями и, следовательно, могли быть стёрты с лица земли огнём артиллерии. Внутренняя линия обороны не была одной целью, и осадным полкам на передовой придётся медленно продвигаться вперёд, изматывая врага и платя за каждый захваченный клочок земли высокую цену. Командование предполагало, что после пролома последней защитной линии крепостной стене с Цитаделью долго не продержаться.


Скудные достижения

Лорд Зёлк, верховный главнокомандующий 88-й осадной армией, пристально наблюдал за ходом кампании с Фракийца-Примариса, прекрасно понимая, что ему дали только двенадцать лет для завоевания Вракса. Двенадцать лет полной поддержки со стороны Департаменто Муниторум в виде снабжения и подкреплений. Кампания была до жестокого проста и тщательно разработана, с огромным вниманием к логистике и пренебрежением к грядущим потерям. У него осталось всего три года для успешного завершения поставленной цели. Учитывая текущие обстоятельства, никто из офицеров штаба всерьез не верил, что удастся уложиться в намеченный срок. Что произойдёт после истечения предоставленного времени, никто не представлял. Скорее всего война закончится неудачей и поражением, поскольку приоритеты снабжения будут пересмотрены, полки отозваны в другие зоны боевых действий, и поддерживать давление на врага более не получится. Перспектива окончательной победы улетучится, и 88-я осадная армия окажется пойманной в ловушку войны, которую она будет не в состоянии выиграть. Кардинал Ксафан возможно не осознавал, что для триумфа ему следовало продержаться всего-навсего три года. Его войска тоже пострадали в кошмаре траншейных сражений и понесли большие потери, но всё же сумели найти в себе силы выдержать груз девяти лет тотальной войны. Они вели оборонительные бои, истощив войска Империума и при этом сведя собственные потери к минимуму. В распоряжении еретиков имелись запасы, люди и воля биться до последней капли крови.

Перед лордом Зёлком главная проблема встала в полный рост. Время работало против него и требовалось оперативно начать новое наступление, однако командиры докладывали, что после прорыва второго эшелона обороны имперские войска были измотаны до предела. Потери в снаряжении и живой силе были огромны, а противник продолжал сопротивляться, временами с упорством фанатиков. Возобновить наступление на следующую линию траншей и бункеров означало гнать людей на верную смерть без надежды на победу. Имперцам не доставало мощи для осуществления сколько-нибудь значимого прорыва. Восемнадцати осадным полкам 88-й армии требовалось время, чтобы окопаться, перевооружиться и восстановить силы для нового штурма укреплений мятежников. Пока они продолжат изматывать врага артобстрелами, рейдами на траншеи и небольшими атаками, однако перейти в полномасштабное наступление было невозможно. Безусловно, временное затишье также дало еретикам время для восстановления сил, перегруппировки и укрепления защиты.

Утратив надежды на немедленное наступление, корпусы смерти продолжили медленное, но безжалостное продвижение. Имея теперь простор для ведения инженерных работ, криговцы окружили внутреннюю линию обороны плотной сетью траншей. Вражеская артиллерия являлась постоянной угрозой для инженеров, однако работа кипела и днём и ночью, и спустя недели ландшафт Вракса покрылся лабиринтами убежищ, блиндажей и траншей снабжения, тянущихся вплоть до бывшей второй полосы обороны еретиков. Благодаря этому удалось избежать использования служебных дорог, которые находились под постоянным прицельным огнём неприятельских батарей.


Тяжёлые «Малкадоры» движутся по ничейной земле.


Вольный псайкер

До измены кардинала Ксафана глубокие подземелья Вракса использовались для временного содержания пленников Инквизиции и десятинных псиоников с ближайших миров, ожидающих прибытия Черных Кораблей. Вскоре после начала мятежа вольные псайкеры, зачастую изувеченные и аугментированные ради усиления их ужасных колдовских сил, оказались на передовой армий еретиков.


Vraks2005.jpg


1. Снаряжение и аугментика

Этому вольному псайкеру внедрили кибернетические имплантаты и другие устройства для усиления его психических способностей, а также полного подчинения своим хозяевам. Хорошо видны резервуары с наркотиками и автоинжектор, впрыскивающий непосредственно в кровь псионика коктейль из мощных стимуляторов и химических пси-усилителей. Анализы показали наличие «Неистовства», зелья «Призрачное пламя», человеческой плазмы и иных, до сих пор не идентифицированных, компонентов. Кроме того следует отметить встроенные в спину эфирные волновые передатчики, предназначенные для перенаправления и сброса избыточной пси-энергии, примитивные варп-проводящие браслеты и тотемический пси-фокус, сделанный из отрубленной человеческой головы (вероятно, другого псайкера). Эти устройства облегчают колдуну использование своих разрушительных сил.

Множество схожих приспособлений были протестированы Схолой Псайкана для возможного применения псайкерами на службе Императора, однако их признали слишком непредсказуемым или усиливающими способности до неконтролируемого уровня (сейчас их использование запрещено по указу Инквизиции).


2. Богохульная символика

У большинства еретиков-псайкеров, как видно здесь, прямо на теле были нарисованы (по другим сведениям выжжены или вырезаны) неизвестные глифы и оккультные формулы, включая богомерзкий символ восьмиконечной звезды. Вероятнее всего они не только выражали омерзительную веру псиоников, но также служили конкретной цели, скорее всего, ещё больше усиливая колдовские способности, а также призывая и, возможно, удерживая демонические энергии варпа. Неизвестно, кто именно принёс на Вракс тайные ведьмовские знания, но по мере развития конфликта к ним обращались всё чаще и чаще. Символы стали появляться не только на коже этих жутких существ, их можно было встретить и у рядовых бойцов, по всей видимости, совершенно не подозревавших об их истинном предназначении. Рекомендуется проведение дальнейшего расследования. Захват вольного псайкера приоритетен для действующих на Враксе сил Инквизиции.


3. Психические проявления

Вольные псайкеры, объявленные Империумом вне закона и часто являющиеся марионетками Хаоса, на Враксе обладали ошеломляюще большой пси-силой. Часто само их присутствие сопровождалось психокинетическими и электромагнитными возмущениями, резкими колебаниями температуры и другими странными феноменами.

Столь же разнообразными были их способности и познания в колдовстве. Некоторые парили над полем боя, сжигая врагов проклятыми молниями или доводя их кровь до кипения; другие распаляли в соратниках нечестивую ярость, а некоторые сами превращались в кошмарных монстров или даже могли затуманивать разумы и сокрушать волю лоялистов, своим зловещим влиянием натравливая солдат на их командиров. Во время конфликта на Враксе вольных псайкеров очень быстро начали определять как приоритетные цели, и на то была веская причина — творимые этими отступниками ужасы сполна окупали их малое количество.


4. Голова-тотем

Этот вольный псайкер несёт отрубленную голову в качестве тотема, уверенный, что сила прежнего её владельца — псионика — может увеличить его собственные способности. Такие верования до сих пор часто встречаются во многих примитивных культурах Галактики, несмотря на безустанные труды проповедников от Миссионарус Галаксиа.

Немало псайкеров используют для усиления своих умений пси-фокус — предмет (обычно посох), который помогает направлять текущую сквозь разум энергию варпа. Овладение пси-фокусом входит в число дисциплин, которым обучают в Схоле Псайкана. Вероятно, отрубленная голова также исполняла функцию подобного предмета.


Неизвестный вольный псайкер, встреченный во время контрнаступления отступников на позиции 261-го полка. Во время тяжёлого боя псайкер убил множество гвардейцев, включая всё командное отделение 9-й роты, прежде чем погибнуть под массированным огнём хеллганов.


Штурм Могильного хребта

В секторе 558-470, 468-й полк 46-го линейного корпуса, удерживающий правый фланг, оказался в непростой тактической ситуации. Их сектор фронта выходил на небольшой горный хребет с неглубокой долиной, за которой со своих позиций наблюдал враг. Очевидно, что это место не было идеальным для долговременной обороны, поскольку подставляло передовые части лоялистов под шквальный огонь еретиков. Перед криговцами было два выбора — либо отойти на безопасное расстояние и тем самым отдать врагу ничейную землю, которую впоследствии вновь придётся штурмовать, либо выбить противника с горной гряды.

Командование 88-й армии потребовало от 468-го полка выдвинуться вперёд и занять позиции предателей. От этого сектора на юго-восток тянулись несколько хребтов, каждый из которых следовало захватить, поскольку они давали бунтовщикам обзор и возможность вести огонь на километры вокруг. Первым предстояло штурмовать позицию, которую гвардейцы, со своим типично мрачным отношением к жизни, прозвали «Могильный хребет».

Не имея возможности провести полномасштабное наступление, было решено сконцентрировать усилия на небольших схватках в ближнем бою с ограниченными целями. Поначалу 468-й полк не станет углубляться во вражескую полосу обороны, а лишь постарается выбить еретиков с господствующей высоты. Дабы отрезать противника от подкреплений и не дать ему перегруппироваться, полки, располагающиеся по соседству, нанесут отвлекающие удары.

Наступление будет проводиться силами пяти рот в первой волне на фронте протяжённостью в четыре километра, и ещё двух в резерве. С левого фланга две другие роты 468-го полка поддержат главные силы огнём. После множества сражений ни одно из этих подразделений не имело полного боевого состава, а в некоторых осталось даже меньше половины людей. Началом операции выбрали 078823.М41, когда танки 72-й роты выдвинутся для помощи основным силам имперцев. В самой 72-й роте в строю осталось всего четыре «Лемана Русса», но помимо неё запрос о переброске тяжёлой бронетехники направили и другим подразделениям. Ключом к успеху наступления станет артиллерийская поддержка. Все полковые орудия подготовили для предстоящей операции с целью ведения окаймляющего огня, дабы окончательно изолировать район от прибытия вражеских подкреплений. В целом, обстреливать еретиков будут 360 орудий, однако многим, по причине недавних интенсивных боёв, недоставало боеприпасов. Из-за сильного износа стволов и постоянных поломок возвращающих механизмов огонь тяжёлой артиллерии утратил свою точность.

После предварительной бомбардировки миномёты установят дымовую завесу перед пересекающими простреливаемый склон солдатами и танками. По мере продвижения вперёд автопушки и тяжёлые стабберы будут вести прикрывающий огонь поверх голов гвардейцев с целью подавить вражеские огневые точки с тяжёлым вооружением.

Позиции еретиков на вершине Могильного хребта были хорошо защищены. Передовая траншея содержала множество дотов и блиндажей. Помимо бомбоубежищ, линия обороны была утыкана бункерами, ловушками для танков, минными полями и зарослями колючей проволоки. Слева от зоны атаки находилось скопление оборонительных сооружений, условно обозначенных как форт С-585, а также ещё одна укреплённая позиция под названием «Могильный редут». На заднем склоне хребта была размещена вражеская артиллерия, готовая начать контрбомбардировку ничейной земли.

На передовой стояли 31-я, 33-я, 53-я, 54-я и 68-я пехотные роты 468-го полка. Перед 31-й ротой стояла задача зачистить Могильный редут, на плечи 54-й ложилось нелёгкое бремя наступления на форт С-585. Их атаку поддержат доступные танки, включая два тяжёлых «Махария», доставленных из резервных рот для разрушения укреплений.

Начало наступления было назначено на 078823.М41, и в часы перед началом атаки передовые траншеи начали заполняться штурмовыми взводами. Гвардейцам раздали дополнительные гранаты и боеприпасы, а квартирмейстеры провели последнюю перекличку, готовясь последовать за мрачными шеренгами атакующих и собрать любое оставленное снаряжение.

В 077823.М41 начался предварительный артобстрел. Небо прочертили следы от снарядов, вслед за которыми на вражеские доты с бункерами обрушивались громадные фугасы «Бомбард». Капитан Фодор, командир 54-й роты, наблюдал через перископ из своей траншеи за тем, как его цель окутывают клубы дыма и пламени. Артобстрел прошёлся огненным валом по позициям мятежников и устремился дальше к тыловым позициям, выжигая землю и разнося в пыль укрепления. Опустошительная бомбардировка продолжалась даже когда в дело вступили передовые отделения миномётчиков, устанавливая дымовые завесы на ничейной земле. Имперцы наблюдали, как густеют облака дыма, накрывая поле боя непроницаемой серой пеленой. Время пришло. Сержанты принялись выкрикивать приказы, и по лестницам брустверов застучали подкованные ботинки гвардейцев. Сгорбившиеся фигуры планомерно зашагали через ничейную землю, прежде чем раствориться в дымовой завесе. Двигатели танков вернулись к жизни, и машины рванулись на поддержку пехоте.


Отделения 468-го полка во главе с комиссаром ожидают приказа к атаке Могильного хребта. Обратите внимание на наводчика, корректирующего огонь предварительной бомбардировки.


Когда гвардейцы перешли в наступление, артиллерия умолкла, и настала очередь бунтовщиков открыть ответный огонь. О том, что происходило в дыму, с тыла разглядеть было невозможно. На правом фланге 33-я рота продвинулась дальше остальных, миновав Могильный редут, но при этом попав под перекрёстный огонь тяжёлых болтеров и стабберов слева. Солдаты искали убежища в воронках, а командира убило сразу после первых залпов еретиков. Тридцать первая рота пробивалась к опасному редуту, и также страдала от перекрёстного огня. Вскоре враг начал миномётный обстрел зажигательными снарядами, что распускались оранжево-жёлтыми бутонами взрывов, размётывая во все стороны кислородно-фосфорный гель, который прожигал одежду вместе с кожей. Огонь вёлся прицельный, и передовым взводам 31-й роты пришлось залечь. В центре, дела у 52-й роты обстояли немногим лучше, и, даже находясь под постоянным обстрелом, передовые взводы по-пластунски продвигались к траншеям еретиков. Перед 54-й ротой возвышался могучий форт, и именно здесь артиллерийский огонь достиг своей наивысшей концентрации. Земля была усеяна воронками, и один из «Леманов Руссов» уже увяз. Обездвиженный танк превратился в стационарную огневую точку, посылая снаряд за снарядом в сторону форта. Пехота сгрудилась вокруг оставшихся машин и медленно продвигалась вперёд. Вынырнув из дымовой завесы, гвардейцы попали под перекрёстный обстрел вражеских блиндажей и бункеров. Поддерживающие наступление танки маневрировали между воронками для скорейшего выхода на позиции. Первый «Махарий», весь покрытый выбоинами от лазерных лучей и пуль, открыл ответный огонь из своих спаренных пушек, ровняя с землёй траншеи предателей. Второй «Махарий» попытался пробиться к противнику, однако артиллерийский снаряд разорвался в непосредственной близости от танка. Силой взрыва у машины разворотило правую гусеницу, и бронированный колосс оказался обездвиженным посреди ничейной земли. Дела у ползущей по выжженной земле бронетехники обстояли неважно. Второй «Леман Русс» подорвался на мине, а его экипаж, спешно покинувший дымящийся остов, погиб под огнём тяжёлых стабберов.

На левом фланге наступления, гвардейцы 65-й роты преодолевали под миномётным обстрелом еретиков самый крутой участок хребта. Тем временем к передовым имперским траншеям уже подтянулись две запасные роты, чтобы по приказу броситься в атаку, а из тыла прибыла рота всадников смерти, выжидающих возможности развить успех наступления.

Сражение продолжалось целый день. Ревели и грохотали артиллерийские снаряды, поскольку обе стороны старались ответить на артобстрел своей контрбомбардировкой. В центре, 53-я рота успешно достигла траншей изменников, и теперь зачищала их гранатами и штыками. Казалось, мятежники откатились на свои укреплённые позиции. В атаку устремилось больше взводов, в надежде развить первоначальный успех и отбить неизбежную контратаку. Требовалось больше людей и тяжёлого вооружения, если имперцы надеялись удержать только что захваченные позиции. На помощь была отправлена батарея счетверённых установок, однако она попала под вражеский артобстрел и, потеряв все «Кентавры», осталась ржаветь на ничейной полосе.


Полевая артиллерия ждёт приказа к открытию огня, пока по ничейной земле стелется дымовая завеса, скрывающая атаку пехоты на Могильный хребет.


Еретики начали контрнаступление человеческой волной, ринувшись на гвардейцев из-под прикрытия второй линии обороны. Ревя и вопя, культисты устремились сквозь огонь лазерных лучей и запрыгнули в траншеи. Солдаты схлестнулись в ожесточённой рукопашной схватке, убивая друг друга мечами, топорами, штыками и голыми руками. В беспорядочной свалке командира роты пронзили в грудь штыком и бросили умирать. Не отступившие криговцы были перебиты или же взяты в плен, а траншея вновь перешла в руки предателей.

У форта С-585, капитан Фодор укрылся за дымящимся остовом «Махария», руководя передовыми взводами и пытаясь определить среди вражеских позиций цели для миномётных расчётов. Дымовая завеса рассеялась, однако облака густой пыли всё ещё клубились над полем боя, к тому же небо начало постепенно сереть, что предвещало начало печально известных враксианских ливней. Шальная пуля срикошетила от танка и угодила капитану в каску, выбив из равновесия. К счастью, ранения удалось избежать. Оклемавшись, Фодор увидел, как единственный уцелевший «Махарий» прямым попаданием разнёс укреплённый ферробетонный бункер вместе с прилегающей стеной. Танк рванулся в пробитую брешь, подавляя врага огнём тяжёлых болтеров, а экипаж тем временем лихорадочно перезаряжал орудия главного калибра.

Капитан дал сигнал ведущим отделениям и поднялся со своим командным отрядом из укрытия. Вынув из кобуры лазпистолет, он повёл гвардейцев в атаку, вдохновляя их своим примером. Дюйм за дюймом, воронка за воронкой, они приближались к своей цели. Вскоре криговцы уже кидали гранаты во вражеские траншеи и укрытия. Еретики всё ещё оборонялись в блиндажах и бункерах. Ища укрытия, Фодор соскользнул в кратер, где уже лежали разорванные шрапнелью тела пяти гвардейцев. До цели осталось всего ничего. Будь у него ещё несколько отделений, он смог бы захватить опорный пункт. Подозвав вокс-оператора, Фодор увидел, как тот взлетел в воздух, подорвавшись на мине и потеряв ногу. Капитан подполз к стонущему от нестерпимой боли раненому, дотянулся до вокс-передатчика и запросил поддержки. «Высылайте вторую гвардейцев, и цель будет захвачена», передал он командованию.

В то время как Фодор сражался за свою жизнь, интенсивность бомбардировок начала спадать, когда артиллеристы вошли в ритм. В криговских траншеях солдаты второй волны ещё проводили реорганизацию и распределяли дополнительное снаряжение, когда поступил срочный приказ начать наступление. Вахтмистры подняли людей на ноги, и гвардейцы столпились у парапетов, один за другим выбираясь на ничейную землю.

Из солдат Фодора лишь немногим удалось достичь форта С-585. Засевши во вражеских окопах и обороняя фланги, они наиболее глубоко вклинились в оборону противника и теперь, как и в предыдущих случаях, наступление начало захлёбываться под шквальным огнём еретиков.

Вторая волна катилась по пустошам подобно серому приливу. Криговцы пригибались от взрывов всё ещё продолжающегося артобстрела. Штурмовые взводы бежали вперёд, не обращая внимания на отставших и раненых товарищей, сражённых прицельным огнём бунтовщиков. Вскоре они достигли позиций Фодора и, примкнув штыки, устремились к форту С-585. Многие погибли, но ещё больше добежало до вражеских траншей и укреплений. Криговцы кололи и рубили изменников, тесня противника назад. По-прежнему сжимая в руке лазпистолет, капитан лично повёл атаку на бункер. Даже после прямого попадания «Махария» Фодор мог различить фигуры, ещё удерживающие оборону внутри строения. Он собрал выживших и повёл их на штурм через вражеские траншеи. Капитан приказал гвардейцам кидать гранаты за каждый угол, в каждое укрытие. Подобравшись ближе, он вызвал отряд огнемётчиков и, когда они окатили брешь раскалёнными струями прометия, гвардейцы ринулись в бой. Вторая струя подожгла все внутренние помещения бункера и мгновенно Фодор, паля из пистолета, прыгнул в объятый пламенем проём. За ним последовали остальные криговцы и быстро прикончили немногих выживших еретиков в рукопашном бою. Во время схватки ему в запястье попала пуля, что вынудило его выкинуть оружие. Истекая кровью, страдая от боли и с головы до ног покрытый сажей, капитан отказался покинуть строй и организовал оборону периметра.

Первый из множества бункеров форта С-585 пал под натиском имперцев, а за ним вскоре последовали и остальные, каждый из которых был захвачен после яростного штурма. Когда прибыли подкрепления, уцелевший «Махарий» установили в качестве дополнительного бастиона крепости. Пятьдесят четвёртая рота захватила свой объект, и теперь, похоже, накопила достаточные сил для его удержания.

Наступления на остальных участках линии фронта развивались плохо, по большей части солдаты залегли на ничейной полосе, укрываясь от смертоносного огня в воронках. По мере того как известия об успехе 54-й роты распространялись, имперцы возобновляли свои атаки. Теперь, когда 54-я рота зачищала передовые траншеи врага, сила артиллерийского огня еретиков стала слабеть. Вскоре от 52-й и 31-й рот поступили сообщения об успешном выполнении поставленных задач. Первая линия обороны Могильного хребта пала.


Верхом на молнии

Пока штурмовые роты 468-го полка захватывали вражеские позиции, разразилась буря, возвестившая о себе вспышками молний и раскатами грома. Тёмные серные тучи обрушились на поле боя муссоном, мигом превратившим вулканическую пыль планеты в серую грязь. По мере разрастания бури с находящегося на орбите «Сердца анархии» к Враксу устремились штурмовые капсулы «Клешня ужаса» и более крупные десантные челноки.

Недра линкоров Хаоса извергли свой чудовищный груз, а канониры нацелили пушки на поверхность планеты. В траншеях и блиндажах по всей Ван Мирсландской пустоши гвардейцы ощутили на себе всесокрушающую мощь орудий космических кораблей. Орбитальная бомбардировка, предвещавшая прибытие десантных судов, обрушилась на уже истерзанную и выжженную поверхность Вракса. Воздух шипел и трещал от ударов батарей корабельных лэнсов, местами спекая своей неистовой энергией камень в чёрное стекло. Макропушки создавали на поверхности планеты громадные кратеры, круша скалы и оставляя плотные облака смешанного с пылью кордита. Осадные полки ничем не могли ответить на обрушившийся на них огненный дождь. Ни одна контрбомбардировка не могла подавить огонь такого врага. Траншеи уничтожались единственным попаданием, тяжёлую артиллерию корёжило и подбрасывало в воздух подобно детским игрушкам. Криговцы спешно укрылись от захлестнувшей их бури.


Штурмовые капсулы «Клешня ужаса» доставляют на Вракс берсеркеров Собирателей Черепов, где те найдут новых жертв для бога Крови.


Капитан Фодор наблюдал за орбитальной бомбардировкой из захваченного полуразрушенного бункера, его раненая рука была спрятана под шинелью, образовав на груди красное пятно. Он увидел, как серое небо прочертила жёлтая огненная полоса, оставшаяся за вошедшим в атмосферу снарядом макропушки. Отдалённый взрыв взметнул к небесам грибовидное облако, прежде чем до капитана добралась взрывная волна. Повсюду с небес лилось пламя. Даже по его линии траншей у основания Могильного хребта пришлось прямое попадание, ударная волна от которого тряханула бункер подобно землетрясению.

Всё больше молний пронзали небо по мере того как десантные капсулы врывались в атмосферу, влача за собой огненные хвосты. Небеса потемнели от штурмовых челноков, чьи ускорители работали на полную мощность и гнали их к заветной цели. Наконец, корабли врезались в поверхность и исторгли из своих недр кровожадные, святотатственные и безумные воинства последователей Тёмных богов.

Орбитальная бомбардировка прекратилась сразу после начала высадки. Большинство хаоситов нацелили свои атаки на внутренние линии имперской обороны. Банды берсеркеров Кхорна, такие как Собиратели Черепов, Пожиратели Миров и Берсеркеры Скаллатракса, принялись неистовствовать в траншеях, вырезая всех подвернувшихся под руку. Это была не лобовая атака через ничейную землю, и оборона криговцев оказалась не подготовлена к столь внезапному нападению. Противовоздушная оборона практически отсутствовала, а основные силы полков сосредотачивались на передовой. В мгновение артиллерийские позиции и жизненно важные траншеи снабжения попали в руки врага. Цепные топоры и болт-пистолеты сумасшедших воинов Кхорна превратили командные блиндажи в чудовищные затопленные кровью бойни. Повсюду царили неразбериха и хаос, как того и желал Владыка Резни. Отдельные схватки в тщательно организованной траншейной войне не могли исправить положения криговцев, внезапно обнаруживших себя в кружении противника. Сообщения о нападениях приходили из отдалённых секторов, лежащих, как ранее считалось, вне досягаемости еретиков.

В форте С-585, капитан Фодор и его люди попали под внезапную атаку закованных в алую броню предателей из банды Собирателей Черепов. Каждый изменник являлся сумасшедшим, разъярённым убийцей с неутолимой жаждой крови. Космодесантники Хаоса вырвались из штурмовых капсул и вскоре уже прорубали себе дорогу через траншеи, оставляя на своём пути нагромождения из разрубленных на части гвардейцев. Это была отчаянная рукопашная, но криговцы практически не имели шансов выжить. Теперь им противостояли не обычные люди, чью плоть и волю можно было сломить в бою, но ведомые всей мощью безумных богов космодесантники. Они были неудержимы, разрывая имперцев в клочья целыми отделениями. Капитан Фодор попытался сплотить своих людей, но многие уже отступали через ничейную полосу. Он увидел, как массивный «Махарий» продолжал вести огонь из тяжёлых болтеров, даже когда проклятые легионеры карабкались на башню танка. Изменники оторвали люки и вытащили из машины вопящих членов экипажа. Один из чемпионов Кхорна схватил и поднял на вытянутой руке брыкающегося командира машины. Берсеркер смерил жалкого смертного взглядом, а затем снёс гвардейцу голову окровавленным цепным топором. Отшвырнув обезглавленный труп в сторону, чемпион триумфально взревел и спрыгнул с башни в поисках новых жертв.


Vraks2010.jpg


Солдаты Фодора повсюду вели огонь из уцелевших амбразур полуразрушенного бункера. Теперь настала очередь капитана отбиваться от наступающих врагов. Первого прыгнувшего в брешь космодесантника Хаоса испепелило выстрелом мелта-пушки, превратив силовую броню легионера в оплавленный кусок металла, но за ним последовали другие. Гвардейцы укрылись от заброшенной внутрь гранаты, однако были оглушены мощным взрывом. За первой гранатой прилетела вторая, а потом и третья, наполнив помещение едким дымом. Хаоситы ворвались сквозь дымовую завесу в брешь с воздетыми над головами клинками. Своей здоровой рукой Фодор вынул меч и сделал выпад в сторону ближайшего противника. Его удар парировали, а оружие разбили цепным топором. Мощным ударом плеча космодесантник отшвырнул капитана на пол, оглушив криговца. Берсеркеры не отставали от своего главаря, и вскоре сопротивление в бункере было подавлено. Повсюду лежали растерзанные тела имперцев, их отрубленные головы были свалены в кровавую кучу. Пол стал скользким от стекающей со стен крови. Оглушённый и раненый, Фодор пополз по липкому полу в поисках выхода, но внезапно мощным движением его оторвали от земли. Едва находясь в сознании, он увидел исходящую паром решётку красного шлема, глазницы которого светились гибельным светом. Шлем был измазан кровью и инкрустирован множеством богохульных рун. Фодор начал задыхаться, когда бронированная перчатка космодесантника Хаоса стиснула его шею. Зубья цепного топора пришли в движение, и одним быстрым ударом берсеркер добавил голову капитана-криговца к нагромождению кошмарных трофеев.

Атака Собирателей Черепов сбросила 468-й полк с Могильного хребта. Внезапная планетарная высадка смела имперцев и восстановила линию фронта.


Всадник смерти Крига

Vraks2011.jpg


1. Униформа

Всадники смерти носят такую же униформу, что и пехотинцы, включая их фирменную тяжелую шинель. К стандартной каске модели IХ спереди крепится специальная кокарда, указывающая на принадлежность солдата к всадникам смерти. Всадников отбирают из наиболее способных гвардейцев во время подготовки корпусов смерти на их родной планете, и подвергают сериям суровых испытаний на поверхности Крига еще до переброски на Вракс.

В дополнение к униформе всадник смерти надевает декоративную кирасу. Эту громоздкую часть экипировки носят скорее по традиции, чем из практических соображений и, чтобы снизить вес, солдаты многих подразделений снимают её, особенно в дальних патрулях. Нагрудник сделан из пластали с защитным хромированным покрытием.

Ещё одним элементом униформы являются крепкие высокие сапоги для верховой езды. Их также часто носят высокопоставленные офицеры, многие из которых в прошлом служили в подразделениях всадников смерти, и после этого считают сапоги более удобной обувью, чем низкие походные ботинки.


2. Снаряжение

Всадники смерти играют роль разведывательных частей осадных полков (наряду с действием в качестве второй волны ударных войск во время прорыва), и поэтому вынуждены нести с собой разнообразную аммуницию. Эскадроны могут действовать на значительном удалении впереди или по флангам главных сил и должны сохранять полную автономность. В седельных сумках хранятся сухпайки и другие важные припасы, такие как химические фильтры, постельные принадлежности в скатке и запасные боеприпасы.

Этот всадник смерти использует респираторный комплект типа V той же модели, что и гренадёры, с регулятором, расположенным внутри носимого на спине контейнера.


3. Охотничье копье

Основное оружие всадника смерти — это взрывающееся охотничье копье. Данное оружие длиною в 3,5 метра состоит из легкого полого металлического древка, оканчивающегося острым наконечником, соединенным с взрывателем ударного действия кумулятивного заряда. Этот заряд спроектирован таким образом, чтобы направить взрыв и осколки вперёд на цель, прочь от всадника. После взрыва оружие выбрасывается, поскольку от него остается только древко. Также к копью крепится вымпел эскадрона. В рукопашном бою против плотного строя противника или в ограниченных пространствах неудобно использовать копьё, поэтому все всадники смерти носят как минимум одно дополнительное оружие. После первого «взрывного» удара заряд израсходуется, и всадник выхватывает саблю.


4. Сабля

Сабля представляет собою длинный изогнутый меч с тяжёлым лезвием, используемый в основном для того чтобы колоть, а не рубить. Его похожий на вертел клинок длиною в 95 сантиметров разработан так, чтобы уменьшать изгиб лезвия при нанесении колющего удара. Клинок заканчивается заточенным остриём, а глухая гарда обеспечивает защиту руки. Конструкция рукояти позволяет держать оружие так, что лезвие образует прямую линию с вытянутой в позицию для нанесения колющего удара рукой.

Третьим оружием всадника является лазпистолет (на иллюстрации не виден). Хоть кавалеристы его и носят, но используют редко, да и то в основном в качестве оружия последней надежды. Тяжёлый пистолет трудно наводить на цель и перезаряжать сидя верхом на скакуне, и его, как правило, считают крайне неэффективным оружием дальнего боя.


5. Скакун всадника смерти

Скакун всадника смерти — генетически модифицированный потомок лошади с Терры, который более уже не напоминает своего древнего предка. Выведенные, чтобы преодолевать тяжелейшие условия поля боя, эти животные гораздо сильнее обычных лошадей. Мощные задние ноги позволяют им выкарабкиваться из траншей и передвигаться по толстому слою грязи и гравию, а расширяющиеся копыта лучше приспособлены для движения по труднопроходимому грунту.

Животное практически безволосое. От хвоста у него остался лишь обрубок, а вместо гривы — короткая щетина, которая больше не спутывается и не требует ухода. Шея скакуна длиннее, чем у лошади, а плечи и грудь более широкие.

Психологически эти животные гораздо агрессивней своих домашних предков, а чтобы сделать их полностью бесстрашными перед лицом врага, им делаются инъекции спецпрепаратов. Поэтому в бою существо бросается прямо на противника, не пугаясь выстрелов и взрывов. Из-за несбалансированного метаболизма животного всадникам приходится постоянно следить за состоянием своих скакунов и стабилизировать его дополнительными препаратами. Это означает, что существо может получить ранения, которое убили бы более мелкое создание, и остаться живым, но покрытым множеством ужасных шрамов от предыдущих травм. Для защиты головы и респираторной системы, которая спасает животное от отравляющих газов и ядовитой атмосферы, на скакунов надевают броню.

Эти существа выращиваются в витагенных баках для клонирования, запрятанных в глубинах Крига, под строгим контролем Адептус Механикус Биологис. На каждой особи с целью идентификации ставят клеймо — индивидуальный номер.


Здесь запечатлён всадник смерти 094-343-18560-22-Барьнак из 19-го эскадрона 143-го осадного полка во время наступления в секторе 554-461 в 760824.М41. Он облачён в стандартную униформу всадников смерти Крига.


Контрнаступление — Катастрофа в секторе 61-47

Неожиданное нападение сил Хаоса повергло полки корпусов смерти в смятение и в одночасье изменило природу осады Вракса. Неторопливая, статичная война на истощение внезапно стала более изменчивой, ведь теперь еретики получили возможность наносить удары в глубокий тыл лоялистов. Единая и длинная линия фронта более не была единственным полем битвы. Хотя первые удары нанесли колоссальный урон, но пока что прибывшие на помощь кардиналу подкрепления не располагали достаточным количеством тяжёлого вооружения, чтобы сокрушить укрепления гвардейцев. Хаоситы не могли удержать захваченную в результате рейдов территорию и, когда первоначальный шок спал, криговские полки начали приходить в себя. В некоторых местах линия фронта была прорвана, а враг закрепил успех и отбросил имперцев назад, в других же гвардейцы не дрогнули и успешно отбили все атаки. В последующие недели с орбиты будет доставлено большое количество снаряжения с оружием, и войска Хаоса попытаются начать более серьёзные наступления. Силы кардинала-отступника также не преминут воспользоваться слабостью имперских сил и постараются отбить потерянные территории. Там, где ранее вокруг крепости Вракса чётко пролегало кольцо траншей, теперь ситуация была не так ясна. Кое-где линия фронта осталась невредима, а в некоторых местах гвардейцы были вынуждены отступить, и войска изменников возвратились на позиции, утерянные более года назад.

Вставшая перед корпусами смерти проблема заключалась в том, что удерживая столь долгое время инициативу в своих руках и решая, где и когда наносить следующий удар по мятежникам, теперь они эту инициативу утратили. Сейчас война приобрела характер оборонительной, и лоялисты старались хотя бы удержать занятые позиции, отбивая яростные наступления воодушевлённых прибытием помощи бунтовщиков.

Ещё большей была проблема снабжения. После потери контроля над системой Вракса оказались перерезаны линии поставок 88-й осадной армии. Подкрепления, оружие, боеприпасы, горючее и провиант доставлялись на планету из других систем, и хотя имеющихся запасов хватит надолго, восполнить их больше возможности не было. Ситуация складывалась крайне тяжёлая. Как долго криговцы смогут вести войну с постоянно тающими резервами? Основываясь на тысячах полученных от квартирмейстеров отчётов, штаб лорда-главнокомандующего Зёлка принялся вычислять, сколько ещё смогут продержаться имперцы.

К этому времени известия о постигшей Вракс катастрофе достигли верховного командования сегментума Обскурус на Кадии. Обеспокоившись тем, что спустя десять лет ожесточённой войны миссия на Враксе оказалась под угрозой полного провала, командование назначило расследование для выяснения причин, что же пошло не так. Возглавляемое верховным логистом Департаменто Муниторум Истаром Орнусом, расследование имело право лишить власти любого представителя нынешнего командования в том случае, если вскроются факты пренебрежения кем-либо из офицеров долгом перед Императором. Новости о надвигающемся разгроме в обязательном порядке будут переданы лорду Департаменто Муниторум, а от него, вне всяких сомнений, достигнут ушей самих Верховных лордов Терры. Их гнев от поражения и впустую растраченных ценных ресурсов приведёт к крушению многих карьер, и немало офицеров угодят в штрафные легионы или же отправятся противостоять нарастающей угрозе тиранидов на Восточной окраине. Однако политические интриги, имевшие целью сохранить лицо и карьеру, ничем не могли помочь корпусам смерти, перед которыми на Враксе встала угроза полного уничтожения.

На этом беды для криговцев не закончились. Надвигалась новая угроза. К западу от Чайлийского плато потерпевший крушение «Бич Ахарона» извергал из своих недр всё новые и новые нечестивые воинства. Во время аварийной посадки космического корабля погибли многие, но ещё большее число выжило, и теперь еретики готовились вступить в сражение. Они были далеко за линией основной обороны имперских гвардейцев, однако облегчения данное обстоятельство не приносило, ибо вместе с сумасшедшими воинами Хаоса шло множество великих машин войны, включая титанов Легио Вулканум.

Подобно их союзникам из Космодесанта, легионы титанов некогда были верны Императору, но во время Великой Ереси многие пали перед соблазнами Тёмных богов и примкнули к Гору. Пережившие поражение мятежного примарха отступили в Око Ужаса, где, окружённые скверной варпа и защищённые от разрушительного воздействия времени, титаны выжидали момента для нанесения ответных ударов по Империуму. В надежде свергнуть божественное правление Императора они присоединялись к отправляющимся в Чёрные крестовые походы воинствам Хаоса.

Выползшим из «Бича Ахарона» ордам требовалось преодолеть 160 километров по поверхности Вракса, однако они продвигались, не встречая сопротивления. Криговские полки 1-го линейного корпуса узнали о приближении новой армии лишь когда та миновала ущелье Моры и подошла вплотную к границам сектора 60-53. Теперь, когда тыл одного из корпусов оказался под угрозой, 88-й осадной армии пришлось спешно действовать для перехвата приближающегося противника. Эта задача была возложена на 101-й полк 11-го штурмового корпуса, который теперь массово отзывали с передовой и снабжали бронетанковой поддержкой для противостояния еретикам.

Сто первый полк начал выдвижение навстречу врагу в 119823.М41. К тому времени как он вышел на позиции для начала атаки, хаоситы продвинулись ещё на 50 километров южнее, заняв бывший второй эшелон обороны мятежников. Складывалась опасная стратегическая ситуация. Лоялистов теснили с фронта, а с тыла враг угрожал отрезать 1-й линейный корпус от остальной армии. На пути еретиков стоял лишь 101-й полк, готовящийся начать наступление в секторе 61-47. В случае провала имперцам придётся дорого заплатить за неудачу.

Сражение началось в 158823.М41. Первыми отправились танковые роты 101-го полка, продвигаясь вперёд дисциплинированной линией. «Леманы Руссы» и «Махарии», вздымая за собой столбы пыли, ехали со скоростью пешего человека парадным строем. За ними следовали немногочисленные истребители титанов штурмового корпуса – «Теневые мечи» и «Грозовые клинки». Далее шла пехота, и замыкали колонну тягачи с полевой артиллерией. Тяжёлая артиллерия отсутствовала, поскольку не было времени переправить орудия с боеприпасами. Также не хватило времени на проведение наземной разведки.

Надвигающаяся орда состояла из рабов-мутантов, зверолюдей, предателей, пиратов и прочих беглецов от правосудия Империума, что явились на Вракс грабить и искать благоволения богов. Еретиков вели в бой ветераны тысяч сражений — банды космодесантников Хаоса. Над ними возвышались титаны, сотрясая своей поступью землю и транслируя над полем боя святотатственные литании, что ввергали нечестивое воинство в неистовство.

Командиры 1-го корпуса взобрались вместе с комиссарами на небольшое возвышение для лучшего обзора поля предстоящей битвы. Они направили магнокуляры на уже изувеченный и испещрённый воронками ландшафт. По мере того как облака пыли приближалось, гвардейцы высматривали врага, зная, что первыми в зоне видимости должны появиться чудовищные силуэты титанов.


Всадники смерти возвращаются с разведки, в ходе которой следили за наступающими силами Хаоса.


На деле же первый удар еретиков оказался для имперцев полной неожиданностью, поскольку его нанесла ворвавшаяся в беспокойные небеса Вракса авиация хаоситов. Подобно рою озлобленных шершней самолёты обрушились на беззащитные колонны танков. Когда были сброшены бомбы, лучи лазерных пушек прорезали передовые бронетанковые эскадроны. Сначала одна, затем вторая машина исчезла в сполохах пламени. Едва к небесам начали подниматься коричневые гейзеры земли и камня, дисциплинированные колонны рассеялись в поисках укрытия от неожиданно возникшей угрозы. До сих пор авиация не принимала участия в осаде Вракса. В одночасье сражение за планету распространилось и на воздушную стихию, в которой теперь безраздельно господствовали хаоситы. Израсходовав боезапас, вражеские самолёты исчезли так же внезапно, как и появились. Невзирая на потери, танковые роты неуклонно шли вперёд. К этому времени на горизонте появился первый противник. Стали отчётливо видны яркие вспышки от залпов тяжёлых орудий титанов. Передовые танки схлестнулись с наступающими еретиками, а высадившаяся из «Химер» пехота уже заняла оборонительные позиции и ждала команды открыть огонь. Слева и справа виднелись столбы пыли от приближающихся бронетанковых клиньев еретиков.

Полевую артиллерию отцепили от «Кентавров» и оперативно подготовили к стрельбе. Вскоре по полю боя покатился грохот от залпов счетверённых установок. Вперёд устремились четвёрки снарядов, их небольшие взрывы сливались в один крупный и поднимали облака пыли, которые быстро загородили обзор командиру-криговцу.


Боевой состав сторон-участников осады Вракса

Вражеские силы на Враксе, около 841823.М41


Враксианские отступники

Последователи Ксафана – 50000 (прибл.)

Гарнизон – 10000 (прибл.)

Рабочие корпусы – 1,5 миллиона (прибл.)

Силы Планетарной Обороны – 500000 (прибл.)

Ополчение – 1,5 миллиона (прибл.)

Фратерис Милиция – 250000 (прибл.)

Прочие враксианские отступники – 1 миллион (прибл.)


Легионеры Экскоммуникат Трайторис

Банды космодесантников Хаоса – 11 опознанных банд (численность неизвестна)


Группировки Пожирателей Миров

Собиратели Черепов

Освящённые

Берсереры Скаллатракса


Группировки Гвардии Смерти

Повелители Разложения

Порченые

Апостолы Заражения

Чистка


Группировки Железных Воинов

Стальное Братство


Прочие независимые группировки

Безбожники – банда Альфа-Легиона под началом Аркоса Безбожника

Чёрное Братство Эйреаса – вероятно, группировка Чёрного Легиона

Адхароновы Грабители


Прочие силы отступников

Прочие силы еретиков – 500000 (прибл.)


Корабли флота предателей (опознанные в системе Вракса)

«Сердце анархии» – тип «Разоритель»

«Кровавая заря» – тип «Стикс»

«Падшее солнце» – тип «Бойня»

«Феррум Инвиктус» – тип «Опустошение»

«Кровопийцы» – тип «Иконоборец»

«Обрекатели» – тип «Язычник»

Вооружённые транспорты – вооружённые транспорты

«Бич Ахарона» – тяжёлый транспорт


+++ Составлено штабом 88-й осадной армии Имперской Гвардии, Фракиец-Примарис, Фракийский субсектор, сектор Скарус +++

+++ Предназначено:

Сегментум Обскурус

Департаменто Муниторум

Штаб оперативного командования на Кадии +++


С данного момента приходилось полагаться только на вокс-передатчики. На передовой, похоже, враг смял позиции пехоты, и дымящиеся остовы «Химер» дополнили гнетущий пейзаж. Тем временем титаны пристрелялись и теперь собирали с имперцев кровавую дань. Коричневые столбы пыли превращались в синевато-чёрный дым, когда машины уничтожались сокрушительной мощью турболазеров, гатлинг-бластеров и пушками «Вулкан». Хоть танки и вели ответный огнь, но их снаряды легко останавливались пустотными щитами титанов. Даже со сверхтяжёлыми «Теневыми мечами» и «Грозовыми клинками» битва была неравной. Один из «Теневых мечей» вышел на позицию для стрельбы, однако не смог пробить пустотные щиты. Ответный залп турболазера повредил главный калибр, а секунду спустя серия попаданий пришлась по моторному отделению и башне, тотчас испепелив командный экипаж. Выжившие танкисты в спешке покинули машину и кинулись наутёк, поскольку полностью заряженные конденсаторы могли рвануть в любой момент. По всему полю боя уже рвались сотни танковых снарядов, воздух прорезали лучи лазпушек, а вскоре к ним присоединилась и артиллерия.

С левого фланга к сражению присоединились бронетанковые части еретиков. Ведомые массивными, жуткими «Лэндрейдерами», «Хищниками» и «Поборниками» Хаоса, предатели обменивались ударами с «Леманами Руссами». Наступление криговцев уже застопорилось после столкновения с сокрушительной мощью титанов, а непреклонное продвижение космодесантников Хаоса усеяло поле битвы остовами подбитых машин. Битва бушевала более двух часов, становясь всё более ожесточённой, однако поступающие по воксу сообщения указывали на неизбежное — танковая атака провалилась. Противник вновь перешёл в наступление, возглавляли которое марширующие сквозь взрывы и пламя титаны. Контратака 101-го полка была отбита, и над гвардейцами нависла угроза полного разгрома. Поступил приказ начать отступление, и для прикрытия организованного отхода вперёд выдвинулась резервная танковая рота. Из шестнадцати «Леманов Руссов» обратно не вернулся ни один. Всю ночь раненые и покрытые сажей экипажи подбитых танков пытались пробраться к своим через теперь уже вражескую территорию. Тем временем еретики праздновали победу и захватывали оставленные машины, которые в будущем они смогут обратить против имперцев.

Слушая хор голосов в главных воксах, командующие 101-го полка подсчитали столбы дыма, вздымающиеся над полем боя. Пятьдесят два, а сколько ещё скрывали облака пыли, и ведь некоторые машины не загорелись. Потери были чудовищные, особенно в бронетехнике. В целом, имперцы лишились семидесяти танков, включая одиннадцать сверхтяжёлых, а также двадцати семи артиллерийских орудий и пока не подсчитанного числа гвардейцев.


Vraks2014.jpg


Отступления

Поражение 101-го полка означало, что поддерживать кольцо блокады вокруг крепости Вракса было более невозможно. В результате победы еретиков 1-му линейному корпусу было приказано оставить позиции и отойти на запад. Но даже в этом случае у гвардейцев было мало шансов избежать столкновения с надвигающимся на них разрушением. Восточный фланг внутренней линии обороны также пришлось покинуть, чтобы спасти уцелевшие силы. Девятнадцатый полк получил приказ охранять арьергард. Это было равносильно смертному приговору, поскольку гвардейцы окажутся в ловушке между наступающими ордами хаоситов и непреодолимым Демусским разломом. От криговцев требовалось держаться до последнего человека, сформировав очаг сопротивления, который позволит армии перегруппироваться и подготовиться к отражению надвигающейся угрозы. После попадания в котёл полк более не сможет получать снабжение, и враг неминуемо сомнёт его, особенно в случае применения титанов. Подобные жертвы были необходимы для исправления стратегической ситуации — пусть даже и ненадолго.

В 163823 3-й, 5-й и 15-й полки покинули свои траншеи, отправившись на северо-запад и заняв позиции, на данный момент удерживаемые 30-м линейным корпусом. В свою очередь, 30-му также предписывалось отступить и оборудовать оборонительные рубежи на руинах жилой зоны 2. Линия фронта пролегла вдоль служебной дороги, ведущей на юго-восток. Им на помощь были переброшены подразделения 11-го штурмового корпуса для формирования мощного опорного пункта. В движение пришли сотни тысяч людей и машин, в спешке сооружающих новые укрепления по мере приближения безумных орд.

Война с чётко обозначенной линией фронта теперь превратилась в сущий кавардак, в котором гвардейцам приходилось одновременно оборонять несколько направлений от нападений еретиков. Ситуация в восточных секторах стала чрезвычайно изменчивой и непредсказуемой. Даже малые шансы захватить крепость Вракса в означенные планом кампании сроки были утеряны навсегда.

Потребуются серьёзные усилия только для того, чтобы осада Вракса не закончилась катастрофическим разгромом.


Осадное орудие «Медуза», сохранившее камуфляжную схему и порядковый номер со складов Вракса. Машина была найдена уничтоженной в секторе 46-55.


Захваченная «Химера» с мультилазером. Обратите внимание, что повреждённую панель закрыли латкой.


«Химера» с тяжёлым огнемётом. Смысл рунической надписи неизвестен.


«Малкадор» типа «Аннигилятор», встреченный в ходе контратаки в секторе 54-46. Как и многие другие враксианские машины, этот танк по-прежнему выкрашен в имперскую камуфляжную схему, по всей видимости, отправившись в бой прямо из своего ангара.


Тяжёлый танк «Малкадор». Машина недавно выкрашена в базовый цвет, и не имеет никаких дополнительных отметок.


Тяжёлый танк «Малкадор» с рунами Нургла. Эта машина получила (и выдержала) прямое попадание из мелтагана. Скорее всего, этим выстрелом ему разрушило ходовую часть. Впоследствии обездвиженный танк эвакуировали, а гусеничные ленты и колёса заменили новыми.


Дредноут Хаоса, служащий богу Крови Кхорну. На нём символ Пожирателей Миров, однако этот предавший легион перестал существовать как единая боевая структура и распался на множество меньших банд. Дредноута заметили в рядах Собирателей Черепов под началом Жуфора Кровавого Налетчика. Обратите внимание, что он оснащён двумя орудиями ближнего боя, спаренными комбиболтерами и ракетной установкой «Разоритель».


Штурмовая капсула «Клешня смерти» банды Собирателей Черепов.


Штурмовая капсула «Клешня смерти» банды Порченых.


Глава девятая: На грани поражения

На службе Императору корпусы смерти заплатят любую цену.


Лорд-маршал Арним Кагори


Новое командование

Известия о сложившемся на Враксе опасном положении достигли ставки на Кадии, а конкретно ушей лорда-милитанта Обскуруса и его советников. Из своего огромного командного центра он мог наблюдать и оценивать стратегическую ситуацию по всему сегментуму. Человек, обладающий невообразимым могуществом, властью над тысячами армий, и имеющий прямую связь с Верховными лордами Терры, именно он со своим штабом утвердил решение осадить Вракс и назначил лордом-главнокомандующим Зёлка. Теперь на тех же самых людей легла задача по исправлению сложившегося положения. Первой рекомендацией ведущего следствие префекта Истара Орнуса было заменить весь состав командования 88-й армией. Они подвели Императора, не исполнили свой долг и впустую растратили колоссальные ресурсы, предоставленные Департаменто Муниторум.

Вести о неминуемой отставке мало повлияли на судьбу Зёлка. Он был спокоен и уверен, прекрасно осознавая, что человек его статуса и социального положения не может впасть в опалу. Зёлк уже был выбран на руководящую должность при штабе 7003-й армии Имперской Гвардии, собирающейся для противодействия многочисленным нападениям орков под водительством Большого Деспота Дрегрука. Всю тяжесть последствий от неудач командования было суждено ощутить подчинённым Зёлка. Не успевшие подать прошения о переводе угодили в штрафные легионы или отправились на фронты Восточной окраины, где велась борьба с вторжениями тиранидов. Для большинства это было равносильно смертному приговору, поскольку немногие могли похвастаться тем, что пережили столкновение с Великим Пожирателем.

С изменением командной структуры 88-й армии образовался вакуум власти. Кому будет суждено вести эту войну? Многие пожелали воспользоваться провалом кампании. На Сан-Арторусе кардиналы-астра сектора заявили, что неудача на Враксе постигла войска вследствие ослабшей веры в Императора. Целью кампании должно стать освобождение осквернённой базилики святого Леониса и спасение его мощей от поругания. Архиеретик Ксафан был одним из представителей духовенства, и если кому и предстоит свершить над ним суд, то только армиям самой Экклезиархии. Они предоставят войска для стабилизации положения на планете, но лишь с условием назначения собственного командующего. Это заявление поддержал конклав Скаруса Ордо Еретикус, который изъявил готовность выслать своих инквизиторов в качестве командиров. Инквизиция распространит власть на 88-ю осадную армию и заберёт себе все руководящие должности. Это был могущественный альянс, и в разгоревшейся борьбе за пост командующего 88-й армией плелись отчаянные интриги. Оставшиеся на Враксе имперские силы стали больше походить на приз, который многие стремились прибрать к рукам.

Однако Департаменто Муниторум такой расклад совершенно не устраивал. Осадная армия должна оставаться под контролем Администратума, ведь именно их линии снабжения и ресурсы позволяли войскам функционировать. Префект Орнус предупредил, что если они не смогут назначить своего командующего, то приоритет кампании будет пересмотрен. Очевидно, что кто бы не получил пост лорда-главнокомандующего, победить без полной поддержки Департаменто Муниторум было практически нереально. Внезапно выяснилось бы, что поток жизненно важных материалов усох до ручейка, а новые полки с Крига перенаправлены на иные поля сражений.

Как верховный командующий, лорд-милитант Обскуруса счёл своим долгом и правом подыскать замену даже несмотря на сыпавшиеся на него со всех сторон петиции. На его долю выпала нелёгкая задача умиротворить все партии. В конце концов он оставил за собой право назначения главнокомандующего войсками, и позволил наиболее ярым оппонентам найти подходящие кандидатуры на штабные должности. Из-за множества недовольных подобным исходом от 88-й армии потребуют немедленно переломить ход кампании. Лоббисты Экклезиархии наседали и приостановили поддержку до тех пор, пока их влияние не окажется достаточным для размещения своей военной мощи.

Главнокомандующим, которому выпала сомнительная честь испить из ядовитой чаши, стал маршал Арним Кагори, бывалый вояка с впечатляющим списком побед. Находясь уже в летах, он, тем не менее, был сочтён достойной кандидатурой на пост руководителя 88-й армией. Подобно своему предшественнику, он был аристократом и происходил из древней династии военных. Среди его многочисленного окружения имелся личный капеллан, что свидетельствовало об истовой вере в Императора. Также Кагори придерживался строгих взглядов относительно ведения войны. Прежде он командовал 13-м Палладиевым полком во время долгой осады улья Тетис. Именно победа в данной кампании дала ему необходимые знания и умения для ведения сражений на Враксе.

После организации штаба первой задачей маршала Кагори стал сбор мощной группировки для помощи погибающим на Враксе полкам. Требовалось оперативно пробить вражескую блокаду и доставить ресурсы с подкреплениями на поверхность планеты, после чего восстановить линии снабжения, жизненно важные для окончательной победы 88-й армии.

Назначение нового главнокомандующего радикально изменит подход Империума к осаде Вракса. По мнению Кагори, осада затянулась непозволительно долго. Пришло время собрать силы в кулак и окончательно сломить сопротивление еретиков. Осадные полки проделали хорошую работу, измотав и обескровив противника, теперь же свежие армии и новые методы ведения войны добьют врага.

В итоге начался сбор деблокирующей группировки. Первым делом помощи запросили у мира-кузницы Люций. Эта могучая планета имела тесные связи с Кригом и предоставляла изрядную часть военных ресурсов для осады. Для противостояния чудовищной угрозе, исходящей от вражеских титанов, требовалось призвать богомашины Легио Асторум — Бегущих-в-Варпе. Почтенные правители Люция дали своё согласие. Боевая группа титанов выдвинется на Вракс и обеспечит огневую поддержку осадным полкам. Только они смогут дать отпор легионам Хаоса. В недрах мира-кузницы вновь начали подготавливать к грядущему сражению могучих машин войны. Проводились священные церемонии, принцепсы и экипажи получали инструкции и благословения. В жертву приносились экзотические животные, а их кровью обмазывали ступни титанов, символизируя кровь врагов, что величественные машины прольют к ногам Императора. После окончания положенных ритуалов титаны погрузились на транспортники и отбыли на Вракс.

Далее, корпусам смерти требовались человеческие ресурсы, дабы возместить потери. Для этого с Крига вновь были набраны полки гвардейцев. Солдаты, а особенно специальные инженерные роты, понадобятся в самое ближайшее время и в огромном количестве. К арсенальному миру отправились новые люди, орудия и танки.

Имперский Флот пришлёт корабли охранения для защиты деблокирующего конвоя, а также передаст под начало 88-й армии по эскадрилье истребителей и бомбардировщиков. Это позволит покончить с господством еретиков в воздухе и предоставит войскам отсутствовавшую ранее возможность нанесения ударов авиацией дальнего радиуса действия. Неспешная битва на истощение переросла в тотальную войну, задействовав практически весь доступный Империуму арсенал.


Последнее сражение 19-го полка

Планы по доставке подкреплений и снабжения не могли облегчить положения 19-го осадного полка. Имперцы были отрезаны, окружены врагом и прижаты к Демусскому разлому, через который невозможно было навести мосты. Гвардейцев оставили на заклание ради спасения остальных полков 1-го линейного корпуса, однако это не приносило утешения запертым в смертельной ловушке криговцам.

Главная роль в уничтожении гвардейцев была отведена слугам Отца Чумы — кошмарным Повелителям Разложения и Апостолам Заражения. Зачумлённые чада Нургла прибыли на Вракс и нашли поле боя более чем комфортным. Уже изувеченная артобстрелом земля была усеяна разлагающимися телами павших, и стала плодородной почвой для любимого оружия последователей бога Поветрий. Загнанному в ловушку 19-му полку судилось ощутить на себе особое внимание Владыки Хворей.

С самого начала войны имперские командующие подозревали наличие у Ксафана запретных вооружений. В давние времена Вракс использовался как безопасное место хранения химического оружия, запрещённого тысячелетия тому назад. По всей видимости, после переворота оно попало в руки кардинала. Это было одной из причин, по которой вести осаду поручили корпусам смерти. Они могли без колебаний выдержать применение противником оружия массового поражения. Львиную долю запасов составлял токсин под названием Триметилин-Фталоксик-Тетрий, больше известный как ТФ-III.

ТФ-III представлял собой кошмарную комбинацию едких, высокотоксичных тяжёлых газов зеленоватого цвета, которые убивали вдохнувшего менее чем за тридцать секунд, нанося обширные повреждения дыхательной системе. Концентрат ТФ-III разъедал кожу с мясом до костей за считанные минуты, а в более высоких концентрациях мог расплавить металл и броню. Химические испарения вели себя на поле боя крайне изменчиво и почти не поддавались контролю, однако при умелом применении являлись сокрушительно эффективными.


Следы поражения. Поле битвы усеяно брошенной криговской техникой.


До сих пор кардинал приберегал захваченные запасы химического оружия на «чёрный день», намереваясь применить его когда последняя надежда будет потеряна. Прибытие на Вракс космодесантников Хаоса спасло мятежников, однако вместе с тем ослабило влияние Ксафана в качестве владыки планеты. Новые союзники и не намеревались следовать его приказам. Банды преследовали свои собственные цели, и когда они не совпадали с целями кардинала-отступника, его просто игнорировали. Он полностью утратил контроль над десантниками, которые носились по полям сражений, ища себе славы и добычи.

Даже Аркос, магистр войны Альфа-Легиона на Враксе, не мог повлиять на собратьев, да и особо не стремился. Кем был для него этот жалкий кардиналишка со своим восстанием? Лишь возможностью вершить дела во славу высших сил. Хотя все партии в данном хрупком альянсе и преследовали общую цель — разгром имперских армий, у каждого имелось собственное представление о том, как следует этого достичь. Ксафан теперь прятался в глубине своей крепости, спасаясь от ежедневных артобстрелов и выслушивая доклады порочных советников, главным среди которых был дьякон Мамон, командующий Последователей Ксафана. Кардинал практически не имел представления об истинном положении дел.

По прибытии чумные банды Нургла не ринулись сломя голову в бой, подобно кровожадным кхорнитам. Вместо этого они скопили силы, собрали всех последователей под своими знамёнами и тщательно выбрали первую жертву. Жуткую участь уготовили 19-му осадному полку — десантники Хаоса намеревались провести чудовищный эксперимент над пойманными в ловушку гвардейцами. Эта акция не имела стратегического значения, а была богохульным ритуалом, подготовкой плацдарма. Хаоситы хотели превратить уже пропитавшуюся заразой землю Вракса в зачумлённое святилище болезней и инфекции. Ради этой цели космодесантники силой изъяли запасы ТФ-III и приготовились пустить их в дело. Они покажут смертным последователям Ксафана, что истинной сущностью Вселенной было разложение, и единственным способом выжить было принять Дедулю Нургла.

Первые атаки начались в 711823.М41, но не с предварительного артобстрела. С наступлением холодного рассвета необычное облако окрасило горизонт в зеленоватый оттенок. Плотная волна ядовитых газов планомерно покатилась к траншеям. Часовые криговцев подняли тревогу, лишь заметив приближение неизвестного тумана. Он тяжело и плотно стелился по земле, проникая в каждую воронку и кратер. И вот он добрался до траншей…

ТФ-III обладал ужасным эффектом. Все гвардейцы корпусов смерти были подготовлены вести бой в условиях применения врагом химического оружия. Для подобных ситуаций они были прекрасно обучены и оснащены, однако против кислотного облака противогазы не могли дать защиты. Концентрированная кислота разъедала костюмы и снаряжение. Она плавила броню и поражала металлическое оборудование. В считанные минуты от человека оставался один скелет. Волна ТФ-III начала накрывать линию фронта. Одежда солдат разлагалась на глазах, кожа пузырилась и горела, открывая несчастным гвардейцам истинный ужас химической войны. Неисправность противогаза приводила к мучительной гибели, кислота сжигала дыхательные пути и плавила лёгкие, так что из ртов и носов жертв выплескивалась кровь, а от тел кусками отваливалось мясо, обнажая белые кости. Кое-где ТФ-III был слабее, и обмундирование криговцев выдерживало напор яда, однако в местах с большой концентрацией боевого вещества спастись было невозможно. За несколько жутких минут полегли целые взводы, а на месте гвардейцев остались лишь бурлящие, исходящие паром лужицы разжиженной плоти. Как только передовые линии врага погрузились в беспорядок, хаоситы перешли в наступление.


Танки 19-го осадного полка ведут последний бой под огнём артиллерии.


Над отравленной землёй эхом разнёсся рёв моторов, когда к имперским траншеям устремились ржавые и осквернённые боевые машины чумных десантников. Из зеленоватого тумана вынырнули и немедленно открыли огонь «Носороги», «Хищники» и «Лэндрейдеры». Последователи Нургла перешли в наступление по всей линии фронта, воспользовавшись царившей в рядах гвардейцев неразберихой. Еретики преодолели ничейную землю практически без сопротивления.

Адамантовые и керамитные аппарели сочащихся гноем «Носорогов» с «Лэндрейдерами» откинулись, извергнув из себя раздутых и омерзительных космодесантников Хаоса. Паля из болтеров, проклятые легионеры ринулись к парапетам траншей. Трудно было поверить, что эти чудовища некогда были преданными последователями Императора. Теперь они превратились в гнусные пародии на себя прежних. Разлагающаяся плоть свисала с их прогнившей и покрытой нарывами силовой брони. Вокруг них роились толстые мухи, а в телах копошились черви. Несмотря на гротескный внешний вид, чумные десантники оставались идеально дисциплинированными бойцами, не утратившими ни толики своих навыков. Хаоситы атаковали с безжалостной эффективностью Адептус Астартес, обрушив на имперцев шквал болтерного огня, обеспечившего прикрытие передовым отделениям, которые преодолели последние метры ничейной земли и принялись запрыгивать в траншеи лоялистов.

Как и в случае с берсеркерами Кхорна, даже отменная выучка и высокий боевой дух корпусов смерти не могли тягаться со сверхчеловеческой мощью Гвардии Смерти. Хаоситы казались неудержимыми и невосприимчивыми к урону, зачищая траншеи болтерным огнём с чумными гранатами. Последние разносили в клочья укрытия, разбрызгивая в тесном пространстве бункеров кислоту, токсины и ядовитые испарения. В ближнем бою штыки криговцев не могли пробить, а иногда и просто ломались при ударе о силовую броню еретиков, в то время как слуги Нургла рубили людей проржавевшими ножами, с лезвий которых сочились неизвестные яды. Легионеры-изменники прорубали себе путь вперёд сквозь отчаянно сопротивляющихся гвардейцев. Имперцы отважно сражались до последней капли крови. Ни один другой полк Имперской Гвардии не смог бы оказать такого сопротивления неприятелю, находясь под воздействием отравляющих газов, однако даже корпус смерти не мог долго сдерживать напор нечестивых полчищ. В отчаянии, взводные командиры вызвали огонь артиллерии на себя, и вскоре меж сцепившихся в траншеях лоялистов и хаоситов начали рваться огромные снаряды «Сотрясателей».


Апостолы Заражения шагают в битву сквозь болезненно-зелёные ядовитые испарения.


Отравленные облака начали рассеиваться, открыв взору приближающиеся вражеские шеренги. Через ничейную землю на гвардейцев накатывала вторая волна еретиков, состоящая из враксианских ополченцев, мутантов и прочего отребья. Они шли по пятам космодесантников Хаоса, преодолевая имперскую контрбомбардировку. Вскоре изменники достигли траншей и начали теснить выживших криговцев по всей протяжённости связующих траншей, захватывая вторую линию обороны.

Помощь 19-му полку так и не прислали. Для них было уже слишком поздно что-либо предпринимать, и им оставалось лишь сражаться до последнего человека. Отступать было некуда. Одна за другой траншеи оказывались в руках врага, расчёты полевой артиллерии, израсходовав все боеприпасы, оставляли свои орудия и откатывались назад. Несколько оставшихся вкопанных в землю танков ещё какое-то время вели огонь по приближающейся бронетехнике противника. Под своим колоссальным весом неприятельские машины крушили стены траншей вместе с людьми. Вскоре все криговские танки были уничтожены прицельным огнём лазпушек «Хищников» и «Лэндрейдеров».


Комиссар и знаменосец корпуса смерти

Vraks2027.jpg


1. Униформа

Независимо от того, с каким полком служит комиссар, будь то кригский, кадианский, талларнский или вальхалльский, его форменная одежда остаётся неизменной. Хотя комиссары и не одеваются полностью одинаково и некоторые степени персонализации все же допустимы, все они носят характерную черную парадную форму, черную шинель и высокую фуражку. Вся одежда комиссаров должна быть черной.

Такая характерная униформа выделяет комиссаров на поле боя, как людей, воодушевляющих солдат и командиров. Депортаменто Муниторум настаивает, чтобы полки Имперской Гвардии сопровождались кадровым составом комиссаров, принимающих участие в пропаганде имперского кредо и обеспечивающих лояльность войск. Преданность гвардейцев, вытащенных из увядающих сообществ и безнадёжных планет, а также их вера в сами идеи Империума временами ставится под сомнение и зачастую требует усиления.

Все комиссары сызмальства обучаются в военных школах Схолы Прогениум, вырастая мрачными и деспотичными людьми, чья личная преданность не ставится под сомнение. Как только их суровая подготовка завершается, они назначаются в полки Имперской Гвардии, ведущие бои по всей Галактике, где незамедлительно берутся за дело, мотивируя войска, внушая преданность и поддерживая дисциплину. Комиссар всегда должен оставаться бдительным, чтобы вовремя заметить признаки моральной слабости в солдатах, и, что более важно, в офицерах, а также с подозрением присматривать за каждым приданным полку санкционированным псайкером. Высокопоставленный комиссар обладает достаточным боевым опытом и может даже выполнять функции тактического советника командного штаба.

Униформа данного комиссара-генерала богато декорирована и украшена тесьмой, в соответствии с его высоким званием. Многие комиссары относятся с неодобрением к такой показной роскоши и предпочитают более пуританскую одежду без лишних деталей. Также на его униформе видны знаки отличия как за предыдущие назначения и участия в кампаниях, так и за личную храбрость. Серебряный горжет является знаком долгой службы комиссара-генерала.


2. Оружие

Когда речь заходит о личном оружии, комиссарам предоставляется широкий выбор. Предполагается, что большинство из них командует войсками на передовой и носит силовое оружие и силовые кулаки. Показанный здесь комиссар оставил себе стандартное вооружение, поскольку прикреплен к штабу полка, и ему вряд ли придется лично вести солдат в бой. Он носит саблю и лазпистолет в кобуре. Лазпистолет позволяет комиссару реализовать свои полномочия быстрого наведения порядка. Все комиссары уполномочены высшей санкцией казнить непосредственно на поле боя тех, кого они сочтут отступившими от долга. Основной мишенью станут слабые или некомпетентные офицеры, но возможности комиссара-генерала этим не ограничиваются. Стоит ему почувствовать, что это действительно необходимо, он вправе отстранить с поста командира и принять на себя руководство целым полком.


3. Знаменосец

В полках Крига существует офицерская должность знаменосца. Обычно это младший офицер, которому поручено нести полковое или ротное знамя. Данное назначение считается большой честью и указывает на возможность повышения офицера до более высокого звания. Знаменосцами служат недолго, и предполагается, что офицер вскоре получит продвижение до должности командира эскадрона всадников смерти или взвода на передовой.

Знаменосец носит такую же кирасу, что и бойцы личной охраны старшего офицера, поскольку ожидается, что вместе с ними он будет сопровождать командира как во время проведения церемоний, так и в сражении. Для опознавания на поле боя все они носят красные кушаки.


4. Полковое знамя

Полковое знамя — самый ценный артефакт полка. Это символ его долгой службы Императору, отображающий историю участия подразделения во множестве кампаний. В то время как лишь немногие солдаты-криговцы имеют долгую продолжительность жизни, знамя изнашивается во всех кампаниях подразделения. Оно служит местом сбора и воодушевляет солдат, которые должны быть достойны былых триумфов полка. Подразделения корпусов смерти хорошо известны своим недостаточным вниманием и вообще нездоровым отношением к человеческим потерям и часто используют при декорировании мотивы черепа. Знамя 143-го полка по сути является еще и реликварием, поскольку к нему крепятся черепа прежних командиров, убитых в сражениях, дабы даже после смерти наблюдать за новыми рекрутами. На хвостах знамени вышита история полка — список его сражений и кампаний.


Здесь изображён комиссар-генерал Маф, высокопоставленный политический офицер, приданный 143-му полку и постоянно сопровождающий штаб командования. За ним запечатлён знаменосец 232-165-87509-19-Дсеке.


Токсичная война

Битва не прекратилась даже с наступлением ночи. Командир 19-го, полковник Келед, доложил, что сможет продержаться ещё один день, после чего боеприпасы подойдут к концу, последнюю артиллерийскую позицию захватят, а полк рассеют и уничтожат. Его подчинённые хорошо послужили Императору, сопротивляясь до последней капли крови и сдерживая напор врага на протяжении трёх суток. С присущей им беспощадностью, еретики постоянно применяли в боях химическое оружие. Всех погибших оставляли гнить, зачастую обирая и сваливая в жуткие кучи, где химикаты разъедали их плоть и кости. Раскисшая земля была усеяна зловонными разложившимися трупами, в которых пировали жирные черви. Поля сражений накрыл чёрный саван из роящихся мух.

Связь с 19-м осадным полком прервалась в 735823.М41. Всё закончилось — последний островок сопротивления был смят безжалостным напором чумных десантников и их безумных прихлебателей. За собой слуги Нургла оставили зловонный могильник, полный ядовитых испарений. На дне траншей и воронок скапливался зеленоватый газ. Космодесант Хаоса превратил секторы 61-44 и 62-44 в игровую площадку для тварей бога Разложения. Среди разрушенных траншей и окопов можно было заметить гротескных созданий. Порождения ночных кошмаров ползали и извивались, а в густом тумане бродили паукообразные машины. Отныне эта земля принадлежала чадам Нургла, и их повелитель был доволен.

Наступление Гвардии Смерти было лишь началом, полевым испытанием нового химического оружия. Теперь хаоситы обратили своё гибельное внимание на прочие секторы и подвергли их той же кошмарной участи. ТФ-III применялся повсеместно, и корпусы смерти быстро уяснили, что за газовой атакой всегда следовала атака или рейд. Где бы ни появлялись отряды чумных десантников, они оставляли за собой лишь разрушение и разложение. Где только было возможно, Гвардия Смерти истязала землю планеты своими смертоносными ядами и токсинами.

Это была тщательно выверенная операция. Гвардия Смерти и их союзники не намеревались ввязываться в изнурительную войну на истощение. Их не волновало, выстоит Вракс или падёт. Значение имело лишь одно — останется ли доволен Дедуля учинённым опустошением и осквернением планеты. Слуги Нургла подготавливали плацдарм, заражённую землю, которая станет вторым домом для незримых порождений бога Разложения, готовых нести человечеству свои изощрённые болезни. Это не было войной в том смысле, как её понимали командиры криговцев. Это был колоссальный нечестивый ритуал, торивший путь грядущим кошмарам.


Вторая битва за Вракс

Пока в рядах верховного командования происходили активные перестановки, полковым командирам на Враксе приходилось сдерживать напор еретиков, при этом сохраняя ресурсы и солдат. Все наступательные операции были отменены, поскольку у войск осталась только одна главная задача — выжить. Предатели перехватили инициативу и вели наступления по всему фронту, в то время как корпусы смерти отчаянно пытались сдержать ярость еретиков. Перед имперцами стояла непростая задача разумно расходовать стремительно тающие ресурсы до прибытия подкреплений.

Пока штаб маршала Кагори собирал войска для спасения Вракса, враг поспешил воспользоваться обретённым превосходством. Совместно с новоприбывшими союзниками, еретики принялись атаковать с ещё большей силой. Удары наносились со всех направлений, а из-за ограничения на использование артиллерии ввиду нехватки снарядов хаоситам удалось занять множество криговских траншей. Вскоре в позициях имперцев образовались огромные бреши. Гвардейцы неохотно оставляли позиции, которые в прошлом захватывали ценой большой крови. Почти целый год 88-я армия отступала и терпела поражения от воспрянувших духом повстанцев. Когда запасы обмундирования, провизии и людских ресурсов начали подходить к концу, казалось, что разгром неминуем.

Впрочем, маршал тоже не сидел без дела, и к 084824.М41 его флот был готов взять курс на Вракс. Во флотилию вошли транспорты со снабжением и свежими войсками, а также бесценный перевозчик титанов Легио Асторум под защитой мощной флотилии кораблей сопровождения. Поражение в первой битве за Вракс преподало Империуму суровый урок, и боевой флот Скаруса не собирался вновь наступать на старые грабли, к тому же присутствие в звёздной системе хаоситского линкора представляло собой огромную опасность.

Первым делом боевой флот Скаруса выслал в систему Вракса разведгруппу. Эсминцы типа «Кобра» из эскадры «Итика», самые быстрые корабли во флоте, должны были выследить вражескую группировку и узнать её силу. По прибытии на место три эсминца обнаружили только дрейфующие остовы и обломки кораблей, оставшиеся от предыдущего сражения, однако противника так и не встретили. Разведчики вернулись и доложили, что всё спокойно.

Куда же исчезли вражеские космолёты? Где «Сердце анархии»? Линкор мог ещё находиться в системе, притаившись среди дальних астероидных полей, поэтому внезапную атаку не стоило сбрасывать со счетов. Двум крейсерам типа «Лунный», «Граф де Валль» и «Генерал Диан», было поручено защищать конвой вместе с эскадрильей из восьми фрегатов типа «Меч». Боевой флот Скаруса вошёл в звёздную систему, готовый начать вторую битву за Вракс.

Неспешно, с максимальной осторожностью и по тщательно просчитанному курсу конвой направился к планете. Первым шёл «Граф де Валль», а в арьергарде прикрывал «Генерал Диан». На протяжении первых нескольких дней вражеские корабли ничем не выдавали своего присутствия. Позади остались опасные астероидные поля, откуда флот ждал основных проблем. Имперцев не побеспокоили, даже когда они миновали Вракс Терциус. Вероятно, хаоситы разлетелись в поисках более богатой добычи, или же вернулись в свои логова в туманностях близ Ока Ужаса.

В действительности, большая часть флота хаоситов и вправду рассеялась. Выиграв сражение, налётчики жаждали новой добычи и новых побед. Однако «Сердце анархии» осталось, дожидаясь, подобно гигантскому хищнику, ничего не подозревающих жертв. Конвой приближался, и линкор изменников был готов свершить прыжок.

Отключив большинство систем, и укрывшись среди дрейфующих остовов, «Сердце анархии» вместе с кораблями сопровождения оставались невидимыми. Когда имперцы подошли достаточно близко, хаоситы нанесли удар.

Могучие плазменные реакторы линкора взревели, и энергия заструилась по древним кабелям подобно тёплой крови. Плети надсмотрщиков погнали рабов к орудиям. Энергетическая сигнатура линкора Хаоса вспыхнула на авгурах всех имперских кораблей, и под вой сирен люди поспешили занять свои боевые посты. «Сердце анархии» уже находилось на огневой позиции, тогда как имперские капитаны только-только выводили двигатели своих космолётов на самую полную мощность. Первый залп линкора имел опустошительные последствия. Прямые попадания превратили два судна сопровождения в расширяющиеся облака обломков и космической пыли. Щиты «Графа де Валля» надрывались под ударами лазерных батарей, а второй залп уничтожил ускорители правого борта и маневровые двигатели. Один из транспортников снабжения, загруженный топливом и боеприпасами, получил серьёзные повреждения и отправился в дрейф.

Имперский флот отреагировал на внезапное нападение из засады со всей доступной экипажам скоростью. Ответные бортовые залпы с «Графа де Валля», поначалу редкие, постепенно набирали мощь. «Генерал Диан» совершил резкий разворот и выпустил веером торпеды, после чего устремился к вражескому линкору. Когда крейсеры вступили в схватку, транспортники на максимальной скорости направились к Враксу, стараясь держаться под защитой конвойных судов. Имперские капитаны самоотверженно прикрывали собой драгоценные транспортники, принимая огонь хаоситов. Этот храбрый жест дорого стоил лоялистам — под яростными залпами «Сердца анархии» быстро пали ещё два корабля.

Два крейсера вышли на оптимальные позиции для ведения огня и, хоть мощь линкора Хаоса и была велика, но игнорировать два капитальных корабля он себе позволить не мог. «Сердце анархии» развернуло все орудия в сторону новых противников, получая множественные попадания имперских торпед. Внутри линкора вспыхнули пожары, и стали видны взрывы — чудовище удалось ранить.

Но ярость раненого зверя была воистину кошмарна. Лэнсы и макропушки обрушили всю свою мощь на лоялистские крейсеры. «Граф де Валль» оказался в самом сердце огненной бури, содрогаясь от каждого попадания. Корабль объяло пламя, вырывающееся в пустоту из множества разгерметизировавшихся отсеков. «Генерал Диан» подошёл достаточно близко и дал по еретикам залп из всех стволов. Кому судилось выстоять? Чья воля продолжать ожесточённую баталию будет сломлена?

Повреждённое и упустившее свою добычу, теперь со всех ног удирающую к Враксу, «Сердце анархии» начало выход из боя. Своим внезапным ударом линкор хаоситов уничтожил четыре имперских судна сопровождения и нанёс смертельную рану крейсеру «Граф де Валль». На подбитом корабле нижние палубы были забиты трупами погибших на боевых постах канониров. Однако ужасная участь «Графа де Валля» не ослабила решимости «Генерала Диана», который стойко держался под бортовыми залпами «Сердца Анархии». Имперский крейсер обрушился с фланга на линкор Хаоса, в недрах которого теперь тоже бушевали пожары. Решив не рисковать своей шкурой попусту, древний левиафан под охраной двух эскортов отступил, спешно скрывшись среди множества дрейфующих обломков. «Генерал Диан» мог бы начать преследование, но в этом случае оказался бы один на один с сильным врагом, и вместо этого крейсер отправился на подмогу терпящему бедствие «Графу де Валлю». Шансов спасти и восстановить корабль не было, столь большим оказался нанесённый еретиками урон, поэтому капитан отдал экипажу приказ покинуть судно, бросив его на растерзание пожарам. Они будут пожирать корабль на протяжении ещё многих недель. Выживших переправили на «Генерала Диана», а истерзанный остов имперского крейсера присоединился к растущему вокруг Вракса кладбищу звездолётов. Исполнив свою задачу, «Генерал Диан» вновь взял курс на арсенальный мир.


Танковая атака врага! «Леман Русс» типа «Покоритель» и тяжёлый «Малкадор» движутся в контрнаступление по распаханной взрывами ничейной земле. Подобные локальные удары разрезали фронт криговцев, вынуждая их отходить.


Высадка на планету

Транспортники едва избежали гибели, однако благодаря своей отваге и бесстрашию два крейсера спасли положение, а возможно и всю кампанию на Враксе. Большая часть ресурсов и все титаны успешно высадятся на планету. «Сердце анархии» всё ещё являло собою угрозу, однако было серьёзно повреждено и не отважилось бы на новую лобовую атаку.

Конвой прибыл на орбиту Вракса и начал выгрузку. Вскоре тысячи солдат, сотни танков, сотни тонн боеприпасов, горючего и прочего оборудования были переправлены на поверхность и подготовлены к немедленной доставке на линию фронта. Среди множества транспортников посадку совершил один огромный корабль. Его колоссальные двери распахнулись настежь, и на землю Вракса ступили имперские титаны. По выдвинувшимся аппарелям сошли «Гончие» и «Разбойники» боевой группы Легио Асторум под командованием Ранда Драуки, старого и почтенного верховного принцепса. Под поступью богомашин затряслась земля, когда они сделали свои первые шаги по новому полю сражения. Всего на Вракс прибыло двадцать два титана, все украшенные почётными знаменами, имперским орлом и символом своего легио — чёрным затмением. Надо всеми возвышались десять огромных и внушительных «Разбойников», впереди которых следовали двенадцать «Гончих». Боевая группа была готова вновь сойтись в смертельной схватке с титанами Хаоса и продолжить древнюю войну, тянущуюся уже более десяти тысяч лет — с того самого момента, как многие легио титанов примкнули к Гору и восстали против власти Императора. С тех пор лоялисты и изменники не раз сходились в эпических сражениях мощнейших машин войны в Галактике, и Враксу судилось стать ареной для ещё одной подобной схватки.


Спасение от гибели — Наступление Кагори

Несмотря на истребление 19-го полка, маршал Кагори продолжал планировать новое крупное наступление, которое позволило бы сокрушить внутреннюю линию укреплений еретиков. После длительного и тяжёлого периода оборонительных сражений, 88-я армия ежедневно получала подкрепления и пополняла истощившиеся запасы. Каждому полку были определены цели для атак по всей линии фронта. Отныне гвардейцы не станут довольствоваться лишь удержанием траншей — они выбьют врага и перенесут боевые действия на его территорию.

К наступлению подобных масштабов готовились тщательнейшим образом. Гвардейцев надлежало распределить по боевым ротам и снабдить всем необходимым, а также накопить запасы топлива, боеприпасов, провианта и прочего жизненно необходимого оборудования. Денно и нощно целые полки с батареями орудий перемещались на позиции, а командующие разрабатывали планы атаки, ведения артиллерийского огня, расположения резервов и ещё миллион деталей, необходимых для успеха операции.

Наступление Кагори, как оно стало именоваться в войсках, должно было начаться в 249825.М41. Главной задачей ставился возврат всей отданной еретикам в 078823.М41 территории, прорыв внутренней линии защиты и стремительный бросок к стенам Цитадели. План был крайне амбициозен, и понадобился почти год на приведение потрепанных осадных полков в боеспособное состояние. Это наступление должно было стать первым смелым шагом маршала на пути к победе в войне.

Главным решением штаба Кагори станет размещение на поле боя боевой группы титанов. Хотя субординация не позволяла ему напрямую отдавать приказы принцепсам Легио Асторум, регулярные доклады Кагори лордам мира-кузницы Люций повлияют на все принимаемые ими решения. В конечном итоге, после анализа сложившейся ситуации, было решено, что все титаны поддержат наступление в секторах, удерживаемых 12-м линейным корпусом. «Разбойники» с «Гончими» окажут огневую поддержку четырём осадным полкам: 143-му, 148-му, 150-му и 158-му. Также им будут помогать части 8-го штурмового корпуса, в том числе сверхтяжёлые танки.

Первая стадия плана включала в себя продолжительную артиллерийскую подготовку, для чего к линии фронта требовалось доставить огромное количество боеприпасов. После возвращения контроля над звёздной системой новые конвои снабжения прибывали еженедельно, и постепенно на позициях криговцев накопились миллионы снарядов. Безжалостная бомбардировка продлится несколько недель, прежде чем первый солдат поднимется из траншеи.


Окутанные кислотным туманом последователи Нургла не только уничтожали врагов, но и отравляли саму поверхность Вракса.


Обстрел неприятельских позиций продолжался строго по расписанию, предваряя начало главной фазы плана Кагори. Безостановочно проносившиеся над головами снаряды мешали перемещениям вражеских подкреплений и разрушали линии снабжения. В последние дни перед началом операции батареи перенесли огонь ещё дальше, увеличив интенсивность обстрела. К этому времени от непомерной нагрузки стволы орудий уже раскалились добела.

Наконец, в 249825.М41, приготовления закончились. В передовых траншеях штурмовые роты, примкнув штыки, ожидали приказа к атаке. По всей ничейной полосе снаряды вздымали фонтаны земли и превращали вражеские траншеи в адскую преисподнюю. Внезапно не прекращавшийся неделями грохот стих, и на поле боя воцарилась удивительная тишина.

В секторе 54-46 полковник Тайран из 143-го полка вместе со знаменосцем, несущим штандарт подразделения, присоединился к своим солдатам. В означенное время полковник отдал приказ выпустить единственную сигнальную ракету красного цвета, и та взвилась в серое небо Вракса подобно кровавой звезде. Оператор главного вокса передал всему полку кодовое слово, дав сигнал к началу наступления. Время пришло.

Как и тысячи раз до этого, гвардейцы выкарабкались на парапеты и понеслись через испещрённые воронками поля смерти ничейной земли. Вслед за ними выдвинулись «Леманы Руссы» и «Махарии». Батареи миномётов ударили по вражеским артиллерийским позициям дымовыми и фугасными снарядами. Верховный принцепс Ранд Драука, ожидающий на командном мостике своего «Разбойника», именуемого «Преторианец», получил сообщение о начале наступления. Соединённый с когнитивной логис-системой титана посредством мыслеимпульсного устройства, Драука передал беззвучные инструкции. Могучие поршни титана пришли в движение, и колоссальная боевая машина направилась вперёд гигантскими шагами. Остальные титаны Легио Асторум последовали за своим предводителем.

По всей протяжённости фронта 12-го линейного корпуса повторялся один и тот же сценарий. Пехота с танками прорывались сквозь вражеский оборонительный огонь и превратившуюся в трясину почву к зарослям колючей проволоки, траншеям и бункерам еретиков. Танки накрывали противника фугасными снарядами и подавляли очередями из тяжёлых болтеров и стабберов. Артиллерия возобновила обстрел вражеских позиций, перенеся огонь на дальние укрепрайоны. Сражение вступило в новую силу.

В первые часы казалось, что сражение развивается по старому сценарию — и с такими же результатами. Тяжёлые потери при мизерных достижениях. Однако на фронте 12-го линейного корпуса наступление развивалось хорошо. Тысячетонные богомашины крушили всё на своём пути. Обрушив на еретиков всю свою огневую мощь, Легио Асторум расчищал путь для гвардейцев. В секторе 54-45 враг контратаковал силами пехоты и бронетехники, в результате чего посреди ничейной полосы разгорелась ожесточённая рукопашная. Танки горели, но им так и не удалось замедлить неумолимое продвижение Драуки. Через некоторое время в небесах появились «Громы», сбрасывая бомбы и поливая противников очередями из автопушек. Передовые траншеи еретиков пали, и теперь пехотные взводы криговцев вместе с гренадёрскими отделениями по мере продвижения зачищали последние очаги сопротивления. К концу первого дня 158-й полк вернул под контроль всю потерянную в результате контрнаступления изменников территорию. Прочие полки, которых поддерживали титаны, также доложили об успехах. Ближе к ночи богомашины отошли в защищённые лагеря, а на позиции для завтрашнего наступления подтянулись свежие пехотные подразделения и бронетанковые части.


Титан «Преторианец» типа «Разбойник» первым нанёс удар по врагу в ходе наступления Кагори.


По всей Ван Мирсландской пустоши войска сообщали о победах и неудачах. Некоторые отступили под шквальным огнём противника или в результате контрнаступления еретиков. Где бы не появлялись космодесантники Хаоса, гвардейцы терпели поражение. Пятый полк понёс тяжёлые потери от химического оружия, и, в качестве ответных мер, запросил разрешение ответить хаоситам аналогичным образом. Вопреки советам многих офицеров, маршал Кагори дозволил применение химического оружия по изменникам. Артиллерия 5-го полка вскоре устлала землю ещё большим количеством токсинов. Они и не подозревали, что даже несмотря на вражеские потери, играли на руку Тёмным богам.

Второй день наступления начался с воздушных баталий, только на этот раз противник принял контрмеры и над полем боя сошлись в яростной схватке «Громы» с «Адскими клинками». В секторе 57-48 пара стремительно прошедших волн «Мародёров» сбросила на траншеи еретиков свой смертельный груз. При столь мощной воздушной поддержке 468-й полк продвинулся особенно далеко, и маршал Кагори отметил необходимость в дальнейшем увеличить количество бомбардировщиков Имперского Флота при проведении войсковых операций.

Титаны Драуки двинулись сквозь молнии разрастающейся вокруг них бури навстречу новой битве. «Преторианец» быстро уничтожил одиннадцать вражеских танков, спешивших на помощь собратьям. Ракетами, гатлинг-бластерами и лазерами имперская машина войны превратила вражескую колонну в раскуроченные куски железа. Как только орудийный модерат доложил о ликвидации целей, авгуры «Разбойника» засекли приближении титанов Хаоса. Понеся тяжёлые потери за день до этого, противник решил на сей раз остановить наступление имперских махин мощью Легио Вулканум. Верховный принцепс отдал новые приказы, согласно которым вражеские титаны объявлялись приоритетными целями. «Разбойники» и «Гончие» сошлись в смертельной дуэли, не обращая внимания на бушующее у них под ногами танковое сражение.

Пустотные щиты мерцали и вспыхивали под напором массированных залпов турболазеров и пушек «Вулкан». Вскоре кончились ракеты. Боезапас гатлинг-бластеров иссякал по мере того, как шестиствольные орудия изрыгали снаряд за снарядом. Плазменные реакторы надрывались от колоссальной нагрузки — техножрецы с сервиторами трудились не покладая рук, дабы перенаправить дополнительную энергию к пустотным щитам и оружейным системам. Равные в бою титаны рвали друг друга на части, сотрясаясь от ударов и круша броню. Первым пал «Инвигила Альфа». Сближаясь с противником, «Разбойник» угодил под ураганный огонь мегаболтера «Вулкан», способного за минуту обрушить на врага тысячи снарядов и за свой рёв получившего среди экипажей титанов прозвище «смех дьявола». Перегрузка вырубила пустотные щиты «Инвигилы Альфы», и прежде чем техножрец успел запустить генератор для подачи дополнительной энергии, машина получила прямое попадание в командирский мостик. Раскалённый заряд проплавил толстую броню с защитными экранами и в мгновение испепелил экипаж. Мыслеимпульсные связи разнесли предсмертные вопли модератов и принцепса по когнитивной системе титана. Лишившись управления, «Разбойник» застыл на месте с ещё поднятыми, но теперь уже замолчавшими, орудиями. Враг накинулся на беззащитного титана, осыпая всё новыми и новыми ударами. Единственный выживший техножрец не мог покинуть свою гибнущую машину, и просто упал на колени, читая молитву. Даже под шквальным огнём еретиков «Инвигила Альфа» продолжил стоять, подобно безмолвному стражу возвышаясь над полем боя. Тут богомашина останется до самого конца войны, превратившись в диковинную часть ландшафта средь бесплодных равнин. На Люции колокол отзвонит панихиду по павшей махине, а также по каждому сражённому на Враксе титану.

Титаны вели битву весь день, а среди траншей наступали и откатывались под ударами врага гвардейцы. Без прямой поддержки гигантских машин наступление развивалось плохо, и по всей линии фронта разгорелись тяжёлые бои. На исходе второго дня, когда титаны отступили в тыл, выяснилось, что криговцы отвоевали удручающе мало вражеской территории. В подобном же ключе пройдут третий и четвёртый дни наступления Кагори.

На пятый день боёв обе стороны уже понесли огромные потери. Уставшие солдаты в серых шинелях собрали боеприпасы с провизией, готовясь к ещё одному дню в мясорубке. Из всех полков, 143-й особенно глубоко вклинился в оборону еретиков в секторе 54-45, и именно здесь было решено сконцентрировать усилия боевой группы титанов. Небольшую брешь можно было расширить, но даже если этот план не увенчается успехом, операция отвлечёт внимание титанов Хаоса от прочих участков фронта, что позволит Имперской Гвардии более успешно вести наступления.

После перевооружения и спешного ремонта титанов мастерами Адептус Механикус, Драука вновь повёл боевую группу в гущу сражения. «Разбойники» с «Гончими» двинулись на еретиков, ступая меж стройных колонн танков и пехоты сквозь возобновившийся огонь вражеской артиллерии. Спустя пять дней ожесточённых боёв силы еретиков были на исходе. Изменники потеряли много людей и снаряжения в первые дни битвы, и теперь последствия ощущались по всему фронту. Титаны Хаоса также понесли потери, и лишь их устрашающее присутствие сдерживало напор разъярённых имперцев. Столкнувшись с численным превосходством, потрёпанные трехдневным сражением машины Легио Вулканум наконец отступили для перегруппировки. Без их поддержки повстанцы не могли выстоять против сокрушающей мощи Легио Асторум. Сосредоточив огонь батареи «Василисков», еретики сумели свалить с ног одну «Гончую». Могучая махина рухнула в грязную трясину Вракса, однако это был единственный успех бунтовщиков. Некоторые еретики дрались с яростью фанатиков, но воля к сопротивлению у многих солдат была сломлена «титановым шоком», и теперь они спасали свои шкуры в паническом бегстве. Окрылённый успехом 143-й полк устремился вперёд, и к погоне присоединились танки вместе с всадниками смерти 8-го штурмового корпуса. На следующий день внутренняя линия обороны еретиков была прорвана, и в брешь неудержимым потоком хлынули свежие танковые колонны. Наконец-то Имперская Гвардия добилась успеха! Наступление Кагори разорвало пояс укреплений, и теперь лоялисты постепенно подходили к куртине Цитадели. Успех маршалу принесли титаны.

Тем не менее, в отличие от прорыва внешней и второй линий обороны, на этот раз враг не оставил свои позиции. Прилегающая к стене территория больше не была пустынной равниной. За годы изнурительной осады повстанцы соорудили там лабиринт траншей и огневых точек. Конечно, об укреплённых укрытиях и тщательном планировании настоящей оборонительной линии речи не шло, однако еретики были решительно настроены драться за каждый клочок земли. Командующие изменников понимали, что они не могут себе позволить просто взять и отойти на стены Цитадели. Сражаться предстояло за каждый метр, поскольку вскоре отступать уже будет некуда. Таким образом, в этот раз не произошло решительного прорыва и стремительного наступления лоялистов. Имперская Гвардия медленно прогрызала себе путь вперёд, отбиваясь от ежедневных контратак и уничтожая оставшиеся отряды смертников. Однако в секторе 54-45 сила бунтовщиков иссякла, и 143-й полк остановил своё продвижение лишь когда вышел за зону досягаемости имперской артиллерии и до пределов растянул линию снабжения. Титаны были отведены с линии фронта в резерв для обслуживания. Они переломили ход наступления. С Люция ожидалось прибытие замены для павших титанов — четыре «Разбойника» и семь «Гончих». По оценкам, в сражении погибло около дюжины титанов Хаоса, а это означало, что верховный принцепс Драука мог с честью вернуться в родной мир-кузницу.

Прорыв к куртине ещё не был завершён, но маршал Кагори уже планировал следующую фазу операции. На пути к победе был сделан огромный шаг вперёд, и исход осады Вракса более не вызывал сомнений. Враг был разгромлен, а с Крига уже прибывали свежие подкрепления. Повстанцы не могли восполнять свои потери, и Кагори понимал — война на истощение благоприятствовала осаждающим.

Наконец 88-я осадная армия могла заявить, что Империум вновь побеждал на Враксе.


Офицер корпуса смерти

Vraks2032.jpg


1. Униформа

Офицер-криговец носит нестандартную униформу. Подобное проявление индивидуальности не приветствуется в полках Крига, поскольку идеологическая программа подготовки требует от солдат пожертвовать собственной индивидуальностью во имя великих целей корпусов смерти и самого Императора. Но уставы Департаменто Муниторум, определяющие экипировку полков Имперской Гвардии, требуют, чтобы офицеры, которые ведут и вдохновляют бойцов на поле боя, выделялись из рядового состава. Именно поэтому униформа полковника превосходно скроена из качественной ткани и сшита по индивидуальной мерке. Его шинель изготовлена из первосортной кожи мукаали.

Обувь офицера — высокие сапоги для верховой езды, выпускаемые для всадников смерти. Их ценят за высокое качество и удобство, в отличие от низких походных ботинок пехоты. Без сомнения, полковник сохранил сапоги со времен службы в отряде всадников смерти. Для опознавания на поле боя офицер, а также солдаты охраняющего его подразделения, носят красные кушаки.

Криговских офицеров отбирают по достижениям и способностям во время основного курса подготовки. После его окончания они должны пройти дополнительный интенсивный курс. Большинство отбирают из солдат, уже определённых в эскадроны всадников смерти, и именно поэтому командиры часто имеют духовное родство с кавалеристами Крига. После направления в действующие войска младшие офицеры, обычно бывшие вахмистры или всадники смерти, переходят в разряд запасных офицеров.

Полковник носит лёгкий противогаз. Ввиду небольшого размера регулятора и, соответственно, кратковременности ресурса работы, данный тип противогаза выдаётся, в основном, штабным офицерам, которые и так большую часть времени проводят в герметичном командном бункере.


2. Броня

Как и вся униформа, броня полковника не является стандартной. Это тот же тип кирасы, что выпускается для всадников смерти. На изображении она отполирована до зеркального блеска для ношения при исполнении воинских церемоний. Но на практике кираса не даёт практически никакой дополнительной защиты.

Каска полковника — стандартная модель IX с дополнительными украшениями, подобающими офицерскому званию: гребнем в виде золотого орла и крылатым черепом — символом Имперской Гвардии.


3. Знаки отличия

Корпусы смерти отвергают практику награждения солдат медалями за индивидуальную храбрость, поскольку она и так ожидается от каждого гвардейца Крига, и все прошедшие подготовку готовы встретить самые страшные опасности, не жалея собственных жизней. Не в духе корпусов смерти отмечать личные достижения, и призванные в осадные полки солдаты не ждут признания. Подготовка требует от них стать лишь безликими винтиками огромной военной машины. Служба корпусам и Императору сама по себе рассматривается как награда, достойная их жертв.

Офицерский горжет на самом деле является миниатюрным генератором отражающего поля. Эти устройства, используемые старшими офицерами и представителями власти для персональной защиты, часто маскируется под драгоценность или украшение.

Штабные и высокопоставленные офицеры (стоящие выше полевого командования действующих полков) набираются в основном из других полков Имперской Гвардии или из дворян, которые составляют большую часть высших эшелонов Астра Милитарум. Часто эти посты передаются по наследству. Офицеров-криговцев с их узким пониманием военных действий как позиционной войны на истощение, считают неподходящими для постов в штабе армейского командования, требующих больших политических и дипломатических навыков.


4. Оружие

Сабля. Офицерское оружие носится скорее в качестве ритуала и для протокола, чем для использования на практике. Лишь при крайне неудачном стечении обстоятельств старшему командующему офицеру полка действительно пришлось бы сражаться лично, хотя, чтобы получить свой высокий ранг полковник должен иметь богатый боевой фронтовой опыт. Его сабля это еще одно напоминание о днях командования ротой всадников смерти.

Лазпистолет (на изображении почти не виден) носится исключительно для личной защиты. Это обычно стандартный армейский образец, который благодаря стараниям адъютантов командира и отсутствию боевого износа находится в безупречном состоянии. Многие офицеры, исходя из личных предпочтений, выбирают другое оружие.


Здесь запечатлён полковник Тайран, командир 143-го осадного полка 12-го линейного корпуса, во время наступления Кагори в 469824.М41, когда его полк пробил первую брешь во внутренней обороне Вракса.


После пополнения личного состава и припасов 88-я армия посылает в сражение «Разбойников» из легио Бегущих-в-Варпе, шагающих здесь по ничейной земле в окружении волн свежей пехоты и танков. Целью наступления было отвоевание потерянной территории и сокрушение внутреннего эшелона обороны.


Дредноут Гвардии Смерти. Как у всех, кто присягнул Чумному богу и добился его расположения, корпус машины покрыт болезнями и гнилью. По всей видимости, это совершенно не сказывается на работоспособности дредноута Хаоса.


Истребитель «Адский коготь», принадлежность неизвестна. Самолёт был сбит над Цитаделью Вракса.


Истребитель «Адский клинок», принадлежность неизвестна.


Истребитель «Адский клинок», предположительно поддерживавший Черное Братство Эйреаса.


Титан типа «Разбойник» (модель «Марс») Легио Асторум – Бегущих-в-Варпе. Это «Преторианец», командная машина боевой группы. На нём личная символика верховного принцепса Ранда Драуки, включая белую башню познания. Перед началом боя почётные знамена и стяги убийств обычно снимаются, чтобы уберечь их от уничтожения.


«Леман Русс» типа «Палач» 61-го танкового полка, с дополнительными фильтрами и траншейными рельсами.


«Леман Русс» 261-го осадного полка, 5-я рота.


«Леман Русс» типа «Разрушитель» 143-го осадного полка, 4-я рота, 1-й эскадрон, 1-я машина.


«Грозовой клинок» 61-го танкового полка. Это командная машина, и её украшает почётный знак имперского орла. Возможно, танк передали из другого подразделения, сохранив старый номер машины, вместо того чтобы добавить новый.


«Грозовой меч», приданный 143-му осадному полку. Помимо непосредственной службы в ротах тяжёлых танков, подобные машины часто выделяются для поддержки пехоты. В том случае, если подобное назначение становится постоянным, танк перекрашивают и дают новый номер.


Захваченный «Лэндрейдер» на ранних стадиях гниения. Пока что машина только покрылась толстым слоем ржавчины.


«Хищник» Нургла из банды Апостолов Заражения.


«Носорог» Нургла из банды Чистка, уничтоженный в бою силами 19-го осадного полка.


«Теневой меч» 11-го танкового полка, 14-я рота истребителей титанов (тяжёлая). Четырнадцатая рота являлась единственным специализированным подразделением истребителей титанов. Машина была уничтожена в столкновении с вражескими титанами в секторе 54-44.


«Грозовой меч» 61-го танкового полка. За вклад, внесённый в кампанию на Враксе, подразделению было даровано право носить имперского орла в качестве почётного знака.


«Грозовой клинок» 11-го танкового полка, 18-я тяжёлая рота. По всей видимости, подразделение широко использует нестандартные цветовые схемы и нумерацию.


«Канис Примус», «Гончая» модели «Марс» Легио Асторум.


Глава десятая: Война под твердью Вракса

Subterran im Genitus.


Девиз инженерных частей корпусов смерти Крига


После захвата внутренней линии обороны, пусть и с отставанием от первоначального графика в четыре года и пока неизвестным числом потерь, кампания маршала Кагори вступила в следующую фазу. С самого назначения главнокомандующим 88-й осадной армии его не оставляла мысль найти практическое применение многочисленным инженерным ротам Крига, и открыть ещё один фронт войны — подземный.

Согласно плану Кагори, эти проходческие отряды создадут туннели, через которые войска смогут преодолевать защитные укрепления Цитадели снизу или атаковать их с тыла, тем самым ослабляя еретиков. С помощью образования ещё одного — подземного — фронта маршал рассчитывал добиться эффекта внезапности, который принесёт быстрые победы в наиболее укреплённых районах обороны, а также на то, что врагу не хватит ресурсов для противодействия его замыслу, и этот недостаток в конце концов окажется критическим. В случае необходимости инженеры смогут проложить проход под саму крепость, миновав и её лазерные батареи, и пустотные щиты. Разумеется, мятежники предпримут попытки остановить их, но Кагори делал ставку на превосходство в людских ресурсах и снабжении, достаточно существенное, чтобы криговцы могли прокладывать подкопы везде, где им заблагорассудится, и, возможно, эти работы позволят растянуть силы врага и в итоге разрушить его оборону.

По заключению маршала, ключ к победе на Враксе находился именно под землёй. Это совершенно не означало, что операции на поверхности прекратятся, напротив, они продолжатся в прежнем темпе, держа повстанцев в постоянном напряжении и сокращая их и без того ограниченные силы. Но вот под твердью планеты осадные полки получат наибольшее преимущество.


Спуск под землю

Командирам инженеров приказали начать подготовку к новой фазе осады, в том числе провести детализированные геологические исследования в закреплённых за ротами секторах местности. Небольшие команды инженеров отправились бурить пробные скважины, чтобы определить глубину залегания пород, с которыми им придётся работать (полезным побочным эффектом станет разведка подземных источников питьевой воды для армии) и, посредством этого, — оценки пригодности грунтов Вракса для прокладывания туннелей в каждом конкретном секторе. Планировалось создавать два типа проходов, каждый из которых служил определённой цели. Расположенные под самой поверхностью туннели предназначались для быстрой и безопасной переброски войск с целью проведения внезапных атак (т.н. «подкопы»), те же, что пролягут глубже, предполагалось использовать для закладывания мин, с помощью которых можно будет уничтожать укрепления неприятеля перед началом наземного наступления.

В 812824.М41 инженеры-криговцы вошли в передовые траншеи пехоты и приступили к топографической съёмке фронта, что станет первым этапом будущей подземной войны.

Сам по себе Вракс был не самым подходящим местом для крупномасштабных земляных работ. Вследствие природной геологии неглубокие подкопы могли прокладываться с большой скоростью в верхних слоях, которые состояли из древней вулканической пемзы, отличавшейся лёгкостью и пористостью. Эти качества делали породу весьма удобной для рытья траншей на поверхности, но в то же время для создания подземных туннелей она была чересчур мягкой и рыхлой. Проложить надёжный и безопасный проход не представлялось возможным, поскольку рано или поздно он всё равно обрушится. Более того, интенсивный дренаж сделает туннели крайне влажными, из-за чего каждый будет очень быстро наполняться водой, без единого шанса полностью высохнуть до того, как следующий ливень затопит всё вновь. Быстрое же впитывание больших объёмов воды создаст дополнительную проблему, поскольку приведёт к расширению стен и потолка туннеля, что, в свою очередь, повлечёт непредсказуемое увеличение нагрузок на крепёжные балки и подпорки. Это будет сродни рытью в тяжёлом, насыщенном водой песке — практически нереально.

Под пористой поверхностью Вракса земля становилась крепче. Просачивающаяся естественным путём влага здесь собиралась в ручьи, создавшие лабиринты тоннелей и пещер. Несшаяся по каменным теснинам вода впадала в ещё большие реки. Когда такой поток становился слишком полноводным, потолок пещеры над ним переставал выдерживать давление верхних слоёв породы и разрушался. В результате этого процесса, длившегося миллионы лет, поверхность Вракса изрезало множеством каньонов и ущелий. Прокладывать шахты здесь было бы уже проще, но, как и выше, работы придётся вести в условиях крайней влажности, и всегда оставался риск обвала туннеля в естественную реку с катастрофическими последствиями для солдат и раскопок.

Ниже порода была уже твёрже, и выгодно отличалась от верхних слоёв прочностью и меньшим уровнем влажности. Инженеры по-прежнему смогут дробить там камень вручную, а при установке подпорок и балок туннель будет в состоянии выдерживать вес самого себя. Относительная твёрдость существенно замедлит продвижение имперцев, и хотя они могли воспользоваться спецоборудованием, это подвергнет секретность работ риску в случае, если враг вёл прослушку. Надежда возлагалась на то, что противник не станет ожидать атаки с такой глубины. Кроме того, в недрах Вракса серьёзной проблемой становилась низкая насыщенность кислородом и отсутствие притока свежего воздуха, а случайное обнаружение массивных гранитных отложений, образовавшихся в результате древней вулканической активности планеты, преждевременно завершит прокладку туннеля, поскольку прорыв через такую породу потребует взрывных работ столь интенсивных, что их без труда услышат на поверхности.


Враг под землёй

Теперь в 88-й осадной армии имелись мощные инженерные части, готовые к выполнению своей тяжёлой задачи. Но и отступники не испытывали нехватки в квалифицированных кадрах для подземной войны. Все крупные оружейные склады на Враксе располагались под поверхностью, и для их сооружения использовались рабочие корпусы. В рядах пехоты предателей уже находилось большое количество людей, не понаслышке знакомых с прокладкой подземных ходов и шахт, поэтому если мятежники узнают, что имперцы роют туннели, они, вне всяких сомнений, начнут вести собственные контрподкопы.

После выбора офицером места расположения будущего туннеля первой задачей инженеров было пробурить скважину на заданную глубину. Это могла быть вертикальная шахта, где движение осуществлялось с помощью лестниц, либо наклонный коридор, по которому можно было транспортировать более тяжёлое оборудование. Вход в шахту или наклонный туннель обычно маскировался за ложным бруствером, и, кроме того, обычно возле него стоял усиленный караул. Начало более крупных проходов приходилось располагать далеко позади линии фронта, используя складки местности во избежание обнаружения.

Верхний мягкий слой поддавался без особого труда, даже с учётом того, что рытьё производилось подручными инструментами. По мере углубления шахта укреплялась предварительно изготовленными подпорками. Проходческие отделения в составе пяти человек слаженно работали, вырубая туннель кирками и мотыгами, убирая отработанную породу (как правило, ею наполняли мешки для траншей на поверхности), и стоя на часах. Дозорный с геотермическим ауспиком бдительно следил за вражескими контрподкопами. Если шахта пролегала через влажные участки, её требовалось усиливать долговременными стяжками и креплениями в целях предотвращения расширения или затопления. Это отнимало очень много времени и сильно замедляло ход работы. Позже в туннель заводились дополнительные силовые кабели, устанавливались насосы для откачивания воды, а на устье шахты размещались лебёдки для подъема и спуска громоздкого оборудования и мешков с выработанной породой. Когда офицер инженерной роты решал, что шахта или наклонный коридор достигли требуемой глубины, можно было начинать прокладку горизонтальной галереи. Рытьё такого прохода требовало тщательного планирования, поскольку под землёй сохранять нужный курс было нелегко. Вахмистры отделений отвечали за постоянную проверки туннеля, отмеряя расстояние и глубину для поддержания верного направления. Поначалу они вырубались такими узкими, что в них бок-о-бок могли работать лишь два инженера, но в дальнейшем эти тесные коридоры становились направляющими для расширения их в галереи, уже с помощью тяжёлой буровой техники.


Сражения в безмолвной тьме

У проходчиков было множество естественных врагов, первейшим из которых являлась опасность обрушения. Эта угроза уменьшалась в силу весьма стабильной тектонической структуры Вракса, со слабой сейсмической активностью, способной повлиять на прокладку ходов (это было одной из причин, по которым планету выбрали для строительства подземных оружейных складов). Но, в конечном счёте, потолок любого туннеля неминуемо развалится под собственным весом, из-за чего он нуждался в укреплении балками. Второй проблемой был риск затопления, даже с учётом того, что области с подземными потоками и реками требовалось заранее разведать и исключить из плана работ, а для устранения течей использовались насосы (часто ручные). Но, даже несмотря на принимаемые меры, инженеры обычно трудились, стоя по щиколотку в воде. Третьей помехой была высокая концентрация метана. Работы проводились в условиях нехватки кислорода, и это означало, что лишённый запаха газ всегда создавал непреходящую угрозу. Инженеры использовали компактные аэрометры, а также были экипированы респираторами с запасом кислорода.

Ещё одной важной естественной проблемой являлся шум. Под землёй он оставался единственным верным способом выявить врага. Звук очень хорошо распространяется сквозь камень, и противника не составляло труда обнаружить через прослушку эха, создаваемого его работой. Шум производили удары кирок о камни, стук лопат, топот ботинок. В темноте глубинной галереи любой звук мог выдать её расположение и подвергнуть риску подведения контрподкопа и обвала незаметно размещённой миной. Подземная война представляла собой состязание в скрытности, и шум всегда следовало сводить к минимуму.

В случае обнаружения вражеского туннеля его можно было уничтожить с помощью специального контрподкопа. Задачей инженеров было заложить взрывчатку по курсу приближающегося вражеского хода, чтобы разрушить его. Обрушающие бомбы, также известные как торпедные или «кротовые» заряды, прозванные так из-за своей характерной формы, предназначались для создания направленной взрывной волны, вызывающей обвал туннеля. Инженеры-криговцы имели в распоряжении подобное оснащение, в то время как еретики могли изготовлять самодельные бомбы, используя свои запасы взрывчатки. Заряд закладывался в просверленное в стене туннеля отверстие, после чего со стороны контрподкопа сооружалась стена из мешков с песком (для сдерживания ударной волны) и проводился шнур к детонатору, располагавшемуся на безопасном расстоянии, как правило, на поверхности. При подрыве заряда лавина камней и земли хоронила живьём всех находящихся внутри, или же отрезала их от выхода осыпавшейся породой. К тому времени как спасатели разбирали завал, проходчики обычно уже давно умирали от нехватки кислорода — медленной и страшной смерти. Если враг находил туннель, и, в свою очередь, не был обнаружен противником, то для последних взрыв кротового заряда становился совершеннейшей неожиданностью. Подобно войне на поверхности, в которой гибель могла настичь в любой момент от шального снаряда, сапёры вели собственную войну, где смерть была тихой и безжалостной.


Инженеры готовятся к запуску кротового снаряда.


Кроме того команда контрподкопщиков могла попытаться захватить коридор неприятеля. При прорыве врагов в туннель неизменно завязывалась ожесточённая рукопашная. Во тьме, озаряемой лишь дрожащим светом фонариков, противники без раздумий пускали в дело всё свое оружие: дробовики, пистолеты, гранаты и ножи. Схватки в столь замкнутых пространствах всегда были скоротечными и жестокими.

В ходе земляных работ, проводимых 188-й инженерной ротой против бункера в секторе 544-469, криговцы засекли чужой подкоп и тайком подрыли под него, терпеливо дожидаясь шанса проникнуть в туннель и провести разведку. Сапёры установили за собой обрушающий заряд как меру предосторожности на случай, если мятежники попытаются прорваться уже в их собственную галерею. Прекратив все работы, бойцы денно и нощно прослушивали еретиков до тех пор, пока звуки копания вдруг не прекратились. Решив, что сейчас перед ними не должно быть никаких вражеских проходчиков, лейтенант Зольц из 188-й подвёл отборное отделение к передней стене туннеля и приказал сделать брешь. Быстро орудуя мотыгами и кирками, имперцы пробили дыру в полу вражеского хода. Впереди царила тьма и тишина. Лейтенант первым пробрался через лаз и подсветил фонариком путь остальным. Пригибаясь под низким сводом, он послал половину отделения влево, а сам со второй половиной отправился вправо.

Зольц двинулся в направлении вражеской передовой, и через какое-то время наткнулся на развилку. Велев выключить фонарики, он прислушался — из правого туннеля доносился звук шагов, который нельзя было спутать ни с чем другим. Он скомандовал отделению укрыться в левом коридоре и дождался, пока мимо пройдут чужие проходчики, отчаянно надеясь, что те направлялись не в конец туннеля. Через монокуляр лейтенант насчитал шестерых противников с инструментами в руках и спрятанным в кобурах оружием. Они торопливо миновали отряд Зольца и скрылись в темноте туннеля, откуда он только что пришёл. Перед лейтенантом встал сложный выбор — он мог отыскать вход в траншею или бункер, но в таком случае еретики окажутся за спинами у других его бойцов и застигнут их врасплох. Командир решил оставить двух бойцов охранять перекрёсток, а также заложить бомбу для обрушения развилки, в то время как сам с оставшимися людьми тихо пошёл следом за еретиками, чтобы напасть на них сзади, пока те в свою очередь не атаковали вторую половину отряда.

Зольц, уже сжимавший лазпистолет, вместе с тремя солдатами почти настиг вражеских проходчиков, как вдруг туннель впереди осветился лучами фонариков — другая часть его отделения возвращалась из начала хода, не подозревая о находящихся совсем рядом еретиках. Лейтенант выстрелил, попав в спину одному из мятежников, который тут же с воплем рухнул на пол. В коридоре воцарилась полнейшая неразбериха, когда люди принялись безумно палить во все стороны. Вражеские рабочие оказались зажаты между командой Зольца и второй группой его бойцов, но всё же храбро отстреливались из автопистолетов. Туннель наполнился рикошетящими от стен пулями, дульными вспышками и грохотом дробовиков. По мере гибели бунтовщиков в узком проходе начали скапливаться пороховые газы. От взрыва гранаты по коридору прокатилась мощная ударная волна, которая сбила инженеров с ног, контузив и оглушив их. В пылу схватки самого лейтенанта подстрелили в руку, и он почувствовал, как его форма становится влажной и липкой от крови. Командир включил фонарик и прокричал о приближающихся союзниках, после чего стрельба наконец прекратилась. Все враги погибли, изрешечённые из дробовиков. Ранения получили трое криговцев, которых Зольц отослал обратно через лаз в свой тоннель, а сам с остальными последовал к развилке, где уже заканчивалась установка обрушающего заряда.

Перестрелка не осталась незамеченной, и еретики отправились узнать, что случилось. На этот раз они определённо будут готовы к схватке. Возле перекрёста мятежники наткнулись на подрывников, и возвращавшийся Зольц услышал эхо выстрелов из дробовиков. Пригибаясь под низким сводом коридора, отряд бросился со всех ног. Лейтенант успел увидеть, как его часовые опустошают магазины своего оружия в оба ответвления, и в этот момент взорвалась ещё одна граната, породив новую ударную волну и наполнив туннель непроницаемым сизым дымом. Оба минёра погибли, и сквозь облако пыли командир разглядел приближающиеся лучи фонариков. В таком положении речи о подрыве заряда уже не шло, отделению следовало немедленно отступать. Офицер сказал, что задержит врагов, а остальным велел возвращаться в родной туннель и приготовиться его запечатать. Затем Зольц взял у одного из бойцов дробовик с запасными боеприпасами и начал палить перед собой, пока его отделение отступало, оставив командира обороняться в одиночку. Не давая еретикам приблизиться, он начал медленно пятиться, пока не добрался до лаза, и тут же в него запрыгнул. Противники, стреляя наобум, кинулись следом, и воздух вокруг удирающего лейтенанта наполнился свистящими пулями. Одна попала в его жёсткий нагрудник, разбив фонарик.

Инженер-лейтенант добрался до детонатора бомбы, где его уже дожидались пятеро выживших в короткой, но кровавой вылазке. По-прежнему истекая кровью и едва не теряя сознание от боли, он позволил еретикам приблизиться, после чего приказал подорвать заряд. Взрыв обвалил потолок туннеля, оползнем раздавив приближающихся врагов и запечатав лаз. В ходе схватки Зольц потерял двоих, ещё четверо было ранено, включая его самого. Его отряд убил как минимум шестерых, а возможно и больше, вражеских проходчиков. Теперь можно было запускать кротовые миномётные снаряды, чтобы полностью разрушить всё, что неприятель успел здесь накопать.

На подобные рейды мятежники отвечали усилением патрулирования туннелей и размещением специальных мин-ловушек.


Инженер корпуса смерти

Vraks2053.jpg


1. Униформа

Инженеры с Крига носят изменённую пехотную униформу. От стандартной шинели отказались в пользу укороченного варианта, который меньше сковывает движения и позволяет активнее действовать в условиях туннелей. Брюки, обмотки, и ботинки остаются стандартными. Для защиты от химических и биологических атак униформа подвергается специальной пропитке.


2. Дробовик

Основное оружие инженеров — дробовик. В условиях туннельного боя малая дальность и присущая ему неточность не являются основными недостатками, а огневая мощь в ограниченном пространстве делает данное оружие крайне полезным для инженеров, чьи огневые бои обычно короткие и смертельные. Залп из дробовика отличное средство, при помощи которого можно поразить сразу нескольких врагов одним выстрелом и быстро провести зачистку ходов. Иногда это оружие предпочитают использовать и ветераны-вахмистры при рейдах по траншеям и блиндажам.

Полуавтоматическй дробовик «Люций» модели Мk 22с имеет восьмизарядный магазин револьверного типа. Принцип действия заряжающего механизма дробовика — использование энергии отводимых газов. «Люций» можно заряжать разнообразными боеприпасами, в том числе зарядами картечи из круглых металлических дробинок, и трассерами с низкой начальной скоростью. Хотя данное оружие печально известно сильной отдачей, а револьверный механизм склонен к поломкам, крупный калибр и тяжёлый патрон превращают дробовик в смертельное средство в условиях замкнутых пространств.


3. Снаряжение

Инженеры несут множество специализированного инструмента, предназначенного для проведения разнообразных работ. Стандартный рюкзак заменяют простой рамой, к которой крепится остальное оборудование. Этот инженер несёт пару тяжёлых кусачек и раскладную лопатку. Другие члены отделения используют широкий ассортимент инженерного оснащения, такого как кирки, тросы и кабели, детонаторы с проводами и заряды взрывчатых веществ различной формы, используемые для подрывов во время строительства шахт. Также часто применяется такое техническое оснащение как сейсмические авгуры и геотермические ауспики.

Инженеры используют противогазы модели VI, которые являются модифицированными версиями модели V с двумя линиями подачи воздуха. Наряду с регулятором, противогаз может оснащаться баллоном с кислородом. Во время проведения глубинных подземных работ воздух является дефицитом, а в туннелях могут скапливаться опасные газы. Этот аварийный запас позволяет инженерам продолжать работу в любых условиях. Маска противогаза также оснащена инфракрасным монокуляром ночного видения, позволяющим инженерам работать и сражаться под землёй в абсолютной темноте.


4. Броня

Для повышения живучести в ближнем бою, инженеры, как и гренадеры, используют специальную панцирную броню. Она включает в себя стандартный шлем Mk IX, маску противогаза, наплечники, нагрудник и дополнительные пластины для защиты живота. Вместо наголенников используются наколенники, так как многие инженерные работы проводятся из положения сидя или на коленях. К каждому нагруднику крепится мощный фонарик, который используется во время работы в темноте.


5. Другое оружие

Хотя дробовик не оснащен креплением для штыка, инженеры также вооружены тесаками. Этот длинный нож является прекрасным оружием для рукопашной. Длиной почти с короткий меч, он крайне полезен в боях в тесных туннелях.

Этот инженер несёт несколько крак-гранат. Все инженеры используют гранаты для схваток в ограниченном пространстве и обучены использовать другое специальное оружие, такое как мелтабомбы, взрывчатка и боевые отравляющие вещества.


Здесь запечатлён вахмистр 221-548-95664-08-Гарис, командир 226-го инженерного отделения, приданного 20-й роте 143-го полка во время наступления в секторе 54-45.


Атака арсенала 55-46

Наиболее интенсивные работы велись в секторе 55-46 сразу двумя линейными корпусами — 12-м и 46-м, чьи инженерные роты непрерывно прокладывали туннели и подкопы к позициям еретиков. На этом участке фронта приоритетной задачей являлся захват огромного подземного склада, расположенного в секторе 554-467, который всё ещё использовался как арсенал и хранилище снаряжения. Осадные орудия уже провели по нему интенсивный обстрел с ничтожным эффектом, поскольку мятежники переместили всё ценное оборудование вглубь склада. Целью инженеров было докопать до хранилища, чтобы внезапно атаковать и захватить его. Но противник засёк их приближение, и ответил созданием обширной сети собственных контрподкопов. Вскоре глубоко под изрытой воронками поверхностью Вракса развернулась новая война в темноте. Очень быстро стало понятно, что врагу известно об операции, и, в свою очередь, он предпринимал все возможные меры, чтобы помешать криговцам. Когда выяснилось, что элемент неожиданности потерян и насчёт скрытности работ больше беспокоиться не нужно, вниз для ускорения работ спустили специальное оборудование, которое помогло проложить настоящий лабиринт из шахт, тоннелей и галерей.

Масштаб военных действий под землёй был сравним с битвами на поверхности, и уровень потерь в инженерных частях даже превосходил таковой у пехоты. Схватки в туннелях происходили регулярно, и могли бушевать днями напролёт, если подкоп сходился с контрподкопом, и обе стороны вступали в бой за контроль над проходами и преимущество над противником. Постепенно, в силу численного перевеса, имперцы оттеснили мятежников, и в 790825.М41 инженеры отрапортовали, что находятся на позициях, откуда можно предпринять попытку преодоления внешней стены хранилища. На эту миссию было выделено пять полных рот, в чьи задачи входил прорыв во внутренние помещения с последующей обороной занятого плацдарма. Следом за ними туда выдвинутся новые роты, усиленные отделениями гренадёров, в свою очередь вооружёнными мелтабомбами и взрывпакетами.

Противник догадывался о близящейся атаке, и собирался её встретить. В оружейную спешно перебросили подкрепления, в том числе банду Берсеркеров Скаллатракса, которые в грядущей схватке за туннели смогут сполна утолить свою жажду крови. Командование лоялистов не знало, что к тому времени еретики уже вывезли большую часть оснащения и припасов в безопасное место, оставив помещения арсенала практически пустыми. Всё было подготовлено для развёртывания новой зоны военных действий под Враксом, где бронетехника, пушки и миномёты не помогут ни одной стороне.

Тем временем для помощи инженерам 150-му и 471-му осадным полкам было поручено провести наступление в соседних секторах. Хотя их атаки играли роль отвлекающего манёвра, удар должен был стать мощным, чтобы оттянуть на себя как можно больше сил и ресурсов бунтовщиков. Туда же перекинули 27-ю артиллерийскую роту, которой предстояло накрыть район наступления окаймляющим огнём для предотвращения подхода к врагу подкреплений. Орудия 27-й роты уже стояли на подготовленных позициях с полным комплектом боеприпасов и только ждали момента, когда инженеры отправятся в бой.

В глубинах под сектором 55-46 бойцы передовых отрядов заполонили шахты и туннели, неся с собой множество снаряжения и припасов для затяжного сражения. Под хранилище было заведено два подкопа, в каждом из которых заложили по мощному заряду из сотен тонн взрывчатки, после чего туннели плотно запечатали мешками с песком. В момент детонации ударная волна пробьёт в полу арсенала огромные дыры, попутно уничтожив всех, кто окажется наверху. Как только уляжется пыль, инженеры перейдут в наступление и приступят к зачистке галерей, складов, цейхгаузов и казарм.

Сама оружейная представляла собой гигантскую ферробетонную конструкцию, внутри которой простирался лабиринт похожих на пещеры складов и хранилищ, а также казарм для охранников, в своём большинстве сейчас находившихся на поверхности. Внутри защитники соорудили баррикады из заполненных щебнем топливных бочек, паллет, мешков с песком, камней и прочих твёрдых материалов, подвернувшихся под руку. Эти укрепления перекрывали ключевые коридоры, а развёрнутое на них тяжёлое оружие простреливало все пути подступов. Для защиты позиции хватало единственного ополченца за тяжёлым болтером или стаббером, с помощью которого тот мог превратить переход в настоящую зону смерти. За взятие каждого коридора инженерам придется заплатить действительно кровавую цену.

В 803825.М41 был отдан приказ о подрыве зарядов. Капитан 20-й инженерной роты Гарис дёрнул рычаг вниз, электронный сигнал пронёсся по проводам к детонатору, и твердь разверзлась. Взрыв, походивший на далёкий раскат грома, услышали даже в траншеях на поверхности, а сама земля вздрогнула, как при землетрясении. Заложенные под хранилищем 55-46 заряды уничтожили два склада с силой настолько огромной, что вывороченные куски скального пола размером с «Леман Русс» разбились вдребезги о рушащиеся стены. Потолок обрушился лавиной ферробетона и земли, отчего весь комплекс содрогнулся до основания. Запасные источники питания не запустились, погрузив коридоры во тьму, которые затем утонули в дыму, газе и пыли. Защитники, оказавшиеся ближе всех к эпицентру взрыва, погибли от ударной волны или упавших на головы обломков. Сражение началось.

Первые отделения, пролезшие через проломы, очутились в мире жуткой мглы, наполненной густым удушливым туманом. Повсюду валялись камни, местами образуя многометровые кучи. Солдаты рассредоточились, лучи фонарей безумно скакали, по мере того как криговцы поднимались по осыпям щебня. Те, кто должен был оборонять эти помещения, остались под завалами, и пока что инженеры продвигались, не встречая по пути никакого сопротивления. Спустя несколько минут имперцы хлынули сквозь бреши уже сплошным потоком.

Враксианские же ополченцы прятались глубже во мраке, нетерпеливо сжимая пальцы на спусковых крючках в ожидании, пока стихнет дрожь от взрывов. Наконец, тишину разорвал одинокий лай тяжёлого стаббера. По коридору прошлась длинная очередь, безжалостно скосив первых инженеров, после чего разом заговорили остальные пушки. Во тьме засверкали дульные вспышки, с рвущим барабанные перепонки грохотом стали рваться гранаты. В коридоре негде было укрыться, и солдаты начали кучами валиться на пол. Криговцы принялись отстреливаться из дробовиков, чьи залпы гремели и отдавались гулким эхом. Вражеские стрелки беспрерывно поливали шквальным огнём атаковавших коридоры и склады инженеров. В ответ имперцы попытались с помощью гранат выбить их из укреплённых позиций, но любого раненого еретика тут же сменял следующий. Каждая баррикада взимала со штурмовиков свою цену убитыми и ранеными. Имперцы послали вперёд огнемётчиков, и те залили туннели потоками горящего прометия, поглощавшего кислород и насыщавшего воздух токсичными испарениями. Сверху донёсся рокот окаймляющего обстрела, походившего на далёкий барабанный бой, от которого на каски укрывающихся во мраке инженеров с потолка посыпалась пыль и штукатурка.

Первый штурм захлебнулся, все попытки дальнейшего наступления безжалостно пресекались ураганным автоматическим огнём. Инженеры заняли узкую полосу помещений внутри арсенала, но не могли продвинуться дальше. Первоначальная перестрелка стихла, лишь изредка от стен коридоров отражалось эхо единичных выстрелов из дробовиков, чтобы держать еретиков в напряжении и не давать им высунуться. Обеспокоенный отсутствием прогресса, капитан Гарис пробрался на передовую, чтобы лично оценить обстановку и найти выход из патовой ситуации. В конечном итоге он приказал установить мелтазаряды для пробития ходов во внутренних стенах. Так они смогут прокладывать свои собственные коридоры и врываться в помещения с неожиданного направления. Кроме того командир разрешил применение гранат с разъедающим газом для быстрой зачистки вражеских позиций.


Сержант ведёт своих бойцов во тьму арсенала 55-46. Инженеры специально обучены и экипированы для сражения в замкнутых пространствах.


Благодаря своевременному вмешательству Гариса инженеры смогли осторожно двинуться дальше. Как только взрывпакет пробил дыру в узкий тёмный коридор, отряд во главе с самим командиром проник внутрь, и через какое-то время достиг ведущей вниз лестницы, заканчивающейся заваренной наглухо дверью. Быстро разместив мелтабомбу, инженер отступил на безопасное расстояние. Яркая оранжевая вспышка возвестила о детонации, и по двери заструился расплавленный металл, пока её центральная часть не провалилась вовнутрь, образовав лужу жидкого шлака. В коридоре с другой стороны криговцев уже поджидали враги, прятавшиеся за баррикадой, которая защитила их от раскалённого воздуха. Они изнывали от нетерпения, крепко сжимая в кулаках силовые топоры, болт-пистолеты и плазменное оружие. Едва капитан Гарис пролез в остывающий проём, неприятели выскочили из укрытий и, вопя нечестивые молитву своему богу, ринулись в атаку. Впав в кровавое безумие, полностью затмившее их разумы, берсеркеры Кхорна налетели на врагов в шквале болтерного огня и с ревущими цепными клинками наголо, глубоко погрузив их вращающиеся зубья в тела жертв. Капитан умер первым, за считанные секунды разорванный в кровавые клочья. Следовавшие за ним инженеры отшатнулись, но очень быстро погибли все до единого, своей кровью забрызгав стены и залив полы. Коридор превратился в бойню, Кхорн насытился кровью и долго хохотал над резней, учинённой его избранными последователями. Криговцы и близко не могли сравниться со столь грозными воителями, возвышавшимися над обычными людьми, быстрыми и сильными, защищёнными окровавленной силовой бронёй, с психопатическим стремлением убивать во имя своего повелителя, а также жаждущими крови и черепов. Во тьме они зарубили огромное множество лоялистов, оставив их изувеченные раскромсанные тела разлагаться там же.


Бурильная машина «Аид», брошенная в глубине оружейного комплекса.


Неистовая контратака вновь остановила продвижение имперцев. Инженеры запечатали проход в коридоры с хаотично бродившими берсеркерами, и перешли к обороне захваченной территории. Газовые гранаты также оказались малоэффективны против силовой брони.

К исходу первого дня решения для сложившейся ситуации так и не было найдено. На следующий день командование прислало из резерва гренадёров, в надежде, что они преуспеют там, где не справились инженеры. Гвардейцы вновь отправились в решительную атаку по простреливаемым насквозь коридорам, и вновь понесли тяжёлые потери. Но кое-где им всё же удалось выбить еретиков с позиций метко заброшенными гранатами, и занять их баррикады. Берсеркеры контратаковали снова, бросившись на укрепления прямо сквозь встречный вражеский огонь. На одной из баррикад, защищаемой гренадерами, безумцы атаковали под выстрелами хеллганов, но лучи лишь рикошетили от брони, оставляя глубокие подпалины и не нанося реального урона. Взрывы гранат даже не сбили космодесантников с шага. Наконец, тяжёлый огнемёт послал в туннель струю пылающего прометия. Ближайший берсеркер, с ног до головы покрывшийся горящим топливом, пошатнулся, но продолжил бежать. С высоко воздетым цепным топором и именем Кхорна на устах воин, превратившийся в настоящий живой факел, запрыгнул на баррикаду. Те гренадеры, что не сбежали, были порублены в лоскуты. Что могли простые люди, пусть и мужественные уроженцы Крига, противопоставить настолько неудержимому и беспощадному врагу?


Инженеры осторожно продвигаются через пролом в стене где-то внутри оружейной.


На третий день положение стало ещё хуже. Противник предвидел атаку криговцев и укрепил свои позиции, а также проложил секретный контрподкоп. Этот туннель предназначался для уничтожения ближайших путей снабжения лоялистов, и пока в арсенале бушевала битва, рабочие еретиков вплотную приблизились к подкопу имперских гвардейцев. Внезапный взрыв обрушил один из туннелей, где на тот момент находилось отделение инженеров, направляющихся в оружейную — все они погибли при оседании породы. Приток подкреплений и снаряжения для ведения боевых действий неожиданно сузился до единственного туннеля, в случае атаки которого вся пехота в хранилище окажется отрезанной и обречённой на уничтожение. Инженеры не могли позволить врагу перекрыть последний путь снабжения. Несколько отделений отозвали с передовой для прокладки новых контрподкопов и выставления дополнительных постов прослушки. Тяжёлая артиллерия, по-прежнему бомбившая поверхность, делала задачу обнаружения еретиков куда более трудной.

Три дня под землёй бушевала отчаянная схватка. Все пять рот, участвовавших в первой атаке, понесли ужасающие потери. Перед началом битвы в каждой из них насчитывалось по 600 бойцов, сейчас же некоторые уменьшились более чем вполовину, а в 20-й роте капитана Гариса и вовсе осталось всего 187 человек. Многие погибли в столкновениях с космодесантниками-предателями.

После четырёх безрезультатных дней атаку пришлось свернуть. Еретики без устали рыли дальше, выискивая последний туннель снабжения. Попытка пробиться через заваленный коридор закончилась катастрофой, когда враги подорвали второй заряд, раздавив обвалом ещё больше землекопов. Судя по всему, никакого успешного прорыва не предвиделось, и один за другим отделения криговцев отступили.

Почерневшие от дыма и грязные, они вышли из туннелей в передовые траншеи, помогая идти раненым. Четыре дня, проведённые в безжалостном бою под землёй, истощили бойцов до предела. На этот раз им не удалось захватить объект, но они попытаются вновь. Всего за арсенал отгремит три подобных сражения, пока в конечном итоге его не захватят наземные силы 471-го полка. Вражеским войскам, оставшимся запертыми внутри, пощады не дали. Все входы и выходы из комплекса запечатали и оцепили, после чего в хранилище закачали разъедающий газ. Ничто не могло выжить в токсичной среде, при контакте с которой плоть облезала с костей за секунды, а кости превращались в жидкое месиво. В конечном итоге инженеры отомстили за павших братьев.


Мина в секторе 57-44

Неудача в секторе 55-46 не остановила подземную войну на других участках, и теперь каждый полк обзавёлся приданной инженерной ротой. Под траншеями сформировалась вторая линия фронта, и незримые схватки в туннелях продолжались днями напролёт. Эта передовая также взимала свою цену с обеих сторон, но в войне на истощение инженеры Крига обладали численным преимуществом, и медленно, но уверенно, они приближались к своей заветной цели — стене цитадели.

Сама по себе куртина не являлась монолитной линией обороны. Высокая, широкая стена за долгие годы осады обросла артиллерийскими позициями, бункерами и казармами, а также была усилена снаружи траншеями и дотами, таким образом, образовав ещё одну мощную полосу укреплений. И пусть эта преграда была не настолько большой, как предыдущие три эшелона, её всё равно придётся брать лобовой атакой.

План маршала Кагори с самого начала заключался в том, чтобы прорыть под стену подкопы, заложить в них огромные мины, после чего подорвать их. Возможно, интенсивный артобстрел или бомбардировка с воздуха могли достичь того же результата, но для этого пришлось бы перенаправить дефицитные ресурсы с других направлений. Пока такой возможности не имелось, поэтому лучшим шансом на разрушение стены и создание бреши оставалась шахта с взрывчаткой.

В 673826.М41, спустя год после начала затяжной войны под землёй, криговцы наконец добрались до цели. В секторе 57-44 инженеры 383-й роты доложили, что обнаружили глубинный фундамент стен, и были готовы к закладке мины. В обстановке полнейшей секретности и тишины бойцы принялись переносить взрывчатку в специально выкопанное помещение. Каждый заряд аккуратно помещался на предназначенное место, а все вторичные детонаторы подводились к основному. На создание мины ушло много дней бесшумной работы. Тем временем на поверхности 308-й осадный полк готовился к атаке. Именно ему выпало первым преодолеть последний эшелон обороны противника, отделявший армию от крепости и окончательной победы.

Подготовка к атаке держалась в строжайшей тайне, и об истинном плане знали только инженеры 383-й роты. По всему Враксу активизировались подземные операции, чтобы оттянуть внимание бунтовщиков от подготовки мины. В секторе 56-46 инженеры в качестве отвлекающего манёвра воспользовались мощными резаками, чтобы попытаться стремительным рывком достичь куртины. Еретики быстро засекли их и проложили несколько контрподкопов, в которых вскоре завязались ожесточённые кровавые схватки.


В рамках отвлекающей операции пехотинцы готовят подрывную машину на дистанционном управлении «Циклоп» для неожиданной атаки через ничейную землю.


Бомба в секторе 57-44 станет самой мощной из всех, доселе использовавшихся на войне. Для создания широкой бреши в стене требовалось гигантское количество взрывчатки, практически всё, что хранилось на складах 34-го линейного корпуса. У имперцев будет лишь один шанс, поэтому им требовалось воспользоваться сполна.

Час «Ч» был назначен на 714826.М41. Командование 34-го линейного корпуса собралось в отдалённом бункере, чтобы наблюдать за взрывом и последующей атакой с безопасного расстояния. Все детонационные кабели были проверены по нескольку раз, и когда начался обратный отсчёт, все инженеры укрылись в надёжных убежищах. По вокс-передатчикам передали предупреждение, а затем зазвучало: «Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, огонь!».

В подземных туннелях взвыло торнадо, выбросив из выходов землю вперемешку с камнями. Поверхность неистово задрожала, и из трещин на сотни метров ввысь взметнулось желтое пламя, за которым быстро повалили столбы густого дыма, а следом — волна обломков. Чёрная колонна земли, камня и кладки поднялась в небо подобно горе, сформировав громадное грибообразное облако, пока, наконец, не достигла максимальной высоты и начала осыпаться вниз. Оглушительная взрывная волна прокатилась через всю ничейную землю, сотрясши до основания бункеры и траншеи 308-го полка. Результатов взрыва было не разглядеть за плотными облаками дыма, расходящимися от эпицентра. Когда пелена поредела, наблюдатели обнаружили, что крепостная стена исчезла. Широкий её участок был снесён начисто, превратившись в крошево каменной кладки. На месте взрыва образовался зияющий кратер. Кругом царило полнейшее опустошение. Заряд сделал своё дело, и 88-я армия получила необходимый пролом в стене. Теперь дело оставалось за малым — захватить его.

В тот же момент заговорили орудия 308-го полка. Первые выпущенные снаряды, послужившие сигналом к атаке, начали быстро ложиться за стеной. Артиллерия взялась за подготовку местности к наступлению первой волны пехоты в «Горгонах».


Vraks2059.jpg


Война в воздухе

По мере переоснащения и восстановления снабжения 88-й осадной армии, а также прибытия на фронт новых союзников, баланс сил вновь склонился на сторону Империума. Теперь войскам было чем ответить на земле предавшим титанам Легио Вулканум, а прибытие 717-го авиакрыла истребителей и 1099-го авиакрыла бомбардировщиков означало, что имперцы смогут вступить в состязание за воздушное превосходство.

Вместе с закалёнными в боях последователями Хаоса и бандами космодесантников-предателей на Вракс высадились также ужасающие «Адские клинки» и «Адские когти». Эти быстрые и маневренные самолёты врывались в сражения, безнаказанно обстреливая и бомбя криговцев. В ответ 88-я армия мало что могла сделать. Имперцы были весьма ограничены в средствах зенитной обороны, поскольку план осады не предполагал серьёзной в них необходимости. Те же орудия, что имелись в наличии, по большей части были давно переделаны для использования в наземных операциях или погибли под бесконечными бомбардировками. Поддержка с воздуха у корпусов смерти отсутствовала как класс, поэтому враг безраздельно господствовал в небе.

Самолёты противника могла наносить удары где им заблагорассудится, и в полной безопасности не мог чувствовать себя никто. По всей Ван Мирсландской пустоши «Адские клинки» с «Адскими когтями» пикировали на склады и артиллерийские позиции, иногда даже атакуя удалённые посадочные поля и прерывая доставку припасов. Количество обстрелов росло с каждым днём.

Однако вместе с подкреплениями от маршала Кагори прибыла авиация, и теперь имперцы могли выставить против еретиков в небесах истребители «Гром» и «Молния», обеспечивавшие прикрытие бомбардировщикам «Мародёр». Благодаря «Мародёрам» 88-я осадная армия смогла наконец обстреливать позиции мятежников далеко за пределами досягаемости наземной артиллерии, и войска Империума получили долгожданную возможность ударить в самое сердце врага — Цитадель, которая вскоре стала целью регулярных авианалётов. Укрепрайоны прицельно обстреливались с небольших высот, в то время как целые участки фронта подвергались ковровым бомбардировкам в ходе подготовки к наступлениям. С очередным витком войны осада Вракса перешла в ещё одно новое измерение.

В состав 717-го авиакрыла истребителей входило десять эскадрилий приблизительно по 20 машин в каждой. В основном они использовались для обороны, постоянно патрулируя воздушное пространство и перехватывая летательные аппараты еретиков, а оставшиеся машины сопровождали «Мародёры» на боевых заданиях. В 1099-е авиакрыло бомбардировщиков входило семь эскадрилий по дюжине машин, а также четыре «Мародёра» типа «Дозорный» для дальних разведывательных операций и обеспечения оперативного управления. Более восьмидесяти машин, способных денно и нощно без перерыва бомбить повстанцев вместе с их укреплениями, стали мощным инструментом в руках Кагори.

После длительной транспортировки потребовалось некоторое время, чтобы привести самолёты в рабочее состояние и накопить достаточное количество топлива и боеприпасов, а также построить аэродромы для обоих авиакрыльев. В 930824.М41 все работы, наконец, были окончены, и техника начала осуществлять первые вылеты. Штормовые небеса Врака, в которых прежде рокотал только гром, огласились рёвом самолётных моторов.

Солдатам, из своих траншей наблюдавшим за инверсионными следами в небе, казалось, будто лётчикам живётся проще всех на этой войне. Над ними не довлела постоянная угроза мгновенного уничтожения артиллерией мятежников, и им не приходилось идти в атаку под испепеляющим вражеским огнём. Они мало что знали о тяготах жизни на передовой, ведь для них возвели специальные хорошо охраняемые казармы глубоко в тылу. Но у пилотов было иное мнение. В состав враксианского противокосмического оборонительного комплекса входило множество орудий ПВО, которые были по большей части сконцентрированы вокруг Цитадели. Те, кого посылали в рейды на центр вражеских укреплений, быстро нарекли её «осиным гнездом». Заход на бомбометание встречался сокрушительным огнём зенитных ракет и залпами «Мантикор». Навстречу имперцам тут же поднимались самолёты еретиков, безрассудно налетавшие на противника безо всякого опасения за собственную жизнь. В воздушных боях хаосопоклонники действовали столь же самоубийственно, как и на земле. Самолёты ввязывались в свирепые воздушные баталии, кружа и ныряя в атмосфере, и Имперский Флот начал нести потери. Во время атаки на крепость пилоты имели даже ещё меньше шансов на выживание, нежели простые пехотинцы. Как и сражения на поверхности, битвы в небе отличались ожесточённостью и безжалостностью.

Основной целью авианалётов имперцев были бастионы Цитадели, и «Мародёры-Дозорные» быстро выяснили, что противник полагался не только на запасы захваченных складов (а они были внушительными). За годы осады крепость опоясал примитивный мануфакторум. Вокруг твердыни Ксафана выросли настоящие промышленные трущобы, где ремонтировалась боевая техника, а также производилось оружие с амуницией. Эти мастерские и кузницы, скучившиеся у подножья скалы, на которой располагалась Цитадель, светились днями и ночами напролёт, снабжая войска на передовой. Комплекс, находившийся далеко за пределами дальности поражения артиллерии, быстро стал приоритетной целью для бомбардировок. Сама крепость была превосходно укреплена и практически неуязвима под прикрытием пустотных щитов, а окружающие её промышленные кварталы были буквально нашпигованы множеством орудий ПВО. Именно над ними разгорелись самые яростные бои, и ревущим «Мародёрам» приходилось нестись к врагам сквозь плотный огонь зенитных пушек. Несмотря на то, что авиация также выполняла боевые вылеты по разрушению укреплений врага на передовой и уничтожению транспортных путей снабжения, основной целью всегда оставалась цитадель. По мере эскалации воздушной войны самолёты стали обычным зрелищем в небесах Вракса.

Маршала Кагори заверили, что Имперский Флот взял на себя долговременные обязательства по поддержке наземной кампании. Они увидят окончание войны, как и осадные полки. Постоянный приток новых летательных аппаратов, а также пилотов и техников, должен был гарантировать исполнение этого обещания. Силы вражеской авиации оставались неизвестными, и, учитывая происхождение самолётов, уничтожить их так просто не получится. Их приблизительная численность оценивалась от 200 до 500 машин. Скорее всего, в начале воздушной кампании на стороне еретиков имелось тотальное превосходство, но навязанная имперцами война на истощение постепенно брала своё. В то время как лоялистам постоянно прибывали подкрепления и машины взамен уничтоженным, отступникам было не на что рассчитывать, и к 278825.М41, согласно наблюдениям большинства экипажей, они достигли паритета с врагом. С этого момента, просто в силу численного превосходства, Имперский Флот начал брать верх.

Воздушная техника, встретившаяся в небесах Вракса, относилась к весьма разным типам. Ядро авиакрыла истребителей составляли «Громы», рабочие лошадки имперской авиации, хорошо вооружённые и бронированные, и обладающие неплохой скоростью и маневренностью. Ещё в эскадрильях встречались «Молнии», уступавшие «Громам» в огневой мощи и защищённости, но выгодно отличавшиеся меньшими размерами и лёгкостью, что давало им большую манёвренность в воздушных боях. Настоящей ударной силой имперцев выступали «Мародёры». Эти средние бомбардировщики могли похвастаться огромной дальностью полёта и большим объёмом несомого боезапаса, но в силу неповоротливости и медлительности они являлись довольно уязвимыми целями для вражеской авиации, и не могли эффективно действовать без внушительного эскорта истребителей. Кроме того, им оказывали поддержку летательные аппараты «Мародёр-Дозорный», в которых пространство для бомб было отдано под разведывательное оборудование, сканеры поверхности и мощные камеры. Они были специализированными машинами, предназначенными для рекогносцировки местности вокруг целей либо уточнения результатов авианалёта, и поэтому тщательно оберегались.

На Враксе Имперскому Флоту противостояли «Адские клинки» и «Адские когти». Первые являлись небольшими, чрезвычайно быстрыми и проворными самолётами, а вторые — более тяжёлыми аппаратами, исполняющими смешанную роль истребителя и бомбардировщика. «Адские когти» могли нести запас бомб, и также оснащались защитными орудиями. Несмотря на размеры, они по-прежнему оставались мобильными машинами, не уступавшими «Громам» в бою, тогда как «Адские клинки» предпочитали действовать большими группами, роясь вокруг сил имперцев. За всё время кампании на Враксе не было замечено ни одного грозного сверхтяжёлого бомбардировщика «Предвестник».


Части Имперского Флота в составе 88-й осадной армии


717-е авиакрыло истребителей

10 эскадрилий — 200 машин (приблизительно)


1099-е авиакрыло бомбардировщиков

7 эскадрилий — 88 машин (приблизительно)


Дредноут Альфа-Легиона. После прибытия инкогнито на Вракс банда Аркоса Безбожника раскрыла истинные цвета своего капитула.


Предавшая «Гончая» Легио Вулканум. Согласно рапортам, данная машина войны была уничтожена титанами Легио Асторум в ходе наступления Кагори.


Истребитель «Гром» 717-го авиакрыла истребителей, развёрнутого на Враксе. Это — 14-я машина эскадрильи А.


Глава одиннадцатая: В брешь

С каждой смертью на Враксе наша победа становится ближе. Ни одна армия в целой Галактике не сможет остановить силы, что мы начали призывать годы назад. Скоро мы выпустим их на свободу!


Дьякон Мамон, объявленный Экстремис Диаболус конклавом Скаруса в 2059826.М41


Атака «Горгон»

Штурм возглавят тридцать «Горгон» с двумя ротами полностью экипированных бойцов при поддержке тяжёлых «Леманов Руссов», «Гибельных клинков» и «Махариев». Достигнув бреши, бронетранспортёры исторгнут из себя приливную волну солдат, которая сметёт защитников. За ними последуют пехотинцы, а также гренадеры в «Кентаврах». Артиллерия уже стреляла поверх голов криговцев, окаймляя поле битвы, а самолёты готовились обрушиться на подкрепления еретиков до того, как те успеют добраться до пролома и остановить прорыв.

Сама куртина представляла собой внушительное зрелище. Она полностью окружала Цитадель, и имела в высоту шесть этажей, тридцать метров толщины в основании, а венчал её усиленный парапет. На ней высились сотни башен, каждая — с собственными пушками и амбразурами для тяжёлого оружия, что могли накрыть кинжальным огнём любого находящегося внизу противника. Внутри стен располагались многочисленные бункеры, арсеналы, бомбоубежища и коридоры. Кроме того, на парапетах находились автоматизированные сторожевые орудия и мощные пушки. И, как будто этого было мало, спереди куртину дополнительно защищали траншеи, доты и полосы обороны с минами, зарослями колючей проволоки, танковыми ловушками и глубокими рвами. Единственным утешением для штурмовиков, столкнувшихся со страшной перспективой её прорыва, служило то, что ей недоставало глубины внешних оборонительных колец. Она представляла собой единственную линию укреплённого ферробетона, которую после разрушения можно было быстро завалить трупами.

Прежде чем пыль от взрыва огромной мины успела улечься, двигатели «Горгон» взревели, и водители врубили первую передачу. Массивные бронетранспортёры поехали вперёд, поначалу медленно, но постепенно набирая скорость, наполняя воздух клубами сизых выхлопных газов. Подобно флотилии лодок в штормовом море, «Горгоны» плотным строем катились по распаханной и испещрённой воронками земле в сторону ничейной полосы. Внутри плечом-к-плечу стояли криговцы, раскачиваясь и подскакивая на каждой яме и кочке, которую преодолевали гигантские машины. Из-за высоких бронированных бортов гвардейцы не видели, что происходит снаружи, однако слышали свист пролетающих снарядов, ожидая того самого момента, когда аппарели упадут и офицеры отдадут приказ к атаке. Пока что всё шло согласно плану, каждая «Горгона» прокладывала путь через неровную местность, уверенно приближаясь к бреши.

Наблюдавшим мятежникам казалось, словно на них надвигается стена тяжёлой техники. Многих из них контузило или ранило гигантским взрывом, только что уничтожившим их участок стены. Пошатывающиеся выжившие поднялись с земли и заняли позиции в дотах и траншеях.

На «Горгоны» обрушился артиллерийский огонь отступников, поначалу лишь одиночные мины, которые разорвались среди бронетранспортёров и осыпали их осколками вперемешку с грязью, но не причинили особого вреда. Следом за ними начали ложиться уже более тяжёлые снаряды, когда остальные батареи получили координаты имперцев вместе с приказом открыть огонь. Очень скоро плотность обстрела возросла, детонации миномётных бомб и снарядов «Сотрясателей» слились с гулкими разрывами массивных боеприпасов «Бомбард». «Горгоны» продолжали катиться сквозь взмётывающиеся фонтаны земли. Вот одна машина получила прямое попадание в открытый десантный отсек. Взрыв учинил настоящую бойню среди плотно набившихся внутрь солдат, и дымящаяся «Горгона», чья залитая кровью палуба превратилась в настоящую сцену ужаса, качнувшись, остановилась.

Еретики на куртине открыли огонь. Лучи лазпушек, опалив воздух, устремились к первой волне штурмовиков. Огненные копья с воем срикошетили от толстой лобовой брони «Горгон», предназначенной выдерживать именно такие попадания. Прикрывающие транспортёры «Леманы Руссы» дали ответный залп из собственных боевых пушек, посылая снаряды в стену и выбивая из неё целые куски каменной кладки. Пока стороны перестреливались, бунтовщики подбили вторую «Горгону», которую после воспламенения топлива охватил пожар. Находившиеся в ней криговцы высыпались наружу, и многие из них, уже горящие, валились в грязь, чтобы больше не подняться. Третья «Горгона» встала с выведенной из строя ходовой. Четвёртая взорвалась огненным шаром.

Передовые штурмовые машины приблизились к куртине вплотную. Разнёсся приказ примкнуть штыки, и в каждой «Горгоне» пятьдесят гвардейцев как один достали из ножен сверкающие клинки и закрепили их на лазганах. Бронетранспортёры остановились, и первые аппарели упали в болото. Стоявшие внутри офицеры и вахмистры приказали атаковать. Криговцы хлынули вперёд и, застучав подкованными ботинками по металлическим рампам, бросились навстречу плотному вихрю огня.

Первый покинувший транспорт офицер, возглавлявший 15-й взвод 7-й роты, умер прежде, чем сошел с аппарели. Он упал с простреленной головой, и бойцы начали просто перескакивать через его труп. Еретики вжали гашетки, и ливень снарядов тяжёлых стабберов и болтеров принялся срезать бегущих солдат. Орудия заговорили по всему сектору. Атаковавшие взводы натолкнулись на прицельный шквальный огонь, что выкашивал пытавшихся сойтись с противниками врукопашную имперцев целыми отделениями.


Основу вражеских бронетанковых сил составляли хранившиеся в арсеналах Вракса машины Имперской Гвардии. Многие из них были старыми танками «второго эшелона», списанными в резерв. На данном изображении отступники используют «Леман Русс» типа «Завоеватель» в связке с осадным орудием «Медуза».


Добравшимся до края кратера гвардейцам пришлось карабкаться по стене из земли и камней. Лежавшие повсюду гигантские куски кладки — всё, что осталось от стены и её основания — давали пехотинцам отличные укрытия, но не позволяли танкам и «Горгонам» продвинуться дальше. Выполнив свою работу, водители переключили бронетранспортёры на реверсный ход и поехали обратно, выпуская потоки прикрывающего огня поверх голов солдат. С этого места пехоте придётся драться в одиночку. Кругом продолжали падать артиллерийские снаряды, перенаправленные ближе к острию атаки. Криговцы наступали по усеивавшим землю обломкам под кинжальным огнём со стен и башен. Капитан 19-й роты Найлер уже покинул машину и звал своих людей в бой, когда рядом с ним взорвался миномётный снаряд, исполосовав его шрапнелью и срезав ногу чуть ниже колена. Тяжелораненый командир упал. Находившийся неподалёку комиссар Морот заметил это и тут же взял командование на себя. Сжимая в руке силовой меч, он приказал ближайшим отделениям спуститься вместе с ним в гигантскую воронку и перебраться на ту сторону. Комиссар кинулся сквозь ураганный обстрел, по пути лишившись высокой фуражки от пролетевшей шальной пули, пока не упал навзничь перед дальней земляной насыпью, чтобы дождаться остальных бойцов. Пока что из всех штурмовых взводов они преодолели наибольшее расстояние. Перед ними вздымались осыпавшиеся края взорванной стены, очищенные от еретиков неистовым огнём танков. Комиссар принялся взбираться по крутому склону, камни на котором ещё дымились от жара взрыва. Он почти достиг вершины, когда бунтовщики атаковали.

Осознавая неизбежность штурма бреши, враги постарались стянуть к ней как можно больше сил, перекинув их из соседних секторов под шквалом бомбардировки. За краем кратера, укрывшись среди обломков кладки, поджидали огрины. Наконец, хирургически вживленные инжекторы впрыснули в их кровь химикаты, и звероподобные существа бросились навстречу карабкающимся криговцам. Огрины пронеслись сквозь передовые отделения, рубя всех без разбору направо и налево. Застигнутые врасплох, да ещё и находившиеся на обрывистом склоне гвардейцы не имели никаких шансов. Каждое из этих созданий представляло собой трёхметрового монстра, превращённого в безумного психопата под воздействием текущих в нём боевых наркотиков. Кромсая, раздирая и ревя от вызываемой химическими веществами боли, огрины докатились до дна кратера. Раненый комиссар отлетел в сторону, выпустив из руки силовой меч. Он опустошил батарею лазпистолета в одного зверя, который лишь отмахнулся от выстрелов, словно они были комариными укусами. Пока Морот перезаряжался, к нему подскочил второй огрин с гигантским буром. Вращающиеся зубья инструмента погрузились в беззащитного комиссара, отделив тело от ног в фонтане крови и внутренностей. В кратер продолжали спускаться новые отделения криговцев, и с обезумевшими недолюдьми завязалась свирепая рукопашная. Дно воронки превратилась в настоящую кровавую баню. Огрины падали один за другим, успевая захватить с собой по десятку и более гвардейцев, пока земля не исчезла под ковром из мертвецов.


Vraks2064.jpg


Артиллерийские снаряды начали ложиться уже прямо в сам кратер, разрывая и размётывая трупы, а также без разбору убивая как еретиков, так и лоялистов.

Танки ничем не могли помочь прорывающимся к бреши гвардейцам, поскольку путь впереди был слишком сильно забит обломками. Без их поддержки криговцам приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы сломить сопротивление фанатичных врагов.

Тем временем в сторону пролома выдвинулась вторая волна штурмовиков. Наступление возглавляли «Кентавры» с полностью экипированными гренадерами, за которыми следовали взводы пехоты. Еретики дрались с упорством и дарованной свыше отвагой, отодвинувшей их малую численность на второй план. Обе стороны понесли тяжёлые потери. От двух рот, первыми добравшихся до бреши, почти ничего не осталось. Многие взводы полегли в полном составе. Вторая волна билась до глубокой ночи, но с тем же результатом. Пролом никак не удавалось захватить и удержать — всякий раз, когда пехотинцы достигали минного кратера, мятежники сметали их огнём перенаправленных батарей или контратакой. Во тьме штурмовики отступили, постаравшись забрать с собой как можно больше раненых товарищей, и возвратились в родные траншеи. Весь сектор усеивали остовы танков и «Горгон». Под покровом мрака на поле битвы отправились квартирмейстеры со своими помощниками-сервиторами, чтобы подсчитать потери и, подобно стервятникам, обобрать мертвецов.

Командование 308-го полка признало, что первая попытка взятия бреши провалилась. Полковник Толан согласился предпринять второй штурм, но теперь уже после более тщательной подготовки. В следующий раз он поведет своих бойцов лично, и скорее умрёт, чем потерпит новое поражение.


Второй штурм

В 820826.М41 308-й полк получил второй шанс взять брешь и сделать важный шаг в завершении осады Вракса. Атака была спланирована до мелочей. Первый штурм провалился лишь потому, что бронетехника не смогла преодолеть обломки, поэтому 4-й полк осадной артиллерии, дислоцированный к югу от Разлома Дарро, получил задачу ежедневно обстреливать пролом тяжёлыми «Бомбардами», чтобы превратить мусор в пыль и тем самым позволить танкам проехать. Остальному полку было велено вести огонь по окружающим стенам и башням, разрушая расположенные на них стрелковые парапеты и автоматизированные орудия. Это «размягчение» продолжалось целых две недели, существенно истощив ресурсы 34-го линейного корпуса.

Тем временем полковник Толан готовил новые штурмовые отряды. «Горгоны» уже доказали свою полезность, и поэтому снова повезут его людей к цели, но уже с поддержкой целых рот тяжёлых танков.

Проанализировав неудавшийся первый штурм, командование пришло к выводу, что он проходил слишком узким фронтом — кинжальный удар всего с двумя ротами на острие атаки. Следующее нападение станет уже более масштабным, и криговцы будут штурмовать стены одновременно по всему сектору ответственности полка. Подобные действия могли бы показаться чрезмерными, не будь еретики в состоянии удержать брешь, перебрасывая войска по самой стене в относительной безопасности от артобстрела. На этот раз мятежники окажутся прижатыми, вынужденно защищая свои участки куртины. Атаку пехоты усилят сверхтяжёлые танки, которые попытаются проделать новые бреши. Пока бунтовщикам требовалось оборонять всего один пролом, они вполне могли накопить достаточно войск, чтобы остановить штурмовиков, но сразу несколько дыр в стене заставят их растянуть силы, и тогда мятежники вряд ли выдержат готовый обрушиться на них удар молотом.

В этот раз устремившийся вперёд 308-й полк натолкнулся на лучше подготовленную оборону. По мере приближения к цели «Горгоны» угодили под шквал крак-ракет и огня лазпушек, и многие из них оказались подбиты, присоединившись к другим ржавеющим остовам на ничейной земле. Еретики уже успели пристрелять пушки, поэтому ответили быстро и решительно. Полковник Толан вновь повёл своих людей в кратер, где снова натолкнулся на фанатично оборонявших его повстанцев. Сам полковник погиб во время штурма, срезанный очередью вместе со знаменосцем в пылу схватки с защищавшими брешь изменниками. Тело Толана осталось лежать под кучей мёртвых криговцев, что последовали за ним на верную смерть.

Другие атаки на стены к северу и югу от пролома увенчались определённым успехом. В куртине удалось проделать ещё две новые, пусть и меньшие дыры, тем самым увеличив количество вероятных целей, но, опять же, их сначала требовалось захватить и удержать. В одном сражении брешь переходила из рук в руки восемь раз, прежде чем криговцам пришлось отступить. Еретики отразили и второй штурм. Придется готовиться к третьему…


Третий штурм и далее

Теперь атаку на стены возглавит подтянутый на передовую 8-й штурмовой корпус. И вновь волны имперцев захлестнули бреши, и вновь они отхлынули. Еретики отбивались всем, что у них было. На протяжении следующего года криговцы предприняли ещё четыре штурма, и все они окончились кровавыми отступлениями. К битве присоединились титаны, и таким образом сектор 57-44 превратился в самое жестокое и адское поле боя за всё время осады. Сражение стало настоящей мясорубкой, затягивавшей в себя все новых и новых людей. Четвёртая атака закончилась тем, что бунтовщики подорвали свою собственную гигантскую мину под первым кратером, в результате уничтожив сотни залёгших там солдат. Взрыв ещё больше углубил провал и разбросал вокруг новые обломки, однако гвардейцам пришлось остановить атаку.

Как же захватить брешь? Маршал Кагори беспокоился, что она съедала слишком много ресурсов. Постоянно запрашивать поддержку титанов не представлялось целесообразным. Пусть битвы у пролома бушевали яростнее всего, сама осада шла своим чередом. Весь регион по-прежнему представлял собой одно сплошное поле боя. Атаки и контратаки, рейды и ответные налёты — обе стороны беспрестанно нападали на вражеские позиции в попытке преодолеть их. Космодесантники Хаоса продолжали свои опустошительные атаки. Выяснилось, что Альфа-Легионеры проводят операции глубоко в тылу имперцев, уничтожая артиллерийские позиции и склады с боеприпасами. Весь 1-й линейный корпус сражался с последователями Нургла, выдерживая ужасы химической войны. С мятежниками по-прежнему оставался Легио Вулканум, на корню пресекая любые попытки полномасштабного наступления криговцев. Для противодействия им требовались титаны Легио Асторума, поэтому постепенно богомошины рассеялись по Ван Мирсландской пустоши. Ежедневно на всей линии фронта бушевали неистовые сражения. На стол маршала поступали новые и новые отчёты о столкновениях и потерях. Не прекращалась и туннельная война. Возможно, инженеры смогут организовать ещё один прорыв, может даже создать вторую брешь? Этого не случилось, враг хорошо усвоил урок и создал разветвлённую сеть контрподкопов. Кампания под землёй зашла в тупик точно так же, как на поверхности. Противники не уступали друг другу, подобно огромным борцам обмениваясь ударами и ответными выпадами, но ни одному не хватало сил одолеть недруга. После яростных баталий и более миллиона обретших Мир Императора криговцев, темп войны упал. Великие замыслы маршала насчёт нового рывка рассыпались прахом. Еретики не сломались, и, пускай с огромнейшим трудом, но выстояли. Если в некоторых местах имперцы уже видели перед собой куртину, то в других так и не смогли вырваться из внутренней полосы обороны.

Более уже не окружённые с востока, бунтовщики получили возможность проводить фланговые атаки и рейды. Там, вдали от траншей, роты всадников смерти вели свои собственные ожесточённые бои, патрулируя огромные расстояния в поисках врагов. Короткие перестрелки с неприятельскими разведчиками вспыхивали часто и в самых разных местах.

Так прошёл ещё один год осады Вракса, с огромными потерями и небольшими приобретениями. Конца для уставших от войны криговцев по-прежнему не было видно. Единственными хорошими новостями для Кагори стало то, что охранявшие звёздную систему корабли не нашли ни следа «Сердца анархии». Должно быть, линкор покинул Вракс, получив слишком тяжёлые повреждения, чтобы продолжать войну. Линии снабжения к арсенальному миру вновь стали безопасными.


Долгая война продолжается

После отгремевших боёв долгая война на истощение вернулась в привычное русло. Противники накапливали войска, проводили реорганизацию и переоснащение. Ежедневные артиллерийские дуэли происходили по-прежнему, но пока что обе стороны исчерпали силы. Маршал Кагори принял результаты своего наступления и начал составлять новые планы по отвоеванию захваченных врагом территорий, однако теперь он понимал, что ему придётся истощать еретиков и дальше, если придётся, то до бесконечности. Мятежники, усиленные безумными хаосопоклонниками и полностью принявшие предложенные Тёмными богами силы, не дрогнут и не сдадутся. Их придется уничтожить, истребить до последнего человека. Согласно подсчётам имперцев, изначально Вракс и самопровозглашённого мессию защищало около восьми миллионов солдат. Сколько же их оставалось теперь? Если 88-я осадная армия убивала врагов согласно расчётному уровню в соотношении один еретик к двум криговцам, значит, с начала войны погибло уже больше трёх миллионов бунтовщиков. Таким образом, гвардейцы пока даже на половину не истощили людские резервы кардинала-отступника, а к нему ещё и прибыли подкрепления.

Если раньше противники были обычными ополченцами, рабочими и жалкими необученными отребьями, то теперь они стали настоящими ветеранами, в горниле жестокой осады превратившимися в первоклассных солдат. Они верили, что на их стороне сами боги, и что в конечном итоге они победят, невзирая на любые потери. Долгое время от кардинала Ксафана не было ни слуху, ни духу. Мог ли он всё ещё прятаться где-то в глубинах своего логова? Возможно, на Вракс следовало прислать служителя Оффицио Ассасинорума, чтобы устранить его? Впрочем, особого смысла в этом никто не видел. Скорее всего, мятежниками уже руководили командиры космодесантников Хаоса. Теперь война велась согласно их планам и в соответствии с их пожеланиями.

Итак, обе армии вновь оказались в патовой ситуации. Долгая война будет идти дальше. Намеченная дата окончания осады прошла почти два года назад. Администратум согласился продолжить войну и изыскать дополнительные ресурсы, но Департаменто Муниторум инициировал проведение анализа кампании. Рассчитанный на двенадцать лет план подошёл к концу, однако ожидаемой победы так и не принёс.

Несмотря на возражения Кагори, выделять требуемых для осады Вракса ресурсов в прежнем объёме больше не представлялось возможным. Криговцы требовались Администратуму и в других военных зонах, поэтому приоритетность кампании в арсенальном мире придётся снизить. Осада не прекратится, еретиков всё равно требовалось победить, а Вракс — вернуть под власть Императора. Просто, согласно новой политике, боевые действия затянутся и в долгосрочной перспективе потребуют больших жертв. Маршал со своим штабом выступил с доводами перед советом делегатов, присланных Департаменто, чтобы известить Кагори о принятом решении. Впрочем, не помогло даже это. Магистр Департаменто Муниторум на Терре уже утвердил пересмотренные планы. Маршалу придётся действовать с ограниченными подкреплениями и меньшими ресурсами, а также переработать стратегию в соответствии со сложившимися реалиями. Кагори дадут ещё пять лет, прежде чем Департаменто Муниторум проведёт следующую проверку.

В ответ на этот тяжёлый удар маршал выслал делегацию офицеров своего штаба, поручив им как можно скорее найти помощь, прежде чем новая политика Департаменто Муниторум не вступит в силу.


Ударная группировка Айнеи

Посланники Кагори встретились с ударным крейсером Красных Скорпионов «Аркс Фиделис» в звёздной системе Кантус. Корабль Адептус Астартес возвращался с патрулирования опасного созвездия Фиде и использовал станцию снабжения Имперского Флота у Кантуса IX для пополнения припасов перед отбытием домой.

Космолёт перевозил объединённую ударную группировку, состоявшую из частей четырёх рот под началом командующего 3-й роты Айнеи. С ним находилось около сотни боевых братьев из 1-й, 3-й, 6-й и 8-й рот, которые атаковали и уничтожили твердыню орков-пиратов. Миссия была совершенно обыденной, и космодесантникам не составило труда разгромить ксеносов. До возвращения в крепость капитула им предстояло провести ещё несколько операций против местных налётчиков.

Делегатов Кагори встретили со всеми положенными почестями, и командующий выслушал их просьбу. Маршалу требовалась помощь в проведении кампании на Враксе. Его полки оказались в патовой ситуации, и ему нужно было придать войне новый импульс. Многие попытки уже провалились, поэтому теперь он обращался к лучшим воинам Императора. Айнея согласился рассмотреть вопрос и направить его лорду верховному командующему. Сам он не санкционирует подобную операцию, хотя как доверенный офицер имел на это полное право.

Спустя несколько месяцев ожидания в штаб маршала Кагори на Фракийце-Примарисе пришёл ответ. Лорд верховный командующий Красных Скорпионов решил перебросить свои силы на Вракс, найдя возможность избавить Галактику от опасного еретика Ксафана и союзных ему легионеров-предателей истинным даром от Императора. Ударная группировка Айнеи отправится в систему Вракса и проанализирует ход наземной кампании, после чего примет решение, где лучше всего нанести удар. Тем не менее, он выдвинул условия, согласно которым действовать его космодесантники будут исключительно под руководством своего командующего, ни один Красный Скорпион не перейдёт в распоряжение другого командира, и Айнея мог использовать свои силы так, как сочтёт нужным.

Маршал согласился, обрадовавшись тому, что элитная ударная группировка окажет ему помощь несмотря даже на наложенные Департаменто Муниторум ограничения. Он передал офицерам Космодесанта всю имеющуюся информацию, а те провели собственный совет, чтобы определить, куда лучше всего послать войска. В итоге они решили, что целью станет пролом в секторе 57-44, поскольку там их небольшой отряд сможет сильнее всего повлиять на исход кампании. Адептус Астартес спланируют и проведут операцию по захвату бреши и прорыву куртины. Она получила кодовое название «Место казни».


Ветеран-сержант Красных Скорпионов

Vraks2065.jpg


1. Силовой доспех

Силовая броня космодесантника была в значительной степени переработана оружейниками ордена. Она сочетает в себе элементы наиболее распространенного силового доспеха типа VII и древнего типа IV. Верхняя часть доспехов практически полностью взята от образца типа IV «Максимус», особенно хорошо это заметно по шлему. Этот вид брони был разработан в конце Великого крестового похода, объединив в себе технические достижения и секреты, обнаруженные во множестве новых покорённых миров. Тип IV был незначительно облегчён по сравнению с более ранним образцом — типом III, благодаря новейшим на тот момент сплавам. В то время многие капитулы были полностью или частично переоснащены новыми образцами доспехов, но сегодня тип IV выглядят как пережиток былой эпохи, а большая их часть была конструктивно объединена с более поздними образцами. Безусловно, несколько орденов могут похвастаться наличием оставшихся с давних времён полных комплектов лат типа IV. Капитулы хранят их как реликвии, надеваемые исключительно для отправления церемониальных обрядов.

Нижняя часть доспехов, защищающая ноги, полностью взята от образца типа VII и немного изменена, чтобы позволить двум разным типам брони действовать как единое целое. Несмотря на то, что тип VII считается стандартным образцом, броня космодесантника принадлежит ему и может быть украшена и усовершенствована владельцем. После его смерти латы вернутся в оружейную и перейдут к новому рекруту.


2. Силовой меч

Основное оружие сержанта — его силовой меч, который он несет не только как оружие, но и как знак старшинства среди своих воинов. Сработанный вручную оружейниками ордена, он представляет собой полуторный палаш (предназначенный для фехтования как одной рукой, так и двумя), в навершие эфеса которого встроен небольшой генератор. После его активации лезвие окаймляет потрескивающее энергетическое поле, разрушающие любую молекулярную структуру при ударе, значительно увеличивая пробивную способность. Подобно броне, меч Серика также считается артефактом ордена и поэтому хранится в святилище 2-й роты до тех пор, пока он не понадобится на поле боя. После гибели сержанта меч будет передан назначенному на его место воину, который станет достойным примером для подражания, подобным тому, что являл собой предшествующий носитель меча.


3. Болт-пистолет

Личным оружием сержанта является болт-пистолет типа VII модели «Ультра», широко распространенный среди космодесантников. Точно так же как и из болтера, огонь из пистолета ведется масс-реактивными снарядами с бронебойно-осколочной боевой частью, которые проникают внутрь цели, после чего детонируют, буквально разрывая её на куски изнутри. Для стрельбы из болт-пистолета также можно использовать специальные боеприпасы. В конструкцию пистолета введены многие другие продвинутые возможности — например, генетическая идентификация по отпечатку ладони, который считывается авточувствами силовой брони перед активацией оружия. Данные прицеливания и счётчик боеприпасов также выводятся на дисплей шлема космодесантника посредством авточувств.

Ёмкость магазина — десять зарядов, конструкция пистолета допускает ведение огня как одиночными выстрелами, так и короткими очередями с отсечкой по три выстрела. Пистолет считается эффективным оружием подразделений, предназначенных для уничтожения противника в рукопашной схватке, и является вспомогательным оснащением офицеров и бойцов с громоздким тяжёлым оружием.


4. Кибернетическая рука

Хотя усовершенствованный организм космодесантника позволяет ему переносить ранения, которые убили бы простого смертного, нет ничего необычного в том, что при серьёзных ранениях повреждённую конечность или орган заменяют кибернетикой. Каждое кибернетическое устройство спроектировано и произведено по техническим требованиям, составленным апотекарием ордена. Эта адамантиевая конечность может воспроизводить все движения и действия настоящей руки с небольшой потерей ловкости, благодаря чувствительным нейронным датчикам и когнитивно-двигательным усилителям. Протез требует тщательного ухода за собой между боевыми действиями.

В некоторых капитулах кибернетику прячут под искусственной кожей, но в остальных предпочитают носить её открыто, выставляя напоказ раны, полученные в былых сражениях, как знак чести. В данном случае, сержант Зур потерял руку в результате попадания плазменного заряда, когда служил терминатором в 1-й роте. После стабилизации и эвакуации его доставили в апотекарион ордена, где остатки развороченной руки десантника удалили и заменили. Из-за полученного ранения Зур уже в звании ветерана-сержанта был переведен обратно во 2-й роту, туда, где его боевой опыт мог быть использован наилучшим образом.


5. Знаки различия и символика

Символ ордена Красных Скорпионов носят на левом наплечнике все боевые братья. Зур также имеет печати чистоты. Вручаемые капелланом роты, эти печати свидетельствуют о верности и стойкости космодесантника перед лицом развращающих сил Хаоса. Они дают его душе дополнительную защиту от демонических атак и укрепляют его решимость, когда он сталкивается лицом к лицу с противником, который способен поколебать веру простых людей в божественную силу Императора, как Защитника Рода Людского.

Несмотря на то, что он больше не терминатор, Зур по-прежнему носит Крукс Терминатус (известный также как «почесть терминатора»). Этот позолоченный крест отмечает ветерана-сержанта как служившего когда-то ордену в качестве терминатора в ветеранской роте, и тем самым получившего право открыто носить почитаемый Крукс Терминатус весь срок своей службы. Крукс Терминатус также свидетельствует о том, что после прохождения повторного обучения он сможет вернуться обратно в ряды 1-й роты, если того потребует капитул.

Белый шлем — традиционный символ ветерана. В ордене Красных Скорпионов каждый боевой брат, принявший участие в пятидесяти боевых операциях, считается ветераном, и получает честь носить белый шлем.

Номер отделения сержанта нанесён на его наколенник — в данном случае, «шесть» — тактическое. Опознавательный знак тактического отделения (большая стрела) находится на правом наплечнике (на рисунке не виден).


Здесь изображён ветеран-сержант Зур, командир 6-го тактического отделения 6-й роты во время операции «Место казни».


Операция «Место казни»

Миссия требовала тщательной проработки и всех имеющихся в распоряжении командующего Айнеи ресурсов, включая «Аркс Фиделис». Космодесантники нанесут молниеносный удар под покровом ночи, рассчитанный буквально до секунды. На острие атаки пойдут отделения 1-й роты — братья-ветераны в терминаторских доспехах. Их возглавит сам Айнея с кодицием Яэком, воспользовавшись телепортационной камерой крейсера для доставки мощного штурмового отряда непосредственно к бреши. Ударить следовало с максимальной точностью, для чего придётся подвести корабль как можно ближе к цели, а также расположить рядом маячок. Айнея не станет пускать что-либо на самотёк.

Для размещения телепортационного маячка возле дыры потребуется небольшой отряд добровольцев, что десантируется из «Громового ястреба» за несколько секунд до появления терминаторов. Команда высадится с помощью прыжковых ранцев, после чего установит устройство, на которое затем нацелятся сюрвейеры «Аркс Фиделиса». Далее к бреши телепортируются терминаторы и начнут сам штурм. Тем временем, пока авангард будет атаковать, второй отряд штурмовиков выдвинется на помощь ветеранам вместе с бронетехникой ударной группировки, включая специализированное осадное оснащение, вроде «Поборников». Когда бойцы 1-й роты захватят пролом, подоспевшие наземные силы отразят неизбежные контратаки. После установления контроля над брешью космодесантники отправят кодовое слово, сообщая об успешном завершении задания, и для развития успеха отправится боевая группа из специально отобранных подразделений 11-го штурмового корпуса. Помимо них, в состав группы прорыва войдут также титаны Легио Асторума. Верховный принцепс Драука согласился с планом и даже решил лично присоединиться к группе со своим «Преторианцем», боевым титаном типа «Разбойник». Если всё пройдёт согласно плану, Красные Скорпионы передадут брешь криговцам и вернутся обратно на ударный крейсер. Впервые за всё время осады еретиков ждала встреча с истинной мощью Империума. Час «Ч» назначили на 989826.М41.

На борту «Аркс Фиделиса» боевые братья подготавливались к бою. Капелланы благословляли оружие и доспехи. Командующий Айнея провёл целый день в молитве, стоя на коленях перед алтарём Императора в святилище крейсера, прежде чем облачиться в терминаторскую броню вместе с кодицием Яэком и братьями-ветеранами 1-й роты. Он уже отобрал пятерых волонтёров для размещения маячка — ими стали штурмовики 8-й роты во главе с сержантом Куллном. Наземные силы готовились к высадке на поверхность в «Громовых ястребах». Командование над ними возьмёт доверенный помощник Айнеи, ветеран-сержант Зур из 6-й роты, вместе с тремя самыми опытными воинами роты, дредноутами — бывшим капелланом Наиром, почтенным братом Рзасой и братом Дэресом, которые будут специально экипированы для осады камнедробильными штурмовыми бурами и пушками «Инферно».

Капитан «Аркс Фиделиса» получил приказания. Он подведёт корабль к оставшимся шахтам оборонительных лазеров, которые, вне всяких сомнений, засекут его и немедленно откроют огонь. Крейсер подвергнется огромному риску, но ему требовалось выдержать вражеский обстрел лишь до тех пор, пока отряд Айнеи не телепортируется в бой. После выполнения своей задачи капитан должен будет провести манёвр уклонения и немедленно убраться прочь.

Наконец, час «Ч» настал, когда «Аркс Фиделис» вошел в радиус поражения Цитадели. Лучи оборонительных батарей устремились ввысь, едва ударный крейсер спустился на низкую орбиту, паля из бомбардировочных пушек. После того как пустотные щиты космолёта схлопнулись под непрерывным обстрелом, лазерные заряды забили уже по его толстой броне.

Глубоко внутри крейсера с гулом ожили древние машины, стремительно наращивая энергию. В телепортационной камере заплясали молнии, пока носившийся туда-сюда техножрец регулировал настройки и бормотал молитвы умиротворения архаичному машинному духу. В центре помещения высился командующий Айнея, величественный в своей огромной броне с печатями чистоты и почётными знаками, силовым мечом в левой руке и заряженным штормболтером в правой. За ним стоял кодиций Яэк с десятью бойцами в таком же облачении, все вооружённые громовыми молотами, грозовыми щитами или длинными молниевыми когтями, выступающими из мерцающих силовых перчаток.

Пока «Аркс Фиделис» содрогался под ударами лазеров, единственный «Громовой ястреб» уже подлетал к бреши с юга, стараясь держаться не более чем в сотне футов над тёмной поверхностью Вракса. Перед задней аппарелью стояли пятеро космодесантников из штурмового отделения Куллна. Сержант крепче сжал маячок, когда пилот предупредил их, что они возле зоны выброски. Вместо ответа турбины прыжковых ранцев штурмовиков взвыли, и за медленно опустившимся трапом появилось свинцовое небо.

По команде Куллна бойцы выпрыгнули, нырнув во тьму и ураганную спутную струю «Громового ястреба». Прыжковые ранцы заработали на полную мощность, чтобы замедлить недолгое падение десантников, и пятеро штурмовиков устремились в сам кратер-брешь. Через пару секунд они приземлились, врезавшись в землю с силой, что переломала бы обычному человеку все кости. Каждый Красный Скорпион перекатился и вскочил обратно на ноги, уже держа болт-пистолет наизготовку и высматривая врагов.

Еретики узнали о приближении «Громового ястреба» по рёву трёх его реактивных двигателей. Самолёт чёрной тенью скользнул над ними, после чего исчез, быстро скрывшись вдалеке. Но часовые мятежников уже всполошились и начали прочёсывать местность. По дыре заплясали лучи фонариков и прожекторов, пока Куллн в окружении прикрывающих его бойцов устанавливал маячок. А затем отряд засекли. Во тьме над головой сержанта, уже торопливо посылавшего сигнал на «Аркс Фиделис», со свистом пронеслись первые пули, которых очень быстро стало больше. Враги приближались.

Маячок пискнул, оживая, когда сюрвейеры «Аркс Фиделиса» захватили цель. Куллн немедленно приказал открыть огонь. Болт-пистолеты зарявкали с характерными звуками воспламеняющихся масс-реактивных снарядов, за которыми следовали раскатистые взрывы попадающих в цели болтов. Часовых на краю воронки разорвало на куски. Битва началась.

Всего пятеро космодесантников стояли перед сотнями бунтовщиков. Тем не менее, бойцы Куллна бесстрашно запустили прыжковые ранцы вновь и понеслись вдоль склона кратера наверх, прямо на врагов. Цепные мечи принялись рубить и кромсать, болт-пистолеты извергали в ночь ярко пылающие снаряды. Отделение сержанта расправилось с первыми неприятелями, но те уже успели поднять тревогу. К оборонительным позициям сбегалось всё больше мятежников. Из темноты на огненном хвосте прилетела ракета, и, врезавшись одному из боевых братьев в грудь, взрывом крак-боеголовки пробила ему броню и разнесла торс. Ещё одному Красному Скорпиону выстрел попал в шлем, превратив лицо в кровавое месиво. Сильно уступая врагам в численности, даже избранные воины Императора не смогли бы продержаться сколь-либо долго. Куллн срочно нуждался в подкреплениях.


«Поборник» занимает позицию для стрельбы рядом с куртиной, пока «Разбойник» шагает навстречу противникам.


По Айнее и его людям заструились синие молнии, и внезапно телепортационная камера «Аркс Фиделиса» взорвалась светом. Ожил как будто сам воздух, шипя и искрясь от чистых энергий. Когда ослепительная яркость померкла, зал уже был пуст.

Терминаторы Айнеи возникли во вспышке света и ореоле обжигающей энергии, прямо перед своей целью. Они появились из ниоткуда, переброшенные через варп на короткое расстояние с ударного крейсера на поверхность Вракса. И вот теперь началась настоящая бойня. Штормболтер командующего исторг поток снарядов, когда ветераны перешли в наступление. Пули защитников отскакивали от терминаторской брони и грозовых щитов подобно камушкам. Громовые молоты и молниевые когти оставляли в рядах изменников широкие просеки. Во мраке воцарился хаос, но космодесантники в точности следовали плану и сохраняли дисциплину, последовательно зачищая брешь. Психосиловое оружие Яэка, бившегося плечом к плечу со своим командиром, окутывала энергия, а с его пальцев срывались молнии, поражая всех, кто стоял перед ним, мощью укрощённого Имматериума. Еретики, которые не сбежали, были перебиты до последнего человека.

Как только терминаторы ввязались в бой, ударная группировка сержанта Зура, построившись огневой цепью, ринулась вперёд. Вместе с отделениями шагали и три огромных дредноута. Ночь не могла надолго скрывать их атаку. Мелькавшие по ничейной земле лучи прожекторов упали на машины Адептус Астартес, и враг немедленно начал стрелять.

Боевые братья Зура наступали сквозь яростный огонь, давая в ответ выверенные прицельные очереди из болтеров. Из-за спин продвигающихся отделений вверх понеслись ракеты и лазерные лучи, забив по парапетам. Взревели тяжёлые болтеры, исторгая ливни масс-реактивных снарядов в попытке подавить укреплённые точки еретиков. Вокруг начали ложиться снаряды заранее пристрелянной артиллерии. От взрыва Зура подкинуло в воздух, и сержант упал в дожде из щебёнки и раскалённых осколков, впрочем, не получив видимых ранений. Ветеран поднялся на ноги и прокричал остальным братьям идти дальше. Их командир ждал впереди, сражаясь за брешь, и им следовало добраться до него как можно скорее. Откуда-то из тьмы выстрелил «Поборник», попав точно в руины дота, восстановленного с помощью мешков с песков и булыжников. Небольшой бункер разлетелся на куски, и располагавшееся внутри тяжёлое оружие смолкло.

Ведущее тактическое отделение Зура достигло края воронки. Под шквальным обстрелом бойцы остановились для перегруппировки и перезарядки, ведя болтерный огонь на подавление. Вместе с ними был дредноут-капеллан Наир, стволы плазменной пушки которого уже раскалились докрасна. Вскоре к ним присоединились братья Рзаса и Дэрес, силовыми бурами дробя самые большие обломки, чтобы расчистить путь для едущих сзади машин. Прибывший следом первый «Поборник» открыл огонь по навесной траектории, осыпая парапет тяжёлыми осадными снарядами, от мощных взрывов которых с куртины полетели камни и куски кладки.

К минному кратеру подтянулись основные силы ударной группировки Зура, и вместе с капелланом Наиром во главе они спустились на дно, где ранее полегло так много криговцев. Под кинжальным огнём и усиливающимся артиллерийским обстрелом космодесантники принялись взбираться по дальнему склону. Бойцы, спешившие на помощь своему предводителю, благодаря силовым доспехам даже не сбивались с шага.

Прямо впереди них братья Айнеи встретили контратаку огринов. Командующий разил силовым мечом налево и направо, отрубив ногу одному разъяренному зверю, который пошатнулся и упал, продолжая неистово размахивать увесистой дубиной. Атака огринов быстро захлебнулась, поскольку на сей раз они столкнулись вовсе не с обычными гвардейцами. Удары громовыми молотами откидывали существ, чья подстёгиваемая наркотиками нервная система отказывала от перенапряжения. Молниевые когти работали без устали, рассекая примитивную пластальную броню подобно бумаге и превращая огринов в кучи окровавленного мяса. Возле Айнеи дрался единственный выживший штурмовик, сам сержант Куллн, стискивавший цепной меч обеими руками, поскольку опустевший болт-пистолет он выкинул ещё раньше. За свои героические действия той кровавой ночью сержант Куллн впоследствии будет переведён в ряды 1-й роты капитула.

Зур и капеллан Наир встретились с командующим. Все они пострадали в бою, их доспехи были выщерблены и опалены, но Красные Скорпионы взяли брешь. Повсюду валялись трупы еретиков, часто прямо на истлевших костях старых покойников. Там, где все наступления криговцев потерпели крах, молниеносная атака космодесантников увенчалась успехом. Мятежники не смогли воспрепятствовать внезапному телепортационному удару терминаторов, неистовству их атаки и психической мощи кодиция Яэка. По приказу Айнеи подоспевшие подкрепления организовали оборонительный периметр. Они захватили пролом, и командующий послал сигнал об успехе миссии. Теперь им предстояло продержаться до подхода боевой группы криговцев и титанов Драуки. Айнея и его боевые братья понимали, что сражение ещё далеко не окончено.


Здесь мы стоим…

У повстанцев имелся чрезвычайный план на случай штурма куртины. Для отражения прорыва они подготовили силы быстрого реагирования из танков и мотопехотных отрядов на «Химерах». Когда новости о поражении достигли командиров еретиков, соединение бросили в контратаку, чтобы не дать имперцам развить успех и отбить брешь назад. Вместе с ним в битву отправились и титаны.

Перед рассветом две противостоящие армии уже находились в пределах прямой видимости. Боевые братья Айнеи заняли взорванные остатки куртины и засыпанную обломками землю. Отделения опустошителей разместились в самой бреши, в то время как терминаторы отошли назад, чтобы своевременно заблокировать любой прорыв неприятеля. Здесь Красные Скорпионы будут стоять несокрушимой стеной. Еретики по-прежнему обстреливали местность, поэтому десантникам пришлось окопаться и спешно возвести баррикады. Подкрепления для ударной группировки были уже в пути.

В авангарде боевой группы 11-го штурмового корпуса шли отделения инженеров, которым предстояло уничтожить остававшиеся вокруг бреши препятствия. Следом двигались основные силы прорыва — роты танков, каждую из которых сопровождало по сверхтяжёлой машине. Последними наступали пехотинцы вместе с полевой артиллерией, которая вскоре остановилась и развернулась, готовая начать обстрел по первому требованию.

С первыми блеклыми лучами зари еретики устремились в контратаку. Титаны открыли мощный огонь издалека, вызывая новые обрушения в стене. «Секач» Красных Скорпионов получил прямое попадание высокоэнергетическим лучом пушки «Вулкан» и испарился, оставив на месте гибели лишь почерневшие камни. Огромный, раскалённый добела осколок отсёк капеллану Наиру руку. Артиллерия криговцев начала стрелять в ответ. Над головами космодесантников с рокотом и воем понеслись снаряды расположенных в тылу осадных орудий, приземляясь у ног титанов. В магнокуляр-сканер Айнея следил за распускающимися бутонами взрывов. Он увидел несущуюся вперёд технику бунтовщиков — тяжёлые танки с катящимися за ними бронетранспортёрами. Несколько угодивших под артудар машин уже горели, извергая в небо густой ядовитый дым. Однако на его позиции продолжали обрушиваться выстрелы титанов, оставляя после себя воронки и расколотые камни. Где же Драука? Вражеские махины требовалось связать боем до того, как станет слишком поздно. Их массивные орудия без труда расправятся даже с могучими Адептус Астартес. Командующий оглянулся на позиции криговцев, и тут увидел, как из клубящегося дыма выступает огромный «Разбойник».

Титан верховного принцепса на полной скорости шагал к бреши, переступая ещё продвигающиеся вперёд танки и лёгкие машины. Авгуры Драуки уже засекли вражеские богомашины, и модерати-стрелки просчитывали траектории огня для всех орудий. Следом за «Разбойником» бежали две «Гончие». «Преторианец» первым достиг пролома, и его пустотные щиты вспыхнули и затрещали от попаданий. Айнея поднял глаза, когда гигантская машина войны прошла прямо над ним. Принцепс, находившийся на уровне восьмиэтажного здания, обозревал всё поле битвы подобно богу, что вполне соответствовало невероятной мощи махины под его управлением. Командующий учуял запах озона, и ощутил, как вибрирует и гудит воздух, когда три турболазерных уничтожителя «Разбойника» зарядились и внезапно ожили, послав тройку ослепительно-ярких лучей. Айнея проследил за полётом разрядов, и увидел, как ярко полыхнули щиты вражеского титана. С воем поршней великая богомашина переступила его людей, а секундой позже её примеру последовали шедшие сзади «Гончие», казавшиеся почти мелюзгой по сравнению «Разбойником», от поступи которого дрожала земля. Обе махины также открыли огонь. Удовлетворённый Айнея вновь водрузил на голову шлем. Теперь, когда титаны сошлись в собственном поединке, его бойцы могли сосредоточиться на приближающихся неприятельских танках, чей огонь неуклонно усиливался. К еретикам с визгом устремились лазерные лучи и крак-ракеты, и одна из «Химер» превратилась в растущее огненное облако. Айнея отступил — теперь он будет руководить битвой, а не участвовать в ней лично. Это ещё успеется. Пока что имперцам предстояло помериться с еретиками силами в огневой дуэли. Оглянувшись снова, командующий увидел, как первый истребитель титанов «Теневой меч» медленно преодолел кратер, переполз через край и, взревев двигателем, смёл оставшиеся обломки. Вскоре он также присоединился к борьбе богомашин.

Мятежники продолжали контратаковать весь день, но в брешь вливалось всё больше криговцев. Несколько раз вражеская пехота достигала пролома, лишь чтобы быть отброшенной Айнеей и его терминаторами. Сам командующий в разгар боя получил прямое попадание из плазменной пушки. Терминаторский доспех спас ему жизнь, однако выстрел пробил толстый нагрудник, и неистовый жар сжёг броню и грудь воителя, обнажив чёрный панцирь под ней. Когда апотекарий вместе с сержантом Куллном отволокли Айнею с поля боя, тот уже едва оставался в сознании, но, пересиливая ужасную боль, продолжал отдавать приказы. Рана была крайне тяжёлой, однако, введя стабилизирующие препараты, медик объявил, что командующий будет жить, пусть даже и с помощью обширной кибернетической аугметации.

Командование наземными силами перешло к ветерану-сержанту Зуру и брату Наиру, которые организовали упорное сопротивление. Красные Скорпионы бились целый день, пока не израсходовали все боеприпасы, но к тому времени криговцы уже смогли остановить наступление еретиков. Боевая группа принцепса Драуки закончила сражение с неприятельскими богомашинами. Одна «Гончая» была уничтожена выстрелом пушки «Вулкан», оставившим от неё лишь пару огромных ног; корпус же и голова титана сгорели в мощнейшем взрыве плазменного реактора, что озарил поле битвы подобно второму солнцу. Тем не менее, в перестрелке противник понёс слишком большой урон, и предпочёл отступить, чем погибнуть. Теперь Ранд Драука мог отметить на почётном знамени «Преторианца» ещё одну победу над презренным Легио Вулканумом.

Когда Зур решил, что гвардейцев собралось достаточно, чтобы отразить любую атаку еретиков, он приказал выжившим космодесантникам отступить. Красные Скорпионы вернулись в тыл, по большей части своим ходом или на корпусах немногих уцелевших машин. Из девяноста шести боевых братьев, начавших операцию «Место казни», вернулось всего тридцать четыре, большинство также с серьёзными ранениями. Командующий Айнея сильно пострадал, а почтенный брат Наир лишился правой руки с лазерной пушкой. Брат Дэрес погиб от танкового снаряда, пробившего его бронированный саркофаг. Остатки грозной машины доставили на имперские позиции, чтобы позднее восстановить и однажды вновь отправить в битву с врагами Императора.

Апотекарии прошлись по полю брани и извлекли из поверженных братьев жизненно-важные прогеноиды, после чего выжившие погрузили тела в «Носороги» для транспортировки в крепость капитула, где над ними проведут положенные погребальные обряды перед самим лордом верховным командующим. Сержант Куллн, оставшийся без прыжкового ранца, вернулся вместе с остальными десантниками; его доспех был весь искорёжен и смят, левый наплечник оторван, шлем потерялся где-то в бою. Подоспевшие вскоре «Громовые ястребы» перевезли космодесантников назад на орбиту. «Аркс Фиделис» выдержал обстрел оборонительных лазеров, хоть и успел получить повреждения, прежде чем отошёл от планеты на безопасное расстояние.

Адептус Астартес выполнили задание. Они возложили положенную жертву на алтарь Императора. Ценой победы стало множество жизней храбрых боевых братьев и сгинувших навеки духов машин. Тем не менее, вклад ордена в осаду было трудно переоценить. Мало какие имперские силы смогли бы совершить подобное. Благодаря героизму Красных Скорпионов в секторе 57-44 криговцы наконец преодолели куртину.

Теперь перед ними лежала крепость Вракса.


Позиции 88-й осадной армии после операции «Место казни».


Предвестники и знамения

На Фракийце-Примарисе маршала Кагори оторвали от рутинного брифинга и прослушивания сводок с Вракса. До него дошли новости о прорыве в секторе 57-44, и теперь штабу предстояло рассчитать новые потребности в снабжении. Решение маршала задействовать капитул Космодесанта оправдало себя, и теперь, казалось, перед 88-й осадной армией уже замаячило окончание войны. Кризис после поражения в первой битве за Вракс удалось преодолеть.

А затем прибыл сервитор-шифровщик с автоматическим сообщением для маршала. В штаб-квартиру явился важный посетитель, назвавшийся представителем Императорской Инквизиции, и требовал незамедлительной встречи.

Кагори приостановил собрание, а сам отправился к гостю. Даже высокопоставленный маршал Империума, распоряжавшийся жизнями миллионов людей, не мог заставлять ждать инквизитора. Посетитель в тяжёлых, пышных облачениях оказался неестественно высоким для обычного человека, и сложенным подобно космодесантнику — с широкими, мускулистыми грудью и плечами. Его богатое одеяние украшали меха невиданных животных, на лице виднелись глубокие шрамы, а взгляд был пронизывающим и загадочным, кто-то даже мог бы назвать его нечеловеческим. На шее мужчины висела тяжёлая цепь с увесистым символом «I» Инквизиции. За незнакомцем стояла свита не менее странных людей. Сервиторы-писцы жужжали и гудели. Покрытые ритуальными шрамами воины мрачно смотрели перед собой. Небольшой херувимчик с оперёнными крыльями парил у плеча инквизитора. Ещё там был бледный, худой и закутанный в тёмную мантию человек с молочно-белыми невидящими глазами — астропат. У псионика имелось особое клеймо — знак выжившего в легендарном ритуале «связывании души».

Инквизитор заговорил с маршалом суровым, но почтительным голосом. Он представился лордом Гектором Рексом, обладателем инквизиторского мандата и проктором-генералом конклава Скаруса. По его словам, война на Враксе находилось под угрозой. Инквизитор получил предсказания от Таро Императора. Его провидцы долго медитировали над их смыслом, используя свой дар к предвидению, чтобы узнать вероятное будущее. Все знаки сулили беду. Вракс походил на пороховую бочку. Гектор Рекс был лордом-инквизитором, а потому знал, о чём говорит. Это было не просто предупреждение. Нет, то была истина. Будущее Вракса рисовалось тёмным, куда более кровавым, нежели всё, с чем доселе пришлось столкнуться имперцам. Пускай мятежников удалось оттеснить, но в широком смысле тёмные боги почти закончили свою работу с простыми смертными. Рекс знал, что повстанцы открыто поклонялись неназываемым силам и вступили в союз с легионерами-предателями. Вскоре они попытаются призвать демонических существ и отдадут им себя в качестве сосудов. Если у них получится, то Вракс, возможно, будет уже не спасти. Варп вокруг звёздной системы уже бурлил вовсю. Осадной армии грозила страшная опасность… опасность, которую не могла предсказать ни одна карта, отчёт и план маршала, и не остановят все его орудия с танками. Тёмные боги готовились спустить свои нечестивые легионы, ритуал почти достиг кульминации. Действовать следовало без промедления. У лорда Рекса не оставалось иного выбора, кроме как воспользоваться инквизиторским мандатом и перевести всю 88-ю осадную армию на службу Ордо Маллеус…

... А тем временем на самом Враксе знамения становились всё хуже, но среди имперцев не нашлось никого, способного понять, что природа войны изменилось. Пилоты, пролетавшие над Ван Мирсландскими пустошами, сообщали о появлении второго солнца. В наэлектризованной атмосфере теперь уже беспрерывно бушевали молниевые бури. Тучи становились всё плотнее. Некоторые часовые даже утверждали, будто видели, как из болота ничейной земли восстают мертвецы. На эти странные знаки не обращали внимания, однако вскоре у солдат Императора на Враксе появится новый враг…


«Хищник» Красных Скорпионов. Уничтожен во время операции «Место казни».


«Секач» Красных Скорпионов. Уничтожен во время операции «Место казни».


«Носорог» Красных Скорпионов. Уничтожен во время операции «Место казни».


«Лэндрейдер» Красных Скорпионов. Это — почтенная первая машина Оружейной, иногда используемая в качестве личного транспортного средства для старшего апотекария капитула.


Осадный дредноут Красных Скорпионов, брат Дэрес. Штурмовой бур Дэреса существенно помог в захвате бреши.


«Поборник» Красных Скорпионов, один из трёх, развёрнутых для штурма. Машина была уничтожена во время битвы.


Титан типа «Гончая» Легио Вулканум. Обратите внимание, что одержимая машина войны истекает кровью из «ран».


«Малкадор» типа «Аннигилятор» отступников, уничтоженный в ходе контратаки криговцев, прорывающихся через куртину.


«Химера» отступников, встреченная во время боя за брешь в куртине.


«Химера» отступников, встреченная во время боя за брешь в куртине.


«Малкадор» типа «Защитник» с оригинальными обозначениями, поверх которых нанесли руны Хаоса.


«Осквернитель» Хаоса, возглавлявший атаку банды Берсеркеров Скаллатракса.


«Осквернитель» Хаоса. Поначалу эти еретические машины встречались довольно редко, но со временем донесений об их участии в битвах становилось всё больше.


«Осквернитель» Хаоса, встреченный 19-м осадным полком.


«Осквернитель» Хаоса из банды Апостолов Заражения.


«Леман Русс» типа «Покоритель» 7-го танкового полка, 3-й танк 3-го эскадрона 8-й роты. Обратите внимание на дополнительные воздушные фильтры в моторном отсеке, часто устанавливавшиеся на танки из-за токсичной атмосферы Вракса.


Сверхтяжёлый танк «Махарий» типа «Вулкан» из 11-го полка, 6-я рота тяжёлых танков. Машина была выведена из строя вражеской артиллерией, после чего экипаж покинул и уничтожил её.


Сверхтяжёлый истребитель титанов «Теневой меч», в прошлом принадлежавший 61-му танковому полку. Машина была вывезена с поля боя еретиками и после ремонта вернулась в строй. Вероятнее всего, главное орудие более не работает. Все имперские обозначения были грубо удалены и заменены богохульными граффити.


«Леман Русс» типа «Аннигилятор» 158-го осадного полка, 9-я рота.


«Гонорум», титан типа «Разбойник». Эта машина войны записала на свой счёт 13 подтверждённых убийств, пока из-за серьёзных повреждений ей не пришлось вернуться в тыл на ремонт.