Рейд на Касторел-Новем (кампания)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Pepe coffee 128 bkg.gifПеревод в процессе: 8/9
Перевод произведения не окончен. В данный момент переведено 8 частей из 9.



Рейд на Касторел-Новем (кампания)
Ia08.jpg
Автор Уорвик Кинрейд / Warwick Kinrade
Алан Блай / Alan Bligh
Переводчик Corvinvs, Летающий Свин, Rolz, редактор - Свинота безграмотная
Издательство Forge World
Серия книг Имперская техника / Imperial Armour
Входит в сборник Имперская техника, том 8: Рейд на Касторел-Новем / Imperial Armour Volume Eight, Raid on Kastorel-Novem
Следующая книга Мобильная штурмовая машина «Таврос»
Год издания 2010
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


++ Один-один-дельта, говорит Два-ноль-альфа. Командир, докладываю: погрузка завершена. Готовность номер один. К взлёту готовы.

++ Принято. Говорит Один-один-дельта, полная боевая готовность. Проверка двигателей по моему сигналу: четыре, три, два, один, пуск.

++ Всем группам, двигатели запущены. Системы в норме. Центр управления, ждём подтверждения начала операции.

/// Статическая помеха…

++ Говорит центр. Красный, подтверждение дано. Ждём код начала операции. Будьте на связи.

++ На связи.

/// Статическая помеха…

++ Иниус-Децимус. Повторяю, Иниус-Децимус.

++ Принято. Иниус-Децимус. Код начала операции верен. Всем группам, говорит Два-ноль-альфа, операция начата. Повторяю, операция начата. За Элизию и Императора. Взлетаем, взлетаем…


Конец записи. Считается последним подтверждением операции 181-го Элизианского десантного полка перед рейдом на Касторел-Новем.


Отрывок из отчёта секретариату лорда-командующего Темпестуса, Оффицио Стратегос-Аналитикус, Бакка. Передан командованием 242-й армейской группы в секторе Форсарр. 556992.М41.


Планетарный обзор Касторела-Новем

Kast001.jpg


Сегментум: Темпестус

Сектор: Форсарр

Субсектор: Касторел-Северус

Система: Касторел

Исследована: 170373.М41

Планеты: четырнадцать

Внутренние планеты

Касторел-Унус: камень, атмосферы нет, повышенный радиационный фон

Касторел-Секундус: камень, атмосферы нет, повышенный радиационный фон

Касторел-Терциус: камень, атмосферы нет, повышенный радиационный фон

Касторел-Кваттуор: камень, тонкий слой атмосферы, высокая вулканическая активность

Касторел-Квинтус: газообразная, ядовитая атмосфера

Касторел-Секст: пустынный мир, атмосферы нет

Касторел-Септем: пустынный мир, атмосферы нет

Касторел-Окто: камень (возможно, попавший в гравитационную ловушку метеор)

Касторел-Новем: климат умеренный, стабильная атмосфера


Внешние планеты

Касторел-Децимус: газовый гигант

Касторел-Ундецим: ледяной мир

Касторел-Доудецим: ледяной шар

Касторел-Тредецим: ледяной шар

Касторел-Куаддецим: ледяной шар


Астероиды: Занимают внешнюю область. Поле Мидис Корпус — не разведано

Кометы: не замечено


Касторел-Новем


Краткая сводка: богатый полезными ископаемыми мир. Химическая промышленность. Очистительные заводы и производственные мощности расположены на континенте Итдарина.

Размер: экваториальный диаметр 7160 миль

Гравитация: 0,93G

Спутники: один

Население: приблизительно 2,1 миллиона

Скорость вращения: 990 миль/час

Орбита: примерное расстояние до звезды 132 миллиона километров

Тип климата: умеренный — засушливый (стабильный).

Средняя температура на поверхности: 20°C

Состав атмосферы: 76% азота, 21% кислорода, 0,9% аргона, 0,5% углекислого газа и незначительное количество других газов.

Уровень десятины: Аптус Терциус — максимус [свободна от воинского призыва Департаменто Муниторум].

Оценка: Е7

Климатические регионы:

Полярные шапки: небольшие, быстро уменьшаются.

Моря: 72% поверхности.

Горы/нагорья: на севере и юге. Неисследованные высокогорные регионы.

Равнины/низины: вскрышная разработка месторождений.

Климатический феномен: Циклонические атмосферные условия образовывают тайфуны на северном и южном континентах. Экваториальный пояс стабильный.

Флора: ограничена простыми кактусообразными организмами. Некоторые виды выращиваются гидропонным способом в качестве пищи.

Фауна: истреблена в процессе охоты.

Экономика: ограниченные внутренние рынки, контролируемые представителями Адептус Администратум. Ключевые рынки сбыта: миры-кузницы сегментума Темпестус.

Общество: иерархическое (Империум): рабочие, надсмотрщики, администраторы и правители. Должность планетарного губернатора передаётся по наследству.

Водоснабжение: естественные осадки.

Главные статьи экспорта: очищенные химикаты: хлориды ртути, сульфиды, фульминаты. Военное снаряжение.

Главные статьи импорта: продовольствие, инженерное оборудование, топливо, рабочая сила.

Продовольственное снабжение: гидропоника, поставки из-за пределов планеты.

Урбанизация: район производственных и очистных мощностей расположен на континенте Итдарина. Включает в себя посадочные поля космопорта, жилые блоки рабочих, гидропонные сооружения и прочую инфраструктуру. На данной территории проживает 90% населения.

Остальные 10% занимаются добычей полезных ископаемых на северном и южном континентах, попасть на которые можно только воздушным транспортом.

Тектоническая активность: умеренная. Сдвиги плато на северном и южном материках повлекли за собой несколько небольших землетрясений. Континентальный дрейф медленный, но ускоряется.

Известная история

034461.М38: начало колонизации с целью вскрышной разработки месторождений.

756539.М38: начало очистки полезных ископаемых.

540973.М38: начало производства военного снаряжения.

230216.М39: первый воинский набор Департаменто Муниторум. Основан 1-й Касторельский полк Имперской Гвардии.

467869.М39: последний воинский набор Департаменто Муниторум. Основан 14-й Касторельский полк Имперской Гвардии. Уровень десятины изменён на Аптус-Нон с целью увеличения производства.

104915.М39: восстание рабочих. Подавленно силами Адептус Арбитрес.

376276.М41: орочий пиратский рейд.

866322.М41: орочий пиратский рейд.

454490.М41: орочий пиратский рейд.

548602.М41: орочий пиратский рейд.

064952.М41: вторжение сил вожака Гарагхака.

723952.М41: гарнизон (включая 49-й полк Терракской гвардии) уничтожен в ходе атаки орков. Планета оккупирована ксеносами.


Глава первая: Орки и сектор Форсарр

Прилив зелёной волны


Капитан Танштадт сжался в тесном кресле внутри транспортного отделения «Валькирии», когда вой двигателей достиг крещендо. Их звонкий рёв заполнял всё пространство самолёта настолько, что общение было возможно только жестами. Вокруг него вплотную сидели гвардейцы 181-го Элизианского десантного полка, обвешанные снаряжением и оружием, подсумками и вещмешками с боеприпасами, гранатами, мелтазарядами и сухпайками. В момент взлёта капитан вознёс краткую молитву Императору, что было его своеобразным предбоевым ритуалом, восходившим корнями к доктринам культа Империалис, заученным элизианцем в бытность юным призывником.

— В час нашей смерти нас встретит Император.

За бортом «Валькирии» всё ещё царила ночь. Первые лучи оранжевого рассвета только-только начинали окрашивать горизонт. Шёл 541992.М41, и ударный отряд капитана Танштадта входил в состав рейдерской группы, собиравшейся высадиться в самом сердце орочьей территории на планете Касторел-Новем в секторе Форсарр, сегментум Темпестус.



Орочья угроза сектору Форсарр усиливалась на протяжении последних пятидесяти лет. Обычно враждующие между собой племена, кланы и банды зеленокожих стали объединяться вокруг амбициозного и жадного до власти вожака, Гарагхака, самопровозглашённого Архиубийцы и Верховного изверга Талларакса. Восхождение военачальника полностью соответствовало шаблонам Логис Стратегос Администратума — ксенос-одиночка, возникший из хаоса и склок орочьих племён, стал главарём сначала родного клана, затем соседних, и, в конечном счёте, достиг такой известности среди зеленокожих, что под его знамя начало стекаться всё больше и больше банд. Собрав достаточно орков, Гарагхак принялся совершать на имперские миры всё более смелые и частые нападения, которые спустя какое-то время перерастут в полноценную Вааа! И как только час Вааа! пробьёт, орки впадут в неистовство жестокости и разрушения. Миллионы ксеносов обрушатся на обитаемые системы сектора Форсарр в неудержимом приливе беспощадных грабежей и кровавых зверств.


В первых лучах рассвета штурмовик «Стервятник» ведёт эскадрилью «Валькирий» по направлению к зоне высадки.


Пока что налёты Гарагхака не считались настоящей Вааа!, однако все предпосылки для неё уже вырисовывались с тревожной отчётливостью. Капитан Танштадт и его бойцы из 181-го Элизианского десантного полка при поддержке Гвардейцев Ворона должны были остановить Гарагхака хирургически точным и быстрым рейдом на Касторел-Новем.


Очки скаута-космодесантника с функцией увеличения изображения передают координаты важной цели. Задача разведчиков заключалась в скрытном сборе данных для Гвардии Ворона.



Колонизированный Империумом в М38 Касторел-Новем изначально был горнодобывающей факторией, поскольку оказался богат фосфором, ртутью, серой и другими востребованными химическими соединениями. В дальнейшем к шахтам добавились очистительные производства, чтобы уменьшить потери руды перед транспортировкой в миры-кузницы сегментума Темпестус. Следом за очистительной развилась и производящая промышленность, предназначенная для создания более сложных химикатов с применением материалов, доставляемых из окружающих звёздных систем, вроде хлоридов ртути, сульфидов и фульминатов. Они используются в процессе изготовления взрывчатых материалов, в коих ненасытный Империум испытывает вечную нехватку.

Центром разрастающейся химической промышленности стал континент, называемый Итдарина, тогда как добывающие мощности разместились в районе обитаемой экваториальной зоны планеты.

С момента колонизации планета подверглась нескольким крупным набегам зеленокожих. Расположение в пределах досягаемости орочьей империи Октавия, а после и приход в соседний сектор Вааа! Череполома означало, что Касторел-Новем нуждался в значительном гарнизоне Имперской Гвардии. Один особенно мощный налёт орков-пиратов привёл к серьезному перерыву в производстве, в результате чего силы обороны пополнились двумя орбитальными оборонительными станциями, а также эскадрой кораблей-мониторов, призванных предотвратить набеги ксеносов в будущем.

А затем перед звёздной системой Форсарр замаячила новая опасность в лице неуклонно наращивающего силы вожака гоффов, Гарагхака. Его неожиданный удар и захват фактории на Тории III продемонстрировал всю слабость обороны Касторела-Новем, а также поставил под угрозу целый сектор Форсарр. После впечатляющей победы на Тории III к Гарагхаку примкнуло ещё больше зеленокожих, мечтающих о грядущих завоеваниях и грабежах. Очень скоро под его знаменем собрались орки из всех кланов, а равно и вездесущие банды фрибутьеров.

Для усиления гарнизона и помощи в противостоянии вторжению Гарагхака со всего сектора были переброшены дополнительные подразделения Гвардии. Большая их часть отправилась на Талларакс, дабы превратить планету в неприступную крепость, способную сильно поубавить амбиции орочьего вожака. Талларакс быстро стал ключевым звеном оборонительной стратегии Империума, призванной остановить возвышение военачальника ксеносов.

К сожалению, имперские командующие недооценили скорость, с которой Гарагхак увеличивал свои силы, и, как стало ясно только теперь, не смогли понять, что за его успехами стоял один выдающийся орк — редкий для расы зеленокожих технический гений по имени мекбосс Горлопан. Кроме того, Гарагхак счёл накапливание имперцами войск на Таллараксе за приглашение собрать «годные трафеи», которому он и парни не могли противиться.

Доставленные флотом Горлопана банды Гарагхака, на острие которых шли орды шатающихся и лязгающих боевых механизмов, включающих в себя множество дредов и несколько таптунов, атаковали Талларакс в лоб. Мир перешёл в руки орков лишь после трёхлетней войны, в которой погибли миллионы солдат, но с уничтожением основных сил Имперума на Таллараксе весь сектор оказался открыт для будущих нападений ксеносов. Вожак гоффов смотрел на остальной сектор Форсарр с нетерпеливым ликованием. Теперь он мог напасть на любой мир по соседству, и ни один из них не сможет остановить его большую, и по-прежнему растущую армию. После Талларакса под властью нового главнокомандующего чужаков объединилось ещё больше новых банд, среди которых были Черепа Смерти Чернопальца, Дурные Луны Логрока, летуны Зурго, убивачи Дагрода и дредобошки Горлопана.

Следующей планетой, столкнувшейся с угрозой орков, стал Касторел-Новем. Атака зеленокожих началась с разрушения оборонительных платформ и захвата добывающих станций, вращающихся вокруг газового гиганта Касторел-Децимус. Все эти космические базы были в дальнейшем отбуксированы на орбиту и сброшены на поверхность Касторела-Новем, став богатым источником сырья и запчастей.

Вторжение в систему Касторел, спланированное самим мекбоссом Горлопаном, была нацелено на главные производственные мощности Империума. Полки гарнизона, Силы Планетарной Обороны, а также спешно собранное и обученное рабочее ополчение оказали упорное сопротивление, и ключевую роль в обороне сыграл 49-й полк Терракской гвардии.

Орки кровью заплатили за Касторел-Новем, но в конечном итоге сокрушили защитников последнего бастиона с помощью трёх таптунов Горлопана. Эти шагоходы несли тяжёлое оружие, которому защитникам оказалось нечего противопоставить. С последней посадочной площадки, находящейся в руках имперцев, были эвакуированы уцелевшие важные техники Адептус Механикус, а также префекты Администратума. К тому времени в результате боёв от большинства очистительных комплексов и мануфакторумов остались только развалины и груды металлолома. После эвакуации с планеты больше не поступало никаких астропатических сообщений. Последние тридцать пять стандартных лет Касторел числится как оккупированная ксеносами звёздная система.

Несмотря на тяжёлые поражения, не все новости оказались плохими для главнокомандующих Империума. Огромные потери, понесённые орками в ходе захвата Талларакса, а также Касторела-Новем, вынудили Гарагхака приостановить завоевание, дав имперцам столь нужную передышку для реорганизации, и что более важно, подтягивания подкреплений. Мужественные жертвы на Таллараксе и Кастореле-Новем подарили людям возможность укрепить следующую линию обороны. Пока что Империум не собрал армию достаточную для контратаки или возвращения утраченных планет, однако Департаменто Муниторум уже занимается изысканием местных стратегических резервов, чтобы сформировать новые полки Астра Милитарума для войны в Форсарре. Тем временем Экклезиархия мобилизовала многочисленное ополчение фратерис, что, в свою очередь, подтолкнуло фанатичных последователей культа Красного Искупления встать на защиту тамошнего мира-святыни Магдалена IX.

Впрочем, выигранная передышка была временной. Угроза Вааа! Гарагхака по-прежнему оставалась весьма реальной. Следующей планетой, лежащей на пути орков, был сам мир-улей Форсарр, столица и центр власти сектора. Население мира насчитывало более 30 миллиардов жителей, и ему нельзя было позволить пасть. Но, что ещё хуже, после захвата Форсарра настанет черёд звёздной системы Ликей, чьей главной планетой было Освобождение, родной мир и крепость-монастырь Гвардии Ворона, почитаемого капитула Адептус Астартес.

Пока Империум отчаянно стягивал войска, Гарагхак, объявивший себя Архиубийцей и Верховным извергом Талларакса, также готовился к наступлению. Он жаждал покорить Форсарр, и по сравнению с этим вторжением война за Талларакс покажется небольшой потасовкой. С каждым днём к вожаку прибывало всё больше желающих присоединиться к битве орков из империи Октавия. Однако чем больше становилась его армия, тем сильнее росла её потребность в ресурсах. Всё, что тормозило новую атаку Гарагхака — проблема со снабжением.

Задача обеспечить Гарагхака всем необходимым свалилась на мекбосса Горлопана. Ещё с момента захвата Касторела-Новем, ныне называемого орками Мекслаг-Иккс, он основал на планете производственную базу. Именно сюда свозились добытые в предыдущих войнах трофеи, лом и добыча. По приказу Гарагхака Касторел-Новем засыпали миллионами тонн металла, собранного со всего сектора Форсарр. Для чужаков Мекслаг-Иккс стал настоящим золотым дном. Целые банды занимались разбором гор самого невообразимого мусора, из которого они создавали всевозможные машины и оружие. Под руководством Горлопана производилось всё, от пулял и стрелял до боевых крепостей и таптунов, и незамедлительно посылалось Гарагхаку для его большого вторжения на Форсарр.

Департаменто Муниторум, занимавшийся обустройством обороны мира-улья, был не единственным, кто следил за успехами зеленокожих. Гвардейцы Ворона узнали об Гарагхаке после падения Талларакса, и теперь внимательно наблюдали за каждым его шагом. Продолжавшаяся по всему сектору мобилизация орков означала, что рано или поздно космодесантникам придётся вмешаться. Потенциальную угрозу Освобождению они игнорировать не могли.

Адептус Астартес принялись действовать незамедлительно. На защиту родного мира вернулся весь капитул. Каждая рота пополнилась новобранцами, вновь достигнув штатной численности. Были отозваны все отбывшие на задания ударные группировки, включая подразделение теневого капитана Шрайка, долгое время боровшееся с Вааа! Череполома. Боевые братья Шрайка так и не успели прибыть на Освобождение, когда орден развернул кампанию по предупреждению роста Вааа! Гарагхака.

В последующие годы Гвардейцы Ворона проведут серию рекогносцировочных операций в глубине орочьей территории сектора Форсарр. Первой их задачей станет сбор разведданных, в основном силами быстрой и незаметной роты скаутов. Действуя во тьме и тени, лазутчики исследуют позиции зеленокожих, вычислят их слабые и сильные стороны, определят основных лидеров, а также скольких парней вёл за собой каждый босс. Это был необходимый первый шаг, прежде чем предпринимать какие-либо наступательные действия.

Каждая из разведывательных «теневых группировок» будет действовать на орочьей территории в течение длительного периода, возможно годы. Руководителем фазы сбора информации назначили командующего десятой ротой, теневого капитана Корвидэ.

Как только капитул получит отчёт Корвидэ, каждый капитан спланирует и осуществит череду молниеносных атак, являющихся фирменным стилем их братства. Целями космодесантников станут уязвимые места орков. Гвардия Ворона стремилась свести к минимуму риск столкновения с ордами ксеносов в открытой битве. Это должно было стать задачей полков Имперской Гвардии, ныне готовившихся к обороне Форсарра. Время для сражения обязательно придёт, но сначала требовалось провести рейд вглубь территории орков. После скрытного изучения последует серия стремительных и сокрушительных ударов, которые разрушат базы орков и устранят их лидеров.

Отделение за отделением, команда за командой, облачённые в чёрное скауты Гвардии Ворона рассеялись по сектору Форсарр, используя отточенные способности в маскировке и слежке для тайного проникновения в удерживаемые орками миры. Там они установили аванпосты и разведывательное оборудование, после чего исчезли, ничем не выдав зеленокожим своего присутствия.

Первая фаза операции началась, когда команды скаутов высадились на Тории III, Кастореле-Новем и текущей базе вожака Гарагхака на Таллараксе. Пока Гвардейцы Ворона наблюдали и выжидали момента для атаки, орки предприняли нападение на систему Виридиос. Эту ожидаемую космодесантниками диверсию возглавил один из сподвижников Гарагхака, Чернопалец, скорее всего, в качестве несогласованной с Архиубийцей попытки раздобыть дополнительную добычу и урвать себе толику славы. Она закончилась для орков катастрофой. Корабли Чернопальца попали под неожиданный и мощный удар флота эльдар. Откуда пришли эти ксеносы, и по каким причинам, осталось неизвестным, но они нанесли сокрушительное поражение Чернопальцу. Большинство его звездолётов остались дрейфовать в открытом космосе, и ни одна банда орков так и не ступила на поверхность Виридиоса. После битвы уцелевшие корабли зеленокожих отбуксировали разрушенные остовы к Касторелу-Новем, после чего сбросили их на планету к остальному металлолому, дабы в будущем из них построили новые космолёты.

Скауты теневого капитана Корвидэ сделали ещё одно открытие. Могущество вожака Гарагхака достигло такого уровня, что не могло остаться незамеченным в орочьей империи Октавия. К Таллараксу на борту переоборудованного космического скитальца прибыл второй великий полководец. Гогрок, присланный самим Верховным извергом Октавия и бывший его доверенным заместителем, явился положить конец растущему влиянию Гарагхака. Огромный, покрытый бесчисленными шрамами ветеран Дурных Лун вознамерился свергнуть выскочку и подчинить себе его Вааа!, и был готов сразиться с парнями Гарагхака. Однако прежде чем тот начал атаку, воевода гоффов созвал на переговоры всех боссов. Никто не знает, что произошло на встрече лидеров, но по её окончании Гарагхак бросил второму военачальнику вызов на поединок. Победитель получит всё, банды обеих сторон объединятся в гигантскую орду, орду достаточно большую, чтобы сокрушить хилых защитников Форсарра.

В записях Империума ничего не сказано об исходе той смертельной дуэли, но история показывает, что победителем из неё вышел Гарагхак. Космический скиталец Гогрока, вместе с сопровождавшими его крузерами, булыгами и всей его бандой (общее количество орков колебалось от трёх до пяти миллионов) попали в когтистые зелёные лапы Гарагхака. Скиталец стал новым флагманом вожака, и сам Гарагхак стал ещё на шаг ближе к началу вторжения.

В 705988.М41 зеленокожие перешли в наступление на Форсарр. Флот орков, возглавляемый космическими скитальцами и булыгами, сошёлся в бою с флотилией Империума и станциями орбитальной обороны. Сражение армад длилось много дней, но в конечном итоге миллионы орков всё равно обрушились на обречённые защитные бастионы мира-улья. Война на поверхности Форсарра началась...

Пока на Форсарр высаживалось всё больше и больше ксеносов, офицеры Гвардии Ворона получили с Касторела-Новем интереснейшие сведенья. Действовавшая там команда скаутов выяснила, что планета превратилась в производственную базу Гарагхака. Оттуда в огромных количествах отправлялось оружие и снаряжение, предназначенное для битвы за Форсарр. Кроме того, разведчики узнали, что на планете всем заправлял могущественный мекбосс, который также начал строить гарганта, огромную шагающую машину размерами с титан «Повелитель войны», и к тому же важный символ Вааа!

Наконец, Гвардейцам Ворона представился шанс нанести удар по ордам Гарагхака, не сходясь притом в бою с его основными бандами. Уничтожение тамошних производственных мощностей сможет сильно замедлить или вовсе остановить вторжение на Форсарр и выиграть дополнительное время для развёртывания свежих сил Гвардии, чтобы стабилизировать рассыпающуюся оборону. А ещё на Кастореле-Новем космодесантники ликвидируют важного орочьего лидера. Судя по всему, Гарагхак сильно зависел от своего главного мека, и его гибель станет для вожака зеленокожих невосполнимой утратой.


Kast004.jpg


Рейд на Касторел-Новем

Несмотря на повторяющиеся срочные запросы о помощи, поступающие от командующих Имперской Гвардии с фронтов Форсарра, Гвардия Ворона определила свои собственные приоритетные цели. Командование отозвало скаутов и быстро сформировало две ударные группировки. Первая отправится на Форсарр, чтобы помочь на передовой против волны орков, затапливающей один город-улей за другим. Эту группировку возглавит теневой капитан Шрайк вместе со своим элитным когтем. За высланного на подмогу Шрайка Гвардейцы Ворона потребовали и получили необходимую им поддержку. Ею стал 181-й Элизианский десантный полк, полностью экипированный, подготовленный и ждавший отправки в мир-улей, но который вместо этого перебросили на помощь другому отряду космодесантников.

Во второй операции примёт участие группировка под руководством опять-таки теневого капитана 10-й роты Корвидэ, которая отправится на Касторел-Новем. На время этой миссии 181-й Элизианский десантный полк, укомплектованный новыми транспортниками «Валькирия» и штурмовиками «Стервятник», поступал в распоряжение капитана Гвардии Ворона. Элита воздушно-десантных сил Имперской Гвардии и теневая группировка Корвидэ проведут совместный мощный рейд на Касторел-Новем. Элизианская часть миссии будет заключаться в атаке и разрушении производственных мощностей орков, в особенности зоны постройки гарганта. Главной целью Гвардии Ворона станет обнаружение и устранение мекбосса Горлопана.

С этого момента началось детальное планирование атаки. На основании поступившей от скаутов информации Гвардейцы Ворона определили ключевые мощности орков на планете, а также место для своей собственной, пригодной к обороне, зоны высадки. Ей следовало располагаться достаточно далеко от зеленокожих, однако силы Империума не были ограничены в мобильности, поэтому расстояние не играло существенной роли.

Планировщики выбрали две точки для развёртывания оперативных баз: одну для элизианцев, вторую для космодесантников. Обе располагались на удалении от континента, оккупированного орками. Суровый южный материк Касторела-Новем никогда не был обитаемым, но там имелись шахты и рудные карьеры, которые высадившиеся скауты Гвардии Ворона нашли полностью разграбленными и разрушенными орками. Ксеносы покинули их, сочтя бесполезными. Теперь две бывшие шахты превратились в авиабазы для предстоящего рейда. Атакующая группировка высадится на южном континенте вне досягаемости орков (за исключением случайных летательных аппаратов чужаков), после чего быстро подготовит свои самолёты и войска к десантной операции.

Элизианцам потребуется время для того, чтобы собрать и привести в боевую готовность «Валькирии» и «Стервятники», а также перевезти всё топливо и оборудование. То же самое касалось и эскадрилий Имперского Флота, которые будут оказывать войскам поддержку с воздуха. Время играло критическую роль. Откладывание атаки увеличивало шансы на то, что орки раскроют высадившиеся силы и подготовятся к нападению. Гвардейцы Ворона дали элизианцам и Имперскому Флоту всего три дня. Чтобы уложиться в сроки, им придётся работать днями и ночами напролёт...

В 406992.М41 ударный крейсер Гвардии Ворона «Эругиносус» и два эскортника типа «Гладий», «Оенанте-Примус» и «Оенанте-Секундус», встретились с транспортным конвоем Имперского Флота под кодовым обозначением «АДВ-548». В трюмах трёх вооружённых транспортов находились «Валькирии», «Стервятники», «Громы» и даже несколько разобранных бомбардировщиков «Мародёр». Также корабли конвоя перевозили 181-й Элизианский десантный полк, включая обслуживающий персонал и штрафных рабочих. Навигаторы космолётов установили курс на систему Касторел, навстречу битве с орками.


Рейд на Касторел-Новем: план элизианцев

Полковник Тайхон и его ротные командиры тщательно проработали свою часть плана, на всех этапах консультируясь с Гвардией Ворона. Наземная операция станет классическим примером атаки типа «молот-наковальня», в полном соответствии с уложениями «Тактики Империум». «Молотом» здесь выступят передовые атакующие силы, которые толкнут ксеносов на ожидающую «наковальню» — мощную линию обороны с заранее пристрелянным тяжёлым оружием.

Группа «молот» получила кодовое имя «Меч» и поступила под командование капитана Иксхиста. Его рота F, при поддержке частей подразделений G и H, нанесёт удар по производственным мощностям орков в зоне строительства гарганта. Неожиданная атака, прикрываемая с воздуха тяжеловооруженными летательными аппаратами «Стервятник» и «Вендетта», должна будет застигнуть зеленокожих врасплох и вынудит их отступить в северном направлении на орудия поджидающей группы «Щит». В процессе «Меч» пересечёт район постройки гарганта и уничтожит его подрывными зарядами и мелтабомбами.

В свою очередь группа «Щит», под руководством ветерана-капитана Танштадта, будет исполнять роль «наковальни»; ей предстояло стать крупнейшим из участвующих в операции соединений элизианцев. Именно она будет той силой, которая встретит и уничтожит большинство орков в заград-зоне. Развёртывание группы «Щит» на позициях будет задачей непростой, поскольку имеющихся в наличии «Валькирий» не хватит для её перевозки в полном составе. Как следствие, эти транспортники придётся позаимствовать у других подразделений, чтобы доставить достаточное количество десантников на позиции к назначенному времени.

После десантирования группа «Щит» расположится по большей мере статично, удерживая позиции вокруг зоны высадки, однако это сделает её уязвимой для фланговых атак. С юга «Щит» будет прикрываться продвижением вперёд «Меча», и идущие оттуда ксеносы уже будут рассеяны молниеносным ударом наступающей группы. Северные рубежи представлялись большей проблемой. Орки, что отправятся в южном направлении, реагируя на высадку десантников, могли с лёгкостью проникнуть в тылы «Щита» и атаковать сзади.

Для предотвращения такой ситуации предназначалась третья группировка, скрытый отряд флангового прикрытия, получивший кодовое имя «Кинжал». Группа была сформирована на основе роты А, под началом капитана Герека. Она должна будет прикрывать «Щит» с помощью мобильных патрулей, а также организовать разрозненную цепь для перехвата, отвлечения и связывания орков, прибывающих с севера. Это была наименьшая из трёх десантируемых группировок, но от неё требовалось только продержаться достаточно времени, чтобы позволить «Щиту» выполнить свою задачу. В целом миссия рассчитывалась на два дня, после чего войска быстро вернутся на базу.

Четвёртая, небольшая группа, будет выполнять задачи по охране базы, а также выступать в качестве последнего резерва в случае необходимости. Эти силы находились под руководством непосредственно полковника Тайхона, который не примет участие в бою, но будет следить за ходом сражения из командного пункта полка.

Самой сложной частью плана являлась его воздушная составляющая. Планирование и отслеживание очередности использования летательных аппаратов в операции станет главной задачей полковника Тайхона. Машинам и авиационным командам предстояло работать на пределе сил, чтобы своевременно доставлять людей и снаряжение в зоны высадки. Кроме того, с транспортировкой требовалось согласовать воздушное сопровождение из «Стервятников» и «Вендетт», которые к тому же должны будут прикрывать районы выброски. Каждый элемент рейда следовало тщательно спланировать, с учётом потребления топлива, а также сохранения минимальной поддержки в воздухе над каждой зоной высадки после начала сражения. Безусловно, полк не сможет воспользоваться всеми своими воздушными силами в одном месте и в одно время. Третьим компонентом воздушной миссии станут эскадрильи истребителей Имперского Флота, основная задача которых будет заключаться в борьбе с летательными аппаратами орков, а также сопровождении «Валькирий» к зонам десантирования и обратно. Помимо этого, тяжёлые «Громы» войдут в состав сил непосредственной поддержки. В конце списка находилась эскадрилья бомбардировщиков. «Мародёры» были настоящими тяжеловесами полка, однако наземным войскам они смогут оказывать лишь ограниченную помощь. Их задачей станет проникновение вглубь зоны боевых действий для нанесения ударов по производственным мощностям чужаков. Они могли залетать дальше любых других аппаратов, руководствуясь указаниями своего единственного «Мародёра» типа «Дозорный» для поиска и уничтожения обнаруженных центров производств и аэродромов орков. Бомбардировщикам также потребуется эскорт истребителей. Составление сложнейшего военно-воздушного плана требовало полного внимания полковника, поэтому вести наземную операцию он доверил своим старшим капитанам.


181-й десантный полк: развёртывание на Кастореле-Новем


Группа «Меч»

Комгруппы — капитан Иксхист

Замкомгруппы — капитан Нибур

Рота F

Рота G (части роты)

Рота I (части роты «Часовых»)

4799-я рота штурмовиков (части роты)


Группа «Кинжал»

Комгруппы — капитан Герек

Замкомгруппы — капитан Рилр

Рота А

Рота E (части роты)

Рота I (части роты «Часовых»)

4799-я рота штурмовиков (части роты)


Группа «Щит»

Комгруппы — капитан Танштадт

Замкомгруппы — капитан Доам

Рота B

Рота C

Рота D

Рота E (части роты)

Рота G (части роты)

Рота J («Часовые»)

4799-я рота штурмовиков (части роты)


Резервная группа

Комгруппы — полковник Тайхон

Замкомгруппы — капитан Декслер

Рота H


Рейд на Касторел-Новем: план Гвардии Ворона

Элизианское подразделение действовало в рамках общей стратегии, разработанной Гвардией Ворона. Ещё до прибытия на Касторел-Новем Адептус Астартес подготовили план атаки во всех деталях и установили цели для 181-го десантного полка.

Силы самой Гвардии Ворона также имели свои задачи. Ещё до начала атакующей операции капитул отправил обратно на Касторел-Новем семь команд скаутов, которые будут вести скрытные действия и после прибытия основных войск. Как только высадившиеся элизианцы привлекут к себе внимание орков, космодесантники отправятся на задание в своих «Громовых ястребах», а их ударный крейсер переместится на позицию для сброса отделений в десантных капсулах.

В ходе операции задачей Гвардии Ворона станет выявление и ликвидация главного технического специалиста вожака орков. Отыскать его поручалось скаутам. После обнаружения ксеноса ударная группировки Гвардейцев Ворона высадится в полном составе и нанесёт удар. Пока застигнутые врасплох орки будут драться с элизианцами, Адептус Астартес смогут перебить телохранителей орка-командира и убить его, тем самым нанеся невосполнимый урон амбициям Гарагхака.

Кроме того, была заранее определена вторая цель. Скаутам удалось обнаружить место расположения основных орочьих запасов топлива. Бывшая химическая очистительная фабрика ныне использовалась в качестве хранилища больших объёмов горючего. Её также пометили для уничтожения, и после того как битва начнётся всерьёз, с «Эругиносуса» десантируется небольшой отряд скрытного проникновения. Благодаря точному расчёту зеленокожие не успеют отреагировать на атаку, что позволит космодесантникам расправиться с охраной и установить подрывные заряды. Потеря главного склада топлива парализует не только силы орков на Кастореле-Новем, но также сильно скажется на активности банд, сражающихся за Форсарр.

Теневой капитан Корвидэ станет главнокомандующим рейда и полевым командиром основной ударной группировки Гвардии Ворона, в то время как капеллан Эйтат возглавит орбитальный штурмовой отряд, который уничтожит топливохранилище.


Теневая группировка Корвидэ

Рейдовые силы Гвардии Ворона: развёртывание на Кастореле-Новем


Командующий — теневой капитан Корвидэ (10-я рота)


1-я рота

2 Х отделения ветеранов

1 Х почтенный дредноут, брат Крааи


5-я рота

4 Х тактических отделения

1 Х отделение опустошителей

6 Х лэндспидеров

5 Х «Носорогов»


8-я рота

Капеллан Эйтат

6 Х штурмовых отделений

1 Х дредноут, брат Скеле


10-я рота

7 Х отделений скаутов

8 Х лэндспидеров «Шторм»


Оружейная

3 Х технодесантника

10 Х сервиторов

1 Х «Лэндрейдер» типа «Прометей», для командования

6 Х «Хищников» типа «Деструктор»

3 Х «Хищника» типа «Аннигилятор»

9 Х лэндспидеров

3 Х пушки «Громобой»

6 Х сторожевых орудий


Апотекарион

3 Х апотекария


Библиариус

Эпистолярий Кианей


Флот

Ударный крейсер «Эругиносус»

2 Х корабля сопровождения типа «Гладий»: «Оэнанте-Примус» и «Оэнанте-Секундус»

7 Х десантно-штурмовых «Громовых ястребов»

6 Х транспортных «Громовых ястребов»

10 Х десантных капсул


Глава вторая: Высадка в зоне «Икс»

Удар с небес


Два-ноль-альфа подтверждает. Высадка завершена. Группа «Меч» на позиции и начинает атаку...


Капитан Иксхист, рота F, 181-й Элизианский десантный полк


Капитан Иксхист отстегнулся от узкого кресла «Валькирии», и, держась за подвесной поручень, шаткой походкой двинулся к распахнутой двери, через которую внутрь отсека врывался сильнейший ветер, закручивающийся вокруг транспортника подобно торнадо. Бортстрелок, частично блокировавший выход, оглянулся, и, усмехнувшись из-под зеркального визора шлема, показал ему поднятые большие пальцы, прежде чем вернуться к наблюдению за проносящейся внизу поверхностью.

Иксхист выглянул наружу, чтобы оценить расстояние до земли: около сотни метров. «Валькирия» летела быстро и низко, своим гулом возвещая о скором прибытии к зоне высадки «Икс». Внезапно тяжёлый болтер разразился короткой очередью, с воем унёсшейся вниз, где толпа орков, а возможно гретчинов — на такой скорости капитан не смог разобрать, — целились в небо. Мимо «Валькирии» засвистели ответные выстрелы, один из снарядов, выбив снопы искр, с лязгом срикошетил от нижней поверхности крыла. Бортстрелок дал ещё одну очередь, а потом третью, в исчезающие вдали цели.

По группе «Меч» открыли огонь ещё до того, как она достигла зоны выброски. Это слегка обеспокоило Иксхиста. В коммуникаторе шлема он услышал предупреждение пилота о том, что через тридцать секунд они должны достигнуть цели, и вслед за этим капитан ощутил, как двигатели «Валькирии» снизили мощность, замедляя самолёт перед прибытием. Он обернулся и жестом подал сигнал находившимся внутри десантникам вставать.


Зенитный грузавоз орков проезжает мимо горящих обломков поражённой цели.


Гвардейцы отстегнули ремни безопасности и один за другим поднялись из кресел, уже стискивая в руках оружие.



Иксхист и его люди вошли в состав первой волны десанта, которому предстояло высадиться в зоне «Икс», названной так по имени капитана, возглавившего наземную операцию. Этот небольшой авангардный отряд приземлился на пять минут до подлёта основных сил, чтобы зачистить от врагов непосредственный район выброски, разметить участок поисковыми маяками авто-направления для следующих летательных аппаратов, а также установить тактические сканеры. Последние предоставят Иксхисту и его воздушной поддержке информацию о том, где и в каком количестве находятся силы орков. Ещё в воздухе капитан заподозрил, что ксеносов могло быть гораздо больше, чем сообщали данные, полученные перед началом миссии.

Иксхист прыгнул с задней аппарели «Валькирии» с высоты примерно ста метров, покинув транспорт последним из своей группы. К тому времени как он оказался в свободном падении, первые из его бойцов должны были уже приземлиться. Перед самим прыжком из самолёта капитан услышал раскатистый грохот тяжёлого болтера, создающего огневую завесу. Хоть «Валькирия» и зависла, командира тут же подхватили создаваемые реактивными двигателями потоки. Его гравишют незамедлительно включился, так что он даже не успел проверить аппарат или принять стандартную крестообразную позу. Он достиг земли ещё до того, как вообще понял, что летит. Прочно закреплённая мышечная память, выработанная бесчисленным количеством тренировочных прыжков, не дала ему напрячься в момент столкновения, обеспечив мягкое приземление. Впрочем, удар всё равно изрядно тряхнул капитана и вышиб воздух из его лёгких. Элизианец инстинктивно перекатился, остановившись на пыльной красной земле. Тут же приняв полусидящее положение, капитан выхватил лазерный пистолет из кобуры на поясе и провёл им из стороны в сторону, после чего расстегнул пряжки быстрого сброса гравишюта и стряхнул громоздкий ранец со спины. Аппарат упал на землю с глухим стуком. Теперь, избавившись от груза, Иксхист был готов к бою.

Специально отобранные гвардейцы из первой волны знали свои задачи досконально, поскольку тренировались выполнять операцию сотню раз. Сержанты собрали свои группы и отделения. Бойцы сновали туда-сюда в поисках сброшенных контейнеров, которые затем торопливо вскрывали. Отделения последовательно проверяли настройки вокса, рапортуя командирам взводов. Зависшие над головами элизианцев «Валькирии» опустошали боекомплекты. Стаккато мультилазерного огня утонуло в рёве выпущенных «Адских ударов». Ракеты унеслись вдаль, взорвавшись стремительно расцвётшим шаром огня. Затем один за другим самолёты легли на обратный курс, и, разогнав двигатели до предела, начали набирать высоту, чтобы не попасть под вероятный обстрел с поверхности. Транспортники отправились назад на базу для дозаправки, пополнения боеприпасов и помощи в доставке следующей волны соединения Иксхиста.

Капитан вскарабкался на небольшую кучу мусора, состоявшую из остатков какого-то оборудования, ныне полностью разобранного и покрытого толстым слоем ржавчины. Добравшись до вершины, элизианец достал магнокулярный сканер и осмотрел горизонт, пока его взгляд не остановился на высокой конструкции, которую издалека можно было бы принять за строящийся небоскрёб.

Наполовину собранный гаргант представлял собой шаткую гору из стальных листов, лесов, цепей, блоков и, как показалось элизианскому капитану, целой груды обыкновенного металлолома. Трудно было поверить в то, что через какое-то время всё это могло превратиться в ужасную, изрыгающую дым, боевую машину, ощетинившуюся оружием всевозможных форм и видов. Настроив сканер на максимальное приближение, Иксхист увидел маленькие фигурки работников — он вновь не смог разглядеть, гретчины или орки роились на поверхности нескладного исполина. Ещё от взгляда командира не укрылось то, что среди огромных, размером с целый дом, куч хлама тут и там торчали безошибочно узнаваемые стволы зенитных орудий. Зону строительства гарганта окружали батареи ПВО, при этом многие из них были замаскированы. Его задача заключалась в атаке и захвате данного района, чтобы тем самым вынудить орков отступить в северном направлении. Впрочем, первым делом ему требовалось дождаться основных сил группы. Затем он развернёт собравшиеся отделения и двинет их на север. Элизианцы будут бежать наперегонки со временем, стремясь разгромить ксеносов до того, как те смогут подтянуть дополнительные войска. Иксхист спустился с обломков машины к ожидающему оператору вокса.

— Сэр, первый взвод докладывает — маячки установлены и запущены, — сообщил сигнальщик.

Иксхист кивнул в ответ.

— Подтверди получение. Что по наземным сканерам? Сколько нужно на калибровку? Дай знать, как только будет контакт с неприятелем.



Мекбосс Горлопан услышал вой самолётов, приближающихся с юга. Они летели быстро и низко, громко рыча двигателями и сверкая стрелялами. Их мощь вызвала бы у него улыбку, не будь он так зол. Его настроение уже успело упасть, так как только что он закончил препираться насчёт последней поставки с оравой размалёванных синей краской трафейщиков. Они нашли части, нужные ему для главного муфтового соединения правой руки, в том числе пару новёхоньких силовых кабелей, однако их не устроила предложенная цена на, по их мнению, «годный хабар».

Горлопан недолюбливал Черепов Смерти, да и мало кому из орков они нравились. Он подозревал, что все они работали на Скалка Синезуба, старого, покрытого струпьями мусорного короля Мекслаг-Иккса, который был занят сколачиванием своего вонючего состояния, пока Горлопан трудился над созданием вооружения для победы Гарагхака в войне на Форсарре. Он прогнал трафейщиков прочь, пригрозив сообщить старшему надзирателю Грахкрагу, если не получит нужных запчастей, а уж тот пообщается с мерзкими, поеденными блохами Черепами Смерти, мешающими важной работе Горлопана. Громилы Грахкрага без сомнения разыщут их и выбьют несколько зубов или переломают пару-тройку костей, доходчиво объяснив тем, зачем и на кого они тут в действительности работают. А пока он хотел убедиться, что ораву выпроводят отсюда, иначе одному Горку известно, что по пути успеют прихватить их вороватые пальцы.

После короткой перепалки трафейщики всё же согласились отдать необходимые части взамен на ящики с боеприпасами и бочки с топливом. Два грота-помощника Горлопана, Нитнакл и Лунк, вычеркнули полученные детали из «бальшово списка нидастающих штук». Теперь ему требовался мек, чтобы всё это собрать. Он как раз сердито спорил с двумя смышлёными маленькими гротами, которые были его подмастерьями и прямо сейчас нуждались либо в новом задании, либо в хорошем пинке под зад, одновременно роясь в кармане в поисках курева, когда услышал отдалённый звук реактивных двигателей, быстро, однако, становящийся громче. Поначалу мекбосс решил, что это кто-то из безумных летунов испытывает двигатели новой истребилы-бомбилы, но вой стремительно перерос в грохот целой воздушной армады. Заинтересовавшись, он взобрался на ближайшие подмостки, чтобы получше рассмотреть приближающиеся летательные аппараты.


Трафейная тачка (в данном случае захваченный «Носорог») мчится к зоне высадки элизианцев.


Горлопан застыл в изумлении, совершенно забыв о сигаре. Кипевшая вокруг работа остановилась, когда орки с гротами уставились в том же направлении. Над южным горизонтом появилось восемнадцать летательных аппаратов, и из них посыпались крошечные фигурки людиков. Жалкие людишки падали с неба подобно дождю, или, если подумать, как штурмавики! Мекбосс увидел, а мгновением позже услышал, как ведущий самолёт выпустил две ракеты. Снаряды стремительно унеслись в сторону гарганта, прежде чем врезаться в землю перед Горлопаном. В оранжевой вспышке распустилось пламя, немилосердно раскачав подмостки под меком. Ввысь взметнулся столб густого дыма, и тут же следом громыхнул второй взрыв, прямо среди груды выброшенных запчастей, в которой всё утро копалось несколько гротов. Куски разорванного металла вперемешку с ошмётками парочки созданий взмыли в небо и шмякнулись неподалёку влажной дымящейся кучей. Горлопан унюхал запах бездымного пороха, крови и горелой плоти. Плохое настроение мекбосса враз улетучилось. Он затянулся во все лёгкие. Это был запах, который он любил так же, как аромат старой смазки, топлива и выхлопных газов. Это был запах, который любили все орки. Горлопан оскалился; это был запах битвы...



Элизианцы вступили в боевой контакт с неприятелем. Пока ответный огонь не отличался интенсивностью, однако гвардеец Уайт Орек слышал, как над головой со свистом проносятся пули, крайне неприцельные, стоит заметить, хотя он уже сражался с зеленокожими прежде и поэтому ожидал чего-то в таком духе. А вот где он не хотел бы с ними встретиться, так это вблизи, лицом к лицу. Стараясь не высовываться, гвардеец заполз повыше на кучу развороченного мусора, которая прежде являлась неким подобием стены, толкая перед собой снайперскую винтовку типа IV модели «Аккатран». Достигнув наблюдательной точки, он замер, разложил сошки оружия и занял удобную позицию. Где-то вдалеке, на раскинувшейся вокруг свалке, находился как минимум один противник. Он снял защитный чехол с оптического прицела, и, прильнул к нему, начал медленно, методично осматривать окрестности. В сторону элизианца летело все больше пуль. Недостаточно близко, чтобы представлять для него угрозу. Вряд ли орки подозревали, где он находится. Скорее всего, ксеносы попросту палили наугад.

Орек ждал и наблюдал, терпеливо, будто охотник. С его наблюдательной точки открывался отличный обзор на местность. Гвардеец заметил движение слева, и навёл винтовку туда. В прицеле появился одинокий зеленокожий, маленький и чем-то напоминавший ребенка. Существо двигалось, прыгая с одной ноги на другую и раскачиваясь туда-сюда, отчего снайперу пришло на ум сравнение с хтонийской болотной черепахой. Ксенос сжимал в руке пистолет, примитивный, и, на первый взгляд, едва рабочий. Зеленокожий выстрелил снова, и пуля, срикошетив от металла, с воем заметалась среди куч мусора. Орек не шелохнулся, продолжая хладнокровно выжидать. Когда существо подскочило ещё раз, элизианец выстрелил первым. Белый лазерный луч с тихим шипением прошил воздух, и голова гретчина как будто взорвалась. Остальное тело, забившись в конвульсиях, рухнуло на землю. Мгновением позже появился второй мелкий зеленокожий, и снайпер уложил его точно таким же точным выстрелом в голову. Третий гретчин выскочил из укрытия и, бросив оружие, дал дёру. Только-только Орек навел перекрестье прицела на затылок бегущего ксеноса, справа от него вдруг вырвался шквал лазерных лучей, и крошечная тварь, повалившись на землю, исчезла из виду. Элизианец включил комм-микрофон.

— Говорит альфа-четыре-четыре. Контакт впереди. Три врага уничтожены. Держу позицию.



— Капитан Иксхист, сэр, альфа-четыре-четыре докладывает об огневом контакте, — сообщил воксист командиру, шагавшему по свалке во весь рост, как и полагалось офицеру. Вот и грянули первые выстрелы. Впрочем, первыми жертвами стали всего лишь гретчины, совершенно не ожидавшие нападения.

— РВП второй волны? — обратился он к связисту, который тут же принялся щёлкать переключателями и тумблерами, ища нужный комм-канал. Первая волна группы Иксхиста прибыла на место. Весь план атаки был рассчитан с точностью до минуты. Пока что с наземных сканеров дальнего наблюдения не поступало никаких важных данных, враг ещё не начал заметных перемещений. Тем не менее, ему всё равно требовалось выдвигаться на север.

— Вторая волна в пути. РВП в зону высадки около девяноста секунд, сэр.


Авиаудар неизбежен. Наземный сканер фиксирует приближающуюся колонну орочьих машин.


Иксхист оглянулся назад, на юг, откуда теперь в любую минуту могли появиться «Валькирии» с сопровождавшими их «Стервятниками» и «Вендеттами» поддержки. Он стянул громоздкий десантный шлем, чтобы лучше слышать приближающиеся самолёты.

Долго ждать ему не пришлось. Опережаемое грохотом двигателей, над головой капитана вскоре промчалось звено «Валькирий», из которых тут же начали выпрыгивать десантники. Вместе с пехотой вниз отправились и «Часовые» на грависалазках, с помощью которых их сбросили с задних аппарелей транспортников. Каждый из шагоходов был также оборудован большим гравишютом на спине, так что в полёте машины выравнивались, прежде чем приземлиться на усиленные поршневые ноги, вздымая вокруг себя клубы пыли и мусора. Из этих пылевых облаков «Часовые» затем вставали в полный рост и, вращая оружием, устремлялись вперёд. Они представляли собой нескладные, странно выглядящие легкобронированные машины с единственным пилотом, прячущимся внутри защищённой кабины, но при всём этом были оснащены довольно внушительными орудиями. Такие шагоходы несли тяжёлое вооружение, которое обычные десантники попросту не смогли бы утащить на своих плечах. Прибывало все больше людей и оборудования. Над капитаном пролетал один транспортник за другим, скидывая гвардейцев и контейнеры со снаряжением, прежде чем заложить резкий вираж и умчаться в направлении базы. «Стервятники», впрочем, остались кружить над зоной высадки, чтобы при первой необходимости поддержать элизианцев огнём.

Доклады от прибывающих взводов и эскадронов «Часовых» поступали теперь уже сплошным потоком. Иксхист велел своему командному отделению, залёгшему в укрытиях рядом с ним, приготовиться к выходу. Затем капитан отдал приказ всем взводам начинать движение на север в направлении гарганта.


Хламомобиль орков маскируется среди руин промышленного района.



Мекбосс послал Нитнакла с Лунком созывать всех парней, которых только смогут найти. В их больших остроконечных ушах до сих пор звенела команда Горлопана «пригнать дредов». Пока оба грота ловко соскальзывали вниз по приставной лестнице, орк рявкнул ещё один приказ для всех, кто мог его услышать. «Берите снарягу и вперёд!» — проорал он, махая рукой в направлении прибывающих летательных аппаратов и людиков. Пялившиеся на происходящее орки вмиг сорвались с места, хватая первое, что придётся под руку и более-менее похожее на оружие. Их ждал бой, нехило большой бой, и среди зеленокожих разгорелась нешуточная драка за то, кто ввяжется в него первым. Горлопан принялся хватать ближайших орков с гротами и швырять их в ту сторону, куда им требовалось бежать, совершенно позабыв о том факте, что сам он стоял на подмостках строительных лесов на высоте трёхэтажного здания!

Внизу боссы и меки уже собирали парней. Из брюха гарганта вышёл отряд поджигал, чьи отрезные инструменты ещё светились красным от жара. Все они выглядели удивлёнными, до сих пор не понимая, что на них напали. Мек подбежал ближе и кратко обрисовал им ситуацию. «Людики приземлились, вон там!» — Дополнительных приглашений поджигалам не потребовалось. Вскинув свои большие резаки, они бросились на юг. Среди суматохи ожил двигатель грузавоза, и орки с гротами принялись заскакивать на борт, прежде чем тачка сорвалась с места и понеслась вперёд, петляя между мусорных куч.



Гвардеец Орек наблюдал в мощный прицел винтовки за тем, как подразделения элизианцев выступают в бой, слаженным строем продвигаясь среди руин. Он включил увеличение на максимум и принялся обследовать далёкий горизонт. После ликвидации первых жертв снайпер, следуя обучению, сменил позицию. Теперь Орек взобрался на вершину высочайшей кучи в округе, где и залёг. Отсюда он мог следить за всем сектором и вести прицельный огонь. Если какой-то зеленокожий высунет голову, элизианец мгновенно снесёт её. Со своей новой наблюдательной точки Орек заметил приближающуюся машину с широкими гусеницами, под завязку набитую орками. Она представляла собой некую разновидность грузовика с грозно рычащим двигателем, лязгающими гусеницами и здоровенными выхлопными трубами. У машины, похоже, полностью отсутствовали амортизаторы, судя по тому, как пассажиры отчаянно хватались за борта всякий раз, когда она подскакивала на очередной кочке. Снайпер насчитал около десяти ксеносов, а ещё водителя, имевших при себе самое разное оружие. Некоторые сжимали в лапах обычные куски труб, служившие им дубинками. Элизианец навёл винтовку на водителя, пытаясь уследить за его непредсказуемыми движениями.

Он нажал спусковой крючок. Снайперское оружие выплюнуло одиночный лазерный луч, и тот попал в капот болтающегося из стороны в сторону грузовика, опалив металл, однако не нанеся серьёзных повреждений. Гвардеец прицелился снова и выстрелил, и на этот раз импульс прошёл в считанных сантиметрах от головы водителя, вновь не причинив никакого вреда. Машина резко затормозила, и орки, высыпав наружу, бросились бежать. Водитель пригнулся за торпедо и принялся разворачиваться. В грузовик с шипением попало ещё несколько выстрелов Орека, но тот стремительно умчался прочь.

В этот момент над головой стрелка пролетел «Стервятник», открывая огонь из двух крупнокалиберных пушек «Каратель». Выстрелы гатлинг-орудий походили на треск рвущейся плотной ткани. Вокруг грузовика поднялись фонтаны земли. Из облака пляшущих искр разлетелись огромные куски металла. Когда «Каратели» умолкли, грузовик превратился в решето, его гусеницы и колёсами сорвало, из двигателя валил густой пар. Орк-водитель исчез. Либо он успел выпрыгнуть из машины, либо попал под шквал пуль, не оставивший от него ни следа.

Присутствие в небе штурмовиков наполняло сердца Орека и его соратников мужеством. Многим из них довелось сражаться с орками в прошлом, и они знали, что это была раса чужаков, которая жила ради битвы. Да, им недоставало дисциплины, тренировок и полевой тактики, но они с лихвой восполняли всё это неудержимой агрессией и непрошибаемой верой в собственную неуязвимость. Элизианцы не понаслышке знали, что орк мог с лёгкостью разорвать их напополам, и сделал бы это с преогромнейшей радостью! Они были жестокими, свирепыми и безжалостными созданиями. Тем не менее, пока над головами имперцев кружили «Стервятники», «Валькирии» и «Вендетты», орда зеленокожих вряд ли сумеет подобраться к передовым отрядам налётчиков.

Снайпер, продолжавший бдительно вести наблюдение, заметил, что на севере скапливалось все больше орков. На таком расстоянии казалось, что врагов тысячи, но скорее их насчитывалось пару сотен, в томе числе и мелких гретчинов, которые были не опасней вооружённых детей. Пока что он не видел никакой крупной военной техники, и это было настоящим благословением Императора. В случае её появления он сразу же вызовёт по комм-связи «Стервятник» с ракетами, который превратит неприятельские машины обратно в мусор, из коего, без сомнения, их сделали.



Когда Туфрукк выбрался из внутренностей гарганта, его поджига всё ещё рдела от жара после разрезания стальных листов. Происходящее удивило его даже сильнее обычного. Из-за тяжёлого защитного шлема с лицевой маской он даже не заметил, что все работы прекратились, и вокруг не осталось ни одного орка. Наконец, моргая от солнечного света, он выбрался из дымной темноты, царившей внутри будущего моторного отсека гарганта. Снаружи все куда-то бежали, хватая оружие и вопя в припадке хаотичной деятельности. С минуту Туфрукк стоял и озирался по сторонам, не понимая, что происходит. Лишь когда подошедший старый Горваз сказал ему, что неподалёку приземлились глупые людишки, и очень скоро они разживутся новыми трофеями, всё встало на свои места. Туфрукк расхохотался. Отлично, драться всяко лучше, чем вкалывать. Он тут же бросился бежать, моментально забыв о неподъёмном весе поджиги и баков с топливом, и попутно оря во всю глотку, созывая к себе других парней.

Он направился на юг по всем хорошо знакомой местности, где сортировались и складировались детали для строительных работ. Небо над головой кишело самолётами, такого количества в одном месте Туфрукк прежде никогда не видел. Они носились вокруг, словно жалящие насекомые. Туфрукк и его парни старались не отставать от толпы орков и гротов, двигавшихся в том же направлении, но вес инструментов (которые скоро станут оружием) сильно замедлял их. Мимо промчался большой вездеход, до отказа забитый вопящими парнями. Это была всего лишь одна из множества орав, что уже стекалась к полю боя.

Парни Туфрукка натолкнулись на первых людиков в месте, где когда-то находилось пересечение путей, но сейчас дорога представляла собой разбитые феррокритные плиты с разбросанными повсюду пустыми топливными бочками, из некоторых до сих пор сочилась зеленая жижа. Зеленокожие припустили по открытому пространству так быстро, как только могли, когда над ними завис самолёт и открыл огонь. Земля взорвалась от забивших по ней снарядов. Каким-то чудом, не иначе благодаря Горку, они прошли мимо него, однако старый мек Горваз рухнул как подкошенный, изрешечённый свинцовым ливнем. Туфрукк задержался, чтобы оттащить тело Горваза прочь, под раскачивающуюся груду бочек из-под горючего. Он хотел вернуться сюда позже, чтобы снять со старика-мека его барахло и вырвать зубы, но если бы он бросил тело на дороге, то к его возвращению труп давно бы обобрало ворьё из Черепов Смерти. Туфрукк всё ещё заталкивал тело Горваза поглубже в укромное место, когда увидел, как подбили первый летательный аппарат.

Парни разразились дикими воплями, увидев, как с земли взвилась ракета. Она попала в хвостовой лонжерон самолёта, рядом с двигателями, сорвав во взрыве большие куски фюзеляжа. Несколько секунд летательный аппарат неуверенно висел в воздухе. Сначала он дёрнулся в сторону, затем, словно в замедленной съёмке, перевернулся, когда пилот потерял управление. Самолёт камнем рухнул вниз и врезался неподалёку, смявшись о поверхность и подняв огромную пелену оранжевой пыли. Крушение вызвало очередную волну криков радости, и Туфрукк сменил направление, кинувшись к упавшему аппарату. Это был хороший, годный лом, а у него как раз имелся под рукой подходящий инструмент.


Kast009.jpg


Капитан Иксхист увидел в магнокуляр-сканер, как сбили первый «Стервятник». На его глазах один из хвостовых лонжеронов оторвало взрывом, и штурмовик, накренившись, боком рухнул на землю. Самолёт тут же исчез под массой набежавших орков. Им вряд ли удастся спасти пилота и офицера-бортстрелка. Если будет на то воля Императора, лучше пусть они погибнут в крушении, нежели попадут в лапы к ксеносам.

Битва шла уже всерьёз. Огонь впереди становился всё интенсивнее. К хлопкам лазганов и рявканью тяжёлых болтеров добавились громкие разрывы миномётных мин. Он слышал, как из стоявшего у него за спиной вокс-передатчика раздаются доклады командиров отделений и взводов, ведущих бой с орками. С позиции Иксхиста казалось, словно враги стреляют отовсюду, и пули свистят прямо над головами элизианцев. Каждую секунду происходило множество событий сразу. Орков становилось больше и больше, а его воздушное прикрытие начало постепенно редеть. У «Стервятников» подходили к концу боеприпасы и топливо. Они не смогут висеть над десантниками вечно, и очень скоро им придётся вернуться на базу. Командир знал, что его самое мощное оружие не сможет работать всё время, однако план атаки предполагал вторую волну самолётов, которые должны были быть уже на подходе. Перед тем как провести бомбометание и огневую зачистку, летательным аппаратам требовались данные о позициях передовых отделений Иксхиста, чтобы не попасть по своим. Именно этой задачей сейчас и занимался капитан элизианцев.



Горлопан шёл сквозь ряды орков, жестами и рёвом подгоняя их вперёд. Пронесшаяся над головой ракета взорвалась недалеко позади, и его окатило волной раскалённого воздуха, принёсшей с собой разлетающиеся обломки. «Взять их! Взять их!» — проорал мекбосс остальным зеленокожим. Парни открыли огонь, и дребезжание стрелял с пулялами слилось в сплошную какофонию, настоящую музыку для его ушей. Среди мусора слева от него взорвалась бомба, подбросив в воздух толстую металлическую балку, которая приземлилась прямо на зазевавшегося грота. Упала ещё одна бомба, за ней — следующая. Снаряды металок, одобрительно кивнул Горлопан. Раз людики имели тяжёлые пушки, значит, что-то похожее придётся притащить и ему, решил мекбосс.

Первое, что пришло Горлопану в голову, было вернуться за Большой Луггой, своим таптуном, но у него уйдёт слишком много времени, чтобы собрать команду, и к тому же тогда ему придётся покинуть поле битвы, а он ведь только-только пришёл. И бой, похоже, становился только жарче.

Внезапно большой мек вспомнил о Нитнакле и Лунке. Он ведь отослал мелких гротов за своими парнями и дредами. Им уже следовало вернуться. Скорее всего, тупая мелюзга нашла какую-то укромную дыру и забилась в неё, надеясь пересидеть драку! Впрочем, он простил их за малодушие, ведь, как никак-никак, эти гроты многое умели, и если они погибнут, ему будет сложно подыскать им замену.

Похоже, пока всё шло отлично. Парни явно засиделись без дела, и хорошая драка была именно тем, что нужно. Горлопан даже видел, как упал самолёт. Он сделал себе мысленную заметку сказать Лунку, чтобы тот раздобыл из обломков самые лучшие детали. Летуны хорошо заплатят за части к двигателям.



Орки и десантники сражались уже больше часа. Поначалу огонь первой волны самолётов проредил массы орков и остановил наступающую орду. Среди мусора и руин, оставшихся с прошлой битвы за Касторел-Новем, лежали десятки зеленокожих. Под прикрытием ураганного огня гвардейцы смогли продвинуться к цели, ни на миг не переставая стрелять. Подоспевшая вторая волна летательных аппаратов незамедлительно сбросила свой смертоносный груз на головы ксеносам, ещё больше увеличив потери и общие разрушения.

Но и они покинули поле боя, и вернутся обратно лишь через несколько часов. Теперь десантники дрались без своей самой тяжёлой поддержки, и ход битвы постепенно менялся. Среди камней и металлолома элизианцы продолжали сражаться только с помощью лазганов и гранат.

Капитан Иксхист перенёс командный пункт вперёд, временно заняв старую воронку от взрыва бомбы. Прильнув к краю кратера, он вслушивался в переговоры по воксу. Наполовину построенный гаргант теперь находился гораздо ближе, отбрасывая тень на элизианцев. После крайнего авианалёта сопротивление орков заметно ослабло. Со своей позиции капитан видел раскиданные по земле тела как минимум шести орков и гретчинов, большинство с оторванными конечностями и сильными ожогами. Сразу за ними стояли три «Часовых», ведущих плотный огонь из мультимелт, которые с громким свистом перегретого воздуха превращали очередную кучу лома в дымящуюся лужу шлака.



Туфрукк бежал по свалке так быстро, как только мог. Он находился на Мекслаг-Икксе последние пять лет, зарабатывая зубы тем, что превращал хлам в полезные детали для постройки грузавозов, боевых фур и дредов. До этого он немало повоевал на Таллараксе, где заслужил свою поджигу и присоединился к ораве поджигал. Это стало первым стоящим делом за очень долгое время, если не считать мелких ссор из-за порции сквигового сока или платы за работу. Он шёл с большой толпой, быстро перебегая от одной кучи мусора к другой, пытаясь подобраться к врагам достаточно близко, чтобы пустить в ход поджигу. Он уже видел свою цель — похожую на дреда шагающую машину, чьи ноги, судя по их виду, не отличались особой прочностью.

Поджигала вернулся к бою, так и не успев разграбить упавший самолёт, поскольку подоспевший на место крушения большой мек Горлопан доходчиво объяснил, что обломки принадлежит ему, и послал парней обратно в сражение.

Тем не менее, Туфрукку нравилось драться. Людики бились хорошо, не давая им пощады, и их бомбилы тоже не стояли без дела. Он уже дважды чуть не превратился в кровавый фарш. Но, несмотря на бомбы и пушки, людишкам всё равно недоставало смелости и стойкости. Не будь у них самолётов, парни без труда бы окружили и перебили их всех, и не исключено, что даже голыми руками.

Он кинулся за следующую кучу металлолома, за которой уже собралась целая толпа парней, вслепую паля поверху. Вокруг шипели ответные выстрелы людиков. Пока поджигала бежал, лазерный луч пробил дымящуюся дыру в его левом бицепсе. Впрочем, Туфрукк даже не почувствовал раны.

Дальше зеленокожий метнулся к тлеющим обломкам подбитого чуть раньше грузавоза. Сгибаясь под весом громоздкого снаряжения, Туфрукк нырнул в укрытие, прячась от очередного ливня лазерного огня. Он и несколько следовавших за ним парней залегли за тачкой и начали палить в ответ. Поджигала увидел, как один из людиков получил выстрел в голову, да так что его шлем отлетел прочь и покатился по земле. Он прицелился в место, где по его представлению должен вскоре появиться шагоход — узкую щель между грудой хлама и полуразваленной стеной, и принялся ждать своего шанса.


Бой в зоне высадки «Икс». Элизианцы десантируются непосредственно на поле битвы.



Орек находился в самой гуще боя. Он побежал рядом с «Часовым», когда тот двинулся вперёд, отпихнув ногой кучу выброшенных старых покрышек и остатки того, что показалось гвардейцу ржавеющим шасси машины. Орки заполонили всё пространство, каждая груда хлама и топливная цистерна могла скрывать затаившегося зеленокожего. Снайпер припал на колено, сделал три выстрела в сторону замеченного впереди движения, после чего поднялся и припустил дальше. «Часовой» вёл огонь на ходу, поэтому элизианцу пришлось догонять его снова. Но как только ему это удалось, шагоход взорвался в фонтане искр и жёлтого пламени. Внезапно полыхнувшая ослепительная дуга света ударила по его правой ноге, перерубив поршни вместе с кабелями подобно лучу лазерной пушки. «Часовой» зашатался, а затем конечность под ним подкосилась, и шагоход завалился набок.

Орек отпрыгнул назад, когда топливный бак «Часового» треснул от удара, и из него потёк высокоскоростной прометий. Хотя снайпер не видел пилота, он подозревал, что тот потерял сознание во время падения. Гвардеец подумал о том, чтобы кинуться ему на помощь, однако одна-единственная искра подожжёт горючее, и подбитый шагоход сгорит в считанные секунды. Вместо этого Орек нашёл укрытие и стал наблюдать за «Часовым». Забредшие сюда зеленокожие не получат трофей без боя.

Первый появившийся орк был не орком как таковым, а лязгающей боевой машиной с неуклюже болтающимися руками, палившей напропалую из тяжёлого оружия в воздух. Орек не мог промахнуться, металлический монстр заполнил прицел, когда он взял его на мушку. Снайпер выстрелил, увидел, что лазерный луч не причинил врагу никакого вреда, и тщательно прицелился во второй раз, теперь уже в смотровую щель. Элизианец выстрелил снова, затем ещё раз, но оба импульса с шипением погасли на лобовой броне дредноута. Ответный шквал огня вынудил Орека нырнуть обратно в укрытие. Дредноут погромыхал к упавшему «Часовому», неподвижно лежавшему в расширяющейся луже топлива. Внезапно с рёвом хлынувшего воздуха «Часового» поглотило пламя. Должно быть, искра от орочьей машины воспламенила горючее. Теперь за дредноутом в сторону Орека следовала целая орава орков. Снайпер потянулся к нарукавному карману и достал из него крак-гранату, после чего отщёлкнул крышку-предохранитель и нажал кнопку детонатора. Выскочив из укрытия, десантник со всей силы метнул противотанковую гранату в орочью боевую машину, а затем, подхватив винтовку, развернулся и кинулся прочь. Граната взорвалась с оглушительным грохотом. Орек не стал оглядываться, чтобы посмотреть на причинённый урон. Вместо этого он нашёл новую позицию, скользнул в укрытие и вновь выставил перед собой оружие. Орки приближались, и к ним, похоже, подтянулись подкрепления. Их вопли и беспорядочная пальба становились всё громче.



Наконец-то появились дреды. Они припозднились, подумал Горлопан, показывая машинам куда идти. Парням задали основательную трёпку, но парочка его гротов всё-таки разыскала дредов, и вот они пришли, готовые присоединиться к битве. Теперь убойные банки, смертодреды и даже один из его собственных мегадредов, шатаясь, топали по грудам мусора и обломкам камней.



Наступление по всему фронту элизианцев остановилось, увязнув в кровавых стычках, которые уносили человеческие жизни, но не давали имперцам продвигаться дальше. Десантники убили немало зеленокожих, но меньше их не становилось, а ещё к ним подходили всё новые подкрепления. Орки подъезжали на грузовиках и фурах, а теперь к бою присоединились и их дредноуты. Личная свита боевых шагоходов Горлопана располагалась недалеко от места возведения гарганта. Большинство меков, делавших и обслуживавших Дредобошек, были теми же, кто занимался строительством гарганта Грахкрага.

Дредноуты имели толстую броню, а вот элизианцы были недостаточно хорошо экипированы, чтобы встретить их на земле. Десантные войска сильно зависели от поддержки с воздуха, а пока что она у них отсутствовала. Капитан Иксхист запрашивал у полковника Тайхона немедленно прислать дополнительные авиагруппы, но пока что полк придерживался плана атаки, и каждый самолёт был либо задействован в доставке группы «Щит» к предписанной зоне высадки, либо находился в пути где-то между полем боя и авиабазой. Командир с болью осознал, что это было одним из главных недостатков воздушных сил перед наземными войсками. Танкам могло требоваться топливо и боеприпасы, но как только они прибывали, уже ничто не смогло бы заставить их выйти из битвы. Летательные аппараты также нуждались в горючем и снарядах, но удерживать позиции подолгу они не могли.

Ранние опасения Иксхиста относительно количества орков становилось всё более серьёзными. Ксеносы продолжали прибывать, а численность его взводов быстро таяла. По-видимому, гаргант защищало гораздо больше орков, чем со своим снаряжением могла бы справиться группа «Меч». По прикидкам капитана, они уничтожали орков в соотношении три или даже четыре к одному, однако он чувствовал, что инициатива в наземной операции выскальзывает у него из рук. К оркам по-прежнему прибывала подмога, и они уже переходили в контратаку. Он мог закрепиться и дать зеленокожим бой, и, возможно, даже сумел бы продержаться до возвращения самолётов, но Иксхист сильно сомневался, что после ему хватит бойцов, чтобы вернуть инициативу и возобновить наступление к гарганту. Будет лучше, размышлял он, отступить, перегруппироваться и выиграть дополнительное время, сдав часть занятой территории. Таким образом, когда транспортники вновь станут доступными, он сумеет сохранить часть своих сил для второго рывка, возможно, при поддержке полкового резерва. Конечно, отступление вряд ли понравится полковнику Тайхону и капитану космодесантников, но в этом бою сражался он, и выбор оставался за ним. Он был командующим офицером, и имел право принимать тактические решения подобного рода. Иксхист понимал, что больше медлить он не мог. Очень скоро орки опрокинут его группу, и тогда организованный отход превратится в паническое бегство.

С такими мыслями капитан Иксхист вернулся к вокс-установке, чтобы передать приказ к отступлению командирам взводов. Пришло время покинуть захваченную зону и немного увеличить разрыв между элизианцами и орками. Группа «Меч» потеряла инициативу — численное превосходство зеленокожих начало сказываться на ходе битвы. Пока что гаргант оставался вне досягаемости.

Десантники приступили к отходу так быстро, как только могли. Некоторые отделения остались на месте, чтобы прикрыть товарищей, однако большинство стремительно покинули район, только что с таким трудом ими захваченный. Землю усеивал оставшийся после боя мусор. Чадящие и горящие обломки изрыгали в небо едкий чёрный дым. Небольшое озерце, образованное вытекшим из резервуара машинным маслом, горело в неистовом оранжевом пожаре, с рёвом взвивавшемся на двадцать футов, скрывая небо за густой пеленой. Землю ковром устилали трупы людей и орков, рядом с которыми валялось их снаряжение. Многие элизианцы несли на себе раненых товарищей. Сержанты отделений пытались поддерживать порядок, выкрикивая команды держаться вместе. Бросать оружие строго запрещалось. Этот бой окончился, но они лишь перегруппировывались для второй атаки.

Сам капитан Иксхист пока что оставался на своей позиции, наблюдая за тем, как мимо бредут грязные и уставшие бойцы. За жизнь он повидал немало битв, и не раз отступал, поэтому знал, что ему нужно оставаться на виду, нужно показывать решимость, чтобы тактический отход не перерос в бегство и поражение. Он пока ещё не проиграл бой. А затем, без предупреждения, словно из ниоткуда прилетел миномётный снаряд, взорвавшись всего в паре метров от офицера. Ударная волна сбила его с ног, и в колено ему впился дымящийся осколок. Бронированный наколенник спас его ногу, однако металл вонзился глубоко в мясо и кость. Кусочки шрапнели также изрешетили капитану весь правый бок. Один осколок выбил передние зубы, и подбородок Иксхиста залило кровью. Контуженный и израненный капитан с трудом сдержался от крика, чувствуя, как тело охватывает боль. Колено, казалось, горело изнутри. Офицер инстинктивно попытался встать, но тут же рухнул и заорал от адской муки.

Вокс-оператор оказался рядом с капитаном в тот же миг, как упала вторая мина, засыпав их обоих очередной порцией красной грязи. Под обстрелом он ввёл в шею капитана ампулу с обезболивающим веществом. Спустя несколько секунд препарат подействовал, позволив ему поднять капитана, так, чтобы тот не потерял сознания. Вокс-оператор закричал, вызывая медика командного отделения. Последний целый день работал не покладая рук, носясь туда-сюда между бойцами, и практически израсходовал содержимое медицинской сумки. Прибыв на место, он понял, что мало чем сможет помочь командиру. Рана колена была тяжёлой, и для извлечения куска металла потребуется хирургическое вмешательство. Возможно, капитан в итоге даже лишится ноги. Он помог воксисту нести Иксхиста, и вместе они пустились в обратный путь. Капитан выбыл из строя. Группа «Меч» осталась без командира.



Горлопан несказанно удивился, когда людики стали отходить. Бой начал затихать, как только прибыли его дреды и взялись за дело. Минуту назад во все стороны летели тонны дакки, а теперь людишки уже бежали назад, что было очень досадно, поскольку он хотел увидеть, как дреды пошинкуют врагов. Мекбосс подошёл к опалённым останкам одной из смешных шагающих дред-машинок людиков. От неё остался лишь почерневший остов, от которого уже не будет никакого проку. Пилот превратился в кусок сморщенного обуглившегося мяса. Горлопан отвесил машине смачного пинка, и его тяжёлый башмак оставил глубокую вмятину в размягчившемся от жара металле. Бесполезный хлам!

Мекбосс двинулся дальше, переступая и шагая по трупам. Большинство парней и дредов находились далеко впереди, всё ещё преследуя людиков. Впрочем, некоторые симулянты тайком смылись обратно, чтобы всласть помародёрствовать. Примечательно, что почти все они оказались в синем боевом раскрасе Черепов Смерти. Горлопан подозревал, что большинство из них переждали сражение неподалёку, а затем пришли забрать самые лучшие трофеи. Гроты также сновали повсюду, собирая оружие и снаряжение. Именно в этот момент, когда стихли последние отголоски стрельбы, возвратились Нитнакл с Лунком. Парочка гротов с возбуждённым видом сразу кинулись к нему. «Босс! Босс! На севире ищё людики!» — выпалил Нитнакл. «Куда больше, и Скалк уже сабрал парней на драку» — резво подтвердил Лунк.

Больше людиков означало больше битвы. Это заставило Горлопана остановиться, чтобы подумать. Значит, бою ещё не конец. Если старый проныра Скалк решил подраться, значит там можно разжиться серьёзнейшими трофеями. Горлопан потопал за своими парнями. Нужно повернуть их на север, и побыстрее.


Отступление группы «Меч»


Наступление «Меча» к зоне постройки гарганта поначалу шло хорошо. Элизианцы достигли зоны высадки и начали движение вперёд, однако по мере роста сопротивления темп атаки стал падать. По всей видимости, в районе оказалось гораздо больше орков, чем предполагалось, в том числе необычайно много дредноутов.

Абсолютно непререкаемый авторитет Горлопана означал, что орки моментально отреагировали на неожиданное нападение. Они оказались готовы к бою, и охотно устремились на объявившегося врага. Воздушная поддержка элизианцев нанесла чужакам серьёзный урон, но недостаточный, чтобы остановить приливную волну зеленокожих. Когда самолётам имперцев пришлось вернуться на базу для дозаправки и перевооружения, ведомые Горлопаном ксеносы развернули собственное наступление. Под натиском превосходящих сил врага капитан Иксхист, поняв, что атака провалилась, отдал приказ к отступлению. Именно тогда он получил тяжёлое ранение.

Неудача группы «Меч» стала первой в череде событий, превративших неожиданную атаку элизианцев в кровавую битву за выживание. Имперцы растревожили осиное гнездо, и очень скоро обнаружили перед собой громадное количество хорошо экипированных и рвущихся в битву орков.

Задача по уничтожению гарганта осталась не выполненной, а спешно проведённый «Мародёрами» бомбовый удар нанёс ему только поверхностные повреждения.


Десантно-штурмовой транспорт «Валькирия» 181-го Элизианского десантного полка. Это командный самолёт эскадрильи, специально отмеченный крыльями аквилы.


Десантно-штурмовой транспорт «Валькирия» 181-го Элизианского десантного полка. Данная машина доставила в зону высадки передовые части группы «Меч», после чего направилась на поддержку группы «Щит».


Штурмовой самолёт «Стервятник». Входил в состав сил воздушной поддержки атаки группы «Меч». Был сбит в ходе боя.


Мобильная штурмовая машина «Таврос». Большинство данных машин входило в группу «Кинжал», однако несколько «Тавросов» действовало на флангах наступающей группы «Меч». Все они были уничтожены в сражении.


Мегадред из состава Дредобошек Горлопана. Впервые встреченный в бою у зоны высадки «Икс», позднее он объявится возле района десантирования «Т» группы «Щит».


Десантные «Часовые» роты I, 181-й десантный полк. Эскадрон «Часовых» непосредственно придавался каждому пехотному взводу для оказания тяжёлой огневой поддержки.


Трафейный «Носорог» клана Гоффов. Судя по всему, орки высоко ценили «Носороги» за их общую надёжность и мощные двигатели. Для капитулов Космодесанта уничтожение машин, попавших в лапы ксеносов, считалось задачей особого приоритета.


Боевой мотоцикл Черепов Смерти. Все орки обожают скорость, и байкеры — частое явление в кланах зеленокожих.


Артфура клана Черепов Смерти, вооружённая крупнокалиберным миномётом (отс. «Метало»).


Глава третья: Высадка в зоне «Г»

Патрулирование северного фланга


Даже в самом отчаянном бою мы не должны терять надежду на победу.


Капитан Герек, рота А, 181-й Элизианский десантный полк


Вездеход «Таврос» сильно тряхнуло при спуске. Струя реактивного двигателя «Валькирии» ударила в землю, вздымая вокруг машины бешеный вихрь пыли, песка и обломков, которые частично скрыли вид внизу. Капитан Герек сгруппировался в ожидании посадочного столкновения. Удерживавшие «Таврос» магнитные зажимы резко расцепились, и машина пролетела оставшиеся три метра до земли. Большие амортизаторы вездехода приняли на себя силу толчка, в то время как Герек и его водитель, рядовой Арго, были крепко пристёгнуты ремнями безопасности.

Капитан Герек включил встроенное в шлем устройство связи, и оно ожило во взрыве статики.

— Чисто, — сообщил он пилоту «Валькирии», который всё ещё удерживал транспортник где-то в пылевой буре у него над головой. Два реактивных двигателя «Валькирии» изменили свой тембр, когда «Небесный коготь», набирая высоту, начал улетать из района выброски. Рядовой Арго завёл «Таврос», и аккумуляторы машины загудели, оживая. Постепенно буря начала стихать. Герек расцепил ремни и поднялся из кресла позади водителя. Вокруг него уже полным ходом шла выгрузка других машин, раскачивавшихся под днищами своих воздушно-транспортных средств. Оглянувшись назад, он разглядел и другие приближающиеся «Небесные когти» с прикреплёнными к ним вездеходами. Группа «Кинжал» приземлилась.



Группа «Кинжал» капитана Герека состояла в основном из частей роты А 181-го полка. Она играла роль передового разведывательного подразделения и была оснащена быстроходными машинами-перехватчиками «Таврос» и «Таврос» типа «Венатор». Эти вездеходы могли быстро покрывать огромные расстояния и действовать в отрыве от основных полковых сил, поэтому их стандартным боевым назначением являлся поиск врага и доклад командованию при его обнаружении.


Красный быстрее… Вожак Злых Солнц возглавляет стремительную атаку.


Сегодня им предстояло выполнить нестандартное задание. Герек и его люди действовали на фланге обороны полка. В то время как группа «Щит» высадилась и обустраивала позиции перед решающим сражением всего рейда, группе «Кинжал» предписывалось защищать её уязвимый правый фланг. Офицеры, составлявшие план, знали, что к северу от зоны боевых действий находятся орки, которые с большой вероятностью быстро ответят на атаку. Без перекрывающей путь группы «Кинжал» любой из тех зелёнокожих с лёгкостью обойдёт «Щит» и нападет с тыла.

Гереку было приказано выставить патрули и вступать в перестрелки с пытающимися пробраться на юг ксеносами, с целью захватить их врасплох и, по возможности, задержать. Его группе требовалось прикрывать огромную территорию, из чего и вытекала необходимость в быстрых транспортных средствах. Эскадронам назначили собственные секторы патрулирования при поддержке отделений десантных «Часовых» и нескольких пехотных взводов для дополнительной огневой мощи. Самому Гереку предстояло наблюдать за ходом операции из тыла, вместе с группой быстрого реагирования. Это подразделение находилось в резерве, готовое к стремительному выдвижению и перехвату противника, которого упустят патрули. Также в его распоряжении было звено находящихся неподалёку десантно-штурмовых кораблей «Вендетта» на тот случай, если бой станёт тяжёлым.


Патрулирование. «Таврос-Венатор» в сопровождении пехотного отделения зачищает один из множества лачужных городков орков.



Шестой эскадрон сержанта Лето выстроился в ряд — три «Тавроса-Венатора», разделяемые расстоянием в тридцать метров. Местность впереди была относительно ровной, если не считать вездесущих обломков и ржавеющего мусора, старых покрышек, бочек и всякого непонятного хлама. Кое-где осыпающиеся опорные балки тянулись ввысь или же накренились так, что казалось, будто они обрушатся с минуты на минуту. Вездеходы преодолевали их с ровным гулом, но при этом осторожно объезжали более крупный металлолом. Стрелки за турелями, сидевшие позади водителей, пристально оглядывали горизонт в поисках врагов.

Лето наблюдал за местностью из заднего кресла стрелка центральной машины. На миг ему показалось, будто впереди что-то шевельнулось. Насторожившись, он прильнул к прицелу орудия и начал внимательно всматриваться. Где-то в четырехстах метрах впереди находилась низкая груда мусора с упавшей опорной балкой, достаточно большой, чтобы устроить за ней засаду. «Тавросы» ехали в её сторону. Вот снова, теперь Лето мог поклясться, что видел движение. Чем бы ни было то существо, оно отличалось небольшими размерами и проворностью.

— Шестой эскадрон — удерживать позицию, — приказал он, и три «Тавроса» начали замедляться, пока полностью не остановились. В перекрестье прицела Лето увидел свою цель — маленькое зелёное существо высотою в метр. Гретчин был вооружён каким-то ручным оружием, и маловероятно, что он находился там один.

— Враг впереди. Четыреста ярдов. Всем машинам — открыть огонь, — передал приказ Лето и начал стрелять. Яркие лучи спаренных мультилазеров вырвали зияющие дыры в металлоломе. К нему присоединился второй «Таврос», который принялся обстреливать груду мусора. Стрелок третьей машины навёл лазерную пушку и произвёл выстрел. Мощный луч попал в мусор, разметав повсюду обломки. В груде металлолома что-то яростно запылало. Попавшие под обстрел маленькие гретчины выскочили из укрытия и бросились наутёк. Десяток существ бежали настолько быстро, насколько им позволяли длинные тонкие ножки. Лето скорректировал огонь и выпустил по банде длинную очередь. Двое или трое рухнуло замертво, в то время как лохмотья ещё одного загорелись. Остальные продолжали мчаться под повторяющимися очередями лазерного огня, пока не исчезли из виду.

— Прекратить огонь, — скомандовал Лето, довольный нейтрализацией противника. Это был их первый контакт с неприятелем, хотя едва ли это можно было назвать боем. По крайней мере, стало ясно, что здесь находились орки. Гретчины просто копались в мусоре, но им не повезло оказаться на пути эскадрона Лето. Сержант приказал патрулю возобновить движение, прежде чем настроить устройство связи и доложить капитану Гереку о краткой перестрелке.



Хотя самих орков увидеть было сложно, заметить, где именно они находились, труда не составляло. Капитан Герек вот уже десять минут следил за приближающейся бандой по нарастающему облаку пыли и следам чёрного дыма. Даже при максимальном увеличении сканер показывал ему совсем немного, вырывая мимолётные изображения зелёнокожих на мотоциклах и дико трясущихся четырёхколёсных багги.

Орки на всех парах мчались к его позиции. По подсчётам, всего их было где-то около двадцати или тридцати. Внезапно над головой капитана засвистели пули. Герек не мог поверить, что они открыли огонь — это же было необычайно глупо! Их пальба отличалась ужасающей неточностью, но, казалось, ксеносы стреляли просто ради самого процесса. Поражённый до глубины души капитан наблюдал, как враг впустую расходует боеприпасы. Даже орки не могли долгое время поддерживать столь бесцельную стрельбу. У людей Герека был приказ не открывать огонь до приближения противника. На таком расстоянии тратить драгоценные боеприпасы было бессмысленно. В качестве роты, действовавшей вдали от основных сил, солдаты Герека придерживались строгой огневой дисциплины. Тем не менее, капитан не сидел, сложа руки. К этому времени он вызвал звено «Вендетт». Три самолёта подтвердили координаты и уже находились в пути, готовясь нанести по неприятелю ракетный удар.



Вой реактивных двигателей становился всё громче и громче, а затем прямо над Гереком в ревущём потоке звука пролетели три самолёта, заглушая гул моторов приближающихся орочьих машин и свист пуль. После наплыва энтузиазма, огонь зелёнокожих начал ослабевать. Теперь пришло время пострелять в ответ и элизианцам.

Три «Вендетты» вышли на указанную Гереком цель, и капитан увидел, как из подкрыльных креплений посыпались кассетные бомбы, быстро устремившиеся к земле. Над ним прошла горячая волна от разрывов и огненных сполохов, дохнув жаром прямо в лицо. Над орками один за другим взметнулись жёлтые и оранжевые грибы взрывов, которые затем медленно опали в непроницаемом для света облаке коричневой пыли. «Вендетты», израсходовавшие весь боезапас, набрали высоту и исчезли в далёкой выси.

Герек ждал, пока пыль постепенно не рассеялась. Там, где когда-то были орочьи мотоциклы и багги, осталась лишь потемневшая от жара земля. Он не заметил ни единого выжившего чужака. Также прекратилась и их пальба. «Вендетты» выполнили прямое попадание. Капитан приказал одному «Тавросу» поехать в разведку и осмотреть останки, а остальному эскадрону — прикрывать его движение. Со своей точки обозрения Гереку казалось, будто ракетный удар полностью смёл орков. Столь устрашающая демонстрация мощи должна научить этих безрассудных существ хоть какой-то осторожности.



Осторожность была не тем словом, с которым ранее приходилось встречаться Жадснарку. Это было не в его природе или крови. Атаковать! Жадснарк руководствовался лишь этим приказом, всегда лично возглавляя своих парней. Далеко на юге он видел сотни самолётов людиков. Людишки падали с небес, словно подарок от самого Морка. Это означало только одно — драку!

Вожак решил собрать всех парней, каких только можно, с этой целью разослав своих байкеров во все стороны. Орава мотоциклистов Огназа находилась ближе всего к месту высадки, поэтому им предстояло пойти туда первыми и разузнать, что произошло, а затем вернуться к Жадснарку и всё рассказать. За это время он постарается собрать как можно больше гротов и парней на мотоциклах, багги и грузавозах. С возвращением Огназа он узнает, хватит ли ему парней для немедленной атаки или придётся подождать и насобирать ещё.

Терпение было ещё одним словом, с которым Жадснарк никогда не сталкивался, а даже если бы и знал его, то не придал бы ровно никакого значения. Вожак ждал с растущим разочарованием, но Огназ всё не возвращался. От него требовалось лишь быстро взглянуть на происходящее и вернуться обратно, но, судя по отдалённым взрывам, дымящимся обломкам и поднимающимся в воздух трём бомбилам людиков, Огназ спалился! Возможно, подумал он, ему стоило послать кого-то другого — как ни крути, мозгов у Огназа было как у сквига! Несмотря на несвоевременную кончину Огназа, сердце Жадснарка радовалась от перспективы близящейся схватки. Со всех сторон к нему съезжалось всё больше парней на мотоциклах, боевых багги, вездеходах и грузавозах. Все стекающиеся на его зов бойцы стискивали в руках дубины, арматуру, стрелялы и рубилы. Судя по количеству собравшихся орков, пришло время дать прикурить людикам…

Ухмыляясь, Жадснарк взобрался в седло своего гигантского гусеничного трицикла, «Монстрилы». Он был не только крупнее большинства багги, но имел также приваренный сзади реактивный двигатель. Пока что с безмолвствующего двигателя медленно капало масло и топливо, образовывая на земле быстро увеличивающуюся лужу. Вожак проверил магазины с боеприпасами, а затем перенёс свой огромный вес на педаль стартера. Двигатель взревел, а когда Жадснарк сильнее вжал газ, тот загрохотал в ответ, пытаясь сорваться с тормозов. Для эффектности он выжал газ, увеличивая число оборотов, и от этого нового звука его сердце забилось чаще. Находившиеся сзади парни поприветствовали своего воеводу воплями и также вдавили газ на своих машинах. Окружающая местность погрузилась в клубы грязных голубовато-серых выхлопных газов. Жадснарк поднялся в седле и, махнув ораве рукой, отпустил тормоза.

«Монстрила» стремительно сорвалась с места, взметнувшись в воздух, а затем с силой врезавшись в землю — двойные гусеницы выбрасывали из-под себя щебень и огромные комья земли подобно пулям. Вскоре трицикл уже мчался на головокружительной скорости, дико раскачиваясь со стороны в сторону. Массивный и сильный, Жадснарк с лёгкостью управлял «Монстрилой» одной рукой.

— Вааа! — заорал он в небеса, но его боевой клич затерялся в громовом гудении двигателей мчащихся позади него парней. Байкеры неслись в битву на юге, и мир чернел под их колёсами.


Поджигала

Kast022.jpg


Поджигалами называют тех зелёнокожих-пироманьяков, чья жажда жечь и уничтожать доросла до того, что поглотила их без остатка. Нередко они объединяются меками, поставляющими им прометиевое горючее и тяжёлые поджиги — комбинированные резаки-огнемёты, которые и дали им имя. Эти прожжённые пироманы получают огромное удовольствие, испепеляя врагов (и всё, до чего смогут дотянуться, если тех вдруг не окажется под рукой), поэтому чтобы держать их в узде, нужен сильный вожак или мек, не гнушающийся шантажа. Тем не менее, преимущества от присутствия этих буйнопомешанных в банде перевешивают риск от их нахождения рядом. Поджигалы могут быть опасной силой на поле боя, действуя как небольшими командами, так и огромными оравами; их огневая мощь часто оказывается разрушительной, особенно против вражеской пехоты, струями пламени сметая неприятелей с оборонительных позиций и испепеляя даже самых монструозных существ. Кроме того, переключая оружие в режим горелки, они также могут с его помощью вскрывать и рассекать бронетехнику противника. Это позволяет им исполнять ещё и важную тыловую роль, а именно разрезать боевые трофеи для дальнейшего использования.


1. Поджига

Основное оружие парня, поджига представляет собой высокомощную комбинацию резака и огнемёта, меняющую функции простым поворотом насадки и изменением скорости подачи топлива. Как и большинство предметов орочьей технологии, поджиги сконструированы так, чтобы переносить самое грубое обращение, и обладают большим запасом прочности. Это неспроста, ведь далеко не одному поджигале приходилось использовать поджигу как дубинку после слишком активного отжигания!


2. Защитная маска и перевязь

Для поджигалы его боевая сбруя с поясными ремнями и опускающаяся защитная маска, спасающая от ослепления и не дающая сгореть лицу от жара, почти так же важны, как само оружие и топливо. Перевязь берёт на себя часть веса огнемёта, облегчая его переноску во время битвы, и, кроме того, многие парни навешивают на неё дополнительные пластины брони и глифы. На этих значках хвастливо изображаются убийства, совершённые поджигалой, либо кампании, в которых он принимал участие.


3. Бак с прометием

Запас горючего критичен для поджигателя. В данном случае он представляет собой взрывоопасную смесь сжатого под давлением сквигового масла и прометия. Каждый мек, производящий токсичную жидкость, клянётся, что она изготовлена по собственному тайному рецепту «гарючего варева». Поджигалы обычно стараются взять бак настолько больших размеров, насколько смогут унести, чтобы отжигать на поле боя так долго, как только возможно. Конечно, у такого подхода есть свои опасности, поскольку парень рискует преждевременно и эффектно взлететь на воздух от случайных выстрелов, но это делает их работу только веселее!


4. Татуировка мека

Данная татуировка указывает на то, что орк входит в состав сил печального известного мекбосса Горлопана на Кастореле-Новем.


5. Инструменты

Такой инструмент как увесистый гаечный ключ даёт чёткое представление, что этот поджигала работает в банде мекбосса. Поджигателей нередко ведут в бой полноправные меки, а ещё они составляют костяк орав дредов и трофейных команд, занимаясь порезкой брони и разбитой техники для командующего мека.


6. Карсарский глиф

Глиф на топливном баке поджигалы, изображающий золотой орочий череп и скрещённые кости, указывает на принадлежность парня к карсарскому отряду Грогскаровых Бандюг. Эта пиратская группировка, базирующаяся на тройке убойных крузеров, десятилетиями была бичом для имперского судоходства на Ласкарском перегоне, до самого её присоединения к Вааа! Гарагхака. Неизвестно, был ли поджигала частью этой банды перед прибытием на Касторел-Новем, просто использует снаряжение, предназначенное для карсаров, или, что наиболее вероятно, забрал бак у трупа предыдущего хозяина!


7. Пуляло

Этот поджигатель достаточно смекалист, чтобы носить с собой запасное оружие, в данном случае пуляло, крупнокалиберный полуавтоматический пистолет. Достаточно громкие для орков и зачастую нелепой конструкции, пулялы имеют весьма ограниченную точность, но при этом высокую поражающую способность благодаря размеру выстреливаемых пуль и огромным зарядам пороха в патроне. Частые осечки — привычное для такого оружия явление.


Здесь изображён поджигала Туффрук, член отряда мека Горваза из оравы Дредобошек Горлопана.



Орки так ничему и не научились. Первая самоубийственная атака была пробной, своего рода проверкой сил. Теперь к ним гнала основная часть банды Злых Солнц, затемняя горизонт пылью и выхлопными газами. Воздух гудел от какофонии звуков двигателей, подобно приближающейся чёрной грозе. Элизианцы приготовились к атаке, укрыв большинство «Тавросов» так, чтобы виднелись лишь их турели. Остальные машины ожидали немного поодаль, готовые по первому приказу рвануть вперёд и разгромить зелёнокожих на открытой местности, прежде чем те доберутся до позиций элизианцев. Капитан Герек корил себя за то, что использовал воздушную поддержку так рано, но кто же знал, что за теми орками последует целая банда. Хотя демонстрация огневой мощи и была значительной, её, тем не менее, оказалось недостаточно, чтобы удержать ксеносов от очередной необдуманной атаки.


Смертолёты обрушиваются на элизианский заслон, в этом месте удерживаемый батареей автоматических сторожевых орудий.



Шестой эскадрон сержанта Лето отозвали с разведывательного поиска. Они заметили вдалеке яркие взрывы и поняли, что там начались боевые действия. Враг приближался к ним во всеоружии, поэтому капитан Герек собирал наиболее удалённые патрули для усиления головного порядка. Низкий гул «Тавросов» перерос в электронный вой, когда, развернувшись, они быстро двинулись по обратному пути, стараясь изменять маршрут и запутывать следы. Со времени стрельбы по гретчинам-мусорщикам Лето больше не видел врагов, хотя и заметил огромные приближающиеся клубы пыли. Заняв место во главе отряда, он приказал двигаться по наиболее быстрому пути к месту боя.

Внезапно по «Тавросам» начали палить со всех сторон. Один из выстрелов попал в мультилазерную турель в паре сантиметрах от головы Лето. По каналу связи кто-то прокричал: «Противник справа!», и, резко рванув турель в сторону, сержант увидел пятерых несущихся на мотоциклах чужаков, на ходу стрелявших из больших пушек. Вокруг него со звоном и свистом пролетали орочьи пули. Лето открыл яростный огонь из мультилазеров. «Таврос-Венатор» мчался по пересечённой местности на полной скорости, поэтому его выстрелы прошли мимо цели. Вторая машина эскадрона приняла на себя основной удар, её задние колеса были изорваны в клочья, а из орудия не вёлся ответный огонь. Лето подозревал, что стрелка убили. Третья машина всё ещё находилась позади, пытаясь объехать обломки, в то время как боевые мотоциклы неумолимо приближались.

Ближайший орк-мотоциклист метнул грубо сделанную гранату, нечто вроде боевого заряда с рукоятью. На глазах у Лето она пролетела по воздуху, дважды перевернувшись, и разорвалась в грязно-серых клубах дыма. От силы взрыва его «Таврос» тряхнуло, но и только. Сержант попытался прицелиться в метателя гранат, но обе машины двигались слишком быстро, поэтому его очереди прошли мимо. Уклонившись от выстрелов, орочий мотоциклист свернул в сторону.

— Резко вправо! — проорал Лето в вокс, и его водитель тут же развернул вездеход в диком буксирующем повороте наперерез зелёнокожим. Появившаяся будто из ниоткуда орочья ракета со скрежетом оцарапала боковую панель «Тавроса». Лето ожидал, что боеголовка детонирует и превратит машину в полыхающий шар огня, однако ракета полетела дальше и безвредно упала в груду мусора впереди.

Водитель направил машину прямо на орка, пытаясь взять того на таран. Мотоциклист оказался ловким и сумел объехать вездеход в последнюю секунду, но на такой бешеной скорости байкер потерял управление, и сержант увидел, как он перелетел через руль и упал в кучу мусора. Из валявшегося на боку мотоцикла повалил густой дым, его колеса бесполезно крутились в воздухе.

Отступление боевых мотоциклов было столь же стремительным, как и атака. Лето повернул турель на триста шестьдесят градусов, но вокруг всё было чисто. Вторая машина неподвижно стояла сзади, членов её экипажа буквально изрешетило пулями. Вся кабина была залита кровью. Неподалёку появился ещё один «Таврос», из которого поступил доклад об уничтоженном из лазерной пушки враге. На корпусе вездехода сержант заметил боевые повреждения, но все эти царапины и выбоины от пуль были поверхностными.

— Прикрой меня, — приказал он стрелку другой машины, прежде чем расстегнуть ремни и выбраться из турели. Он побежал к обломкам уничтоженного багги проверить, жив ли его экипаж. К сожалению, оба бойца погибли. Не желая оставлять «Таврос» на разграбление оркам, Лето достал из разгрузки мелтазаряд, установил запал и после этого забросил в подбитую машину. Когда два оставшихся вездехода шестого эскадрона двинулись дальше, заряд детонировал в раскалено-белом ливне искр, оставив от «Тавроса» выжженный и покореженный остов.



На основном оборонительном порядке капитана Герека орки атаковали всеми силами. Мотоциклы и багги кружили в плотном сумраке из пыли и удушающих выхлопных газов. Поле боя усеивали обломки, но пока капитан удерживал позицию. Он потерял в бою много людей и техники. К этому времени орки уничтожили девятнадцать «Тавросов». Зелёнокожие также платили кровью, но казалось, тяжёлые потери их вовсе не волновали. Пока в перестрелке воцарилось временное затишье. Орки умчались обратно, скорее всего для перегруппировки или чтобы найти какую-то другую цель. Герек следил за ними из своего вездехода, используя информацию, переданную с наземных сканеров, которые он установил при выгрузке. Он приказал трём эскадронам скрытно последовать за противником, а остальных собрал вместе и начал обрабатывать полученные от них доклады о повреждениях.

Бой оказался куда тяжелее, чем он ожидал. Орочьи мотоциклисты появились стремительно, но группа «Кинжал» всё же выполнила свою работу. Если бы она не перехватила этих орков, то они к этому времени уже бы вклинились в тыловые позиции группы «Щит» на юге. И всё-таки Гереку было не по себе. Под его командованием находились лёгкие разведывательные войска, предназначенные для операций типа «ударил-отступил». Вместо этого им пришлось вступить в затяжное противостояние с ксеносами, и усталость начала постепенно сказываться. Его войска не выдержат боевых действий в столь трудных условиях. Чтобы сохранить оставшиеся под его началом силы, капитан принял решение отступить. Сам отход будет совершаться со всеми предосторожностями — один эскадрон прикрывает других «Часовых» и вездеходы, чтобы дать их экипажам краткую передышку, а также чтобы оставить между ними и противником свободное пространство. Именно на открытой местности он и запросит дополнительную воздушную поддержку. Согласно вокс-докладам, группа «Щит» вступила в большой бой с орками, поэтому капитан предположил, что группа «Меч» выполнила свою задачу, хотя он и не получал от полковника официального подтверждения. Несмотря на потери, задание, казалось, шло согласно плану.



Жадснарк отвесил крепкого пинка безмолвно лежавшей «Монстриле», чей реактивный двигатель всё ещё слегка дымился. Вилка передней оси трицикла была срезана метким лазерным выстрелом. Переднее колесо «Монстрилы» лежало неподалёку, и вожака обуревала ярость. Дело было даже не в повреждении его прекрасного трицикла, а в том, что как только он добрался до битвы, то буквально сразу остался без своего ревущего стального коня. Парни помчались без него, и он пропустит большую часть схватки. Жадснарк вернулся назад, чтобы осмотреть свою единственную жертву — высокий шагоход, которому он Потрошилой, своим огромным гудящим клинком, отрубил ноги. Машина рухнула на землю, и Жадснарк зашёлся маниакальным смехом, но мгновение спустя его мотоцикл остался без переднего колеса и воевода вылетел из седла. Его гордость была уязвлена, но хорошо, что только она одна. Никакому предводителю не нравилось ударять лицом в грязь. Жадснарк вытащил своё пуляло и в гневе разрядил всю обойму в обломки шагохода людиков. Это не помогло. Затем он потопал на поиски мека. Жадснарк хотел, чтобы его трицикл вновь был на ходу, и при этом немедленно!


Отступление группы «Кинжал»


Задержав банду байкеров Злых Солнц, группа «Кинжал» выполнила основное задание. Своими действиями люди капитана Герека не позволили оркам окружить группу «Щит». Когда бой в зоне выброски «Щита» начал разворачиваться не в пользу элизианцев, группа «Кинжал» получила приказ разорвать контакт с неприятелем и встретиться со «Щитом» на новом месте. Капитан Герек отдал своим подразделениям приказ выйти из сражения и прибыть в обусловленную точку встречи для последнего боя с надеждой на эвакуацию. Каждому отделению и отряду предстояло добираться собственным путем. Орки-мотоциклисты с радостью бросились в погоню, поэтому группе «Кинжал» пришлось в беспорядке отступать с боем по грудам мусора и металлолома.

Первым точки встречи достиг «Таврос» капитана Герека. Ею оказались остатки старого очистительного завода, и прибывшие войска быстро установили новый оборонительный кордон. С наступлением тьмы начали прибывать уставшие солдаты из группы «Щит», отделение за отделением, взвод за взводом. Каждый такой отряд получал новую позицию, которую ему предстояло удерживать, и до восхода солнца большинство уцелевших солдат стояли по местам, ожидая на рассвете неизбежной атаки орков.


«Таврос» типа «Венатор» с мультилазерами, 181-й десантный полк, рота А, 3-й эскадрон.


«Таврос» типа «Венатор» с лазпушками и самонаводящимися ракетами, 181-й десантный полк, рота А, 5-й эскадрон. По всей видимости, для этого задания не применялась единая камуфляжная схема.


«Таврос» с тяжёлым огнемётом, 181-й десантный полк, рота А, 7-й эскадрон. Данная машина была уничтожена в ходе боя.


Штурмовой самолёт «Стервятник», входил в состав сил воздушной поддержки группы «Кинжал».


«Валькирия» типа «Небесный коготь», перевозящая «Таврос-Венатор».


Боевые мотоциклы Злых Солнц. Различия во внешнем виде сугубо поверхностные, поскольку любой зелёнокожий стремится персонализировать свою машину. На каждом установлены многочисленные автоматические орудия (см. «Даккаганы»).


Трафейный «Носорог» клана Злых Солнц. На данной машине сохранилась оригинальная отметка тактического отделения, хотя маловероятно, что орки догадываются о её назначении.


Грузавоз Злых Солнц. Члены клана отдают предпочтение стремительным атакам и мобильным боевым действиям, поэтому вместимость транспортной техники играет для них не последнюю роль.


Артфура Злых Солнц. Тяжёлое оружие отсутствует, чтобы увеличить грузоподъёмность транспортного средства. Примечание: Точно такими же машинами пользуются члены культа скорости.


Глава четвёртая: Высадка в зоне «Т»

Бой группы «Щит»


Десантник Яно забрызгал штаны в большой луже маслянистой слизи, прежде чем скользнуть на свою позицию позади баррикады. Укрытие спешно возвели из покрышек, металлолома и десантных контейнеров, из которых выгрузили оружие команд тяжёлой огневой поддержки. Это никоим образом нельзя было назвать крепостной стеной, но она обеспечивала Яно и его заряжающего довольно неплохой защитой. Он поставил тяжёлый болтер на вершину баррикады, которая заскрипела под тяжестью оружия, а затем выровнял прицел. Согласно вокс-докладам, орки уже были неподалеку. Яно ожидал контакта в любой момент. Рядовой Агинис, его заряжающий, вставил патронную ленту в оружие и сложил неподалёку ещё несколько ящиков с боеприпасами. Яно упёрся плечом в приклад тяжёлого болтера и прицелился. Сгруппировавшись в ожидании сильной отдачи, он начал исследовать горизонт в поисках противника.

Группа «Щит» находилась на позициях. Выброска прошла успешно и, собрав десантные контейнеры с оружием и дополнительными боеприпасами, Яно вместе с остальной частью отделения выдвинулся к предписанной позиции. До сих пор они не увидели ни одного орка, но судя по отдалённому грохоту взрывов и рёву реактивных двигателей, битва уже началась, если и не для «Щита», то, по крайней мере, для наступающей группы «Меч». Задача рядового Яно состояла в удержании и укреплении своей импровизированной баррикады в преддверии подхода зелёнокожих. Группа «Меч» должна загнать их прямо в зону обстрела тяжёлого болтера Яно.



Капитан Танштадт стремительно передвигался от одной позиции к другой, карабкаясь по мусору, детриту и обломкам. Он оставил командное отделение позади, так как в одиночку двигался куда быстрее, вооруженный лишь лазганом, свободно висевшим за спиной. Капитан поочередно встречался с взводными командирами, проверяя вверенные позиции и укрепления, а также удостоверяясь, что у каждого отряда было достаточно боеприпасов и гранат для грядущего боя. После высадки его люди сразу взялись за возведение оборонительных сооружений и огневых точек. Он ожидал, что орки быстро отреагируют на возникшую угрозу, но доклады о контакте ещё не поступали. Передовые эскадроны «Часовых» разведывали западное направление, но пока казалось, что зелёнокожие стягивались на доносящиеся с юга звуки боя. Это же место, покрытая сажей и залитая машинным маслом свалка, превращённая в лачужный городок, казалась полностью заброшенной. «Что ж, больше времени для подготовки к бою», - подумал Танштадт. «Валькирии» уже находились в пути, неся с собою сотни дополнительных контейнеров с боеприпасами. Его тревожила лишь воздушная поддержка. Эскадрильи «Стервятников» находились неподалеку, готовые нанести удар при первых признаках появления ксеносов, но их запасы топлива далеко не вечны. Если орки не появятся в ближайшее время, самолётам придётся вернуться на базу, лишив тем самым Танштадта главного козыря.

Капитан принимал участие во множестве подобных сражений. Он свято верил, что в бою авиация его не подведёт. От неё зависела судьба не только группы «Щит», но и всего задания. Если бой станет тяжёлым, и орки введут в бою самую мощную свою бронетехнику, тогда именно с помощью самолётов Танштадт сумеет удержать территорию.



Скалк велел своим парням вывести Костежуя — битва уже началась, и он не хотел, чтобы вся добыча попала в грязные лапы Грахкрага и Горлопана. Неподалёку затормозил боевой грузавоз, и сидевшая в нём орава радостно рассказала ему, что людики напали на гаргант Горлопана. Скалка мало волновал гаргант мекбосса, и хотя Горлопан хорошо платил за необходимые ему детали, сам Скалк и близко не собирался сражаться ради него. Если машину уничтожат, они построят другую, а для этого потребуются новые детали.

В бой никто особо не рвался. Скалк не хотел, чтобы его парни увязли в драке, если с этим могли прекрасно справиться дреды Горлопана и Гоффы Грахкрага — те, без сомнения, будут рыскать в поисках самых больших кусков металлолома. Он просто хотел появиться в самом конце, чтобы убедиться, что парни примут участие в дележе трофеев. Как всегда, боссы и нобы начнут торговаться за лучшие детали, и Скалку нужно будет лишь занять их этим делом на достаточно долгое время, пока его парни не вынесут все остальные запчасти. К тому времени как другие боссы поймут, что случилось, половину трофеев уже увезут на грузавозах. Конечно, если им так захочется, они смогут посостязаться с ним за право обладания этими вещами. Но, рассудил Скалк, после долгой битвы с людиками никому не захочется нападать на короля свалки Мекслагг-Иккс и всех его парней.

Удовлетворённый тем, что его план был достаточно хитроумным, и что его запасы трофеев скоро возрастут, Скалк разослал гонцов созывать своих парней. Он нуждался в каждом гроте и сквиге, которых они сумеют разыскать. Тем временем он вышлет нескольких парней и гротов на поиски людиков, прежде чем вступить в бой.



— Противник в двухстах метрах на десять часов, — прозвучал голос Агиниса во встроенном в шлем воксе Яно. Он автоматически развернул тяжёлый болтер влево, прицелился и нажал спусковой крючок. Оружие яростно взревело, когда каждый покидающий ствол миниатюрный ракетный снаряд воспламенялся и с возрастающим ускорением уносился к цели. Первые снаряды прошли слишком высоко, поэтому, несмотря на устрашающую отдачу оружия, Яно попытался опустить ствол ниже. Целью был большой, под два метра ростом, зелёный орк с длинными мускулистыми руками, в которых он сжимал массивный двуручный топор. Довольно скоро эта безобразная клыкастая и покрытая шрамами тварь скрылась. Вторая очередь болтов прошла в быстрой последовательности маленьких ярких разрывов. Здоровый ксенос исчез с поля зрения — Яно не знал, бросился ли он в сторону, либо же его разорвало болтерными снарядами. Новых признаков движения не было, однако Яно все же выпустил ещё одну очередь для острастки.

В докладах по вокс-каналу говорилось о вражеских контратаках — вокруг него раздавались звуки боя. Треск лазерного огня, резкий рёв, звуки пикирования, выстрелы тяжёлых болтеров, взрывы осколочных гранат — начались первые перестрелки грядущей битвы, которая растянется на целый день.



Среди отголосков орудий, ракет и миномётов до Танштадта донёсся новый звук — высокий рёв, вслед за которым над его головой промчался реактивный самолет, а секундой позже капитан покачнулся от внезапной мощной серии взрывов, встряхнувшей землю. Последовавшая за этим сильная ударная волна заставила его рухнуть в груду мусора. Бомбы взрывались куда ближе, чем ему бы хотелось. Он достал из сумки жёлтую дымовую гранату, выдёрнул чеку, а затем откатил её от своей позиции на пару ярдов. Из неё с шипением вырвался густой охряный и дурно пахнущий дым. Он должен был отметить для авиации свою позицию, чтобы самолёты вновь не сбросили бомбы на столь близком расстоянии. Вокруг него поднялись новые облака жёлтого дыма, когда сержанты отделений последовали его примеру.

Сквозь стремительно уплотняющий жёлтый туман Танштадт осмотрел небо в поисках ещё одного направляющегося к ним «Стервятника». Внезапно его накрыла огромная чёрная тень. У капитана не было времени на размышления, у него лишь промелькнула мысль, что этот самолет вероятнее всего свой. И всё же это была не «Валькирия», «Стервятник» и даже не «Гром». Корабль дико кренился, оставляя за собой чёрный дымовой след, и сначала Танштадт подумал, что его подбили, и он сейчас упадет прямо на них, но в последний миг акулий нос самолёта взмыл в небо, а из-под его крыльев что-то отделилось.

— Вражеский самолет! — проорал он, прыгая в укрытие, когда над ним промелькнула полоса ржаво-красного цвета — орочья истрибила-бомбила.

Из земли прямо на Танштадта взметнулся вихрь густого дыма и жёлтого пламени, земля вспучилась грибом, а затем осыпалась во все стороны каскадом грязи, дыма и разорванного металла подобно взрыву невидимой реактивной ракеты. Капитан с силой ударился оземь. Один острый осколок впился ему в нагрудник, второй, размером с человеческую руку, просвистел менее чем в метре от головы. Трясясь от силы взрыва, Танштадт встал на четвереньки, а затем поднялся на ноги. Сигнальный дым привлёк к ним внимание орочьего пилота. Капитану стало дурно, и его стошнило. Один из десантников подумал, что командир ранен и бросился на помощь. Капитан чудом остался цел. Всё ещё дезориентированный, он приказал ни в коем случае не пользоваться жёлтым дымом. Он лишь подсказывал ксеносам их местонахождение.


Выпускайте зверюгу! Черепа Смерти ведут сквиггота к оборонительной линии элизианцев.



Наконец Скалк был готов. Восседая на шатающемся троне на спине Костежуя, он видел вдалеке, там, где сражался Горлопан, столбы дыма. Кроме того, северный горизонт также скрывался в тумане — там явно что-то происходило.

Вернувшиеся с разведки парни были на взводе. На востоке они нарвались на здоровую банду окопавшихся людиков. И тут Скалк понял, что если Горлопан дрался на юге, тогда эти людишки вообще ни с кем не бились. Они просто ждали, но чего именно Скалк не знал, и его это совершенно не волновало. Но всё же вожаку подумалось, что вообще не обращать на них внимания будет далеко не самой лучшей идеей. Он костями чувствовал, что эти прячущиеся людики что-то удумали. Он с первого взгляда мог распознать подлянку. Скалк крепко задумался, и его размалёванное синей краской лицо сморщилось. Нет, он не может рисковать, игнорируя их. Вместо этого он нападет на людиков. Это будет личное поле боя для Скалка. Он приказал ближайшим нобам двигать парней на восток, и проорал пошатывающемуся сквигготу поворачивать налево.


Тяжёлые бронированные танкоубийцы орков представляли главную угрозу для легковооруженных десантных войск.



Прячущийся за баррикадой рядовой Яно продолжал следить за своим сектором. Первые несколько орков предпочли отступить, что было для них совершенно нехарактерно. Скорее всего, они ушли за подкреплениями и вскоре вернутся за добавкой.

Внезапно на Яно будто из ниоткуда обрушился шторм. В небесах прогрохотал гром, и на землю посыпалась сталь. Казалось, будто все зелёнокожие одновременно открыли огонь. Во вспышках молний засвистели сотни снарядов, и по всей оборонительной линии элизианцев загремели взрывы. На покрытом клубами дыма поле боя внезапно возникали миниатюрные торнадо. Яно и его заряжающий уже трижды окунались в грязь, когда воздух над ними наполнялся гудящими осколками. Насыщенный кордитом дым укрыл всё плотной завесой, когда стрелок и заряжающий в очередной раз прильнули к земле. Тяжёлый болтер Яно свалился с баррикады, с лязгом упав неподалёку.

Артобстрел утих так же внезапно, как начался, и интенсивность взрывов резко снизилась. Теперь до них донёсся новый звук. После оглушительной какофонии бомбардировки к ним катился рёв сотен тысяч диких голосов.

— Вааа! — всё сильнее разносился крик. — Вааа!

На элизианцев шли тысячи орков.

— Приближается вражеская пехота. Всем позициям — огонь, — протрещал в наушниках Яно приказ от командного отделения.

Рядовой Яно пополз за своим оружием, затянул его обратно в укрытие и начал торопливо проверять на наличие повреждений. Рядовой Агинис высунул голову из-за баррикады и опустил лазган, прикрывая Яно, пока тот яростно счищал грязь с ударно-спускового механизма. Тяжёлый болтер справа от них выпустил поток снарядов. Прочистив механизм, Яно водрузил оружие обратно на баррикаду и внезапно оказался лицом к лицу с приливной волной зелёнокожих пришельцев. Пространство перед ним было забито бегущими орками, размахивающими топорами, мечами и пулялами. Многие были покрыты боевой раскраской и татуировками голубого цвета. К баррикадам неслось всё больше и больше орков. Яно тут же открыл огонь, и дульные вспышки тяжёлого болтера мгновенно ослепили его. Крошечные пятнышки трассирующих снарядов полетели в приближающуюся орду. Среди ксеносов расцвели миниатюрные взрывы. Со всех сторон к ним присоединялось всё больше орудий. На бегущих орков начали падать мины. Взрывы и огонь тяжёлых болтеров с каждым разом выкашивали всё больше пришельцев. Ствол тяжёлого болтера Яно начал нагреваться. Вставляя одну патронную ленту за другой, рядовой Агинис каждый раз хлопал Яно по ноге, давая тем самым ему знать о проделанной работе. В этом секторе перекрещивалось около десяти траекторий трассирующих снарядов, каждая из которых рассекала ряды зеленокожих. Атакующие орки превратились в массу топчущихся, ползущих, падающих зелёных тел посреди бури. Чужаки, попав под столь мощный огонь, сначала дрогнули, а затем побежали, отступая перед беспощадным ливнём болтов, лазерных лучей и снарядов. Яно продолжал стрелять, пока последний орк не исчез из вида. Ствол раскалился от сильного жара, металл издавал мучительный визг, постепенно охлаждаясь и принимая прежнюю форму. Рядовой Агинис скрылся за баррикадой и торопливо подсчитал оставшиеся боеприпасы. Их осталось меньше половины.



Когда наступление орков захлебнулось, зелёнокожие возобновили артобстрел. Снаряды начали вздымать столбы земли, мусора и металла по всей свалке. Местами это приводило к небольшим пожарам, которые подпитывали и без того токсичную атмосферу, наполненную горьким дымом и вонью горящей плоти… туман битвы.

Капитан Танштадт получил с передовой доклады о потерях. Первая крупномасштабная атака орков захлебнулась под превосходящей огневой мощью элизианцев, но пришельцы бесспорно вернутся. Он уже слышал пульсацию двигателей приближающейся бронетехники. Первая волна пехоты была не более чем щитом, следующая же будет представлять собою выпущенный на волю гнев орков. Он приказал всем подразделениям удерживать позиции. Битва только начиналась.



Его первую атаку отразили. У людиков оказались неслабые пулялы, которые разорвали в клочья множество парней Скалка, но у вожака их была ещё целая куча. Скалк хранил спокойствие. Старый воевода пойдёт в атаку снова и на этот раз возьмет с собой куда больше пушек и бронефур — пускай-ка людики попытаются разобраться с этим. Он лично возглавит своих парней на Костежуе. Пришло время узнать, стоил ли этот сквиггот тех зубов и хорошего лома, которые он отдал за него.



Капитан Танштадт увидел гигантского ящероподобного зверя, высотой, по крайней мере, в три этажа. Из его приплюснутой морды торчали изогнутые бивни, вдвое больше человеческого роста, под которыми блестели ряды острых, похожих на мечи, клыков. Каждый шаг этого ревущего от ярости существа заставлял содрогаться землю. Лазерные выстрелы бессильно отскакивали от его ороговевшей кожи, защищённой также раскачивающимися грубо вырезанными бронированными листами, прикреплёнными с помощью цепей. Опустив голову, сквиггот нёсся вперёд, разбрасывая стоявших у него на пути орков, людей и машины. Большинство элизианцев разбежалось в поисках укрытия, чтобы не быть затоптанными гигантскими ногами. Капитан увидел, как один храбрый десантник остановился и метнул в зверя крак-гранату, но секунду спустя существо отбросило его мощным ударом бивня, и рассеченный на две части труп упал на землю в фонтане крови.

На спине сквиггота располагался также грубо вырезанный из металла паланкин. В этой шатающейся конструкции ехала веселящаяся и орущая банда раскрашенных в синий цвет орков, которые беспорядочно палили во все стороны, пока сквиггот оставлял за собою огромный след разрушения.

Опустившись на колено, Танштадт тщательно прицелился. Он активировал дополнительный гранатомёт — узкую трубу под стволом лазгана. Капитан навёл прицел на левый глаз существа и выстрелил. Выпуская клубы кордита, крак-граната попала прямо в голову зверю, где и взорвалась. Мощный кумулятивный заряд предназначался для проникновения сквозь танковую броню, но толстую кость черепа он пробить не смог. Взрыв оставил на морде пошатнувшегося существа кровоточащий шрам, и оно взревело, на этот раз от боли. Несколько орков вылетели из паланкина и рухнули на землю подобно тряпичным куклам. Несмотря на рану, сквиггот не остановился, вместо этого ринувшись вперёд подобно гигантскому поезду. За ним последовали и остальные звери.



Рядовой Яно заметил приближающегося монстра.

— Последняя лента, — вставив ленту в тяжёлый болтер, сказал Агинис и вновь хлопнул стрелка по ноге. — Готово.

У Яно практически закончились боеприпасы. Он прицелился и выпустил несколько коротких очередей по существу. Оно вырисовывалось прямо перед ним, поэтому он не мог промазать. Затем сквиггота ослепило гранатой, взорвавшейся прямо у его головы, и он побрёл прямо к нему. Яно бросил свой тяжёлый болтер и упал на землю, когда огромные бивни протаранили и разметали баррикады. Агинис откатился в сторону, но огромная передняя нога сокрушила остатки баррикад и тяжело опустилась прямо на заряжающего. Хорошо, что сквозь грохот битвы Яно не услышал предсмертный крик Агиниса. Когда сквиггот двинулся дальше, на месте заряжающего осталось лишь красное пятно на земле.

Оставшись без оружия и огневой точки, Яно направился в тыл. Спустя совсем немного времени это место наводнят ксеносы, и чтобы продолжить бой, ему понадобится найти новое оружие.



Центр его оборонительного порядка разгромили. Мощная атака сквигготов, которую возглавляло гигантское существо, с лёгкостью преодолели его, и вслед за ними в образовавшуюся брешь хлынули орочьи машины и банды. Танштадт собрал вокруг себя всех отставших бойцов, которых сумел, решив дать последний бой. В то же время он приказал ротам левого и правого флангов отступать для перегруппировки, чтобы суметь в дальнейшем оказать сопротивление. Его люди сражались отважно и на пределе возможностей, как того и хотел Император, но зелёнокожих оказалось слишком много и, кроме того, они были прекрасно оснащены тяжёлым вооружением и бронетехникой. Они убили сотни, возможно тысячи пришельцев, но этого было недостаточно. К этому времени Танштадт уже понял, что течение битвы обернулось против них. Ему предстояло спасти всех, кого возможно, и организовать новый оборонительный порядок.



С наступлением вечера выжившие старшие офицеры группы «Щит» собрались в небольшой выжженной лачуге на совещание. Капитан Танштадт, почерневший от дыма и с уставшими глазами, прямо описал ситуацию. Рота B сильно пострадала от непрекращающихся нападений орков и теперь отступала к заброшенному очистительному заводу, который капитан избрал в качестве точки сбора. Рота C на юге попала под натиск дредноутов, но удерживала позиции до прибытия таптуна. Самолёты нанесли ему серьёзный урон, однако не смогли уничтожить полностью, поэтому роте также пришлось отступить. В этом случае потери в бойцах и технике также оказались значительными. На севере большая часть роты D находилась в состоянии полной боевой готовности. Она также участвовала в бою, но на этом участке орков было меньше, и к тому же вооружены они были из рук вон плохо. Тем не менее, рота D не смогла бы удерживать свои позиции дальше, когда остальные роты отступали, и она также была вынуждена отойти. Её взводам предстояло остаться в арьергарде, который, как надеялись, сумеет задержать погоню.

Новости от группы «Меч» были неутешительными. Прорыв к гарганту провалился, а саму группу разгромили. Пока рассеянные солдаты собирались, полковник Тайхон сумел организовать для них воздушную эвакуацию. Капитана Иксхиста тяжело ранило во время боя.

Доклады с севера были оптимистичнее. Группа «Кинжал» капитана Герека выполнила задание и сумела защитить северный фланг. Хвала Императору, ведь если бы они этого не сделали, «Щит» к этому времени был бы уже окружён орками. Выжившие из группы «Кинжал» уже захватили точку встречи. Сегодня ночью всем остальным следовало добраться до них. Остановок на отдых не предвидится. Чем больше людей им удастся собрать сегодня, тем больше шансов у них будет выжить завтра.

Каждый офицер доложил ему приблизительное количество оставшихся в их распоряжении солдат, и эти доклады не выглядели позитивными. В составе группы «Щит» высадилось свыше тысячи человек — теперь же, подумал Танштадт, их осталось не больше четырехсот. Скольких он сможет вывести, будет зависеть от завтрашнего дня. Сначала им предстояло перегруппироваться и отразить неизбежные атаки орков. Если у них получится одолеть зелёнокожих, то появится шанс дожить до завтрашнего сражения.

О космодесантниках Танштадту было известно довольно мало. Он знал, что на этой территории до сих пор действовали отделения скаутов, но его полномочия не позволяли вмешиваться в их задание. Полковник заверил его, что Гвардия Ворона не бросила элизианцев и появится при запланированной на завтра спешной эвакуации. Полковник Тайхон с первыми лучами света собирался лично возглавить высадку резервной роты.

Танштадт убедил своих офицеров, что хотя элизианцы и отступали, они всё ещё сохраняли боеспособность. У него оставалось достаточно солдат и авиации, чтобы разгромить пришельцев. По окончании совещания он пожелал защиты Императора всем присутствовавшим и отпустил их по своим ротам и взводам. Он увидит их вновь в новом бою на рассвете.


Скалк начал новую атаку на группу «Щит», используя всех парней и тачки, какие сумел собрать.


Штурмовой самолёт «Стервятник». На это задание данный самолёт отправился в необычном камуфляже для операций на низких высотах.


«Валькирия» типа «Небесный коготь», уничтоженная в ходе высадки группы «Щит».


Тяжёлый истребитель «Гром» из 1922-го авиакрыла истребителей Имперского Флота. Две эскадрильи перехватчиков и одна эскадрилья бомбардировщиков данного авиакрыла находились в небе над полём битвы на протяжении всего рейда. Этот самолёт пилотировал старший сержант Серик.


Исполинский сквиггот Костежуй. Это личный ездовой зверь вожака Черепов Смерти Скалка Синезуба и единственный сквиггот подобных размеров, встреченный на Кастореле-Новем.


Тяжёлый танк типа «Убойнокрушила». Данной технике отдаёт особое предпочтение клан Гоффов, и вожак Грахкраг выставил на поле битвы, по меньшей мере, три таких машины.


Тяжёлый танк типа «Убойнокрушила». Эта передвижная куча мусора была уничтожена во время боя в зоне высадки «Т».


Глава пятая: Крылья Ворона

Атака ударной группировки Корвидэ


Может пройти вечность и наши кости обратятся в прах, но благодаря нашим действиям и нашему примеру, человечество продолжит существовать.


Теневой капитан Корвидэ


Десантную капсулу, стремительно нёсшуюся к поверхности, нещадно затрясло при входе в верхние слои атмосферы. Находившиеся внутри капеллан Эйтат и его люди не видели, как под ними постепенно вырастает их цель. Космодесантники были зафиксированы ремнями безопасности, каждый из десяти воинов стоял навытяжку, пока неспособный двигаться даже в силовом доспехе. Спуск капсулы от висящего на орбите ударного крейсера до точки высадки на поверхности планеты займёт не больше нескольких минут. Нескольких минут костедробительных перегрузок, способных раздавить обычного человека. Однако они были далеко не простыми людьми. Каждый из них являлся Адептус Астартес из ордена Гвардии Ворона, генетически изменённым сверхвоином, созданным для битвы, верным только Императору и беспощадным к Его врагам.

Капеллан ощутил неистовый толчок, когда посадочный модуль изменил траекторию падения. По визору текли данные автоматической телеметрии, поступающие непосредственно от вычислительных систем капсулы. Пусть дух машины и вёл их в бой, но заботой духовника был вовсе не он, а его братья. Активировав канал связи в шлеме, Эйтат зачитал первую строфу Литании Битвы, дабы укрепить решимость своих подопечных перед высадкой и наполнить их сердца гневом Императора к ксеносам, что осквернили этот мир, и многие другие планеты по всему сектору Форсарр.

— Как тела наши закованы в адамантий, так души наши защищены верностью. Как болтеры наши наполнены смертью врагам Императора, так мысли наши наполнены воздаянием. Как растут наши ряды, так растет наша вера, ибо мы ли не космодесантники? Мы ли не избранные Императора, его преданные слуги до самой погибели?

Под началом духовника находилась небольшая ударная группировка всего из тридцати Гвардейцев Ворона в пяти десантных капсулах, но каждый десантник по силе многократно превосходил любого противника. Даже столь малого отряда вполне хватит для выполнения миссии — уничтожения главного топливохранилища орков. Горстка Адептус Астартес, нанёся удар с орбиты, причинят оркам катастрофический урон.



Брат Уиррот медленно заполз под остов уничтоженного транспортного средства. Судя по всему, когда-то это была пехотная «Химера», однако к этому времени большую часть машины разобрали по винтику, оставив только ржавеющее шасси. Хамеолиновый скаутский плащ приспособился к цвету укрытия, и его камуфляж изменился соответствующим образом. Разведчик, укрытый маскирующей накидкой, стал практически невидимым, когда застыл в неподвижности и приступил к наблюдению.

Он следил за орками. Не более чем в ста метрах от него на север шли огромные банды шумных зелёных чужаков, тащивших с собой большое оружие и увешанных множеством снарядов к ним. За ними следовало несколько меньших толп гретчинов, сгибавшихся под тяжестью ящиков с боеприпасами. Рядом с зеленокожей оравой двигалась группа из пяти дредноутов — пошатывающихся из стороны в сторону и дико размахивающих руками машин из металлолома. Скауту казалось, что они вот-вот перевернутся и покатятся кубарём, однако всякий раз железным чудищам удавалось каким-то чудом устоять на ногах. Уиррот безмолвно наблюдал уже несколько часов, и за это время по дороге на север протопало множество ксеносов. Бой, свирепствовавший на юге, затих. Впервые за много часов не слышался рокот детонаций и вой реактивных двигателей с ракетами. Иногда оттуда ещё доносились одинокие очереди из тяжёлых болтеров и взрывы падающих минометных снарядов, но, судя по всему, битва подошла к завершению. Орки двинулись дальше, во всё возрастающих количествах направляясь к зоне высадки «Т» на севере, где их поджидали основные силы элизианцев.

Разведчик решил, что увидел достаточно. Теперь ему требовалось соединиться с остальными членами отделения и доложить капитану Корвидэ. Было совершенно очевидно, что элизианцы в районе высадки «Икс» потерпели поражение. План атаки провалился, и орки, которые должны были воевать на юге, теперь отправились на север, чтобы присоединиться к сражению в зоне выброски «Т». А это означало, что ксеносы попросту задавят гвардейцев числом.

Он неторопливо пополз назад, ни на миг не спуская глаз с орков впереди. Буйные чужаки текли вдаль полноводной рекой, не переставая о чём-то оживлённо между собой спорить. За время дозора Гвардеец Ворона насчитал больше трёхсот пришельцев, как минимум двадцать шагоходов-дредноутов различных размеров, а также один более крупный шагатель — таптун. И это только в районе его наблюдения. Другие разведчики из его отделения, рассеянные по округе, увидят и того больше. Орки массово выступали на тропу войны.

Скрывшись из виду, брат Уиррот поднялся, забросил за плечо снайперскую винтовку и заторопился прочь, попутно вызывая транспорт. Пора перегруппироваться. Укрывшись, разведчик дождался, пока к нему бесшумно не подлетел державшийся у самой земли лэндспидер. Скиммер ненадолго завис на месте, позволив сержанту подпрыгнуть и крепко ухватиться за поручень, после чего понёсся дальше, по-прежнему не поднимаясь над поверхностью во избежание обнаружения. Одного за другим лэндспидер типа «Шторм» — летательный аппарат, специально разработанный для разведопераций, — подобрал и остальных бойцов отряда Уиррота. Их доклады лишь подтвердили его собственные наблюдения. Скауты вернулись в безопасное место и незамедлительно отправили рапорт в командный транспорт капитана Корвидэ.


Вражеские силы приближаются. Авгур-сканер оценивает угрозу основных сил орков.



— Аррргх!

Хрясь! Два здоровенных орка с рёвом сшиблись лбами, после чего, покачиваясь, отшатнулись в разные стороны. Бугаи вперились друг в друга взглядами, а затем один из них со стоном начал заваливаться на спину, пока без чувств не грохнулся оземь. Грахкраг расхохотался, смех зеленокожего скорее напоминал утробный рык. Он опять победил! Он был неодолимым, неоспоримым чемпионом ударов башкой на всём Мекслаг-Икксе, лучшим вожаком и крутейшим орком на световые годы окрест!

Орк, без сознания валявшийся у его ног, начал тихонько постанывать, держась за голову. Грахкраг пнул его ботинком, чтобы ещё доходчивей пояснить, кто тут босс!

— Типерь ты должен мне на дфа клыка больше, — напомнил он поверженному сопернику, когда тот пополз прочь.

Потирая собственную голову, Грахкраг потопал восвояси. И это всё? Это и есть лучшая забава, которую можно найти на этой отстойной планете? Вожак скучал, и оттого становился сердитым и злым. Состязание по ударам башкой было, конечно, делом хорошим, но оно никак не могло заменить настоящую драку. Возможно, он соберёт парней и отправится на небольшую прогулку, чтобы поискать крысятничающих Черепов Смерти и задать им трёпку.

Жестокие мысли Грахкрага нарушил мелкий грот, с выпученными от страха глазами ворвавшийся к нему в комнату. Вывалив язык, запыхавшийся грот едва не свалился от изнеможения. Двое громил-охранников Грахкрага шагнули навстречу незваному гостю, заставив грота отпрянуть назад.

— Чиво нада? — грозно спросил Горраг, главный охраняла Грахкрага, уже тянясь за висящем на поясе рубилом. Грот чуть не рухнул в обморок от ужаса.

— Эмм, эмм, эмм... — залепетал он.

— Гавари, пока я не снёс тибе голафу! — рявкнул Горраг.

— Людики, многа людиков. Упали с неба, — выпалил он, прежде чем обессилено обмякнуть.

А вот это моментально привлекло внимание Грахкрага. Он вскочил, всё ещё потирая ушибленный лоб.

— Где? — требовательно спросил предводитель.

— Эмм, эмм... — посыльный заелозил по полу, — не убивай меня, тваё вожачество, тваё виличи...

— Заткнись! Скажи где? — Грахкраг уже чувствовал, как внутри закипает кровь. Его звала битва.

— У гарганта. Мекбосс Горлопан бьётся с ними. Их там толпы и толпы. Даже Скалк дерётся с ними.

— Сабирай парней. Сабирай тачки. Сабирай всё! — заорал он Горрагу. — Шивелитесь! Нас ждёт драка! Дфигайтесь! — проревел он в морды охранялам, заставив обоих моментально выскочить из тронного зала.

— Йееааааааа! — возбуждённо взревел вожак. Наконец-то стоящее дельце. Тут же забыв о валявшемся на полу гроте, Грахкраг зашагал прочь из комнаты искать лучшую броню и самоё большое стреляло, попутно, сам того не заметив, наступив окованным железом башмаком на посыльного.



Пока ударная группировка капеллана десантировалась на планету, семь «Громовых ястребов» с отрядом теневого капитана Корвидэ кружили в ожидании цели. Сам капитан сидел в своей командной машине, «Лэндрейдере» типа «Прометей», подвешенной на магнитных захватах под днищем транспортного самолёта.

— Брат-капитан, — раздался в его коммуникаторе голос комм-офицера «Громового ястреба».

— Слушаю, — отозвался Корвидэ.

— Скаутское отделение Уиррота докладывает о множестве идущих на север орках, включая дредноуты и как минимум одну крупную машину. Ксеносы хотят присоединиться к битве у зоны высадки «Т». Нашей основной цели пока не замечено.

— Перенаправь мне данные всех своих авгуров с того направления. Сообщи отделению Уиррота выдвигаться на юг и расположиться во втором секторе.

Командный экран «Прометея» с мерцанием ожил, и на нём загорелись зелёные руны и иконки, когда сенсоры «Громового ястреба» начали сканировать местность и передавать полученные данные. Информация была довольно неточной и не могла заменить глаз на поверхности, однако позволила Корвидэ увидеть общую картину происходящего. Сенсоры засекли перемещения орков. Капитан ввёл координаты нового сектора, и изображение на экране, мигнув, изменилось. Зернистые иконки и кляксы показали расположение элизианцев, сражающихся в районе выброски «Т». Космодесантник нажал ещё несколько кнопок, и встроенный в шлем коммуникатор настроился на каналы гвардейских передатчиков. Корвидэ прислушался к слабым, едва слышимым докладам и приказаниям. Казалось, они звучат откуда-то издалека, подобно отголоскам давно отгремевшей битвы.

— Усиль этот канал, — велел он связисту летательного аппарата, и звук неожиданно исказился, прежде чем стать громче.

Рапорты были неутешительными. Элизианцы вели изматывающий бой и несли большие потери. Подкрепление орков, о котором доложили скауты, скорее всего, окончательно сломит их оборону. Корвидэ ощутил, как в нём поднимается злость, однако силой волей подавил её. Сейчас ему требовалась холодная голова. Капитан знал, что мог оказаться на позициях гвардейцев за считанные минуты, но, не обнаружив цель, он тем самым пожертвует успехом собственной операции. Пока что элизианцам придётся сражаться самостоятельно.

— Отчёт по ударной группировке Эйтата, — приказал он.

— Согласно данным телеметрии с «Эругиносуса», первая волна достигнет планеты через 10, 9, 8, 7, 6 ... 3, 2, 1. Есть приземление.

Капеллан Эйтат шагал вперёд под грохот болтеров, дульные вспышки ярко сверкали в предрассветном сумраке, крозиус арканум был воздет высоко над головой вероучителя, увлекающего за собой остальных собратьев. Он навёл перекрестьё авточувств на орочью морду и автоматически нажал спусковой крючок болт-пистолета. Тройка вылетевших снарядов моментально разнесла голову ксеноса, словно перезревший фрукт. Тело зелёнокожего, конвульсивно дёргаясь, кулём повалилось на землю.

Зона высадки представляла собой нагромождение старых труб и баков для хранения топлива. По большей части конструкции не выглядели рабочими, но, имея дело с орками, трудно было о чём-то судить наверняка. Повсюду валялись бочки с горючим, кое-где вытекавшая из них жидкость собиралась в густые чёрные лужи, о глубине которых капеллану оставалось разве что догадываться. Следовавшие за ним отделения рассредоточивались сразу при выходе из десантных капсул, тут же открывая огонь на поражение. Первые часовые орков оказались застигнуты врасплох и быстро погибли, так что теперь их разорванные в клочья тела усеивали всю территорию. Несколько гретчинов предпочли дать дёру, вместо того чтобы столкнуться с безжалостным, воистину божественным гневом космодесантников.

Сержанты принялись отдавать по воксу приказы своим отрядам, распределяя боевые соединения по позициям в подготовке к неизбежной контратаке чужаков. Это не заняло много времени. Множество орков, большинство в броне чёрного цвета, ринулись в бой, подбадривая себя звериными кличами. Духовник разрядил в них магазин болт-пистолета, после чего шагнул навстречу атакующим. Первый ксенос, с которым он столкнулся, оказался крупным темнокожим громилой, чьё лицо прикрывала железная челюсть, из шлема торчала пара огромных рогов какого-то животного, а в руке визжал цепной топор.

Орк с разбегу врезался в Эйтата, намереваясь опрокинуть того за счёт своего веса и размеров, но сервомеханизмы в броне духовника помогли ему устоять на ногах и выдержать атаку. Сцепившись с противником, капеллан усилил напор и заставил чужака попятиться, после чего обрушил ему на голову крозиус арканум. Энергетическое поле, что окутывало золотые крылья оружия, затрещало, разбив вдребезги каску, а затем вторым ударом окровавленной булавой вероучитель раскроил уже сам череп ксеноса. Тяжелораненый орк резко отшатнулся, но зубья его цепного топора успели глубоко вгрызться в доспехи Эйтата, так что из прорехи во все стороны разлетелись осколки керамита и адамантия.

Эйтат рубанул вновь, очередным сокрушительным ударом повергнув раненого орочьего босса на колени. Из ран на голове ксеноса захлестала кровь, окропляя богато украшенное облачение капеллана. Вокруг него другие орки гибли от цепных и энергетических мечей братьев-штурмовиков. Зеленокожий что-то прохрипел на своём гортанном языке, прежде чем Эйтат опустил ему на лоб сабатон и с силой вдавил его голову в землю. Тварь затрепыхалась, а затем духовник опустил крозиус в последний раз, нанеся смертельный удар. Орк судорожно дёрнулся, после чего затих окончательно.

Капеллан остановился, чтобы быстро перезарядить болт-пистолет, прежде чем двинуться дальше, зачищая зону высадки от ксеносов. К тому времени начала прибывать следующая волна десантных капсул, каждая из которых, вздымая клубы пыли, врезалась в землю, перед тем как исторгнуть из себя новых Гвардейцев Ворона.

— Боевые отделения Пигаргуса и Даурики, приступить к установке мелта-зарядов, — скомандовал Эйтат.

Космодесантники достигли комплекса из трёх или четырёх хранилищ необработанного прометия, собранных из покорёженных листов металла, которые уже покрылись красными пятнами ржавчины и пыли.

Сжимая в руках болты-пистолеты и боевые ножи, скауты из отделения Уиррота двигались между постройками. Вокруг царило запустение, повсюду валялся оставленный орками мусор. Те, кто называли эту смрадную кучу обломков домом, уже ушли. Брат-сержант подумывал взорвать их, однако в итоге решил не привлекать к своему отряду лишнего внимания. Удостоверившись, что всё чисто, он со своими братьями взялся за обустройство нового разведпункта. Четверо бойцов рассеялись по местности и приступили к круговому наблюдению, в то время как пятый занялся установкой авгура и комм-оборудования, заранее выгруженного из «Шторма». Сам лэндспидер находился неподалёку, надёжно спрятанный в ожидании сигнала к эвакуации или, если потребуется, огневой поддержки.


Ноб Гоффов, его парни и гретчины высаживаются из артфуры.



Ситуация на поверхности тревожила теневого капитана Корвидэ. Его ударная группировка кружила в воздухе уже несколько часов, до сих пор не получив данных о местонахождении цели. Тем временем битва разгорелась не на шутку. Все три зоны высадки элизианцев находились под массированной атакой, пока его элитное подразделение продолжало бездействовать. Капитану совершенно не нравилось то, что другие сражаются и умирают во имя Императора, а его боевые братья ничем не могли им помочь. И всё же ему требовалось сохранять терпение. Их час ещё пробьёт.



Капеллан Эйтат снял покрытый гравировками череполикий шлем и проследил за детонацией первого мелта-заряда. Сначала посыпались ослепительные жёлтые искры, а затем всё хранилище горючего — высокое, с четырёхэтажное здание, сооружение, — взлетело на воздух. Орочье топливо взорвалось в расширяющемся оранжевом шаре огня, стремительно взметнувшемся в небо. Духовника обдало волной жара, после чего ввысь поднялся громадный столб чёрного дыма. Вскоре тёмная туча затянула всё небо, а старый нефтеперерабатывающий завод заволокло густым едким смогом. Эйтат быстро надел шлем обратно, и в нём тут же ожил встроенный коммуникатор.

— Отделение Даурики докладывает. Второй заряд установлен и подключён. Мы отходим. — Другое хранилище топлива было подготовлено к взрыву.

Брат Уиррот навёл винтовку на отдалённое серое облако пыли, что поднималось над горизонтом, прильнул к оптике и щелчком выставил увеличение на максимум. Туча резко приблизилась к нему, на мгновение смазалась, а затем сфокусировалась снова. Сержант плавно повёл ствол вниз, к источнику пыли, и разглядел крошечную бронемашину, смахивавшую на тяжёлый танк с множеством башен. Он не узнал её, но, с другой стороны, орочья техника не отличалась однотипностью. Машина была чёрной, а её радиатор украшали рога какого-то гигантского зверя. За ней следовало множество других транспортных средств, в люках которых разведчик сумел различить их экипажи, а также других зеленокожих, во множестве облеплявших борта бронетехники. И колонна продолжала увеличиваться. Три, четыре, пять лязгающих и гремящих танков, колёсами и гусеницами месящих грязь по пути на север. Ещё одна орава ксеносов.

Уиррот включил вокс и немедленно доложил об увиденном.



Корвидэ оказался перед дилеммой. Ситуация на земле продолжала быстро ухудшаться. Орки постепенно одолевали элизианцев, невзирая на проявляемые теми чудеса стойкости, и если десантников не эвакуировать, вскоре их истребят всех до единого. Теневой капитан не мог просто сидеть и ждать, когда это случится. Новое же сообщение о колонне бронефур и танков, быстро приближавшейся к зоне боевых действий с юга, поставило Гвардейца Ворона перед сложным выбором.

Он до сих пор не обнаружил основную цель, и с каждой минутой важность задачи уменьшалась в свете происходящего на поверхности. Вступление в бой сейчас означало крах последних надежд на успешное выполнение миссии. Тем не менее, битва достигла переломного момента. Все инстинкты говорили ему, что пришла пора действовать.

Корвидэ быстро составил план. Элизианцам следовало выйти из боя и отступить на другую позицию, где они смогли бы организовать новую линию обороны, и откуда можно было бы спешно развернуть спасательную операцию. Чтобы дать гвардейцам возможность перегруппироваться, ему требовалось выиграть для них немного времени. Его ударная группировка высадится между элизианцами и новоприбывшей колонной орочьей бронетехники, после чего свяжет чужаков маневренным боем до тех пор, пока десантники не отступят и закрепятся снова. Тем временем он отправит «Громовые ястребы» за отрядом капеллана и перебросит их на подмогу солдатам. Теневой капитан планировал «на лету», но обстоятельства вынуждали действовать Корвидэ гибко. Ситуация на поле боя менялась ежеминутно, поэтому следовать старому плану было бы глупо. В итоге его новая, самостоятельно определённая миссия, стала в сущности эвакуацией, призванной спасти как можно больше элизианцев и одновременно причинить оркам по возможности большой урон.

Капитан Гвардии Ворона вышлёт своих скаутов, которые находились на поверхности, для атаки и отвлечения колоны, пока сам он будет разворачивать собственные силы для предстоящей наземной битвы. Таким образом, единственным его резервом оставался ударный крейсер. «Эругиносус» проведёт орбитальную бомбардировку выявленных скоплений ксеносов, оказав столь нужную огневую поддержку отступающим десантникам. Приняв окончательное решение, капитан без дальнейших колебаний принялся отдавать требуемые распоряжения.

Брат Уиррот держал орков на прицеле и лишь ждал момента, чтобы открыть огонь. Время скрытного наблюдения подошло к концу. Теперь пришло время убивать.

На четырёхстах метрах, осматривая в прицел головную машину, он чётко видел каждого орка на её борту. Ксеносы, в свою очередь, даже не подозревали о его присутствии. Скаут тщательно прицелился, выбрав наибольшего из массивных пассажиров танка. Опыт подсказывал ему, что первым делом следовало устранять самых крупных зеленокожих, которые однозначно являлись главарями. Он терпеливо выждал, пока орки не оказались в оптимальной зоне поражения. Сержант осторожно нажал спусковой крючок, и приглушённый ствол оружия исторг снаряд со звуком, больше напоминавшим тихий кашель. Болт в секунды преодолел разделявшее их расстояние и попал орочьему боссу в висок, заставив его кубарём скатиться с машины. К изумлению Уиррота чужак не умер. Обливаясь кровью, ксенос с крайне потрясённым видом поднялся на ноги, по всей видимости, не получив серьёзных ранений. Гвардеец Ворона вновь навёл винтовку на ошеломлённого чужака и выстрелил ещё раз. Второй снаряд угодил монстру точно в грудь, опрокинув того на землю. Другие орки лишь захохотали и стали сыпать издёвками, попутно озираясь в поисках источника пальбы. Скрытый под хамеолиновым плащом брат-сержант, однако, походил на очередное неприметное пятно грязи. Третий болт добил жертву вторым чистым попаданием в голову. Выполнив работу, Уиррот пополз назад, меняя огневую позицию.

Скауты-снайперы изрядно потрепали приближающихся орков, но очень скоро зеленокожие научились пригибать головы и использовать транспортные средства в качестве укрытий. В любом случае, с каждым убитым чужаком они прореживали ряды ксеносов, с которыми придётся иметь дело остальным Гвардейцам Воронам по прибытии. Пока Уиррот и другие разведчики поливали танковую колонну метким снайперским огнём, штурмовые отделения и тяжёлая техника ударной группировки Корвидэ высаживалась из «Громовых ястребов» прямо на пути у орочьих сил. После того как орки достигли позиций Гвардии Ворона, Уиррота с остальными разведчиками отозвали к основной линии обороны для поддержки боевых братьев смертоносно-прицельной стрельбой.



Когда на Касторел-Новем начала опускаться ночь, Гвардейцы Ворона перешли в атаку, ознаменовав её слепящими вспышками и чудовищными разрядами лазпушек, рявканьем орудий «Громовой огонь» и тяжёлых болтеров, а также запусками ракет «Адский удар» из «Громовых ястребов». Поле боя утонуло в мерцающем зареве красных, жёлтых и оранжевых взрывов. Орки ответили неприцельными залпами из миномётов и ракетных установок, прочерчивавших тёмно-лиловое небо пламенеющими красными полосами.

Космодесантники ринулись навстречу приближающимся ксеносам подобно волне призрачных фигур в тёмных латах, сливающихся с сумерками. Их замысел состоял в том, чтобы нанести удар по авангарду орочьего подкрепления, уничтожить его, и тем самым замедлить продвижение остальной колонны, выиграв теснимым на севере элизианцам время для перегруппировки и обустройства новых оборонительных позиций. Бой был спланирован и проведён второпях, однако все Гвардейцы Ворона досконально знали свои задачи, поскольку годы тренировок и опыт сражений по всему сегментуму превратили каждого из них в несравненного воина. Под скрупулезным руководством, осуществляемым заместителем Корвидэ из командного пункта в «Прометее», наступление началось.

Отделения Адептус Астартес ураганом пронеслись по свалке, прикрываемые огнём следовавшей за ними бронетехники. Их капитан, как обычно, шёл впереди, на самом острие атаки. Гвардейцы Ворона двигались стремительно. Вокруг них начали ложиться снаряды орков, один из которых упал точно в центр боевого отделения. Взрыв посёк космодесантников осколками, а двоих сбил с ног. Брат-ветеран, командующий подразделением, доложил о потере пары бойцов, и апотекарии без дополнительных инструкций отправились на помощь воинам.

Оставив медиков заниматься ранеными и умирающими, теневой капитан стремительно взобрался на верхушку мусорной кучи и увидел перед собой орков, толпившихся возле своих машин среди клубов сизого дыма от огня тяжёлых орудий. Корвидэ только и успел заметить, как боевая пушка ближайшего танка выстрелила снова, и снаряд с воем понёсся прямо на него. Космодесантник инстинктивно пригнулся, и болванка, просвистев над его головой, ударила в землю, прокатилась ещё несколько метров и застыла, прежде чем взорваться в брызгах серой грязи.

— За Императора! В атаку! В атаку! В атаку! — скомандовал капитан, запуская прыжковый генератор у себя за спиной. Корвидэ прыгнул вперёд, и взвывшие турбоускорители перенесли его через отделявшее от врагов пространство. Он нацелился на ближайшего зеленокожего, обеими сабатонами врезавшись в чужака и повалив того на землю, после чего размозжил ему голову одним ударом громовым молотом. Приземлившиеся рядом с ним остальные штурмовики занялись тем же, цепными мечами и силовым оружием прорубая путь сквозь неприятельские ряды. Орки свирепо отбивались, безудержно размахивая мечами и топорами. Времени на доклады и тактическое планирование больше не осталось, вокруг бушевал неистовый кровавый бой, в котором ты мог либо убивать, либо быть убитым. Смерть нависала над ним, Корвидэ чувствовал её дыхание, однако сдаваться он не намеревался, не до тех пор, пока не перебьёт всю ксенонечисть во имя Императора.



В сгущающихся сумерках вожак Грахкраг соскочил со своей работающей на холостом ходу боевой крепости. Вокруг него с оружием наготове собирались парни и нобы, изнывая от жажды действия. Стрельба впереди становилась всё яростней, раскатистое уханье убойных пушек и метал звучало несколько ближе, мимо проносились шальные болтерные снаряды, несколько из которых даже срикошетили от катка крепости и унеслись ввысь, где и взорвались. Решительно настроенный не пропустить веселье, вожак зашагал на звук выстрелов, расталкивая по пути гротов и парней. За ним потянулась ватага нобов и жес'ких парней, его лучших воинов, самых крепких из всех орков.

Он увидел, как один грузавоз, беспорядочно паливший из большого стреляла направо и налево, внезапно превратился в яркий шар пламени, отбросив длинные тени на тонущее во мраке поле боя. В свете огня двигались какие-то громоздкие фигуры в большой броне. Космодесантники. Лицо Грахкрага расплылось в злобной клыкастой ухмылке. Вот она, реально стоящая драка. Людики прислали собственных жес'ких парней.

— Впирёт парни! Сделаим их! Впирёт! Ваааа! — Он сорвался на бег, а с ним и остальные парни, устремившись к ближайшему космодесантнику.


Атака «Громовых ястребов». Теневая группировка капитана Корвидэ высаживается из транспортов для перехвата банды Гоффов Грахкрага.



На землю опустилась тьма, но для брата Уиррота она не была помехой, поскольку скаут видел поле битвы в мерцающем зелёном свете через прицел снайперской винтовки. Он чётко наблюдал тепловые пятна силовой брони Адептус Астартес, и, ярче всего — субатомные ядра в их ранцах. Орки выглядели тусклыми разводами, на которые сержант наводил прицел, и раз за разом открывал огонь.

Со своей позиции разведчику открывался весьма хороший обзор. К сражению присоединялось больше и больше зеленокожих, поэтому недостатка в целях он не испытывал. Гвардеец Ворона выпускал одну пулю за другой, даже не останавливаясь, чтобы удостовериться в убийстве противника.

Битва быстро усиливалась по мере подхода новых ксеносов, вокруг которых со свистом и воем проносилось всё больше снарядов, взрывами расцветавших среди их толп. Из кромешной тьмы доносились звериные вопли орков и грохот их оружия. Корвидэ понял, что пришло время отступать. Его бойцы нанесли сокрушительный удар, капитан самолично убил десять, пятнадцать, двадцать чужаков... он потерял счёт оборванным им жизням в вихре безжалостной рукопашной. Его чёрный доспех весь покрылся трещинами и сколами. Один наплечник сорвало выстрелом, однако тот спас ему жизнь. Велев скаутам-снайперам прикрывать отход главных сил, он скомандовал всем отделениям выходить из боя и перегруппировываться. К ним вновь начали снижаться «Громовые ястребы», на этот раз уже для эвакуации. Капитан осознавал, что оставляет поле боя за орками, но своей стремительной атакой он вырвал сердце банды зеленокожих. Их баивые фуры пылали. Повсюду валялись тела мёртвых. Его вполне устроит и то, что хотя бы эти орки больше не будут представлять опасности для элизианцев.

Из тьмы с рокотом выкатился его «Прометей». Корвидэ увидел многочисленные глубокие вмятины от снарядов на носовой части «Лэндрейдера», когда передняя аппарель машины откинулась на землю. Капитан, сопровождаемый другими боевыми братьями, вошёл внутрь. От него не укрылось, что магазины танка почти опустели.

— Возвращаемся к точке эвакуации, — приказал он водителю, и «Лэндрейдер» неистово закачало, когда он задним ходом поехал прочь, быстро набирая скорость.

Корвидэ незамедлительно проследовал к командным пультам, чтобы узнать, во сколько ему обошлась атака. Капитану было больно бросать тела павших братьев, но они, и Император, наверняка поймут его. Рейд превращался в безнадёжный бой, и у них больше не осталось времени на подобающие церемонии и должные почести по отношению к погибшим. Всё это сможет подождать, пока они не вернутся на Освобождение. Впереди Гвардейцев Ворона ждала настоящая бойня, и так скоро она не закончится.

Грахкраг подобрал силовой клишнёй труп космодесантника и поднял его на уровень глаз. Вожак пристально осмотрел мертвеца. Чёрный доспех с белым окаймлением и нанесённым поверх символом клювастого крылатого создания. Цвет пришёлся Гоффу по душе. Неудивительно, что эти людики дрались так хорошо, ведь они тоже носили чёрное. Это был цвет самых жес'ких парней. Он швырнул тело ближайшему нобу, Горрагу, и тот, пошатнувшись, поймал его.

— Прибей к фуре, — велел вожак. — Харошая была драка. Повесь прям на лоб, штобы все гнусные гроты и тощие людики видели, што мы сделали! — Босс Горраг ухмыльнулся и согласно закивал. Это был достойный трофей, добытый у достойного врага.


Новые планы


Нападение Гвардии Ворона не было спланировано заранее. Пока ударная группировка капеллана Эйтата уничтожала топливохранилища, теневой капитан Корвидэ и его более крупный отряд так и не смогли определить местонахождение Горлопана и лишь бессильно наблюдали, как орки усиливают давление на группу «Щит» в зоне высадки «Т». Люди капитана Танштадта сражались в бою с Черепами Смерти Скалка Синезуба и подтягивающимися Дредобошками Горлопана (который сам в настоящее время уже находился в своём персональном таптуне), но без поддерживающей атаки «Меча» группа «Щит» начинала проигрывать врагу. Танштадту не оставалось ничего, кроме как отступить и перегруппироваться на второй линии обороны. С этой целью он вызвал к себе все имеющиеся резервы, в том числе прикрывающие с севера отряды «Кинжала».

Прибытие Гоффов Грахкрага, включительно с их самой тяжёлой техникой, гарантировано повлекло бы за собой уничтожение оставшихся элизианских сил, если бы не своевременная корректировка теневым капитаном своего плана. Корвидэ использовал мобильность десантно-штурмовых «Громовых ястребов» для того, чтобы расположить Гвардейцев Ворона между элизианцами и наступающими Гоффами. Далее последовала быстрая и жестокая схватка, остановившая продвижение орков, в которой, однако, сам Корвидэ потерял немало боевых братьев и ценного снаряжения. Заставив Гоффов умыться кровью, теневой капитан так же стремительно вывел свою группировку из боя.

Таким образом, элизианцы сумели отступить и подготовиться к последней битве, надеясь продержаться до начала общей эвакуации. Им придётся сдерживать орков до тех пор, пока к ним не подоспеют подкрепления Гвардии Ворона, которые уже сами установят оборонительный периметр, достаточно широкий, чтобы там смогли приземляться спасательные «Валькирии». Капитан Танштадт, к тому времени объединившийся с группой «Кинжал», постарался выбрать место для обороны настолько тщательно, насколько позволяла текущая обстановка. Его силы собрались в заброшенном перерабатывающем комплексе. Именно здесь они дадут оркам бой.


Бей! Круши! Бей! Круши! Стягивание тяжёлой бронетехники Гоффов принудило Гвардейцев Ворона к решительным действиям.


Эскадрон лэндспидеров «Буря» идёт на атакующий заход.


Наземная атака Гвардии Ворона координировалась из единственного «Лэндрейдера» типа «Прометей» ударной группировки.


Сближение с противником — брат-ветеран Крааи в бою.


Десантно-штурмовой корабль «Громовой ястреб» Гвардии Ворона. Один из семи самолётов орденского флота, переданных в состав рейдерских сил. Все семь машин пережили битву.


«Лэндрейдер» типа «Прометей». Данный танк исполнял роль центра оперативного управления для наземных сил Гвардии Ворона, и впоследствии был уничтожен. После окончания рейда и проведения служебного расследования дух машины был со всеми почестями препоручён Императору.


«Хищник» типа «Деструктор», оснащённый спонсонами с тяжёлыми болтерами. Более лёгкие и быстрые по сравнению с «Лэндрейдерами», «Хищники» обеспечивали теневому капитану Корвидэ основную танковую поддержку.


Лэндспидер типа «Торнадо». Данная машина принадлежит 5-й роте.


Лэндспидер типа «Тайфун». Первая машина Оружейной капитула. В своих маневренных операциях Гвардейцы Вороны широко используют лэндспидеры всех разновидностей.


Лэндспидер типа «Буря». Обратите внимание на эмблему кампании, украшающую нос машины.


Грузавоз клана Гоффов. Обратите внимание на шаровой таран — дополнение, типичное для предпочитающих ближний бой Гоффов.


Артфура, оборудованная огромной пушкой. Уничтожена в ходе наступления Гвардии Ворона.


Боевой мотоцикл Гоффов. Не все байкеры — представителя Злых Солнц, иногда на мотоциклах ездят и Гоффы, чтобы добраться до врага как можно скорее.


Боевая крепость «Смерть-каток» клана Гоффов. Вполне возможно, это личное транспортное средство вожака Грахкрага.


Глава шестая: Последний бой элизианцев

Финальное сражение


Лучший способ отомстить врагу — умереть с честью.


Капитан Танштадт, 181-й Элизианский десантный полк


Ночь изобиловала звуками. Капитан Герек проверял доклады и переговоры по комм-сети возле своего «Тавроса», частично укрытого среди обломков. Далеко с запада доносилась яростная перестрелка. Пока арьергард отбивался от наседающих орков, остальная часть группы «Щит» брела к новому оборонительному периметру. То и дело над головой капитана проносились «Стервятники» — плывущие во мраке чёрные тени, которые внезапно озарялись вспышками рокочущих орудийных очередей и залпов.

В пересохшем рту стоял горький привкус пыли и пороха, поэтому Герек потянулся к фляге на поясе и парой последних капель смочил губы. Он потёр глаза, пытаясь стереть пыль и немного взбодриться. Впереди ждал очень, очень длинный день. Ксеносам не составит труда найти их, и как только они сделают это, то непременно атакуют. Иначе они не умели.

Вокруг него во тьме, среди мусора и сломанной техники, скрывались обессиленные элизианцы с покрытыми копотью бледными лицами и красными глазами. После вчерашних боёв отряды представляли собой не более чем группки чудом выживших бойцов, взводы истаяли до отделений. Сержанты руководили распределением последних боеприпасов. Перед наступлением ночи «Валькирии» сбросили дополнительные контейнеры со снаряжением, и люди Герека быстро собрали то немногое, что сумел прислать им полковник Тайхон. Впрочем, на последний бой хватит и этого.



Десантник Яно проверил лазган модели «Аккатран», который при отступлении забрал из рук мёртвого солдата. Голова и каска погибшего была размозжена увесистой орочьей дубиной, и его тело лежало в луже розовато-красной крови. После утери тяжёлого болтера Яно нуждался в каком-либо оружии, и стандартный лазган подошёл ему вполне. Хорошенько порывшись, он также нашёл у окровавленного мертвеца запасные батареи, пару фраг-гранат, сухпаёк и флягу с водой. Теперь, по крайней мере, он мог драться дальше.

По прибытии к месту встречи его определили в одно из временных отделений, которое, как оказалось, состояло из бойцов рот C и D, а также медика, который сменил свой полевой инструмент на оружие — всего восемь человек. Каждому выдали по две новые энергетические батареи и послали на закрепленный за ними участок периметра. Сейчас Яно стоял в карауле, пристально вглядываясь во тьму в поисках приближающихся чужаков, и отчаянно стараясь при этом не уснуть. Он не смыкал глаз уже больше суток, и, судя по всему, впереди его ждало ещё столько же.



Капитан Танштадт прибыл с последним из арьергардных взводов, провёдя подразделение до самого периметра после пары хаотичных перестрелок с незаметно подкравшимися орками и гретчинами. Его группа из сорока человек ещё сохраняла боеспособность, и до сих пор им удавалось успешно сдерживать зеленокожих. С наступлением рассвета он приказал бойцам отступать к новому рубежу — по его расчётам, менее чем через час для орков станет достаточно светло, чтобы развернуть массированное наступление.


Танковый штурм. К тому времени как элизианцы перегруппировались, орки уже собрали значительные силы для их разгрома.


Жадснарк забрался на отремонтированную «Монстрилу». Она поедет снова. Двое меков всю ночь провозились за починкой передней вилки трицыкла. Вожак не оставил им другого выбора — или они починят его, или он оторвёт им руки! Ультиматум оказался действенным — они потрудились на славу. Жадснарк подпрыгнул в седле, проверяя амортизаторы, и, к огромному облегчению меков, довольно зарычал. Пара орков торопливо попятилась, безмерно радуясь тому, что их придатки остались при них.

Время заводить тачку. Двигатель «Монстрилы» взревел, выплюнув приятно-густые клубы дыма. Жадснарк поддал газу, и тормоза жалобно завизжали, пытаясь удержать трицыкл на месте. О да! Точь-в-точь как старая «Монстрила». Теперь Жадснарк был готов, он рвался в путь! Вчерашний бой вожак пропустил, но сегодня он собирался наверстать упущенное. Сначала ему предстояло догнать своих парней, а затем, с первыми лучами, он возглавит атаку.


Таптун! В последнем наступлении орки задействовали всё оружие, которое было у них в наличии, включая такие огромные боевые машины, как таптуны. Этот шагоход был уничтожен во время атаки Гвардии Ворона, когда его сначала обездвижили «Громовые ястребы», а затем мелта-зарядами уничтожили штурмовые отделения.



Горлопан поднялся на помост своего таптуна, «Бальшой Лугги». Вокруг него суетились гроты-сборщики, закручивая болты и подтаскивая снаряды к магазинам стрелял — подготовка к битве шла полным ходом. Некоторые поджигалы приваривали броневые листы в местах, куда вчера попали ракеты. Горлопан проверил повреждения, и не без удовлетворения отметил, что все они оказались поверхностными. Постепенно занимался рассвет, и мекбосс оглядел расстилавшийся под ним пейзаж. К смертодредам, банкам-убийцам, грузавозам, вездеходам, бронефурам и мотоциклам отовсюду стекались банды парней. Тут были и ребята Скалка с разрисованными синей краской мордами, а также гроты, которые под плётками погонщиков тащили пушки и большие металы. За его таптуном прогревали моторы мотоциклисты Злых Солнц, гоняя в клубах сгущающегося сизого дыма. Мекбосс услышал дребезжание лопастей смертолётов и боелётов, доставлявших к полю сражения новых парней.

На краткий миг Горлопан призадумался. Вчера они задали людикам хорошую трёпку, но сегодня их ждёт по-настоящему крутая драка. Здесь собрались все парни, гроты и шелудивые сквиги с многих миль окрест. Вдалеке, сквозь поднимающийся выхлопной дым, Горлопан видел лишь цистерны и трубопроводы старого перерабатывающего комплекса, где спрятались людишки. Вот куда все они отправятся, как только он отдаст приказ. У мекбосса был хитрый план: Дредобошки под его командованием совершат обход с правого фланга, парни Скалка пойдут влево, а затем они вместе сокрушат людиков в центре.



Капитан Корвидэ и капеллан Эйтат стояли на трапе «Громового ястреба», озаряемые зеленоватым светом из десантного отсека корабля. Здесь собралась вся ударная группировка Гвардии Ворона, пока самолёты приземлились на ночь. Скоро они, однако, поднимутся в небо снова. Скауты доложили, что ещё перед рассветом орки собрались в одну гигантскую орду. Кроме того, разведчики обнаружили таптуна, и, похоже, на нём находился предводитель орков, однако сейчас зеленокожих было слишком много, чтобы провести непосредственную атаку. Космодесантники подчинятся любому его приказу, но они были слишком ценным ресурсом, избранными воинами Императора, и Корвидэ не собирался бросать их в битву, которую невозможно выиграть. Для начала ему требовалось, чтобы чужаки разбрелись с точки сбора, и в этом ему должны помочь элизианцы. Как только орки ввяжутся с ними в бой, атака Гвардейцев Ворона не преминёт себя ждать. Главной их целью станет таптун. Уничтожив его, они устранят также могучего вожака орков, возможно, верховного правителя всей этой разоренной планеты, и, несмотря на уже понесённые потери, капитан сможет считать задание хотя бы частично выполненным.

Корвидэ и Эйтат согласились с тем, что ключом к успеху станет правильно подобранный момент. Если они выждут слишком долго, орки разгромят элизианцев. Если ударят слишком рано, орда ксеносов станет непреодолимым препятствием даже для его боевых братьев. Гвардейцы Ворона полностью подготовились к операции, их ударный крейсер уже вышел на позицию, чтобы по первому приказу начать орбитальную бомбардировку. Теперь им оставалось лишь ждать, когда орки сделают свой ход.



Из своих укрытий и баррикад уставшие элизианцы 181-го отчётливо услышали далёкий рёв, а затем увидели клубы выхлопных газов, которые поднимались от несущихся на всех парах мотоциклов. Позади них громыхала и лязгала более тяжёлая техника орочьего полчища. С каждой секундой звуки раздавались всё ближе. Капитан Танштадт выбежал вперёд, чтобы лучше рассмотреть неприятеля. Он перепрыгнул пару упавших труб и пригнулся за ещё одной, после чего, достав сканер, принялся изучать заходивших с двух сторон орков-мотоциклистов. Над головой засвистели первые шальные пули зеленокожих. Элизианцы на передовых позициях тут же открыли ответный лазерный огонь. Бой начался.

Танштадт перебрался в лучшее укрытие и отдал приказ к атаке. А затем гвардейцев внезапно накрыл артобстрел. На завод посыпались снаряды миномётов и тяжёлых пушек. Одна опора получила прямое попадание и обрушилась, разбросав прятавшихся под нею десантников. Ксеносы палили по ним из всех стволов, что у них только были. В ответ Танштадт вышёл на связь с командиром сил воздушной поддержки. Пришло время нанести удар «Стервятникам» и «Громам».



Сержант крыла Серик отпустил штурвал, ища просвет в дыму и тучах, которые тяжёлым слоем нависали над землёй. Несколько орочьих машин уже вовсю полыхали. Его «Гром» продолжал кружить высоко над полем боя, ожидая сигнал о помощи и координаты цели на тактической сетке. Долго ждать пилоту не пришлось.

Заложив резкий разворот, он ушёл в пике. Сила тяготения начала стремительно расти, и Серик почувствовал, как расширяется его противоперегрузочный костюм, удерживая кровь в теле и не давая ей полностью перетечь в конечности. «Гром» разгонялся слишком быстро, поэтому Серик немного сбросил скорость. Навстречу ему устремилось облако дыма. Самолет пролетел сквозь него, и сержант выровнял машину, когда цель, наконец, попала в поле зрения.

Лёгким движением штурвала Серик навёл прицел, и в наушниках прозвучало: «орудия готовы». Он вжал гашетку, и из счетверённой автопушки к земле устремился ливень трассирующих снарядов. Далеко внизу пилот видел огромную ревущую ящерицу, которая, не разбирая дороги, неслась через груды мусора.

Серик принялся расстреливать её в упор из всего, что у него имелось. Взревели автопушки, засверкали лазерные орудия, из подкрылков одновременно вырвались все четыре ракеты «Адский удар». Огромные кумулятивные боеголовки разом попали в существо и взорвались, но Серик уже тянул штурвал на себя, улетая прочь от учинённого им разрушения.


Атаковать и уничтожить. «Хищники» Гвардии Ворона обстреливают бронетехнику орков, поддерживая наземное наступление капитула.



Костежуй смял под собою обломки и с рёвом натянул поводья. Неожиданно из дыма с воем вырвалась реактивная истрибила людиков, и её мощные дакки извергли поток снарядов, забивших повсюду вокруг Скалка. Самолёт пролетел на такой низкой высоте, что от порыва воздуха вожак едва не вылетел из паланкина. И тут мир вокруг него взорвался.



Ракеты «Адский удар» разнесли огромного сквиггота в клочья. Смертельно раненое животное пошатнулось, и, жалобно заскулив от боли, начало заваливаться на бок. Оно скончалось от обширных внутренних повреждений ещё до того, как коснулось земли. Бронированный паланкин слетел при падении, разбросав сидевших внутри орков, и упал грудой искорёженного металла. По кровоточащим останкам зверя забили лазерные лучи, когда уцелевшие ксеносы попытались выбраться из-под обломков. Рядовой Яно заметил, как старый, разукрашенный татуировками орк бросился наутёк. Он попытался поймать его в прицел, однако зеленокожий скрылся из виду прежде, чем боец успел сделать хотя бы выстрел. Как бы то ни было, гибель существа от ракетного удара и отступление орков под непрекращающимся прицельным огнём всё равно изрядно подняло боевой дух элизианцев.



При приближении армады «Валькирий» орки начали палить вверх. Первым транспортникам удалось беспрепятственно пролететь сквозь бурю огня, но следовавшие за ними машины не отделались настолько легко. Капитан Герек увидел, как двигатели одного самолёта воспламенились. Когда из него спешно выпрыгнули десантники, он отвернул в сторону, и, волоча за собой пламя и дым, врезался в землю, где превратился в огненный шар. Спустя секунду чужаки подбили ещё один летательный аппарат, но на этот раз сидевшему внутри отделению не удалось выбраться из потерявшей управление «Валькирии». Уцелевшее звено с рёвом пронеслось над головами элизианцев, и из их трапов в хвостовой части выскочили крошечные фигурки. Из-за ситуации на поверхности полковнику Тайхону пришлось ввести в бой последний резерв — роту обучения и пополнения, которая охраняла авиабазу. Сейчас они нуждались в каждом, кто мог держать в руках оружие.

Лично возглавив зелёных рекрутов, Тайхон и почти двести человек десантировались из восемнадцати «Валькирий». Прыжки бойцов с гравишютами длились всего шесть секунд, прежде чем они один за другим достигали земли. К тому времени наземное сражение бушевало уже вовсю — орки волна за волной накатывали на баррикады, но гвардейцы продолжали стойко удерживать позиции.

«Громовой ястреб» теневого капитана Корвидэ летел над самой поверхностью, выжимая из тройных двигателей всё возможное. Его цель находилась уже в поле зрения, на пикт-снимке с корабельного авгура она была изображена в виде нечёткого зернистого очертания высокого шагохода — таптуна. На его корпусе рвались снаряды, однако тот, покачиваясь, продолжал медленно шагать вперёд сквозь шквал выстрелов. Внезапно капитан увидел, как из глаза на голове таптуна вырвался зелёный энергетический луч, который с треском и шипением попал в цистерну. Она тут же взорвалась, и остатки хранившихся в ней химикатов вспыхнули ярким пламенем.

— Целься в голову, — приказал Корвидэ стрелку «Громового ястреба».

Капитан расцепил подвеску и прошёл к переднему трапу, где уже стоял капеллан Эйтат.

— Посадка через пять, — сообщил пилот корабля, и носовая аппарель начала опускаться на гидравлических поршнях. Она раскрылась полностью как раз тогда, когда посадочные опоры коснулись земли, и космодесантники тут же бросились наружу. Тяжёлые болтеры летательного аппарата начали поливать атакующих чужаков, и теневой капитан отдал приказ продвигаться к таптуну. Неподалёку другие «Громовые ястребы» высаживали на поле боя ещё больше Гвардейцев Ворона, в то время как транспортники сбрасывали прикреплённые к ним машины.

Десантники рассредоточились и с оружием наперевес пошли вперёд под прикрытием болтерного огня — то была не стремительная атака, но планомерное наступление. Над головой Корвидэ пронеслась ракета и попала в кабину орочьей машины, которая тут же потеряла управление и перевернулась, рассыпав парней в кузове. Вражеский огонь становился всё плотнее, мимо капитана то и дело со свистом пролетали пули, одна из них даже срикошетила от силовых доспехов. Позади него десантно-штурмовые машины одна за другой оторвались от земли и устремились обратно в небо.

«Лучшая защита — нападение», вспомнил капитан Герек старую поговорку из учений «Тактика Империум». Его вездеходы поддерживали основные позиции элизианцев орудийным огнём из турелей, но даже этого в конечном итоге окажется недостаточно. Ксеносы прибывали нескончаемым потоком, и даже несмотря на подкрепления полковника Тайхона, усилившие основной оборонительный порядок, Герек чувствовал, что им не продержаться и до конца дня.

Забравшись в башенное кресло «Тавроса», капитан приказал всем своим уцелевшим эскадронам подтянуться к нему. Он решил пойти в контратаку. Когда к ним в следующий раз приблизятся орки, он нанесет свой удар и попытается прорваться. Его манёвр замедлит штурм, и, в случае успеха, он сможет внести сумятицу в орочий тыл, где располагались тяжёлые артиллерийские батареи противников.


Личный таптун мека, «Бальшая Лугга», хоть и получил тяжёлые повреждения, всё же пережил сражение.



С вершины своего таптуна Горлопан увидел, как из больших чёрных кораблей появились космодесантники — новые враги. Он приказал таптуну сворачивать вправо к новой угрозе и приводить все орудия в боевую готовность.

— Агонь! Агонь! Валите из всех дакк, чё есть! Агонь! — заорал он в трубу связи, соединявшую его мостик с комнатой управления в голове машины.



Капитан Герек приказал начинать атаку. С визгом колёс вездеходы сорвались с места, вздымая за собою фонтаны грязи. Стрелки открыли огонь из лазерных пушек. Сержант Лето прицелился в кучку тяжеловооруженных орков с синими татуировками. Как только «Таврос» устремился в бой, перед ним сразу же оказалось множество целей. Лето выпустил из мультилазера длинную очередь и увидел, как ксенос с нарисованным на груди сине-белым черепом развалился на куски. Луч сначала отсёк зеленокожему руку, а затем взорвал голову и грудь. Остальные орки разбежались по ближайшим укрытиям.

«Тавросы» выстроились цепью и теперь быстро продвигались вперёд. По крайней мере, три машины уже подбили. Ещё одну взрывом подбросило в воздух, и она упала на крышу, раздавив под собою экипаж. Со всех сторон свистели пули, их было так много, что казалось, орки не смогут промазать. Несколько снарядов срикошетило от турели, но один прошил броню и попал Лето в правое бедро. Его прыжковый костюм тут же пропитался кровью, которая начала затекать в ботинок. Боль была невыносимой. Сержант заорал, затем подавил вопль, чуть не теряя сознание. Лето едва заметил, что «Таврос» остановился. Сидевший перед ним водитель машины погиб.



Подпрыгивая от огромной скорости, орочьи мотоциклисты лихорадочно палили во все стороны. Вой моторов и рёв стрелял заглушали прочие звуки. Мимо Жадснарка пролетела ракета, пронёсшись так близко от вожака, что его даже встряхнуло. Эта дикая схватка неимоверно нравилась Жадснарку, его слух ласкали вопли и крики умирающих орков и людиков. В суматохе боя его трицыкл опять подбили. Выстрел прошил ему переднее колесо, которое теперь было разорвано в клочья, некоторые запчасти просто-напросто отваливались, а реактивный двигатель «Монстрилы» звучал не так как раньше. Однако Жадснарк продолжал ехать дальше. В стремительно несущихся байкеров было не так просто попасть, особенно если они при этом петляли вокруг ржавых труб и гор мусора. Вожак Злых Солнц достал Потрошилу и принялся рубить всё, что попадалось ему по пути. Куски труб и техники разлетелись в фонтане искр. Под горячую руку ему попалось и пару людиков — одному из них Жадснарк точным ударом снёс голову, и предводитель свирепо расхохотался, когда та, подобно мячу, покатилась в сторону.



От множества попаданий «Таврос» Герека с пыхтеньем остановился. Его водитель истекал кровью, пару осколков задели и лицо капитана. Устройство связи, изрешечённое пулями, дымилось и рассыпало искры. Командир под свист пуль с трудом выбрался из машины. Он помог Ардо вылезти наружу, но раны водителя выглядели слишком серьёзными. Краем глаза Герек заметил, что к ним приближаются орки и гретчины. Придерживая одной рукой Ардо, он достал лазпистолет и пару раз выстрелил по зеленокожим.

— Нужно выбираться отсюда, — ободряюще сказал он бойцу, хотя по водителю было видно, что долго ему не протянуть. Капитан решил вернуться той же дорогой, по которой попал сюда, но, обернувшись, увидел, что её уже перекрыли орки. Их окружили. К ним приближалась банда ксеносов, потрясая мечами, топорами и пистолетми.



Корвидэ взошёл на борт своего «Прометея». Машина подъехала к нему прямо посреди боя, так как капитану необходимо было проверить состояние отделений. Наземное наступление Гвардии Ворона остановилось под контратакой орочьих дредноутов — маленькие, большие и вообще все, что передвигались на двух ногах, машины обрушились на ряды космодесантников. Астартес пришлось отступить и запросить поддержку с воздуха, и прямо сейчас «Громовые ястребы» бомбили орков, пытаясь сдержать наступление. Воинам не удалось добраться до таптуна, и тот по-прежнему сотрясался от залпов и раз за разом выпускал зелёные лазерные лучи.

Внезапно «Лэндрейдер» содрогнулся, едва не сбив Корвидэ с ног. Танк занесло в сторону, а затем ещё один выстрел почти опрокинул машину весом в семьдесят тонн. Теневой капитан пробрался к боковому выходу, вжал кнопку аварийного открытия, и дверь «Прометея» вышибло наружу. Машину закачало из стороны в сторону. Вылезши из машины, Гвардеец Ворона оглянулся. Над танком возвышался огромный дредноут, высотою, по крайней мере, в шесть метров. Его массивный силовой коготь пробил крышу «Прометея», вспорол верхнюю броню, а затем с лёгкостью разорвал её на куски. Подбитый и беспомощный «Лэндрейдер» был безжалостно уничтожен.



Капитан Танштадт взобрался по остаткам лестницы на дымящиеся обломки цистерны. Вокруг, куда ни кинь взгляд, всё ещё кипел бой. Над ним с рёвом проносились самолёты как элизианцев, так и орков, сбрасывая ракеты и бомбы в свирепствующий внизу ад.

Со своей наблюдательной позиции он прекрасно видел, что происходит. Сквозь дым капитан сумел различить далеко на юге приземистые силуэты «Громовых ястребов», снова и снова срывающихся в атакующие заходы. Ещё дальше он заметил подёрнутые дымкой очертания таптуна орков, которого отвлекли на себя космодесантники. В сканирующие магнокуляры Танштадт увидел, как небеса полыхнули алым светом — Гвардия Ворона начала орбитальную бомбардировку, но облако пыли и обломков скрыло от него всё, что произошло дальше.

Элизианцы были обескровлены. Чужаки своими повторяющимися атаками и непрестанным артиллерийским обстрелом уничтожали целые отделения и взводы. Рота А Герека была разбита, а сам капитан пропал без вести, и, вероятнее всего, уже погиб. В роте F самого Танштадта осталось всего тридцать или сорок выживших, которых не хватило бы даже на один полноценный взвод. Ситуация в остальных ротах складывалась не лучше. Полковник Тайхон пал смертью храбрых во время отражения атаки мотоциклистов. Таким образом, командование полком перешло к Танштадту, хотя руководить ему было уже особо нечем. Но, несмотря ни на что, вокруг оборонительного периметра продолжали скапливаться тела орков — местами погибшие лежали слоем в три-четыре трупа. Кругом горели искорёженные обломки орочьих машин, мотоциклов, грузавозов и боевых фур. Капитан Танштадт уже смирился с тем, что чужаки, скорее всего, вскоре разобьют их наголову. В конце он решился вызвать «Валькирий» для отчаянной попытки забрать оставшихся солдат с поля боя. Транспортникам предстояло опасное, практически самоубийственное задание, поскольку при посадке они будут уязвимыми перед заполонившими весь район мародёрствующими зеленокожими.

Полк потерпел поражение, и элизианцам ничего не оставалось, кроме как спешно эвакуироваться на базу, по пути к которой их, без сомнения, будут неотступно преследовать орочьи истрибилы.


Прибытие вожака Грахкрага, возглавившего танковую колонну орков.



— Всем отделениям приказ отступать. «Громовые ястребы» — выходите из боя и готовьтесь к отлёту на ударный крейсер.

Это были не те команды, которые хотелось бы отдать теневому капитану Корвидэ, но его ударная группировка понесла такие потери, что другого выбора у него не было. Элизианцев разгромили, и если его войска сейчас не отступят, их постигнет та же участь. Им не удалось уничтожить таптуна и убить главаря орков, но продолжать безнадёжную схватку и впустую расходовать жизни боевых братьев — куда большее бесчестье, нежели просто поражение. Не было позора или оскорбления в том, чтобы отступить с гордо поднятой головой, повергнув во имя Императора сотни зеленокожих ксеносов. И всё же капитан Корвидэ будет нести пятно неудачи до тех пор, пока не сотрёт его воистину великой победой. Из-за этих двух дней Гвардеец Ворона будет раскаиваться ещё очень и очень долго. Скорее всего, в качестве наказания ему придётся уйти в самовольное изгнание и присоединиться к рядам Ордо Ксенос.


Истрибила орков. Зеленокожие оборудовали на Кастореле-Новем несколько аэродромов. Некоторые из них были разбомблены «Мародёрами», однако это не помешало воздушным силам ксеносов присоединиться к сражению.


Истрибила-бомбила. Настоящий бич авиатехники элизианцев, орочьи истрибилы и истрибилы-бомбилы были в ответе за большую часть потерянных летательных средств имперцев.


Грузавоз Черепов Смерти, вооружённый единственным большим пулялом. Гибель данной машины в бою подтверждена.


Бомбила. Элизианцы столкнулись лишь с единичными экземплярами этих самолётов. Считается, что основная их часть была уничтожена в ходе предварительных авиаударов «Мародёров». В небе над полями сражений было замечено всего три таких аппарата.


«Таврос» типа «Венатор» со спаренными мультилазерами и самонаводящимися ракетами. Рота А, 1-й эскадрон.


«Таврос» типа «Венатор» со спаренными лазпушками. Рота А, 8-й эскадрон. Выведенный номер, вероятнее всего, является учётным кодом вездехода.


«Таврос» с тяжёлым огнемётом. Ещё одна отличительная маскировочная схема. По всей видимости, экипажи получили разрешение адаптировать камуфляж своей техники под местность в районе проведения боевой операции.


Глава седьмая: Поражение и отступление

Конец рейда на Касторел-Новем


Молитесь за павших братьев и за то, чтобы в будущем наши действия оправдались.


Капеллан Эйтат, Молебен по павшим, Касторел-Новем


Всю обратную дорогу в «Валькирии» царило гробовое молчание. Говорить было не о чём, приказов также не осталось. Ещё пару дней назад каждая «Валькирия» была под завязку заполнена людьми, контейнерами и дополнительным снаряжением. Теперь отсек транспортника казался пустым. Капитан Танштадт погрузился в последнюю «Валькирию», когда спасательная операция подошла к концу. В какой-то момент орки открыли по эвакуирующимся гвардейцам шквальный огонь, однако пилот уничтожил ксеносов прицельным ракетным залпом. Теперь элизианцы находились в пути, и им очень повезёт, если они вообще доберутся до базы целыми. Вместе с Танштадтом в отсеке сидело ещё пятеро гвардейцев, походивших на побитых псов: покрытые ссадинами лица, уставшие воспалённые глаза… У многих до сих пор текла кровь. На полу транспортного отсека повсюду валялись брошенная экипировка и грязные бинты. У самого Танштадта по-прежнему кровоточила рваная рана на бедре, оставленная осколком. Во время боя он совершенно не придал ей значения, но теперь она ныла, как, впрочем, и всё тело после двухдневного сражения. Несмотря на это он выживет, чего не скажешь о тех десантниках, которыми он командовал на Кастореле-Новем.



Рядовой Яно с недоверием смотрел на опустевшую авиабазу. Когда двумя днями ранее они грузились на «Валькирии», здесь кипела бурная деятельность и царил невообразимый шум, что и не удивительно, ведь к бою готовились тысячи солдат и сотни самолётов. Теперь же между её покинутыми строениями среди песков и камней бродили лишь немногочисленные онемевшие выжившие, да гулял секущий ветер. На базе осталась горстка людей, по большей части специалистов и рабочих из техподдержки полка, но и к этому времени большинство из них уже переправили на транспорты, что ожидали на орбите. Яно стянул пропитанный потом шлем и принялся отстёгивать бронежилет с наплечниками. Нагрудник был покрыт множеством царапин, а прямо в центре зияла огромная вмятина, где синтепласт остановил орочью пулю. Грудь сильно саднила – выстрел наверняка прикончил бы его.

Солдаты вокруг Яно также сбрасывали тяжёлую экипировку. Некоторые методически разбирали оружие – эта привычка настолько глубоко укоренилась в гвардейцах, что их не останавливало даже крайнее истощение. Другие просто валились на землю от усталости и забывались в тяжёлых снах. После прилёта орбитальных лихтеров их ещё будет ждать работа, однако оставшиеся бойцы вряд ли успеют разоружить и разобрать для обратной транспортировки всю технику. Уцелевшие летательные аппараты придётся повредить так, чтобы враг не сумел их использовать, и бросить на Кастореле-Новем.



Битва завершилась, но теневому капитану Корвидэ всё ещё предстояла работёнка. Спасательную операцию следовало довести до конца. Его боевые братья уже вернулись на ударный крейсер, но некоторые элизианцы до сих пор оставались на планете. К этому времени он уже выслал на их авиабазу орбитальные лихтеры. Тяжёлое снаряжение следовало уничтожить, дабы оно не досталось противнику. Корвидэ хотелось поскорее убраться из системы, прежде чем им на перехват не выдвинулись орочьи корабли. Он не сомневался, что «Эругиносус» сумеет оторваться от любой погони, но транспортники нуждались в защите, пока не совершат варп-прыжок. Из трёх космолётов два отправятся порожняком. Оставшегося судна будет более чем достаточно для выживших гвардейцев.



Громыхающая боевая крепость остановилась со скрежетом тормозов. Из неё начали выбираться и соскакивать огромные, облачённые в чёрную броню гоффы, ища врагов, которых можно пристрелить. Перед ними лежали лишь дымящиеся руины. Землю усеивали тела людиков, орков и гротов. Повсюду бесконтрольно полыхало пламя, кое-где от жара один за другим детонировали снаряды. В воздухе висел густой кордитовый дым. Грахкраг вдохнул воздух – он обожал этот запах. Пейзаж перед ним поражал воображение, ведь что могло быть более величественным, чем поле брани после битвы?

В окружении свиты громил он зашагал по обломкам. Перед самым прибытием Грахкраг успел увидеть, как улетают последние самолеты людиков. Опоздал. Он попал на битву слишком поздно, и это здорово его разозлило. Колонна мчалась сюда весь день, но все-таки им не удалось наверстать время, потерянное во вчерашней схватке. Оглядывая местность, вожак заметил, что она была буквально забита отличным ломом. Он с удовлетворением задержал взгляд на обугленных останках большого сквиггота Скалка. Слава Горку, похоже, старый хрыч таки отдал концы, и для Грахкрага теперь будет одной проблемой меньше, когда дело дойдёт до дележа трофеев.

Он обернулся к парням и велел забираться обратно в боевую крепость. Теперь ему требовалось разыскать Горлопана, и будет лучше, чтобы он выжил, иначе Гарагхак сделает так, что этот мир станет для всех них могилой…

Горлопан осматривал боевые повреждения, которые получил его таптун. Стоя на его вершине, он пристально вглядывался в выжженные и искорёженные останки оружия, «Глаза Горка», как его звали – лазер получил прямое попадание из большой пушки людиков, и теперь представлял собой груду хлама. Большинство деталей сплавилось в одну здоровую кучу из проводки и кабелей, а внутри него что-то до сих пор искрилось и пылало ярко-красным светом. Он достал огромный гаечный ключ и принялся поочередно откручивать детали, пытаясь спасти хоть что-либо.

В остальном «Бальшая Лугга» перенесла бой довольно хорошо. Кое-где бронированный подол был сорван, а один снаряд даже прошил его и повредил некоторые ходовые части ноги, заодно размазав по стенам парочку гротов. Теперь остальные сборщики поспешно закручивали болты на расшатавшихся от выстрела частях, прежде чем не отвалилось что-то действительно важное. Он оставил лазер в покое, решив разобраться с ним позже; сначала следовало послать парней и меков за новым мусором. Как говорится, «трафеи для пабидителей», и кто-кто, а Горлопан уж точно знал, что сражение он выиграл…


Ему удалось ускользнуть. Это последняя пикт-передача от второго скаутского отделения. У разведчиков не осталось времени, чтобы перед отступлением атаковать врага...


Эпилог

Империум дорого заплатил за рейд на Касторел-Новем. Даже достославные космодесантники из Гвардии Ворона потеряли множество бойцов и техники в устроенной орками резне.

До атаки 181-й Элизианский десантный полк считался превосходно оснащённым и тренированным подразделением Имперской Гвардии, которое в равной мере состояло как из ветеранов, так и новобранцев. Перед переброской полка на форсаррский театр боевых действий в Департаменто Муниторум его боеготовность оценивали как «оптимальную». Именно из-за столь высокой оценки его по запросу Гвардии Ворона и избрали для задания на Кастореле-Новем. После двухдневных боёв полк фактически прекратил свое существование. С планеты эвакуировать удалось едва ли четыреста гвардейцев из первоначальных двух тысяч четырехсот солдат, и пару самолетов из более чем сотни транспортников «Валькирия» и тридцати «Стервятников». В 548992.М41 аудиторы Департаменто Муниторум сектора Форсарр отозвали подразделение в тыл, после чего элизианцы принялись за его восстановление, пополняя личный состав и парк техники. Полк продолжит нести службу, но ветеранов, переживших Касторел-Новем, в нём уже не будет. Многих выживших в качестве пополнения переведут в 72-й полк Хараконских боевых ястребов.

План Гвардии Ворона потерпел крах. Цена поражения для боевой группировки Корвидэ была высока – более семидесяти боевых братьев. Победа казалась столь близкой, и всё же они не сумели убить большого мека Горлопана. В некоторых кругах верховного командования сегментума капитул подвергнут резкой критике за поражение и неспособность уберечь десантный полк Имперской Гвардии, который можно было бы с большим успехом использовать в другом месте. Но такие голоса быстро умолкли, когда орден развернул в секторе Форсарр все свои силы (хотя кое-кто предполагает, что позднее прибытие Гвардии Ворона в основную зону боевых действий могло быть связано с поражением на Кастореле-Новем и желанием отомстить за павших там воинов).

Другие командиры им возражали: возможно, рейд не был таким уж провальным. Согласно подсчётам, в боях погибло свыше шести тысяч орков, которым уже не судилось сражаться вновь. Кроме того, из-за нехватки рабочей силы на планете встало производство. Также Гвардия Ворона уничтожила огромные запасы горючего, что в свою очередь окажет влияние на ход битвы за Форсарр. К сожалению, нанесённого урона окажется недостаточно, чтобы спасти мир-улей от армий Гарагхака.

По правде говоря, эти аргументы были слабой защитой для потерпевшего фиаско задания. Главная ошибка Империума заключалась в недооценке количества орков. Налётчикам банально не хватило людей, чтобы справиться с огромным количеством ксеносов на Кастореле-Новем. Из-за подобных упущений война с Гарагхаком затягивалась со времён его первой неожиданной атаки. Пришлось пасть Форсарру, а потом и Магделене IX, чтобы Администратум наконец распознал в наступлении вожака полномасштабную Вааа! хотя предположительно она была таковой ещё после таларакской кампании. Колёсики бюрократического аппарата Империума как обычно вращались слишком медленно.

Рейд на короткое время отвлёк орков от полномасштабной войны на Форсарре, однако со всей ясностью дал понять, что Империум, невзирая на риски и потери, будет продолжать сражаться и действовать в тылу орочьей территории – растущее королевство Гарагхака подвергалось постоянным атакам со стороны мобильных капитулов Космодесанта. После рейда Гарагхак послал на Касторел-Новем доверенные банды Гоффов в качестве новых стражей и для более пристального присмотра за Горлопаном. По требованию Гарагхака мекбосс вскоре покинет Мекслаг-иккс и вновь поведёт своих Дредобошек. Орава дредов возглавит вторжение в мир-святыню Магделене IX и завоюет её.

Скалк Синезуб и его Черепа Смерти также присоединились к Горлопану, но лишь после того, как Скалк создал собственную ораву дредов. Эксперимент со сквигготами оказался неудачным, поэтому он решил скопировать впечатляющую механизированную банду мекбосса.

Мотоциклисты Жадснарка вскоре восполнят потери и двинутся на Форсарр, чтобы поучаствовать в войне. В течение этой кампании Жадснарк станет одним из наиболее устрашающих военачальников Гарагхака. Под конец завоевания он возглавит банду Злых Солнц, в которую по подсчётам входило до пятидесяти тысяч орков, что превратит его в самого могучего вожака Злых Солнц под началом Гарагхака.

Грахкраг также пережил гнев Гарагхака после того, как разгромил и рассеял рейд, и, наконец, его желание повоевать на Форсарре исполнилось. По окончании войны он примёт командование над гаргантом, который назовёт «Калечитель Грахкрага». У стратегов-логисов этот гаргант до сих пор числится в списке известных войск Гарагхака.


Kast073.jpg


Постскриптум


Уроки Касторела-Новем будут выучены не сразу. После падения Магделене IX Адептус Министорум не пожелали оставлять мир-святыню в руках орков без боя. Они использовали всё своё политическое влияние, чтобы настоять на немедленной контратаке. Для этого задания был избран 73-й полк Хараконских боевых ястребов, ещё один недавно развёрнутый «оптимальный» воздушно-десантный полк, но на этот раз Адептус Астартес не поддержали идею. Гвардейцы Ворона отказались принимать участие в столь непродуманной операции (по крайней мере, они усвоили урок). Высадка боевых ястребов на Магделене IX стала ещё одной катастрофой – десантный полк также был уничтожен, не выполнив поставленную задачу.

Это поражение ознаменовало собой последнюю попытку Империума контратаковать Гарагхака, и напрасная трата сил в различных незначительных боевых действиях была, наконец, прекращена. Теперь главная цель состояла в наращивании мощи и остановке орочьих вторжений в оборонительных боевых действиях, прежде чем разворачивать новое наступление.