Серебряные Черепа: Предзнаменования / Silver Skulls: Portents (роман)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Pepe coffee 128 bkg.gifПеревод в процессе: 1/22
Перевод произведения не окончен. В данный момент переведена 1 часть из 22.


Серебряные Черепа: Предзнаменования / Silver Skulls: Portents (роман)
Silverskullsport.jpg
Автор Сара Коквелл / Sarah Cawkwell
Переводчик Luminor
Издательство Black Library
Год издания 2014
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать EPUB, FB2, MOBI
Поддержать проект


Глава 1 - Кровь королей

Лишь пятеро всё ещё оставались в живых.

Они примостились на высоком неровном краю древнего взрывного кратера, обратив взоры к забитому пылью комплексу, что притаился далеко внизу. Массивные здания, представлявшие собой видавшие виды остатки давно забытой исследовательской экспедиции, определённо знавали лучшие времена. Несколько надворных построек окружали большое центральное здание, ощетинившееся ржавыми мачтами и покрытыми грязью коммуникационными тарелками. Светильники, лениво проносившиеся по всему периметру комплекса, казались гораздо более свежим дополнением. Работой врага.

Остатков первоначально задействованного в операции отряда из десяти бойцов было явно недостаточно для разумной организации прямого штурма цели. Несмотря на случившееся, все они сохраняли высокую мотивацию, соответствующим образом адаптировались и отказывались признавать саму возможность поражения. С каждой новой утратой динамика внутри отряда менялась, бремя лидерства естественным образом и без каких-либо возражений перекладывалось с одной пары широких плеч на другую.

За годы, что бойцы провели в обществе друг друга, между ними сложились крепкие узы братства. Тем не менее, сейчас эти самые узы натянулись до предела. Испытывая себя так, как никогда прежде, каждый уцелевший воин выявлял доселе незамеченные прорехи в своих собственных доспехах высокомерия. Закрадывающиеся сомнения подвергались должной очистке посредством бормотания литаний или же нескольких слов товарищеской поддержки.

В конце концов, четверо из числа оставшихся в живых воинов знали друг друга очень близко, ведь их связывал воедино общий опыт. Они стали ближе, чем родные братья.

Что же до ещё одного…

Был ещё пятый – последний член команды, которого представили группе всего два дня назад. Несмотря на близость по возрасту, львиная доля обучения пятого прошла под началом совершенно иных наставников. Его в высшей степени грозный талант заслуживал огромного уважения. Никодим был псайкером, а его собратья по дару занимали почётное место в рядах ордена – в особенности те, кто становились советниками отделения или же роты.

Однако Никодим не был провидцем. Этот юный воин не умел прорицать нити судьбы, и не мог этого никогда. И всё же с самого начала миссии он продемонстрировал мужество и инициативность, которые выделялись среди его сверстников. Поначалу он отказывался от лидерства, но теперь оно выпало на его долю, хотел того Никодим или нет.

Лишённый святого дара благословенного предвидения, молодой воин был на пути к тому, чтобы стать прогностикаром – представителем боевой элиты Адептус Астартес ордена Серебряных Черепов. Но пока что он всё ещё оставался послушником, и его обучение ещё не завершилось. Он долгие годы внимал мудрости лучших умов своего ордена. Затем провёл необходимое время на погребальной луне Пакс Аргентий под опекой мрачных капелланов. Там ему внушили яростное рвение и страсть к битве, что сослужили ему добрую службу в последние пару дней.

Сорок восемь часов назад Никодим покинул десантный корабль и ступил на поверхность этого пустынного мира, заняв место в составе отделения из десяти бойцов. Он беспрекословно следовал всем приказам, а также продемонстрировал значительную твёрдость характера и упорство. Теперь же молодому псайкеру казалось, что командование стало его долгом.

Если эта новая ответственность и беспокоила либо нервировала его, эти чувства никак не отразились на силе голоса Никодима, когда он отдавал приказы остальным. Пятеро Серебряных Черепов располагались в укрытии – глубоком кратере, образовавшемся в результате стародавней орбитальной бомбардировки. Воздух был густым от пепла и застарелой грязи; их переход по равнинам этой планеты потревожил обломки, которые целую вечность оставались нетронутыми, и пылевой туман эха вечности мешал обзору. В километре к западу от них виднелись полуразрушенные развалины, некогда бывшие военной базой, но теперь ставшие домом для врага. Бойцам потребовались долгие часы осторожного продвижения, чтобы зайти так далеко, и на протяжении пути они понаделали немало ошибок в суждениях, потеряв братьев раньше времени.

Никодим изучал оставшихся воинов. За короткое время он узнал о них многое. Послушник хорошо осознавал их сильные и слабые стороны, знал, какие вещи помогают им должным образом реагировать, а какие – напротив, заставляют колебаться. Он наблюдал за каждым из них в бою, и они выполняли свои обязанности если не с успехом, то с удивительной свирепостью. Безусловно, Никодим гордился тем, что был одним из них, и всё же одной лишь гордости было недостаточно, чтобы обеспечить победу – пускай даже частичную – в этой миссии.

Бархатный полумрак планетарных сумерек сменился ночью, и яркие звёзды рассеялись по тёмному полотну почерневших небес этого мира. Растущая луна в фазе четверти низко нависала над поверхностью, а с юга катились набухшие облака. За несколько коротких мгновений они приглушили большую часть бледно-серебристого свечения, и теперь за их зловещими фигурами мерцал лишь призрачный серебряный контур.

Вокруг сооружения вспыхнули яркие люминесцентные лампы, а низкий отдалённый гул работающего на прометии генератора можно было не просто услышать, но и ощутить в ставшем неподвижным воздухе. На лице Никодима расцвела лёгкая кривая ухмылка, пока он быстро соображал.

- Осторожность, как говорится, превыше всего, братья мои. Мы не можем двигаться дальше без полного понимания того, с чем столкнулись, - сказал он. Блестящие бесстрастные глаза переводили взгляд с одного боевого брата на другого. – В ходе этой миссии мы слишком часто доверяли предположениям, и это дорого нам обошлось. Терис, возьмёшь Ачака, обойдите восточный край кратера и обеспечьте нам огневое прикрытие. Мотега, Нагуэль и я пойдём на запад и воспользуемся камнями, чтобы прикрыть наше приближение, - прежде, чем продолжить, он кратко обдумал свои следующие слова. – Мы попытаемся проникнуть на объект через внешние постройки. Но сначала давайте усложним им задачу.

Никодим провёл пальцами по шапке коротких тёмных волос и на мгновение закрыл глаза. Действуя с плавной лёгкостью, он потянулся к цели атаки своими психическими чувствами.

Как только послушник обнаружил то, что искал, его рот наполнился горьким привкусом прометия. Шаг за шагом образ генератора сформировался в его мыслях. Никодиму удалось воссоздать устройство в своём разуме с минимальными усилиями, шестерёнка за шестерёнкой. Когда таланты послушника впервые заметили, ещё до его отправки в прогностикатум, наставники ошибочно приняли психические способности манипулировать механизмами за рано проявившиеся умения одарённого технодесантника. Однако со временем стало очевидно, что из Никодима вышел бы откровенно ужасный служитель Омниссии. Он обладал способностью разрушать машины и механизмы силой одной лишь мысли. Приложив некоторые усилия, Никодим мог вывести из строя механические системы, и обладал природным даром нарушать хрупкий баланс машинных духов в стрелковом оружии.

Такой дар позволил ему снискать уважение со стороны собратьев, но тех, кто по-настоящему служил Омниссии, пронять было не так-то легко. Его способность – одна из многих – была для них подлинной анафемой. Впрочем, братья Механикус присутствовали не для того, чтобы нервничать из-за отдельно взятого воина, так что Никодим с лёгкостью сделал свой выбор. Будучи нацеленной соответствующим образом, его сила могла обезоружить ни о чём не подозревающего воина или же быть использованной в качестве исключительно эффективного средства отвлечения внимания, хотя концентрация воли довольно быстро истощала его.

Он позволил своему разуму свободно блуждать по сердцу машины, пока не нащупал верную комбинацию мыслей. Никодим мягко подтолкнул свой пытливый разум вперёд, в то время как его рука потянулась и сомкнулась вокруг чего-то невидимого. Затем он резко рванул назад. Низкий отдалённый гул на мгновение превратился в нестройный вой, а затем генератор закашлялся и умолк.

Огни по всей территории за кратером померкли и погасли. Глаза Никодима вновь открылись, и он удовлетворённо кивнул, жестом приказав своим товарищам занять позиции. Затем он снял с бедра болт-пистолет и проверил, заряжен ли тот и готов ли к бою. Боеприпасы у отряда не были бесконечными, и довольно много они уже израсходовали. Слишком много.

- Оцените уровень угрозы, - приказал он по воксу своему отряду. – Принимайте любые меры, необходимые для устранения противника, но не расходуйте впустую ни единого выстрела, братья. Удар должен быть точным; мы не можем позволить себе потерять даже один снаряд.

Его глаза встретились со взглядом Териса. Хотя между ними не было сказано ни слова, вспыльчивый Терис прекрасно сознавал, кому адресован этот конкретный приказ. Неудержимый в атаке, но медленно соображающий при планировании, Терис отличался харизмой, и Никодим до сих пор удивлялся, отчего тот не взял на себя командование отделением. Со временем он, возможно, узнает, что Терис – прирождённый лидер, но характер бойца сдерживался немалым смирением.

- Да, - послышалось согласное бормотание. Никодим резко кивнул и отдал приказ с уверенностью в тоне, которую определённо не чувствовал.

- Тогда мы готовы. Выдвигаемся.


Враг занимал позицию недостаточно долго, чтобы установить запасной источник питания; поскольку Серебряные Черепа приближались с двух различных направлений, территория оставалась тёмной. Случайные полосы света прорезались сквозь мрак, когда вражеские силы использовали фонарики на своём вооружении или факелы. Яркие круги от этих источников освещения танцевали на земле, и низкие голоса можно было услышать только на грани сознания.

- Никодим, мы насчитали восемь целей на этой стороне комплекса, - голос Териса мягко потрескивал в воксе, и Никодим кивнул, хотя и знал, что его собеседник не мог видеть этого жеста.

- Я насчитал здесь по меньшей мере двенадцать. Вооружены не хуже нашего.

- Сколько их пушек ты сможешь заклинить одновременно? – спросил расположившийся справа от Никодима Мотега.

Псайкер нахмурился.

- Одну, может, две, но не без труда, - ответил он. Недостаточно, чтобы уравнять шансы в нашу пользу. Нет, нам придётся действовать осторожно. Терис, есть ли какие-нибудь признаки основной цели?

- Ответ отрицательный.

Никодим тихо выругался и обдумал сложившуюся ситуацию. Основная цель их операции состояла в возвращении украденного артефакта – ценной реликвии ордена. Донесения разведки, которые скормили бойцам, привели их в этот далёкий мир. Серебряные Черепа не ожидали столь значительной концентрации вражеских сил, и каждого из бойцов преследовала одна и та же мысль. Шансы на успех в условиях столь непропорционального численного превосходства неприятеля крайне малы.

- Никодим? – снова прозвучал трескучий голос Териса. – Каковы приказы, брат?

Один лишь этот вопрос позволил молодому псайкеру оценить истинную тяжесть бремени командования. Сам факт того, что уцелевшие бойцы полагаются на него, ожидают от него распоряжений и верят, что он приведёт их к победе, внезапно лёг на его плечи тяжким грузом. Несколько секунд спустя Никодим осознал, что сомнениям в своих силах больше нет места в его разуме.

Первые звуки выстрелов прокатились эхом по рассыпающемуся комплексу, и Никодим вздрогнул. Он потянулся за своим болт-пистолетом и жестом приказал товарищам перебраться в укрытие.

- Терис, доложить обстановку! – рявкнул Никодим в вокс, но ответа не последовало. Молодой псайкер громко выругался и присоединился к Мотеге и Нагуэлю за остатками колонны.

- Стоит предположить, что вторая команда скомпрометирована, - сказал он. – По воксу от них ни слова, а звуки перестрелки не предвещают ничего хорошего. – Находясь за пределами комплекса, бойцы могли слышать звуки разгоревшегося боя. Раздавались громкие крики на разные голоса, приказы передавались от одного вражеского солдата к другому. Никодим кивнул, принимая решение.

- Мы воспользуемся их замешательством в собственных интересах, - отрезал он. – Это наша возможность. Мы должны нанести удар, сильный и быстрый. Забираем реликвию и уходим как можно быстрее. Мы не можем позволить себе столкнуться с врагом напрямую или же оказаться связанными боем. Двигайтесь ко входу, и ни за что не останавливайтесь, - махнул пистолетом Никодим.


В здании царил ещё больший мрак. Лишь слабейшие из лучей света сокрытой туманом луны просачивались сквозь разбитые световые люки, однако для обострённых чувств Никодима даже этого ничтожного освещения было вполне достаточно. Он осторожно двинулся вдоль внутренней стены, пока не добрался до поворота. Услышав приглушённые голоса впереди, послушник проверил магазин своего пистолета. Ему предстояло действовать, быстро и решительно.

Несмотря на то, что Никодим чувствовал себя спокойно, он проклинал звук своего дыхания. Для ушей псайкера звук казался излишне громким и резким, хотя он осознавал, что в действительности это не так. Он сделал ещё один глубокий успокаивающий вдох и снова прислушался к голосам. Три... нет, даже четыре отчётливых голоса впереди. Он мог бы довольно быстро справиться с этой угрозой, однако стрельба из болт-пистолета, вне всяких сомнений, привлечёт внимание. Проскользнуть мимо них незамеченным не представлялось возможным. Дымовая шашка отвлекла бы врагов на какое-то время, но ненадолго. Кроме того, несмотря на доверие со стороны своих братьев, в действительности он не знал, находится ли вообще реликвия в этом здании. И была ли она здесь хоть когда-нибудь.

Никодим закрыл глаза и обратился к ядру своей внутренней силы, которую развил во время обучения у лучших псайкеров ордена. Он потянулся глубоко внутрь себя и позволил ощущению полного спокойствия овладеть всеми своими эмоциями.

- Я сын Варсавии, - тихо прошептал он. – Победа будет за мной.

- Нет, - раздался голос аккурат позади него. – Не будет.

Прежде, чем Никодим успел повернуться, его враг нажал на спуск пистолета. Снаряд пронёсся через всю комнату, но молниеносная реакция Никодима позволила псайкеру отразить его. Практически мгновенно возник созданный рефлекторно кинетический барьер, который послушник научился создавать в самом начале своего психического обучения – это спасло ему жизнь, и выстрел неприятеля рассеялся по стене. Никодим направил своё собственное оружие на нападавшего и приготовился открыть ответный огонь. Внезапно нависшая над ним огромная фигура взорвала ослепляющую гранату в яркой вспышке белого света.

Дезориентированный на мгновение Никодим отшатнулся назад, в стену позади себя, и яростно выстрелил в ответ. Из направленного на него оружия прозвучал ответный грохот. Он почувствовал попадание снарядов в грудь и приложил руку к месту удара. Своим расплывчатым, проясняющимся лишь на мгновения зрением псайкер увидел, что рука окрасилась красным.

- Нет, - прошептал он, и ярость поднялась в его нутре. – Нет. Я не умру вот так!

Никодим мысленно устремился к пистолету в руках своего противника и был вознаграждён – правда, ненадолго – щёлканьем заклинившего оружия. Тем не менее, он в должной степени воспользовался моментом и произвёл несколько выстрелов в ту сторону, где, как ему казалось, стоял нападавший – однако единственным заметным результатом стрельбы стали отколовшиеся от стены осколки старого пластбетона. Нападавшего, в свою очередь, и след простыл.

Неожиданно шею Никодима сдавила могучая рука и потянула его наверх, медленно сдавливая дыхательное горло. Он отчаянно боролся, но никак не мог вырваться из железной хватки неприятеля.

- По-хорошему, ты должен был умереть ещё за пределами комплекса, новициат, - прорычал огромный воин, что схватил его. – Эта миссия провалилась с того самого момента, как ты заколебался, - он отпустил парня и позволил ему упасть на пол. Задыхающийся Никодим проглотил слова возражения.

- Сержант Макайя на связи, - сообщил космодесантник по воксу. – Тренировочный сценарий окончен. Миссия провалена. Всем собраться на брифинг. – Макайя окинул взглядом распростёртого на полу псайкера. – Вставай, мальчишка. Тебе придётся иметь дело с последствиями неверных решений.

- Так точно, сержант, - отозвался Никодим, медленно подымаясь на ноги. На лице послушника читалось разочарование, и он стыдился смотреть сержанту в глаза. Миссия провалилась, и всё из-за его неспособности руководить. По его, Никодима, вине десяти молодым парням предстоят дальнейшие испытания и проверки, чтобы оценить их пригодность для продвижения вперёд к трансцендентности – и чтобы им была оказана высшая честь пройти последние этапы обрядов вознесения.

Чувство вины за осознание этого было отнюдь не приятной наградой за практически три полных дня скрытого проникновения и боёв.


- Вы рождены воинами, - заметил Макайя, переводя взгляд с одного молодого человека на другого. Юноши, отправленные в этот далёкий тренировочный мир для последней миссии под наблюдением, в произвольном порядке сидели или стояли внутри комплекса, внимая словам сержанта. Всякий раз, когда их обнаруживали и «убивали» на разных этапах тренировочного задания, новициаты присоединялись к Макайе, чтобы пополнить ряды «врага». Смоделировано было немногое; оружие снаряжалось низкосортными твердотельными боеприпасами, которые могли покалечить, но лишь изредка становились причиной смерти. Кроме того, молодёжь поощряли к созданию собственных уз братства и действиям по своей инициативе вместо пребывания в рамках установленных параметров.

Макайя продолжал изучать каждого из парней. Все они отличались размерами и цветом кожи, общим был лишь возраст – около шестнадцати лет. Эта тактическая оценка была последней перед тем, как они будут признаны готовыми к обрядам вознесения – или же встретят иную судьбу. Те, кого Макайя признает достойными, вернутся на Варсавию и окажутся в руках апотекария Малуса, который займётся процедурой генетической имплантации.

На некотором расстоянии позади сержанта-инструктора стоял прогностикар Линос. Обычно тренировкой подобного уровня Макайя руководил лично, однако с учётом наличия в составе испытуемых Никодима присутствие опытного псайкера представлялось совершенно необходимым. Вне зависимости от самообладания или же упорства молодого воина, всегда существовала опасность высвобождения неопытным псайкером полного потенциала своей силы. Участие Линоса служило гарантией безопасности на случай, если Никодим утратит контроль. Но катастрофы так и не случилось. Во всяком случае, этим молодой псайкер мог гордиться.

- Все вы продемонстрировали свои навыки в ходе этой миссии, - продолжил Макайя. Голос его был сух и невыразителен, и если кто-то из юношей всерьёз надеялся на получение хоть какого-то ключа к разгадке их коллективной судьбы, сержант не стал давать им никакой лишней информации. – За вами наблюдали, и вас подвергли осуждению.

Никодим оставался неподвижным, его глаза были прикованы к одному особенно интересному камешку у его ног. Послушник беспокойно прикусил нижнюю губу. Весь отряд получит неудовлетворительные оценки из-за его провала в конце миссии. Его с позором отправят обратно на Варсавию. Если повезёт, предоставят ещё один шанс. Но в своей группе он был одним из старших. Ещё немного, и Никодим станет непригодным для какой бы то ни было генетической обработки. В конечном счёте он превратится в орденского серва, что в рядах Серебряных Черепов было равносильным возвращению домой с позором.

- Завтра мы вернёмся на Варсавию, - произнёс Макайя после затянувшегося молчания. Ни один из новициатов не проронил ни слова. Большинство из них выглядели уставшими, да и сам Никодим остро ощущал грызущую боль от голода. Каково же быть одним из Ангелов Императора и полностью освободиться от потребности в пище и отдыхе?

- Я побеседую с каждым из вас по очереди, прежде чем мы прибудем, и расскажу, что вас ждёт. Некоторые из вас незамедлительно отправятся к апотекарию Малусу. Другие же... нет.

Разыгралось ли у Никодима воображение, или же Макайя произнёс это в тот же момент, когда их взгляды встретились. Никодим сглотнул, и всё-таки высоко поднял голову. Что бы ни случилось, станет ли он воином, в чьих жилах струится кровь королей, или же скромным орденским сервом – он примет свою судьбу с прагматизмом и преданностью, которые демонстрировал всегда. Мучительные сомнения, однако, продолжали грызть его изнутри.

- Никодим, - сказал Макайя. – Начнём с тебя.

- Да, милорд, - ответил юноша дрогнувшим несмотря на все усилия голосом. Спустя несколько минут его судьба будет высечена в камне. Испытывая знакомое чувство странной смеси стыда за свою неудачу и гордости за усилия, он шагнул вперёд и склонил голову. Никодим сотворил знамение аквилы на груди и, не оглядываясь на своих товарищей, последовал за Макайей в недра ветхого здания, где всего несколькими часами ранее заложил основу для своего будущего.


От кого: инквизитор Каллис, Ордо Еретикус

+++

Уровень безопасности: Максима Фета

Нарушение уровня доступа считается актом предательства уровня Экстремис

Любое неавторизованное лицо, пытающееся просмотреть эти документы, будет строго наказано.


+++ Передача данных начата +++


Мысль дня: Я не стану задавать вопросы, на которые невозможно ответить. Таков путь души, стоящей на перекрёстке колебаний. Вы алчете мудрости, но достигаете лишь стагнации воли.


Тема: Миссия Альфа Сорок семь


Варсавия-Терциус (Варсавия) – пятая планета из семи в пределах одноимённой системы. Этот ледяной мир, вокруг которого вращаются пять лун, расположен на галактическом севере сегментума Обскурус. В полном соответствии с классификацией «миров смерти» Варсавия демонстрирует значительное разнообразие местной жизни, большая часть которой крайне враждебна. С учётом стихийного бедствия, в результате которого значительная часть планеты заперта в плену вечной мерзлоты, а орбита между двойными звёздами остаётся крайне неустойчивой – это самое настоящее чудо. Что ещё более неожиданно, местная ветвь человечества выживает точно так же, как это и подобает нашему виду.


Варсавия-Терциус, единственный обитаемый мир в системе, примечателен тремя вулканами, каждый из которых является активным. Проверка записей показывает, что на протяжении нескольких сотен стандартных терранских лет не было зарегистрировано ни единого извержения. Присутствуют три континентальных массива суши, однако лишь один из них способен поддерживать существование человека – этот континент делится примерно пополам внутренним морем. Южные земли населены практически исключительно племенами, которые ведут происхождение от первопоселенцев планеты. Остаётся загадкой, каким образом они выдержали серию извержений вулканов и последующее нарушение погодной системы мира. Как бы то ни было, эти племена процветают. По своей природе они считаются весьма примитивными, и вера в Бога-Императора внедрялась среди них постепенно – в одно племя за раз.


Большинство из них восприняли эти учения, и пускай они избегают возможности перебраться на цивилизованный север, южане, тем не менее, демонстрируют свою верность. Некоторые Адептус Астартес набраны из числа этих народов, и из них получаются стойкие воины.


Несколько изолированных племён по-прежнему сопротивляются усилиям наших миссионеров, однако со временем этот вопрос будет улажен. Аборигены Варсавии – выносливый народ, который обеспечивает превосходную вербовочную базу для Адептус Астартес, и наряду с этим способен стать основой для полка Астра Милитарум.


Крепость-монастырь ордена Серебряных Черепов располагается на крайнем севере континента, будучи врезанной в склон величайшего из пиков горного хребта. Серебряные жилы в этом регионе проходят прямо сквозь скалы – считается, что именно по этой причине Серебряные Черепа выбрали Варсавию в качестве своего нового домашнего мира, когда прискорбные события на Лирии (см. Приложение IV) вынудили их оставить свой первоначальный дом.


Что же касается самого ордена, в настоящее время Серебряных Черепов возглавляет лорд-командующий Аргентий, Двадцать седьмой этого имени. Считается, что действующий лорд Аргентий в прежние времена именовался капитаном Артреем и служил командиром Шестой роты, отличаясь выдающимся послужным списком. Это ещё предстоит проверить – что и будет сделано, когда следственная группа прибудет на планету.


Серебряные Черепа с честью проявляют себя на полях сражений и располагают значительными флотскими силами, что не раз доказывали свою мощь. Орден взял на себя ответственность за патрулирование ряда соседних звёздных систем и космических маршрутов, включая коварный Гильдарский Разлом.


Как известно, воины Серебряных Черепов обладают устойчивыми связями с рядом других орденов. Беседы с космодесантниками из числа этих воинств подтвердили информацию о свирепости Черепов на полях сражений, что является прекрасным примером воплощённой максимы Императора «и не познают они страха».


Тем не менее, несмотря на всю подтверждённую положительную информацию о Серебряных Черепах, одна вещь продолжает вызывать беспокойство. Вероятно, отчасти из-за своей племенной природы они продолжают крепко держаться за потенциально девиантные суеверия. Их Библиариум устроен особым образом, не соответствующим рекомендациям Кодекса Астартес. Вместо этого Серебряные Черепа пользуются органом, известным как прогностикатум.


В его состав входят так называемые прогностикары, «предсказатели», а также горстка несущих службу ордену капелланов. Во главе прогностикатума стоит консультант и верховный советник магистра ордена Ваширо (ещё один надуманный титул). Ваширо и прогностикары отличаются от иных псайкеров своей способностью читать нити судьбы и предсказывать результат грядущих событий. Известно, что весь орден Серебряных Черепов в полном составе отказывался выходить на поле брани, когда прогностикар говорил о дурных предзнаменованиях.


Кроме того, ещё больше тревоги вызывают доказанные утверждения прогностикаров, будто бы эти видения посылает им никто иной, как Сам Всеблагой Бог-Император Человечества. С учётом всего вышеперечисленного, а также крайне неудовлетворительной свежей десятины генетического семени, я и мои оперативники были вызваны для расследования. Весьма удачно, что возникла не связанная с данным расследованием ситуация, которая предоставила мне прекрасную возможность для поездки на Варсавию.


Будьте уверены, мой господин, что основная цель настоящей миссии не будет забыта. Подтверждением тому моё слово, а также – как всегда, разумеется – мои узы верности.


Аве Император!


Инквизитор Л. Каллис

Ордо Еретикус


+++ Передача завершена +++