Гвардия Ворона (Age of Darkness) (статья)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гвардия Ворона (Age of Darkness) (статья)
AoD-RG1.jpg
Переводчик Harrowmaster
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook (книга правил)
Предыдущая книга Саламандры
Следующая книга Альфа-Легион
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

XIX Легионес Астартес

ГВАРДИЯ ВОРОНА


Названная в честь символа судьбы и посланника смерти с Древней Терры, Гвардия Ворона верно служила Императору в славных сражениях Объединения и Великого крестового похода, всегда готовая свергнуть тирана и угнетателя, освободить разрозненные миры человечества именем правосудия. С самых ранних дней легиона, его воины славились как хитрые и терпеливые охотники, способные ждать столько, сколько потребуется, прежде чем придет время нанести удар. Мастера коварства, скрытности, разведки и проникновения превыше всего ценили скорость, незаметность и точность, сделав эти качества своими доктринами и с ужасающей мощью нанося удары из теней.


Прародитель: Корвус Коракс (также известный как Владыка Воронов).

Прозвище(раннее): Официально не указано (на ранних этапах Великого похода — Бледные Кочевники, Облаченные-в-пыль (неформальные)).

Заметные стратегические предпочтения: быстрое развертывание, стратегическая изоляция, разведка боем, партизанская война, приведение к Согласию с минимальным сопутствующим ущербом.

Значимые владения: Освобождение (ранее Ликей) / Киавар и одноименная система. Ранее — право сбора подати на Азиатских пылевых полях Терры, отвергнуто в 998.М30.

Верность: Фиделитас Константус.


Сокрытая длань

Воины XIX легиона были тайными исполнителями воли Императора, зорко выслеживая рецидивистов и нещадно преследуя тех, кто скорее сбежит, нежели преклонит колено перед новым повелителем. Легион был основан в соответствии с укладом и мировоззрением Ксерических племен, которые постоянно вели войны с многократно превосходящим противником, а следовательно преуспели в использовании нетрадиционных приемов, коих было множество. Отдельные подразделения по численности находились почти в самом низу шкалы, утвержденной архитекторами армий Императора, зато каждое из них состояло из максимально сплоченных воинов, обученных и оснащенных специально чтобы существовать автономно на протяжении долгого времени. Они могли действовать, опираясь исключительно на «подножный корм», получая необходимые ресурсы из окружающей среды или, по необходимости, забирая их у побежденного врага.

Примеряя на себя характер тех племен техноварваров, откуда набирались рекруты, протолегион быстро продемонстрировал свои навыки разведки и определения целей, а также способность в мгновение ока переходить от незримого наблюдения к молниеносной атаке. Легионеры вели бой, проникая на позицию, изучая свою цель, а дождавшись нужного момента, нанося удар с самого неожиданного направления и уничтожая всех врагов до последнего в вихре кровавого, но скоротечного штурма.

Когда Гор вел свой легион в пламя первых кампаний Великого похода, он часто просил, чтобы Девятнадцатый сражался вместе с его Лунными Волками. В те ранние дни, многие миры отвергали просвещение и отказывались принять Согласие, а потому клинок XIX легиона всегда был наготове, чтобы нанести незримый удар. Через некоторое время, Гор стал высоко ценить Девятнадцатый, используя его воинов как орудие террора, подавления и скрытого убийства — задачи, в исполнении которых они так преуспели. Лишь когда на Ликее будет найден их примарх Корвус Коракс, и он примет командование над своими воинами, сущность легиона изменится. Видя в методах Девятнадцатого природу тех самых угнетателей, против которых он сражался на своей планете, Коракс сменил вектор развития легиона и превратил его из воинов, несущих ужас, в не имеющих себе равных разведчиков и партизанских бойцов.


AoD-RG2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Легионер-инициат Тела. Тактическое линейное прикомандирование, Ястребы, Битва за Ярант. Образец массовой модели силовой брони «Тип Д Мк VI „Корвус“».

2)    Образец геральдики (армориал легиона), наплечник Mk VI.

3)    Наплечник Mk VI с дополнительными укрепляющими заклепками.

4)    Штандарт легиона. Пережил Исстван V, на время гражданской войны с почестями установлен в Шпиле Воронов на Освобождении.

5)    Цепной меч модели «Громовое лезвие».


Окутанные тьмой

Приняв командование над своим легионом, Корвус Коракс предпринял меры по упорядочиванию тех методов ведения войны, что он использовал против рабовладельцев Ликея, переработав их в стратегические максимы, на которые станет опираться Гвардия Ворона. Несмотря на то, что он очень быстро заступил на пост, прививая легиону собственные стратегические особенности, весьма примечателен один факт: при первой же возможности Коракс проследил, чтобы большинство старших командных должностей занимали выходцы с Освобождения. Примарх не доверял могучим иномирцам, поэтому его ближайшими советниками и командирами стали те юные борцы за свободу, что сражались вместе с ним во время Ликейского восстания. Согласно некоторым темным слухам, Коракс настолько жаждал оградить свой легион от терранского прошлого и внешнего влияния Гора, что многие старшие воины из старого легиона были сознательно принесены им в жертву на полях самых затяжных и расточительных кампаний Великого похода, мало соответствующих навыкам Гвардии Ворона. Таким образом, примарх очистил ряды Девятнадцатого от скверны владык и угнетателей. Коракс набирал рекрутов исключительно из сбросившего оковы народа Освобождения, демонстративно отвергнув право сбора подати на Терре. После нескольких кровопролитных битв Великого крестового похода, вроде мясорубки у Врат Сорок Два, преимущество среди воинов легиона оказалось на стороне набранных с Освобождения.

На протяжении Великого крестового похода, легион повсеместно использовал свои навыки скрытности и закрепил их среди своих рядов, избегая масштабных битв и войн на истощение. С учетом этих предпочтений и способностей к молниеносным ударам и налетам по принципу «ударил-отступил», в арсенале легиона преобладали легкие боевые машины, а также те модели доспехов, что отвергали дополнительное бронирование в угоду ловкости и незаметности. Многие воины Девятнадцатого откровенно не любили медленные и массивные терминаторские комплекты, однако все же легион имел в распоряжении осадные и тяжелые штурмовые подразделения, которые применяли их в бою, став приверженцами дерзких и стремительных штурмов на близкой дистанции. Такие штурмы проводились как с воздушных транспортников, так и телепортационным развертыванием, при поддержке разведчиков легиона в глубоком тылу, если позволяли параметры задачи. Коракс не жаловал и не благоволил таким отделениям, однако использовал их в качестве аватаров своего тщательно контролируемого гнева, который обрушивался лишь на врага, заслуживающего полного уничтожения.

Во время своей реорганизации, легион получил из кузниц Марса несколько хитроумных усовершенствований, дабы еще больше отточить его мастерство в искусствах скорости и незаметности. Каждая машина XIX легиона, от огромных звездолетов до самых маленьких спидеров, была оснащена устройствами для обмана сканеров и создания маскирующих полей. Как только боевой челнок «Громовой ястреб» вошел в широкое употребление, Гвардия Ворона немедленно закрепила за собой модель, известную как «Теневой ястреб», способную похвастаться буквально всеми видами маскирующих технологий, которые скрывали машину от любых авгуров, кроме самых чувствительных. Похожим образом, «Грозовые орлы» легиона стали называться «Темными крыльями», получив модификации для скрытных операций на малой высоте. Кроме того, легион получил доступ к «Шепторезам», летательным аппаратам с открытым фюзеляжем на гравиплатформах, способным сбросить десять легионеров в зону боевых действий и сделать это в полной тишине, практически без шансов на обнаружение.

К началу Ереси Гора, Гвардия Ворона числилась среди самых маленьких легионов Императора. Причиной тому послужила специфика легиона в ведении боевых действий, а также собственные суровые меры Коракса по набору рекрутов. Но кроме того, виной тому — и не в малой степени — стала череда жестоких и мало подходящих легиону войн на истощение, на которые его назначил магистр войны, вроде резни у Врат Сорок Два. Возможно, то было мелочное возмездие Кораксу за чистку близких к Гору ветеранов Девятнадцатого. Эти битвы обескровили легион и отвратили Коракса от Гора, в результате чего первый поклялся больше никогда не сражаться бок о бок с последним.


AoD-RG3.jpg

ПРИМАРХ

КОРВУС КОРАКС


Корвус Коракс, Владыка Воронов, прозванный также Освободителем, впервые осознал себя в темной камере глубоко под поверхностью опустошенной луны под названием Ликей; спутника, превращенного в рабскую тюрьму техногильдиями Киавара. Под властью их жестокого режима не было места для правосудия и человеческого достоинства. Коракс поклялся жителям новообретенного мира, что положит конец такому мучительному существованию. Сражаясь против гильдий за свободу рабов Ликея, Коракс овладел навыками незаметности, скорости и подпольной войны, которые в будущем передаст своему легиону. После победы, он переименовал свой мир в Освобождение. В свои юные годы, примарх с мраморно-белой кожей, темными словно омуты глазами и волосами цвета воронова крыла успел стать воплощением добродетели угнетенных. Именно эта черта ставит Коракса особняком от высокомерия и жестокости многих его братьев.

Владыка Воронов чаще всего действовал в одиночку, в иных же случаях он брал с собой очень небольшие группы лично отобранных воинов, которые выделялись среди остальных его сынов навыками, сравнимыми с его собственными — Мор Дейтан, или же «Владыки Теней». Такие наклонности сформировались у Коракса еще в бытность бойцом за свободу, когда малые ячейки повстанцев демонстрировали большую эффективность, чем многочисленные подразделения. Для Коракса не было ничего необычного в том, чтобы лично провести тщательную разведку перед началом боя, притом что большинство примархов оставило бы эту задачу своим воинам. Также Коракс известен был тем, что вместе с малыми боевыми группами проникал глубоко в тыл противника и наносил удар прямо в сердце вражеских сил, оставляя руководство общевойсковыми операциями на полевых командиров. Зачастую, маневры основных сил на поверку оказывались лишь приманкой, чтобы отвлечь внимание врага от действий самого примарха, позволяя ему нанести решающий удар и выиграть сражение.