Дети Императора (Age of Darkness) (статья)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дети Императора (Age of Darkness) (статья)
AoD-EC1.jpg
Переводчик Luminor
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook (книга правил)
Предыдущая книга Тёмные Ангелы
Следующая книга Железные Воины
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

III Легионес Астартес

ДЕТИ ИМПЕРАТОРА


Легионеры Детей Императора всегда стремились быть лучшими в военных искусствах; истинными образцами воинской доблести и мастерства, презирая всех, кто не соответствовал их высоким стандартам. Всё это заставило их стремиться к совершенству на войне в качестве гибкой, молниеносной силы, чьё участие в сражениях предопределяло победу, достигнутую благодаря сочетанию точного стратегического планирования и безупречного исполнения. Дети Императора всегда пребывали в поисках наиболее серьёзных испытаний, чтобы проявить себя, и тем самым обрести ещё большую славу.

С этой хвалёной высоты III легион рухнул в пучину предательства, превратившись в порочных и гнусных существ, порабощённых гордыней и одержимых противоестественными желаниями, которые не могла исполнить ни одна природная сила. История свершений легиона до его падения – это не просто летопись о том, кем он был и чего добился, но сказание о том, как Третий сам стал архитектором собственной погибели, ведь как говорится об этом в древних текстах, «гордыня ведёт к падению», и мало отыщется случаев, подтверждающих правоту этих слов лучше, чем история III легиона.


Прародитель: Фулгрим.

Прозвище: отсутствует.

Замеченные стратегические предпочтения: совместные боевые действия, проведение сложных манёвров, последовательное тактическое планирование, асимметричное наступление.

Примечательные владения: Кемош (основное), Терра (третичные права).

Верность: Трэйторис Пердита.


Воинское братство

Терранские рекруты III легиона набирались из числа представителей благородных домов Европы, образуя связанное воинской гордостью аристократическое братство. Легионное геносемя не имело недостатков, а наделённые духом соперничества воины Третьего стремились к демонстрации личного превосходства. При этом зарождающийся III легион был развёрнут не в массовом порядке, как его собратья, а небольшими подразделениями, принимавшими командование над полками Имперской Армии, что позволяло легионерам Третьего проявить себя как прирождённые лидеры с превосходной способностью исполнять волю Императора на войне и превосходить любые ожидания.

Благородные манеры воинов III легиона превращали их в идеальных дипломатов и эмиссаров, которым зачастую доводилось нести знамя Императора. Ни один из легионов Астартес не удостаивался большей чести, чем Третий, ибо после того, как когорта III легиона пожертвовала собой, чтобы защитить Самого во время предательства на Проксиме, легионерам Третьего было даровано исключительное право ношения личного символа Императора, Палатинской аквилы, вдобавок Он нарёк их Своими Детьми.

Хотя Дети Императора обрели грандиозную репутацию, годы их величия длились недолго. В самом начале Великого крестового похода легиону пришлось столкнуться с трагическим кризисом геносемени. После предательства и вирусного заражения запасы генетического семени III легиона истощились безо всякой возможности восполнения. Легион превратился в блёклую тень своего былого величия; истощение практически свело на нет всю его силу. В живых осталось всего две сотни воинов – число настолько малое, что каждый из них нёс знамя погибшей роты, и лишь после воссоединения со своим генетическим отцом находившийся на грани исчезновения легион обрёл спасение.


AoD-EC2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Легионная геральдика – наплечник Mk IV.

2)    Командующий-ветеран Объединительных войн – наплечник Mk II.

3)    Легионный штандарт – награда за самоотверженность от самого Фениксийца, Согласие Окку.

4)    Префектор Флавий Алкенекс. Миллениал Феникса, Триумф на Улланоре. Силовая броня Mk IV «Максимус» с «Фениксийской» моделью шлема и дополнительными знаками различия, обозначающими ранг.

5)    Легионный штандарт, создан на заказ специально к Триумфу на Улланоре.


Воплощённое совершенство

В рядах III легиона каждый воин выполнял роль, наиболее соответствующую его талантам. Фулгрим поддерживал строжайший порядок среди подразделений Детей Императора, равным образом как и жёсткую командную иерархию, разделённую на строгие линии власти между тридцатью лордами-командующими (или «лордами-командорами»), из которых первые десять носили почётное прозвание «Принцев Войны» и держали ответ перед одним лишь Фулгримом, составляя ближайшее окружение примарха. Каждый из лордов-командующих возглавлял орден (именуемый «миллениалом»), а власть передавалась через тщательно продуманную и многоуровневую систему командования от ротных преторов и дальше, при этом каждый из нижестоящих космических десантников искренне воспринимал вышестоящего командира в качестве лидера практически на уровне культа личности. В зените своей боевой мощи тридцать миллениалов Детей Императора обладали совокупной численностью в 110 000 воинов, хотя после кампании в системе Исстван это число сократилось примерно вдвое и восстановилось только накануне Осады Терры благодаря ускоренным процедурам имплантации и гипнообработки. Обычным для легиона делом были всевозможные награды, однако они всегда даровались свыше, а не выбирались простыми воинами, и величайшими среди них считались полученные из рук самого примарха. Каждый из воинов знал своё место и ценность, и это выражалось в личной самоотверженности и доблести, в немалой степени подпитываемых непоколебимой верой в собственное превосходство.

Дети Императора считали, что не существует такой области воинского ремесла, в которой они не могли бы преуспеть, хотя легион никогда не обладал ни достаточной численностью, ни подходящим мышлением для ведения жестокой войны на истощение, в связи с чем главной задачей для них было сохранить легион как можно более невредимым при достижении победы. Одной из избранных Третьим добродетелей была молниеносная война, поскольку Дети Императора считали, что скорость и решительность способны обеспечить победу над силой и выносливостью. Более того, сам Фулгрим отдавал предпочтение стремительным и элегантным боевым стилям, и многие из рот легиона содержали в своих рядах значительное число оснащённых прыжковыми ранцами штурмовых отделений, а также реактивных мотоциклов и «Лэндспидеров».

Акцент легиона на совершенство привёл к формированию ряда уникальных элитных и специализированных подразделений, вроде легионных специалистов по тяжёлому вооружению, именуемых Солнечными Убийцами и оснащённых лазерными пушками, а также тех, кто выполнял более церемониальную роль, вроде терминаторов Гвардии Феникса, преторианцев Фулгрима, число которых ограничивалось двумя сотнями человек в память о первых днях возрождения III легиона. Единоборство поощрялось как основная боевая традиция, а дуэль считалась наивысшим выражением воинской доблести. Мастера клинка Детей Императора ценились столь высоко, что им позволили создать полуофициальное боевое формирование, членство в котором не ограничивалось рамками жёсткой ранговой структуры. Так называемые братства Палатинских Клинков формировались только для сражения с врагами, которые считались достойными их внимания.

На войне Дети Императора предпочитали полагаться на бесподобное стратегическое планирование и безупречное исполнение боевых планов отдельными воинами. Каждый из аспектов битвы подвергался анализу и использовался в интересах легиона, от особенностей местности и погоды до материально-технической поддержки и подкреплений, и ничто из этого не оставлялось на волю случая. Однако этот почти что механистический подход к войне наряду с сильными сторонами имел и свои «подводные камни», поскольку в случае возникновения совершенно непредвиденных обстоятельств или неожиданного удаления какого-либо важного элемента, вроде одного из активов легиона, Третий мог совершить ошибку и впасть в замешательство. Однако по большей части строгая и надёжная субординация, внимание легионеров к деталям и индивидуальное мастерство позволяли им совершить одни из наиболее сложных многоуровневых войсковых подвигов за всё время Великого крестового похода.

В поздние годы Великого похода присущее Детям Императора стремление к совершенству выродилось в исполненное высокомерия стремление к превосходству – получение триумфальных венков становилось для них куда важнее единства Империума. Вполне вероятно, что надменная гордыня, ставшая доминирующей чертой старших командиров легиона, заставила их ступить на тропу предательства, а не принять роль слуг в едином мирном Империуме. Стать одними из многих было для гордецов Третьего судьбой, которую их самолюбие не могло вынести.

В ходе эпохи Тьмы хвалёное превосходство Детей Императора стало хрупким фасадом, скрывающим стремительно растущую язву. Примарх Фулгрим и его лорды-командующие, сердце III легиона, развлекались в мерзких пиршествах и отвратительных вакханалиях, бросавших вызов не только приличиям, но и здравому смыслу. Пока лидеры Третьего предавались порокам, легион начал разлагаться; многие из командиров обвиняли друг друга в несовершенстве и решали вопросы чести посредством кровавых дуэлей. И когда Фулгрим окончательно отдался во власть безумия, его легионеры последовали за ним, превратив себя в устрашающее орудие террора.


AoD-EC3.jpg

ПРИМАРХ

ФУЛГРИМ


Давным-давно забытый Кемош представлял собой горнодобывающий мир с серыми небесами и столь же безликой поверхностью, где надежда была ничтожной, а тяжкий труд – нормой жизни. Лишения превратились в привычное явление для жителей Кемоша, и населявшая планету изолированная ветвь человечества медленно угасала. Несмотря на все эти трудности, Фулгрим быстро пришёл к власти. По сравнению с бродягами, вдыхавшими медленно действующий яд отравленной планетарной атмосферы, Фулгрим был бледнокожим и изящным, словно некий древний образец благодати, обретшей плоть. Пепельно-белые волосы обрамляли его прекрасное лицо, а в фиолетовых глазах играли искорки. Фулгрим внушал надежду своим интеллектом, внешним обликом и выработанным смирением, невзирая на всё своё внешнее великолепие.

Воссоединившись со своим легионом, Фулгрим равно и без особых усилий преуспел в военном искусстве, философии, ремёслах и творчестве. Он реорганизовал легион Детей Императора в соответствии со своей требовательной натурой. Ничто не оставалось на откуп прихотям или случайностям; всё было продумано и оценивалось по эстетической и функциональной ценности. Фулгрим любил говорить, что если кто-то стремится к совершенству, ни одна деталь не может считаться настолько незначительной, чтобы не стоить внимания, а качество целого зависит от качества его составляющих. Неудивительно, что распоряжаясь своим легионом, Фулгрим предпочитал формализм, подчинение и порядок, хотя и с некоторой свободой для вдохновения. Он стремился сохранить величие своего легиона, набирая рекрутов из числа правящей элиты приведённых к Согласию миров. Примарх был существом, которое упивалось красотой искусства, музыки и поэзии, настаивая на том, что окружавшие его люди представляли собой не просто воинов, но мастеров лучших аспектов человеческой расы.

Единственной слабостью Фулгрима была его гордыня, и одна из величайших трагедий Ереси Гора заключается в том, что представитель когорты благороднейших воителей Императора оказался испорчен этим недугом и низведён с вершины славы до уровня нижайшего вырождения.