Зверь в недрах / The Beast Inside (рассказ)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Зверь в недрах / The Beast Inside (рассказ)
TheBeastInside.jpg
Автор Дариус Хинкс / Darius Hinks
Переводчик Alkenex
Издательство Black Library
Серия книг Чернокаменная крепость / Blackstone Fortress
Входит в сборник Обсидиановые хранилища / Vaults of Obsidian
Год издания 2019
Экспортировать Pdf-sign.png PDF, Epub-sign.png EPUB


Аннотация:

Из всех ужасов, таящихся в недрах Чернокаменной крепости, самым страшным, пожалуй, является смертельно опасный амбулл. Вольный торговец Янус Дрейк выходит на охоту за чудовищным зверем, однако не он один ищет это создание...

Содержание

1

Ambull.png

— Вольный торговец Янус Дрейк. Торговый патент R38-79N1. Журнал данных, запись двенадцать тысяч двести три. Я вернулся. Вернулся обратно в Чернокаменную крепость за свои грехи. Моя решимость непоколебима даже после всего увиденного. Я разгадаю эту тайну. Я покорю это место.
— Насколько я могу судить, с момента высадки прошло около пятнадцати часов. Здесь, внизу, время течет неестественно. Такое ощущение, словно оно растягивается все сильнее с каждым моим прибытием. Большая часть хронографов выходит из строя спустя несколько часов, но этот пока держится.
— Чернокаменная настороже. Я чувствую, как она наблюдает за мной. Изучает меня. Ждет момента, чтобы высвободить очередные свои ужасы. Тут, внизу, всегда ощущаешь себя частью какой-то непостижимой игры. Мы уже столкнулись с несколькими защитными системами. Но пока, слава Императору, никаких потерь. Мы вошли через...
Во тьме эхом отдается искаженный лязг, словно скрежет потерпевших крушение древних кораблей, чьи корпуса трутся друг об друга на морском дне.
Дрейк выключил вокс-диктофон и крикнул в полумрак:
— Грекх! Слезай! Жди там! Платформа небезопасна, как и ни один из этих залов!
Он сжал кулаки и едва слышно пробормотал:
— Окаянное создание.
Затем Янус помахал пистолетом своим людям.
— Держитесь рядом с ним! Вы все!
Он вновь включил вокс и понизил голос.
— Мы вошли в Чернокаменную через Стигийский Пролет. Это единственный безопасный путь. Никакими другими посадочными площадками пользоваться больше нельзя. Культисты Хаоса везде, они следят за стоянками кораблей и захватывают суда. Их новая тактика. Трон знает, какой у них план.
— Катастрофа постигла несколько недавних экспедиций спустя считанные мгновения после стыковки. Высадившихся атаковали сразу же, как они добирались до входной площадки. Каждый дюйм этого места скрывает тот или иной ужас, однако новый культ, судя по всему, намеревается покинуть крепость. Разграбления Чернокаменной им, очевидно, мало. Они хотят напасть на орбитальную платформу. Что бы они тут не нашли, делиться явно не собираются.
— Я взял с собой всех, кто пережил последнюю экспедицию – гвардейцев, атташе и специалистов, рекрутированных мной в предыдущих. Слушайте записи в журнале данных с двенадцать тысяч сто шестнадцатой по двенадцать тысяч сто девятнадцатую. Мы стали слаженным механизмом и, несмотря на наше столь непохожее прошлое, научились понимать друг друга. В Чернокаменной не так уж и много препятствий, которые нам было бы не под силу преодолеть.
Тьму пронзил очередной скрежещущий скрип.
— Идем за чертовым крутом! — крикнул Дрейк. Его аугметический глаз жужжал и щелкал, пытаясь настроить фокус. — Маглев закрывается! Двери запираются! Не упускайте его!
Дрейк засунул пистолет в кобуру и сорвался на бег. Он без труда мчался сквозь темноту, перепрыгивая через остовы сожженной техники и петляя меж странных угловатых выступов, торчащих из каждой поверхности.
Янус опять щелкнул воксом, стараясь поддерживать уровень голоса во время бега.
— Несмотря на собственные улучшенные инстинкты, я продолжаю пользоваться услугами чужака-охотника Грекха. Клянусь Троном, он крайне необычен. Отталкивающий и непредсказуемый, движимый диковинными верованиями. Чем больше я о нем узнаю, тем сильнее начинаю сомневаться в своем решении держать его рядом. Однако Грекх, несомненно, полезен.
— Он из породы наполовину птицеподобных ксеносов, которых обычно называют крутами, но принадлежит к какому-то подвиду, способному поглощать знания через органы пищеварения. Абсолютно отвратно, признаю, но невероятно удобно в заполненном трупами лабиринте вроде этого.
— Быть может, все круты могут поглощать воспоминания. Должен признать, раньше я их изучал лишь смотря поверх ствола оружия. Это первый раз, когда я нанял на службу такое гнусное создание.
— Я сказал нанял, но Грекх, вообще-то, скорее доброволец. Я спас его на орбитальной платформе, и он поклялся отплатить мне. Полагаю, всего лишь очередная из присущих расе крутов причуд. Он одержим намерением оберегать мою жизнь.
Дрейк выключил диктофон, когда добрался до высокой черной двери. Она была совершенно невыразительной, обладала треугольной формой и уже собиралась захлопнуться.
Внутри камеры транспортировки Янус видел остальных членов своей команды – они смотрели на него, мрачно сжимая оружие.
Дрейк прыгнул вперед и вкатился в маглев за мгновение до того, как двери с лязгом закрылись.
Камера оказалась маленькой, всего двенадцать на двенадцать футов. Все присутствующие жадно ловили ртом воздух. Все, кроме Грекха. Крут спокойно стоял у внутренней стороны дверей, держа одну руку на прикладе винтовки и смотря на Дрейка сверху вниз.
— Еще раз так убежишь, и я опробую эту винтовку на тебе, — рявкнул Янус, поднявшись на ноги и отряхнув военное пальто.
Грекх взглянул на него своими пустыми нечеловеческими глазами и ничего не ответил. Дрейк мог похвастаться большим ростом, но крут все равно смотрел на Януса сверху вниз. Голову высокого и мускулистого ксеноса венчал ряд острых перьевидных иголок.
Остальные члены группы наблюдали за ними в напряженной тишине. Дрейк понял – люди ждали, что он ударит существо. Как они только допустили в мыслях проявление Янусом столь плохих манер?
Он достал из кармана коробку с палочками лхо и закурил одну, сделав несколько глубоких неторопливых затяжек. Затем, вновь успокоившись, Дрейк отвернулся от Грекха и проговорил в вокс-диктофон:
— Буду краток. Вся эта экспедиция – невыносимые хлопоты. Задержка, без которой я бы мог прекрасно обойтись. Вместо того, чтобы исследовать внутреннюю часть крепости, мне приходится играть в кошки мышки вокруг Стигийского Пролета.
— Мой бывший товарищ подверг опасности всё, над чем я работал. Ава Виктрикс. Ах… Даже ее имя заставляет меня кипеть внутри. Она самая что ни на есть несносная, худородная, неучтивая и трусливая нахалка, которая позорит имя вольного торговца. Всё в ней вызывает отвращение. Мне страшно подумать, как она заработала свой торговый патент. А теперь Виктрикс здесь, внизу, в Чернокаменной, и собирается посеять хаос.
— На орбитальной платформе есть один безумец. Ну, Преддверие, конечно, и так населено почти одними лишь безумцами, но этот конкретный дегенерат заявляет, что он – магос Адептус Механикус. Исходя из мною услышанного, большую часть времени он пребывает в одурманенном состоянии, но ему хватает наглости называть себя имперским генетором.
— Его верительная грамота столь же сомнительна, что и патент Авы, однако, он явно богат и предлагает впечатляющую награду любому, кто доставит ему живым существо, замеченное в Чернокаменной – порожденный генетикой ужас, известный как амбулл.
— Никогда не слышал ничего столь же смехотворного, как попытка поймать амбулла. Если в Чернокаменной крепости действительно обитает это создание, то его нужно убить, и убить быстро, а не отправлять на Преддверие.
Грекх пересек камеру и начал возиться с чем-то на стене, но Дрейк проигнорировал крута и продолжил говорить в вокс-диктофон.
— Я сталкивался с амбуллами лично – охотился на них, если точнее. Загнал нескольких бестий на Адруссе-Прайм незадолго до того, как был выдворен с Терры – простите, переведен с Терры.
— Амбуллы причиняют слишком много беспокойств, их не получится держать кроткими. Если доставить одного на Преддверие, то это приведет к резне. Создание уничтожит всю платформу. Если бы Виктрикс обращала внимание на что-то кроме удручающей скудности своих финансов, то никогда бы не взялась за столь абсурдное задание.
Часть гвардейцев из дома Дрейк последовала за Грекхом к стене и начала спорить с существом.
Крут резко ответил им пронзительным стрекочущим воплем. Иголки на его спине вздыбились словно шерсть на загривке у собаки.
– Джентльмены! — рявкнул Янус. — Позвольте чертовому круту делать свою работу. Он прав – мы пользовались этим маглевом в прошлый раз. Взгляните. Взгляните на те отметины. Там погиб Портус.
Раздраженный тем, что его удалось так легко вывести из себя, он понизил голос.
— Грекх, активируй камеру. Ты прав. Планировка точно такая же, как и в прошлый раз, когда мы всходили на борт. В кои-то веки Чернокаменная стабильна.
Дрейк вновь начал говорить в вокс, твердо намереваясь закончить отчет.
— К счастью, один из моих торговых контактов предупредил меня о плане Виктрикс. Я не успел остановить ее до отлета сюда, однако откопал свою старую дуговую винтовку и теперь собираюсь убить амбулла прежде, чем Ава окажется рядом с созданием. И помоги ей Император, если она попадется мне на пути.
Камера внезапно завибрировала от звука работы гигантских генераторов. Несколько гвардейцев зашатались.
— Держитесь, — сказал Дрейк. — Этот едет быстро. Не забывайте, что случилось с Портусом.
Двигатель начал шуметь сильнее и яростнее, а затем, спустя несколько мгновений, затих так же резко, как и активировался.
Двери с клацаньем разошлись, открывая взгляду очередной неосвещенный коридор из такого же темного матового материала, как и прошлый. Он был длинным, прямым и треугольным. Гвардейцы дома Дрейк выдвинулись вперед. Свет от люменов на их лазвинтовках пронзал тьму лишь на несколько шагов в любом направлении.
Когда группа покинула камеру маглева, ее встретили необычные звуки Чернокаменной крепости – едва ощущаемый рокот под ногами, словно бы идущий от скользящих в пустоте металлических левиафанов, и нечеловеческие голоса, завывания на самой границе слуха, столь странные и далекие, что нельзя было сказать – реальны ли они или же являются отраженным звуком работы невидимых механизмов, проникающим сквозь стены.
— Создание проходило здесь, — произнес Грекх, щелкая отвратным клювом. Он нюхал воздух, будто бы ощущал что-то. — Я чую его след.
— Хорошо, — ответил Дрейк. — Чем быстрее я проделаю в нем дыру, тем быстрее мы сможем вернуться к настоящей работе. Приготовьте оружие. Амбуллов выводили для того, чтобы прорубаться через что угодно. Если он приблизится к вам достаточно близко и вы увидите его когти, то считайте себя покойниками.
Раздался стук заряжаемого оружия и гул силовых ячеек.
— Изола, — произнес Янус, постучав по когитатору стоящей в нескольких шагах от него атташе.
— Не спускай глаз с этого пандуса, — сказал он посмотревшей на него женщине.
— Аудус, — повернулся Дрейк к пилоту, плетущемуся в тенях позади остальной группы. — Следи за маглевом. Они не всегда остаются пустыми. Все остальные высматривают любое движение и следуют за Грекхом. Открывайте огонь, если увидите амбулла. И не сутультесь! Вы агенты дома Дрейк, а не толпа малодушных землекопов.
Темноту наполнил глухой стук тяжелых ботинок, когда члены группы засеменили вниз по коридору, наводя оружие на тени.
— Капитан Дрейк, — произнес Грекх. — Вы говорили, что обычные снаряды ничего не сделают амбуллу.
— Верно. Но эта дуговая винтовка сделает. — Он похлопал по богато украшенной металлической конструкции, висящей на ремне у него за спиной. — И, если вы пошумите достаточно сильно, чтобы амбулл бросился на вас, у меня появится достаточно времени для совершения точного выстрела в голову.
— Мы не знаем наверняка, сможем ли поймать его. Запах создания стоит везде, и я получил много озарений касательно него, но амбуллы способны прорубиться через что угодно, а Чернокаменная крепость огромна. Зверь мог уйти.
— Ты забываешь – я уже охотился на них прежде. Они тупые груды мяса. Существа привычки. Если амбулл уже кормился здесь, то вернется за пищей вновь. Доверься мне. Он не будет бродить далеко отсюда. Только если еда не убежит, чего я не наблюдаю. Вокруг околачивается очень много культистов Хаоса. Готов поспорить, амбулл продолжает набивать ими брюхо.
— Кроме того, у меня есть плазменный силок. Нам нужно лишь подобраться поближе. Несколько сотен шагов и я активирую термоядерный блок, после чего амбулл ринется прямо на нас. Плазменные ячейки для них как деликатес. Даже вкуснее людей. Если мы убедимся, что…
Дрейк не договорил. От стен коридора начал отражаться новый звук. Этот отличался от обычных металлических лязгов Чернокаменной крепости. Слышались щелчки и бряцанье, словно на полу рассыпалась галька.
— Что это? — спросил Грекх.
— Стоять! — выкрикнул Янус, жестом показывая группе остановиться. — Посветите люменами здесь. Нет! Туда, выше! На потолок!
Лучи света выхватили из темноты кишащую массу блестящих луковицеобразных фигур на стенах и потолке.
— Что это? — пробормотал Дрейк. — Дроны?
Фигуры бросились в их сторону, и Янус едва слышно выругался, мельком увидев длинные иззубренные жвала.
— Огонь! — крикнул он. — Открыть беглый огонь! Разорвите их на куски!
Раздался оглушительный хор свистящих лазвинтовок и кашляющих дробовиков. Когда на стену изверглась буря шрапнели, фигуры одновременно ответили тонким животным визгом.
— Грекх! — прокричал Дрейк. — Граната! Останови их! Не дай им добраться до пола.
Крут поспешил выполнить приказ, сорвав с пояса гранату и швырнув ее в волну надвигающихся фигур.
Возникла вспышка слепящего света, и по коридору пронеслась взрывная волна, после чего по металлическому полу застучали куски бронированных тел.
— Это не дроны! — крикнул Грекх, наводя винтовку на скачущие по полу фигуры. — Это животные!
Дрейк выстрелил из осколкового пистолета в скопление кувыркающихся панцирей.
— Зубы Императора! Что они такое? Насекомые? Обратно к маглеву! Быстро! Они жрут чертовы стены! Они жрут… Они жрут Чернокаменную!
Янус помотал головой и пробормотал:
— Как такое возможно?
Из-за огромного количества вспышек выстрелов и танцующих теней вокруг, Дрейк лишь через некоторое время понял, что коридор изгибался и трясся, словно его опоры надломились. Он никогда не видел ничего подобного. Чернокаменную пожирали.
— Осторожней! — выкрикнул Грекх, опуская винтовку и смотря за спину Дрейку. — Прямо на тебя!
Одно из роящихся созданий проскочило мимо гвардейцев и направилось к Янусу. Лишь сейчас, когда тварь бросилась на него, Дрейк смог впервые рассмотреть анатомию этих существ. Они выглядели как бледные луковицеобразные личинки с пластинами черного хитина и остервенело шевелящимися иглоподобными ногами.
Он несколько раз выстрелил по твари.
— Сегодня ты не съешь Дрейка, мелкая мразь.
— Позади тебя! — завопил Грекх.
Очередной стук бронированных тел, пронзившая шею Януса боль, и вот он, шатаясь, подается вперед, едва не роняя пистолет. Дрейк смог удержать оружие, после чего вдавил ствол пистолета в упавшее ему на спину существо.
— Трон! — орал Янус, стреляя через плечо. — Слезь с меня! Ты, гнусная...
Еще один разрыв сотряс коридор, но этот оказался гораздо громче, нежели взорвавшаяся граната. То был низкий, сейсмический грохот.
Дрейк оступился, когда пол просел и накренился словно корабельная палуба.
— Стена! — крикнул Грекх, потерявшийся где-то в хаосе скачущих личинок и мечущихся теней. — Она заваливается.
Ослепленный болью Янус споткнулся.
— Отступаем! Забудьте про маглев! Слишком поздно! Пол сейчас...
В последний раз донесся звук разрываемого металла, словно рухнули железные балки, а затем пол обрушился, и вопящий Дрейк рухнул в пустоту.

2

Ambull.png

— Трон, — задыхаясь произнес Дрейк. — Мое горло. Одна из этих личинок вспорола мне его.
Он ничего не видел. Стояла кромешная тьма, но Янус чувствовал, что его кираса был скользкой от крови.
— Проклятье. Много крови. Что это за твари? Изола? — крикнул он. — Ты тут? Аудус? Кто-нибудь?
Во тьме эхом отдалось бряцанье. Звук походил на стучащие по металлу когти.
— Черт подери, — пробормотал Дрейк. — Эти существа последовали за мной вниз?
Он включил вокс-диктофон.
— Журнал данных, запись двенадцать тысяч двести три. Дополнение. Пол обрушился. Весь. И произошло это не умышленно, как обычно делает Чернокаменная. Он не сложился или перестроился во что-то новое. Пол разрушился. Его сожрал рой… Не уверен, чем именно они являлись.
— Меня… — Он поморщился, осторожно потрогав порезанную шею. — Меня ранили. Кости не поломаны, но горло разорвано. Кровотечение. Сильное. Я отделен от своего экипажа. На нас напал рой существ, и я рухнул во что-то вроде мелководного озера. Оно наполнено… — Дрейк пошлепал рукой по жидкости, в которую упал. Она доходила ему до колен. — Маслом? Возможно. Но теплым и густым, как кровь.
Янус начал двигаться вперед, осторожно переставляя ноги в жидкости. Он регулировал линзы оптического имплантата, пытаясь рассмотреть что-нибудь в темноте.
— Те существа не похожи ни на что виденное мною тут, внизу, — тихо сказал он в вокс, обеспокоенный услышанным бряцаньем. — Думаю, они не принадлежат Чернокаменной. Эти создания не обладают угловатой формой и не состоят из металла, как обычные защитные механизмы. Скорее, они похожи на маленьких амбуллов.
— Интересно… Может я встретился с амбуллами в стадии личинки? Тогда все гораздо серьезнее, чем я думал. Амбулл размножается? Если мы столкнемся с целой стаей, то о последующих экспедициях можно забыть. — Он засунул руку под пальто, ища записную книжку. — Необходимо узнать больше о биологическом цикле этих...
Вновь раздалось бряцанье когтей.
— Нет времени. Они внизу вместе со мной. Должно быть упали, как и я. Нужно… Стоп. Где дуговая винтовка? Трон! Похоже выронил во время падения.
Он опять услышал звук когтей, после чего тьму разогнали вспышки выстрелов. Дрейк увидел Грекха, стреляющего в группу темных юркающих фигур.
— Грекх! — крикнул он. — Сюда!
Мгновение крут оставался на месте, целясь из винтовки в существ, по которым вел огонь, после чего начал пробираться к Дрейку.
— Капитан Дрейк, — сказал Грекх, качая головой. — Ваша шея.
Поверхность озера покрылась рябью, которую породила волна лихорадочно двигающихся фигур.
— Осторожно! — прокричал Дрейк. — За тобой!
Оба отчаянно стреляли до тех пор, пока гладь озера не успокоилась вновь.
— Все? — спросил Грекх, рыская во тьме. — Больше никого?
— Погоди, — ответил Дрейк. — Здесь внизу чертовски темно. Дай мне настроить оптический имплантат на инфракрасный диапазон.
Издавая жужжание, новые линзы с щелчком встали на место.
— Все, — произнес Янус. — Больше никого не вижу. Похоже, с нами упала лишь горстка этих существ. Однако же, ты только взгляни на клятые стены. Твари разворотили их. Ни одна не выглядит устойчивой.
— Мы потеряли других членов команды, — сказал Грекх. — Они остались на верхнем уровне с маглевом.
— Да, я так и понял. А еще я потерял проклятую дуговую винтовку. Без нее у нас нет ни единого шанса покончить с амбуллом.
— Она у меня, — произнес Грекх, доставая оружие из-за спины. — Лежала под тем пандусом, в масле, но я видел, как вы падали, и запомнил место.
— Грекх, благословенное ты создание, — сказал Дрейк, беря в руки винтовку. — Это изумительные новости. И со мной до сих пор плазменная ячейка, так что эта увеселительная прогулка еще не…
Он застонал и оперся на стену, почувствовав внезапное головокружение.
— Гнусные жуки. Я потерял много крови, Грекх. Крови Дрейков, бережно очищаемой тысячелетиями искусной селекции.
— Вашу кровь очищали?
— Я шучу, Грекх. Ты вообще слышал о шутках? Выражение, произнесенное с целью рассмешить. Юмор, Грекх. Неважно. Закрой свой чертов клюв и перестань пялиться на меня. Не мог бы ты взять с моего пояса боевой стимулятор? Да, этот. Сними крышечку. Вдави мне его в бедро. Сюда.
Жужжа работающей электроникой, шприц ввел наркотик в ногу Дрейка.
Янус тут же ощутил учащение пульса и прилив опьяняющей энергии, но также и ужасно возросшую боль. Дрейк засмеялся, тряся головой.
— А вот теперь больно! Ладно, пошли, я могу стоять. Клянусь Императором! Как бодрит! Эта дрянь даже труп поднимет.
— Порез глубокий. Вам нужен целитель.
— Боюсь, тут внизу мы не найдем учреждений медике, Грекх. И я не позволю тебе трогать мое горло. Не этими грязными когтями. Мы просто должны идти дальше. Хороший, живительный марш – как раз то, что мне нужно. Когда пульс вернется в норму, я стану чувствовать себя прекрасно. Что на вершине этого пандуса? Ты видел?
— Я не понял, что там было, но вы умрете, если не вернетесь на корабль. Вы потеряли слишком много крови. Я поклялся не дать вам умереть и должен доставить вас на Преддверие.
— Если мы не выследим амбулла и не убьем его, то не будет никакого Преддверия. Понимаешь? Если Виктрикс найдет существо и поднимет на орбитальную платформу, оно с огромным удовольствием разгромит всё и вся.
— Если вы умрете от потери крови, то… — гневно начал крут.
— Грекх, я, конечно, люблю немного поболтать, но сейчас тебе стоит помолчать.
Дрейк, пошатываясь, зашагал по колено в масле, а затем позвал Грекха, когда заметил перед собой идущий вверх уклон.
— Что, говоришь, там было? На вершине пандуса?
— Часть существ поднялась туда, — произнес крут. — Я увидел их, когда доставал вашу дуговую винтовку. Пандус ведет к другой длинной платформе, и они взобрались по нему, направляясь в сторону следующего уровня. Но взгляните на стены – верхняя часть конструкции небезопасна. Они пожирали все подряд.
— Невероятно, — пробормотал Дрейк, выходя из жидкости и поднимаясь на пандус. — Посмотри на это. Они прогрызаются сквозь Чернокаменную. Словно она сделана из какой-то гнилой древесины. Я еще не знаю, из чего состоят твари, но никогда раньше не видел ничего, что могло бы сгрызть черный камень.
Осторожно ставя ноги во время подъема наверх, он заметил несколько провалов на поверхности уклона.
— Если я смогу здесь подняться, добравшись до наблюдательной точки получше…
— Смотрите под ноги, Дрейк.
— Все нормально!
Он споткнулся, когда металл под его ступней раздробился словно толстый лед.
— Ну, почти. Дай мне только перебраться на эту сторону. Если личинки амбулла проходили тут, по платформе, можно ли сказать, что и большой зверь тоже? Как думаешь? У тебя есть какие-нибудь особые озарения по этому поводу?
— Они собираются вместе не просто так. Вот куда они направлялись, когда атаковали нас снаружи маглева. Возможно, стремятся вернуться к существу-родителю. Но как вы собираетесь охотиться на амбулла теперь, потеряв так много крови? Цвет вашего лица не естественен для человека. Вы едва идете.
— Ходить не обязательно, мой славный крут. Как и во многих других аспектах жизни, обладающий интеллектом джентльмен всегда найдет способ достичь своих целей без особой суеты. Когда мы подберемся поближе, я просто активирую плазменный силок и швырну его в твою сторону. Затем, когда амбулл попытается реконфигурировать твое тело, я воспользуюсь этим замечательным оружием, чтобы провентилировать его череп.
— Мне нужен всего один точный выстрел, Грекх. Доверься мне. Всего один. Тварь умрет прежде, чем с тебя упадет хоть волосок. У тебя волосы есть? Неважно.
Когда они добрались до вершины пандуса, из пустого пространства на другой стороне донеслись вторящие друг другу тонкие писклявые визги.
— Стой, — произнес Дрейк. — Это стрельба?
— Да. Лазвинтовки.
— Должно быть Изола. И остальные. Видимо, они рухнули перед нами.
Он засмеялся.
— Заметь, как работает это место – они могли упасть после нас, но все еще быть впереди. Значит, пилот и часть экипажа до сих пор с нами. Ускорь шаг! Судя по звукам, им нужна помощь. Смотри, туда вниз ведет уклон.
Пока они сбегали в озеро тьмы, стрельба становилась все громче, а затем Дрейк услышал еще что-то. Суетливое царапанье хитиновых ног.
Янус проскользил по поверхности уклона и остановился, когда его оптические линзы различили лежащую на полу обмякшую фигуру.
— Постой. Что тут? Трупы? Это не мои люди. Кто они?
Грекх посветил люменом винтовки на растерзанные вывороченные останки.
— Имперские солдаты?
— Астра Милитарум? — спросил Дрейк. — Нет. Хотя это явно имперские бойцы. Взгляни, метки аквилы на прикладах. Трон, ну и месиво. У этих личинок хороший аппетит, а? Почти как у тебя, Грекх. И они точно так же пренебрегают правилами поведения за столом. Ты не мог бы...
Дрейк выхватил рапиру и направил на крута клинок, вдоль всей длины которого мерцала энергия.
— Грекх! Ты, омерзительное создание! Отойди! Они имперские граждане. Я не позволю тебе обгладывать их словно объедки.
На клюве сгорбившегося над одним из трупов Грекха блестела кровь. Он пристально взглянул на Дрейка.
— Они были храбрыми воинами, способными многое дать даже в смерти – знания и отвагу. Ты собираешься оставить все это...
Дрейка наполнила ярость, смешавшаяся с мучительной болью в шее. Он врезал рукояткой по боковой стенке черепа крута, заставив того отшатнуться назад. Каждый раз, когда Янус видел, что Грекх делает нечто отвратительное вроде этого, его охватывали сомнения. Меняла ли Дрейка Чернокаменная? Забывал ли он то, кем был на самом деле? Как мог он объединиться с подобным созданием?
— Ты или будешь держаться подальше от этих тел, либо присоединишься к ним, — выплюнул Дрейк. — Понял?
Грекх не отвел взгляда от Януса, но ничем ему не ответил, ибо крута связывала клятва защищать человека.
— Как ваш вид собирается эволюционировать? Вы игнорируете ценные источники мудрости вроде подобных, но поглощаете плоть тупых жвачных животных. Эти воины заслуживают того, чтобы их память почтили и сохранили.
— Ты не съешь имперских граждан. Не под моим покровительством. Я уже говорил прежде. Ты – вассал дома Дрейков и будешь соответствовать стандартам, коих ожидают от сего древнего имени. Даже здесь, внизу, я жду от тебя...
Шум битвы впереди резко усилился.
— Звучит скверно, — пробормотал Дрейк, чье сердце продолжало колотиться от ярости. — Идем.
Пока они бежали, их путь приобрел форму узкой платформы, по бокам от которой устремлялась вниз безликая тьма.
— Не останавливайся, — крикнул Дрейк. — Судя по звуку, сражение кипит ниже. Мы должны оказаться над ним. И прикрывай мою чертову спину, Грекх. Помни, эти жуки могут прогрызться через стены.
Платформа заканчивалась крутым обрывом двадцати футов в ширину. На дальней стороне виднелось две фигуры – худощавая женщина и громадный мужчина на крошащемся карнизе, куда их загнали в ловушку карабкающиеся вверх бронированные существа с сегментированными телами, поднимающиеся из бездны.
— Погоди минуту! — воскликнул Дрейк. — Это не Изола. И не Аудус. Кто же они? Я узнаю…
Он с недоверием ухмыльнулся и схватился за рукоять меча.
— Виктрикс!
Женщина носила побитую и грязную защитную броню, а в руках сжимала лазвинтовку. Ее голова была выбрита за исключением короткого, аккуратно подстриженного ирокеза. Кривящая лицо Виктрикс стреляла по волнам юрких личинок.
— Сохрани нас Император, Сенус! — со смехом крикнула она зверюге рядом с собой, толкая того локтем. — Его величество Янус Дрейк из тех самых Дрейков.
Виктрикс открыла огонь с еще большим остервенением.
— Только мы подумали, что день не мог стать еще лучше.
Его лицо с пустым взглядом почти не выражало признаков интеллекта, но он засмеялся словно ребенок-переросток, обнажая разбитые зубы.
— И он привел своего ручного птицечеловека.
— Грекх! — крикнул Дрейк. — Нет! Опусти оружие!
— Она предала вас, — спокойно ответил крут, целясь из винтовки в Виктрикс. — Вы назвали ее неучтивой. Сказали, что она худородная нахалка. И собирается посеять хаос.
Виктрикс вновь рассмеялась.
— Лишь ты мог найти время для обсуждения моей родословной, Дрейк. С крутом! Воистину, ты – последний оплот светскости.
Часть личинок добралась до карниза, но Виктрикс сбросила их, ударив прикладом винтовки.
— Не могли бы мы поговорить о семейных древах после того, как разберемся с этими очаровательными созданиями?
Она пыталась отойти от края, но выступ крошился и зиял дырами.
— Проклятье, — воскликнула она, когда карниз осел, едва не скинув ее и Сенуса. — Кажется, мы тут застряли.
— Ава все еще агент Трона, Грекх, — сказал Дрейк. — Помимо всего прочего, она — санкционированный вольный торговец.
Янус кивнул в сторону личинок.
— Сохрани боеприпасы для тех тварей.
Виктрикс с Сенусом подались вперед и одновременно выстрелили, сбрасывая дюжины насекомоподобных созданий во тьму.
— Как, черт подери, вы умудрились попасть в ловушку на этом карнизе? — крикнул Дрейк, поднимая осколковый пистолет и открывая огонь по роящимся фигурам.
— Этим тварям нравится их еда, Янус! Они сожрали каждый переход, который я только могла найти. Оставалось лишь взобраться сюда.
— Они почти забрались! — прокряхтел Сенус.
Он стрелял из побитого лазкарабина, а его свирепое, покрытое шрамами лицо освещалось вспышками выстрелов, однако, мужчина с таким же успехом мог палить по штормовому морю.
— Я не могу сдерживать их!
— Карниз скоро рухнет, если твари продолжат грызть его в таком темпе, — пробормотал Дрейк.
Виктрикс прервалась на перезарядку оружия и крикнула Янусу.
— Может, опробуете на них какие-нибудь свои переговорные навыки, Ваше Дрейкшество? Ты же так много говорил о своей дипломатичности. Не ты ли рассказывал мне про свое обаяние, благодаря которому убедил орка выпить с тобой? Эти мелкие существа не могут...
Ее речь оборвала хлынувшая сверху волна созданий, с глухим стуком упавших на карниз и бросившихся к Сенусу. Их когти с жвалами прогрызали броню и наполняли воздух багровой дымкой.
— Они на мне! — завыл мужчина, шатаясь отходя к стене. — Сбрось их с меня!
Упав, он начал стрелять наобум, выбивая дыры в стенах, что заставило Виктрикс нырнуть вниз, избегая облаков шрапнели. Создания терзали его все яростнее, а красная дымка превратилась в фонтан крови. Сенус трясся и дергался под ковром из молотящих конечностей и абдоменов.
Виктрикс пятилась, стреляя по телу мужчину. Каждый выстрел скидывал личинок с карниза, но затем стена вновь завибрировала, и пошатывающаяся женщина оказалась у края.
— Дрейк, помоги! — закричала она.
Одно из существ прыгнуло на Виктрикс, которая едва успела отбросить личинку в сторону. Тварь упала на карниз, и женщина выстрелила по ее дергающимся ногам.
— Вот примерно сейчас было бы самое время!
— Я уже помогал тебе раньше, — сказал Дрейк с мрачным выражением лица. — И все еще ношу шрамы, доказывающие это.
— Что? — голос Виктрикс звучал истерично. — Серьезно? Ты продолжаешь злиться на меня из-за той банды еретиков, которая пыталась убить тебя?
— Ты закрыла двери маглева. Бросила нас умирать. Оставила с той самой бандой. Я потерял половину экипажа, Виктрикс.
— Что такое половина экипажа для Дрейка? Купи еще десять. И откуда мне было знать, что я закрываю двери маглева? Я раньше никогда не заходила внутрь ни одного из них. Между прочим, я и понятия не имела...
Сверху на карниз хлынула очередная волна личинок, и открывшей огонь женщине пришлось отшатнуться назад. Теперь за ее спиной была лишь пустота.
— Дрейк! Ты и правда собираешься смотреть за тем, как я умираю? Что случилось с твоим чертовым кодексом чести Дрейков?
Крут продолжал целиться в нее из винтовки.
— Она лжет про тот раз. Она знала, что делает, когда...
— Да! — ответил Дрейк. — Да, Грекх, я в курсе, что знала. Но я не могу позволить этой окаянной женщине там умереть.
— Пригнись! Я выстрелю крюком-кошкой, — крикнул Янус женщине на той стороне обрыва.
Он сорвал с пояса устройство, похожее на небольшой арбалет, и направил на нее.
— Ниже! Ну, все! Сейчас!
Звездообразный крюк взмыл в воздух и врезался в разбитую стену на другой стороне, протянув за собой трос. Дрейк с Грекхом взялись за его конец и откинулись назад, вкапываясь пятками в щебень.
— Что сейчас? — возопила Виктрикс, обратив на них полный неверия взгляд.
— Положи свое оружие поверх троса! — крикнул Дрейк. — Быстро! Держись за него и скользи!
— Он меня не удержит!
— Ну же! — проревел Дрейк, когда волна бронированных личинок хлынула в ее сторону.
— Чтоб тебя, Дрейк! — воскликнула Виктрикс, перевесив свою винтовку над тросом. Она сжала ее обеими руками и спрыгнула с карниза.
Когда вопящая женщина заскользила над обрывом, карниз позади нее рухнул. Она едва не врезалась в Дрейка и Грекха, когда вся стена обрушилась, а облако пыли поглотило рой существ.
Виктрикс распростерлась на Янусе, вытирая лицо и смеясь.
— Ох уж вы, терране, знаете, как хорошенько развлечь девушку.
Дрейк покачал головой и аккуратно оторвал ее от своей груди.
— Я смотрю, ты не сильно расстроена смертью своего друга.
— Друга? Ох, Сенус. Он не был мне другом. Я лишь наняла его два дня назад. Лучше бы не утруждалась. Пользы от него оказалось никакой.
Она взглянула на свой забрызганный кровью бронежилет.
— Видимо, теперь большую часть Сенуса я ношу на себе.
— Капитан, — сказал Грекх. — Взгляните. Они движутся к этой платформе! И быстро!
Дрейк посмотрел в бездну и заметил движение глубоко внизу.
— Проклятье. Они вообще никогда не сдаются?
Он махнул рукой в сторону прохода ниже по платформе.
— Тогда туда, через ту арку. Быстро! Не отставай, Виктрикс. Я не буду спасать тебя снова.
Дрейк бежал так быстро, как только мог, но из-за потери крови он чувствовал себя словно пьяным, и ему пришлось развернуться у самого края платформы, чтобы не упасть.
Остальные ждали Януса и уже находились на полпути к проходу, когда двери со стуком закрылись, превращая пространство под аркой в невыразительное продолжение стены.
Группа резко остановилась.
— Это Чернокаменная, — прошептал Грекх, оглядывая едва видимые во мраке очертания, что возвышались над троицей. — Она ощущает наше присутствие. Направляет нас.
Дрейк кивнул в сторону очередного прохода, находящегося недалеко от первого и все еще открытого.
— И правда. Тогда туда. Возможно, ты прав, Грекх, — сказал он, и группа вновь сорвалась на бег. — Вероятно, Чернокаменная играет с нами в игры, но выбора особо не остается.
— Те двери тоже закрываются, — крикнул Янус, набирая темп несмотря на волну омерзительной тошноты в теле. — Бежим!
— Еще больше жуков! — завопила Виктрикс. — Они спускаются по стенам. Смотрите!
Все трое стреляли назад через плечо, не прекращая бежать. Их выстрелы пробивали дыры в поблескивающих фигурах, что рвались к группе.
— Прыгаем! — крикнул Дрейк. — Двери вот-вот захлопнутся!

3

Ambull.png

Дрейк сполз вниз по стене камеры маглева, с трудом пытаясь восстановить дыхание и успокоить колотящееся сердце. Из-за потери крови и действия боевых стимуляторов он ощущал странное чувство, смесь слабости, головокружения и пугающей бодрости. Пульс со стуком отдавался в шее там, где кровь просачивалась через бинт.
Небольшое внутреннее пространство маглева наполняли ломкие царапающие звуки – это личинки пытались продраться в камеру. Янус взглянул на черные невыразительные стены. Все вместе они складывались в угловатый пирамидальный многогранник. Дрейк словно оказался заперт внутри черного драгоценного камня.
— Мы нашли шкафчик для хранения щеток, — улыбнулась Виктрикс, стирая с лица кровь, пыль и пот.
— Это маглев, — ответил Дрейк. — Только поменьше. Я уже сталкивался с такими прежде. Работают точно так же.
— А под этим ты имеешь в виду, что никто не знает, как они работают.
Ава проверила лазвинтовку и перевела взгляд обратно на дверь.
— Что теперь? Я еще слышу там жуков. Чертовы твари пытаются прогрызть путь внутрь. Исходя из только что увиденного, у них это, скорее всего, получится. А если они приведут в действие отпирающий механизм?
— Это маглев, — сказал ей Дрейк. — Сейчас двери не откроются. Они не откроются до тех пор, пока эта штука не доставит нас куда-нибудь. Вот тогда маглев станет неактивным.
— Капитан Дрейк, — произнес Грекх. — Эти устройства управления такие же, как и в предыдущем. И здесь их больше.
Он постучал когтем по углублению в стене, взбаламутив какую-то черную, маслоподобную жидкость.
— Вы должны еще раз положить сюда руку.
— Что? — засмеялась Виктрикс. — Зачем?
— Некоторые камеры транспортировки активируются именно таким способом, — объяснил Дрейк. — Нужно поместить руку в углубление и позволить маслу окутать ее.
Виктрикс покачала головой.
— Вот как вы управляете ей?
Грекх издал странный клекочущий звук, который, как знал по своему опыту Дрейк, должен был означать смех.
— Управлять ей? Мы не будем управлять ей. Чернокаменная привела нас сюда, в эту конкретную камеру, в это конкретное время. Она же и решит, куда нас отправить.
Виктрикс нахмурила брови.
— Она? Это звездный форт, а не загадочная мудрая женщина. И нам необходимо управлять этой штукой. Иначе опять окажемся по колено в личинках. Мне нужно найти взрослого амбулла, а не присматривать за его любимыми детишками.
Дрейк пристально взглянул на нее.
— Если мы найдем амбулла, то ты не подойдешь к нему.
Он похлопал по изысканно украшенной антикварной винтовке, перевешенной через плечо.
— Пока я его не убью.
— Ты в своем уме, Дрейк? Ты вообще слышал, как много тот генетор предложил мне за живую особь? Черт подери, я бы могла отдать тебе половину вознаграждения, и все равно стала бы богатой настолько, чтобы одеваться как твоя мать. Скажи, что ты шутишь. Зачем тебе упускать такую возможность?
— Потому что я охотился на амбуллов прежде. Ты бы поняла, если бы имела такой же опыт. Те твари, сожравшие твоего друга, ничто по сравнению с выросшим взрослым существом. Или я убью амбулла, или мы станем следующими, кого он съест. Других вариантов нет. Ты собираешься подвергнуть опасности всё Преддверие, Виктрикс. Вот почему я замешкался, когда ты была на том карнизе. Мне пришлось поразмышлять о том, насколько рискованно тебя спасать, учитывая тот факт, что ты намеревалась совершить такой абсурдный поступок.
Виктрикс засмеялась.
— Если честно, я думала ты не вытащишь меня оттуда. Знаю, мы… — Она смущенно опустила взгляд. — В прошлый раз все обернулось не так, как ты ожидал.
— Ты солгала мне, Виктрикс. Все твои разговоры о партнерстве оказались простым обманом. Когда возникли трудности, ты бросила нас умирать.
— Я запаниковала, Дрейк. Неужели ты не понимаешь? Это место – сущее безумие. Я никогда не видела ничего подобного. Да кто вообще слышал о космической станции, которая оживает и защищает себя? А тогда, когда явились культисты, я закрыла чертовы двери, признаю. Я не знала, что еще делать.
— Теперь это не важно. Просто выкинь из головы любую вздорную мысль о поимке амбулла. Не вставай у меня на пути, и, надеюсь, мы выберемся отсюда живыми. Потом можем сделать так, чтобы больше никогда не пересечься.
— Уверен, что покинешь это место живым? Выглядишь ужасно. Что с твоей шеей?
Грекх покосился на пропитанные кровью бинты под челюстью Дрейка.
— До того, как мы встретились с вами, нас атаковали личинки амбулла. Свита капитана Дрейка все еще наверху, на первом уровне.
Виктрикс скривилась.
— Выглядит скверно. Тебя нужно осмотреть как можно скорее.
— Осмотрим, — сказал Дрейк. — Убью амбулла и осмотрим. Грекх. Думаешь, эта камера точно такая же, что и прошлая? Я помещу сюда ладонь, и ты запустишь механизм?
— Да. По-моему, все так.
— Хорошо. Тогда давай попробуем.
Дрейк снял одну из перчаток и погрузил руку в углубление в стене, по форме напоминающее алмаз. Кожу Януса омыла густая, теплая и липкая жидкость.
— Советую тебе крепко держаться за стены, Виктрикс, — сказал он. — Поездки на маглевах не всегда бывают легкими.
Камера затряслась от рокота гигантских магнитных генераторов и, кренясь, пришла в движение. У Дрейка появилось странное ощущение, что он находился внутри капсулы, которая дрейфовала по беспокойным волнам. Шум двигателя стал громче и яростнее, а пол начал греметь и лязгать. Виктрикс цеплялась за стену и смотрела на Януса. Она уже собиралась выкрикнуть какой-то вопрос, когда двигатель замолк и двери со свистом распахнулись.

4

Ambull.png

— Проклятье, холодно, — потрясенно выговорил Дрейк, когда в камеру маглева устремился студеный воздух. — И ярко! Тяжело что-то различить.
В лицо ему бил ослепительный голубой свет, который, после столь многих часов всматривания во тьму, ощущался как вонзающиеся в череп ножи. Янус зажмурил органический глаз и отрегулировал апертуру искусственного, уменьшив яркость.
— Так-то лучше, — пробормотал он, проходя через дверной проем и вытаскивая пистолет.
— Откуда идет весь этот свет? — спросила Виктрикс, следуя за ним в холод. — Я думала, все это место словно крипта, разве нет?
— Взгляни наверх, — ответил Дрейк, указывая оружием. — На потолок. Это большой стеклянный купол. Как гигантский оккулюм. Видишь? Всего лишь свет звёзд. Но после столь долгого пребывания в кромешном мраке он кажется неимоверно ярким.
— Ты прав, — рассмеялась Виктрикс. — Будто кто-то оторвал веко.
Чернокаменная имела привычку показывать нежданные красоты, и эта была одной из них. Дрейк на мгновение остановился, восхищаясь необъятным и сверкающим множеством звезд над головой.
— А вон там, — сказал он, — видишь? Красное свечение, словно кровавая луна? Это Преддверие.
Виктрикс вновь засмеялась.
— Действительно. Отсюда и не скажешь, какой убогой дырой является то место. Выглядит едва ли не прелестно.
Она потерла руки и потоптала ногами.
— Черт. Тут реально холодно. Все покрыто льдом, видишь? Тяжело дышать. Давайте не останавливаться, а то я примерзну к тому месту, где стою.
— Грекх, — произнес Дрейк. — Мы потеряли след? Амбулл здесь, внизу? Мне нужно подойти ближе, прежде чем я смогу активировать плазменный силок. На Чернокаменной очень много источников энергии. Силок затеряется в потоке, если мы только не окажемся совсем рядом.
— Секунду.
Грекх носил дюжины притороченных к нему маленьких клетей и жестяных банок. С одной из них он снял крышку и присмотрелся к содержимому внутри. Там лежали кусочки мяса, костей и других непонятных вещей. Крут взял их, обнюхивая и пробуя на вкус, после чего прикрыл свои большие пустые глаза, смакуя аромат.
— Что-то есть, — сказал он, закрывая банку и переводя взгляд на Дрейка. — Следы запаха создания. Мы все еще на верном пути. Должно быть, ее работа. Чернокаменная хочет, чтобы мы нашли то существо.
Он осмотрел гигантский, украшенный куполом зал. В высоту он достигал сотен футов, а в центре помещения находилось возвышающееся пирамидальное строение, чья вершина смотрела прямо вверх, на купол.
— Думаю, амбулл прошел мимо этой постройки. Мне кажется, недавно.
— Что это за штуковина? — спросила Виктрикс, уставившись на далекую вершину. — Выглядит как пирамида.
— И такая же большая, — сказал Дрейк.
По всему подножию были разбросаны куски техники. В Чернокаменной нередко можно было увидеть оставленные машины и бронетехнику – отголоски провалившихся экспедиций – но эти просто уничтожили. И выглядели они крошечными по сравнению со строением.
— Эта штука словно гора. Огромная. Даже для такого места. Грекх? Ты когда-нибудь видел подобные сооружения прежде? Я встречал множество безликих геометрических форм, но ничего подобного размера.
Грекх кивнул.
— Некоторые мои озарения имеют отношение к похожим постройкам.
Виктрикс помотала головой.
— Озарения? О чем он говорит? И что это были за банки с падалью, которые он сейчас вертел в руках?
Дрейк ощутил вновь разгорающийся гнев. Кем бы ни была Виктрикс, она – имперский агент. Что Ава о нем думала? Пользоваться услугами столь необычного дикаря…
— Грекх обладает причудливым… талантом, — грубо ответил Янус, свирепо глядя на женщину и заставляя себя звучать не пристыженно. — Генетическим свойством. Он способен постигать вещи вокруг с помощью… Может изучать отголоски сражений и узнавать о принимавших там участие воинах, об их прошлом.
Грекх пристально взглянул на него.
— Я не обсуждаю свои верования с людьми вроде нее.
Виктрикс рассмеялась и посмотрела на долговязого чужака.
— А ты интересный экземпляр, да? Полагаю, что так, иначе зачем еще благородному терранскому джентльмену вроде Дрейка брать тебя в качестве соратника? Покрытый иглами и грязью уродец, пытающийся выдавать себя за человека. Должно быть, ты очень полезен.
Иголки на спине Грекха защелкали, когда он приготовился напасть на женщину, угрожая ей прикрепленным к винтовке клинком.
— Поосторожнее, крут, — прошипела она. — Полезный не значит незаменимый. Опусти этот клинок или я затолкаю его тебе в клюв.
— Отставить! — сказал Дрейк. — Вы оба. У меня нет на это времени. Грекх под моим покровительством, Виктрикс. Пойдешь против него, значит пойдешь против дома Дрейков.
— Ах, так значит он что-то вроде твоего лакея? Почему сразу не сказал? Простите меня, господин крут.
Грекх напрягся.
— Следи за языком. Я не связан кодексом чести Дрейков.
Янус предупреждающе покачал головой.
— Черта с два, еще как связан.
Виктрикс рассмеялась.
— Ты его питомец, не забывай.
— Не обращай на нее внимания, — произнес Дрейк. — У нас есть дела поважнее. Мы сможем безопасно пройти мимо тех пирамид? Я вижу проемы в дальней стороне зала. Амбулл прошел этим путем?
— Возможно, — ответил Грекх, продолжая наблюдать за Виктрикс. Затем он развернулся и оглядел заледеневшее помещение. — Да.
Крут понюхал холодный воздух.
— И не только амбулл. Мелкие особи тоже были здесь. Но есть нечто странное в этой пирамиде… Еще не могу понять до конца, что именно. Я получил воспоминания о них, воспоминания, окрашенные насилием. Там опасность, но я не вижу ее природы.
Дрейк пнул деталь двигателя, и по полу рассыпался искореженный металл.
— Все эти куски машин выглядят странно. Как будто их раскидало взрывом.
Виктрикс пожала плечами.
— Уничтожение чего-то в Чернокаменной это так странно? Все это место смертельно опасно.
— Да, — ответил Дрейк, — но выглядит так, словно техника взорвалась изнутри. Будто бы она сдетонировала.
— С чего ты взял? Обломки под коркой льда. Я вообще не могу рассмотреть никаких деталей.
Дрейк постучал по громоздкому устройству на месте левого глаза.
— Мой имплантат. С этой штукой я могу увидеть насекомое за пол мили. Особенно при таком освещении.
Виктрикс оглянулась в сторону маглева.
— Ну, даже если так. Какие еще варианты? Ты сказал, что маглев станет неактивным после того, как доставит нас сюда. Остается лишь двигаться вперед, я права?
Дрейк кивнул.
— Ты права. Хорошо, идешь первая, Виктрикс, хочу держать тебя в поле зрения.
— Уверена, это очень почетно, ваше высочество.
— Прикрывай наши спины, Грекх, — резко сказал Янус. — Эти личинки двигаются резво.
Под ботинками пересекающей зал троицы хрустел лед.
Грекх сопел и ворчал, изучая место через прицел винтовки.
— Да. Амбулл здесь, внизу. Мы все ближе с каждым новым уровнем. Скоро настигнем его.
— Хорошо, — произнес Дрейк. — Я проделал весь этот путь до Западных Окраин не для того, чтобы поохотиться на крупную дичь. Нужно избавиться от этой твари и двигаться дальше.
Он замер и поднял руку, останавливая крута с Виктрикс.
— Что это?
По залу разносились странные звуки, напомнившие ему игру стеклянных лир, которые он слышал в золоченных чертогах Имперского дворца на Терре еще ребенком. Это было протяжное, но необычайно мелодичное гудение, доносящееся из-за стен и становящееся то громче, то тише.
Виктрикс закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться.
— Музыка? Звучит как чье-то пение.
Грекх кивнул.
— Это голос...
Ава кинула на него пристальный взгляд.
— Даже не произноси! Голос Чернокаменной. Она бла-бла-бла. Дрейк, это создание чрезвычайно раздражает. Ты уверен, что держать его рядом того стоит?
Гудение становилось все громче, его тон повышался, и, в конце концов, оно превратилось в колеблющийся вопль.
— Проклятье! — крикнула Виктрикс. — Больно!
— И взгляни на свою броню, — сказал Дрейк. — Взгляни на мою броню. Мы покрываемся льдом. Просто не останавливайся, — рявкнул он, зажимая уши и кривясь. — Звук исходит от пирамиды. Если доберемся до следующей камеры, то сможем избавиться от этого шума.
Он сорвался на бег, еще сильнее сжав ладони вокруг ушей, когда ужасный звук стал еще громче.
— Бежим! — возопил он. — Клянусь Императором, это больно! К дверям!
— Все хуже и хуже! — застонала Виктрикс. — Я не могу думать. Не могу…
Она рухнула на пол со стуком брони.
— Грекх! — крикнул Дрейк, оглядываясь назад. — Помоги ей встать. Постой… Куда ты идешь, Грекх? Держись подальше от пирамиды.
Крут отдалялся от Януса, направляясь прямиком к черному обелиску.
— Черт подери, — пробормотал шатающийся Дрейк. — Ощущение, словно моя голова сейчас расколется. Грекх! — вновь заорал он. — Отойди от той штуковины. Звук исходит оттуда.
Грекх не обернулся в сторону капитана и ответил спокойным завороженным голосом.
— Мне нужно прикоснуться к поверхности.
— Что? — Дрейк решил, что крут, должно быть, лишился последних крох рассудка. — Зачем? Как ты выносишь этот окаянный шум?
— Я не ощущаю неудобства.
— Виктрикс, — выдохнул Янус, добредая до лежащей ничком женщины. — Вот, позволь помочь тебе. Приношу извинения за отвратительные манеры моего...
— Я больше не вынесу! — вопила она, хватаясь за Дрейка. Ее лицо исказила мучительная боль. — Моя голова! Что это за шум! Чем там занимается твое существо?
— Взгляни на свою кожу, — пробормотал Янус.
— Что это, черт подери, такое? Я замерзаю? Трон! Больно. Я обращаюсь в лед!
— Мы должны продолжать движение. Мы должны убраться от этой пирамиды. Вот, давай я попробую понести тебя.
Он взвалил ее на плечи, но вес женщины тут же заставил его пошатнуться. Ава не была особо крупной, но силы практически оставили Януса.
Пронзительный затяжной звук сорвался на еще более высокую тональность, пронзив череп Дрейка.
— Не могу… — застонал он. — Я не могу идти. Боль…
— Мы прошли лишь половину зала, — сказала ему в ухо Виктрикс, тяжело дыша. — Нам никогда не добраться до выхода. Моя голова. Проклятье. Она будто бы вот-вот взорвется.
— Постой…
Дрейк остановился, в ужасе оглядывая разбитые ходовые части и обломки двигателей.
— Может, это и произошло с техникой. Что если она покрылась льдом не после взрыва, а наоборот.
Виктрикс уставилась на Януса.
— Мы взорвемся?
— Сюда! — крикнул Грекх. — Быстро!
Ава помотала головой.
— Существо безумно. Не приближайся к пирамиде. Нам нужно убраться подальше от этой штуковины.
— Нет! — воскликнул крут. — Нет, не уходите! Звук исчезнет, когда вы доберетесь до поверхности пирамиды. Здесь тишина.
— Зубы Императора, — застонала Ава. — Просто вытащи меня отсюда! Я уже не выношу этого.
— Мы никогда не дойдем до тех дверей, — пробормотал Дрейк. — Ты уверен, Грекх? — крикнул он, смотря на крута. — Там, где ты стоишь, нет шума?
— Нет. И амбулл проходил этим путем. Прямо к пирамиде. Я уверен.
— Подожди! — крикнула Виктрикс. — Дрейк! Ты куда собрался? Не слушай это существо, оно не в своем уме. Опусти меня! Звук становится еще громче!
— Лучше бы тебе не ошибаться, Грекх, — прокряхтел Дрейк, когда его голову сотряс вопль Чернокаменной. — Боюсь, теперь всё или ничего, Виктрикс. Те двери слишком далеко. Нам ни за что не пересечь зал. Грекх! Помоги мне донести ее.
— Туда, быстро, — сказал крут все таким же спокойным голосом, когда подошел к ним и взял Виктрикс, стянув ту с плеч Дрейка. — Прямо к стене.
Они добрались до стены пирамиды, и гудение внезапно исчезло, оставив после себя обычный шум окружения крепости – отдаленные лязги и призрачные стоны, но ничего похожего на ужасающий крик, пронзивший до этого пространство зала.
— Слава Трону, — прошептала Виктрикс. — Я ощущала вибрацию в своем теле. Уверена, череп бы вот-вот раскололся.
— Эта частотность бы уничтожила вас, — весьма бодро ответил Грекх. — Часть крепости, в которой мы сейчас находимся, что-то передает. Сигнал. Предупреждение. Быть может, зов о помощи. Пирамида выполняет функцию ретранслятора.
Он смотрел вверх, на украшенный куполом потолок, и говорил наполненным благоговением шепотом.
— Вероятно, это ее голос. Что если она говорит через эту пирамиду. Прислушайтесь.
— Нет, спасибо, — произнесла Виктрикс. — Она не говорит ничего такого, что мне следовало бы услышать. Хотя, сейчас мы, по крайней мере, не замерзаем. Смотрите. Наша кожа вернула себе нормальный цвет. Ну, моя.
Ава одарила Дрейка взглядом, полным отчаяния.
— А ты все еще выглядишь как труп.
Янус взглянул на пирамиду, игнорируя женщину.
— Что бы это ни был за звук, на амбулла он не оказывает никакого эффекта.
Дрейк постучал по стене рукояткой пистолета.
— Взгляните на следы от когтей. Создание прошло здесь и взобралось вверх по стене пирамиды. Смотрите – отметины тянутся до того карниза, и он под стать следам, которые мы видели раньше.
Виктрикс проследила за взглядом Януса, изучая отметины в стене.
— Но только в три раза больше.
Ее голос звучал хрипло и устало.
— Именно, — сказал Дрейк. — Следы взрослого амбулла. Погодите минуту. Сейчас включу люмен на оружии. Ага. Взгляните, видно, где создание вскарабкалось по пирамиде. Оно вырвало куски стены, чтобы создать точки опоры.
— Зачем? — спросила Виктрикс. — Зачем ему подниматься на эту штуковину?
— А если даже амбуллу необходимо место, куда можно вернуться? — предположил Грекх. — Для отдыха и кормежки.
Виктрикс засмеялась.
— Оно свило гнездо здесь?
Грекх кивнул.
— Возможно.
— Мы поднимаемся, — произнес Дрейк, возвращая пистолет в кобуру и отстегивая от пояса другое устройство. — Я выстрелю крюком-кошкой туда. Держите оружие наготове. Думаю, мы приближаемся.
Виктрикс застонала.
— Дрейк, я едва могу сосредоточиться. В голове чувство, словно ее раскололи надвое, а ты выглядишь еще хуже, чем я себя ощущаю. Может, нам стоит немного подождать здесь?
— Чтобы нас захлестнула следующая волна личинок? Если этим путем прошла взросла особь, то вскоре тут пройдут и мелкие. Ты действительно хочешь сидеть и ждать их?
— Ты еще безумнее своего питомца. Если амбулл сделал пирамиду своим гнездом, то там личинок будет больше, чем где-либо еще.
Дрейк пожал плечами.
— Если ты пала духом, Виктрикс, то вольна идти. Мы с Грекхом доведем дело до конца. Пока тварь тут, внизу, я не смогу завершить свою работу.
— Твою работу? И в чем же именно она заключается, Император Дрейк? В облагораживании этого места?
Дрейк схватился за пистолет и пристально посмотрел на женщину.
— Ты только что произнесла имя Императора без должного уважения, Виктрикс? Я считал тебя лгуньей и трусихой, но только не богохульницей. Может здесь мы и вдалеке от цивилизации, но ересь есть ересь.
Она ухмыльнулась с таким видом, словно готова была отпустить шутку, но затем передумала, увидев ярость в глазу Януса.
Дрейк наклонился поближе.
— Я намерен обезопасить Чернокаменную крепость от негодяев низкого происхождения. От людей, чьи интересы ограничиваются содержимым собственных карманов.
Виктрикс нахмурила лоб, глумливо изображая замешательство.
— Грекх, ты не в курсе, о ком говорит эта благородная душа? Мерзавцы низкого происхождения – звучит грозно.
Янус постучал по запачканной нагрудной пластине ее бронежилета.
— Чем больше времени я провожу на Преддверии, тем сильнее убеждаюсь, что Чернокаменная крепость должна отойти дому Дрейков. Мне нужно заполучить ее. Понять. Обрести над ней контроль. Меня не интересует побрякушки, которые завораживают людей вроде тебя, Виктрикс.
— Тогда зачем ты охотишься на этого жука-переростка?
— Пока он свободно разгуливает здесь, внизу, я не могу разгадывать тайны Чернокаменной без опаски.
— Тут есть что-то еще, — сказал Грекх, прожевывая нечто подобранное им на полу.
Дрейк помотал головой.
— Где?
— В пирамиде – кто-то другой также взбирался по стенам. Взгляните на это. Они шли по следам амбулла.
Янус пристально посмотрел на стену.
— Это… Это клочок униформы? Дай глянуть. Да, Астра Милитарум. Не вижу полковых обозначений, но его явно оставил гвардеец. Проклятье. Может, нашлись и другие глупцы, взявшиеся за задание генетора. Возможно, ты такая не одна, Виктрикс.
— Конечно не одна.
Ава засмеялась.
— Да сюда, наверное, спустилась половина Преддверия, чтобы попытаться поймать этого здоровенного термита.
— Тогда нужно двигаться быстро. Грекх, держись рядом, я поднимаюсь. Виктрикс, делай, что пожелаешь, только не вставай у меня на пути.
Он сделал пару шагов назад и выстрелил крюком-кошкой. Дрейк несколько раз дернул за трос, проверяя его надежность, после чего начал восхождение. Сразу же за Янусом поднимался крут.
Виктрикс подтянулась вверх, не отставая от них и бормоча себе под нос:
— Если собираешься помереть там, у ног твари, я бы вполне могла оказаться рядом и поймать ее.
Взбирающийся на пирамиду Дрейк крикнул ей в ответ:
— А ты вообще представляла себе, как именно будешь ловить хищника, который больше тебя в три раза? Рыболовной сетью?
Она постучала по пистолету, закрепленному на ее ноге ремнем.
— С этим я могу свалить кого угодно.
— Альдарский пистолет?
Виктрикс кивнула.
Модифицированный сюрикеновый пистолет. Я отвалила кучу денег за этого маленького красавца. Его снаряды могут пробить все, что захочешь.
Дрейк улыбнулся.
— Ну ладно. А что ты намеревалась делать после того, как ранишь амбулла? Он весом примерно с машину. Полагаю, ты собиралась просто закинуть его на плечо?
Виктрикс нахмурилась.
— Я наняла пятнадцать подонков с Преддверия. Кто ж знал, что все они убьются прежде, чем мы доберемся до амбулла.
— Думаю, ты вообще ничего не знаешь об этом месте, Ава Виктрикс. Ты такая же, как и все те сутулые невежды с орбитальной станции. Считаешь, что Чернокаменная – это сокровищница, но на самом деле абсолютно не осознаешь ее истинной важности. Ее истинного назначения.
— Я знаю одно — амбулл может изменить наши судьбы. Если бы вы двое поработали со мной, мы бы смогли затащить его в камеру маглева. Ну а если не получилось бы, то это место кишит идиотами, готовыми помочь за гроши.
— Бестолочь ты, — сказал Дрейк, не переставая подтаскивать себя вверх по стене.
— А ты? В чем состоит твой чудесный план? В этой антикварной винтовке за спиной? Выглядит как медный подсвечник. Чем она стреляет, кичливыми оскорблениями? Или разрезает твоих врагов остроумными анекдотами?
— Это – дуговая винтовка, выкованная на Марсе во времена зари Империума. Ее мощи хватит, чтобы справиться с чем угодно. Она, подозреваю, дороже того жалкого подобия корабля, доставившего тебя на Преддверие. Если ты вообще собираешься хоть когда-нибудь сделать себе имя, Виктрикс, тебе следует научиться...
— Здесь следы обрываются, — произнес Грекх, с бряцаньем стуча оружием по стене.
— Погоди, — выдохнул Дрейк. — Помоги взобраться на карниз, Грекх. У меня легкое головокружение.
— Ты умираешь, — рассмеялась Виктрикс. — Это какой-то балаган. Нам нужно повернуть назад. Ты не протянешь здесь еще один час.
— Я в порядке. Новая доза боевого стимулятора мне поможет.
Он ввел наркотик в бедро и продолжил восхождение.
— Подождите! — крикнул Грекх. — Амбулл повредил карниз. Должно быть, он проломил себе путь где-то вдоль него. Взгляните на...
Стена внезапно пришла в движение и издала низкий жалобный стон, когда ее плиты заскрежетали друг об друга.
— Стой! — воскликнул Дрейк, махая круту вернуться обратно. — Карниз не выдержит твоего веса! Виктрикс! Хватайся за мою руку. Грекх! Протяни свою винтовку, я...
Стена обвалилась вовнутрь с резким звуком разрываемого металла, а вместе с ней туда рухнула и троица, поднимающаяся по пирамиде.

5

Ambull.png

Мгновение Дрейк лежал неподвижно, постепенно осознавая, что каждую часть его тела сотрясала боль. Янус осторожно согнул пальцы и конечности, ожидая почувствовать перелом, но затем вздохнул с облегчением – по большей части, он остался невредим. Стояла кромешная тьма. Воздух был до странного теплый, даже влажный, словно на болоте. Дрейк ощущал давящую на него сырость и стекающие по лицу капельки пота, а также слышал доносящийся отовсюду вокруг звук, абсолютно несвойственный стерильной среде Чернокаменной: жужжание мух, которые во множестве собирались вокруг него и ползали по окровавленной шее.
Янус уже собирался что-то сказать, когда до его слуха донесся другой звук – низкое зловещее скандирование. Человеческие голоса хором тянули мрачную погребальную песнь. Звучало это, как кульминация некоего оккультного ритуала, и, несмотря на то, что Дрейк не понимал языка, невнятные шипящие куплеты заставили его содрогнуться.
Януса придавливал обломок стены, который, к облегчению мужчины, оказался достаточно легким. Дрейк отпихнул его в сторону и сел.
— Грекх? — прошептал он, уставившись во тьму и не имея возможности разглядеть в ней хоть какие-то очертания.
— Тут, — донесся до Януса голос крута всего в нескольких шагах от него. — Я цел.
— Потому что приземлился прямо на меня, — прошипела Виктрикс. — Боги, какой же ты смердящий тюфяк. Убери с меня свою искусанную блохами шкуру.
— Странный запах, — произнес крут, поднимаясь на ноги. — Словно гниет что-то огромное. И прислушайтесь к этим мухам. Никогда не видел мух на Чернокаменной прежде.
Грекх включил люмен на винтовке, и группу омыл бледный свет. Они оказались в огромном туннеле, который выглядел почти как сточная труба, полная луж испускающих пар отбросов и облаков мух.
— Тихо! — сказал Дрейк. — Слушайте.
Виктрикс подошла к нему поближе.
— Что там?
— Песнопение. Слышите? Звучит не как амбулл.
Виктрикс скривила лицо.
— Но как неприятности.
Грекх кивнул и уже собирался заговорить, когда туннель осветился лазерным огнем. Визжащие лучи пронзали испарения, отрывая от стен фрагменты и рассекая поверхность мерзких луж.
— В укрытие! — крикнул Дрейк. — За обломки! Ответный огонь!
Они обрушили на невидимого противника яростный шквал выстрелов, после чего перепрыгнули через секцию обрушившейся трубы.
— Бросайте оружие, воры, — изрыгнул кто-то слова влажным всхлипывающим голосом. — И преклоните колени перед Чумным Владыкой!
— Культисты! — прошептал Дрейк. — Черт бы их побрал. Это место кишит ими. Грекх. Ты видел, сколько их там?
Крут спокойно поднялся и выглянул за трубу.
— Нет! — потрясенно выговорил Дрейк. — Я не имел ввиду посмотреть!
Грекх нырнул обратно как раз перед тем, как противник обрушил в их сторону очередной залп лазвинтовочного огня, в этот раз более длительного и еще более яростного. Несколько секунд ржавая труба вибрировала и тряслась под этим натиском.
— Две дюжины, — сказал Грекх, когда стрельба прекратилась. — Возможно больше. Тяжело вооружены.
Виктрикс взглянула в другом направлении.
— Пути назад нет. Точно не через обломки стены, которую мы обрушили. Это ловушка.
— Грекх, — произнес Дрейк. — У тебя еще остались осколочные гранаты?
— Одна.
— Тогда вот что сделаем. Швырни ее в того крикуна. Когда он забрызгает собой стену, бросаемся в атаку. Грекх, берешь на себя левую сторону коридора. Я буду смотреть за…
Янус попытался сменить позицию, но споткнулся и со звоном ударился головой о трубу.
— Да ты вообще никакой, — сказала Виктрикс. — Как ты собираешься бросаться хоть куда-то? Даже стоять прямо не можешь.
— Проклятье, я в порядке. Просто споткнулся. Все дело в обычном перепаде температур. Тут чертовски жарко, я едва могу дышать. Еще и вонь стоит ужасная.
Виктрикс понизила голос.
— Ты их видел? Что они такое? Люди? Выглядят… Что не так с их лицами? Это какая-то болезнь? Или мы имеем дело с чем-то похуже?
Дрейк кивнул.
— Это не простая хворь. Они еретики. Хаосопоклонники.
— Бросьте оружие! — пробулькал голос откуда-то ниже по коридору. — Поднимите руки и, быть может, выживите.
— С каких пор служители Хаоса берут пленных? — прошептал про себя Янус.
— Что насчет твоего антиквариата? — спросила Виктрикс, постучав по оружию на его спине. — Марсианское оружие. Ты говорил, оно убьет любого. Почему не использовать его против них?
Дрейк повысил голос, стараясь звучать твердо и невозмутимо.
— Одну секунду, сэр. Мы обсуждаем условия сдачи.
Затем он прошептал Аве:
— Оно… Ну, оно не совсем надежно.
— Чудесно, — рассмеялась Виктрикс. — Столько бахвальства, а эта штука оказалась бесполезной.
Далеко не бесполезной. Некогда винтовка принадлежала архимагосу Данубису. Впрочем, вряд ли это имя тебе о чем-то говорит. Её перма-конденсаторы установили с такой тщательностью и мастерством, что выстрел из этой винтовки более чем в три раза мощнее, чем из обычного дугового оружия. Она может сварить мозги амбулла.
— Тогда воспользуйся этой чертовой штуковиной. Мы никогда не доберемся до амбулла, если культисты срубят нам головы. Чего ты мешкаешь?
— Потому что винтовка древняя. Конденсаторы перегреваются. Иногда всего после нескольких выстрелов. Если я открою огонь сейчас, по этим хамам, то нет никаких гарантий, что я смогу использовать ее потом против амбулла.
— Но мы ни за что не доберемся до проклятого амбулла!
— Она дело говорит, — сказал Грекх. — Ты ранен, двигаешься медленно, а одна граната вряд ли поразит их всех. Культисты в укрытии. Но если я брошу гранату и затем ринусь в атаку с Виктрикс, ты бы смог прикрыть нас отсюда. Стреляй из пистолета, пока не появится шанс свалить нескольких из них с помощью винтовки.
— Ну всё, — крикнул культист. — Выходите или умрете!
— Говори четче! — заорал в ответ Дрейк. — Не мямли, приятель!
Янус покачал головой.
— Только послушайте этого дикаря. Он коверкает имперский готик. На самом деле, я бы с радостью опробовал винтовку на нем. Ну ладно. Совершить один выстрел должно быть не опасно, но не более. Бросай гранату налево, Грекх. Похоже, они скучковались именно там. Как только метнешь ее, я перекачусь к той щели и выстрелю из дуговой винтовки, всего раз. Она должна сразить множество культистов и осветить это место. Потом мы идем в атаку. Все. Понятно?
— Да, — сказал Грекх.
— И бровью не поведу, покуда не увижу, что эта штука работает, — произнесла Виктрикс.
Дрейк кивнул.
— Приготовь гранату, Грекх. Давай!
В туннеле расцвела вспышка, поднявшая клубы пыли и трухи.
Вставший Янус, чей силуэт вырисовывался на фоне взрыва, резко вытащил винтовку из-за спины и спокойно выстрелил в толпу у дальнего конца туннеля. Оружие извергнуло сверкающий луч шипящей электроэнергии, который врезался в группу противников. Электричество хлестало и прокатывалось по еретикам, отшвыривая их назад в облаке искр и обугливая плоть.
— Будь я проклята! — засмеялась Виктрикс. — Это восхитительное зрелище!
Когда образовывающая дуги электроэнергия ослабла, Виктрикс с Грекхом перепрыгнули через трубу и начали стрельбу по отступающим фигурам.
— Грекх! — крикнул Дрейк. — Они идут к дверям!
— Мои! — проревела Виктрикс, паля по врагам.
Дрейк достал пистолет и открыл огонь, шагом спускаясь ниже трубы и периодически стреляя. Янус вошел в вихрящиеся облака пыли.
— Они бегут! — завопил Дрейк. — Заблокируйте выход!
Троица бросилась вслед за отступающими культистами.
Затем туннель сотрясся от еще одного взрыва, который подбросил Дрейка в воздух.
— Трон! — пробормотал он, распростершись в вонючей воде. Его упершийся в потолок взор застилал дым и красные угольки.
— Что это было?
Свет померк, увлекая его обратно во тьму.
— Ловушка, — сказал Грекх где-то в нескольких метрах от Януса. Судя по голосу, он был в равной степени изумлен и растерян. — Они начинили коридор взрывчаткой.
Дрейк попытался сесть, но его схватили чьи-то грубые руки, свалившие Януса обратно в вонючую жижу и забравшие оружие вольного торговца.
— Свяжите их, — пробормотал кто-то мрачным голосом. — Убедитесь, что забрали все оружие. Капитан Самос будет доволен. Свежая кровь для Чумного Владыки. Судя по всему, еще и голубая.
Всхрапывая и ворча, невидимые фигуры потащили Дрейка по туннелю. Янус услышал, как за спиной изрыгали проклятия и боролись с культистами Грекх с Виктрикс.
Низкое зловещее песнопение, которое Дрейк слышал ранее, стало еще громче, заглушая все кроме жужжания мух. Затем чей-то ботинок врезался в голову вольного торговца, и больше тот ничего не чувствовал.

6

Ambull.png

— Как вы смеете! — прорычал Дрейк, нетвердо поднимаясь с пола. — Я – отпрыск дома Дрейков! Ваш ложный бог не поможет вам, когда весть о моем похищении достигнет Терры.
Его омывал тусклый свет в круглом помещении, украшенном тем, что поначалу Янус принял за статуи, но затем вольный торговец осознал, чем те являлись на самом деле – кольцом из гниющих трупов, насаженных на заточенные балки и покрытых выцарапанными кровавыми рунами. В центре круга находилась огромная металлическая чаша, которую заполняла курящаяся жидкость, а сама емкость была подвешена к потолку цепями. В помещении собралось множество предателей. Их грязная изорванная униформа говорила о том, что некогда они служили в Гвардии, но сейчас культисты явно шли за новым лидером. Предатели сорвали свои имперские регалии, заменив их грубыми вымаранными знаками.
— Думаю, это их предводитель, капитан Самос, — произнес один из культистов, пиная Дрейка.
Он представлял собой уродливую мешанину гнойников и нарывов, а кожа его лица рябила очертаниями чего-то двигающегося под ней. Эти извивающиеся червеобразные припухлости шевелились, когда предатель говорил.
— У него была марсианская винтовка. И он много болтает.
Дрейк с трудом попытался встать, но обнаружил, что его надежно приковали к железной дужке, торчащей из пола.
— Моя дуговая винтовка! — крикнул он, окидывая помещение взглядом. — Будьте вы прокляты! Верните мне оружие!
— Всему свое время, отпрыск Дома Дрейков, — сказал другой человек.
Его униформа выглядела как гниющая бесформенная масса, но, даже несмотря на повреждения, она выдавала в культисте капитана.
— Мы сохранили её. Смотри, вон она, у стены. Позволь представиться, — произнес он. Его лицо рассекла неестественно широкая ухмылка, обнажившая ряды коричневых ржавых клыков в том месте, где должны были находиться зубы. — Я — капитан Самос, и я с радостью верну тебе оружие, когда удостоверюсь, что ты направишь его в правильную сторону.
— О чем ты говоришь?
— О простой верности, Дрейк.
— Верности? Я верен Императору Святой Терры, ты, нечестивец.
— Ну конечно же, пока что.
Капитан одарил Дрейка еще одной отвратительной улыбкой, после чего повернулся к первому говорившему.
— Сержант Волкус. Вы не заметили никаких следов присутствия амбулла прежде, чем встретили этих людей? Было бы досадно, если бы нас прервали.
— Нет. Он в пирамиде. Мы слышали, как амбулл тащил что-то к тому месту, где питается, но никаких признаков того, что создание двигалось в этом направлении. Всё виденное вам во снах претворилось в жизнь. Символы Дедушки Нургла сработали, как и тлетворные заклятия. Они скрывают нас. Амбулл не может напасть на наш след, его сбивает смрад.
— Ну естественно. Все именно так, как я и обещал. Создание никогда не найдет нас, но при этом станет идеальным стражем.
Виктрикс тяжело опустилась напротив Дрейка, на ее лице было огромное множество порезов и синяков.
— Что вы сделали с собой? Вас словно заживо сварили. А это… Это волдыри? Гнойники?
Капитан Самос усмехнулся.
— Разве ты не находишь нас впечатляющими? Это – доспех нашей веры. Благословения Нургла даруют нам стойкость и силу. Наша кровь изменяется и густеет. Создает корку. Потрогай ее. Не бойся.
— Отвали от меня, тошнотворное создание, — закричала она. — Ты похож на говорящий волдырь.
Веселье не отпускало капитана Самоса.
— Скоро ты перестанешь считать меня отталкивающим. Как и остальные. Еще немного, и вы познаете величие чумы. Поймете, что значит быть истинно благословленным.
Дрейк вновь натянул оковы.
— Наглая тварь. Убей нас и покончим с этим. Лучше так, чем еще хоть одну минуту слушать твою утомительную околесицу.
Капитан Самос улыбнулся ему подобно снисходительному родителю.
— Приведите одного из них, сержант.
— Оставьте меня! — завопила Виктрикс, когда стражи освободили ее от оков и потащили через помещение к металлической чаше, висящей в центре. — Руки прочь! Опустите, вы, грязные мутанты. Что вы делаете? Зачем вы тянете меня к этой… Что это?
— Котелок Дедушки, — улыбнулся капитан Самос. — Наберите кубок, сержант. Дайте ей попробовать.
Сержант Волкус с хлюпаньем опустил металлический кубок в наполненный мерзостью котелок, зачерпывая вязкую серую жидкость.
Виктрикс боролась и изрыгала проклятия, пока гвардейцы-предатели держали женщину. Они запрокинули ее голову назад и приготовились заставлять Аву пить.
— Уберите от меня свои руки! — кричала она. — Дрейк? Ты собираешься позволить им сделать это?
— Отпусти ее, предатель, — прорычал Янус. — Она под моей защитой. Только посмей как-нибудь навредить ей, и ты пожалеешь.
Капитан Самос засмеялся.
— Я не собирался вредить ей. Совсем нет. Я собираюсь укрепить ее, наполнить силой чумы. Обычно хватает нескольких глотков.
Он махнул в сторону сгорбленных и шаркающих фигур, которые окружали их.
— Всего несколько дней назад эти бойцы были обычными слабыми людьми. Затем они испили из котелка и превратились в дивных созданий.
— Дивных? — возопила Виктрикс, продолжая бороться в попытке освободиться. — Ты о чем вообще? Взгляни на них! Они словно чумные зомби. Ты лишил их разума. К черту тебя! Я не буду пить эту хрень! Ты не сделаешь из меня чудовище с пустыми глазами. Дрейк! Сделай что-нибудь!
Культисты, словно бы в ответ, начали скандировать еще громче, наполняя пространство комнаты стенающей и атональной погребальной песнью.
— Грекх! — прошептал Дрейк. — Ты можешь двигаться?
— Нет. Цепи металлические, на висячем замке. Они ржавые, но надежные.
Виктрикс начала бешено извиваться, когда к ее рту поднесли кубок.
— Подождите! Остановитесь!
— Вокк! Хоук! — приказал капитан Самос. — Возьмитесь за голову. Держите ее запрокинутой.
— Постойте! — тяжело дыша сказала Виктрикс. — Я гораздо полезнее для вас такой, какая я есть!
— Что? — усмехнулся Самос. — Подождите. Опустите кубок, сержант.
Он навис над Виктрикс. Из его рта с крючковатыми зубами вырывались мухи и зловоние.
— В смысле? О какой ты пользе?
— Расскажите мне, что вы тут делаете, и тогда я скажу, чем могу помочь.
— Виктрикс! — предостерег Дрейк. — Что ты творишь? Эти люди еретики. Даже не думай помогать им...
Сержант Волкус отошел от Виктрикс и несколько раз ударил Януса по лицу. Вольный торговец упал обратно на грязный пол, орошая его кровью.
Грекх попытался двинуться, но его, как и Дрейка, сковали слишком крепко. Крут не мог остановить культиста, который продолжал обрушивать кулак на голову Януса. Еретик колотил вольного торговца с садистской ухмылкой на лице.
— Сержант Волкус! — рявкнул капитан Самос. — Хватит! Вы убиваете его!
Продолжающий ухмыляться Волкус отошел, с его кулаков стекала кровь.
Стонущий Дрейк рухнул в грязь.
— Виктрикс… Не надо… Лучше умереть…
— И как ты собираешься нам помочь, Виктрикс? — спросил Самос, не обращая внимания на Януса.
Ава отвернулась от вольного торговца и наклонилась к капитану Самосу, понижая голос.
— Мой наниматель – глупец. Он слишком увлечен экспериментами, чтобы оберегать свои знания. Верно ли я думаю, что вы...
— Виктрикс! — промямлил Дрейк с булькающей во рту кровью. — Будь ты проклята! Остановись!
Волкус пинал Януса в живот до тех пор, пока вольный торговец не свернулся в позе эмбриона и не перестал двигаться.
Виктрикс продолжила беседу с Самосом, говоря живо и спешно.
— Вы пытались попасть на Преддверие, да? Вы те культисты, которые нападали на посадочные площадки и пытались направить корабли обратно на орбитальную платформу. Верно?
— Да. Ты права. Нам нужно усилить наши воззвания.
— Воззвания?
— Котел, хор. Этого недостаточно. Это недостойно нашего владыки. Нурглу требуется нечто более грандиозное! Нам нужно увеличить силу молитв. Мы должны распространить слово через эту камеру передачи и вокс-ретрансляторы дальнего действия на Преддверии. Вот зачем мы набираем новых последователей. Собрав достаточно крупную армию, мы захватим Преддверие и воспользуемся им для распространения слова по всему субсектору, а затем и по всем Западным Окраинам.
— Тогда я смогу вам помочь! — воскликнула Виктрикс. — Преддверие охраняется. У его стыковочных лонжеронов пришвартовано огромное количество кораблей, поэтому станция ощетинилась орудийными батареями. Даже если вам удастся вывести судно с Чернокаменной крепости, вас просто разнесут на куски прежде, чем вы приблизитесь к Преддверию.
— Но ты поможешь нам?
Виктрикс кивнула в сторону котла с жидкостью.
— Да, если вы будете держать эту дрянь подальше от меня.
Она ухмыльнулась.
— Мой наниматель – гений. Глупец, но гений. Он – генетор Адептус Механикус, и в течение нескольких дней после своей высадки на Преддверие смог раскрыть почти все секреты станции с помощью когитаторов, включая протоколы безопасности каждой из орудийных батарей. И я их все записала.
— Зачем?
— Потому что знание – сила. Эта информация, как я предположила, могла оказаться полезной в какой-то момент. Вольному торговцу никогда не помешает быть хорошо информированным.
— Но как я смогу тебе доверять?
— Возьмите меня на любой корабль, которым воспользуетесь для нападения на Преддверие. Если я лгу, то его разорвут на части сразу же, как мы покинем Чернокаменную крепость, и я умру вместе с вами.
Дрейк попытался заговорить, но его онемевшую челюсть ломило от боли. Вероятно, еретик сломал ее. Янус мог лишь издать очередной гневный стон. А затем у него родилась идея. Когда вольный торговец свернулся в позе эмбриона, его руки оказались скрыты, и все решили, что у Дрейка не осталось сил пошевелиться. Он медленно потянулся к поясу и кое-что отстегнул.
Капитан Самос наклонился поближе к Виктрикс. На его лице играла такая же ухмылка, как и у Авы.
— Сержант Волкус. Эта женщина не отопьет до тех пор, пока вы не выпытаете у нее те протоколы.
— Выпытаете? — закричала Виктрикс, отшатываясь от него и гремя цепями. — Вы вообще не думаете, капитан. Если будете меня пытать, я могу выдать вам любую ложь. Ну а что мне терять? Если же соберетесь напоить меня этой дрянью и превратить в тараторящего монстра, я точно так же могу соврать. Но живой и в своем уме мне будет, что терять. Тогда ведь я не захочу, чтобы ваш корабль разнесли, верно?
Капитан Самос покачал головой.
— Умеешь ты убалтывать, Виктрикс. Как и все вольные торговцы. Ну хорошо. Возможно, ты купила себе отсрочку.
Он взглянул на сержанта Волкуса и рассмеялся.
— Хотя не вижу ни единой причины держать тебя живой после захвата Преддверия.
— Я покажу вам, насколько неоценима моя помощь! За многие годы мне удалось многое узнать, порой из самых удивительных источников.
Тлеющая внутри Дрейка ярость превратилась в настоящее пекло. Пошатываясь, он поднялся на ноги и бросился через помещение, волоча за собой цепи с открытым замком.
— Волкус! — закричал капитан Самос. — Он освободился!
Дрейк врезался в Виктрикс и сцепился с ней.
— Отвали от меня, идиот! — закричала она, оттолкнув Януса ударом ноги.
Спотыкаясь, Дрейк отступил и свалился у груды ржавых цепей.
Волкус и часть остальных гвардейцев столпились вокруг Януса, направив на того оружие.
Уставившаяся на вольного торговца Виктрикс рассмеялась, не веря своим глазам.
— Трон. Понятия не имею, чего ты собирался добиться. Ты не вооружен и при смерти.
— Как он освободился? — требовательно спросил капитан Самос.
— Даже в таком состоянии он тот еще увертливый чертяка, — сказал Виктрикс. — Вероятно, вам следует напоить его варевом из вашего котла.
Самос засмеялся.
— Ты уже начинаешь мне нравиться. Тебе и правда плевать на судьбу своих товарищей?
— Товарищей? Не смешите. Янус Дрейк мой конкурент. Я пыталась избавиться от него сразу после прибытия на Преддверие. Этот заносчивый пижон как раз из тех титулованных паразитов, что с самой зари Империума держали в стороне людей вроде меня.
Самос пожал плечами и кивнул.
— Сержант! Поднимите Дрейка на ноги. Скоро мы вернем его щекам румянец. Подведите его к котлу.
Виктрикс нахмурилась.
— Погодите. Что это?
— Ах, Виктрикс, я надеюсь ты не собираешься сейчас разочаровывать меня каким-то никчемным трюком ради спасения своего друга?
— Я же сказала, мне наплевать, что случится с Дрейком. Слушайте. Что за звук?
Все замерли и прислушались, когда помещение сотряс низкий рокот.
— Там что-то есть, — пробормотал сержант Волкус. — Она права. Похоже на толчки землетрясения.
Поющие культисты замолчали после того, как далекий рокот стал громче, зазвучав так, словно что-то разрывалось и сминалось. Будто нечто кромсало металл.
Капитан Самос попятился, мотая головой.
— Нет! — свирепо сказал он. — Этого не может быть.
— Чего, капитан? — потребовал объяснений Волкус, сжимая оружие и вглядываясь во мрак.
В голосе Самоса сквозило беспокойство.
— Звучит так, словно в нашу сторону движется амбулл.
— Как такое возможно? — закричал Волкус. — Создание не может видеть сквозь заклятия и символы.
Целая секция стены взорвалась, а в культистов полетели обломки с мухами, когда гигантское существо смогло продраться в помещение. То было сгорбленное, примерно напоминающее гуманоида создание с длинными мощными руками и ужасными когтями. Все его тело покрывал толстый угловатый панцирь, а голова терялась на фоне массивных зазубренных жвал, коими амбулл только что пробил стены. Когда ошеломленные отпрянули назад, неловко возясь с оружием, чудовище издало оглушительный вопль, разбрызгивая по комнате слюну и распыляя каменную крошку. Прежде, чем еретики успели открыть огонь, создание врезалось в их ряды и начало разрывать людей на части. Воздух наполнился кровью и воплями.
— Амбулл! — закричал Волкус. — Как он нашел нас?
— Назад по туннелю! — воскликнул капитан Самос, выбегая из камеры и таща за собой Виктрикс. — Продолжайте вести огонь!
— Стой! — возопила еще не избавившаяся от цепей Виктрикс, которая, спотыкаясь, следовала за ним. — Дай мне пушку, черт бы тебя побрал!
— Сюда! Быстро! — крикнул Самос, стреляя по амбуллу и направляя своих людей вниз по туннелю.
Те, кто еще мог открыть огонь, палили по созданию, но их выстрелы отскакивали от панциря амбулла не причиняя никакого вреда, пока существо пожирало орущих товарищей еретиков, которые не переставали вопить даже тогда, когда их чудовище рвало их на куски.
— Сюда! — вновь крикнул Самос. Люди шли за ним во тьму, а шатающийся амбулл двигался следом, вырывая из стены здоровенные глыбы.
Отдаляющиеся звуки резни вконец исчезли. Теперь в помещении слышалось лишь жужжание мух да неспешное и вялое бульканье котла.
Затем один из обломков сдвинулся, когда Грекх попытался сесть. Крут поднимался из грязи словно призрак.
— Капитан Дрейк? — сказал он, очищая клюв от камешков. — Вы там? Слышите меня?
Янус застонал. Дрейк лежал всего в нескольких шагах от Грекха, покрытый кровью и пылью, но он все еще дышал, чему очень радовался. Его лицо сковывало онемение в тех местах, куда бил культист, а повязка на шее исчезла, вновь открыв рану. Когда он сел, то подумал, что сейчас его вырвет, настолько сильна была боль. Дрейк попытался осмотреться вокруг, но распухший глаз позволял увидеть лишь тонкую полоску сумрака, а аугметические линзы искусственного оказались треснуты.
— Винтовка, — удалось сказать Янусу разбитыми и рассеченными губами.
Грекх подобрался поближе, сбрасывая с себя еще больше обломков.
— Что?
— Я не вижу. Ты видишь… Ты видишь дуговую винтовку?
— Да. Погодите.
Дрейк слышал, как создание отодвигало тела и камни.
— Ага, она у меня.
Янус что-то радостно промямлил и откинулся к расколотой стене.
— Думаю, одна рука у меня свободна, — произнес Грекх, борясь со своими цепями. — Как вам удалось?..
— Придвинься поближе. Я взломал замок. Мои навыки… Проклятье. Похоже, я что-то сломал. Много чего. Давай сюда, Грекх.
У Дрейка все еще имелась отмычка, которую он взял с пояса, и, когда крут добрался до Януса, тот освободил создание от цепей. У вольного торговца получилось держать руку твердо достаточно долго, чтобы взломать замок.
— Благодарю, — сказал Грекх. — Теперь позвольте помочь вам. Можете стоять?
— Черт подери, — простонал Дрейк, поднявшись на ноги. — Такое чувство, словно у меня сломано абсолютно всё.
— Я могу понести вас, — произнес Грекх, взваливая на себя вольного торговца. — Опирайтесь на меня.
Янус смог встать в полный рост, без сил повиснув на круте. Он уже собирался заговорить, когда камера сильно затряслась. Еще больше обломков с грохотом упало вниз с потолка и стен.
Очевидно, амбулл нарушил устойчивость всего строения. Звук был такой, будто пирамида могла обрушиться в любой момент.
— Вот и все, — сказал Дрейк после того, как все утихло. — Ты и вправду бесценное создание, Грекх. Но нам следует идти. Все этом место вот-вот рухнет. Покуралесил амбулл, конечно, знатно.
— Она спасла нас, — тихо произнес Грекх.
— Она?
— Чернокаменная крепость. Как говорили культисты, амбулл не мог найти их все это время. Их порожденные варпом владыки даровали им защиту. А затем, когда мы были в шаге от гибели, Чернокаменная позволила амбуллу обнаружить нас. Это чудо. Как еще вы объясните произошедшее? И тот факт, что мы остались нетронуты?
Дрейк рассмеялся, а затем закашлялся кровью.
— Нетронуты?
— Амбуллом, я имею ввиду. Он бросился прямо за культистами.
Дрейк старался не смеяться, понимая, как это будет больно.
— Амбулл бросился не за культистами.
— О чем вы?
— Он кинулся за плазменным силком, который я засунул в карман Виктрикс, бросившись на неё. Они так и не поймут, за чем гонится амбулл, пока тот не порвет их на куски.
— Что? — Грекх издал один из тех своих клекочущих звуков, обозначающих смех. — Ох. Ну конечно.
Камера вновь сотряслась, и от стены отвалился огромный фрагмент, который упал недалеко от них. Дрейка и Грекха окутало облако мух и пыли.
— Нужно идти, — сказал крут. — Смотрите, амбулл открыл нам выход из пирамиды. Можно пойти обратно этим путем и попробовать найти маглев. Мы можем попытаться вернуться к остальным.
Дрейк кивнул, после чего вздрогнул от боли, вызванной движением головы.
— Да, пошли. Уверен, что сможешь нести меня?
— Мы, круты, сильнее, чем может показаться с виду, капитан Дрейк.
Янус улыбнулся.
— Я начинаю это понимать.
Они сделали несколько шагов по направлению к дыре в стене, но затем Дрейк остановился.
— Постой.
— В чем дело?
Он сощурился, чтобы получше рассмотреть Грекха сквозь кровь на лице.
— Ты сказал, дуговая винтовка у тебя?
— Да. Вот.
Янус взглянул на другой выход, тот, через который убежали культисты и Виктрикс.
— Я просто думал. Мы бы могли повернуть назад или…
— Или что?
— К тому времени, как амбулл сожрет всех тех культистов, мне кажется, он будет готов отдохнуть. Подумай об этом. Я бы…
Вольного торговца прервал яростный приступ болезненного кашля. Помещение начало плыть вокруг него так, словно Янус напился. Дрейк подумал, что сейчас упадет.
Восстановив равновесие, он схватил дуговую винтовку и попытался ухмыльнуться.
— Мне бы потребовался всего один точный выстрел, Грекх. Всего один.