Открыть главное меню
Пожиратели Миров (Age of Darkness) (статья)
AoD-WE1.jpg
Переводчик Luminor
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook (книга правил)
Предыдущая книга Железные Руки
Следующая книга Ультрадесант
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

XII Легионес Астартес

ПОЖИРАТЕЛИ МИРОВ


Легионеры Двенадцатого были чудовищами задолго до восстания Гора. Среди всех легионов Космического Десанта ни один не был столь же диким и страшным. То были истинные псы войны, несущие смерть, словно звери, настоящие мясники и безумцы. Одного лишь перешёптывания об их пришествии хватало, чтобы подавить мятежи и обратить в бегство целые армии. Историям об их свирепости и массовых убийствах несть числа, а свою репутацию они оправдывали сполна.

В ранние дни своего существования XII легион представлял собой безжалостную, но дисциплинированную боевую силу, хорошо знакомую с самыми разными тактиками и вооружением, а также способную приспособиться к встрече с любым противником. Тем не менее, под слоем крови эти Псы Войны сохраняли воинское благородство. После обнаружения своего примарха и позднее, в годы эпохи Тьмы, Пожиратели Миров лишились того немногого, что оставалось от их сдержанности и человечности, превратившись в самое низменное орудие войны, лишённое деликатности и мудрости. Их появление означало лишь зверское истребление цепными топорами и болтерами, и целые миры один за другим тонули в крови своих обитателей.


Прародитель: Ангрон Завоеватель.

Прозвище (в прошлом): Псы Войны.

Примечательные владения: Бодт (сборный мир), Сарум (временная крепость-станция), права набора рекрутов в нескольких диких мирах сегментумов Соляр и Ультима.

Замеченные стратегические предпочтения: ударный штурм, уничтожение планет и операции по истреблению, действия на ближней дистанции (зачистки космических скитальцев, абордаж, прорыв фронта и «безнадёжные» атаки).

Верность: Трэйторис Пердита.


Псы Войны

Первоначальная рекрутская база XII легиона не ограничивалась какими-либо особыми племенами или городами-государствами, как это было в случае ряда других легионов, а его генотип был стабильным и ничем не примечательным. Первое зарегистрированное сражение XII легиона состоялось в ходе Освобождения Са’африка, где он действовал в качестве авангарда ударных войск, проводя направленные на уничтожение противника прямые атаки, как в открытом бою, так и с укреплённых позиций. После первых боёв и демонстрации своей мощи зарождающийся легион по большей части оставался в резерве Императора во время последних войн за Объединение и покорение Солнечной системы. Считается, что обстоятельства сложились именно так по той причине, что Император держал легион под рукой на случай восстания среди Своих армий – а также не желая, чтобы столь великолепная ударная сила пострадала в случае внезапного поворота судьбы.

Всё это время Двенадцатый находился в состоянии полной боеготовности, безустанно тренировался и неуклонно рос в численности, постоянно натягивая поводок в стремлении броситься в бой. Отправляясь на войну уже в годы Великого крестового похода, легион действовал с практически радостной свирепостью, разрывая любого врага, с которым приходилось сражаться, без пощады и колебаний, невзирая на свои собственные потери и возможный риск. Упорство, доблесть и боевая эффективность Двенадцатого были таковы, что Сам Император нарёк их Своими Псами Войны, и если кто-то из посторонних мог счесть это прозвище пренебрежительным, то сам легион носил его с гордостью.


AoD-WE2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Легионная геральдика – вариант знака различия для линейного офицера, наплечник Mk IV.

2)    Легионная геральдика – наплечник Mk IV.

3)    Легионный штандарт – отбит у неприятеля, Джубалская расправа.

4)    Легионер Балкот. Оперативная группа Игетддона, перехват у Сигнуса. Силовая броня Mk IV «Максимус» с символическими модификациями.

5)    Легионный штандарт, покорение Бэдлэндинга.


Культура насилия

Культура Пожирателей Миров была жестокой и кровожадной, что нашло своё отражение в изменившейся структуре легионных обрядов и церемоний. Боевые традиции Старой Терры и Псов Войны, что превыше всего гордились своими яростью и отвагой, сменились Ангроновым кровожадным кодексом резни и жестокого соперничества. На борту каждого из кораблей Двенадцатого содержались гладиаторские ямы, где воины сражались, чтобы доказать свою силу и превосходство – временами до смерти одного из бойцов.

Ближний бой всегда был излюбленной формой ведения войны в XII легионе, даже до того, как Император нарёк его Псами Войны. Это не означало, что легиону не хватало способностей и компетентности в дистанционных боевых действиях, бронетанковой войне или артиллерийской поддержке – более того, даже такой мастер механизированной войны, как сам примарх Феррус Манус, восхвалял бронетанковую атаку Псов Войны на Альдебаране-Септус как «совершенный образец ярости, обретшей форму и закованной в железо», однако для XII легиона такие вещи представляли собой тактическую возможность достижения цели. И целью этой была успешная доставка главной смертоносной силы легиона – его космических десантников.

Двенадцатый демонстрировал значительную склонность к прямому нападению и операциям в тесных и смертоносных полях сражений, обозначаемых в стратегических доктринах как «Зона Морталис». Эта особенность сохранится и при смене командования Ангроном, традиционные структуры легиона в значительной степени останутся неизменёнными, но зачастую будут модернизироваться, а его «эшелоны» (как обычно именовались структуры уровня ордена) по своему составу сместятся в сторону линейных пехотных формирований. По своему вооружению и тактике большая их часть представляла собой гибрид между тактическими и контактно-штурмовыми подразделениями, вроде терминаторов, а также специализированными подразделениями наподобие эскадрилий «Лэндспидеров».

Эта организация прекрасно подходила для исключительно агрессивной стратегической диспозиции и воинственной тактики, которая продемонстрировала свою исключительную эффективность, невзирая на высокий уровень потерь. Практикуемый Пожирателями Миров внезапный сокрушительный удар должен был удержать врага на месте, связав его боем с авангардными силами, в то время как вторая волна бронетехники и тяжеловооружённых отрядов следовала за ним, врезаясь в обнаруженные авангардом области наиболее мощного сопротивления. Благодаря этой тактике натиск XII легиона преодолевал любое сопротивление за счёт чистейшей ярости, легионеры снова и снова бросались на врага, пока тот не оказывался сломлен, после чего бегущего в ужасе неприятеля рубили на части.


Гвозди Мясника

Чтобы справиться с суровыми тренировками и бесконечными кампаниями, в рядах Пожирателей Миров получила развитие мрачная практика – использование психохирургических имплантатов, известных как «Гвозди Мясника». Эти устройства повышали агрессию и болевой порог далеко за пределы генетически модифицированной плоти Астартес, но взамен лишали своих обладателей радости и покоя, за исключением тех, что можно обрести в бою.

Сам Ангрон получил свои Гвозди от господ-рабовладельцев, и этот черепной имплантат послужил образцом для его легиона. Однако устройство, имплантированное в голову Ангрона, было пережитком давным-давно утраченной технологии, малопонятной даже его создателям, так что их изъятие из Ангрона оказалось бы фатальным для примарха. Гвозди Мясника медленно убивали Ангрона, психическое состояние и самоконтроль повелителя XII легиона ухудшались, заставляя его жертвовать жизнями своих сынов ещё более бессердечным образом. В связи с этим ранние совместные попытки апотекариев и технодесантников легиона воспроизвести Гвозди оказались далеки от успеха и привели к высокому уровню смертности и непоправимому, смертельному бешенству подопытных новобранцев.

Однако с течением времени удалось воспроизвести и равномерно доработать стабильный образец Гвоздей, так что целые свежесформированные роты новобранцев подвергались имплантации, равно как и действующие Пожиратели Миров, добровольно согласившиеся на опасную операцию. Большинство из них вернулись обратно в линейные подразделения легиона, в то время как те бойцы, которых сочли слишком уж нестабильными для таких задач, присоединялись к растущему числу практически берсеркерских штурмовых отрядов, известных как отделения Неистовых. Что же касается тех, кто зашёл настолько далеко, что между сражениями их приходилось обездвиживать, то они стали известны под именем Кэдере, или Красные Мясники – зловещее предвестие грядущей судьбы легиона.

Ангрон с лёгкостью откликнулся на замыслы магистра войны и считался одним из его самых ранних (а также, во всяком случае, поначалу – самых верных) союзников. Ведомый жаждой кровопролития, он приговорил часть своего собственного легиона к ужасной участи на Исстване III, и после того, как он, наконец, закончил свою кровавую работу, легион Пожирателей Миров целиком и полностью вверил себя делу магистра войны.


AoD-WE3.jpg

ПРИМАРХ

АНГРОН


В большинстве рассказов о ранней жизни Ангрона утверждается, что его обнаружили в юном возрасте на неизвестном мире. Те, кто его нашёл, служили порочной и декадентской правящей элите, для которой человеческий кровавый спорт являлся величайшим искусством и главным развлечением. Именно с этими кровавыми играми юного примарха и связали работорговцы вместе с наставниками гладиаторов. Со временем он стал убийцей, подобного которому местные жители никогда не видели прежде, и его нарекли Ангроном – Владыкой Красных Песков.

Ангрон возглавил восстание против своих хозяев, кульминацией которого стало появление Императора над его родным миром. Повелитель Человечества с гордостью наблюдал, как Ангрон командует своим масштабным мятежом, однако внезапно решил вмешаться. Предложив примарху место рядом с собой, Он получил отказ: Ангрон поклялся жить и умереть рядом со своими собратьями и не желал терпеть над собой власти нового тирана. Император, впрочем, не принял отказа и насильно телепортировал разъярённого примарха подальше от сражения. Ангрон так никогда и не простит своего отца, ибо без его руководства восстание рабов провалилось, а все его братья и сёстры были безжалостно вырезаны.

Воссоединившись со своими легионерами, Ангрон поначалу увидел в них врагов и перебил многих, пока не осознал их природу и преданность ему. Когда же примарх, наконец, принял их, он пообещал своим генетическим сыновьям крестовый поход, насыщенный жаждой крови, в котором они вместе пожрут миры. Для легионеров Двенадцатого изуродованная, окровавленная, смрадная и полная гнева фигура, что теперь ходила среди них как их повелитель, быстро стала чем-то вроде дикарского мессии – лучшего среди всех известных воинов, образца жестокого идеала чести и битвы, который пел их душам. Ангрон стал для них первостепенным господином, вытеснив былую верность Императору. Он был их судьёй, их генералом и завоевателем, под знаменем которого они бы последовали в глубочайшие бездны преисподней.